Костюм русского народа рисунок: Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно

Содержание

Национальный костюм русского народа рисунок карандашом. Рисование в подготовительной группе на тему «Кукла в национальном костюме»: специфика проведения занятия

Анастасия Алексеевна Гузеева

Тема : «История русского народного костюма »

«Оденем Ваню в русский костюм »

Педагогическая цель.

Показать детям неразрывную связь между различными видами искусства : народным промыслом, музыкой; познакомить детей с историей родного Ставропольского края.

Программное содержание.

Образовательные задачи :

Знакомить детей с историей и особенностями русского народного костюма .

Расширять знания о русской народной культуре .

Развивающие задачи :

Развивать эстетический вкус; формировать нравственные качества.

Показать видоизменеия русского костюма .

Закреплять технические умения и навыки рисования разнообразными художественными материалами на листе бумаги.

Воспитательные задачи :

Воспитывать интерес к народной культуре.

Направление : изобразительная деятельность

(рисование ) .

Виды деятельности : изобразительная, коммуникативная, двигательная.

Средства реализации. Наглядные : демонстрационные материалы : куклы в русских национальных костюмах , иллюстрации народных костюмов , образец педагогического рисунка; вербальные : стихи; художественные : эскизы кукол в народных костюмах ; мультимедийные : презентация «Казаки-некрасовцы» , «Русский народный костюм » ; аудиозапись : песни казаков-некрасовцев.

Оборудование : для воспитателя : указка, ноутбук, лист бумаги А3 с , черный маркер, акварель, тонкие кисти, банка с водой, салфетка; для детей : листы бумаги в формате А4 с нарисованным силуэтом человека , простые карандаши, акварельные краски, тонкие кисти, салфетки, банки с водой.

Предварительная работа. Рассматривание иллюстраций к сказкам, на которых изображены герои в русских народных костюмах . Беседа об истории русского народного костюма .

Организационная структура занятия

I.Ведение в тему .

Воспитатель предлагает детям вспомнить, как одевались люди древней Руси, затем напоминает, что мальчики ходили в рубахе с поясов, онучах, лаптях, поярковой шапке с отворотом.

Давайте посмотрим, как одевались люди в нашем Ставропольском крае. Какими они были? Как украшались? Давайте узнаем об этом.

II. Познавательная деятельность.

1. Познавательно-информационная беседа. Казаки-некрасовцы.

Воспитатель показывает слайды и кукол в костюмах казаков-некрасовцев , на фоне звучит аудиозапись песен казаков-некрасовцев.

2. Словесно-иллюстрированный рассказ. Народный костюм некрасовских казаков.

- Костюмы у некрасовцев совсем не казацкие - яркие шелковые ткани, балахоны - это больше напоминает праздничные одежды турков…

Костюмы их совершенно не похожи на обычную одежду казаков. Некрасовский костюм очень яркий , можно даже сказать эпатажный. Поверх рубахи на турецкий манер некрасовцы всегда одевали желто-синий балахон, который спереди по всей длине застегивался на пуговицы. Балахон шился из ярких турецких тканей. Вообще вся расцветка костюма была связана с круговоротом жизни на

земле : желтый цвет символизировал зерно, синий – воду, красный – солнце, а зеленый – зелень, пробуждающуюся жизнь.

Нижний край одежды и все швы обязательно украшались вышивкой, узор которой по языческим преданиям являлся оберегом. Технически она была очень сложная и требовала кропотливой работы. По поверью, «нечистая сила» не могла ни войти, ни выйти через отверстия, защищенные рукотворным декором. Обычно выполнялся узор тонкой черно-желтой нитью.

Одежду некрасовцы передавали из поколение в поколение – из рубахи отца шили рубаху сыну, из рубахи матери – дочери. Весьма интересны у некрасовцев были головные уборы женщин. По ним можно было узнать, сколько лет женщине, замужем ли она. Девушки носили тканевые повязки, украшенные различными оберегами : монетками, маленькими ракушками, бисером. Поверх повязки - яркий платок красно-желтой расцветки. Кстати, все швы, соединяющие детали одежды, сшивались при помощи игольного кружева, которое плелось разноцветными нитками. Сейчас, к огромному сожалению, техника традиционной некрасовской вышивки полностью утеряна.

III. Творческая практическая деятельность.

1. Демонстрация приемов работы.

Воспитатель показывает детям приемы рисования мужского костюма по мотивам костюмов казаков-некрасовцев .

Обратить внимание на работу с красками : сначала заполняется фон, затем раскрашивается рисунок.

Прежде чем вы приступите рисовать , необходимо сделать пальчиковую гимнастику.

Пальчиковая гимнастика «Одежда»

Раз, два, три, четыре, пять – (последовательно соединяют

Будем вещи мы стирать : пальцы одной руки с пальцами другой)

Платье, брюки и носочки,

Юбку, кофточку, платочки.

Шарф и шапку не забудем -

Их стирать мы тоже будем. (кулаки имитируют стирку)

2. Работа над творческим заданием.

Задание : выполнить рисунок на тему «Оденем Ваню в русский костюм » по мотивам костюмов казаков-некрасовцев .

IV. Рефлексия.

1. Выставка работ. Дети расставляют рисунки, любуются ими, обсуждают их.

2. Подведение итогов.

Ой, мастера вы мои молодые, помощники мои золотые, притомились, устали, зато какую работу проделали.

Костюмы получились аккуратные, красивые, разнообразные. Посмотрите, здесь и волнистые линии, и зигзаги, и точки, и кружочки. Понравилось вам быть мастерами народного костюма ? (ответы детей)

Воспитатель благодарит детей за работу.

Публикации по теме:

Цель занятия: познакомить воспитанников с особенностями русского народного костюма. Задачи: Образовательные Познакомить с элементами русского.

Конспект занятия «Путешествие в сказочный мир старинного русского народного костюма» Цель занятия: познакомить воспитанников с особенностями русского народного костюма. Задачи: Образовательные Познакомить с элементами.

Перед вами - черно-белые раскраски, но по мотивам русского народного костюма! Можно их просто раскрасить, а можно, придерживаясь определенных.

В рамках программы мы проходили модуль «Народная культура и традиции». В ходе педагогического наблюдения было выявлено, что многие ребята.

Инструкция

Схематично постройте фигуру человека. Проведите вертикальную линию и разбейте ее на восемь отрезков. В верхнем делении нарисуйте голову, три следующих отрезка займет туловище, а оставшиеся четыре составляют ноги. Длина рук доходит до середины бедра. Для одетой фигуры необходимо лишь определить пропорции, не вырисовывая покрытые одеждой части тела.

Нарисуйте сарафан: от плеч идут две короткие лямки к прямому или фигурному вырезу лифа. Под грудью сарафан собран в складки, а к низу он сильно расширяется. Нарисуйте волнистую линию низа, изображая широкие мягкие складки ткани. От линии груди проведите лучеобразно расходящиеся линии складок. По центру и подолу пустите широкую узорную кайму.

Теперь нужно нарисовать плечи и пышные рукава рубахи - они могут быть расширены сверху или, наоборот, внизу. Низ рукавов собран на манжету и образует объемный напуск. Другой вариант – широкие трапециевидные рукава, украшенные по низу широкой вышитой каймой. Верхняя часть рубахи, не закрытая сарафаном, тоже украшена солнцевидной вышивкой вокруг шеи.

Завершите рисунок изображением круглой прически «под горшок» и головного убора –

Развитие специфических черт народного костюма происходит под влиянием главным образом климатических, социально-исторических факторов и национального менталитета. Также значительную роль в формировании того или иного стилистического образа народного костюма играет соседство и взаимоотношения с другими этносами и их культурно-бытовыми особенностями жизни.

В любом случае, национальная одежда представляет собой синтез народного искусства. Нарисовать поэтапно будет неплохим способом запомнить его основные особенности. Ведь одежда является лицом этноса, зеркалом, отражающим его быт и верования.

В современном обществе, с возрастанием интереса к своей культуре, люди стремятся узнать, что представляют собой русские народные костюмы, как нарисовать их. Чтобы сполна удовлетворить свой интерес, необходимо овладеть некоторой теорией происхождения одежды. Для примера можно рассмотреть женский или нарисовать его поэтапно акварелью, тем самым закрепив представленный образ на бумаге.

История возникновения русской народной одежды

История насчитывает многие столетия. Статистические практически неизменные условия крестьянского быта, климатическая и природная среды жизни, религиозная среда и народные верования сформировали стиль одежды, максимально приспособленный к тяжелой трудовой деятельности.

Многие художники задаются вопросом о том, как нарисовать русский народный костюм. Для этого следует знать специфические его особенности. Во-первых, такими особенностями является лёгкость, функциональность, простота одевания. Для каждого вида деятельности существует своя одежда - от поддёвки и казакина до длиннополого тулупа и армяка. Сама активность повседневной деятельности ставила свои рамки кройки и шитья одежды - в портки вставлялся широкий клин, а в подмышки рубахи ромбообразные ластовицы. Одежда имела широкий запах и была без пуговиц - она завязывалась кушаком, и любой член семьи мог в любой момент надеть на рубаху зипун и подзипунник или овчинный полушубок.

Конструкция сарафана, рубахи, понёвы, армяка и зипуна практически не требовала использования ножниц, а излишки материала были крайне несущественны.

Так как нарисовать руководствуясь знаниями о его модельном ряде?

Женский и мужской русские национальные костюмы

Русский народный костюм различался по полу, возрасту и территориальной принадлежности.

Это надо знать, чтобы представлять, как выглядят русские народные костюмы, как нарисовать их.

Детская одежда повторяла покрой и декорирование взрослой, но шилась меньшего размера и из более дешёвой ткани. Летом дети носили длиннополые рубахи, подвязываемые поясами.

Чтобы нарисовать русский народный костюм мужской, полезно узнать, что мужская одежда отличалась однотипностью. В её комплекс входили рубаха, пояс, порты, верхний и нижний кафтан, лапти или сапоги и головной убор.

Выбор положения костюма, его особенностей покроя и цвета

Чтобы нарисовать русский народный костюм пошагово, необходимо помнить, что костюм у разных слоев населения отличался не только количеством деталей, но и разнообразием материалов, имея одинаковый покрой отдельных составляющих его частей.

Так, большое количество драпировок и складок создаёт дополнительный объём одежды, придавая ей иллюзию многослойности. Поэтому художнику следует избегать композиционной перегруженности силуэта, а если эта перегруженность всё-таки имеет место быть по покрою одежды, то необходимо минимизировать количество складок.

Ткани всегда окрашивались растительными красками - преобладание красного цвета объясняется наличием сорняка марены как красителя в каждой деревне, в то время как зелёные красители привозились исключительно из Китая. Это важно озвучить для того, чтобы показать, как нарисовать русский народный костюм.

Начертание линий манекена

Перед тем как русский народный костюм нарисовать поэтапно, необходимо определить ракурс передаваемого изображения и его технические и стилистические качества.

Для более раскрытого "панорамного" вида одежды рекомендуется изобразить его в повороте "три четверти", для построения которого костюм будет повернут по оси "y" троичной системы координат, то есть развёрнут по отношению к наблюдателю на 95 градусов. Такой ракурс позволяет одновременно показать объект и в анфас, и в профиль. Можно скопировать русский народный костюм (фото), нарисовать его довольно просто.

С такого ракурса, как представлено ниже, будут прекрасно видны рельефы и украшения таких женских головных уборов, как кичка или кокошник.

Физиологические особенности манекена

Итак, серединная линия тела манекена будет лежать на оси "у": по ней же стоит изображать обувь - у женщин она представлена туфлями на низком каблучке, сапожками или лаптями, у мужчин - сапогами или лаптями.

Произвольно рисуются три линии: плеч, грудной клетки и тазового пояса. Затем по поясам конечности строятся два овала - соответственно, мужской и Чтобы нарисовать русский народный костюм поэтапно, необходимо дополнить женский манекен ещё одной линий - на уровне срединной линии грудной клетки - она будет обозначать угол женской груди. Затем все пояса конечностей и линия плеч соединяются контуром тела, изогнутым в произвольной талии.

Задавшись вопросом о том, как нарисовать русский народный костюм пошагово, следует помнить, что из огромного разнообразия женской одежды можно выделить два: южнорусский и севернорусский.

Поэтому, для того чтобы русский народный костюм нарисовать поэтапно, сначала выбирается территориальная модель костюма: для южнорусского - вышитая рубаха, передник, пояс, клетчатая понева, укороченная наплечная рубаха, головной убор "сорока"; для севернорусского - рубаха, длинный сарафан, пояс, душегрейка, кокошник.

Способы практического декорирования русских народных костюмов

Для декорирования одежды с древних пор русскими применялись вышивка и узорное ткачество. К узорному ткачеству относится объемный узор с выпуклым (по большей части красным) орнаментом, расположенным полосами поперёк полотнища ткани.

При использовании техники узорного шитья очень тяжело передавать круглые очертания рисунка, поэтому мотивы орнамента геометритизированы и прямолинейны, а мотив круга в шитье передавался с помощью ромбов или квадратов, поставленных на угол. На комбинированной праздничной одежде выполнялся орнамент в виде прошив, вышивки, нашитых лент, мелкой аппликации, располагался по плечевым швам, швам подоплеки и тому подобного, отмечая таким образом конструктивные и функциональные элементы. Орнамент употреблялся только мелкий, геометрический, реже растительный. На нательной одежде орнамент выполнял прежде всего оберегающую функцию, построенную на народных суевериях, и покрывал ворот, обшлаги рукавов и подол рубахи.

Прорисовка декорированных частей одежды

На обоих манекенах в области плеч рисуется рубаха с длинными, спадающими вниз рукавами, обшлаги которых или сами рукава покрыты опоясывающим узором красных и белых полос. Аналогичный узор должен покрывать ворот рубахи - у женщин он круглый или мелко собранный, у мужчин косой.

На уровне женской грудной клетки рисуется лиф сарафана, лямки которого, отороченные жёлтым или красным орнаментом, рисуются к плечам. Лиф сарафана огибает округлую женскую грудь, спускается до самого низа двумя линиями. Подол сарафана может быть покрыт горизонтальным или вертикальным узорами.

Мужская рубаха продолжается до уровня талии, где перехватывается окружностью пояска, а дальше рисуется навыпуск. Её нижний край также покрыт орнаментом.

Ниже линии тазового пояса рисуются штанины портов, доходящие до уровней щиколоток.

Рубаха имеет белый цвет, сарафан чаще красный, реже - зелёный или голубой; орнамент - красный, зелёный или жёлтый, реже голубой. Порты мужские шились из серого или тёмно-коричневого сукна.

К женскому сарафану отлично подойдёт кокошник, нарисованный в форме полумесяца, декорированный произвольными гребешками и линиями, округлым или прямоугольным цветным узором. Узоры всегда должны быть мелкими и располагаться вдоль линии подола платья или рубахи.

Наложение лёгких теней

Чтобы полноценно русский народный костюм нарисовать карандашом, требуется наложить лёгкую штриховку теней. Она будет проходить по краю рубахи вдоль рукавов, единым пятном от линии груди до середины тазового пояса. Рекомендуется пустить по рукавам и вертикальным плоскостям несколько складок - там будет изгибаться рисунок и накладываться тень.

Рисунок-клетку стоит наносить на уже затонированную плоскость твёрдым карандашом. В близлежащих к зрителю плоскостях рисунок выделяется штрихами повышенной мягкости.

Живописная акварельная обработка

Цветовую насыщенность краски на кисти необходимо проверять на плоскости белой палитры перед каждым мазком. Сначала заливается необходимый цветовой отрезок, затем накладывается повторный тон для подчёркивания акцентов перспективы и цветовой насыщенности изображения.

В большинстве своём выполнялись из блестящих гладких тканей, приобретающих на солнце яркие блики. Поэтому рекомендуется заранее не трогать цветом поверхности, выделяющиеся на солнце, а тон для них изготавливать кистью из краски многократным её размыванием.

Описание как нарисовать татарский национальный костюм карандашом поэтапно

Как нарисовать русский сарафан Lessdraw - Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно. Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно. Лису карандашом поэтапно Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно, рисование карандашом. Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно. Задавшись вопросом о том, как нарисовать русский народный костюм пошагово, следует. Как нарисовать белорусский костюм мужской и женский карандашом поэтапно. Как нарисовать татарский народный костюм поэтапно карандашом ребенку Рисуем с детьми. Татарские национальные костюмы очень красивые. Как нарисовать девушку в татарском национальном костюме? Как нарисовать парня в татарском. Как нарисовать костюм поэтапно карандашом для начинающих за короткий промежуток. Как нарисовать одежду карандашом поэтапно. Русский народный костюм; как нарисовать элементы национальной. Татарский национальный костюм поэтапно карандашом Как. Учимся рисовать костюм из развлекухи Crysis 3 на бумаге простым карандашом поэтапно Учимся рисовать костюм поэтапно. Вдохновение волк животное как нарисовать карандаш. Пару дней назад мне писала Алена Белова с просьбой показать как рисовать народный костюм. Видео - урок, как нарисовать одежду карандашом поэтапно 8 вариантов разных эскизов одежды. Ответы на вопрос Как нарисовать русский народный костюм карандашом, поэтапно? в рубрике. Если вы не знаете, как нарисовать костюм и придать рисунку максимальное сходство. Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно - Уроки рисования - Полезное. Национальный русский костюм как нарисовать Русский национальный костюм (21 фото) Картины. Как нарисовать русско народный костюм поэтапно карандашом Шьем русский народный сарафан. Детям в первом классе задали нарисовать национальный русский костюм, что бы. Мы хотим представить вашему вниманию поэтапный урок рисования карандашом японки в кимоно. Если вы задались вопросом как нарисовать карнавальный костюм, то для вас мы предложим. Если рисовать Железного Человека поэтапно карандашом Как нарисовать мультяшных. Привет! Мы уже пробовали рисовать самые разные платья, а в этот раз попробуем нарисовать. Как и другие национальные костюмы, татарский комплекс национальной одежды прошел долгий. Разноцветные карандаши карандашом поэтапно Как. Национальные костюмы Как нарисовать поэтапно. Уроки рисования карандашом поэтапно в картинках. Как нарисовать женщину в русском народном костюме обои поэтапно карандашом. Как рисовать героев диснея карандашом поэтапно. Как нарисовать национальный костюм мордвы 22. Как нарисовать 2 классу народный костюм русского племя высумеете xVII идущей же черепашка Русский народный костюм нарисовать. Как нарисовать русский народный костюм; 3. Ногах раскрасьте темно - желтым карандашом, а костюм. Как нарисовать кокошник карандашом поэтапно? Как нарисовать. Как нарисовать цветы поэтапно для начинающих Как нарисовать подснежник карандашом.

В разделе

Разные бывают задания. Вот сидишь иной раз и думаешь Как нарисовать русский народный костюм? Причем — ребенку?

Пошаговые инструкции по ИЗО

Русский народный женский костюм с сарафаном. Пошаговая инструкция, как самому нарисовать русский народный костюм карандашом.

Русский народный девичий костюм — рубаха с поясом. Пошаговая инструкция, как самой поэтапно нарисовать женский русский народный костюм карандашом. Вначале рисуем вертикальную линию — это наша ось симметрии, затем намечаем три горизонтальные линии — линии плеч, бедер и талии. В зависимости от того, какой костюм мы рисуем: северорусский с обязательным сарафаном или южнорусский -с фартуком и поневой, линии талии располагается располагается по-разному. В северных вариантах — она завышена, в южных — находится на месте. Затем от линии талии намечается юбка, а от линии плеч — будущие рукава. Для простоты линию рукава можно рисовать параллельно линии юбки. На уровне бедер рукав заканчиваем. Таким образом у нас готов псевдо-макет, на базе которого мы и будем рисовать костюм.

1.Рисуем русский костюм на основе сарафана.

Девочка Аленушка в русском народном костюме. Разбивка по отдельным этапам, как самой нарисовать костюм.

Народный костюм русского народа рисунок поэтапно. Как нарисовать русский народный костюм поэтапно. Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно

Публикации раздела Традиции

Р усские женщины, даже простые крестьянки, были редкими модницами. В их объемных сундуках хранилось множество - не менее трех десятков - самых разных нарядов. Особенно наши прародительницы любили головные уборы - простые, на каждый день, и праздничные, вышитые бисером, украшенные самоцветами. А уж как они любили бусы!..

На формирование любого национального костюма (будь то английский, китайский или племени бора-бора), его покроя и орнамента всегда влияли такие факторы, как географическое положение, климат, основные занятия народа.

«Чем пристальнее изучаешь русский народный костюм как произведение искусства, тем больше находишь в нем ценностей, и он становится образной летописью жизни наших предков, которая языком цвета, формы, орнамента раскрывает нам многие сокровенные тайны и законы красоты народного искусства».

М.Н. Мерцалова. «Поэзия народного костюма»

В русских костюмах. Муром, 1906–1907 годы. Частное собрание (архив Казанковых)

Вот и в русском костюме, который начал складываться к XII веку, заложена подробная информация о нашем народе - труженике, пахаре, земледельце, веками живущем в условиях короткого лета и долгой лютой зимы. Что делать бесконечными зимними вечерами, когда за окном завывает вьюга, метет метель? Наши прародительницы-рукодельницы ткали, шили, вышивали. Творили. «Бывает красота движения и красота покоя. Русский народный костюм - это красота покоя» , - писал художник Иван Билибин.

Рубаха

Главный элемент русского костюма. Составная или цельнокроеная, из хлопка, льна, шелка, кисеи или простая холщовая, рубаха непременно доходила до щиколоток. Подол, рукава и ворот рубах, а иногда и нагрудная часть украшались вышивкой, тесьмой, узорами. Причем цвета и орнаменты различались в зависимости от области и губернии. Воронежские женщины предпочитали вышивку черного цвета, строгую и изысканную. В Тульской и Курской областях рубахи, как правило, плотно вышиты красными нитями. В северных и центральных губерниях преобладали красный, синий и черный, иногда золотой.

Рубахи надевали разные в зависимости от того, какую работу предстояло выполнить. Были рубахи «покосные», «пожнивные», была и «рыболовка». Интересно, что рабочая рубаха для жатвы всегда богато украшалась и приравнивалась к праздничной.

Русские женщины часто вышивали на рубахе заклинательные знаки или молитвенный оберег, поскольку верили, что, используя плоды земли для пропитания, отбирая жизнь у пшеницы, ржи или рыбы, они нарушают естественную гармонию, вступают с природой в конфликт. Перед тем как убить животное или скосить траву, женщина произносила: «Прости, Господи!»

Рубаха-«рыболовка». Конец XIX века. Архангельская губерния, Пинежский уезд, Никитинская волость, село Шардонемское.

Покосная рубаха. Вологодская губерния. II половина XIX века

Кстати, об этимологии слова «рубаха». Оно происходит вовсе не от глагола «рубить» (хотя колоть дрова в такой одежде, безусловно, удобно), а от древнерусского слова «рубь» - рубеж, край. Стало быть, рубаха - сшитое полотнище, с рубцами. Раньше говорили не «подшить», а «подрубить». Впрочем, это выражение встречается и сейчас.

Сарафан

Слово «сарафан» произошло от персидского «саран па» - «через голову». Впервые оно упоминается в Никоновской летописи от 1376 года. Как правило, трапециевидного силуэта, сарафан надевался поверх рубахи. Сначала это было чисто мужское одеяние, парадное облачение князей с длинными откидными рукавами, сшитое из дорогих тканей - шелка, бархата, парчи. От вельмож сарафан перешел к духовенству и лишь после закрепился в женском гардеробе.

Сарафаны были нескольких видов: глухие, распашные, прямые. Распашные сшивались из двух полотнищ, которые соединяли при помощи красивых пуговиц или застежек. Прямой (круглый) сарафан крепился на лямках. Популярен был и глухой косоклинный сарафан с продольными клиньями и скошенными вставками по бокам.

Сарафаны с душегреями

Воссозданные праздничные сарафаны

Самые распространенные цвета и оттенки для сарафанов - темно-синий, зеленый, красный, голубой, темно-вишневый. Праздничные и свадебные сарафаны шили в основном из парчи или шелка, а повседневные - из грубого сукна или ситца. Впрочем, заморское слово «сарафан» в русских деревнях звучало редко. Чаще - костыч, штофник, кумачник, синяк или косоклинник.

«Наряжались красавицы разных сословий почти одинаково - разница была лишь в цене мехов, тяжести злата и блеске каменьев. Простолюдинка «на выход» надевала длинную рубаху, поверх нее - расшитый сарафан и душегрейку, отделанную мехом или парчой. Боярыня - рубаху, верхнее платье, летник (расширяющаяся книзу одежда с драгоценными пуговицами), а сверху еще и шубку для пущей важности».

Вероника Батхан. «Русские красавицы»

Поверх сарафана надевалась короткая душегрея (что-то наподобие современной кофты), которая для крестьян была праздничной одеждой, а для знати повседневной. Душегрейка (кацавейка, телогрейка) шилась из дорогих, плотных тканей - бархата, парчи.

Портрет Екатерины II в русском платье. Картина Стефано Торелли

Портрет Екатерины II в шугае и кокошнике. Картина Вигилиуса Эриксена

Портрет великой княжны Александры Павловны в русском костюме». Неизвестный художник. 1790 годjavascript:void(0)

Императрица Екатерина Великая, слывшая законодательницей мод, вернула в обиход русский сарафан, одежду, порядком подзабытую отечественным высшим сословием после реформ Петра, который не только брил бороды боярам, но и запретил ходить в традиционной одежде, вменив подданным следовать европейскому стилю. Государыня считала необходимым воспитывать в российских подданных чувство национального достоинства и гордости, ощущение исторической самодостаточности. Едва сев на русский трон, Екатерина начала одеваться в русское платье, подавая пример придворным дамам. Однажды на приеме у императора Иосифа II Екатерина Алексеевна появилась в алом бархатном русском платье, унизанном крупным жемчугом, со звездою на груди и в бриллиантовой диадеме на голове. А вот еще одно документальное свидетельство: «Государыня была в русском наряде - светло-зеленом шелковом платье с коротким шлейфом и в корсаже из золотой парчи, с длинными рукавами», - писал англичанин, побывавший при русском дворе.

Понева

Попросту юбка. Обязательная часть гардероба замужней женщины. Понева состояла из трех полотнищ, могла быть глухой или распашной. Как правило, ее длина зависела от длины женской рубахи. Подол поневы украшался узорами и вышивкой. Чаще всего понева изготавливалась из полушерстяной ткани в клетку.

Надевалась на рубаху и оборачивалась вокруг бедер, а на талии ее держал шерстяной шнур (гашник). Спереди часто надевали еще передник. На Руси для девушек, которые достигли совершеннолетия, существовал обряд надевания поневы, который говорил о том, что девушка могла быть уже просватанной.

Пояс

Женские пояса из шерсти

Пояса со славянскими узорами

Станок для ткачества поясов

Неотъемлемая часть не только русского костюма, обычай носить пояс распространен среди многих народов мира. На Руси издавна было принято, чтобы нижняя женская рубашка всегда была подпоясана, существовал даже обряд опоясывания новорожденной девочки. Пояс - магический круг - защищал от нечисти, и поэтому даже в бане его не снимали. Ходить неподпоясанным считалось большим грехом. Отсюда значение слова «распоясаться» - обнаглеть, забыть о приличиях. К концу XIX века в некоторых южных областях стало допускаться ношение пояса просто под сарафан. Пояса были шерстяные, льняные и хлопковые, их вязали крючком или ткали. Иногда кушак мог достигать в длину трех метров, такие носили незамужние девицы; покромку с объемным геометрическим узором - замужние женщины. Желто-красным поясом из шерстяной ткани, украшенной тесьмой и лентами, оборачивались в праздники.

Передник

Женский городской костюм в народном стиле: кофта, передник. Россия, конец XIX века

Женский костюм Московской губернии. Реставрация, современная фотография

Не только предохранял одежду от загрязнения, но и служил дополнительным украшением праздничного наряда, придавал ему законченный и монументальный вид. Передник носили поверх рубахи, сарафана и поневы. Впрочем, на Руси в ходу больше было слово «запон» - от глагола «запинати» (закрывать, задерживать). Определяющая и самая обильно украшенная часть наряда - узорами, шелковыми лентами и отделочными вставками. Край оформлен кружевом и оборками. По вышивке на переднике можно было, как по книге, прочесть историю женской жизни: создание семьи, число и пол детей, почивших родственников и предпочтения владелицы. Каждый завиток, каждый стежок подчеркивал индивидуальность.

Головной убор

Головной убор зависел от возраста и семейного положения. Он предопределял всю композицию костюма. Девичьи головные уборы оставляли часть волос открытыми и были довольно простыми: ленты, повязки, обручи, ажурные венцы, сложенные жгутом платки.

После венчания и обряда «расплетения косы» девушка приобретала статус женщины и носила «кичку молодухи». С рождением первенца ее сменяла рогатая кичка или высокий лопатообразный головной убор, символ плодородия и способности деторождения. Замужние женщины должны были полностью покрывать свои волосы под головным убором. По древнерусскому обычаю поверх кички надевали платок (убрус).

Кокошник был парадным головным убором замужней женщины. Кичку и кокошник замужние женщины надевали, когда выходили из дома, а дома носили, как правило, повойник (чепец) и платок.

Возраст владельцев без труда определялся по цветовой гамме. Наиболее колоритно одевались молодые девушки до рождения ребенка. Скромной палитрой отличались костюмы пожилых и детей.

Женский костюм изобиловал узорами. Вышивки на сарафанах и рубахах перекликались с резным обрамлением деревенской избы. В орнамент вплетали изображение людей, животных, птиц, растения и геометрические фигуры. Преобладали солнечные знаки, круги, кресты, ромбические фигуры, олени, птицы.

Стиль «капуста»

Отличительная черта русского национального костюма - его многослойность. Повседневный костюм был максимально простым, он состоял из самых необходимых элементов. Для сравнения: праздничный женский костюм замужней женщины мог включать в себя около 20 предметов, а повседневный - всего семь. Трехчастный ансамбль девушки надевали на каждый выход в свет. Рубаху дополняли сарафаном и кокошником либо поневой и сорокой. По поверьям, многослойная просторная одежда предохраняла хозяйку от сглаза. Ношение менее трех слоев платьев считали неблагопристойным. Многослойность одеяний у знати подчеркивала их достаток.

Основными тканями, применявшимися для народной крестьянской одежды, были домотканые холст и шерсть, а с середины XIX века - фабричные шелк, атлас, парча с орнаментом, кумач, ситец, сатин. Трапециевидный или прямой монументальный силуэт, основные виды покроя, живописное декоративное и цветовое решение, кички, сороки - все это бытовало в крестьянской среде вплоть до середины - конца XIX века, когда традиционный костюм начинает вытеснять городская мода. Одежду все чаще приобретают в магазине, реже шьют на заказ.

Благодарим за предоставленные фотографии художников Татьяну, Маргариту и Таис Карелиных - лауреатов международных и городских конкурсов национального костюма и педагогов.

Пару дней назад мне писала Алена Белова с просьбой показать как рисовать народный костюм карандашом. Я сделал уже много уроков рисования разной одежды. Ссылки на них ты увидишь внизу, под этим уроком. А для этого я подобрал картинку с изображением женской праздничной одежды из Тверской губернии 19 века:

Слева изображен сарафан, рубаха и пояс. Справа девичья праздничная рубаха с поясом. Если тебе задали на уроке истории или изо эту тему, ты можешь воспользоваться этим уроком:

Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно

Шаг первый. Делаю набросок основных частей костюмов. Это ничем не отличается от наброска человека, только без головы и ног. Здесь так же важно соблюдать пропорции.

Шаг второй. Прорисовываем форму платьев. Народные костюмы (по крайней мере наши) не отличались открытостью, поэтому здесь почти все тело скрыто.

Шаг третий. Очень важный момент это складки. Без них рисунок будет похож на бумажное платье. Старайся показать все возможные изгибы и тени от них на платье.

Шаг четвертый. Еще одна отличительная черта народного костюма это изобилие узоров. Это непросто какие-то выдумки от Армани или Гучи. Каждый узор что-то обозначает. Рисовать их сложно, но, если ты этого не сделаешь, зрителю будет трудно определить: это платье какой-то барышни или народный костюм? А так, взглянув лишь на секунду, любой без ошибок определит.

Шаг пятый. Если добавить штриховки, рисунок станет более реалистичным.

Я уже писал выше, что тут у меня очень много уроков рисования. Ты можешь брать любую тему, в которой есть одежда и срисовывать. Но я выбрал лучшие тематические уроки из этого и даю их тебе.

Предварительный просмотр:

Чтобы пользоваться предварительным просмотром презентаций создайте себе аккаунт (учетную запись) Google и войдите в него: https://accounts. google.com


Подписи к слайдам:

Русский народный костюм Каждый народ выражал своё понимание красоты человека, прежде всего через костюм. Слово «костюм», пришедшее из французского языка, означает «обычай». Презентация создана учителем начальных классов ГБОУ СОШ № 423 г.Кронштадта Харитоновой Н.В.

Взгляни на эти костюмы, их дивное многоцветье. Будто кто-то собрал краски с цветущих лугов, с синих рек, с огненных закатов и поместил их на одежду.

Праздничные костюмы создавались мастерицами с особым старанием и передавались по наследству от матери к дочери.

Основой женского и мужского костюма была рубаха из домотканой льняной материи. У мужчин длина рубахи была ниже коленей, у женщин – до самых пят.

Узоры располагали по краю подола, рукавов, ворота, над сгибами рук, вдоль швов и боковых разрезов как обереги.

Обувью служили лапти, носили и кожаные сапоги. Дополнял костюм пояс-оберег. Роль пояса велика в разных обрядах, девушки готовили пояса как приданое.

Южнорусский комплекс отличался наличием понёвы, передника-занавески. Понёва - элемент русского народного костюма, женская шерстяная юбка замужних женщин (как правило клетчатой) с богато украшенным подолом

Тульский наряд

Южнорусский понёвный комплекс Головной убор - сорока Вышитая рубаха Передник Понёва Лапти Занавеска Пояс (кушак)

Головные уборы Кичка Сорока

Для северорусского комплекса характерны сарафан, душегрея или епанечка. Головной убор: кокошник, венец.

Северорусский сарафанный комплекс Кокошник Венец Рубаха Душегрея Епанечка Сарафан Сапожки Лапти

Узоры Орнамент Изображались узоры из стилизованных растений, цветов, веток. Наиболее распространенные элементы орнаментов: треугольники, ромбы, косые кресты, восьмиугольные звезды, розетки, елочки, кустики, прямоугольники с точками, стилизованные фигуры женщины, птицы, коня, оленя.


По теме: методические разработки, презентации и конспекты

вэтой работе ученица раскрывает историю возникновения народного костюма и ведет сравнение с современной одеждой". ..

Методические разработки " Русский народный костюм"

По программе Шпикаловой-художественный труд. с 1-4 класс. Собраны все уроки с 1-4 класс, связаные с русским народным костюмом..Это русская народная вышивка начиная от простого к сложному... Декоративн...

Светлана Вохринцева - Раскраска народного костюма «Россиночка» ПОЛХ-МАЙДАНСКАЯ РОСПИСЬ

Светлана Вохринцева - Раскраска народного костюма «Россиночка» ПОЛХ-МАЙДАНСКАЯ РОСПИСЬ Автор серии раскрасок «Россиночка» - Светлана Вохринцева. Издательство «Страна Фантази...

Анастасия Алексеевна Гузеева

Тема : «История русского народного костюма »

«Оденем Ваню в русский костюм »

Педагогическая цель.

Показать детям неразрывную связь между различными видами искусства : народным промыслом, музыкой; познакомить детей с историей родного Ставропольского края.

Программное содержание.

Образовательные задачи :

Знакомить детей с историей и особенностями русского народного костюма .

Расширять знания о русской народной культуре .

Развивающие задачи :

Развивать эстетический вкус; формировать нравственные качества.

Показать видоизменеия русского костюма .

Закреплять технические умения и навыки рисования разнообразными художественными материалами на листе бумаги.

Воспитательные задачи :

Воспитывать интерес к народной культуре.

Направление : изобразительная деятельность (рисование ) .

Виды деятельности : изобразительная, коммуникативная, двигательная.

Средства реализации. Наглядные : демонстрационные материалы : куклы в русских национальных костюмах , иллюстрации народных костюмов , образец педагогического рисунка; вербальные : стихи; художественные : эскизы кукол в народных костюмах ; мультимедийные : презентация «Казаки-некрасовцы» , «Русский народный костюм » ; аудиозапись : песни казаков-некрасовцев.

Оборудование : для воспитателя : указка, ноутбук, лист бумаги А3 с , черный маркер, акварель, тонкие кисти, банка с водой, салфетка; для детей : листы бумаги в формате А4 с нарисованным силуэтом человека , простые карандаши, акварельные краски, тонкие кисти, салфетки, банки с водой.

Предварительная работа. Рассматривание иллюстраций к сказкам, на которых изображены герои в русских народных костюмах . Беседа об истории русского народного костюма .

Организационная структура занятия

I.Ведение в тему .

Воспитатель предлагает детям вспомнить, как одевались люди древней Руси, затем напоминает, что мальчики ходили в рубахе с поясов, онучах, лаптях, поярковой шапке с отворотом.

Давайте посмотрим, как одевались люди в нашем Ставропольском крае. Какими они были? Как украшались? Давайте узнаем об этом.

II. Познавательная деятельность.

1. Познавательно-информационная беседа. Казаки-некрасовцы.

Воспитатель показывает слайды и кукол в костюмах казаков-некрасовцев , на фоне звучит аудиозапись песен казаков-некрасовцев.

2. Словесно-иллюстрированный рассказ. Народный костюм некрасовских казаков.

- Костюмы у некрасовцев совсем не казацкие - яркие шелковые ткани, балахоны - это больше напоминает праздничные одежды турков…

Костюмы их совершенно не похожи на обычную одежду казаков. Некрасовский костюм очень яркий , можно даже сказать эпатажный. Поверх рубахи на турецкий манер некрасовцы всегда одевали желто-синий балахон, который спереди по всей длине застегивался на пуговицы. Балахон шился из ярких турецких тканей. Вообще вся расцветка костюма была связана с круговоротом жизни на земле : желтый цвет символизировал зерно, синий – воду, красный – солнце, а зеленый – зелень, пробуждающуюся жизнь.

Нижний край одежды и все швы обязательно украшались вышивкой, узор которой по языческим преданиям являлся оберегом. Технически она была очень сложная и требовала кропотливой работы. По поверью, «нечистая сила» не могла ни войти, ни выйти через отверстия, защищенные рукотворным декором. Обычно выполнялся узор тонкой черно-желтой нитью.

Одежду некрасовцы передавали из поколение в поколение – из рубахи отца шили рубаху сыну, из рубахи матери – дочери. Весьма интересны у некрасовцев были головные уборы женщин. По ним можно было узнать, сколько лет женщине, замужем ли она. Девушки носили тканевые повязки, украшенные различными оберегами : монетками, маленькими ракушками, бисером. Поверх повязки - яркий платок красно-желтой расцветки. Кстати, все швы, соединяющие детали одежды, сшивались при помощи игольного кружева, которое плелось разноцветными нитками. Сейчас, к огромному сожалению, техника традиционной некрасовской вышивки полностью утеряна.

III. Творческая практическая деятельность.

1. Демонстрация приемов работы.

Воспитатель показывает детям приемы рисования мужского костюма по мотивам костюмов казаков-некрасовцев .

Обратить внимание на работу с красками : сначала заполняется фон, затем раскрашивается рисунок.

Прежде чем вы приступите рисовать , необходимо сделать пальчиковую гимнастику.

Пальчиковая гимнастика «Одежда»

Раз, два, три, четыре, пять – (последовательно соединяют

Будем вещи мы стирать : пальцы одной руки с пальцами другой)

Платье, брюки и носочки,

Юбку, кофточку, платочки.

Шарф и шапку не забудем -

Их стирать мы тоже будем. (кулаки имитируют стирку)

2. Работа над творческим заданием.

Задание : выполнить рисунок на тему «Оденем Ваню в русский костюм » по мотивам костюмов казаков-некрасовцев .

IV. Рефлексия.

1. Выставка работ. Дети расставляют рисунки, любуются ими, обсуждают их.

2. Подведение итогов.

Ой, мастера вы мои молодые, помощники мои золотые, притомились, устали, зато какую работу проделали. Костюмы получились аккуратные, красивые, разнообразные. Посмотрите, здесь и волнистые линии, и зигзаги, и точки, и кружочки. Понравилось вам быть мастерами народного костюма ? (ответы детей)

Воспитатель благодарит детей за работу.

Публикации по теме:

Цель занятия: познакомить воспитанников с особенностями русского народного костюма. Задачи: Образовательные Познакомить с элементами русского.

Конспект занятия «Путешествие в сказочный мир старинного русского народного костюма» Цель занятия: познакомить воспитанников с особенностями русского народного костюма. Задачи: Образовательные Познакомить с элементами.

Перед вами - черно-белые раскраски, но по мотивам русского народного костюма! Можно их просто раскрасить, а можно, придерживаясь определенных.

В рамках программы мы проходили модуль «Народная культура и традиции». В ходе педагогического наблюдения было выявлено, что многие ребята.

В подготовительной группе дошкольникам в рамках занятий рисованием предлагается такая интересная, хотя и сложная тема, как изображение куклы в национальном костюме. Помимо развития художественных навыков, такая работа имеет большое познавательное и воспитательное значение - приобщает ребят к культуре и быту русского народа и тем самым пробуждает в них патриотические чувства.

Аспекты рисования по теме «Кукла в русском народном костюме» в старшей группе ДОУ

Дошкольники пробуют изображать антропоморфные предметы с раннего возраста. Сначала это примитивные работы по принципу «Палка, палка, огуречик, вот и вышел человечек!». Однако чтобы развитие пошло дальше, необходима планомерная работа воспитателя в этом направлении. Обучение искусству рисования портрета неразрывно связано с развитием восприятия и воображения. Педагог должен находить приемы, которые пробудят интерес детей к изображению человека.

Конечно, дошкольников пугает задание нарисовать человека, потому что они боятся, что у них это не получится. Задача воспитателя - преодолеть этот страх и заменить его на приятный процесс творчества. Идеально начать изображение не с человеческой фигуры, а с чего-то похожего на нее. Так, в среднем звене ребята с удовольствием рисуют матрешку, снеговика. Они хорошо знают, из каких частей состоят эти предметы, и учатся изображать лицо. Далее предлагается рисование Снегурочки в широкой шубке и руками.

В старшей группе происходит детальное знакомство с портретом, дети усваивают пропорции лица, способы передачи характера и настроения человека. Они рисуют себя, родителей, друзей, сказочных героев.

В подготовительной же группе ребята совершенствуют умение изображать антропоморфные существа с натуры и по памяти. Дети 6–7 лет уже хорошо подмечают характерные особенности объектов и предметов и передают их в художественных образах. В этом возрасте на занятии рисованием дошкольникам предлагается такая сложная, но интересная тема, как «Кукла в национальном костюме». Как правило, это рисование с натуры либо с опорой на иллюстрации. Заметим, что ребята изображают не человека, а именно куклу. Это немного облегчает работу, поскольку пропорции строения тела и лица здесь будут не такими строгими: например, голова может быть большой, равно как глаза, рот, ладони.

При проведении данного занятия педагог должен уделить основное внимание рассматриванию куклы в соответствующей одежде. Подробно обсуждается форма сарафана (если это русский национальный костюм), рубашки, головного убора, обуви. Также воспитатель делает акцент на расположении рук, ног, форме головы. Кукольная голова на рисунке может иметь овальную либо круглую форму. Чтобы изобразить лицо, дети должны зрительно (или простым карандашом) разделить его на три части: лоб, глаза и нос, губы с подбородком. Педагог может напомнить ребятам, как рисуются глаза (изобразить их на доске), напомнить, что нос можно обозначить лишь его кончиком (ноздри либо короткая черточка).

Иногда детям предлагается схематичное рисование куклы: с помощью кружка (голова) и нескольких линий (части тела). Затем эта схема обрисовывается недостающими элементами, в том числе одеждой. Еще один вариант - рисование овалами или дугами.

Поэтапное изображение

В подготовительной группе особо важно давать детям возможность проявлять творческую инициативу, творческую фантазию, поощрять самостоятельный выбор цветового решения рисунков. Так, например, ребята самостоятельно выбирают цвет и характер узора сарафана русской красавицы, а также ее кокошника. Отметим, что в данном возрасте дошкольники уже знают очень много оттенков, таких как лимонный, песочный, салатовый и пр.

Важным моментом занятия в подготовительной группе является анализ готовых работ. Рассматривая свои рисунки, дети учатся видеть их сильные стороны и недостатки. Вместе с педагогом ребята обсуждают, что можно сделать лучше, чем дополнить композицию.

Используемые материалы и основа

В подготовительной группе расширяется набор материалов, с которыми дети могут работать в процессе изобразительной деятельности. Их соединение в одном рисунке способствует созданию выразительного образа. Поскольку изображение куклы в национальном костюме требует детальной прорисовки, то целесообразно при основной работе красками (акварель или гуашь) или цветными карандашами дополнительно использовать фломастеры или гелевые ручки. С помощью этих инструментов можно обозначить черты лица или затейливые узоры на сарафане и кокошнике.

Такой предмет изображения, как кукла, требует предварительного наброска простым карандашом. Это особенно актуально при работе с красками. Что касается ластика, который иногда предлагают дошкольникам в подготовительной группе, то лучше его не давать, так как часто дети используют его нерационально и портят рисунок.

В качестве основы для рисования куклы в национальном костюме воспитатель предлагает ребятам листы бумаги стандартного размера. При рисовании красками они заранее тонируются в пастельные тона. Работая с цветными карандашами, дети могут завершить композицию подходящим фоном.

Техники и приёмы рисования, которые нужно использовать при рисовании куклы в национальном костюме в подготовительной группе

В подготовительной группе еще более совершенствуется техника изображения. Движения руки становятся более свободными и точными, плавными и ритмичными.

Набросок простым карандашом делается довольно быстрыми движениями руки, легкой неразрывной линией (чтобы было легко исправить неточности). Кстати, будет полезно, если ребенок выполнит несколько пробных набросков на черновике.

При рисовании карандашом ребята упражняются в плавном повороте кисти руки - это нужно для изображения округлых линий. Дошкольники учатся проводить без отрыва длинные линий, так же изображать крупные формы. Мелкие детали (черты лица, орнамент на сарафане) прорисовываются при помощи коротких линий и штрихов.

Аналогично совершенствуются разные способы работы с кистью (всем ворсом и кончиком) при рисовании гуашью или акварелью. Дошкольники развивают технические навыки - учатся смешивать краски для получения интересных оттенков.

Используемые дополнительные виды изобразительной деятельности при рисовании куклы в национальном костюме в подготовительной группе, уместность индивидуального подхода

В подготовительной группе уже четко просматриваются особенности развития детей, у некоторых дошкольников ярко выражены способности и интерес к изобразительной деятельности. Таких детей, без сомнения, нужно поощрять, еще больше стимулировать их стремление к художественному творчеству. Один из способов - предложить им разнообразить композицию дополнительными аппликативными или пластилиновыми элементами.

Например, сарафан или кокошник русской красавицы можно украсить пластилиновыми элементами (тонкими витиеватыми жгутиками или маленькими шариками) или приклеить блестящие пайетки.

Рисование можно сочетать с аппликацией, особенно если речь идет о коллективной композиции: нарисованные фигурки барышень раскрашиваются, вырезаются, дополняются аппликативными деталями и наклеиваются на общий фон.

Рисование с элементами аппликации

Конкретные варианты композиций в рамках темы «Кукла в национальном костюме» в подготовительной группе

Рисование на тему традиционно предлагается воспитанникам подготовительной группы в самом начале учебного года (сентябрь). Эту тему можно несколько интерпретировать: дети могут изобразить красавиц из русских народных сказок, например, Аленушку, Василису, Марьюшку (они также будут одеты в русский народный костюм).

Если ребята проживают в местности, где существуют свои особенности национального костюма, то их можно отразить в рисунке, например, «Чувашский костюм», «Мордовский наряд».

Кстати, незадолго до занятия «Кукла в национальном костюме» ребята могут отдельно изобразить национальные головные уборы либо раскрасить предложенные шаблоны: так они потренируются в составлении узоров, смешении цветов. Точно так же можно потренироваться в рисовании русской народной обуви - лапти.

Интересная идея - предложить ребятам после рисования русского национального костюма изобразить традиционный наряд еще какого-нибудь страны (например, Украина, Китай, Индия и др.). Отметим, что такое занятие требует подробной познавательной беседы. Изображая кукол разных национальностей, дети должны использовать такие средства выразительности, как передача цвета кожи и волос, разреза глаз. Воспитатель обязательно должен продемонстрировать дошкольникам куклу в соответствующем костюме либо ее изображение.

При желании тему «Кукла в национальном костюме» можно оформить как коллективную композицию, например, «Хоровод». Дети рисуют барышень в русском народном костюме, затем вырезают их и приклеивают на основу (воспитатель заранее продумывает подходящий фон (луг с зеленой травкой, цветочкам и пр.). Как упрощенный вариант ребятам можно раздать шаблоны, которые они должны раскрасить.

Возможные варианты мотивирующего начала занятия: рассматривание картинок, беседа по вопросам, сказка, стихотворения и пр.

Даже в подготовительной группе ведущим видом детской деятельности остается игра. И педагог не должен забывать об этом при построении занятия. Игровая мотивация играет очень важную роль.

Например, воспитатель сообщает ребятам, что к ним в гости пришли куклы, но они одеты как-то странно. Оказывается, они прибыли из прошлого. Ведь именно так одевались люди, которые давным-давно жили на Руси. Наши бабушки носили сарафаны в пол, а дедушки - рубаху-косоворотку с поясом. Мотивацией для ребят станет просьба кукол сфотографировать их, ведь в далеком прошлом не было фотоаппаратов.

Куклы в мужском и женском русском национальном костюме

Кукла в русском народном костюме

Другой вариант - куклы (например, Арина и Данила) собрались поехать на ярмарку и хотят получше нарядиться. Ведь, на ярмарках люди веселились, танцевали. Дети нарисуют их в красивой одежде, акцент при этом ставится на ее украшение (рукав, подол сарафана, воротник мужской рубашки).

В гости к дошкольникам может прийти - это может быть Аленушка, Василиса прекрасная или Марьюшка (кукла или картинка). Воспитатель подчёркивает, какая она стройная, изящная, румяная, с длинной русой косой. Педагог сообщает детям, что раньше таких красавиц называли «лебёдушкой», «павой», «березонькой», «ягодкой» (идет пополнение словарного запаса дошкольников). Героиня рассказывает детям печальную историю: Баба Яга или злая ведьма украла и сожгла ее самый красивый сарафан. Дети всегда живо отзываются на чужую беду и стремятся помочь - они с радостью нарисуют красавице новый наряд еще красивее прежнего.

Героиня русской народной сказки

Героиня русской народной сказки

Занятие рисованием можно начать с познавательной беседы о русской национальной одежде. Детям будет интересно узнать, что вышивка и узоры, которыми она украшалась, в старину имели особое значение. Люди верили, что вышивка не просто украшала, но и защищала от злых сил - была оберегом. Это были волнистые линии, кружочки, крестики. Также мастерицы вышивали деревья, птиц, животных. Мотивацией после такого рассказа будет предложение детям нарисовать любимую куклу в наряде, который будет ее защищать от всякого зла.

Традиционный элемент узора одежды Традиционный элемент узора одежды Традиционный элемент узора одежды Традиционная русская вышивка

Кроме того, ребятам можно рассказать о том, что красный цвет в русском национальном костюме присутствовал в огромном разнообразии оттенков. А в сочетании с зеленым красный казался еще более сочным и праздничным. Красный цвет символизировал огонь, а огонь может дарить как радость (тепло), так и скорбь (пожар). Также это цвет любви.

Иллюстрация, которую можно использовать на занятии

Исконно русская обувь крестьян

Если дети рисуют национальный костюм не России, а какой-либо другой страны, то обязательно нужно продемонстрировать им соответствующие картинки, а еще лучше куклу в такой одежде.

Кукла в национальном костюме

Тематические картинки Плакат Бумажные игрушки Куклы

Мотивацию к рисованию нарядной куклы, конечно же, можно почерпнуть из художественной литературы. К ребятам в гости может прийти бабушка-сказочница (переодетый воспитатель) и поведать им сказку про купца Садко. У него было три дочери-красавицы. Когда Садко собрался в дальние страны за товарами, дочери заказали ему привезти золотой венец, красивую рубашку и сарафан, расшитый узорами и лентами. В заморской стране купец долго искал эти подарки, наконец, нашел и купил. Но дочки, когда увидели обновки, стали завидовать друг другу: каждая хотела, чтобы у нее был и сарафан, и рубашка, и венец. И вот он попросил сказочницу обратиться к детям - пусть они помогут ему и нарисуют для дочек красивые наряды.

Порекомендуем также современную сказку Ларисы Сергеевой По сюжету произведения в одном конце деревни жил Сарафан-господин, а в другом - Рубаха-простуха. Сарафан устал лежать в сундуке в ожидании того, когда же хозяйка его достанет да наденет, и решил зайти в гости к Рубахе. Она очень обрадовалась гостю, поставила самовар. Они сели пить чай, и Сарафан спросил Рубаху, отчего она такая добрая и пригожая. Та ответила, что хозяин надевает е на тело и согревает своей душой. Рубашка же, в свою очередь, защищает человека от нечисти с помощью ворот (это воротничок и манжеты). А чтобы внутрь не попадал холод, помогает поясок. Сарафан подумал-подумал и стал дружить с рубахой - и теперь они ходят всегда вместе.

После прочтения этой коротенькой сказки детям будет еще интереснее изобразить исконно русские предметы одежды.

Иллюстрация к сказке

Начать занятие можно также со стихотворения. Например, интересны следующие строки:

Пригоцкая Светлана

Развернись, сарафан златокрылый,
Во всю ширь, во всю стать, во всю прыть.
И в суровые годы России
Пряли бабы суровую нить.
Вот в таком домотканом наряде
В церковь шла многодетная мать.
Сарафан-широта та, что надо -
Можно поле холстиной устлать!
Ой, ты, милый, кудрявый, желанный,
На гармошке играй веселей!
Плыли девы в цветных сарафанах
Среди радуг, лугов и полей.
Все румяные, словно матрёшки,
Хороводы вели без конца…
Не одна ликовала гармошка -
Выбирай по душе молодца!
А какие частушки певали!
И платочки взлетали из рук!
Наша бабушка старою стала,
Сарафан свой сложила в сундук.
Мать моя сарафан примеряла,
Говорила:ах мне бы сплясать!
Заросли деревеньки бурьяном,
И гармошки давно не слыхать.
Не услышишь весёлой частушки,
Молодые теперь в городах…
В деревеньке расскажет старушка
О былых хороводных годах!

http://chto-takoe-lyubov.net/stikhi-o-lyubvi/kollektsii-stikhov/11499-stixi-pro-sarafan

Л.А. Круглова

Куклы, барышни, матрёшки

Рядом с нами все живут.

Удивляют, восхищают

И покоя не дают.

Шьём мы куклам всем наряды

Изучая старину.

Познаём с какого края

Мы во сне иль на яву.

Вместе с кочевым народом

Ставим юрту, ждём гостей.

Пьём мы чай из самовара

А кочевник пьёт кумыс.

В дом идём мы отдохнуть,

А кочевник лёг в куйзи

Ну попробуй загляни.

Люди разные живут…

Все по - своему поют,

Носят разную одежду

Верят в бога как и прежде…

http://nsportal.ru/detskiy-sad/okruzhayushchiy-mir/2012/10/18/kukly-v-natsionalnykh-kostyumakh

Частушки про лапти:

Ох, лапти мои,
Лапоточки мои,
Огороды вы копали
Танцевать сюда попали.»

«Гуляй Матвей
Не жалей лаптей.
До субботы доживешь
Новы лапти наживешь.

Отметим, что накануне рисования куклы в народном костюме хорошо предложить дошкольникам дидактические игры по данной тематике. Например, в ходе игры «Одень куклу в национальный костюм» дети запоминают особенности традиционной одежды разных народов.

Дидактическая игра «Одень куклу в национальный костюм» Дидактическая игра «Одень куклу в национальный костюм» Дидактическая игра «Одень куклу в национальный костюм» Дидактическая игра «Одень куклу в национальный костюм» Дидактическая игра «Одень куклу в национальный костюм» Дидактическая игра «Одень куклу в национальный костюм» Дидактическая игра «Одень куклу в национальный костюм»

Поскольку перед продуктивной деятельностью обязательным является проведение физкультминуток либо пальчиковой гимнастики, то приведем следующий замечательный вариант:

Конспекты занятий

Примеры готовых работ воспитанников подготовительной группы по теме «Кукла в национальном костюме» с комментариями по выполнению работы

Рисунки «Русская красавица», «Русский народный костюм», «Иван да Марья» (все они выполнены акварелью) демонстрируют нам национальную одежду нашей Родины. Работа «Русская красавица» пронизана позитивным настроением: дополнена ярким ми нежно-голубым небом. Мы видим привычный русский атрибут - стройную березку на переднем фоне. Кукла на рисунке изображена в традиционо ярко-красном сарафане, развевается ее длинная белокурая коса.

Работы «Татарский наряд», «Татарский костюм», «Мордовский наряд», «Чувашская одежда» нарисованы детьми, проживающими в определенном регионе либо на границе с ним. Отметим, что рисунки очень реалистично передают особенности конкретной одежды, обуви и головных уборов.

Заслуживают внимания композиции «Китаянка» где очень хорошо передан не только образ национальной китайской одежды, но также и прически.

Работа «Национальный головной убор» является своего рода подготовкой к рисованию целостного образа куклы в национальном костюме.

Рисунок карандашом Рисунок акварелью Рисунок акварелью Рисунок акварелью Рисунок карандашом Рисунок акварелью Рисунок акварелью Тренажер для рисования Шаблон для раскрашивания Картинка для раскрашивания Шаблон для раскрашивания

«Кукла в национальном костюме» - очень увлекательная тема для рисования в подготовительной группе. На таком занятии дошкольники не только поупражняются в рисовании человека, но и расширят свой кругозор. А продуманная мотивация способна превратить рисование в сказочное действие.

Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно. Как нарисовать народный костюм Элементы национальной одежды русского народа рисунки поэтапно

Анастасия Алексеевна Гузеева

Тема : «История русского народного костюма »

«Оденем Ваню в русский костюм »

Педагогическая цель.

Показать детям неразрывную связь между различными видами искусства : народным промыслом, музыкой; познакомить детей с историей родного Ставропольского края.

Программное содержание.

Образовательные задачи :

Знакомить детей с историей и особенностями русского народного костюма .

Расширять знания о русской народной культуре .

Развивающие задачи :

Развивать эстетический вкус; формировать нравственные качества.

Показать видоизменеия русского костюма .

Закреплять технические умения и навыки рисования разнообразными художественными материалами на листе бумаги.

Воспитательные задачи :

Воспитывать интерес к народной культуре.

Направление : изобразительная деятельность (рисование ) .

Виды деятельности : изобразительная, коммуникативная, двигательная.

Средства реализации. Наглядные : демонстрационные материалы : куклы в русских национальных костюмах , иллюстрации народных костюмов , образец педагогического рисунка; вербальные : стихи; художественные : эскизы кукол в народных костюмах ; мультимедийные : презентация «Казаки-некрасовцы» , «Русский народный костюм » ; аудиозапись : песни казаков-некрасовцев.

Оборудование : для воспитателя : указка, ноутбук, лист бумаги А3 с , черный маркер, акварель, тонкие кисти, банка с водой, салфетка; для детей : листы бумаги в формате А4 с нарисованным силуэтом человека , простые карандаши, акварельные краски, тонкие кисти, салфетки, банки с водой.

Предварительная работа. Рассматривание иллюстраций к сказкам, на которых изображены герои в русских народных костюмах . Беседа об истории русского народного костюма .

Организационная структура занятия

I.Ведение в тему .

Воспитатель предлагает детям вспомнить, как одевались люди древней Руси, затем напоминает, что мальчики ходили в рубахе с поясов, онучах, лаптях, поярковой шапке с отворотом.

Давайте посмотрим, как одевались люди в нашем Ставропольском крае. Какими они были? Как украшались? Давайте узнаем об этом.

II. Познавательная деятельность.

1. Познавательно-информационная беседа. Казаки-некрасовцы.

Воспитатель показывает слайды и кукол в костюмах казаков-некрасовцев , на фоне звучит аудиозапись песен казаков-некрасовцев.

2. Словесно-иллюстрированный рассказ. Народный костюм некрасовских казаков.

- Костюмы у некрасовцев совсем не казацкие - яркие шелковые ткани, балахоны - это больше напоминает праздничные одежды турков…

Костюмы их совершенно не похожи на обычную одежду казаков. Некрасовский костюм очень яркий , можно даже сказать эпатажный. Поверх рубахи на турецкий манер некрасовцы всегда одевали желто-синий балахон, который спереди по всей длине застегивался на пуговицы. Балахон шился из ярких турецких тканей. Вообще вся расцветка костюма была связана с круговоротом жизни на земле : желтый цвет символизировал зерно, синий – воду, красный – солнце, а зеленый – зелень, пробуждающуюся жизнь.

Нижний край одежды и все швы обязательно украшались вышивкой, узор которой по языческим преданиям являлся оберегом. Технически она была очень сложная и требовала кропотливой работы. По поверью, «нечистая сила» не могла ни войти, ни выйти через отверстия, защищенные рукотворным декором. Обычно выполнялся узор тонкой черно-желтой нитью.

Одежду некрасовцы передавали из поколение в поколение – из рубахи отца шили рубаху сыну, из рубахи матери – дочери. Весьма интересны у некрасовцев были головные уборы женщин. По ним можно было узнать, сколько лет женщине, замужем ли она. Девушки носили тканевые повязки, украшенные различными оберегами : монетками, маленькими ракушками, бисером. Поверх повязки - яркий платок красно-желтой расцветки. Кстати, все швы, соединяющие детали одежды, сшивались при помощи игольного кружева, которое плелось разноцветными нитками. Сейчас, к огромному сожалению, техника традиционной некрасовской вышивки полностью утеряна.

III. Творческая практическая деятельность.

1. Демонстрация приемов работы.

Воспитатель показывает детям приемы рисования мужского костюма по мотивам костюмов казаков-некрасовцев .

Обратить внимание на работу с красками : сначала заполняется фон, затем раскрашивается рисунок.

Прежде чем вы приступите рисовать , необходимо сделать пальчиковую гимнастику.

Пальчиковая гимнастика «Одежда»

Раз, два, три, четыре, пять – (последовательно соединяют

Будем вещи мы стирать : пальцы одной руки с пальцами другой)

Платье, брюки и носочки,

Юбку, кофточку, платочки.

Шарф и шапку не забудем -

Их стирать мы тоже будем. (кулаки имитируют стирку)

2. Работа над творческим заданием.

Задание : выполнить рисунок на тему «Оденем Ваню в русский костюм » по мотивам костюмов казаков-некрасовцев .

IV. Рефлексия.

1. Выставка работ. Дети расставляют рисунки, любуются ими, обсуждают их.

2. Подведение итогов.

Ой, мастера вы мои молодые, помощники мои золотые, притомились, устали, зато какую работу проделали. Костюмы получились аккуратные, красивые, разнообразные. Посмотрите, здесь и волнистые линии, и зигзаги, и точки, и кружочки. Понравилось вам быть мастерами народного костюма ? (ответы детей)

Воспитатель благодарит детей за работу.

Публикации по теме:

Цель занятия: познакомить воспитанников с особенностями русского народного костюма. Задачи: Образовательные Познакомить с элементами русского.

Конспект занятия «Путешествие в сказочный мир старинного русского народного костюма» Цель занятия: познакомить воспитанников с особенностями русского народного костюма. Задачи: Образовательные Познакомить с элементами.

Перед вами - черно-белые раскраски, но по мотивам русского народного костюма! Можно их просто раскрасить, а можно, придерживаясь определенных.

В рамках программы мы проходили модуль «Народная культура и традиции». В ходе педагогического наблюдения было выявлено, что многие ребята.

Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно

Пару дней назад мне писала Алена Белова с просьбой показать как рисовать народный костюм карандашом. Я сделал уже много уроков рисования разной одежды. Ссылки на них ты увидишь внизу, под этим уроком. А для этого я подобрал картинку с изображением женской праздничной одежды из Тверской губернии 19 века:

Слева изображен сарафан, рубаха и пояс. Справа девичья праздничная рубаха с поясом. Если тебе задали на уроке истории или изо эту тему, ты можешь воспользоваться этим уроком:

Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно

Шаг первый. Делаю набросок основных частей костюмов. Это ничем не отличается от наброска человека, только без головы и ног. Здесь так же важно соблюдать пропорции.

Шаг второй. Прорисовываем форму платьев. Народные костюмы (по крайней мере наши) не отличались открытостью, поэтому здесь почти все тело скрыто.

Шаг третий. Очень важный момент это складки. Без них рисунок будет похож на бумажное платье. Старайся показать все возможные изгибы и тени от них на платье.

Шаг четвёртый. Еще одна отличительная черта народного костюма это изобилие узоров. Это непросто какие-то выдумки от Армани или Гучи. Каждый узор что-то обозначает. Рисовать их сложно, но, если ты этого не сделаешь, зрителю будет трудно определить: это платье какой-то барышни или народный костюм? А так, взглянув лишь на секунду, любой без ошибок определит.

Пару дней назад мне писала Алена Белова с просьбой показать как рисовать народный костюм карандашом. Я сделал уже много уроков рисования разной одежды. Ссылки на них ты увидишь внизу, под этим уроком. А для этого я подобрал картинку с изображением женской праздничной одежды из Тверской губернии 19 века:

Слева изображен сарафан, рубаха и пояс. Справа девичья праздничная рубаха с поясом. Если тебе задали на уроке истории или изо эту тему, ты можешь воспользоваться этим уроком:

Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно

Шаг первый. Делаю набросок основных частей костюмов. Это ничем не отличается от наброска человека, только без головы и ног. Здесь так же важно соблюдать пропорции.

Шаг второй. Прорисовываем форму платьев. Народные костюмы (по крайней мере наши) не отличались открытостью, поэтому здесь почти все тело скрыто.

Шаг третий. Очень важный момент это складки. Без них рисунок будет похож на бумажное платье. Старайся показать все возможные изгибы и тени от них на платье.

Шаг четвертый. Еще одна отличительная черта народного костюма это изобилие узоров. Это непросто какие-то выдумки от Армани или Гучи. Каждый узор что-то обозначает. Рисовать их сложно, но, если ты этого не сделаешь, зрителю будет трудно определить: это платье какой-то барышни или народный костюм? А так, взглянув лишь на секунду, любой без ошибок определит.

Шаг пятый. Если добавить штриховки, рисунок станет более реалистичным.

Я уже писал выше, что тут у меня очень много уроков рисования. Ты можешь брать любую тему, в которой есть одежда и срисовывать. Но я выбрал лучшие тематические уроки из этого и даю их тебе.

Елена Чувилина

Тема: «Русский народный костюм».

Задачи: познакомить детей с историей мужской и женской одежды, с русским народным костюмом; развивать зрительное восприятие; воспитывать аккуратность и усидчивость, воспитывать интерес к истокам русской народной культуры.

Материалы. Иллюстрации народных русских костюмов, картинки мужской и женской одежды, образцы разнообразной одежды. Раскраски народных русских костюмов, фломастеры.

Воспитатель знакомит детей с историей мужской и женской одежды. В музеях очень много образцов богатой одежды русских царей и бояр. Одежда была очень дорогой, поэтому её передавали только по наследству. У простых людей у мужчин и женщин, основной частью одежды была рубаха, или сорочка. Рубаха была широкая и длинная. Рукава у неё были длиннее рук. У рубахи был особенный покрой ворота. Разрез у рубахи был сбоку, поэтому её называли – косоворотка. Белую косоворотку украшали вышивкой по подолу, вороту, низу рукавов. Очень часто на груди делали вставку из материала другого цвета. Еще поверх рубах надевали кафтан. Мужские брюки назывались штанами. Вот такие вещи были у наших предков: рубаха, штаны, кафтан и другие. У женщин одежда была сложнее и многообразнее. Частью одежды была сорочка. Поверх сорочки женщины надевали длинный сарафан. Его украшали лентами, бисером, пуговицами и так далее. Обязательным атрибутом мужской и женской одежды на Руси всегда был пояс. Далее воспитатель рассказывает о русском народном костюме. На доске иллюстративный материал и воспитатель показывает одежду повседневную и праздничную. Сегодня мы будем раскрашивать русский народный костюм мальчика и девочки. Под русскую спокойную мелодию дети приступают к работе. Рассматривание детских работ.

Молодцы! Какие красивые костюмы у вас получились!

Выставка детских работ!








Публикации по теме:

Перед вами - черно-белые раскраски, но по мотивам русского народного костюма! Можно их просто раскрасить, а можно, придерживаясь определенных.

Тема: «История русского народного костюма» «Оденем Ваню в русский костюм» Педагогическая цель. Показать детям неразрывную связь между.

Лепбук "Русский народный костюм" оформлялся в рамках работы по проекту"Край мой Пензенский".по патриотическому воспитанию. Тема: Углубленное.

Презентация проекта «Русский народный костюм» для подготовительной группы Познавательно-продуктивный проект. Участники: дети подготовительной группы, воспитатели, родители детей. Актуальность: русский народный.

Мероприятие для повышения эффективности этнокультурного воспитания детей «Русский народный костюм Белгородской области» Цель: повысить эффективность этнокультурного воспитания детей старшего дошкольного возраста на основе ознакомления с русским народным костюмом.

В нашем детском саду есть патриотический уголок. Там выставлены вещи какие раньше использовались в быту. Это музыкальные инструменты-гармонь,.

В разделе

Разные бывают задания. Вот сидишь иной раз и думаешь Как нарисовать русский народный костюм? Причем — ребенку?

Пошаговые инструкции по ИЗО

Русский народный женский костюм с сарафаном. Пошаговая инструкция, как самому нарисовать русский народный костюм карандашом.

Русский народный девичий костюм — рубаха с поясом. Пошаговая инструкция, как самой поэтапно нарисовать женский русский народный костюм карандашом. Вначале рисуем вертикальную линию — это наша ось симметрии, затем намечаем три горизонтальные линии — линии плеч, бедер и талии. В зависимости от того, какой костюм мы рисуем: северорусский с обязательным сарафаном или южнорусский -с фартуком и поневой, линии талии располагается располагается по-разному. В северных вариантах — она завышена, в южных — находится на месте. Затем от линии талии намечается юбка, а от линии плеч — будущие рукава. Для простоты линию рукава можно рисовать параллельно линии юбки. На уровне бедер рукав заканчиваем. Таким образом у нас готов псевдо-макет, на базе которого мы и будем рисовать костюм.

1.Рисуем русский костюм на основе сарафана.

Девочка Аленушка в русском народном костюме. Разбивка по отдельным этапам, как самой нарисовать костюм.

национальный костюм русского народа для девочки, женский народный костюм, праздничный костюм для детей

Национальные костюмы

Несмотря на смену названий и политического строя, наша страна несёт древние и особенные культурные ценности наших предков. Заключаются они не только в искусстве, традициях, характерных чертах нации, но и в национальном костюме.

История создания

Древнерусским костюмом считается национальная одежда населения Руси домонгольского нашествия и Московской Руси, до прихода Петра I к власти. На формирование особых черт нарядов повлияло сразу несколько факторов: тесные отношения с Византией и Западной Европой, суровые климатические условия, деятельность подавляющего числа населения (скотоводство, землепашество).

Одежду шили в основном из льна, хлопка, шерсти и сама по себе она имела простой покрой и длинный, закрытый фасон. Зато те, кто мог себе это позволить, всячески украшали скромный наряд нескромными декоративными элементами: жемчужинами бусами, шелковой вышивкой, вышивкой золотой или серебряной нитью, меховой отделкой. Национальный костюм отличался и яркой расцветкой (багряный, червлёный, лазоревый, зелёный оттенки).

Костюм эпохи Московской Руси с XV по XVII века сохранил характерные особенности, но претерпел некоторые изменения в сторону более замысловатого покроя. На различия нарядов населения повлияло классовое разделение: чем богаче и знатнее был человек, тем многослойнее был его наряд, причём носили его как в помещении, так и на улице, независимо от времени года. Появились распашные и приталенные одежды, своё влияние оказала восточная и польская культура. Кроме льна использовались суконные, шелковые, бархатные материалы. Осталась традиция шить яркую одежду и богато украшать её.

На рубеже XVII – XVIII веков Петр I издал указы, запрещающие всем, кроме крестьян и священников, одеваться в национальные костюмы, что сыграло отрицательную роль в их развитии. Указы были изданы с целью наладить политические отношения с европейскими союзниками, перенять их культуру. Народу насильно привили вкус, заменив шикарные, но длиннополые и неудобные многослойные одежды более комфортными и облегчёнными общеевропейскими с короткими кафтанами, декольтированными платьями.

Русский национальный костюм остался в пользовании народа и купечества, однако всё-таки перенял некоторые модные веяния, например, подпоясанный под грудью сарафан. Во второй половине XVIII века Екатерина II сделала попытку вернуть некоторую национальную самобытность вошедшим в моду европейским костюмам, особенно в том, что касалось используемых материалов и пышности отделки.

XIX век вернул спрос на национальный костюм, в чём свою роль сыграл возрастающий из-за Отечественной войны патриотизм. Сарафаны и кокошники вернулись в обиход знатных барышень. Шились они из парчи, кисеи, батисты. Появляющаяся одежда, например, «женский мундир», может внешне и не напоминала национальный костюм, но всё-таки имела определённое символическое разделение на «рубаху» и «сарафан». В XX веке из-за отрезанности от европейских поставщиков произошло своеобразное возвращение национальных нарядов, а во второй половине, в 70-ых, оно являлось не больше, чем модной тенденцией.

Несмотря на то, что можно выделить определённый традиционный комплект одежды, из-за большой территории страны национальный костюм принимал характерные черты в тех или иных регионах. Северорусский комплект является сарафанным, а чуть более древний южнорусский – понёвным. В центральной России костюм был больше схож с северным, однако встречались черты южных регионов.

Сарафаны были распашные и глухие, имели трапециевидный фасон, шились из одного или нескольких полотен. Более простыми сарафанами являются изделия на лямках, прямого покроя. Праздничные шились из шёлка и парчи, а для ежедневных дел и жизни – сукна и ситца. Иногда поверх сарафана надевали душегрею.

Южнорусский костюм включал в себя длинную рубаху и набедренную юбку – понёвы. Понёву одевали поверх рубахи, оборачивая вокруг бёдер и закрепляя шерстяным шнуром на талии. Она могла быть как распашной, так и глухой, дополняться передником.

У каждой губернии были свои предпочтения и особенности в декорировании, цветах, элементах и даже названиях. В Воронежской губернии понёвы украшали вышивкой оранжевого цвета, в Архангельской, Тверской и Вологодской были распространены геометрические символы, а то что в Ярославской губернии называли «ферязь», в Смоленской было «сороклин».

В современном мире своя особенная мода, но в народе наблюдается интерес к истокам, национальной одежде. Традиционные наряды можно увидеть в музеях и иногда на выставках, их используют для театральных и танцевальных постановок, на праздниках. Многие дизайнеры и модельеры используют характерные черты русского народного костюма в своих коллекциях, а некоторые из них, как и исследователи, углубляются в подробное изучение, например, Сергей Глебушкин и Фёдор Пармон.

Особенности

Несмотря на большие различия в регионах и даже губерниях, можно выделить общие характерные черты национальной русской одежды: многослойность, расклёшенный силуэт, яркие цвета, богатая отделка.

Многосоставность наряда была свойственна во всех слоях населения. В то время как у рабочего народа костюм мог состоять из семи элементов, у богатых дворян уже из двадцати. Одна одёжка одевалась поверх другой, будь то распашная, глухая, накидная, на застёжках и завязках. Национальному наряду практически не свойственен приталенный силуэт, наоборот, в почёте свободные, трапециевидные фасоны, а длина в большинстве случаев в пол.

Издавна у русского народа существовала страсть к ярким цветам, несущим радость. Самые распространённые – красный, синий, золотой, белый, голубой, розовый, малиновый, зелёный, серый. Но кроме них в каждой губернии были свои предпочтения в оттенках, коих было великое множество: брусничный, васильковый, дымчатый, крапивный, лимонный, маковый, сахарный, тёмно-гвоздичный, шафранный, – и это лишь немногие из них. А вот чёрный цвет использовался лишь в элементах некоторых регионов, а затем долгое время ассоциировался исключительно с траурным нарядом.

Вышивка издревле имела сакральное значение для русского национального костюма. В первую очередь она всегда выступала не украшением, а оберегом, защитой от злых духов. Языческая символика не канула в лету даже с приходом христианства, однако орнаменты приобрели новые элементы, соединив в себе старые славянские и новые церковные мотивы. Защитные обереги вышивали на вороте, манжетах, подоле. Самым часто применяемым цветовым решение были красные нити по белому полотну, а уже после стала распространяться многокрасочность.

С течением времени вышивка приобрела скорее декоративный характер, хотя несла в себе сюжеты древних орнаментов и узоров. Свою роль в изменении значения сыграли и развитие золотошвейного искусства, вышивки речным жемчугом, промыслов, элементы которых перенесли с посуды и мебели на одежду. Исконный русский узор предполагает геометрические строгие формы, почти полное отсутствие скругленных элементов, что обуславливалось техникой вышивки. Самые распространённые мотивы и конкретные символы: солнце, цветы и растения, животные (птицы, кони, олени), женские фигурки, избушки, фигуры (ромбы, скошенный крест, ёлочка, розетки, восьмиугольные звёзды).

Использование элементов промыслов, например, хохломской или городецкой росписи, вошло в обиход позже.

Кроме вышивки наряды знати украшали пуговицами (деревянные пуговицы, обвитые канителью, кружевом, жемчугом, а иногда из драгоценных камней), кружевом и мехом по подолу и горловине, нашивками, ожерельями (расшитый жемчугом, пристёгивающийся воротник из атласа, бархата, парчи). Из дополнительных элементов – ложные рукава, пояса и кушаки, пришитые к ним сумки, ювелирные украшения, муфты, головные уборы.

Разновидности

Современный женский национальный костюм является своеобразной компиляцией сразу нескольких характерных черт, ведь на самом деле видов и вариантов исконного русского костюма очень много. Чаще всего мы представляем себе рубаху с объёмными длинными рукавами, цветной или красный сарафан. Впрочем, упрощённый вариант хоть и является самым распространённым, но далеко не единственным, так как многие дизайнеры и просто народные творцы возвращаются к традициям своих регионов, а значит в обиход входят различные фасоны и элементы.

Костюмы для девочек и детей очень сильно похожи на взрослые модели и включают в себя рубахи, косоворотки, штаны, сарафаны, переднички, юбки, головные уборы. Совсем детские модели могут быть сшиты с короткими рукавами, для пущего удобства, да и в принципе иметь общий вид платья, но с определённой национальными элементами. Для девочек-подростков встречается большее разнообразие взрослых моделей, причём не только сарафанов и рубах, но и шубок, понев.

Зимний народный костюм представляет собой уйму тяжёлой одежды. Кроме тёплого шерстяного сарафана частью наряда для холодного времени года являются короткая распашная шубейка, опашень, душегрея, телогреи, шубы, шерстяные чулки, тёплые головные уборы и шали. В более богатых вариантах присутствует натуральный мех.

Праздничные

Сценические костюмы бывают двух видов: наиболее схожие с настоящими национальными нарядами (для хора), в которых соблюдаются правила пошива и стилизованные, у которых присутствуют многие традиционные элементы, но допускаются необходимые отклонения. К примеру, наряды для хоровода, русского народного танца или других танцевальных направлений должны, в первую очередь, быть максимально удобными, поэтому юбки могут быть укороченными, чрезмерно пышными, а рукава не только длинными, но и ¾, «фонарики». К тому же, сценические костюмы, если только это не театральная постановка, богато украшены и максимально яркие, привлекающие внимание.

Особо нарядно и роскошно выглядят свадебные национальные костюмы. Для богатых и знатных они шились из тяжёлых дорогих тканей, а народ мог позволить себе более простые, такие как лён. Белый цвет считался символом святости, поэтому свадебные платья выполняли в других расцветках – серебряном, кремовом или разноцветном, нарядном. Обязательным считалось наличие вышивки символов флоры – ягод, листьев, цветов. Кроме того, в понятие свадебного наряда входило сразу четыре комплекта одежды – на предсвадебное гуляние, венчания, церемонии и празднования.

Фольклорные костюмы максимально приближены к исходникам. Умельцы воссоздают костюмы с характерными чертами того или иного региона, губернии. Карнавальные костюмы могут быть схожи с фольклорными или, наоборот, быть во многом упрощены. Однако праздничные наряды несомненно яркие и максимально декорированные.

В современном стиле

Национальный колорит – один из особенных стилей в моде, ведь он предполагает переплетение современных модных тенденций и традиционных черт в культуре того или иного народа. Славянские и русские мотивы любимы не только нашими соотечественниками, но и некоторыми заграничными дизайнерами. В такой одежде можно появиться на любой мероприятии, при этом выглядеть ультра-стильно и уместно.

Современный стиль перенял в себя в первую очередь цвета, орнаменты, вышивку. Знакомые узоры встречаются на модных юбках-карандаш, платьях до колена, блузках. Длинные платья и сарафаны в пол выглядят наиболее аутентично национальному наряду. Переняла мода и отдельные элементы, особенно это касается палантинов и шалей, обуви, головных уборов.

Элементы

Народный костюм включает в себя одежду, обувь, головные уборы. Основной элемент – длинная рубаха, поверх которой надевается сарафан, юбка или понева, закрепляемую специальным поясом. Поверх поневы и юбки иногда носят передник. Поверх рубахи и сарафана допустимы душегрею, шубки.

Традиционный головной убор, дошедший до наших времён, – праздничный кокошник, однако кроме него частью костюма являются обручи, ленты, повязки, платки. Аутентичный наряд предполагает обязательное использование ювелирных украшений, жемчужных ожерелий, вышитых отстёгивающихся воротников. Среди обуви стоит назвать полусапожки и длинные сапожки, лапти, валенки для зимы.

Ткань

На Руси для пошива одежды использовались льняные, посконные, суконные, шёлковые, бархатные, шерстяные материалы, а в качестве подкладки – киндяк. Эти ткани были доступны для подавляющего числа населения. А вот богатое сословие могло себе позволить дорогие наряды из тафты, камки, парчи, объяра, атласа, кутни, сатыни, пестряди.

Современные костюмы шьют из хлопка, габардина, атласа, лёна, вискозного шёлка, трикотажа, креп-сатина, шифона, фатина, жаккарда.

Где купить или взять на прокат?

Русский народный костюм легче всего взять на прокат в магазинах карнавальной одежды. Чаще всего костюмы довольно однообразны, просты, сделаны из доступных дешёвых материалов. Танцевальный или сценический костюм можно сшить на заказах у костюмеров и в ателье, которые предоставляют такие услуги. А вот купить готовый наряд можно на многих сайтах, занимающихся пошивом не только стилизованной одежды, но и схожей с традиционной славянской. Данные сайты легко найти в поисковике, а одним из самых известных является магазин «Русский винтаж» (bestavantage).

Образы

  • Костюм из коллекции «Чары Русского Севера». Нарядный сарафан насыщенного синего цвета с цветочным чёрно-оранжевым орнаментом, бежевая шубейка и коруна в тон (головной убор), а поверх тёплый платок. Так как костюм зимний, то самая подходящая обувь – валенки.

  • Свободный красный сарафан на бретельках, длиной в пол, подпоясанный под грудью поясом, вышитым орнаментом. Под сарафаном рубашка с длинными прямыми рукавами и принтом с традиционными узорами.

Народная одежда и костюм XIX

Народный костюм XIX - начала XX в.

Cергиево-Посадский музей обладает первоклассной коллекцией женского костюма северных и средних областей европейской части России. Все экспонаты объединяет во многом насыщенный цвет, характер декорирования и покроя. Но в то же время каждая область, часто даже район, имели свои особенности. Существенную деталь русской одежды составляла рубаха. К длинной рубахе из белого холста надевалась шерстяная юбка, или понева, как ее называли во многих местах. На рубаху надевался сарафан. Девичья одежда Среднего Повольжья (Симбирская губерния) представлена в музее нарядом, который состоит их рубахи, сарафана и пояса с карманом.

Венчальный костюм Новгородской губернии включает в себя белую рубаху, тёмно-синий домотканый льняной сарафан прямого покроя, плетённый пояс. Невеста дополняла наряд бусами. В Архангельской области нарядно отделывали нижние юбки и белые холщовые рубахи. Женщина имела право ходить без сарафана лишь во время жатвы в поле. Рубаха из холста района реки Вычегды имеет легкую отделку вокруг ворота, крупные полосы браного узора на плечах, широкую окантовку подола. Костюм из Малмыжского уезда Вятской области, надевавшийся невестой-старообрядкой на обручении, состоит из рубахи, сарафана, пояса и нагрудных украшений.


Великоустюжские мастерицы из Вологодской области делали свои костюмы особенно декоративными. Жемчужинами музейного собрания являются два уникальных костюма 1870-х годов, происходящие из Сольвычегодского уезда Вологодской губернии. Это желтый костюм с рельефно вышитыми женскими фигурками, напоминающими елочки. Цветовая гамма костюма очень яркая: на желтом фоне — алые, синие, красные, зеленые и голубые пятна фигурок, по подолу фартука идет широкий декоративный фриз, и завершает отделку костюма алая оборка из шерстяной фабричной ткани.

Второй костюм новобрачной из Сольвычегодского уезда аналогичен по набору деталей описанному выше, близок по покрою, незначительно отличаясь в деталях. Однако в его цветовом решении преобладают уже традиционные для крестьянской одежды контрастирующие красные и белые цвета. В узоре нагрудника – изображения женских фигур, имеющих детородную символику и отражающие представления древних славян о языческом божестве – Мокоше. Зимний праздничный женский костюм включал в себя добротную меховую шубу, обычно из овчины. Для холодного времени года являлся пониток, или сукманник. К примеру, костюм из Никольского уезда Вологодской губернии состоит из понитка, рубахи, сарафана, пояса и шерстяной шали.

В Сергиево-Посадском музее хранится одна из лучших в стране коллекций свадебных южнорусских костюмов. Девичий наряд из Тамбовской губернии состоит из рубахи, поневы, короткой нагрудной одежды – шушпана и головного убора. Исследователи древнерусского костюма считают поневу древнейшим типом женской одежды. Девушка на выданье из Скопинского уезда Рязанской губернии носила особый наряд, в цветовой гамме которого основную роль играл белый цвет домотканого шерстяного или льняного полотна.

Такой костюм обычно украшали шейные и нагрудные украшении. Костюм Кадомского района Рязанской области вместо шушпана имеет навершник — безрукавку, которая надевалась поверх рубахи и поневы. Ее отделка необычайно богата: на белом фоне холста чередуются красные полосы браного узора, вставки кумача и цветные плетеные кружева.В женском костюме Пензенской области восхищает необыкновенная узорчатость, звучность цветового решения и предельная насыщенность колорита, где рядом с традиционным красным цветом звенит яркая зелень, обогащая гамму костюма. Ткачество на пензенском костюме отличается тонко проработанным орнаментом с очень архаическими мотивами.

Гармоничны женские одежды воронежской земли. Так в костюме новобрачной по белому холсту рубахи и фартука наложены полосы черной вышивки, исполненные с большим вкусом и мастерством. К костюму полагался широкий красочный тканый пояс и своеобразное ожерелье из плетеного шнура с кругами, называвшееся грибаткой. Голову украшал закрытый головной убор – «сорока». К свадебному женскому костюму в пару вышивалась холщовая рубаха для жениха. В Тверской губернии будничные сарафаны делали из домотканой пестряди или набойки.

Калининская холщовая белая одежда с рубахой, которую называли насова, сохранила древние традиции покроя и отделки. Ворот рубахи декорирован красным ситцем. В некоторых местах Юга России сарафан является не только девичьей, но и женской одеждой. В Курской губернии шили к свадьбе костюм, состоящий из рубахи, сарафана-шубки из алого штофа, передника, одного или нескольких поясов, головного убора и нагрудных украшений. Мужские свадебные костюмы не отличались разнообразием. Он состоял из плисовых суконных или льняных штанов и яркой шёлковой или сатиновой рубахи.

Существенную часть в русской народной одежде составлял головной убор. Если девушки носили открытую косу, то волосы замужних женщин укладывались вокруг головы и убирались затем под закрытые головные уборы: кокошник, моршень, борушку, кику, сороку. Каждая область России, а часто и район, имели свою определенную форму, свой декор и даже специфическое название головного убора. Среди северных головных уборов интересны девичьи повязки районов рек Мезени, Пинеги и Северной Двины. Женщины из богатых семей носили очень нарядные кокошники, расшитые жемчугом и золотными нитями.

Кокошники часто были сплошь покрыты мелким речным жемчугом. Поверх кокошников надевали белые платки, шитые золотом, или узорные шали. Таков кокошник начала XVIII в собрании музея из Тверской губернии. Узкий и высокий по форме женский головной убор Костромской области украшала жемчужная поднизь, спускающаяся до бровей.

Вологодская борушка – закрытый женский головной убор, состоящий из очелья на твёрдой основе и донца. Борушка обычно украшена золотой вышивкой, перламутром, стёклами. Несколько похож на борушку кокошник из Сольвычегодского уезда Вологодской губернии. Он состоит из двух частей: собственно кокошника и самшуры, которая вкладывалась внутрь кокошника для поддержания формы.

Почти во всех областях России для украшения головного убора применялась техника золотного шитья. Такое шитье покрывало маленькие рязанские кики с красными рожками из кумача, изящные сороки Воронежа, кокошники бывшей новгородской земли. Вместе с золотным шитьем использовали и всевозможные металлические блестки. Свадебный головной убор «сорока» состоял из трёх частей: кички с маленькими острыми рожками, позатыльня и собственно сороки каблукообразной формы.


Народная одежда в собрании музея

Коллекция народной одежды занимает в собрании Сергиево-Посадского музея-заповедника значительное место. Она включает в свой состав как отдельные предметы, так и полные комплексы повседневного, праздничного и обрядового костюма русского народа, народов Сибири, Дальнего Востока. В основном, коллекция датируется рубежом ХIХ – ХХ веков, в то же время целый ряд экспонатов относится к середине, 2-ой половине ХIХ в. (головные уборы, украшения).

Особенностью коллекции является то, что большая часть произведений была привезена из экспедиционных обследований, проводившихся несколькими поколениями научных сотрудников, начиная с 1950-х годов и по настоящее время. О.В. Круглова и Л.Э. Калмыкова пополнили собрание экспонатами с Русского Севера, Северо-Запада и Верхневолжья Европейской России; В.М. Жигулева, Л.М. Зайцева, Г.В. Соколова с территорий, расположенных южнее Москвы, С.В. Горожанина – из Приуралья и Нижегородского Заволжья. Собранные материалы о времени и месте создания, особенностях изготовления, соединения в ансамбли позволяют раскрыть роль и значение каждого предмета в том пласте народной художественной культуры, из которого он был изъят во время экспедиций.

Небольшое количество предметов одежды поступило в Сергиево-Посадский музей-заповедник из Музея народных художественных ремесел, который был сформирован на основе Выставки народного творчества 1937 года, развернутой в залах Государственной Третьяковской галереи. В 1941 году Музей народных художественных ремесел стал отделом тогда еще Загорского музея-заповедника.

  Коллекция русской традиционной одежды охватывает преимущественно Европейскую часть России, давая представление о творчестве ткачих, вышивальщиц, швей значительной территории, простиравшейся от берегов Белого моря на севере до срединного течения Дона и Волги на юге, от западных границ до Уральских гор на востоке. Сергиево-Посадский музей-заповедник имеет возможность показать все основные типы женской одежды русского земледельческого населения: древнейший, с поневой, сохранившийся к началу ХХ в на землях южнее Москвы; с сарафаном, который являлся основной одеждой русских крестьянок в северных и среднерусских губерниях, а также у более поздних переселенцев ХVII – XVIII вв. на южнорусские просторы в связи с колонизацией дикого поля.

Этнический состав жителей южных пограничных крепостей, засек и сторожевых постов был неоднородным, т.к. они заселялись как по государевым указам, так и на вольной основе. Кроме того, здесь продолжало жить местное население, известное с незапамятных времен и носившее поневу.

Льготы, которые получали от государства эти служилые люди, привлекали сюда выходцев из-за Литовского рубежа: поляков, литовцев, украинцев и белорусов, сохранявших приверженность к привычным формам национальной одежды и на новом месте. Так получил распространение женский костюм с юбкой в продольную полоску – андараком, известным к началу ХХ в. в Пензенской, Тамбовской, Орловской, Курской, Воронежской и других губерниях, через которые в ХVII в. проходила южная граница Русского государства.

Богатое и разнообразное собрание Сергиево-Посадского музея-заповедника дает широкие возможности показа детской, девичьей свадебной, обрядовой и повседневной женской одежды в нескольких вариантах. Это объясняется тем, что в удаленных русских деревнях до середины ХХ в. поневы и сарафаны носили постоянно, а кое-где до конца ХХ столетия одевали старинные наряды для свадеб и поминок. И как во времена бабушек, увидев женщину в том, или ином наряде можно было с уверенностью определить ее происхождение, семейное, материальное положение, духовное состояние и многое другое.

Так в южнорусских селениях девушка чуть ли не до свадьбы ходила в одной рубахе, дополненной узорным пояском. Ее волосы, заплетенные в одну косу, украшала лента или узкая налобная повязка. По достижении совершеннолетия поверх рубахи одевалась вторая холщевая одежда «навздевок, супрун, шушка», без которой было невозможно выйти на улицу.

Понева – особого кроя юбка, одевалась в этих краях, как правило, перед свадьбой или после венчания. Как и женский головной убор, под который следовало прятать каждый волосок, понева символизировала переход во взрослую замужнюю жизнь. 
Девичьи костюмы, костюмы замужних женщин, одежды пожилых людей и вдов строго различались в русской деревне конца ХIХ – начала ХХ в. Например, в селениях по реке Вычегда девушки носили прямые круглые сарафаны в красную клетку. В то время как женщины постарше – сарафаны такого же кроя, но из синей клетчатой холстины. В Великом Устюге Вологодской губернии до начала ХХ в. просватанная девушка одевала бело-красный комплект с символами плодородия на рубахе, переднике и косынке. Свадебные одежды выполнялись из самых дорогих материалов, с особой тщательностью, нередко с привлечением профессиональных мастериц, которые шили золотой и серебряной нитью, низали из бисера отдельные элементы костюма. Однако, после рождения первенца молодуха уже не имела права одевать эти наряды.

В старину говорили: « в чем венчаться, в том и скончаться». Во многих местах традиция использования венчальной одежды в качестве погребальной сохранялась до начала ХХ в. В Сергиево-Посадском музее-заповеднике хранится обрядовая одежда, предназначенная для погребально-поминальных случаев. В тех селениях, где вдовы до конца своих дней носили кручинное, горевое, каждая женщина имела до четырех, различавшихся по степени траура, комплектов такой одежды.

Сергиево-Посадский музей-заповедник располагает богатейшей коллекцией женских головных уборов ХVIII - начала ХХ в. Особенно выделяются своей строгой красотой северные кокошники, сборники, повойники, шитые из парчи, шелка, бархата и украшенные мелким и крупным жемчугом, перламутровыми зернами, разноцветными стеклами в высоких кастах, имитирующими драгоценные камни. Как правило, их готовили к свадьбе и одевали со свадебными сарафанами.

  Южнорусские кички с парными рожками, возвышающимися над головой женщины или спрятанными под мягкие шапочки – сороки с золотным очельем ближе всего к разгадке рогатости головных уборов, как символа женской плодовитости (чадородия).

Мужская крестьянская одежда также имеется в музее, но не в таком разнообразии, как женская. В основном, это рубахи и пояса, приготовленные невестой для жениха к свадебному торжеству. Среди них и рубахи – голошейки (без воротника или с небольшой стойкой по вороту), и рубахи – косоворотки, сохранившиеся в большом количестве.  

Традиционно, рубахи украшались по краям рукавов и подола ткаными, шитыми узорами, нередко дополненными белым или цветным кружевом, ситцевыми нашивками, бисером и блестками. Наиболее интересные экземпляры происходят из Курской, Воронежской, Пензенской, Вятской и др. губерний.

  Коллекция народной одежды Сергиево-Посадского музея-заповедника ярко отражает самобытные черты костюма русской крестьянки ХIХ – начала ХХ в., обусловленные многовековым укладом жизни народа, его представлениями о добром, полезном и прекрасном. 

Конкурс детских рисунков «НАЦИОНАЛЬНЫЕ КОСТЮМЫ НАРОДОВ РОССИИ» от Телерадиокомпании “СИНВ”.

В честь открытия музея в куклах-образах Л.И.Абрамычевой,Телерадиокомпания “СИНВ” объявляет конкурс детских рисунков “НАЦИОНАЛЬНЫЕ КОСТЮМЫ НАРОДОВ РОССИИ”

 

Часто ли мы представляем себе, как выглядели 300, а то и 400 лет назад наши прабабушки и прадедушки, как одевались, какие украшения дарили друг другу? Национальные костюмы народов России выглядят настолько разнообразно, что порой и представить сложно тот или иной наряд, а люди столетиями одевают по праздникам необыкновенные платья и рубахи и выходят на улицы.

Телерадиокомпания “СИНВ” совместно с музеем в куклах-образах Л.И. Абрамычевой решили посмотреть, насколько они знают и как представляют себе национальные костюмы народов России. Мы объявляем конкурс детских рисунков с целью привлечь внимание детей  к красоте и разнообразию национальных и исторических костюмов, а так же воспитать уважение к культуре разных этносов, воспитать толерантность и интерес к культурным ценностям разных народов России. Принять участие может каждый ребенок, главное соблюдать основные правила.

Правила участия:

  1. Рисунок должен быть выполнен цветными (можно восковыми) карандашами или красками.Приветствуется декоративное украшение костюма (женский или мужской), (тесьма, ленты, бусинки и т.д.)
  2. Рисунок должен быть выполнен на листе формата А4.
  3. Прислать рисунок в электронном виде на электронную почту [email protected] или принести готовую работу в редакцию телерадиокомпании по адресу: г. Обнинск, ул. Курчатова, д. 27.

Сроки проведения:

            с 15 по 31октября 2018 года.

Подведение итогов:

Все участники получают Дипломы ЮНЕСКО! Так же будут определенны победители в трех номинациях, которые получат грамоты от Телерадиокомпании СИНВ в г. Обнинске.

Категория:0+

Русско народные костюмы рисунки карандашом. Как нарисовать русский народный костюм поэтапно. Прорисовка декорированных частей одежды

Пару дней назад мне писала Алена Белова с просьбой показать как рисовать народный костюм карандашом. Я сделал уже много уроков рисования разной одежды. Ссылки на них ты увидишь внизу, под этим уроком. А для этого я подобрал картинку с изображением женской праздничной одежды из Тверской губернии 19 века: Слева изображен сарафан, рубаха и пояс. Справа девичья праздничная рубаха с поясом. Если тебе задали на уроке истории или изо эту тему, ты можешь воспользоваться этим уроком:

Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно

Шаг первый. Делаю набросок основных частей костюмов. Это ничем не отличается от наброска человека, только без головы и ног. Здесь так же важно соблюдать пропорции.
Шаг второй. Прорисовываем форму платьев. Народные костюмы (по крайней мере наши) не отличались открытостью, поэтому здесь почти все тело скрыто.
Шаг третий. Очень важный момент это складки. Без них рисунок будет похож на бумажное платье. Старайся показать все возможные изгибы и тени от них на платье.
Шаг четвертый. Еще одна отличительная черта народного костюма это изобилие узоров. Это непросто какие-то выдумки от Армани или Гучи. Каждый узор что-то обозначает. Рисовать их сложно, но, если ты этого не сделаешь, зрителю будет трудно определить: это платье какой-то барышни или народный костюм? А так, взглянув лишь на секунду, любой без ошибок определит.
Шаг пятый. Если добавить штриховки, рисунок станет более реалистичным.
Я уже писал выше, что тут у меня очень много уроков рисования. Ты можешь брать любую тему, в которой есть одежда и срисовывать. Но я выбрал лучшие тематические уроки из этого и даю их тебе.

Публикации раздела Традиции

Р усские женщины, даже простые крестьянки, были редкими модницами. В их объемных сундуках хранилось множество самых разных нарядов. Особенно они любили головные уборы - простые, на каждый день, и праздничные, вышитые бисером, украшенные самоцветами. На национальный костюм, его покрой и орнамент влияли такие факторы, как географическое положение, климат, основные занятия в этом регионе.

«Чем пристальнее изучаешь русский народный костюм как произведение искусства, тем больше находишь в нем ценностей, и он становится образной летописью жизни наших предков, которая языком цвета, формы, орнамента раскрывает нам многие сокровенные тайны и законы красоты народного искусства».

М.Н. Мерцалова. «Поэзия народного костюма»

В русских костюмах. Муром, 1906–1907 годы. Частное собрание (архив Казанковых)

Вот и в русском костюме, который начал складываться к XII веку, заложена подробная информация о нашем народе - труженике, пахаре, земледельце, веками живущем в условиях короткого лета и долгой лютой зимы. Что делать бесконечными зимними вечерами, когда за окном завывает вьюга, метет метель? Крестьянки ткали, шили, вышивали. Творили. «Бывает красота движения и красота покоя. Русский народный костюм - это красота покоя» , - писал художник Иван Билибин.

Рубаха

Рубаха длиной до щиколоток - главный элемент русского костюма. Составная или цельнокроеная, из хлопка, льна, шелка, кисеи или простая холщовая. Подол, рукава и ворот рубах, а иногда и нагрудную часть украшали вышивкой, тесьмой, узорами. Цвета и орнаменты различались в зависимости от области и губернии. Воронежские женщины предпочитали вышивку черного цвета, строгую и изысканную. В Тульской и Курской областях рубахи, как правило, плотно вышиты красными нитями. В северных и центральных губерниях преобладали красный, синий и черный, иногда золотой. Русские женщины часто вышивали на рубахе заклинательные знаки или молитвенные обереги.

Рубахи надевали разные в зависимости от того, какую работу предстояло выполнить. Были рубахи «покосные», «пожнивные», была и «рыболовка». Интересно, что рабочую рубаху для жатвы всегда богато украшали, она приравнивалась к праздничной.

Рубаха-«рыболовка». Конец XIX века. Архангельская губерния, Пинежский уезд, Никитинская волость, село Шардонемское.

Покосная рубаха. Вологодская губерния. II половина XIX века

Слово «рубаха» происходит от древнерусского слова «рубь» - рубеж, край. Стало быть, рубаха - сшитое полотнище, с рубцами. Раньше говорили не «подшить», а «подрубить». Впрочем, это выражение встречается и сейчас.

Сарафан

Слово «сарафан» произошло от персидского «саран па» - «через голову». Впервые оно упоминается в Никоновской летописи от 1376 года. Впрочем, заморское слово «сарафан» в русских деревнях звучало редко. Чаще - костыч, штофник, кумачник, синяк или косоклинник. Сарафан был, как правило, трапециевидного силуэта, он надевался поверх рубахи. Сначала это было чисто мужское одеяние, парадное княжеское облачение с длинными откидными рукавами. Его шили из дорогих тканей - шелка, бархата, парчи. От вельмож сарафан перешел к духовенству и лишь после закрепился в женском гардеробе.

Сарафаны были нескольких видов: глухие, распашные, прямые. Распашные сшивались из двух полотнищ, которые соединяли при помощи красивых пуговиц или застежек. Прямой сарафан крепился на лямках. Популярен был и глухой косоклинный сарафан с продольными клиньями и скошенными вставками по бокам.

Сарафаны с душегреями

Воссозданные праздничные сарафаны

Самые распространенные цвета и оттенки для сарафанов - темно-синий, зеленый, красный, голубой, темно-вишневый. Праздничные и свадебные одеяния шили в основном из парчи или шелка, а повседневные - из грубого сукна или ситца.

«Наряжались красавицы разных сословий почти одинаково - разница была лишь в цене мехов, тяжести злата и блеске каменьев. Простолюдинка «на выход» надевала длинную рубаху, поверх нее - расшитый сарафан и душегрейку, отделанную мехом или парчой. Боярыня - рубаху, верхнее платье, летник (расширяющаяся книзу одежда с драгоценными пуговицами), а сверху еще и шубку для пущей важности».

Вероника Батхан. «Русские красавицы»

Портрет Екатерины II в русском платье. Картина Стефано Торелли

Портрет Екатерины II в шугае и кокошнике. Картина Вигилиуса Эриксена

Портрет великой княжны Александры Павловны в русском костюме». Неизвестный художник. 1790 годjavascript:void(0)

На какое-то время у знати сарафан был забыт - после реформ Петра I, который запрещал приближенным ходить в традиционной одежде и культивировал европейский стиль. Вернула предмет гардероба Екатерина Великая, известная законодательница мод. Императрица старалась воспитывать в российских подданных чувство национального достоинства и гордости, ощущение исторической самодостаточности. Когда Екатерина стала править, она начала одеваться в русское платье, подавая пример придворным дамам. Однажды на приеме у императора Иосифа II Екатерина Алексеевна появилась в алом бархатном русском платье, унизанном крупным жемчугом, со звездою на груди и в бриллиантовой диадеме на голове. А вот еще одно документальное свидетельство из дневника англичанина, который побывал при русском дворе: «Государыня была в русском наряде - светло-зеленом шелковом платье с коротким шлейфом и в корсаже из золотой парчи, с длинными рукавами» .

Понева

Понева - мешковатая юбка - была обязательным элементом гардероба замужней женщины. Понева состояла из трех полотнищ, могла быть глухой или распашной. Как правило, ее длина зависела от длины женской рубахи. Подол украшали узорами и вышивкой. Чаще всего поневу шили из полушерстяной ткани в клетку.

Юбку надевали на рубаху и оборачивали вокруг бедер, а на талии ее держал шерстяной шнур (гашник). Сверху обычно носили передник. На Руси для девушек, которые достигли совершеннолетия, существовал обряд надевания поневы, который говорил о том, что девушка могла быть уже просватанной.

Пояс

Женские пояса из шерсти

Пояса со славянскими узорами

Станок для ткачества поясов

На Руси было принято, чтобы нижняя женская рубашка всегда была подпоясана, существовал даже обряд опоясывания новорожденной девочки. Считалось, что этот магический круг защищает от нечисти, пояс не снимали даже в бане. Ходить без него считалось большим грехом. Отсюда значение слова «распоясаться» - обнаглеть, забыть о приличиях. Шерстяные, льняные или хлопковые пояса вязали крючком или ткали. Иногда кушак мог достигать в длину трех метров, такие носили незамужние девицы; покромку с объемным геометрическим узором надевали те, кто уже вышел замуж. Желто-красным поясом из шерстяной ткани с тесьмой и лентами оборачивались в праздники.

Передник

Женский городской костюм в народном стиле: кофта, передник. Россия, конец XIX века

Женский костюм Московской губернии. Реставрация, современная фотография

Передник не только защищал одежду от загрязнения, но и украшал праздничный наряд, придавал ему законченный и монументальный вид. Передник гардероба носили поверх рубахи, сарафана и поневы. Его украшали узорами, шелковыми лентами и отделочными вставками, край оформляли кружевом и оборками. Существовала традиция вышивать передник определенными символами. По которым можно было, как по книге, прочесть историю женской жизни: создание семьи, число и пол детей, почивших родственников.

Головной убор

Головной убор зависел от возраста и семейного положения. Он предопределял всю композицию костюма. Девичьи головные уборы оставляли часть волос открытыми и были довольно простыми: ленты, повязки, обручи, ажурные венцы, сложенные жгутом платки.

Замужние женщины должны были полностью покрывать свои волосы головным убором. После венчания и обряда «расплетения косы» девушка носила «кичку молодухи». По древнерусскому обычаю поверх кички надевали платок - убрус. После рождения первенца надевали рогатую кичку или высокий лопатообразный головной убор, символ плодородия и способности деторождения.

Кокошник был парадным головным убором замужней женщины. Кичку и кокошник замужние женщины надевали, когда выходили из дома, а дома носили, как правило, повойник (чепец) и платок.

По одежде можно было определить возраст ее владельца. Наиболее ярко одевались молодые девушки до рождения ребенка. Скромной палитрой отличались костюмы детей и людей в возрасте.

Женский костюм изобиловал узорами. В орнамент вплетали изображение людей, животных, птиц, растения и геометрические фигуры. Преобладали солнечные знаки, круги, кресты, ромбические фигуры, олени, птицы.

Стиль «капуста»

Отличительная черта русского национального костюма - его многослойность. Повседневный костюм был максимально простым, он состоял из самых необходимых элементов. Для сравнения: праздничный женский костюм замужней женщины мог включать в себя около 20 предметов, а повседневный - всего семь. По поверьям, многослойная просторная одежда предохраняла хозяйку от сглаза. Ношение менее трех слоев платьев считали неблагопристойным. У знати сложные платья подчеркивала достаток.

Крестьяне шили одежду в основном из домотканого холста и шерсти, а с середины XIX века - из фабричного ситца, сатина и даже шелка и парчи. Традиционные наряды были популярны до второй половины XIX века, когда их начала понемногу вытеснять городская мода.

Благодарим за предоставленные фотографии художников Татьяну, Маргариту и Таис Карелиных - лауреатов международных и городских конкурсов национального костюма и педагогов.

Несмотря на смену названий и политического строя, наша страна несёт древние и особенные культурные ценности наших предков. Заключаются они не только в искусстве, традициях, характерных чертах нации, но и в национальном костюме.

История создания

Древнерусским костюмом считается национальная одежда населения Руси домонгольского нашествия и Московской Руси, до прихода Петра I к власти. На формирование особых черт нарядов повлияло сразу несколько факторов : тесные отношения с Византией и Западной Европой, суровые климатические условия, деятельность подавляющего числа населения (скотоводство, землепашество).

Одежду шили в основном из льна, хлопка, шерсти и сама по себе она имела простой покрой и длинный, закрытый фасон. Зато те, кто мог себе это позволить, всячески украшали скромный наряд нескромными декоративными элементами: жемчужинами бусами, шелковой вышивкой, вышивкой золотой или серебряной нитью, меховой отделкой. Национальный костюм отличался и яркой расцветкой (багряный, червлёный, лазоревый, зелёный оттенки).

Костюм эпохи Московской Руси с XV по XVII века сохранил характерные особенности, но претерпел некоторые изменения в сторону более замысловатого покроя. На различия нарядов населения повлияло классовое разделение: чем богаче и знатнее был человек, тем многослойнее был его наряд, причём носили его как в помещении, так и на улице, независимо от времени года. Появились распашные и приталенные одежды, своё влияние оказала восточная и польская культура. Кроме льна использовались суконные, шелковые, бархатные материалы. Осталась традиция шить яркую одежду и богато украшать её.

На рубеже XVII – XVIII веков Петр I издал указы, запрещающие всем, кроме крестьян и священников, одеваться в национальные костюмы, что сыграло отрицательную роль в их развитии. Указы были изданы с целью наладить политические отношения с европейскими союзниками, перенять их культуру. Народу насильно привили вкус, заменив шикарные, но длиннополые и неудобные многослойные одежды более комфортными и облегчёнными общеевропейскими с короткими кафтанами, декольтированными платьями.

Русский национальный костюм остался в пользовании народа и купечества, однако всё-таки перенял некоторые модные веяния, например, подпоясанный под грудью сарафан. Во второй половине XVIII века Екатерина II сделала попытку вернуть некоторую национальную самобытность вошедшим в моду европейским костюмам , особенно в том, что касалось используемых материалов и пышности отделки.

XIX век вернул спрос на национальный костюм, в чём свою роль сыграл возрастающий из-за Отечественной войны патриотизм. Сарафаны и кокошники вернулись в обиход знатных барышень. Шились они из парчи, кисеи, батисты. Появляющаяся одежда, например, «женский мундир», может внешне и не напоминала национальный костюм, но всё-таки имела определённое символическое разделение на «рубаху» и «сарафан». В XX веке из-за отрезанности от европейских поставщиков произошло своеобразное возвращение национальных нарядов, а во второй половине, в 70-ых, оно являлось не больше, чем модной тенденцией.

Несмотря на то, что можно выделить определённый традиционный комплект одежды, из-за большой территории страны национальный костюм принимал характерные черты в тех или иных регионах. Северорусский комплект является сарафанным, а чуть более древний южнорусский – понёвным. В центральной России костюм был больше схож с северным, однако встречались черты южных регионов.

Сарафаны были распашные и глухие, имели трапециевидный фасон, шились из одного или нескольких полотен. Более простыми сарафанами являются изделия на лямках, прямого покроя. Праздничные шились из шёлка и парчи, а для ежедневных дел и жизни – сукна и ситца. Иногда поверх сарафана надевали душегрею.

Южнорусский костюм включал в себя длинную рубаху и набедренную юбку – понёвы. Понёву одевали поверх рубахи, оборачивая вокруг бёдер и закрепляя шерстяным шнуром на талии. Она могла быть как распашной, так и глухой, дополняться передником.

У каждой губернии были свои предпочтения и особенности в декорировании, цветах, элементах и даже названиях. В Воронежской губернии понёвы украшали вышивкой оранжевого цвета, в Архангельской, Тверской и Вологодской были распространены геометрические символы, а то что в Ярославской губернии называли «ферязь», в Смоленской было «сороклин».

В современном мире своя особенная мода, но в народе наблюдается интерес к истокам, национальной одежде. Традиционные наряды можно увидеть в музеях и иногда на выставках, их используют для театральных и танцевальных постановок, на праздниках. Многие дизайнеры и модельеры используют характерные черты русского народного костюма в своих коллекциях, а некоторые из них, как и исследователи, углубляются в подробное изучение, например, Сергей Глебушкин и Фёдор Пармон.

Особенности

Несмотря на большие различия в регионах и даже губерниях, можно выделить общие характерные черты национальной русской одежды: многослойность, расклёшенный силуэт, яркие цвета, богатая отделка.

Многосоставность наряда была свойственна во всех слоях населения. В то время как у рабочего народа костюм мог состоять из семи элементов, у богатых дворян уже из двадцати. Одна одёжка одевалась поверх другой, будь то распашная, глухая, накидная, на застёжках и завязках. Национальному наряду практически не свойственен приталенный силуэт, наоборот, в почёте свободные, трапециевидные фасоны, а длина в большинстве случаев в пол.

Издавна у русского народа существовала страсть к ярким цветам, несущим радость. Самые распространённые – красный, синий, золотой, белый, голубой, розовый, малиновый, зелёный, серый. Но кроме них в каждой губернии были свои предпочтения в оттенках, коих было великое множество: брусничный, васильковый, дымчатый, крапивный, лимонный, маковый, сахарный, тёмно-гвоздичный, шафранный, - и это лишь немногие из них. А вот чёрный цвет использовался лишь в элементах некоторых регионов, а затем долгое время ассоциировался исключительно с траурным нарядом.

Вышивка издревле имела сакральное значение для русского национального костюма. В первую очередь она всегда выступала не украшением, а оберегом, защитой от злых духов. Языческая символика не канула в лету даже с приходом христианства, однако орнаменты приобрели новые элементы, соединив в себе старые славянские и новые церковные мотивы. Защитные обереги вышивали на вороте, манжетах, подоле. Самым часто применяемым цветовым решение были красные нити по белому полотну, а уже после стала распространяться многокрасочность.

С течением времени вышивка приобрела скорее декоративный характер, хотя несла в себе сюжеты древних орнаментов и узоров. Свою роль в изменении значения сыграли и развитие золотошвейного искусства, вышивки речным жемчугом, промыслов, элементы которых перенесли с посуды и мебели на одежду. Исконный русский узор предполагает геометрические строгие формы, почти полное отсутствие скругленных элементов, что обуславливалось техникой вышивки. Самые распространённые мотивы и конкретные символы: солнце, цветы и растения, животные (птицы, кони, олени), женские фигурки, избушки, фигуры (ромбы, скошенный крест, ёлочка, розетки, восьмиугольные звёзды).

Использование элементов промыслов, например, хохломской или городецкой росписи, вошло в обиход позже.

Кроме вышивки наряды знати украшали пуговицами (деревянные пуговицы, обвитые канителью, кружевом, жемчугом, а иногда из драгоценных камней), кружевом и мехом по подолу и горловине, нашивками, ожерельями (расшитый жемчугом, пристёгивающийся воротник из атласа, бархата, парчи). Из дополнительных элементов – ложные рукава, пояса и кушаки, пришитые к ним сумки, ювелирные украшения, муфты, головные уборы.

Разновидности

Современный женский национальный костюм является своеобразной компиляцией сразу нескольких характерных черт, ведь на самом деле видов и вариантов исконного русского костюма очень много. Чаще всего мы представляем себе рубаху с объёмными длинными рукавами, цветной или красный сарафан. Впрочем, упрощённый вариант хоть и является самым распространённым, но далеко не единственным, так как многие дизайнеры и просто народные творцы возвращаются к традициям своих регионов, а значит в обиход входят различные фасоны и элементы.

Костюмы для девочек и детей очень сильно похожи на взрослые модели и включают в себя рубахи, косоворотки, штаны, сарафаны, переднички, юбки, головные уборы. Совсем детские модели могут быть сшиты с короткими рукавами, для пущего удобства, да и в принципе иметь общий вид платья, но с определённой национальными элементами. Для девочек-подростков встречается большее разнообразие взрослых моделей, причём не только сарафанов и рубах, но и шубок, понев.

Зимний народный костюм представляет собой уйму тяжёлой одежды. Кроме тёплого шерстяного сарафана частью наряда для холодного времени года являются короткая распашная шубейка, опашень, душегрея, телогреи, шубы, шерстяные чулки, тёплые головные уборы и шали. В более богатых вариантах присутствует натуральный мех.

Праздничные

Сценические костюмы бывают двух видов: наиболее схожие с настоящими национальными нарядами (для хора), в которых соблюдаются правила пошива и стилизованные, у которых присутствуют многие традиционные элементы, но допускаются необходимые отклонения. К примеру, наряды для хоровода, русского народного танца или других танцевальных направлений должны, в первую очередь, быть максимально удобными, поэтому юбки могут быть укороченными, чрезмерно пышными, а рукава не только длинными, но и ¾, «фонарики». К тому же, сценические костюмы, если только это не театральная постановка, богато украшены и максимально яркие, привлекающие внимание.

Особо нарядно и роскошно выглядят свадебные национальные костюмы. Для богатых и знатных они шились из тяжёлых дорогих тканей, а народ мог позволить себе более простые, такие как лён. Белый цвет считался символом святости, поэтому свадебные платья выполняли в других расцветках – серебряном, кремовом или разноцветном, нарядном. Обязательным считалось наличие вышивки символов флоры - ягод, листьев, цветов. Кроме того, в понятие свадебного наряда входило сразу четыре комплекта одежды – на предсвадебное гуляние, венчания, церемонии и празднования.

Фольклорные костюмы максимально приближены к исходникам. Умельцы воссоздают костюмы с характерными чертами того или иного региона, губернии. Карнавальные костюмы могут быть схожи с фольклорными или, наоборот, быть во многом упрощены. Однако праздничные наряды несомненно яркие и максимально декорированные.

В современном стиле

Национальный колорит – один из особенных стилей в моде , ведь он предполагает переплетение современных модных тенденций и традиционных черт в культуре того или иного народа. Славянские и русские мотивы любимы не только нашими соотечественниками, но и некоторыми заграничными дизайнерами. В такой одежде можно появиться на любой мероприятии, при этом выглядеть ультра-стильно и уместно.

    Русский народный костюм наполнен мелким рисунками и множеством деталей, именно поэтому его изображение потребует от вас скрупулзности и усердия.

    Предлагаю несколько вариантов подобных рисунков, которые можно распечатать, в дневное время приложить к окну,а поверх наложить чистый лист бумаги и просто срисовать изображение.

    Начнем рисунок с головы русской красавицы и русского национального головного убора — кокошника.

    следующий шаг набросок уложенных волос и серег

    прорисовываем глаза и губы в скромной улыбке

    перейдем к рисованию кокошника

    теперь перейдем к национальному сарафану

    четко прорисовывая рубашку и бретели сарафана

    дорисовываем рукава рубашки

    и платочек в руке

    прорисовываем мелкие детали сарафана и кокошника

    разукрашиваем красавицу

    Для того чтобы нарисовать женщину в русском народном костюме сначала необходимо нарисовать силуэт женщины. А затем нарисовать на ней русский народный костюм. Для этого необходимо знать как выглядит русский народный костюм.

    Прежде всего костюм состоит из сарафана, рубаки и головного убора кокошника.

    Идеи можно почерпнуть здесь:

    Женщине повезло в те давние времена,потому что е русский народный костюм отличался определенной праздничностью ,чего стоят только одни кокошники увенчанные различными вышивками и драгоценными переливающимися на свете камнями.

    Чтобы нарисовать именно костюм,а точнее если быть то платье или традиционный русский сарафан длинный у женщины,то можно посмотреть наглядный мастер класс,как его нарисовать вот здесь.

    Так же полезно будет посмотреть для рисования:

    Как нарисовать женщину карандашом поэтапно?

    Русскую женщину можно нарисовать карандашом поэтапно в такой последовательности:

    для начала нарисуем силуэт будущего длинного одеяния, прорисуем линии так:

    Затем вторым этапом идет прорисовка деталей:

    Третий этап — это раскрашивание костюма:

    Действительно очень тяжело прорисовать костюм национальный русский, а тем более женский. С мужским намного легче. Но есть очень много зарисовок и ответов выше, а я дам ролик, где четко показано как нарисовать поэтапно данный костюм.

    Женский русский национальный костюм выглядит намного богаче и ярче, нежели мужской.

    Нарисовать женский народный костюм может тот, кто его когда-нибудь видел и запомнил то разнообразие вышивок на длинной рубахе.

    Легче всего нарисовать женский русский народный костюм, глядя на пример рисования, как мы видим ниже:

    Самое сложное в этом рисунке лицо женщины и мелкие рисунки на национальном русском костюме.

    Делаем набросок основных частей костюма.

Пару дней назад мне писала Алена Белова с просьбой показать как рисовать народный костюм карандашом. Я сделал уже много уроков рисования разной одежды. Ссылки на них ты увидишь внизу, под этим уроком. А для этого я подобрал картинку с изображением женской праздничной одежды из Тверской губернии 19 века:

Слева изображен сарафан, рубаха и пояс. Справа девичья праздничная рубаха с поясом. Если тебе задали на уроке истории или изо эту тему, ты можешь воспользоваться этим уроком:

Как нарисовать русский народный костюм карандашом поэтапно

Шаг первый. Делаю набросок основных частей костюмов. Это ничем не отличается от наброска человека, только без головы и ног. Здесь так же важно соблюдать пропорции.

Шаг второй. Прорисовываем форму платьев. Народные костюмы (по крайней мере наши) не отличались открытостью, поэтому здесь почти все тело скрыто.

Шаг третий. Очень важный момент это складки. Без них рисунок будет похож на бумажное платье. Старайся показать все возможные изгибы и тени от них на платье.

Шаг четвертый. Еще одна отличительная черта народного костюма это изобилие узоров. Это непросто какие-то выдумки от Армани или Гучи. Каждый узор что-то обозначает. Рисовать их сложно, но, если ты этого не сделаешь, зрителю будет трудно определить: это платье какой-то барышни или народный костюм? А так, взглянув лишь на секунду, любой без ошибок определит.

Шаг пятый. Если добавить штриховки, рисунок станет более реалистичным.

Я уже писал выше, что тут у меня очень много уроков рисования. Ты можешь брать любую тему, в которой есть одежда и срисовывать. Но я выбрал лучшие тематические уроки из этого и даю их тебе.

Леон Бакст | Русский художник

Леон Бакст , оригинальное имя Лев Самойлович Розенберг , (родился 27 апреля [10 мая по новому стилю] 1866 года, Гродно, Россия [ныне Гродно, Беларусь] - умер 27 декабря 1924 года, Париж, Франция ), Еврейский русский художник, совершивший революцию в театральном дизайне как в декорациях, так и в костюмах. Его проекты для Русского балета, особенно в период его расцвета (1909–1914 гг.), Были роскошными, новаторскими и экстраординарными, а его влияние на моду и дизайн интерьера было широко распространено.

Происхождение принятой фамилии Бакст неясно. Бакст был подростком, когда в России началась эра яростного антисемитизма. Несмотря на это, он всю жизнь гордился своим наследием (хотя он был вынужден «обратиться», чтобы жениться на христианке, а с 1903 по 1910 год он номинально был лютеранином). Он интересовался изобразительным искусством с раннего возраста, хотя его первая попытка (примерно в 16 лет) поступить в Академию художеств в Санкт-Петербурге провалилась. После года учебы он был принят в 1883 году, и там он подружился со старшим учеником, художником Валентином Серовым.В 1887 году, когда Бакст представил на школьный конкурс «Пьета», изображающий знакомых библейских персонажей - Марию с красными глазами и учеников - как обедневших евреев, руководство школы возмутилось и уволило его.

Мало что известно о деятельности Бакста в ближайшие несколько лет. Он создал множество иллюстраций для журналов и детских книг, а в 1890 году он был представлен Александру Бенуа и его кругу, группе, неофициально известной как «невские пиквикианцы».«Как член этой группы, Бакст познакомился с Сержем Дягилевым и другими людьми, которые могли повлиять на его искусство и жизнь. В начале 1890-х Бакст путешествовал по Европе, а с 1893 по 1896 год он жил в Париже и учился в Академии Жюлиана и у Жана-Леона Жерома. После учебы в Париже и дальнейших путешествий он вернулся в Россию. Он был частью группы художников, сформировавших движение «Мир искусства», и вместе с Дягилевым и Бенуа он основал одноименный журнал (1898–1904).Члены движения пытались - посредством статей, лекций и выставок - информировать российскую общественность о тенденциях, движениях и проблемах в искусстве. Оплачиваемая работа в журнале освободила Бакста от патронажной системы и позволила ему сосредоточиться на графике и живописи.

Эскиз декорации Леона Бакста к балету «Русский балет 1909» постановки « Cléopâtre ».

© Photos.com/Jupiterimages

Под влиянием Саввы Мамонтова, художника, промышленника и мецената, Бакст и другие участники группы «Мир искусства» заинтересовались театральной постановкой.Бакст начал оформлять декорации в начале 1900-х годов, сначала в Эрмитажном театре. Участвуя в театральных постановках, он также показал свои работы на огромной передвижной выставке русского искусства, организованной в 1906 году Дягилевым. В 1909 году Бакст уехал в Париж, где начал создавать декорации и костюмы для новообразованной балетной труппы Дягилева.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Первой постановкой труппы, получившей название Ballets Russes, была смешанная программа с отрывками из русских опер и балетов с участием русской музыки и танцоров.Для этой программы Бакст разработал эффектный декор и костюмы для балета Мишеля Фокина « Cléopâtre » (1909; первоначально назывался Une Nuit d’Égypte ). Это было признанное событие вечера. Этот спектакль - с его новаторским подходом к одежде и акцентом на восточном, жестоком и чувственном - послужил образцом для будущих феерий Русского балета, и Бакст стал главным художником-декоратором компании. За этим успехом он последовал за другим, создав сцену и декорации для бешено популярных Le Carnaval и балета Schéhèrazade (оба 1910).Последний обычно считается одним из главных произведений Русского балета. Его богатство красок и фактур в декорациях и костюмах стало мощной поддержкой его сенсационной истории. Далее Бакст разработал декор и костюмы для Le Spectre de la rose и Narcisse (оба 1911 г.) и для L'Après-midi d'un faune и Daphnis et Chloé (оба 1912 г.), а также разработал костюмы. только для Les Papillons (1912) и La Legende de Joseph (1914).В течение этого периода он работал с другими компаниями, а также в других СМИ.

Эскиз декорации Леона Бакста к спектаклю Иды Рубинштейн «Саломея» (1912).

© Photos.com/Jupiterimages

Благодаря этим и другим работам Бакст добился международной известности. Его смелый дизайн и роскошные цвета в сочетании с мельчайшими деталями явно повлияли на ткани и моду того времени. Тем не менее, после 1912 года его влияние и участие в Русских балетах стало ослабевать, поскольку Дягилев искал новых артистов.У Бакста, однако, не было недостатка в работе, он подружился с такими людьми, как танцовщицы Анна Павлова и Ида Рубинштейн, которые создали свои собственные труппы, и он продолжал создавать декорации и костюмы для театра в качестве фрилансера. Его предпоследним эскизом для Русских балетов была постановка 1917 года « Добродушные дамы» ( Les Femmes de bonne humeur ). Хотя Баксту было поручено спроектировать будущую постановку, Дягилев отверг его рисунки, и двое мужчин, которые часто ссорились и мирились, фактически прекратили свою дружбу в 1919 году.Тем не менее, в 1921 году Бакст был привлечен к оформлению лондонской постановки Дягилева картины Петра Ильича Чайковского « Спящая красавица» (также называемая « Спящая принцесса »). Это оказалось его последней крупной работой. Он посетил Соединенные Штаты в 1922-1923 годах, где, среди прочего, спроектировал частный театр (отреставрированный в 1990 году) для Evergreen House (ныне музей и библиотека Evergreen), дом в Балтиморе железнодорожного магната и дипломата Джона Ворка Гарретта и его коллег. жена Алиса.

Костюмы народов России XVIII - XIX веков Художественный рисунок

14 июня - 1 сентября
Дата

16.00–17.00
Время

галерея "Ракурс" (2 этаж)
Расположение

14 июня в библиотеке откроется выставка «Одежды наших предков. Художественный рисунок XVIII - XIX веков».

На выставке представлено собрание гравюр XVIII века и литографий XIX века российских и зарубежных художников из фондов Российской государственной художественной библиотеки.На представленных рисунках изображены традиционные костюмы народов, населявших Россию в прошлые века (регионы Северного Кавказа и Поволжья, Крайний Север, Сибирь, Средняя Азия, Прибалтика и др.).

На выставке будут представлены гравюры Иоганна Готлиба Георгия (1729–1802), литографии Емельяна Корнеева (1782–1839) и хромолитография из альбома «Народы России» Гюстав Теодор Паули (1817–1867). экспозиция.На литографиях одни символы статичны, другие - динамичны. Все фигуры изображены на фоне пейзажа, фасада или интерьера жилища, в зависимости от того, что художник считал наиболее характерным для данной местности.

Картины имеют тенденцию к живописности, яркости и насыщенности красок. Мелкие детали, орнаменты тканей и украшения проработаны с ювелирной точностью, а выразительные лица соответствуют этническим типам. Одни изображения сделаны с натуры, другие - из собраний Императорского Русского географического общества.

В день открытия экспозиции Национальная библиотека Беларуси представит выставку энциклопедических изданий, книг и статей по истории русского и белорусского костюма.


Вернисаж откроется в галерее «Ракурс» (2 этаж) по адресу 16.00 .

Приглашаем вас посетить выставку «Одежда наших предков. Художественный рисунок 18-19 веков», которая продлится до 1 сентября 2018 года .

Дата закрытия выставки может быть изменена.

Время работы выставки соответствует графику работы библиотеки .
Вход на выставку осуществляется по библиотечному билету или билету социально-культурного центра библиотеки.

Свяжитесь с нами : 293 28 81, 266 37 37, 293 28 23.
Эл. Почта: pr @ nlb.по


Читайте также: Народный костюм как отражение истории народа: Выставка графики XVIII-XIX веков

Подход Сергея Дягилева к важным произведениям искусства

Эскизы костюмов и декораций Чаута, представленные в официальной программе (1921 г.) )

Художник: Михаил Ларионов

Чоут - балет по мотивам русской народной сказки, предложенной Дягилеву Стравинским. В сказке семь шутов убивают своих жен после того, как восьмой шут сказал, что у него есть магия, чтобы возвращать людей к жизни.Когда восьмой шут терпит поражение и остальные ищут мести, он маскируется под женщину, чтобы сбежать. Такая сказка соответствовала искусству Ларионова, который (вместе с Гончаровой) обращался к русскому прошлому в использовании формы и цвета. У Дягилева и Ларионова долгая история сотрудничества: Дягилев представил художника на двух выставках 1906 года: в Екатерининском зале Санкт-Петербурга и снова в Осеннем салоне в Париже.

В своих декорациях Ларионов создавал сказочные миры, используя идеи футуризма и примитивизма, такие как смелая графика, полосы и треугольники.Костюмы отражали декор в использовании узоров, заимствованных из традиционной сельской русской одежды. И снова Дягилев стремился использовать художника из своей родины для продвижения уникального и захватывающего стиля России и Востока. После премьеры балета в мае 1921 года в Муниципальном театре де ла Гете в Париже один критик описал декорации Ларионова как знаменитую колонию русских художников 19 века Абстрамцево, только «после землетрясения». Однако работа Ларионова не всем пришлась по вкусу, и когда балет дебютировал в Лондоне, танцевальный критик Сирил Бомонт сказал, что «цветовые контрасты были настолько яркими и ослепляющими, что было почти больно смотреть на сцену».

Чоут был одним из самых сложных балетов, которые когда-либо создавал Дягилев, и он во многом полагался на своего старого знакомого Ларионова не только в декорациях и костюмах, но и в хореографии. В то время французские критики предполагали, что Дягилев потерял способность определять передовых художников и креативщиков. Дягилев надеялся, что его первый заказ Сергея Прокофьева для партитуры балета и его участие в хореографии молодого польского танцора Тадеуша Славинского заставят критиков замолчать.Однако по репетициям было ясно, что Славинский находил сложную музыку слишком сложной, поэтому Дягилев обратился за помощью к Ларионову; странный выбор, учитывая отсутствие у артиста музыкальных навыков. Прокофьев нашел дизайн и творческий вклад Ларионова полезными, заявив, что «он делал все, что я хотел, и я полагался на его огромную находчивость и хороший вкус».

Бумага, акварель - Bibliothèque nationale de France

Путешествие в Россию Doodle Рисование значка с изображением культуры, костюма, ориентира.. Клипарты, векторы, и Набор Иллюстраций Без Оплаты Отчислений. Изображение 56565466.

Путешествие в Россию значок рисования каракули с культурой, костюмом, достопримечательностями и символами Клипарты, векторы, и Набор Иллюстраций Без Оплаты Отчислений. Изображение 56565466.

Путешествие в Россию каракули рисования значка с концепцией туризма культуры, костюма, ориентира и кухни на фоне доски, создать вектор

S M L XL EPS

Таблица размеров

Размер изображения Идеально подходит для
S Интернет и блоги, социальные сети и мобильные приложения.
M Брошюры и каталоги, журналы и открытки.
л Плакаты и баннеры для дома и улицы.
XL Фоны, рекламные щиты и цифровые экраны.

Используете это изображение на предмете перепродажи или шаблоне?

Распечатать Электронный Всесторонний

7900 x 6320 пикселей | 66.9 см x 53,5 см | 300 точек на дюйм | JPG

Масштабирование до любого размера • EPS

7900 x 6320 пикселей | 66,9 см x 53,5 см | 300 точек на дюйм | JPG

Скачать

Купить одно изображение

6 кредит

Самая низкая цена
с планом подписки

  • Попробовать 1 месяц на 2209 pyб
  • Загрузите 10 фотографий или векторов.
  • Нет дневного лимита загрузок, неиспользованные загрузки переносятся на следующий месяц

221 pyб

за изображение любой размер

Цена денег

Ключевые слова

Похожие векторы

Нужна помощь? Свяжитесь со своим персональным менеджером по работе с клиентами

@ +7 499 938-68-54

Мы используем файлы cookie, чтобы вам было удобнее работать.Используя наш веб-сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie, как описано в нашей Политике использования файлов cookie

. Принимать

Уважаемое фигурное катание! Геноцид - это не модное заявление

Антон Шулепов - 23-летний фигурист, выросший в этой замкнутой, поверхностной культуре, поэтому он, очевидно, не знал лучшего, чем кататься под музыку из «Список Шиндлера» в костюме наполовину нацистского охранника лагеря и наполовину обреченного еврея с желтой Звездой Давида на груди.Несомненно, какой-нибудь взрослый из мирских людей должен был выступить вперед и сказать ему: «Прекрати. Останови музыку. К истреблению шести миллионов человек за то, как они молились, нельзя относиться с театральной яркостью ». Но в фигурном катании этого не делал никто. Вместо этого они номинировали его на приз за «лучший костюм».

Костюм для фигурного катания кажется банальным? В этом и заключается проблема. Это уменьшает предмет. Какой-то дизайнер подумал, что так одеть Шулепова - хорошая идея. Кто-то на самом деле сказал: «Давайте поместим его в нечто холокостное и геноцидное, чтобы соответствовать этой теме.«Итак, молодой фигурист, не имеющий представления об изначальных преступлениях, проплыл по льду и превратил Холокост в« по сути своей опоры », - сказал Джонатан Гринблатт, исполнительный директор Антидиффамационной лиги.

Возникший в результате протест вынудил Международный союз конькобежцев принести извинения на этой неделе за «плохие настроения», вызванные костюмом и его номинацией на награду. В то же время руководство спорта выступило с совершенно неискренней защитой. В ISU заявили, что все это было недоразумением.Это был другой костюм Шулепова, из его короткой программы, который «должен был быть выставлен на голосование». Riiiiiight. Они намеревались номинировать именно черную водолазку.

Оправдания ISU были бы более правдоподобными, если бы подобные вещи не были так распространены в фигурном катании. В последние несколько лет безвкусное использование катастрофы как украшения стало повсеместным. Одна девушка на чемпионате мира каталась под саундтрек, который включал настоящий звук и сирены от атак 11 сентября. Две танцовщицы в костюмах аборигенов.Французская пара вышла на лед в одежде, залитой фальшивой кровью и пеплом, чтобы кататься на коньках к Les Misérables. Что дальше? Кататься на коньках под «Странный фрукт»?

И все же фигурное катание может быть настолько творческим, что это почти искусство. Признание: это тайно мой любимый вид спорта. Величайшие спортивные выступления, которые я когда-либо видел, приходились на лед, где момент чемпионата усиливался великолепной маскировкой атлетизма, усилием напряженных прыжков и вращений, приземляющихся на лезвие ножа, скрытое музыкальностью и тканью.Брайан Бойтано в роли Наполеона, Гордеева и Гринькова в «Лунной сонате», «Кармен» Катарины Витт. На моей памяти спортсмены не взлетали выше.

Неизменно великий модный обозреватель Washington Post Робин Гивхан отметил, что, когда одежда «перестает быть прямым диалогом о подолах и силуэтах и ​​превращается во что-то импрессионистское и даже поэтическое, она творит чудеса в подсознании, вытягивая хорошее и плохое ».

Что-то подобное происходит со спортивным телом в катании на коньках.Это самый эфемерный и в то же время мощный человеческий результат во всем спорте, а его костюм - часть создания иллюзии, прикрывающей необработанные мускулы. Это не плохо.

Дело здесь не в том, чтобы задушить соревновательную смелость или креативность, и сказать, что фигуристы должны выступать перед Пуччини и Гершвином только в безопасном серо-коричневом цвете. Вопрос в том, где провести грань между постановкой, заставляющей задуматься, которая должна быть поэтической данью, и банальностью? Гивхан, видевший, как дизайнеры флиртуют с подобными нарушениями в полосатой пижаме или камуфляже, говорит: «Я считаю, что все может быть источником вдохновения для творческого самовыражения.Однако эта свобода влечет за собой огромную ответственность. Дизайнер должен понимать нюансы того, что он исследует, историю и последствия ».

То, что делает партитуру «Списка Шиндлера» великолепным воспоминанием, а не тривиальным поиском мусора, заключается в том, что каждая нота в ней звучит освященно, от причитающего уважения Джона Уильямса к европейской музыке 19-го века до глухого крика скрипки Ицхака Перлмана, сына польских евреев, протягивающих свой лук, как меч, пронзающий ваше сердце.Неудивительно, что так много фигуристов хотят перебраться на его проходы. Они, без сомнения, надеются, что это улучшит их выступления.

Но если вы собираетесь взяться за эту музыку, вам лучше понять и уважать ее значение настолько, чтобы не использовать Звезду Давида как чертов блесток.

Неприятная ирония заключается в том, что существует множество правил, регулирующих костюмы при катании на коньках, от длины юбок и покроя брюк до бус и бахромы. Все они о технических вопросах. Ни в чем не говорится о достоинстве. Фигуристы придумывают свои номера и костюмы со всей искренностью доярок Фестиваля Возрождения и с меньшей преданностью своему предмету, чем среднестатистические реконструкторы времен Гражданской войны.

Костюм Шулепова наносит определенный урон, как и рождественские украшения на тему Холокоста на Amazon. Это способствует принижению фактов и бесчувственности отрицания. Это делает чрезвычайно важное событие несущественным. Гринблатт говорит, что «вы уменьшаете необычность» Освенцима, когда используете его «для дополнения чего-то банального».

8. «Море - наше поле»: поморская идентичность в русской этнографии

Маша Шоу и Натали Ванзидлер

«Море - это наше поле» - старая популярная поговорка среди группы северных русских, которые стали известны как поморы.«Если Бог даст нам рыбу, Он даст нам и хлеба», - продолжает пословица (Максимов 1857: 247). Это высказывание фиксирует одну из ключевых осей, вокруг которых выражается идентичность в этой далекой северной окраине российского поселения. Русская идентичность традиционно связана с зерновым земледелием и степными ландшафтами. Термин поморы, напротив, происходит от русских слов po mori͡u, что означает «по морю». Это косвенно указывает на тот факт, что люди, живущие вдоль Белого и Баренцева морей, традиционно преуспевали в рыболовстве и охоте на морских млекопитающих - стратегии выживания, которая будет иметь большое значение для движений поморской идентичности в конце двадцатого и начале двадцать первого веков. .

В этой главе мы исследуем, как материальные, лингвистические и экологические факторы подчеркивают способ выражения идентичности на северной границе европейского русского поселения. Эти нарративы, как исторические, так и современные, иллюстрируют то, как этнос можно увидеть, чтобы получить свою идентичность из вызывающего воспоминания пейзажа. Как мы увидим, экологические условия поморской идентичности обеспечивают сильную тягу, которую современные активисты используют для защиты устойчивости поморов. Этот этнографический пример с крайнего севера России иллюстрирует «биосоциальный» компонент мышления этноса, описанный в главах 1 и 2.Несмотря на относительно небольшую численность населения, поморы сыграли значительную роль в размышлениях об идентичности и русской этнографии, в частности в ее уникальной теории этноса. Поморы описываются как «самые настоящие русские», как неоднозначная подгруппа или субэтнос великороссов и как «менее многочисленное коренное меньшинство».

Интересно и, возможно, немаловажно, что примеры отличительного качества образа жизни поморов восходят к самому основанию русской этнографии в восемнадцатом и девятнадцатом веках - любопытный случай, когда этнографические примеры сыграли роль в формировании дисциплины, которая документы их.Кроме того, примечательно, что статус идентичности на этой самой северной окраине российских поселений имеет тенденцию отражать аналогичные аргументы, выдвинутые о статусе поселений южных славян в регионе, ныне известном как Украина. В этой главе мы идентифицируем некоторые общие темы в описании жизни поморов, которые отражают то, как великороссы идентифицируются как нация.

Пример с поморами имеет еще один иронический поворот, который был неотъемлемой частью недавних политических движений.Интимное знакомство поморских моряков с морскими технологиями дало им особую роль в содействии расширению Новгородского государства сначала вдоль побережья Белого моря, затем к арктическим островам Баренцева моря и, наконец, по всей Сибири. Стремительный характер российской экспансии через Евразию придает поморам уникальный статус как народа, обладающего особым типом местной политической и экологической адаптации, и в то же время играет ключевую роль в колонизации Евразии.Эта двойная связь в определении поморской идентичности, как мы покажем, играет важную роль в том, как поморы сегодня воспринимаются как часть великорусского проекта идентичности и одновременно отличны от него.

Глава основана на полевых исследованиях в поморских селах и интервью с представителями поморской интеллигенции в 2014–2016 годах в городе Архангельске и нескольких селах Мезенского, Приморского и Онежского районов Архангельской области. Полевые работы включали участие в неформальных мероприятиях, таких как рыбалка и сбор ягод, а также участие в различных праздничных мероприятиях в городе и официальных празднованиях рыболовецких колхозов в нескольких деревнях.

Поморские пейзажи и история славянской этнографии

Поморы вызывают любопытство путешественников и этнографов с конца восемнадцатого века. Ранние этнографические описания поморов принадлежат ученым, которые работали в целостной традиции без четких границ между дисциплинами. Самые ранние этнографические описания Русского Севера были написаны естествоиспытателями или учеными, работавшими в нескольких предметных областях. Их описания Поморья и его жителей перемежались описаниями животных и растений, а также геологией (Челищев 1886; Фомин 1797; Лепехин 1805).Имперская этнография имела тенденцию различать северных русских с точки зрения их особого образа жизни, диалекта, материальной культуры и отношения к государству. Советские этнографы продолжали относиться к поморам либо героически, как к первопроходцам северных рубежей России, либо как к исключениям, встроенным в иерархическую классификацию идентичностей. Возможно, уникальным в случае поморов является то, что в процессе размышлений и писаний о поморском обществе русская этнография пришла к самоопределению.

Поморские пейзажи, а точнее морские пейзажи, появились довольно рано как маркер идентичности.Афанасий Щапов - сам известный либеральный сибирский регионалист, выступавший за автономию и самоуправление региональных групп - цитирует образ жизни поморов в влиятельном эссе о том, как океаны и горы влияют на формирование народов:

В Северном Поморье, в суровом полярном климате, на унылой бесплодной полярной почве, природа спроектировала свою большую экономию таким образом, чтобы гармонизировать полярный холод, полярное ускоренное и тяжелое вдыхание кислорода с потребностью в количество и качество полярной пищи; он согласовал потребность и интенсивность полярного движения с интенсивностью и движением жизни.[…] Что там было для стабильного и надежного обеспечения поморской колонизации и жизни? Что могло поддержать доминирующее население, доминирующее физиологическое и этнографическое развитие и доминирующий народ? Море, только океан-море с его неисчерпаемым жизненным содержанием. […] Море стало для них жизненно важным элементом, море - всем для них. Древние биографии поморских святых рассказывают почти исключительно о морской жизни и деятельности, морской рыбной ловле и охоте, новгородских поморских поселенцах и морских штормах.Эти сказки полны легенд о морских чудесах в исполнении поморских святых, которых изображают в виде каких-то морских героев и полубогов. Море было самой поэтической и духовной темой для поморских писателей (Щапов 1864: 112–14).

Любопытство поморской этнографии состоит в том, что эта группа подразделяется в соответствии с характеристиками берегов (берегов), на которых они живут. Так, например, на побережье Белого моря семь названных «берегов»: Зимний, Летний, Онежский, Поморский, Карельский, Кандалакшский, Терский берег.Некоторые названия отражают местные климатические условия, такие как Зимний (Зимний) и Летний (Летний) берега, в то время как другие названы в честь местных географических объектов, таких как реки или поселения. Имена все еще широко используются. Бернштам (1978) дифференцировал побережья Белого моря по степени поморской самоидентификации среди местного населения. Она утверждала, что к началу ХХ века люди на Поморском побережье имели наиболее сильную поморскую идентичность, поскольку они связывали поморскую идентичность с мурманским морским промыслом (отсюда и само название Помор) и считали настоящими поморами только себя.Напротив, самая слабая поморская идентичность была обнаружена у населения Карельского, Терского, Кандалакшского и Онежского побережий, так как их называли поморами только жители соседних регионов, удаленных от моря. Сегодня такие различия между побережьями менее выражены. Однако до сих пор можно встретить мнение, что население одних побережий более поморское, чем других.

Это географически обоснованное любопытство северных русских в начале девятнадцатого века будет и дальше отражаться в имперском периоде и в самом советском периоде.Так, в шестом томе авторитетной советской этнографической энциклопедии «Народы мира» поморы представлены как «историко-культурная группа русского народа», отличающаяся от других северных россиян главным образом своим существованием как «отважные мореплаватели, морские охотники». и рыбаки »(Толстов 1964: 145). Ключевой теоретический термин в этом томе - «историко-культурная группа» - далее описывался как «более географический, чем этнографический» и применялся исключительно к обитателям северного побережья.Точно так же в учебнике Токарева «Этнография народов СССР» поморы представлены как «культурно-географический тип» русского населения, проявляющий уникальный «культурно-хозяйственный (хозяйственный) тип», основанный на рыболовстве и морской охоте (Токарев 1958: 31).

Как мы увидим, важные элементы этой географически определенной структуры идентичности перетекли в концепцию поморской коренной национальности в конце советского периода. Эти географические примеры также иллюстрируют то, что Натаниэль Найт заметил как сильный географический поворот к размышлениям об идентичности в рамках российской академии в целом (Knight 2017).Возможно, немаловажно, что Карл фон Бэр, основатель этнографической секции Императорского Русского географического общества, начал уважать географические влияния на идентичность после своих путешествий с поморами (Там же).

Между этими двумя наборами описаний в середине XIX века и в середине двадцатого века многие поколения этнографов добавляли конкретные наблюдения об уникальности поморской культуры и ее связи с их северной родиной. Эта уникальность обычно трансформировалась в интерпретативные схемы этнографов, вовлеченных в «этнос мышление», которые лежали в основе теории этноса (см. Главу 2).Таким образом, материальная культура и язык как категории имели не только особое значение для теоретического мышления, но и были связаны с полевыми этнографическими данными.

Материальная культура

Поморы в целом гостеприимные, крепкие, здоровые люди. Их лица широкие и всегда красные, поскольку большую часть года они проводят на улице, в море. Мужчины летом носят кепки [карты], куртки [пиджаки] и кожаные сапоги; бахилы и норвежские трикотажные куртки кутрки-фуфайки для рыбалки и охоты, а зимой в валенках и тулупах.Женщины носят яркие разноцветные сарафаны. Их дома в основном просторные и довольно чистые. В каждом доме есть самовар, посуда и чай. Основным промыслом, питающим поморов, является мурманский промысел (Ангельгардт 2009 [1897]: 52–3).

К концу XIX века изучение материальной культуры было важным направлением исследований в русской этнографии, с помощью которого считалось, что можно различать народы (народы). Эти ранние исследования были посвящены сельскому населению и, в частности, русским крестьянским общинам.Считалось, что сельские крестьяне сохранили в своей жизни древние обычаи и верования (Лескинен 2012: 250).

Анализ одежды и традиционной одежды был классическим методом выделения местного населения. Особый упор делался на женскую одежду как на маркер идентичности, сходную по стилю с другими славянскими регионами. Случевский (2009) описал поморских женщин как хорошо одетых, независимо от их социального и экономического статуса: длинные красочные сарафаны, красиво украшенные головные уборы, называемые кокошниками и повозниками, а также обширные украшения на шее.Случевский отметил отсутствие типичного кокошника в женской одежде в Мезенском районе, соседствующем с оленеводческими ненцами. Вместо этого мезенские женщины носили платки «с двумя концами, завязанными над лбом, как два рожка, которые свисали самым своеобразным образом» (Случевский 2009: 156). Отличительной особенностью женской одежды в некоторых районах Поморья было широкое использование жемчуга, добываемого из местных рек. Особое впечатление на Случевского произвели легкие и искусные движения поморских женщин в своих длинных и богато украшенных платьях, управляющих лодками в бурных и ревущих водах.В авторитетном издании советских времен `` Народы европейской части СССР '' поморские женские сарафаны конца XIX века выделялись среди других регионов тем, что они были сделаны из шелка (Александров и др., 1964, с. 372) (рис. 8.1).

Рис. 8.1. Женская одежда поморов с изображением трех видов головных уборов (слева направо): повозник (под шарфом), кокошник и платок с «свисающими рогами». Фото Николая Александровича Шабунина (МАĖ 974-54). © Музей антропологии и этнографии Петра Великого РАН, Санкт-Петербург

Тем не менее, в соответствии с акцентом на пейзаж, зимняя верхняя одежда Pomor также стала особой ареной для изучения различий.Ученые часто отмечали у населения побережья Белого моря своеобразные типы одежды. Они также подчеркнули, что эта одежда была обусловлена ​​суровыми условиями окружающей среды и образом жизни тех, кто ее носит. Многие исследования подчеркивают влияние норвежцев и ненцев на поморскую одежду; Маслова, например, пишет, что так называемая зилюдвестка была типичной шляпой поморских рыбаков (Маслова 1956: 557). Шапка в норвежском стиле была сделана из кожи или текстиля и имела клапаны для защиты ушей. Другими характерными типами одежды для поморов были малица и совик из оленьей шкуры (Маслова 1956: 712).Эта одежда пришла из ненецкой культуры, где она известна как малча / малца и савак соответственно (рис. 8.2).

Рис. 8.2 Группа крестьян в Архангельской губернии на рубеже ХХ веков. Почти все мужчины и двое младших мальчиков носят парки из оленьей шкуры: либо малица (мех обращен внутрь), либо совик (мех обращен наружу). Один мужчина (крайний слева) и младший мальчик сзади носят другие типы пальто из ткани. Фото Николая Александровича Шабунина (МАĖ 974-41).© Музей антропологии и этнографии Петра Великого РАН, Санкт-Петербург

Опять же, в той же энциклопедии советских времен, в которой обобщены классификации народов европейской части СССР, традиционная поморская крестьянская одежда противопоставлялась одежде центральных регионов России из-за того, что в ней использовались орнаменты из соседних оленеводов. народов (Александров и др. 1964, с. 377) (рис. 8.3). Эти два типа парок вообще характерны для оленеводов ненцев.Эти примеры креольских форм одежды - верхней одежды, в которой сочетаются славянский и местный стили - предвещают дебаты конца двадцатого века о статусе поморов как, возможно, коренного народа.

Рис. 8.3. Сравнительное изображение крестьянских костюмов, отличающих поморские костюмы (крайний справа) от костюмов других крестьян средней полосы России (Александров 1964: 377)

Хотя поморы с самого начала ассоциировались с океаном, только в конце имперского периода ученые обратили внимание на путь, по которому они выходили в море.Случевский подробно описал шниняку - мелкую и узкую парусную лодку с широкими парусами, предназначенную для рыбной ловли в океане в сезон сразу после того, как лед на Белом море растает (Случевский 1886: 51). По сравнению с более поздними сообщениями, наблюдения Случевского о шниняке выглядят ироничными, если не патерналистскими, где слово «храбрый» используется как синоним слова «безрассудство» для описания моряков, использующих такую ​​опасную и неустойчивую лодку.

Николай Загоскин дал первое сравнительное описание северного мореплавания в своей энциклопедии русских речных и морских путей.Описание Поморского мореплавания, сделанное Загоскиным, суммируется в разделе, посвященном экспансии новгородских колонизаторов через Белое море (Загоскин 1910: 153ff). Его идея о море знаний как о колонизационных знаниях была бы выразительно заключена в советский период в этно-археологической реконструкции поморского кота, созданной Михаилом Беловым на основе археологических останков в бывшем торговом мехом форте Мангазеи в северо-центральной части страны. Сибирь (Белов, 1951). Эта необычная круглая парусная лодка без киля была специально разработана для передвижения по суше, чтобы рыбаки или исследователи могли перемещаться с одного водораздела на другой по суше.

Белов, в отличие от других, является одним из первых, кто связывает знание Поморского моря с героическим набором качеств, которые делают честь как изобретательности народа, так и его месту в истории российского империализма. Коч в его описании был оригинальным кораблем, который позволил русскому народу расширяться по суше через Евразию. Его националистическая реконструкция впечатляет своими подробными чертежами судов и цитатами из дневников тех, кто плыл на них (рис.8.4). Поразительно, что этот технологический и географический интерес к кох, похоже, не захватил воображение имперских этнографов.

Рис. 8.4 Схема поморского коча (Белов 1951: 75)

Традиционные поморские сосуды, такие как коч, продолжают влиять на воображение современных интеллектуалов, живущих в Архангельске. Например, в наших интервью музейный работник и историк Архангельска утверждал, что традиционные поморские лодки должны быть восстановлены, чтобы поморская самобытность действительно сохранилась.В конце 80-х годов прошлого века в Петрозаводске, городе в Республике Карелия, группа энтузиастов воссоздала исторический коч, который они назвали «Поморским». Судно совершало несколько плаваний от Архангельска до Соловецких островов и до полуострова Канин. Очередная навигационная экспедиция, призванная повторить древний маршрут русских исследователей с использованием исторически реконструированных судов, состоялась в 2011 и 2012 годах. Ее участники преследовали цель проследить маршруты русских первопроходцев вдоль Северного Ледовитого океана и вниз по реке Лена.

Последней областью интенсивных исследований была архитектура жилищ, которая дала этнографам обзор крупномасштабных различий между северными и южными регионами. Например, ученые утверждали, что небольшие деревни были обычным явлением на севере, в то время как более крупные деревни преобладали на юге (Толстов 1964: 144). То, как это пространство было структурировано и замкнуто, было еще одной важной темой, и многие этнографы отмечали, что южные общины, как правило, отгораживают частную землю, в то время как русские в центральном регионе, как правило, используют землю совместно.С этой точки зрения русские поморы снова были уникальны. Например, в 1970 году этнографы Московской академии наук опубликовали сборник «Русские» (Кушнер, 1970), в котором были представлены отдельные разделы, посвященные архитектуре крестьянских жилищ и их внутреннему устройству. Чижикова (1970) утверждала, что жилища на севере европейской части России отличались большими строительными конструкциями, которые включали в один комплекс помещения для людей, но также содержали под одной крышей помещения для животных и для хранения вещей (рис.8.5).

Рис. 8.5 Пример крестьянского дома. Фото Николая Александровича Шабунина (МАĖ 974–88). © Музей антропологии и этнографии Петра Великого РАН, Санкт-Петербург

Эти большие, многофункциональные постройки резко отличались от крестьянских дворов в центральных и южных регионах, где были построены отдельные флигели для животных и склады. Как обсуждалось в главе 3, главной темой панславянских типологий Николая Могилянского была застроенная структура деревни.Могилянский проводил различие между южнославянской деревней с аккуратно построенными дворами (двором) и забором, отделяющим большие семьи друг от друга, и открытой и несколько беспорядочной структурой великорусской деревни, в которой не было заборов и дворов.

Татьяна Бернштам - один из самых известных этнографов поморов - одной из первых обратила внимание на самобытные постройки поморских рыболовных угодий. Например, она подчеркнула, что некоторые поморские жилые постройки отличались от других домов северных русских тем, что имели дополнительные возможности для рыбной ловли и оборудования для охоты на тюленей (Бернштам 2009: 47–8).Кроме того, у более зажиточных семей были свои ледники (ледники, то есть места для хранения рыбы и жира животных, в основном построенные в виде ям) и рыбосушильные стеллажи рядом с домом. Эти наблюдения собраны вместе как описание уникального архитектурного ансамбля, известного как тоница - опять же, географического и технического объекта, который, хотя и упоминается имперскими наблюдателями, приобретет особое значение в постсоветский период. Согласно недавнему отчету, tonias:

были специально оборудованы для ловли рыбы и первичной обработки рыбы (и морских млекопитающих).Тоница будет состоять из хижины (в которой рыбаки и охотники на морских млекопитающих будут жить в сезон рыбной ловли и охоты), паровой бани, убежищ для хранения продуктов, рыболовного снаряжения и соли, ледяных домиков для сохранения свежей рыбы, подвесные конструкции для распутывания и сушки сетей, специальный флюгер (флюгер) для определения направления ветра, а также специальное оборудование (лебедки, ворота) для вывоза лодок и сетей на пляж. На многих тонинах были большие деревянные кресты. В более крупных тонинах могут даже быть собственные часовни (Laus and Laĭus 2010: 24–5).

Важным аспектом тонины, помимо ее экономического значения, была ее роль в консолидации культурной передачи в периоды интенсивной рыбной ловли в высокий сезон.

Материальная культура, от одежды до архитектурных ансамблей, была маркером поморской идентичности на протяжении более 150 лет и продолжает формировать то, как поморы видят себя. Это важная иллюстрация того, как материальные артефакты использовались для определения этноса, начиная с первой работы Федора Волкова в конце XIX века (см. Главу 3).

Северорусский фольклор и Поморская речь

Я с трудом понимал речь моего собеседника из-за ее провинциальности. Но все же это было для меня не таким непонятным и запутанным, как, например, речь далеких поморов. На диалект плеточника, должно быть, повлияла близость к столице провинции и общение с путешественниками. В отдаленной части Поморья, особенно в отдаленных от городов местах, я часто заходил в тупик, пытаясь понять русского человека, говорящего на моем родном языке.Слушая позже язык поморов, я наткнулся на слова - наряду с карельскими и старославянскими, - которые поражали своей поразительной точностью выражения. Возьмем, к примеру, слово «нежить» (нежить), собирательное существительное для всех духов народных суеверий: воды, домашних и лесных духов, русалок и всего, что не живет человеческой жизнью (Максимов 1871: 43–4 ).

Русский север также привлек внимание этнографов, фольклористов и лингвистов, стремящихся открыть для себя древние эпические песни, называемые былины, и задокументировать особый диалект, на котором говорят в этом регионе.Этнографические экспедиции на русский север во второй половине XIX века открыли богатый репертуар былины.

Былины сначала рассматривались как часть более широкого круга текстов, не обязательно относящихся к героическим эпосам, которые назывались старины («старые песни» или «песни о древних временах») (Панченко 2012: 430). Считалось, что этот фольклорный жанр представляет собой форму, которая начала исчезать в средней и южной частях России уже в XII веке (Кожинов, 1999).В соответствии со своим суровым ландшафтом север с тех пор считается «природным заповедником» эпоса. Таким образом, русский север был местом, где было зафиксировано больше всего былины. Ученые предположили, что былины и старины сохранили «голос средневекового русского народа» (Панченко 2012: 430). Это открытие определило характер этнографического интереса в этом районе на многие десятилетия вперед. До сих пор побережье Белого моря привлекает многочисленные фольклорные экспедиции. Сельские жители видят почти любого этнографа, который приезжает к ним, прежде всего фольклористом, и сразу же направляют их к старейшинам, которые еще помнят старые сказки.

Одним из фольклористов, отправившихся на север с целью записи былины, был Алексей Марков. В 1898 г. он провел несколько недель в деревне Зимницкая Золотица, где особенно работал с сказителями (сказителями) Крюковыми (Марков 1901: 1). Марков считал, что замечательное выживание былины на Зимнем берегу напрямую связано с особым бытом (образом жизни) местных жителей (Там же: 8–9). Ученый пришел к выводу, что крестьяне в Золотице выучили старые песни, когда они проводили длительные периоды вдали от своих домов в отдаленных рыбацких хижинах, ловя лосося летом, а также во время охоты на морских млекопитающих или более коротких охотничьих походов в лесах (Там же). .География и изоляция сыграли большую роль в формировании этих традиционных навыков. Как писал Марков:

Даже сейчас, с улучшением способов связи с введением в значительной степени почтовых услуг и телеграфов […] Даже сейчас российские новости дойдут до побережья Белого моря очень долго, а эти новости не произвести впечатление на крестьян (Там же: 11).

Предположение об изолированности российского севера в конце советского периода было оспорено этнографом Светланой Дмитриевой, которая указала, что этот регион имел интенсивные торговые и культурные связи со Скандинавией (Дмитриева 1972: 70–2).Она также утверждала, что изучение биографий сказителей (счетчиков) былины показывает, что многие из них были грамотными, жили и работали в таких городах, как Санкт-Петербург и Новгород. Сказители с побережья Белого моря, Мезени и Печоры путешествовали до Скандинавии.

Другой характерной чертой региона был его особый диалект. Различные русские диалекты стали предметом этнографических и лингвистических исследований с общим интересом к русской культуре девятнадцатого века.Надеждин, например, критиковал лингвистов за то, что до сих пор они уделяли внимание официальному русскому русскому (языку), в то время как местные разговорные языки оставались неизученными. Он обращал внимание на разные типы русского языка: великорусский, малорусский и белорусский (Анучин 1889: 14–5). Этнографы середины двадцатого века обычно делали различие между южным и северным диалектами, отличительной особенностью которой была фонетическая особенность гласных [о] и [а]. Они утверждали, что в северных регионах преобладает окайнущий диалект, тогда как на юге более распространен акайный диалект (Александров и др.1964: 153, 155). Более того, в советской энциклопедии 1964 года этнографы опубликовали очень мало разрозненных примеров поморской самобытности, но разделы, посвященные поморскому диалекту, были нехарактерно прозаичными в различении не только гласных, но и наборов лексики, которые были уникальными для региона. Что касается этнонационального представительства, группа была нанесена на карту северной Европы в соответствии с масштабами ее диалекта (там же).

Северный диалект с его уникальным произношением, а также своеобразная лексика, связанная с экологическими знаниями, также привлекли внимание ученых.Уже во второй половине XIX века этнограф и историк Александр Подвысоцкий составил словарь местного диалекта Архангельской губернии (Podvysotĭski 1885). Эту работу продолжили, в том числе, Ксения Гемп (2004) и И. М. Дуров (2011). В 2000-х годах эти описания дали основание архангельским активистам выделить северный диалект как отдельный язык. Вместе с другими активистами Иван Мосеев издал словарь «Поморская речь» (Мосеев, 2005) (рис.8.6). Слова и словосочетания, представленные в словаре, были собраны в Архангельской области в основном нелингвистами. В интервью Анне Пыжовой Мосеев подчеркнул роль поморского языка: «Сегодня я один из немногих северян, которые относительно свободно говорят на своем языке - поморском языке. Это мой родной язык, язык моего детства, язык моих родителей, родственников, соседей и, следовательно, мой родной язык »(qtd. В Пыжовой 2011). Хотя архангельские ученые критиковали словарь Мосеева как ненаучный и любительский, он оказался довольно популярным среди горожан Архангельска и даже вдохновил на аналогичные проекты в других частях Архангельской области.

Рис. 8.6 Лицевая обложка словаря «Поморская речь» (Мосеев 2005)

Поморская самобытность в панславянском обрамлении

Российская этнография в имперский период и на протяжении всего советского периода по-разному подчеркивала отличие поморов от других славянских групп. Этот дискурс различия отражает определенную неловкость, с которой поморы вписываются в стандартные генеалогии и типологии славянских народов. Как мы видели в главе 3, способ определения великороссов в значительной степени зависел от того, как описывались северные и южные границы славянских поселений.Сообщения путешественников и этнографов имеют тенденцию попеременно соотносить поморов, иногда близких к великорусским, иногда с традициями северных коренных народов, а иногда как часть отличной североевропейской или фенноскандинавской культуры. Эта двусмысленность также отражена в мнениях некоторых меньшинств.

Например, Дмитрий Зеленин в своей восточнославянской этнографии (опубликованной на немецком языке в 1927 году и впервые переведенной на русский язык в 1991 году) классифицировал «поморский диалект» как подгруппу северных русских диалектов (Зеленин, 1991).Он также выдвинул противоречивую теорию о существовании «двух народов» (народности) внутри великороссов. Он различал северные и южные великороссы на основе их диалектов и понижал положение центральнорусских групп до своего рода промежуточной группы. Далее, вслед за известным лингвистом А. Шахматовым, Зеленин считал северные русские диалектные группы потомками древнеславянских племен словенцев и кривичей, давая северным русским (и поморам в частности) генеалогию чистейшего типа великороссов.Эта основанная на лингвистике теория противоречит другому широко распространенному мнению о том, что поморы были потомками новгородских славян, смешанных с финскими карелами (Leskinen 2016: 528–29).

Эта мощная двусмысленность в отношении того, представляют ли северные русские один полюс славянских культурных различий по сравнению с южными русскими, или они были «чистыми» или «смесями», подготовила бы почву для того, чтобы поморы стали спорным примером в советской этнографии. . Поскольку поморы отличались от других русских манерой речи, материальной культурой и образом жизни, этнографам пришлось найти для них особое место в этнографической теории.Однако они изо всех сил пытались представить уникальные качества поморов как наиболее чистых, оригинальных или самобытных представителей великороссов. Эта неуклюжесть аналогична той, с которой столкнулись Широкогоровы во время полевых работ в Забайкалье в 1912–1913 годах (см. Главу 5). Широкогоровы были озадачены записанными ими креольскими категориями, а не чисто этническими категориями, которых их наставники просили ожидать. Это общее неудобство гибридности преследовало советских этнографов из поколения в поколение.Их беспокойство привело к эволюции дискретной категории «субэтнос» с ее заметной преемственностью с более ранними имперскими исследованиями материальной культуры.

Поморы как Субэтнос

Как свидетельствуют несколько глав этого тома, теория этноса стала важной ареной для взвешивания требований идентичности в поздний имперский период и в разгар советского периода. Теория этноса отличается от своих собратьев в американской и европейской антропологии своим особым интересом к этническому происхождению (этногенез) - качество, часто связанное с ее предполагаемым примордиализмом (Banks 1996: 17).Уникальный способ документирования образа жизни поморов произвел странные аномалии в советской теории этноса. Если другие народы были чистыми этносами, то поморы в некоторых источниках становились первичным образцом субэтноса.

Ключевой особенностью теории этноса была идея иерархической классификации этнических сообществ. Заведующий этнографическим отделом Российской академии наук и директор Института этнографии Юлиан Бромлец был одним из ученых, преуспевших в очерчивании иерархических различий.Его несколько барочная система классификации поместила набор «метаэтнических сообществ» на вершину этой таксономии (Bromleĭ, 1983). Внизу он набросал меньшую единицу, которую назвал субэтносом. В иерархической таксономии теории этносов Бромле назвал поморов классическим примером субэтноса русских.

Классификация

Бромлева была призвана заменить то, что мы отметили выше как «историко-культурную группу» Толстова (Толстов 1964: 145) и «культурно-географический тип» Токарева (Токарев 1958: 31).Бромле утверждал, что один человек может одновременно принадлежать к нескольким этническим группам разных порядков. Например, один человек может считать себя русским (основная этническая единица), помором (субэтнос) и славянином (метаэтническая общность) (Бромлей 1983: 84). Идея о том, что большие группы включают меньшие группы, набирала все большую популярность в советской этнографии, особенно с 1980-х годов. Эта модель напоминает одну из русских матрешек - набор деревянных матрешек разных размеров, которые можно размещать одна внутри другой.

Наряду с Бромлеем харизматический географ и историк Лев Гумилёв разработал независимую теорию этноса и субэтноса, ярким примером которой служат поморы. Его работа, хотя изначально очень спорно, позже приобрел популярность в российской постсоветской науке, а также в более широком сообществе. Произведения Гумилева стали особенно популярны среди местных поморских историков в поздний советский период, и, возможно, поморские активисты больше заимствовали из яркой прозы Гумилева, чем из Бромлеша.Гумилев рассматривал этнос как живой организм, который, как и любой другой организм, рождается, взрослеет, стареет и умирает (Шнирельман, 2006). Это базовое предположение позволяет рассчитывать различные этапы и их характеристики этноса. Согласно теории Гумилева, этнос тесно связан со средой, в которой он развивается, что снова является сильной темой в поморской науке.

Более того, Гумилёв верил в иерархию этносов. Как и Бромле, он разработал иерархическую таксономию, в которой он проводил различие между «суперэтносом», «этносом» и «субэтносом».Гумилев утверждал, что этнос обладает механизмом саморегуляции. Например, этнос может увеличивать свою сложность, чтобы защитить себя от внешних воздействий. Таким образом, согласно Гумилёву, сам великорусский этнос начал производить субэтнические подразделения в четырнадцатом и пятнадцатом веках, которые иногда принимали форму сословий (Гумилев, 1989). Это привело к обособлению казаков на юге и поморов на севере.

Научные дискуссии и определения этносов и субэтносов были включены в публичные рассказы о поморах, часто с некоторой терминологической путаницей.Следующая цитата и следующий абзац показывают, как обсуждение статуса поморов может пойти по кругу: от поморов, рассматриваемых как отдельный этнос в русском народе, до их фактического русского происхождения:

Что значит [поморы] не признаются. Как бы это сказать - не узнал. Итак, признается поморский этнос, т.е. особый народ у русских, поморский этнос, этнос. […] [Поморов] теперь везде называют этносами. […] Этнос - такая особенная характеристика.[…] Культурные, экономические, всевозможные. Посмотрим [в энциклопедии], что такое этнос (Мужчина, 75 лет, Архангельск, Россия, 2014).

Другой пример такого же кругового мышления был предоставлен при обсуждении статьи в энциклопедии о термине etnos. Эта запись отсылала читателя к другому термину - этнической общности. В определении «этническая общность» описывалась как «исторически сложившийся тип устойчивой социальной группы людей, представленной племенем, народностью, нацией» (Большой энциклопедический словарь 2000).Он продолжал говорить, что термин "этническая общность" этнографически близок к понятию народ (народ). Последующая дискуссия о том, как это применимо к поморам, заставила собеседника сказать, что «отдельные люди звучат не очень хорошо. Они [поморы] русские, вот в чем дело »(Мужчина, 75 лет, Архангельск, Россия, 2014).

Местные идеи

Среди классических поморских этнографов, вероятно, именно Татьяна Бернстам наиболее тесно связана с иерархическими темами, обозначенными Бромлеем и Гумилевым, хотя она и не использовала термин субэтнос.В своих более поздних работах она продвигала идею «местных групп» как альтернативный подход к изучению этноса. Во введении к коллективному сборнику о Русском Севере (Бернштам, 1995) она предложила разработать новые подходы к теории этноса. По словам Бернстама, этнографы до сих пор занимались разработкой теорий относительно этногенеза и шкал иерархии этнических групп. Однако она отмечает, что этнографы также осознали, что реальность этнических границ, языков и других элементов культуры не обязательно соответствует этим теориям.Бернштам предположил, что изучение «локальных групп» может способствовать поиску новых подходов к теории этноса (Bernshtam 1995: 5). Хотя ее подход к «местным группам» не противоречит теории этноса, он, кажется, поощряет новую методологию. Вместо того, чтобы пытаться сопоставить теорию и эмпирические данные, Бернштам выступал за индуктивные методологии, согласно которым ученые должны документировать местные идеи людей (народные локальные представления) и постепенно собирать их для выявления групп. Эти местные идеи, по ее словам, будут отражать весь набор священных и мирских связей группы с окружающей вселенной (Bernshtam 1995: 208).Этот методологический сдвиг заставил Бернштама подчеркнуть важность изучения религиозных верований и обычаев людей, а также восприятия пространства и места.

Бернштам изучал местные идеи среди сельского населения Архангельской и Вологодской областей на севере России (Бернштам, 1995). Она структурировала свой анализ этнографических данных, используя категории, которые она считала ключевыми для изучения местных групп: эндонимы и экзонимы людей и мест; внутри- и межгрупповые различия; культура и экономика; свадебные ритуалы; народные легенды о первых поселенцах и священных местах.Бернштам уделял особое внимание топоэтнонимам - названиям групп, производным от географического объекта - потому что топоэтноним «объединяет группу и локус в секулярно-сакральную природно-культурную единицу - собственный мир» (Бернштам 1995: 308–309). Затем она попыталась проследить этногенетические и космологические истоки основных местных идей, которые, по ее мнению, были основаны на социальной и православной истории региона. Она утверждала, что стабильность местных форм православных верований играет важную роль в сохранении социокультурной и духовной специфики местных групп.

Космологический подход Бернштам к изучению местных групп привел ее к изучению представлений людей о космосе, «нас-них», прародине и судьбе. Она утверждала, что без такой реконструкции мировоззрения людей сам этнографический проект изучения местных групп бесполезен (Bernshtam 1995: 208).

В рамках этого диапазона письменных работ, посвященных иерархическому образу жизни поморов и образам жизни других славянских народов, тема поморского этногенеза заслуживает особого внимания.

Теории поморского происхождения

Принято считать, что поморы произошли с территории Новгородской республики - отдельной единицы в составе Российского государства в XII-XV веках. Город Новгород находился на перекрестке основных торговых путей, поскольку торговля играла важную роль в процветании Новгородской республики. В путевых записях XIX века часто прослеживается происхождение поморов до Новгорода, подчеркивая их особый нрав: «Потомки свободолюбивых новгородцев, поморы до сих пор сохранили дух предприимчивости, несдержанности и отваги своих предков» (Ангельгардт 2009: 48).Как упоминалось выше, происхождение от Новогородского государства также связывало поморов с ролью морских колонизаторов, которые распространили российское влияние на восток по всей Евразии.

Бернштам и другие ученые выступали за более сложную картину происхождения поморов и утверждали, что было две волны колонизации из Новгорода и Верхнего Поволжья. Потомки из Новгорода колонизировали в основном западную часть российского севера, тогда как поселенцы из Поволжья колонизировали в основном восточную часть (Бернштам 1978: 31).Однако современные популярные изображения поморов продолжают изображать их как смелых, предприимчивых и независимых людей, тем самым внося свой вклад в создание вневременного образа народа единого новгородского происхождения.

Говоря о расселении славян на севере, русские ученые часто употребляют термин «колонизация» (освоение). Принято считать, что, двигаясь на север, славяне столкнулись с другими народами; но ученые оспаривают степень смешения этих групп с местными финно-угорскими группами.Поэтому было трудно определить роль финно-угорских групп в формировании северных русских. Бернштам утверждал, что население, заселявшее территории российского севера из Новгорода и Верхнего Поволжья, уже было этнически неоднородным, и что новые поселенцы действительно смешались с местными финно-угорскими группами (Бернштам 2009: 220). В советской этнографии ученые обычно утверждали, что колонизация русского севера происходила бесконфликтно и характеризовалась мирными отношениями между славянами и финно-угорскими группами, «способствующими взаимному влиянию и взаимному обогащению культур» (Власова 2015: 16).Однако ученые также предполагали, что славяне стали доминирующей этнической группой и часто ассимилировали местное население. К семнадцатому веку миграция и колонизация севера уменьшились, а состав населения стал более постоянным. К этому времени, по мнению Власовой, северное русское население превратилось в этно-территориальную общность с особыми культурно-экономическими особенностями (Там же: 36–7).

Вопрос о смешанном браке (metisatsii͡a) часто обсуждался, когда дело доходило до объяснения того, как возникли разные ветви русских.В случае великороссов исследователей интересовало влияние финно-угорского наследия на их внешний вид (Лескинен 2012: 249).

На Русском Севере широко распространены верования о мифических предках, именуемых «Чудь». Например, Петр Ефименко отметил, что село Золотица на Зимнем берегу изначально было основано племенем Чудь. По словам Ефименко, местные жители говорили о месте неподалеку от села под названием «Чудская яма», где изначально обосновалось это племя, и считалось, что чудь слилась со славянским народом, пришедшим с юга (Ефименко 1877: 10–10). 1).Сегодня ученые предполагают, что термин «чудь» был собирательным термином для обозначения групп коренных народов, таких как Мериня, Веси и других, с которыми славянские народы сталкивались при движении на север (Власова 2015: 30–1).

Русский естествоиспытатель Николай Зограф написал отчет о людях, населявших европейскую часть России. Он отметил, что на севере русские поселения расположены в лесах, тундре и по берегам. Зограф называл русских «правителями» этих земель (Зограф 1894: 8) и утверждал, что есть два типа русских людей, населяющих север.Первая группа, составляющая меньшинство, расселилась по рекам Сухон, Северная Двина, Онега и в районе устья Мезени, а также по берегу моря. Он описал их как высоких, сильных и красивых, с темно-русыми или каштановыми волосами и светлыми густыми бородами. Эти русские были в основном моряками, рыбаками и торговцами или мореплавателями. Многие из них считали себя потомками первых жителей края - первых поселенцев из Новгорода (Там же: 9). Другой группой, по словам Зографа, были крестьяне, проживавшие в Архангельске и Вологодской губернии в местах вдоль малых рек или вдали от крупных водотоков.Эти русские были ниже ростом; их глаза уже по сравнению с другой группой, черты лица менее пропорциональны, а цвет волос темнее. По словам Зографа, все это говорит о том, что эти крестьяне были не чистыми потомками новгородских русских, а смешанным народом с племенем Чудь. Считается, что это племя исчезло; однако он упоминается в хрониках, эпосах и легендах (Там же: 9).

Академические работы по этногенезу поморов нашли сильный резонанс в недавних заявлениях о коренном происхождении поморов.Опираясь на концепции этноса и субэтноса и аргументы о происхождении поморов из смешанного населения русских и финно-угорских групп, активисты из города Архангельска продвигали идею поморов как отдельной коренной группы, которая заслуживает охраняемого статуса и особых прав на природные ресурсы. В подтверждение своих утверждений они процитировали результаты исследования генофонда россиян, проведенного Институтом молекулярной генетики и Российской академией медицинских наук в сотрудничестве с британскими и эстонскими учеными (Balanovsky et al.2008 г.). Активисты назвали результаты этого расследования доказательством того, что поморы - это не выходцы из южных частей России, а коренное население севера. В частности, они ссылались на то, что генофонд поморов больше связан с финно-угорскими народами, чем с русскими людьми.

Другие сторонники поморского происхождения в неформальных беседах заявили нам, что поморы обладают рядом физиологических особенностей, отличающих их от русского народа: например, поморский череп другой формы, а руки у них длиннее.Хотя сегодня было бы трудно найти академическую литературу, подтверждающую эти обобщения, этот дискурс о физических различиях строится на наборе старых стереотипов об особой физической форме поморского населения. Лескинен в своей монографии о «построении» идеи великороссов пишет, что несколько десятилетий описания поморов можно резюмировать как игру контрастов между идеалом того, каким должен быть древнеславянский тип (высоким, сильным, легким- волосатая), смешанная с кардинальной противоположностью стереотипа финского типа (короткий, корявый, темноволосый) (Лескинен 2016: 533).Она связывает эту игру противоположностей с не столь тонким построением региональных этнических иерархий.

Лидер поморской организации в Архангельске апеллировал к концепции Чудь как доказательству самобытности и смешанного происхождения поморов:

Раз уж здесь жили чуди, откуда взялись чистокровные славяне? […] Неудивительно, что люди здесь разные по каким-то антропологическим [антропологическим] параметрам. Здесь есть более смуглые люди и с более узкими глазами.[…] Чудь - коренные протопоморские племена. Те, от которых родились поморы, […] саамы, карелы, вепсы […] и другие финно-угорские народы. Позже сюда пришли славяне, произошла ассимиляция, смешанные браки и смешение культур. Вероятно, поморы возникли на стыке всего этого. Это смешанный народ. Поэтому биться в грудь и кричать, что мы чистые русские, не совсем корректно (Мужчина, 40 лет, Архангельск, Россия, 2014).

Заявления о поморском происхождении вызвали много споров в научном сообществе и в более широком российском обществе, поскольку они, казалось, бросали вызов устоявшейся концепции этногенеза и самой целостности проекта великорусской идентичности.

Последние движения поморской идентичности

Более 150 лет дебатов о самобытности поморов и северной славянской зоне оказали сильное влияние на местные общины. С реформами перестройки и распадом Советского Союза движения за этническую идентичность стали одним из основных векторов, с помощью которых местные жители выражали свое чувство принадлежности и прав. Эти движения приняли ряд форм, начиная от очень локальных инициатив - часто возглавляемых одним человеком - по документированию и сохранению артефактов и предметов одежды в местных музеях до громких и иногда неожиданных попыток признать поморов коренным народом. .

Музейный подход к культуре

Поморская материальная культура по-прежнему высоко ценится в деревнях, что часто проявляется в местных музеях, которыми управляет группа людей или один человек. Такие музеи есть во многих деревнях на побережье Белого и Баренцева морей. Некоторые из них курируются с помощью официальных учреждений, таких как Дома культуры или более крупные музеи; другими руководят местные жители, которые обычно не имеют профессионального образования. Эти музейные коллекции направлены на сохранение поморского наследия.Коллекционеры считают, что сохранение материальной культуры имеет важное значение для сохранения памяти тех поморов, которые имели обыкновение рыбачить и охотиться на морских млекопитающих в море.

Сохранение материальной культуры тем более важно, поскольку местные жители часто считают, что поморская культура претерпела значительные изменения, что означает, что нынешние поморы не такие, как их предки:

У нас были поморы - те, кто ходил на Канин [полуостров] ловить рыбу.На Моржовец [остров, для охоты на тюленя], на Новую Землю. Раньше это были поморы. Предыдущие старички. Я почти не помню настоящих поморов. Хотя кое-каких стариков помню. Они всегда […] ходили охотиться на тюленей (Самка, 75 лет, Архангельская область, Россия, 2014 г.).

Профессионализация рыболовства и охоты на морских млекопитающих, начавшаяся с коллективизации работы в сельской местности в 1920-1930-е гг., Может объяснить широко распространенное среди сельских жителей сегодня мнение о том, что «поморов не осталось», поскольку местные колхозы (колхозы) больше не занимаются охотой на тюленей, и их прибрежные промыслы - лишь малая часть того, чем они были раньше.Некоторые колхозы до сих пор занимаются промыслом лосося в тонинах - часто в убыток, потому что квоты на вылов очень низкие, а доход от улова не покрывает затрат (рис. 8.7 и 8.8). Колхозы поддерживают это рыболовство в основном по социальным причинам, поскольку они предоставляют местному населению доступ к занятости и традиционным продуктам питания (поскольку они продают часть улова в сельских магазинах). Когда жители села говорят, что рыбаков осталось мало, они часто ссылаются на тех, кто работает в Tonias. Таким образом, Тонинья остается ключевым материальным выражением рыболовства как средства к существованию и источника самобытности.

Рис. 8.7 Tonia Kedy. Фото Натали Ванзидлер

Рис. 8.8 Промысел лосося в Тониня Кеди. Фото Натали Ванзидлер

Создавая музеи и собирая исторические артефакты, некоторые местные жители приобщаются к поморскому наследию. Например, в деревне на Зимнем берегу есть довольно обширная коллекция различных поморских предметов и одежды, собранная женщиной, которая родом из деревни, но уже много лет живет в городе.Женщина хранит коллекцию в своем деревенском доме, который летом посещает раз в год на пару месяцев. Она много лет собирала предметы и расставляла их группами в нежилой части своего старого деревянного дома (повета). Согласно общей музейной практике, она помечала предметы короткими текстами. В ее большой коллекции есть одежда, рыболовные сети, разного рода старинная посуда, прялки и другие артефакты. Другие местные музейные коллекции имеют более конкретную направленность в соответствии с интересами коллекционера, например, коллекция поморских морских инструментов в сарае.

«музеефицированный» подход к поморской идентичности контрастирует с более практическим взглядом на поморство, широко распространенным в деревнях. Жители деревень связывают идентичность поморов с рыбной ловлей как активную практику - часто как часть официальной профессии - как следует из следующих цитат из полевых интервью:

Я был помором, пока не женился. Потом стала домохозяйкой и перестала ловить рыбу (Женщина, 60 лет, Архангельская область, Россия, 2014 г.).

«музеефицированный» подход часто применяется среди людей, которые приехали в деревню из других мест, или среди бывших постоянных жителей, которые сейчас живут в городе и время от времени посещают свою родную деревню.С другой стороны, постоянные жители часто придерживаются практического подхода к поморству. Маша Шоу рассматривает аналогичное различие между постоянными жителями, сезонными иммигрантами и случайными прибывшими в другой части побережья Белого моря. Она утверждает, что для приезжих деятельность по сбору и формализации исторических данных о деревне служит компенсацией за их разлуку с родным местом. Это позволяет им снова вступить в бой и воссоединиться со своей родной деревней. Напротив, люди, которые постоянно живут в селе, «не нуждаются в материализации истории и культуры села, потому что они там, и это постоянно заставляет их заниматься различными повседневными заботами» (Нахшина 2013: 219).Рыбалка по-прежнему является жизненно важной повседневной деятельностью для многих сельских жителей на побережье Белого моря, хотя некоторые практики давно исчезли. Это отражается в широком спектре мнений жителей села о поморстве: от «настоящих поморов больше не осталось» до «все здесь поморы».

Поморские кресты

В то время как попытки восстановить рыбацкие тонины делаются мало, в последнее время возникло новое движение по восстановлению старых и строительству новых поморских деревянных крестов.Деревянные кресты - широко распространенное явление на побережье Белого моря на северо-западе России. Хотя эти деревянные кресты часто называют «вотивными», они выполняли несколько функций. Российские ученые подчеркивают, что традиция деревянных крестов должна быть концептуализирована в рамках морской культуры региона. Вдоль побережья кресты выполняли функцию навигационных знаков (Окороков, 2005). Часто их ставили в важных местах вдоль дорог - на перекрестках дорог или речных переходах - и возводили на видных местах, на холмах, высоких берегах рек и на морском побережье (рис.8.9). Вотивные кресты были построены по обетованию Богу, в знак благодарности за что-то хорошее или за избавление от чего-то злого. Клятвы давались по особому случаю, обычно связанному с невзгодами, такими как болезнь, смерть или исчезновение члена семьи, голод или неурожай (Щепанская, 2003). Хотя деревянные кресты можно встретить на всей территории российского севера, они более часты и заметны вдоль реки Мезень и северо-восточного побережья Белого моря.

Рис. 8.9 Старинный поморский крест на Тонинских Кедах. Фото Маши Шоу

Местные жители строят новые кресты рядом со своими летними домиками, что перекликается с былой традицией устанавливать кресты возле тониня. Они считают это способом проявить уважение к своим предкам. Старые кресты бережно хранятся. Один такой крест находится между селами Когда и Долгощелье. Согласно местной легенде, этот крест установила группа рыбаков, которые возвращались домой с рыбалки и заблудились по дороге.Однако когда они достигли этого места на холме, они смогли найти направление к своей деревне. Поэтому они пообещали построить крест. Путешественники, которые проходят этим путем, обычно останавливаются у креста и оставляют монеты или другие мелочи, например, пустые гильзы от пуль.

Группа поморских художников и интеллектуалов при поддержке председателей колхозов взяла на себя обязательство построить крест в норвежском муниципалитете Вардё. Сотрудничество между Архангельском и Вардё началось уже в конце 1980-х - начале 1990-х годов с культурных обменов, результатом которых стало открытие Поморского музея в Вардё.Крест сконструировал местный художник в Архангельске, а затем на машине привез в Норвегию. Возведен на месте старого поморского кладбища.

Движение (восстановление) строительства поморских деревянных крестов указывает на более широкие притязания на идентичность от имени поморских активистов. Хотя кресты буквально указывают на важность русского православия для поморских традиций - и, в частности, на те части их традиций, которые связывают их с более широкой русской нацией, - кресты символически указывают на их почитание мест и морских пейзажей, где традиционно проживают поморы. .Таким образом, будучи религиозным и в некоторой степени националистическим памятником, кресты выполняют двойную функцию, указывая на поморскую укорененность. Это качество стало играть важную роль в последние годы.

Претензии по поводу коренного происхождения

В 2000-х годах группа активистов из города Архангельска заявила, что поморов следует признать менее многочисленным меньшинством (коренным малочисленным народом). Термин «коренные малочисленные народы» (КМН), обычно переводимый как «малочисленные коренные народы», был введен в Федеральный закон в 1999 году.Сегодня в России 47 человек официально признаны KMN в Российской Федерации (Правительство, 2015), которые «имеют право на права, привилегии и государственную поддержку, предназначенную для коренных народов» (Donahoe et al. 2008: 993).

Концепция КМН восходит к имперскому пониманию этнического разнообразия и связана с расширением Российского государства и приобретением (освоением) новых территорий (Соколовский 2001: 76). В имперский период термин инородцы часто использовался в административной практике Российской империи (Там же: 86).В русском языке этот термин семантически означает «родиться другим». Следовательно, он реализует понятие разделения на «свой народ» и «другие» (Там же: 89). В ранний советский период имперское наследие слилось с «патерналистской идеей существования« малых народов »[малые народы], миниатюрных как по всемирно-историческому значению, так и по численности населения» (Anderson 2000: 79). Этот разрыв между принадлежностью к группе большинства и особым или особенным населением, заслуживающим патерналистской поддержки, кажется постоянной темой в описании северных славян.Однако этот конкретный термин имеет дополнительный поворот в том, что он исторически применялся к (сибирским) обществам охотников-собирателей - группе людей, которые в сознании многих городских интеллектуалов могут считаться противоположностью городских русских. Отсюда ирония в том, что этот термин использовался группой активистов для обозначения населения, которое считалось русским, а иногда даже «самыми настоящими русскими».

Хотя идея официально признать поморов коренной группой была довольно новой, растущий интерес к поморской культуре и наследию проявился уже в конце 1980-х - начале 1990-х годов.Перестройка и распад Советского Союза открыли новые возможности для гражданского участия. Возник новый интерес к этнической принадлежности и коренному происхождению, что иногда приводит к образованию этнополитических организаций (Шабаев, Шарапов 2011: 107). В Архангельской области такая организация под названием «Поморское возрождение» была основана в 1987 году. В начале 2000-х годов была создана национально-культурная организация «Поморская автономия» примерно одновременно с «Поморской общиной». .Интерес к поморской культуре рос вместе с интересом к международным проектам и сотрудничеству, особенно с Норвегией. Важную роль сыграло осознание исторических связей между Россией и Норвегией в сфере рыболовства и торговли.

По мере перехода России от плановой государственной экономики к рыночной экономике и либерализму большинство колхозов в Архангельской области развалилось. Остальные рыболовные колхозы на побережье Белого моря не в состоянии обеспечить такие же возможности трудоустройства и социальной поддержки, как раньше.Поэтому многие сельские жители вынуждены полагаться на натуральное хозяйство, из которых рыболовство является наиболее важным. Однако действуют строгие ограничения, особенно в отношении лосося, который является наиболее ценным видом. Поскольку атлантический лосось нерестится в нескольких реках Архангельской области, лов рыбы сетями как в реках, так и в Белом море категорически запрещен во избежание прилова лосося. Снимаются некоторые ограничения на любительскую рыбалку на нескольких официально организованных рыболовных угодьях. Однако в сельской местности получение лицензий считается слишком дорогостоящим.Кроме того, жители прибрежных районов часто имеют свои традиционные унаследованные рыболовные угодья и не желают ловить рыбу в других местах.

Местные жители рассматривают рыбалку не как досуг, а как источник средств к существованию. Активисты утверждают, что иная ситуация в соседнем Ненецком автономном округе, где ненцы признаны коренным малочисленным меньшинством и, следовательно, имеют право на традиционные права на рыболовство. Активисты подчеркивают несправедливость ситуации, когда поморы и ненцы живут в одинаковых климатических и социально-экономических условиях, но не имеют одинакового доступа к ресурсам.Они утверждают, что признание поморов малочисленным коренным народом позволит поморским рыбакам вести традиционную экономику и улучшить свои жилищные условия.

Настойчивые призывы активистов к признанию поморов вылились в реакцию на уровне штатов, когда в 2007 году федеральное правительство провело встречу, на которой рассматривался вопрос социальной и экономической поддержки поморов. Правительство также запросило экспертное заключение о поморской идентичности у нескольких видных российских антропологов.Ученые в ответ не посоветовали правительству поддержать заявления активистов о признании поморов отдельной этнической группой. Они утверждали, что поморы - это региональная подгруппа русских людей, поскольку они не говорят на отдельном языке, а их материальная и духовная культура всегда была очень близка к культуре большинства россиян (Нахшина 2016: 313).

Основной резолюцией встречи 2007 года была рекомендация федерального правительства региональным правительствам тех административных единиц, в которых проживают поморы, принять меры по улучшению социальных и экономических условий поморов.Он также предложил изменения в федеральный закон о рыболовстве, которые позволят поморам вести традиционный образ жизни. Поскольку резолюция была всего лишь рекомендацией, региональные правительства не стали ее выполнять. Поморские активисты снова обращались к правительству, но не смогли добиться официального признания поморов в качестве отдельной коренной группы Российской Федерации (Nakhshina 2016).

Полевое исследование в Архангельской области в 2014–2016 гг. Выявило сосуществование весьма спорных взглядов на поморскую идентичность.Одна позиция была представлена ​​активистами поморов, которые утверждали, что поморы являются коренной группой и, следовательно, отдельным этносом в Российской Федерации. Активисты указали на самобытность поморской группы, основывая свои аргументы на научном понимании того, что характеризует этнос, то есть отличительного языка, культуры и идентичности. Фактор идентичности позволил некоторым из них иметь очень широкий и всеобъемлющий подход к поморству, как в следующем взгляде, которого придерживается лидер поморской организации:

[Поморы] - это те, кому небезразлична эта культура, этот образ жизни.[…] Однако не следует путать поморов с рыбаками. Точно так же не следует путать ненцев с оленеводами. Ненцы сейчас работают в прокуратуре и в других отделах управления. Им не обязательно быть пастухами. Здесь все почему-то видят помора с сеткой через плечо. […] Но исторически это больше не является доминирующим способом существования. […] Те, кто знает орнаменты, певческую культуру, поморские сказки и многое другое. Все это собрано вместе, если вам это небезразлично.[…] Люди говорят, что я сам родом из Украины, приехал сюда двадцать лет назад. Но я не чувствую себя украинцем. Чувствую себя помором. Могу я? Почему нет? Я всегда привожу такой пример: Пушкин, самый дорогой писатель для русского читателя. Но он такой эфиоп. Но если вы сделали больше для русского народа, то, вероятно, вы русский. Если ты хорошо себя чувствуешь в Поморье, значит, ты помор. По крайней мере, мы здесь не измеряем черепа и не берем анализы крови (Мужчина, 40 лет, Архангельск, Россия, 2014).

Отношение к поморам как к отдельной группе коренного населения усиливалось, пока один из самых известных активистов поморов, Иван Мосеев, не предстал перед судом, где его обвинили в «разжигании национальной розни». Обвинение было основано на онлайн-комментарии, предположительно сделанном Мосеевым, в котором поморы выделены как этническая группа и подразумевается их превосходство над русскими. Мосеев отверг обвинения и впоследствии отказался от общественной деятельности. Его дело широко освещалось в местных газетах и ​​даже в международном Barents Observer и оставило некоторую неуверенность среди городских интеллектуалов и художников, которые поддерживали утверждение, что поморы - это отдельный этнос, а не просто подгруппа россиян.Многие начали относить поморов к менее «сепаратистским» терминам и переключились на более академически санкционированные и официально признанные понятия, такие как субэтнос или этническая общность (этническая общность).

Некоторые архангельские интеллигенты, симпатизировавшие идее поморской коренной национальности, одновременно настаивали на уникальности поморов в их русскости. По словам одного местного мыслителя и убежденного православного верующего, поморы и русский север в более широком смысле сохранили определенные духовные качества и поэтому могут служить генофондом истинных русских ценностей.Это очевидное несоответствие, согласно которому поморы одновременно являются коренными и русскими, часто проявлялось в разговорах с людьми в Архангельске, возможно, указывая на некоторые внутренние противоречия внутри самой концепции этноса.

Утверждениям о поморском происхождении противостояли другие архангельские ученые и интеллектуалы, которые утверждали, что поморы - это исторически сложившаяся идентичность жителей побережья Белого моря. Они увидели специфику поморов в своей экономике, а некоторые даже посчитали фактор этнической принадлежности совершенно незначительным:

Похоже, что поморы имеют экономическую, а не этническую основу.Другими словами, не важно, кто здесь поселились финно-угорские или славянские народы, а их традиционный образ жизни, основанный на […] морской рыбной ловле и охоте, солеварении, подсобном земледелии и животноводстве - другими словами. , сельское хозяйство - потому что просто рыбалки и охоты было мало. Это поморское комплексное хозяйство было естественным явлением. […] Эти поморы, их статус никогда не обозначался как статус отдельной этнической группы ни до революции, ни в советский период.[…] Вся эта национальная подоплека нынешнего поморского вопроса в основном связана с современными событиями (Мужчина, 45 лет, Архангельск, Россия, 2014).

В деревнях на побережье Белого моря многие люди никогда не слышали о поморских организациях в Архангельске, борющихся за свои права на ресурсы. Большинство опрошенных считали поморов русскими; тем не менее, многие из них поддержали идею предоставления поморам статуса менее многочисленного меньшинства, чтобы они могли получить официальный доступ к своим традиционным рыболовным угодьям.

Беспорядки, вызванные поморскими активистами в Архангельске, практически не были замечены в селе по двум основным причинам: во-первых, поморским активистам не удалось наладить связи с сельскими жителями; а во-вторых, потому, что сельские жители совершенно иначе, чем активисты, понимают, что значит быть помором. Для большинства жителей прибрежных сел Архангельской области быть помором означает активно заниматься деятельностью, связанной с морем. Многие люди гордятся тем, что являются потомками исторических мореплавателей и промышленников (рыболовов и охотников), столь ярко описанных в этнографической и художественной литературе.

Заключение

Самобытность поморов оказалась проблемой как для имперских, так и для советских ученых. Поморов называют «наиболее аутентичными русскими», как неоднозначную подгруппу (субэтнос) великороссов и коренное меньшинство. Эта двусмысленность и неопределенность в отношении поморской идентичности, по-видимому, берет свое начало в уникальном поселении поморов на границах Российской империи и Советского Союза, а также в их историческом изображении исследователей и первооткрывателей и их уникальных способах существования.

Хотя фольклористы считали территорию Поморья изолированным регионом, его история показывает его важность как в геополитических, так и в этнографических дискуссиях. В политических и исторических рассказах Поморье считалось «окном в Европу» из-за важности поморского мореплавания и торговых отношений. В то же время исторические связи поморов с Новгородской республикой способствовали представлению поморов как «подлинного русского народа». Способность поморов путешествовать по морю и рекам дала им особую роль в распространении славянского населения не только вдоль побережья Белого моря, но и по всей Сибири.Движение поморов на восток было первой волной русской колонизации и привело к образованию смешанных поселенческих сообществ вдоль арктического морского побережья, таких как тундровые крестьянские поселения на Таймыре (затундренные крестьяне), креольская община в Якутии (русскустьинцы). ) и другие. Наряду с этой дихотомией запад-восток, поморы также рассматривались с точки зрения академического построения дихотомии север-юг, попытки классифицировать славянское население этнографами (см. Главу 3).Оба взгляда сформировали центрально-периферийную гибкость поморов в публичных дискурсах.

Советские историки и этнографы с энтузиазмом использовали эти исторические и геополитические двусмысленности для разработки всеобъемлющей этнической теории. В этих академических дискуссиях поморы выступали как важный пример этнической иерархии. Как показывают во введении редакторы этого тома, ядром этих дебатов была теория этноса, которая процветала как часть советской политики идентичности во время холодной войны.Пытаясь применить теорию на практике для идеологически необъективных реконструкций истории и этнографических классификаций, советские этнографы придумали ряд альтернативных терминов, связанных с этносом. Одним из них был термин «субэтнос», применявшийся к поморам. В этнографических сборниках поморы были представлены вместе с приграничными группами, такими как казаки и, по иронии судьбы, сибирские общины, происхождение которых происходит от поморов. Такая подгруппа в официальных классификациях идентичности способствовала притязаниям поморских активистов на коренное происхождение в начале двадцать первого века.

Российские ученые и политики основывают свои классификации на наборе характеристик идентичности, таких как материальная культура, язык и внешность, которые варьировались в разные периоды и экология знаний. В недавних дебатах об коренном происхождении поморов эти характеристики идентичности были включены и «натурализованы» в заявлениях об отличии поморов от русских. Этот переход от академических описаний и построений к знаниям, присваиваемым местной интеллигенцией, позволяет нам увидеть изменчивость исторических антропологических идей и их социальной жизни в местных сообществах.Случай Помора, взятый из окраин бывшей империи, знакомит нас с областью северных исследований, где нельзя учесть границы между академическими построениями и местными знаниями.

Опубликованные ссылки

Александров В.А. 1964. Русское население Сибири XVII – начала XVIII т. (Енисейский край). Труды института этнографии АН СССР (Новая серия) 87 (М .: Наука).

-. К. Г. Гуслистый, А. И. Залесский, В. К. Соколова, К. В. Чистов, ред.1964. Народы Европейской части СССР. Народы Мира (М .: Изд-во АН СССР).

Андерсон Д. Г. 2000. Самобытность и экология в Арктической Сибири: оленеводческая бригада номер один (Оксфорд: издательство Оксфордского университета).

Анучин Д. Н. 1889. «О задачах русской этнографии», Этнографическое обозрение 1: 1–35.

Балановский О., С. Роотси, А. Пшеничнов, Т. Кивисилд, М. Чурносов, И. Евсеева, Е. Почешхова, М. Болдырева, Н. Янковский, Е. Балановская, Р. Виллемс.2008. «Два источника российского патрилинейного наследия в их евразийском контексте», Американский журнал генетики человека 82 (1): 236–50, https://doi.org/10.1016/j.ajhg.2007.09.019.

Бэнкс, М. 1996. Этническая принадлежность: антропологические конструкции (Нью-Йорк: Рутледж).

Белов М.И. 1951. «Арктические плавания и устройство русских морских судов в XVII веке» // Исторический памятник русского арктического мореплавания XVII века, изд. Окладникова А.П., Пинхенсона Д.М. (М .: изд.Главсевморпути), 63–80.

Бернштам Т.А. 1978. Поморы. Л .: Наука.

-. 1995. «Введение», Русский Север. К проблеме локальных групп / под ред. Т. А. Бернштам (СПб .: МАĖ РАН), 3–11.

-. 2009. Народная культура Поморья. (Москва: ОГИ).

Большой энциклопедический словарь. 2000. «тническая общность», http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/338586.

Bromle, I͡U. Т. 1983. Очерки теории этноса (М .: Наука).

Челищев П. И. 1886. Путешествие по северу России в 1791 году.

Чижикова Л. Н. 1970. «Архитектурные украшения русского крестьянского жилища». Историко-этнографический атлас, под ред. П. И. Кушнера (М .: Наука), 7–60.

Дмитриева, С. И. 1972. «О спецсифике культурного развития Русского Севера (Был ли Север глухой окраины России?)», Советская этногафия 2: 68–73.

Донахью, Б., J. O. Habeck, A. E. Halemba и I. Sántha. 2008. «Размер и место в создании инородности в Российской Федерации», Current Anthropology 49 (6): 993–1020.

Дуров И. М. 2011. Словарь живого поморского языка в его бытовом и этнографическом применении (Петрозаводск: Карельский научный центр).

Ефименко П. С. 1877. Материалы по этнорафии русского населения Архангельской губернии. Часть I. Описание внешнего и внутреннего быта (М .: Типография Миллера).

Ангельгардт А. П. 2009. Русский Север: путевые записки.

Фомин, А. 1797. Описание Белого моря.

Гемп К. 2004. Сказ о Беломорье. Словарь «поморских речей» (М .: Наука).

Гумилёв Л. Н. 1989. Этногенез и биосфера Земли. Л .: ЛГУ.

Knight, N. 2017. «География, раса и пластичность человека: Карл фон Бэр и проблема академического партикуляризма в российских гуманитарных науках», Centaurus 59 (1-2): 97–121, https: // doi .org / 10.1111 / 1600-0498.12154.

Кожинов В.В. 1999. История Руси и русского слова (М .: Алгоритм).

Кушнер П.И., изд. 1970. Русские. Историко-этнографический атлас (М .: Наука).

Laus, I͡U. A. и D. D. Laus, ред. 2010. «Море - наше поле» Количественные данные о рыбных промыслах Белого и Баренцева мореĭ XVII – начала XX вв. (Санкт-Петербург: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге).

Лепехин, И. 1805.Путешествие академика Ивана Лепехина в 1772 году. Часть IV (Санкт-Петербург: Императорская академия наук).

Лескинен, М. В. 2012. «Малороссийская народность» в российской науке второй половины XIX в. Проблемы этнографического описания, в сб. Э. И. Борисенок (СПб .: Алетеница), 244–83.

-. 2016. Великоросс / velikorus. Из истории конструирования этничности. Век XIX (М .: Идрик).

Максимов, С.V. 1857. «Мурман. Промыслы на русском лапландском берегу, Морской сборник. Часть неофицальная 32 12: 237–74.

-. 1871. Бог на суровый (Санкт-Петербург: Типография А. Траншелиня).

Марков А. 1901. Беломорские былины (М .: А. А. Левинсон).

Маслова Г.С. 1956. «Народная одежда русских, украинцев и белорусов в XIX – начале XX в.» (М .: изд-во Академии Наук СССР), 543–757.

Мосеев И. И. 2005. Поморская речь. Краткий словарь поморского языка (Архангельск: Правда Севера).

Нахшина, М. 2013. «Восприятие антропогенной среды постоянными жителями, сезонными переселенцами и случайными прибывшими в деревне на северо-западе России», в книге «О очаге: перспективы дома, очага и домашнего хозяйства на циркумполярном севере» , изд. Д. Г. Андерсон, Р. П. Уишарт и В. Вейт (Нью-Йорк: Berghahn), 200–22.

-. 2016. «Ограничения на участие сообщества в управлении лососевым промыслом на Северо-Западе России», Морская политика 74: 309–15.

Окороков, А.V. 2005. «Поморские кресты в сакральном ландшафте», в кн. Культура русских поморов. Опыт системного исследования, под ред. до свидания. Л. Базарова и др. (М .: Научный мир), 241–48.

Панченко А. 2012. «Россия», в спутнике фольклора, под ред. Р. Бендикс и Г. Хасан-Рокем (Malden: Wiley-Blackwell), 426–41.

Подвысоцкий, А. 1885. Словарь областного Архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении.

Правительство Российской Федерации. 2015. «О Едином пе- речне коренных малочисленных народов Российской Федерации (с изменениями на 25 августа 2015 года)». Создание от 24 марта 2000 года N 255 ’, http://docs.cntd.ru/document/7631.

Пыжова А. 2011. «Политизация этничности на примере поморов», http://www.gumilev-center.ru/politizaciya-ehtnichnosti-na-primere-pomorov-arkhangelskojj-oblasti.

Шабаев И. и Шараповы В. 2011. «Ижемские коми и поморы: две модели культурной трансформации», журнал этнологии и фольклористики 5 (1): 97–122.

Щапов А. 1864. «О влиянии гор и морица на характер поселения», Русское слово 6 (3): 105–16.

Щепанская Т.В. 2003. Культура дороги в русской мифоритуальной традиции XIX – XX вв. (М .: Индрик).

Шнирельман В.А. 2006. «Уроки Гумилева: блеск и нищета теории этногенеза. Введение, Этнографическое обозрение 3: 3–7.

Случевский, К. К. 1886. По северу России.

-.2009. Поездки по северу России в 1885–1886 годах (М .: ОГИ).

Соколовский С.В. 2001. Образ других в российских науке, политике и праве (М .: Путь).

Токарев, С.А. 1958. Этнография народов СССР; исторические основы быта и культуры (М .: Издательство Московского университета).

Толстов С. П. 1964. Народ европейской части СССР (М .: Наука).

Власова И. В. 2015. Русский Север. Историко-культурное развитие и идентичность населения (М .: ИЭА РАН).

Загоскин Н. П. 1910. Русские водные пути и судовое дело в допетровской России. Историко-географическое исследование (Казань: Издание управления водных путешествий и шоссейных дорог).

Зеленин, Д. К. 1991. Восточнославянская этнография (М .: Наука).

Зограф, Н. И. 1894. Русские народы (М .: Типо-литография Высоч. Утв. Т-ва И. Н. Кушнерев и К.).

Архивные ссылки

MAĖ: [Нумерованные коллекции] Музея антропологии и этнографии Петра Великого Российской академии наук, Санкт-Петербург, Россия

МАИ 974.Фотоальбом Николая Александровича Шабунина.


Короткая жизнь равной женщины: Кристина Киэр - Tate Etc

Приписывается Михаилу Кауфману
Александр Родченко и Варвара Степанова в их мастерской 1922.
Фотография

© Архив Родченко Степановой, Москва

Великое поколение женщин-художников русского авангарда, в том числе Наталья Гончарова, Ольга Розанова, Александра Экстер, Варвара Степанова и Любовь Попова, к настоящему времени относительно хорошо известна, поскольку она в значительной степени гендерно эгалитарна или, по крайней мере, гендерно нейтральна. абстрактные образы.Но о художницах 1930-х годов при Сталине мы знаем гораздо меньше. Работы этого десятилетия чаще всего просто отвергаются как соцреализм или пропагандистское искусство, однако многие работали в модернистских образных стилях и считали себя такими же революционными, как и предыдущее поколение. Подобно своим предкам-конструктивистам Степановой и Поповой, они продолжали создавать волнующие образы эмансипированных советских женщин вплоть до 1930-х годов, пока государственная идеология женщины не вернулась к более традиционной, женской и материнской модели ограниченного равенства.

Любовь Попова
Постановочная одежда для актера № 5 по пьесе Фернана Кроммелинка Великодушный рогоносец (1921)
Бумага, гуашь, тушь, коллаж

Частное собрание, Москва

Возьмем, к примеру, знаменитые костюмы Поповой для авангардной пьесы Фернана Кроммелинка « Великодушный рогоносец» (1922).Все актеры носили прозодежда , или «производственную одежду», в соответствии с конструктивистской программой 1921 года, которая призывала художников отказаться от живописи и вместо этого войти в советские средства массовой информации и массовое производство как «художники-инженеры» или продуктивисты ». Сценическая одежда Поповой для актера № 5 (1921) показывает костюм для женщины-актера: простое синее платье в стиле рабочего комбинезона с большим черным фартуком - все прямоугольники и прямые линии, формы, заимствованные из ее более ранней супрематической живописи.Этот костюм практически не отличался от костюмов актеров-мужчин. Как выразилась сама Попова, у нее было «принципиальное нежелание делать какие-либо различия между мужскими и женскими костюмами; дело просто дошло до того, что штаны сменили на юбку ». Ее смелый, сознательно андрогинный замысел - не менее удачный образ для новой советской женщины, освобожденной большевизмом, избавляющейся от атрибутов буржуазной женственности и становящейся продуктивным работником, равным мужчинам.

Варвара Степанова
В красных и белых очках в постановке Академии социального просвещения 1924
Плакат

© Архив Родченко Степановой, Москва

Мария Бри-Бейн
Да здравствует равная женщина СССР 1939
Плакат

Предоставлено Кристиной Киэр

Подобный андрогинный, эмансипированный женский костюм мы находим в агитационном спектакле « В красных и белых очках» (1924), разработанном Степановой.В левом нижнем углу своего плаката к этому событию, под фразой «через красные очки» (то есть мир глазами большевиков), она нарисовала трех фигур, одетых в свои костюмы прозодежда . Пол центральной, женской фигуры можно различить только по округлой линии ее челюсти и легкой пышности ее коротких волос. Их четыре антиреволюционных белых коллеги появляются справа, одетые в одежду высшего класса. Здесь одинокая женщина сильно отличается от мужчин с круглой грудью, тонкой талией и широкими бедрами.Женский символ тех, кто видит сквозь красные очки, снова является продуктивным работником, который больше не ограничен обычными признаками женственности. В 1939 году другая художница русской революции, хотя и гораздо менее известная, также создала знаковый образ равенства советских женщин: плакат Приветствую равную женщину СССР . Хотя Мария Бри-Бейн ранее работала в более угловатом, модернистском стиле, напоминающем Попову и Степанову, на этом плакате женщина изображена в мягко округленных формах, а розовый свитер с поясом подчеркивает ее грудь и бедра.Она демонстрирует свое равенство, голосуя у урны для голосования (сама по себе спорная модель политического действия в советских условиях), но в остальном - с опущенной головой и букетом цветов - она ​​представляет собой традиционную модель скромной и плодородной женственности. По стилю она ближе к антиреволюционной «белой» женской форме плаката Степановой. Как произошел этот глубокий сдвиг?

Варвара Степанова
Эскизы к спектаклю Вечер книги с главными героями, стоящими впереди, фото Александра Родченко 1924

© Архив Родченко Степановой, Москва

Варвара Степанова
Макеты и эскизы мебели по пьесе Александра Сухово-Кобылина Смерть Тарелкина , 1922

© Архив Родченко Степановой, Москва

В начале 1920-х годов, наряду с большевистской кампанией за эмансипацию женщин при социализме, конструктивистский отказ от традиционных представлений о художественном гении, традиционно ассоциируемых с мужественностью, и отказ от иерархии между изящным и утилитарным искусством - женщины были чаще связанные с последним - способствовали необычному и широкому участию женщин-художников в молодом советском художественном мире.Попова и Степанова, как мы видели, занимались дизайном костюмов и театральным дизайном, но также разрабатывали текстильные изделия массового производства, повседневную одежду и пропагандистские плакаты, а также производили массовые графические работы, такие как обложки книг и журналов, а также рекламу. В 1923 году Попова создала свой единственный пропагандистский плакат, специально посвященный теме эмансипации женщин - так называемой «битве против проституции» большевиков. Лозунг «Брат-рабочий, защити свою сестру от проституции» представлен симметричным расположением динамических конструктивистских горизонталей, вертикалей и диагоналей и наложен на нарисованные от руки фигуры (необычно для конструктивистской работы) большого «брата» в центре и его пролетарские «сестры» в правом верхнем углу, работающие на фабрике и умоляюще смотрящие на зрителя.

Лили Брик на обложке поэтического антологии Об этом , дизайн Александра Родченко 1923

© Архив Родченко Степановой, Москва

Любовь Попова
Дизайн обложки портфолио из шести эстампов 1917–19
Бумага, линогравюра
41.7 x 29,9 см

Предоставлено Музеем современного искусства, Нью-Йорк,

Следующее поколение женщин-художников начала 1930-х годов будет опираться на достижения конструктивистов в дизайне плакатов, хотя и с двумя основными отличиями. Во-первых, многие из них работали в этой среде не из-за конструктивистских идеалов стирания иерархии изящного искусства над утилитарным, а потому, что все более консервативная и централизованно управляемая советская система искусства сделала престижную область масляной живописи менее доступной для женщин, которые были всегда последний в очереди из-за нехватки места в студии и материалов.Во-вторых, они концентрировались на «женских» темах не только из-за приверженности к предмету, но и потому, что они часто были единственными, назначенными им в рамках все еще в значительной степени сексистской институциональной структуры, в которой художникам-мужчинам давали «универсальные» темы плакатов.

Валентина Кулагина, Художественная выставка Советского Союза 1931 © Ne Boltai Collection, Прага

Валентина Кулагина, добившаяся успеха в начале 1930-х годов, представляет собой переходную фигуру между авангардистками-художницами 1920-х годов и их фигуративными коллегами 1930-х годов.Она училась у конструктивистов в 1920-х годах и была замужем за конструктивистом Густавом Ключисом, и она работала над дизайном плакатов из-за постоянной конструктивистской приверженности массовому распространению искусства - но также потому, что она понимала, что система не поддержит ее. если она попыталась заниматься изобразительным искусством. Ее плакат Международный день трудящихся женщин - день борьбы пролетариата (1931) сочетает в себе конструктивистскую технику фотомонтажа, которую использовал исключительно Ключис в своих плакатах, справа, с монументальной нарисованной фигурой бесстрашной женщины, лицо которой кажется высеченным из камень, слева.Фотографии советских женщин в военной форме, управляющих трактором, работающих на фабрике и смеющихся вместе, плавают над фотографией сексуализированной «хлопушки» в окружении двух полицейских, что напоминает о декадентской буржуазной женственности и сексуальном насилии Запада. Как показывают дневники Кулагиной, Ключис критиковал ее за использование нарисованных от руки изображений в своих работах, поскольку они отходили от ортодоксальных авангардных взглядов на любую фигуру, не являющуюся фотографической. Тем не менее, многие модернистские художницы начала 1930-х годов экспериментировали с новыми формами фигурации, пытаясь разработать новый вид современного реалистического искусства, чтобы передать социалистический идеал сильной, равной женщины, больше не подверженной неравенству и объективации, с которыми сталкивается те, что на капиталистическом Западе.

Плакат-фотомонтаж Кулагиной 1932 года Ударницы заводов и совхозов, вступающие в ряды большевистской партии. демонстрирует легкость, с которой она в своих работах переходила от фотомонтажа к фигуративному рисунку. Для нее не было абсолютной разницы; она выбрала образы, которые лучше всего передают заданную ей тему. Здесь она помещает гигантскую фотографию крестьянки в платке с поднятой рукой, предположительно призывая других женщин-рабочих и фермеров присоединиться к ней в качестве члена партии, поверх фотографий курящих фабрик, тракторов, вспахивающих поля, и марширующих женщин.Она отвечала на сложную задачу представить положительный образ женщины-колхозницы как раз в самый жестокий момент насильственной коллективизации крестьян Советским правительством. Поскольку крестьянки особенно сопротивлялись коллективизации, разрушившей многовековой уклад семейной и религиозной жизни, большевики сделали их центром своих пропагандистских кампаний.

Необычно для такого рода пропаганды, Кулагина выбрала фотографию женщины, которая не привлекала своего центрального образа.Мы знаем, что она хотела подчеркнуть серьезность новых советских женщин и их достижений в качестве противовеса их объективации, которая сохранялась в СССР, несмотря на риторику равенства. В дневниковой записи 1934 года она жалуется, что, когда она спросила Ключиса, почему он выбрал на переднем плане фотографию особенно красивой женщины-пилота на своем авиационном плакате Молодые люди в самолетах (1934), он ответил, что хочет показать что пилот «сохранила женственность», несмотря на ее подготовку и квалификацию.Кулагина пишет: «А я думаю - а в этом ли цель плаката?» Конечно, это не должно было быть целью плаката в соответствии с идеалами женской эмансипации 1920-х годов и, как показано в конструктивистских и других образах сильных женщин, не связанных традиционным визуальным языком женственности.

Екатерина Зернова
Колхозники встречают танк 1937
Холст, масло
136 x 183 см

Courtesy Государственный музейно-выставочный центр им. Любови РОСИЗО, Москва

Ряд женщин-плакатистов начала 1930-х годов явно встали на сторону Кулагиной, когда дело касалось изображения женщин.Опытная фигуративная художница Екатерина Зернова, которая была членом группы авангардной живописи OSt (Общества станковых художников) в конце 1920-х годов, была одной из очень немногих женщин, которые добились успеха как художница в советской художественной системе. 1930-х годов. Ее плакат 1931 года Участие женщин в строительстве социализма предлагает культовый образ женщины как работницы, а не объекта визуального удовольствия: ее лицо схематично передано и средней привлекательности, а ее тело заключено в комбинезон, который стирает его контуры.Она накладывается на более мелкие нарисованные изображения коллективных объектов повседневной жизни, упомянутых в длинном слогане плаката, которые поддержат ее участие в производительном труде: детские сады, детские сады, общественные столовые и общественные прачечные. Задача Зерновой заключалась в создании образа, подходящего под лозунг, поэтому она предпочла сосредоточиться на андрогинном, одетом в униформу и целеустремленном работнике, а не на примерах из повседневной жизни (быт). Быт считался женской сферой и поэтому был менее престижной темой, которую чаще всего относили к женщинам-художникам-плакатистам.Зерновой обычно удавалось избегать такого рода приведения в соответствие; она написала множество работ на промышленную и военную тематику и была особенно известна своими живописными картинами и рисунками танков.

Мария Бри-Бейн
Телеграфистки 1933
Холст, масло
136 x 149 см

Предоставлено Третьяковской галереей, Москва

Марии Бри-Бейн были назначены почти исключительно женские темы для своих плакатов, но она точно так же избегала стереотипно женских тем повседневной жизни, создавая вместо этого в начале 1930-х годов поразительное множество изображений жестких женщин в униформе, умело выполняющих различные сложные задачи .Плакат 1934 года Работница и колхозница, осваивают технику санитарной защиты СССР! Укрепляйте санитарную авиацию! представляет собой лихую женщину-пилота в черной коже и очках, которая консультируется с коллегой с такой же квадратной челюстью, когда они готовятся к дальнему медицинскому полету. Позади них группа женщин-колхозниц и рабочих (которую легко узнать по комбинезону и гаечному ключу, как на плакате Зерновой) инструктирует по тонкостям техники самолета женщина в униформе с нагрудным знаком.Не только феминистский сюжет Бри-Бейн (без сомнения, фантастический), но и ее схематичный, уплощенный визуальный язык, имеют сильное сходство с Кулагиной и Зерновой, хотя она и была членом АХР, более консервативной художественной группы, которая предпочитала традиционный реализм. Даже в ее картинах, таких как Женщины-телеграфистки (1933), мы видим некоторые модернистские тенденции ее плакатов - геометрическое блокирование пространства и почти чистое изображение технологических устройств, а также любящее внимание к пуговицам и воротникам. ремни на униформе и мотив тесной совместной работы женщин.Фактически, великолепная чрезмерная жестокость женщин на авиационном плакате делает их созревшими для того, чтобы сегодня их объявить лесбийскими иконами, независимо от того, было ли это частью первоначального замысла Бри-Бейн.

Варвара Степанова
Набросок для Изучите старое, но создайте новое c.1919
Бумага, гуашь
26 x 25 см

Коллекция Кристины Гмуржинской

Любовь Попова
Живописная архитектура 1918
Холст, масло
58 x 53 см

Предоставлено Нижегородским государственным художественным музеем

Александра Экстер
Эскиз костюма к спектаклю Танец семи вуалей из постановки Камерного театра 1917 года из спектакля Саломея Оскара Уайльда

Предоставлено Государственным театральным музеем Бахрушина

Эпоха сильных, умелых и неженственных женщин в советских образах начала подходить к концу, однако, в середине 1930-х годов.В 1935 году Сталин объявил, что социализм достигнут, и советская риторика сместилась от безумной концентрации на наращивании промышленного производства - включая участие женщин в этом процессе - к новому акценту на повседневной жизни культурного социалистического потребления ( культурность). ), в котором женщины вернутся к более традиционно женственной роли и внешнему виду. Они были бы хорошими матерями и женами, и они были бы привлекательны. Как писал официальный советский женский журнал « Работница » ( Работница ) в статье 1937 года: «Советская женщина… должна научиться сохранять свое женское лицо и ухаживать за собой… она должна обращать внимание на свою внешность.В том же году Зернова написала свой большой холст Колхозники встречают танк , на котором женщины - младшая в узкой модной юбке и с большой заколкой в ​​волосах - протягивают приближающимся букеты цветов. автомобиль, в то время как мужчины властно поднимают руки, как женщина-работница на ее более раннем плакате. Даже ее любимый мотив танка почти не виден из-за неумолимо плодородных цветущих деревьев и мазков импрессионистов.И я уже упоминал плакат Бри-Бейна 1939 года Да здравствует равная женщина СССР , в котором одинокая женщина, пассивно голосующая за партийную линию, снова несущая букет цветов, заменяет более ранние образы женщин Бри-Бейна. товарищество в квалифицированном труде. Печальный контраст между послушной женственностью этой фигуры и смелыми угловатыми женщинами с авиационного плаката, ощетинившимися властью в своих кепках, очках, ремнях и пуговицах, сигнализирует об окончательном упадке художественных идеалов и новых культовых образах женщин-художников. русской революции.

.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *