Мода 15 века в европе: История костюма в иллюстрациях: 15 век — Этносы

Содержание

История костюма в иллюстрациях: 15 век - Этносы

 Знатные флорентийцы

 

 Итальянские костюмы 15 века

 

Итальянские костюмы

 

 Итальянцы 15 века

 

Костюмы Италии  15 века

см. также Костюм Италии эпохи Возрождения (14-16 века)

 

Судья, горожанин, крестьянин

 

Английские костюмы

 

 Генрих VII (король Англии), герцог, Генрих VI (король Англии), герцогиня

 

Костюмы Англии, первая четверть 15 века

 

Бургундские воины, 15 век

 

Бургундские воины

 

Бургундские костюмы (15 век)

 

Бургундские костюмы 15 века

 

Бургундские костюмы придворных

 

 Бургундские костюмы

 

Костюмы Бургундии, 15 век

 

Костюмы Бургундии

 см. также Бургундская мода (15 век)

 

 Голландские костюмы 15 века

 

Знатные немки

 

Костюмы Германии, 15 век

 

Костюмы Германии

 

Немецкая женщина, горожанин, рыцарь

 

Немецкие аристократы 15 века

 

 Немецкие аристократы

 

Немецкие костюмы придворных

 

Немецкие костюмы

 

Немецкий рыцарь и знатная женщина

см. также Костюм Германии эпохи Возрождения (15-16 века) 

 

Знатные французы

 

Костюмы Франции (15 век)

 

Костюмы Франции 15 века

 

Костюмы Франции, 15 век

 

Французские костюмы (15 век)

 

Французские костюмы 15 века

 

Французские костюмы, 15 век

 

 

Французские костюмы

 

 Швейцарские солдаты 15 века

 

Швейцарские солдаты

 

Швейцарские солдаты (15 век)

 

Швейцарские солдаты, 15 век

источник:  Braun, Schneider "Zur Geschichte der Kostume"

Сундук Истории: Бургундская мода конца XIV


В XV веке герцогство Бургундия было одним из богатейших в Западной Европе. В немалой степени этому способствовало производство тончайших сукон и шерстяного бархата. Для их изготовления бургундцы использовали английскую шерсть, которую затем окрашивали таким образом, что достигался эффект перемены цвета на свету. Более того, готовую ткань отделывали поверх вышитыми узорами из серебряных и золотых нитей. При герцоге Филиппе III Добром (1396 - 1467 гг.) бургундский двор стал законодателем моды для всей Западной Европы. Герцог покровительствовал ученым, художникам, поэтам, музыкантам и ремесленникам, которые во множестве стекались в Бургундию.
Герцог Бургундии Филипп Добрый

Филипп Добрый устраивал многодневные пиры, да и сама жизнь бургундского двора была похожа на праздник. Короли и правители других европейских государств брали за образец  не только пышный придворный церемониал и веселые празднества, но и экстравагантные наряды родовитых подданных Филиппа III. Бургундская мода возникла в конце XIV века как ответвление готического костюма. Собственно, готический крой, абсолютно соответствующий фигуре, был сохранен, изменения главным образом коснулись декорирования, форм и цветового решения. Не зря этот период в истории костюма получил название «карнавала мод», так возмущавшего церковнослужителей. Один французский летописец усмотрел в этом даже божий промысел и причину военных неудач в Столетней войне:
«Бог послал эту напасть на нас за грехи наши потому, что тщеславие Франции было велико, и несообразность одежды и разного платья переходила из одной крайности в другую... Люди были похожи скорее на шутов, чем на честных людей, а потому и неудивительно, что за подобные безрассудства, превысившие всякую  меру, Бог наказал нас бичом своим –  королем Англии».
Двухцветный бургундский костюм
Действительно, расцветка костюма периода бургундской моды подчас  была чрезмерно пестрой и асимметричной. Так называемый принцип мипартии предполагал вертикальное или перекрестное деление одежды по цвету  соответственно на две или четыре части. Например, левая рука и правая нога красные, а левая нога и правая рука зеленые. Были также «гербовые костюмы», повторявшие эмблематику и цвет гербового щита. Фигурные фестоны-экревиссы и гирлянды золотых желудей с вырезанными  из зеленого сукна дубовыми листьями украшали рукава, мешая  движению. Впрочем, последнее обстоятельство нисколько не беспокоило бургундских модников, ведь они слыли  убежденными бездельниками. Их наряды зачастую «озвучивали» десятки серебряных бубенчиков: на шляпе, рукавах или остроносых сверх всякой меры башмаках – пуленах.
Бургундская мода

Нередко плащи, шляпы и одежда дам и кавалеров почти не отличались, что еще больше приводило в негодование церковнослужителей. Конечно, все вышесказанное относится к костюму знати. Между тем бургундская мода никак не коснулась простолюдинов, они продолжали одеваться так же, как их предки, жившие в романскую эпоху.

«История в костюмах. От фараона до денди» «Современная энциклопедия. Мода и стиль» Если вы хотите использовать материалы из этого блога, делайте, пожалуйста, ссылку на источник sundukistorii.blogspot.com

If you use materials from this blog, do the link on sundukistorii.blogspot.com, please

Женский костюм Средневековья. Готика - maroona_art — LiveJournal

Часть 2.

[Читать далее]

Западноевропейский костюм готического стиля. (XIII- первая пол. XV в.)

В эпоху господства готического стиля главная роль в общественной жизни принадлежит не монастырю или замку, а городу. Развивается архитектура, строятся ратуши, соборы, жилые дома, открываются университеты. Готический стиль, сложившийся изначально как стиль церковных сооружений, проникает в гражданскую архитектуру.

В XIII веке издаются первые законы против роскоши, ограничивающие пышность одежд вассалов в сравнении с сюзеренами. Появляются законы о рангах в одежде, предписывающие строгие ограничения при выборе тканей и формы костюма для различных классов общества. Например, бюргеры, в отличие от дворян, не имели права носить шелковые одежды, длинные шлейфы и т.д. «.. Ни одна женщина, ни одна девушка, не имеющие дворянского звания, не имеют права делать больше пары платьев в год. Дворянки имеют право на четыре платья в год…» - говорится в указах XIII века.

В костюмах XIII века впервые появляются вшивные рукава. Первоначально рукава пришивали временно, на день, а вечером отпарывали, так как одежда была очень узкой и снять ее иначе было невозможно.

Идеал женской красоты – хрупкий облик едва сформировавшейся девушки: гибкое тонкое тело, длинная шея, головка с высоким лбом, слегка наклоненная вперед, несколько прогнутая в области поясницы спина и выступающий вперед живот, затянутый в корсет лиф с завышенной талией. Что бы шея казалась длиннее, над ней сбривали волосы, иногда до середины затылка, а чтобы увеличить высоту лба, сбривали волосы от линии роста к темени. Модными были лицо бледное, почти без косметики, морщины – признак мудрости, выщипанные брови и ресницы. Женщина казалась хрупким, изогнутым, чахлым растением.

Текстиль был очень разнообразным: фламандское и итальянское сукно ярких цветов. Знать носила одежды модного красного, зеленого, синего и белого цветов. Простолюдины ходили в одежде серого, землистого оттенка, окрашенной растительными красителями, например соком орешника. Появляется ткань «шан-жан», т.е. меняющая цвет на свету. Очень моден был желтый цвет, считавшийся мужским.

Повседневные платья шили обычно из ткани серого, черного, фиолетового цветов.
В эпоху готики в Европе узорные ткани изготовлять еще не умели. Поэтому сукно и шерсть расшивали серебряными и золотыми нитями. Из орнаментов был очень моден узор «павлинье око».

С XV века стал модным черный бархат.

Женские одеяния состояли из длинных многослойных одежд из ярких контрастных тканей с роскошной узорчатой вышивкой: нижняя рубашка, платье котт, сюрко, плащ или упелянд. На животе под котт прикрепляли стеганые подушечки-босы, что бы имитировать выступающий вперед живот; сзади на юбке был шлейф. Шлейф на платьях XV века достигал нескольких метров длины, а конусообразный головной убор – эннен делали 70 см высоты. Церковь все время боролась со шлейфами, называя их «чертовыми хвостами». А высокие головные уборы считала карикатурой на готические соборы и неоднократно подвергала публичному проклятию и сожжению на кострах.

Котт - туникообразная верхняя одежда с узкими рукавами.

Сюрко — длинный и просторный плащ-нарамник, похожий по покрою на пончо и часто украшавшийся гербом владельца.

Упелянд (упленд, гоун) - верхнее платье свободного, трапециевидного кроя, мог подбиваться мехом.

Женское котт (котарди)

Рукава котты были узкими и длинными, часто заканчивались манжетом в виде раструба:

Сюрко с прилегающим лифом, узкими рукавами, широкой юбкой и низко расположенным поясом

Королевское сюрко: лиф с большими вырезамив боковых частях, через которые был виден котт с низко расположенным поясом из чеканных металлических пластинок и драгоценных камней и мантии, подбитой горностаем. По центру переда сюрко расположены металлические пластинки, имитирующие пуговицы.

Ян ван Эйк. Бракосочетание Арнольфини, 1434 г.
Женский упелянд с завышенной талией и широкими длинными рукавами, прорези для рук с богатой меховой отделкой. Двурогий головной убор, покрывало. Характерная поза периода культа беременности.

Наклоненная вперед головка в высоком колпаке, длинная гибкая шея, постепенно переходящая в изогнутую линию лифа, прогнутая в пояснице спина и выступающий вперед живот создавали четко выраженный профильный S-образный силуэт, так называемую готическую кривую. Для того что бы фигура постоянно сохраняла подобный изгиб, женщины носили под платьем специальное приспособление типа корсета, состоявшее из подвижных деревянных планок, соединенных внизу и вверху шнуром.

Парадные костюмы второй пол. XVв. На невесте – котт и сюрко с длинным шлейфом, эннен с вуалем. Фрагмент миниатюры, 1465 г.

В эпоху готики получили распространение сумки и перчатки. Замок, оправа и цепочка сумки были ювелирной работы.

Женские головные уборы поражали вычурностью и роскошью. Это рогатые чепцы, высокие конусообразные колпаки генины, «сахарная голова», эннены и др. Эти головные уборы выполнялись из парчи и бархата на каркасе и дополнялись вуалью. Высота головного убора зависела от степени знатности. В таком головном уборе женщина при входе в помещение приседала.

Эннен

Чепец в виде «двойной сахарной головы»



Чепец в виде «паруса»



Петрус Кристус. Портрет молодой девушки, ок. 1490.
Высокий головной убор из черного бархата с петелькой внутреннего каркаса, золотой отделкой и тонким полотном, окутывающим подбородок.

Рогир ван дер Вейден. Женский портрет. 1430 г.
Крой упелянд с открытым спереди лифом. Двурогий чепец на жестком основании с драпировкой из тонкого белого полотна, плотно обтягивающей лоб и подбородок.


Рогир ван дер Вейден. Мария Магдалина, вторая треть XV в.
Сложный головной убор из тонкой вуали на каркасе.

Ханс Мемлинг. Портрет пожилой женщины, 1470.
Головной убор, закрывающий волосы, придает строгость и возвышенность облику дамы.


Ханс Мемлинг. Портрет Марии Магдалены, 1470-1480.
Остроконечный чепец-энин, покрытый длинной ниспадающей вуалью кувр-шеф.



Ханс Мемлинг. Портрет дамы, 1480 г.
Чепец-эннин.

Ян ван Эйк. Портрет жены художника, Маргариты ван Эйк, 1439 г.
Двурогий чепец и покрывало с объемный отделкой фанфрелюш.

Замужние женщины по-прежнему покрывали голову платками. Самый простой из них - барбетт. Их делали из белого полотна, они покрывали часть груди, шею, уши, подбородок, окружая лицо чистой белизной ткани и соединяясь с убором. При выходе на улицу поверх барбетта обычно накидывали покрывало.

Группа слева – женская одежда: котт, сюрко, головной убор эскофьон, надетый поверх барбетт. Группа справа – женская одежда: котт и сюрко и верхняя одежда сок. «Сад любви», ок. 1415. Фрагмент.

Робер Кампен. Портрет женщины, 1430-1435.
Многослойный барбетт, имеющий двурогие очертания благодаря специальным вставкам. Головной убор называется апостольник. Его носили монахини и вдовы.

Форма барбетт держалась пластинками китового уса, пришитыми в боковых частях. Барбетт сохранились до XV века.

«Рыцарские косы» исчезли и остались «улитки», «баранки», вложенные в темплеты – чехольчики, сеточки, которые частично выглядывали из-под покрывала.

Покрывало и под ним темплеты.



Косы, уложенные над ушами в «бораний рог». При этой прическе уши закрывались, а шея была открыта.

Украшения в основном использовали на головных уборах. Это были пряжки, брошки, подвески из золота и серебра, павлиньи перья, дорогая вышивка. Бубенчики так же являлись «звучащим» украшением на одежде.

Косметикой пользовались мало.

Женская обувь была сходна с мужской: имела заостренные носки и изготовлялась из цветной мягкой кожи.

Бургундская мода.
В конце XIV века роскошный и богатый бургундский двор превосходил блеском и пышностью все королевские дворы Европы. Именно здесь впервые появилось понятие «мода», здесь развитие средневекового костюма достигло своей кульминации. Характерными чертами модного силуэта были вычурность, изысканность линий и удлиненность пропорций.
Это была мода феодалов и знати. Для Бургундии более всего характерны тесные узкие одежды, высокие шляпы и конусообразные генины, а также отделка краев одежды зубчиками, фестонами.

В Бургундии появились такие одежды и их элементы, которые, казалось, невозможно было носить, но носили все,- узкие штаны, тесные жакеты, обувь с длинными носками. В бургундском костюме более позднего периода появляется мода на темные, черные, монохромные одежды из бархата.
Бургундия стала очагом зарождения европейской моды. С этого момента в истории костюма появляется понятие «мода» как частая смена силуэта, формы, кроя и цвета в одежде в пределах одного художественного стиля.



Петрус Кристус. Коленнопреклоненная основательница монастыря, 1450-1460. Фрагмент
Характерное сочетание бургундской моды – платье роб с завышенной линией талии, декольте с треугольной вставкой, высокий головной убор с тонкой вуалью.

Рогир ван дер Вейден. Портрет дамы. Вторая треть XV в.
Открытый высокий лоб создавал одухотворенный образ женщины. Энин, вуаль, тонкое белое полотно. Верхнее платье роб с широким декольте и треугольной вставкой.

Сложившийся еще в эпоху раннего средневековья обычай одновременно носить несколько одежд так, чтобы каждая из них была видна в костюме, сохранился вплоть до конца XVIII века.

К очень интересным обычаям всей эпохи средневековья относится венчальный наряд – платье невесты было только красного цвета. По сообщению Кишера, первой невестой во Франции, венчавшейся в белом платье, была Мария Стюарт.



Швабский художник, «Жених и невеста, 1470 г.
Невеста в платье с узкими рукавами и лифом. Длинные локоны украшены венцом и живыми цветами.

Связь костюма с архитектурой.

Кельнский собор

Женский костюм: головные уборы стремятся вверх, длинные шлейфы достигают пятиметровой длины, благодаря короткому лифу и длинной широкой юбке создается искусственно вытянутый силуэт. Такой силуэт был созвучен силуэтам и формам готических храмов. Пышный декор костюма перекликается с таким же пышным декором архитектурных сооружений.

Литература:
1. Э.Б. Плаксина-Фрелинская, Л.А. Михайловская, В.П. Попов «История костюма. Стили и направления», 2010 г.
2. Р. В. Захаржевская «История костюма», 2009 г.
3. Е.В. Киреева «История костюма», 1976 г.
4. М.Н. Мерцалова « История костюма», 1972 г.
5. И.В. Блохина «Всемирная история костюма, моды и стиля», 2007 г.

Европейская мода XVI века: tito0107 — LiveJournal

? LiveJournal
  • Main
  • Top
  • Interesting
  • 235 ideas
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

1519 | История моды Timeline

Основные элементы мужской одежды во втором десятилетии шестнадцатого века остаются такими же, как и в 1500–1509 годах: рубашка, дублет, куртка (иногда с юбкой), платье, чулки, чулки, обувь, капот. Региональные различия остаются заметными, даже когда тенденции пересекают международные границы.

В Италии

Хилл дает хорошее описание того, что носили мужчины в Италии в начале 16 века:

«На мужскую моду Высокого Возрождения в Италии особенно повлиял военный костюм.Облегающие дублеты имели широкий глубокий вырез, как у солдат. К дублетам прикреплялись базы или короткие юбки, сделанные из столбчатых складок органной трубы ». (355)

Этот стиль одежды можно увидеть в мессе Рафаэля Больсена в Ватикане (рис. 1), где мужчины, стоящие на коленях справа от дверного проема, носят дублеты с широким глубоким вырезом с полосатым основанием, которые действительно напоминают органные трубы в их обильные складки. У них очень широкие рукава, а на их рубашках есть аккуратно прошитые сборки / складки на вырезе.

В другой работе Рафаэля, Джулиано Медичи (рис. 2) носит алый дублет, рубашку с мелкими складками, черную куртку и зеленое парчовое платье с золотом по шву рукава и темным мехом с обратной стороны, воротником-накидкой и манжетами. . На голове у него черная шляпа с наклоном из чистого золота.

Рубашки часто имели вышивку на вырезе и манжетах, как это видно на портрете Джироламо Романино (рис. 3), который имеет черную вышивку на шее. Флорентийский историк XVI века Бенедетто Варчи высоко оценил последние изменения в моде:

«Нет никаких сомнений в том, что с 1512 года манера одежды для мужчин и женщин приобрела много элегантности и изящества; люди больше не носят… те кепки с поднятыми вверх полями… мантии… обычно черные.”(Буше 222)

Примечательно, что неизвестный мужчина на портрете Романино одет в черную мантию или платье. Он также одет в черное и золотое - сочетание цветов, популярное среди испанцев. Книга придворных , написанная Бальдассаром Кастильоне в 1508-16 годах, особенно восхваляет черное и испанскую моду в целом:

«Таким образом, я думаю, что черный больше подходит для одежды, чем любой другой цвет; а если не черный, пусть хоть немного темный…. Я бы хотел, чтобы одежда нашего придворного демонстрировала ту трезвость, на которую сильно влияет испанская нация, поскольку внешние вещи часто свидетельствуют о том, что находится внутри ". (102)

The Royal Collection Trust предоставляет более подробную информацию о мужской одежде:

«Зелено-золотое платье на левом плече мужчины трудно расшифровать. Поверх него он носит камзол или, возможно, сайоне, одежду с широкой юбкой с золотыми полосами. Подобные сайони можно увидеть в «Мессе Больсена» Рафаэля (Станце ди Элидоро, Ватикан)… На талии мужчины можно увидеть круглые орнаментальные двойные концы кинжала, предположительно прикрепленные к поясу.”

Христофор Колумб (рис. 4), спонсируемый испанским двором в своих исследованиях, одевается в сдержанном испанском стиле, восхваляемом Кастильоне.

Изображения, стоковые фотографии и векторные изображения из 15 века

В настоящее время вы используете более старую версию браузера, и ваш опыт работы может быть не оптимальным. Пожалуйста, подумайте об обновлении. Учить больше. ImagesImages homeCurated collectionsPhotosVectorsOffset ImagesCategoriesAbstractAnimals / WildlifeThe ArtsBackgrounds / TexturesBeauty / FashionBuildings / LandmarksBusiness / FinanceCelebritiesEditorialEducationFood и DrinkHealthcare / MedicalHolidaysIllustrations / Clip-ArtIndustrialInteriorsMiscellaneousNatureObjectsParks / OutdoorPeopleReligionScienceSigns / SymbolsSports / RecreationTechnologyTransportationVectorsVintageAll categoriesFootageFootage homeCurated collectionsShutterstock SelectShutterstock ElementsCategoriesAnimals / WildlifeBuildings / LandmarksBackgrounds / TexturesBusiness / FinanceEducationFood и DrinkHealth CareHolidaysObjectsIndustrialArtNaturePeopleReligionScienceTechnologySigns / SymbolsSports / RecreationTransportationEditorialAll categoriesMusicMusic ГлавнаяПремиумBeatШаблоныШаблоныДомашняя страницаСоциальные медиаШаблоныFacebook ОбложкаFacebook Mobile CoverInstagram StoryTwitter BannerYouTube Channel ArtШаблоны печатиВизитная карточкаСертификатКупонFlyerПодарочный сертификатРедакция inmentNewsRoyaltySportsToolsShutterstock EditorMobile appsPluginsImage resizerFile converterCollage makerColor schemesBlogBlog homeDesignVideoContributorNews
PremiumBeat blogEnterprisePricingImageFootageMusicEditorialDev API

Вход

Зарегистрироваться

Меню

FiltersClear allAll изображений
  • Все изображения
  • Фото
  • Vectors
  • Иллюстрации
  • Editorial
  • Видеоматериал
  • Музыка

  • Поиск по изображению

Начало 15 века

Сортировка по

Наиболее релевантные

Свежий контент

Тип изображения

Все изображения

Фото

Векторы

Иллюстрации

Ориентация

Все ориентации

Горизонтальные

00 Вертикальные

00 Двадцатый век

На рубеже веков и в течение следующих нескольких десятилетий художники всех национальностей искали захватывающие и разные способы выражения. на.Композиторы исследовали необычные и неортодоксальные гармонии и тональные схемы. Французский композитор Клод Дебюсси был очарован восточной музыкой и полнотонной шкалой и создал музыкальный стиль, названный в честь движения во французской живописи под названием Импрессионизм . Испытанный жанр симфонии, несколько видоизмененный к тому времени, привлек таких мастеров, как Густав Малер и Дмитрий Шостакович, а Игорь Стравинский дал полную волю своим манипуляциям с калейдоскопическими ритмами и инструментальными красками на протяжении всей своей чрезвычайно долгой и разнообразной карьеры.

В то время как многие композиторы на протяжении двадцатого века экспериментировали с традиционными инструментами по-новому, многие из величайших композиторов двадцатого века, такие как итальянский оперный композитор Джакомо Пуччини и русский пианист / композитор Сергей Рахманинов, оставались верными традиционным формам музыки. история. В дополнение к новым и эклектичным стилям музыкальных направлений, двадцатый век может похвастаться многочисленными композиторами, чьи гармонические и мелодические стили могут легко оценить и насладиться средним слушателем.

13. Прочтите текст и дополните его фразами (ai).

а) художник и писатель

б) предназначены для компенсации потери полезной площади пола на уровне земли

c) чаще всего это было стекло

г) дорожка для бегунов

e) и до сих пор оказывает сильное влияние

f) которым предоставляется свобода выражать свои идеи

г) личность проектировщиков здания

ч) монотонное повторение вертикалей и горизонтали

i), который он планировал в 1950-х годах

Ле Корбюзье

После Первой мировой войны в архитектуре появилась доктрина функциональности.Идея, лежащая в основе этого, заключалась в том, что если здание или объект идеально подходят для своих функций и построены с разумным учетом используемых материалов, они будут приятными для глаз и удовлетворительными для ума. Великий швейцарский архитектор, Ле Корбюзье, псевдоним Шарля Жаннере (1887–1965), указал на греческие храмы как на прекрасные примеры этого. Функционалисты отказались от традиционных условностей и поверхностного орнамента и оказали большое упрощающее и очищающее влияние на дизайн любого материала.Эта новая традиция вскоре распространилась по всему миру 2. ____.

Новый метод строительства здания из железобетона идеально подошел для этого конструктивного подхода. Бетонные перекрытия поддерживались вертикальными стальными балками. Наружная обшивка может быть из любого подходящего материала - 3. ____. Внутренние стены были просто перегородками, которые можно было разместить и заменить в любом месте, поскольку они не играли никакой роли в поддержке здания. Многочисленные возможности, предоставляемые этим методом строительства, были продемонстрированы Ле Корбюзье еще в 1915 году.

В 1920–30-е годы наиболее значительная работа Ле Корбюзье была связана с городским планированием. Он продвигал идеи, кардинально отличающиеся от удобных малоэтажных поселков, предложенных более ранними градостроителями. Он также построил много вилл и несколько небольших жилых комплексов и офисных зданий. В этих геометрических объемах с твердыми краями и гладкой поверхностью он создал язык того, что он назвал чистыми призмами - прямоугольных блока из бетона, стали и стекла, часто наделенных садами на крышах 4.____.



После Второй мировой войны Ле Корбюзье отошел от пуризма. Он показал путь к свободной архитектуре от 5. ____.

Ле Корбюзье был уполномочен французским правительством спланировать и построить свой Вертикальный город в Марселе. Результатом стал огромный блок из 340 вилл , поднятых над землей, с двумя надземными проходами с магазинами и другими услугами и увенчанный общественным центром с садом на крыше, в котором, среди прочего, находилось 6 домов.____.

Его репутация привела к тому, что правительство Индии поручило ему спланировать город Чандигарх, новую столицу Пенджаба, а также спроектировать и построить Правительственный центр и несколько других сооружений города. Эти здания ручной работы представляют собой вторую, более гуманистическую фазу в творчестве Ле Корбюзье.

Его революционный проект церкви Нотр-Дам-дю-Харт в Роншане во Франции, 7 ____, сильно контрастирует с более ранним, безличным подходом.Архитектура с ее изогнутыми поверхностями и отсутствием прямых линий и прямых углов превращается здесь почти в форму скульптуры. Церковь Ле Корбюзье в Роншане в последние годы оказала большое влияние на дизайнеров других нетрадиционных зданий.

Сегодня архитектура, похоже, переживает своего рода перетягивание каната. Необходимость экономии тянет его к безликой, многоэтажной конструкции, где возможно серийное производство и механизация. С другой стороны, есть желание избежать регламентации.Предпочтение отдается более индивидуальному подходу. Здания, выбранные талантливыми архитекторами 8. ____, естественно, очень проектировать и возводить. Они могут

обычно рассматривается только для таких специальных зданий, как национальные театры, художественные галереи и церкви.

Найдите в тексте Ле Корбюзье (Пример 3) слова и словосочетания, которые означают следующее:

1. хорошо подходит для чего-то

2.перестал использовать

3. Длинная прочная балка, используемая для строительства мостов и больших зданий

4. важный

5. имеющий форму четырех прямых сторон и прямых углов 90

6. получил задание сделать что-то

7. Дорога общего пользования или улица, используемая для движения транспорта

8. отличается от того, что большинство людей считает обычным или нормальным

9. ситуация, в которой два человека или группы решительно пытаются получить то, что они хотят

10.строгая организация и контроль

11. очень дорогое проектирование и строительство

14. Прочтите предложения и дополните их правильными словами, взятыми из слов, выделенных жирным шрифтом справа.

1. В 18 веке в России впервые с ______________ года скульптура стала основным ______________ видом искусства. 2. В 19 веке существовал ________________ средневековой русской архитектуры. 3. Русская архитектура в 20-м веке, после краткого периода конструктивизма __________ в 1920-е годы, склонилась к __________ неоклассицизму и небоскребу ___________. 4. Скульптура была видом искусства _________, восхвалявшимся в период барокко. 5. По мере того, как каждое новое поколение греческих архитекторов пыталось сделать свои _____________ более совершенными, они начинали осознавать определенные ____________ иллюзии, которые очень _________ искажали их истинный аспект. 6. Ренессанс - это действительно _____ кульминация периода перемен, который собирался ______________ в течение долгого времени.7. Медичи не были __________________ бизнесменами Флоренции; они были _______ вовлечены в __________________ гуманизма и развития искусства. 8. Готический стиль строительства никогда не был принят ____________ в Италии. 9. Когда началось Средневековье, в обществе было только два важных класса: _____________ и ___________. 10. Изучение _________ писаний и искусства дало _____________ растущему ________________, наблюдаемому повсюду. 11. Древнегреческие дворцы были запланированы __________. _______________ в них был большой зал с колоннадой. 12. Ранняя __________ культура названа минойской в ​​честь ___________ царя Миноса, правившего на Крите. 13. Многие ______________ в Помпеях были погребены в _____________ пепле во время извержения Везувия в 79 году нашей эры. 14. В большинстве прекрасных старых соборов _________ ________ арок над дверями и окнами. 15. В __________ из 19 -го века __________________ начали ______________ сайтов______________.16. Многие _______________ и важные ____________________ были сделаны ______________ останками древней Трои. представить Христианская Россия возродить эксперимент образная конструкция высокого строить оптика небольшая забастовка сильный всего лишь глубокий рост энтузиаст знатный крестьянин классика поощряет зависимость благородный центр Критская легенда построить вулкан точка отсрочки начать археологию прикрыть осторожно взволновать открытие включают

15. Прочитай текст. Дополните его правильными словами, взятыми из слов, выделенных жирным шрифтом справа.

Русская архитектура 17-го -го 18 -го века В течение 17-го века влияние Литвы и Польши вызвало интерес к 2. _______________ древности, которая должна была достигнуть высшей точки в 3. _______________ России при Петре Великом. В 1712 году Петр перенес свою столицу из Москвы в Петербург и начал 4.______________ из грязевой равнины на побережье Финляндии в город 5. ____________ 6 ._____________. Множество из 7 .___________________ архитекторов было импортировано и продолжало работать при 8 ._____________________ царствовании. 9 __________________ архитектором того периода был Конте Бартоломео Франческо Растрелли. Работая в стиле рококо, он спроектировал Зимний дворец, Смольный собор и фасад Петергофа, один из самых 10. _________________ 11 .______________ годов в Санкт-Петербурге. гуманистическая классика вестернизировать преобразовать сверкает европа запад преуспеть выделяться красота сборки

16. Вы услышите текст об английских замках. Послушайте его и выберите правильный элемент (AC) для утверждений ниже.

1. Типичные замки мотта и бейли в Европе начали появляться в 9 веке нашей эры.

A. Верно B. Неверно C. Не указано

2. Люди оставались в замках только во время нападений врага, но никогда не жили в них.

A. Верно B. Неверно C. Не указано

3. Лондонский Тауэр упоминается в тексте как образец традиционного замка мотт и бейли.

A. Верно B. Неверно C, Не указано

4. Английские монархи жили в лондонском Тауэре. A. Верно B. Неверно C. Не указано

5. Стенная дорожка - это дорожка на земле вокруг стены замка, которую солдаты использовали для охраны этого места.

A. Верно B. Неверно C. Не указано

6. Квадратные башни были предпочтительнее для использования в военных целях, чем круглые.

A. Верно B. Неверно C. Не указано

7. Появление пороха остановило использование замков в качестве укреплений.

A. Верно B. Неверно C. Не указано

8. Многие историки считают, что порох впервые появился в Европе в 13 веке.

A. Верно B. Неверно C. Не указано

9. В дальнейшем люди продолжали возводить постройки в стиле замков.

A. Верно B. Неверно C. Не указано

17. Завершите текст, выбрав лучшее слово из столбцов после него.

Дворец Хэмптон-Корт

Изначально дворец Хэмптон-Корт не был королевской резиденцией.Он был построен Томасом Вулси, английским кардиналом и 1 .____, и подарен им своему хозяину, королю Генриху VIII. Мебель, гобелены и украшения, с которыми он 2 ____ его комнат, были включены в

.

подарок. Король Генрих расширил Хэмптон-Корт и большой зал кардинала тем, который мы видим сегодня.

Местная легенда гласит, что, когда Уолси искал место для своей загородной резиденции, он 4. самые известные доктора Англии выбрали «самое здоровое место» 5. ____ двадцать миль от Лондона ". Все согласились рекомендовать Хэмптон-Корт. В то время как его дворец 6 .____ Вулси окружил поместье, занимающее почти 1800 акров, чтобы сформировать Хэмптон-Корт и Буши-парки.

Когда Хэмптон-Корт 7 .____ Wolsey, это уже 8 .____ около 1000 комнат, все из которых были использованы. Собственная 9 .____ кардинала насчитывала почти 500 человек, и для посетителей всегда было доступно 280 шелковых кроватей. Кардинал Вулси также сделал свой дом 10 ______ правил гигиены. Все части Хэмптон-Корта были осушены, дождевая вода и мусор выносились по огромным кирпичным канализационным коллекторам в Темзу.11 .____, что это длилось до 1871 года. Во дворце никогда не было недостатка в чистой пресной воде. Оно пришло из источников на холме Кумб-Хилл в трех милях от другого берега Темзы, под которым оно было доставлено свинцовыми 12 .____. Хэмптон-Корт продолжил до

получают воду к 13 .____ до 1876 г.

В настоящее время Хэмптон-Корт является памятником его основателю, кардиналу Вулси, и троим 14 . ____, чей вкус он демонстрирует - Генриху VIII, Уильяму и Мэри.

1.а) политик б) политик) политик г) политика

2. а) заполнялся б) заполнялся в) заправлялся г) заполнялся

3. а) представлено б) пополнено в) заменено г) повторено

4. а) арендовал б) нанял в) взял г) работал

5. a) в b) в пределах c) около d) от

6. а) был построен б) был построен в) строился г) строился

7. a) принадлежал b) принадлежал c) принадлежал d) имел

8.а) состоял б) объединен в) состоял из г) содержал

9. а) дом б) дом в) семья г) дом

10. а) образец б) модель в) вид г) представление

11. а) Итак, звук был в системе б) Итак, звук был в системе

.

в) Так был звук системы г) Так озвучил систему

12. а) трубы б) дымоходы в) трубы г) трубы

13. a) это означает b) это означает c) среднее d) a означает

14. а) государя б) короли в) королевы г) роялисты

18. Сопоставьте предложения из двух столбцов, чтобы получить десять правильных предложений.

А 1) Избавь меня от необходимости 2) Дэвис задержался некоторое время в баре 3) Что говорит Джерри 4) Томас был расплывчатым 5) Гамильтон был таким любезным. 6) Холодный ноябрь был таким сильным 7) Джон не жалел ни денег, ни расходов 8) Фиона всегда готова выслушать мои проблемы, 9) Работа оказалась для меня тяжелым испытанием, 10) Я думаю, что последние новости он получил из дома а) и просто сказал, что у него плохо.б) у нас было ощущение, что он действительно хочет подшутить в) помогая нам. г) но нигде не видел Пола. д) Если бы я не начал это. е) заставил его выглядеть таким мрачным ж) разговора с Гвен. з) полная чушь. и) у нее действительно отзывчивый слух. к) что дом трясся и окна стучали.

19. Отдельные и нераздельные глаголы

Заполните пропуски, поставив слово «оно» в нужном месте. В каждом предложении вам нужно будет оставить одно поле пустым.

1 Тебе должно быть жарко в пальто. Почему бы тебе не взять ____ с __?

2 Если вы не понимаете это слово, поищите ____ в своем словаре.

3 У него была очень тяжелая болезнь, и ему потребуется много времени, чтобы получить __over___

4 Вчера вечером я собирался делать уроки, но не успел __to___

5 Я думал, ты дочитал газету, поэтому выбросил ___ прочь ___

6 Джилл не может прийти на собрание завтра, поэтому нам придется отложить __ off __ до следующей недели.

Противоположности

Многие фразовые глаголы имеют противоположности. Вы выучите их быстрее, если запомните их вместе.

Сопоставьте каждое предложение в 1-10 с его противоположностью в a-j. Затем напишите пары противоположностей в пустые места ниже.

1 Стало темнеть, поэтому я включил свет 2 Не оставляйте сумку вот так на полу - поднимите ее! 3 Холодно - наденьте пальто. 4 Я купил Джону подарок, чтобы подбодрить его. 5 Вам следует пройти регистрацию на стойке регистрации, как только вы приедете. 6 Я остановился на обочине дороги, чтобы посмотреть на карту. 7 Я пытался научиться играть на гитаре, но через несколько недель собрал ее. 8 Мой папа приезжает за мной в десять. 9 К счету добавляется плата за обслуживание в размере 10%. 10 Я так устал. Не могу дождаться, когда вернусь домой и сяду. a Я могу подбросить вас по дороге домой, если хотите, b Вы должны выехать из отеля до полудня, Снимите эту дурацкую шляпу! г Я решил заняться аэробикой, e Вы это видели? Этот водитель выехал прямо передо мной.f Не забудьте выключить телевизор перед сном. g Мы все встали, когда в класс вошел завуч, h Что тридцать один отнять четырнадцать? Он положил книгу на стол. j Не позволяйте экзаменам расстраивать вас.

поверните ____________ поставить что-то на _____________ регистрироваться ______________ упаковать что-то в _____________ добавить _______________ забрать что-нибудь _______________ развеселить тебя ______________ перетягивать _________________ забрать сб ап _______________ садиться _______________

20. При необходимости завершите предложения, используя следующие предлоги.

примерно на более из с по в с в вверх

A. 1. Избавьте меня _____ от необходимости идти туда. 2. Его ответ был очень расплывчатым, что не могло вызвать у меня сочувствия к нему. 3. Погода была ужасной. Мы слышали стук града ____ крыши и сильные порывы ветра.4. Можете ли вы сэкономить немного денег на бездомных. 5. Если вы плюхнетесь на стул, вы присядете свободно и тяжело, потому что устали. 6. Глаза Майкла задержались __________ лицо незнакомца. 7. Все молились, чтобы Аллах избавил деревню от голода. 8. Когда Джеймс узнал истинную версию, он стал очень сочувствующим ____ девочек. 9. Процесс был настоящим испытанием ____ Эмили, но она ничего не могла сделать. 10. Хорошее, уютное кафе. Ральфу понравилось, и он задержался ____ своего кофе. 11.Она любит посплетничать о своих соседях. 12. Роберт сказал, что не станет связывать ____ с какой-либо ерундой. 13. Чувства обиды и негодования сохранялись годами. 14. Проводили забастовку ____ сочувствие шахтерам. 15. Я сочувствую ____ его идеям. 16. Джон плюхнулся на ____ кровать и некоторое время читал.

Для подключения к

B. 1. Наконец, ему был предоставлен доступ к медицинской документации. 2. Она встретила ____ несчастный случай во время ____ отпуска.3. Пополните, пожалуйста, этот ____ мой счет. 4. Она едва могла говорить _ из-за боли в сердце. 5. Гараж дает годовую гарантию ____ на все ремонтные работы. 6. Я не знаю, что случилось ____ мой старший брат. 7, мы все с нетерпением ждем _____ вашего прибытия. 8. Они скрепили договор ____ рукопожатием. 9. Джейн сказала, что подверглась ____ насилию. 10. Флоренс посмотрела на него ____ ненависти. 11 .____ размышляя, они решили отклонить приглашение. 12. Они подошли к границе с полицией по пятам.13. Я открыл окно и закричал: «Помогите». 14. Роберт был беспомощен ____ гневом. 15. Я ударился головой о низкий дверной проем.

21. Сопоставьте слова в двух столбцах, чтобы сформировать фразы, и используйте их для завершения следующих предложений.

А любезный грохотал самый глубокий задержался сплетник Деньги делает смотрел хрустящий ужасный самый большой сочувствующий безнадежно бред какой то жалеть день расплывчатый окна мрачный плюхнуться манера слабо ухо сочувствие человек испытание

1.Холодный ноябрьский ветер ... и завывал в дымоходе. 2. Видеоколлекция ____ сеанса в кинотеатре. 3. Пол - один из тех, кто готов дать ____ каждому, кому нужно рассказать о своих проблемах. 4. Они были избавлены от ____ дачи показаний в суде. 5. Она ушла, но запах ее духов ____ в комнате. 6. Есть ли у вас ____? Если нет, я могу одолжить вам немного. 7. Наш ____ лежит на семьях погибших. 8. В то время будущее ____ для страны; это был период национального пессимизма. 9. Ее указания были ____ и нам потребовалось несколько часов, чтобы найти ее дом. 10. Было ____, и вскоре нам стало холодно, и мы решили вернуться в тепло нашего камина. 11. Шоу оказалось ____ в истории телевидения. 12. Я встречал Юлию только один раз, и она меня очаровала ____. 13. ____ любит говорить о других людях и их жизни.

22. Вы услышите текст о греческой архитектуре. Для завершения утверждений (16) обведите выбранный вами пункт.

1.Древние греки сделали ____ великолепным.

а) все их строения б) их жилища в) их храмы

2. Древние греки ____.

a) построил и использовал арки б) использовал раствор в) не использовал арки или раствор

3. Греческий храм ____.

а) всегда богато декорирован б) стоит на некоторой высоте в) ступени только с одной стороны

4. Колонны - это элемент греческого храма.

а) альтернативный б) необходимый в) вторичный

5.Появился коринфский орден ____ .

а) до ионического порядка б) до дорического в) последний из трех порядков

6. Греческие архитекторы ____ трех стилей.

a) редко смешиваются b) часто смешиваются c) вероятно смешиваются

23. Сопоставьте слова в двух столбцах, чтобы сформировать фразы, и используйте их для завершения предложений, следующих за .

А
французский золото
Мрамор арт
высокий столба
твердый панели
готика патио
деревянный этажа
солнечный свет Арка
древний шпиля
бархат драпировки
терракота фрески
плиточный горшки
Барокко окно

1.____________________ был популярен в Европе в 17 - начале 18 веков. Это было очень подробно и сложно. 2. Старый _________________ на стенах придавал комнате темный и мрачный вид. 3. В коридорах больницы были скользкие __________ стены, окрашенные в светло-зеленый цвет. 4. В __________________ в церкви изображены некоторые библейские сцены. 5. Рамы для картин были изготовлены из _________________ и привлекли взломщиков. 6. Несколько больших дорог пересекаются в __________________ в центре Лондона. 7. Нам нравились наши неспешные дни на ______________, когда мы разговаривали, смеялись и пили лимонад.8. Он вышел из дома

через ________________ незаметно никем. 9. Сад на крыше был окружен большим ____________________, где мы выращивали травы и цветы. 10, толстый _________________ на окнах закрывает солнечный свет, и когда я проснулся утром, я не мог определить время. 11. Оксфорд - город старых каменных зданий и __________________. 12. Крыша над сценой покоилась на двух ________________, которые часто использовались как часть декораций.

24.Прочтите текст и используйте правильные формы глаголов в скобках, чтобы завершить его.

Зеленый дракон

После этого приключения детям показалось, что хорошо (держать) 1 подальше от станции - но они этого не сделали, они (могут) 2 не (держать) 3 подальше от железной дороги. Они (живут) 4 всю свою жизнь на улице, где (грохочут) такси и омнибусы 5 в любое время суток. Здесь, в глубокой тишине спящей страны, единственное, что (идти) 6 по (быть) 7 поездам.Казалось, они все это (уходят) 8 , чтобы связать детей со старой жизнью, которая когда-то (была) 9 их.

Они (начинают) 10 , чтобы узнать часы, когда (проходят) определенные поезда 11 , и они (дают) 12 имён. 9.15 up (звонок) 13 Зеленый Дракон. Однажды утром они (сидят) 14 на заборе, ожидая Зеленого Дракона, который опоздал на три минуты из-за часов Питера, которые Мать (подарила) ему 15 в его последний день рождения.

«Зеленый Дракон (вперед) 16 где отец», - сказала Филлис. «Интересно, почему Отец (не пишите) 17 нам еще».

«Мать говорит, что он (будет) 18 слишком занят», - сказал Робби; "но он (напиши) 19 скорее.

«Давайте все (помашем) 20 Зеленому Дракону, когда он проходит. Если он (будет) 21 волшебный дракон, он (поймет) 22 и возьмёт нашу любовь к Отцу».

(После Железнодорожные дети Э.Несбит)

25. Написание эссе


Дата: 24.12.2015; смотреть: 7424


Европейская мода (1450–1950) - EGO

В этой статье обсуждается функция моды как формы культурного переноса в общеевропейских социальных процессах между 1450 и 1950 годами. Взяв за отправную точку средневековую гендерную историю и историю тела, в ней исследуется формирование западноевропейской идентичности в XVI век и формирование аристократических (а затем и среднего класса) дресс-кодов в XVII и XVIII веках, а также акцентирование внимания на театрализации придворной жизни.Социальное господство, которым пользовались средние классы с конца 18 века, означало, что мода среднего класса устанавливала стандарты для всех классов и групп того времени. Акцент на функциональности и свободе передвижения означал, что мода среднего класса способствовала модернизации образа тела, создавая и укрепляя модели стратификации с точки зрения пола, потребления и социальных различий. Со времен средневековья мода в Европе колебалась между конкурирующими полюсами одного европейца и другого; между неоднородностью городов, регионов и наций, ростом европейской идентичности и попыткой европейцев отличить себя от других неевропейцев.

Концепции и исследования

В отличие от любого другого объекта материальной культуры, одежда непосредственно, чувственно ассоциируется с историческим действующим лицом, его телом, полом и действиями. Концепция одежды как телесной технологии (Крейк) и концепция «видимого я» в англоязычной литературе демонстрируют эту тесную связь между телом, личной и социальной идентичностью и одеждой. 1 Одежда демонстрирует механизмы социальной интеграции и одновременно является инструментом видимого разграничения, а также методом преодоления культурных и социальных различий.Европейская история изобилует примерами механизмов интеграции и исключения, в которых мода используется как признак идентичности.

Являясь центральным объектом визуальной и материальной культуры, одежда передает и передает социальные стандарты и культурные концепции в отношении тела, пола, эстетики, жестов и вкуса, а также образы себя и других. С микроисторической точки зрения мода представляет собой интересное поле для наблюдения, поскольку в моде смешаны частные и политические процессы. 2 Таким образом, его роль в европейских процессах передачи очень важна как в историческом, так и в культурном плане.

Французский концепт mode имел разнообразную историю. Термин (от латинского modus) использовался в отношении одежды еще в 15 веке, и впоследствии этот термин получил распространение, особенно в 17 веке. Лексикон, опубликованный Антуаном Фуретьером (1619–1688) в 1690 году, определил способ прежде всего как обычай, как образ жизни или способ производства предметов.Одежда, упомянутая здесь в контексте придворной одежды, была упомянута только на третьем месте. Впоследствии, однако, растущее обсуждение придворной одежды в альманахах и календарях привело к тому, что этот термин приобрел все более специфический для одежды оттенок. 3 Когда философ и писатель Кристиан Гарв (1742–1798) использовал термин Mode в своем трактате Über die Moden («О моде») 1792 года для обозначения различных предметов повседневного обихода (включая одежду), он использовал этот термин так, как он используется до сих пор. 4 Таким образом, термин включает в себя две фундаментальные категории: внешний вид и состав объектов и их временность.

Исследования еще не привели к единому мнению относительно исторического и пространственного развития, а также распространения феномена моды. Являясь культурным феноменом, характеризующимся, помимо прочего, постоянными изменениями, массовым производством и массовым потреблением, является ли мода исключительно аспектом европейской современности? Поэтому должна ли мода в первую очередь рассматриваться как стратегия западных модернизационных процессов? Или можно выделить процессы, присущие феномену моды раннего Нового времени и Средневековья? Отвергая тенденцию идентифицировать моду как строго западное явление, недавняя критика этой интерпретации указала на то, что незападные общества продемонстрировали аналогичные модели изменения и эволюции привычек в одежде. 5

Определение моды как телесной технологии и как части процессов формирования идентичности - как описано выше - позволяет использовать этот термин в более широком историческом и пространственном смысле и в большей степени фокусируется на индивидуальных и социальных практиках.

В отличие от традиционной истории костюма, ориентированной на историю искусства, более современный междисциплинарный подход больше не рассматривает форму и стиль изолированно. Вместо этого он рассматривает моду в одежде как результат одевания различных исторических актеров в конкретном историческом и пространственном контексте (культура одежды).Он больше не предполагает хронологической преемственности формы и стиля. В соответствии с другой современной историографией, вместо этого предполагается наличие разрывов и внезапных изменений. Прежде всего, этот новый подход подчеркивает, что значения, придаваемые одежде, не являются фиксированными и неизменными, но постоянно являются объектом социальных переговоров и специфичны для определенного периода времени. Следовательно, история одежды может следовать своему собственному независимому ритму и правилам исторического процесса. 6

Современные исследования привычек и моды в одежде критически оценивают многочисленные и разнообразные доступные источники с использованием различных источников в сочетании. Что касается истории одежды, то изобразительные источники, которые использовались историей традиционного костюма часто исключительно как средство датировки определенных стилей или одежды, обладают особой сложностью. Их следует рассматривать не как надежный или точный источник информации о форме одежды, а скорее как средство представления и передачи культурных стандартов, желаний, концепций, форм сопротивления и стратегий, которые находятся во взаимной взаимосвязи с одеждой. «актуальная культура одежды» и даже может существенно изменить последнюю.

Моделирование гендерного тела

В период позднего средневековья завершилась революция в истории европейской одежды, начавшаяся в Средневековье. Мода придворной элиты, которая начала появляться в этот период, все больше привлекала внимание к телу своим пошивом и создавала новый взгляд на гендерное тело, а также новые концепции моды на одежду и новые эстетические концепции и изменившиеся чувства. Знание об этих изменениях было передано другим европейским дворам придворной поэзией.Изменения демонстрируют, как одежда, как важный компонент придворного дискурса, способствует «читаемости» придворного мира. 7

Можно выделить два решающих изменения формы. Первое, что произошло уже в Средневековье, - это значительное удлинение и сужение одежды. Второй - резкое укорачивание мужской одежды.

Первое изменение заменило обычную до того времени франко-византийскую тунику на облегающую мужскую и женскую одежду, похожую на мантию.Это привело к усилению эротизации тела за счет подчеркивания женской талии и мужских ног под длинными юбками с боковыми разрезами. 8

Второе изменение, произошедшее в позднем средневековье, ввело окончательное четкое различие между мужской и женской одеждой. Это «рождение моды» было основано на ряде нововведений в одежде, которые должны были привести к появлению в Европе совершенно нового стиля одежды. Постепенно утвердились новые техники пошива одежды (изготовление рукавов, утепленная одежда и прорези спереди).Это привело к радикальному укорачиванию мужского платья до короткого облегающего дублета (жакета) с неприметной курткой, к которой чулки крепились завязками. В женской одежде остались платья длиной до щиколотки, хотя гендерные особенности тела были сильнее подчеркнуты тесной посадкой (хлопок и мюодор), а также декольте и сюрко (верхняя одежда). Хуппеланда - это платье для церемоний, типичное для позднего средневековья. Эта одежда разной длины, которую носили как мужчины, так и женщины (хотя у женщин закрывалась спереди), высокая ценность этого предмета одежды отражалась в использовании ценных мехов и отборных тканей. 9

Это новое беспрецедентное модное величие использовалось дворянством как стратегия социальной дифференциации. «Куртуазный» (по-немецки höfisch или hövesch ) стал ключевым понятием, а все, что было «непривлекательным» ( nichthöfisch ), пренебрежительно называлось « dörperlich », отсюда и происхождение Tölpel ("болван"). Близость феодальной землевладельческой элиты к аграрному образу жизни объясняет необходимость отграничения двора от внебиржевой.Таким образом, одежда стала важной стратегией, с помощью которой дистанция проявлялась в видимой, сенсорной и телесной манере. Практика церемониальной одежды играла важную роль в этом процессе: они служили для подтверждения социальных отношений и исполнения предписаний придворной жизни в качестве представления. 10

Как эти стратегии проявились в реальной одежде и как они были восприняты в современном европейском контексте? Цвета, например, стали важной отличительной чертой средневекового дворянского общества не только потому, что они были дорогими в производстве и часто имели восточное происхождение, но и потому, что они были наделены символикой, которая стала неотъемлемой частью социального порядка.Взяв в качестве примера историю синего цвета, было описано, как реорганизация социальной иерархии цветов произошла между 11 и 14 веками. Первоначально презираемый - некоторые даже говорили о его несуществовании как цвете - символический статус синего цвета повысился, когда он стал символическим цветом французского короля, что привело к радикальному изменению порядка иерархии цветов. 11 Аналогичная четкая иерархия применялась и к мехам - горностай, соболь и северная белка были среди предметов роскоши высшей элиты.Что касается кроя одежды, дворянские дворы следовали примеру бургундско-голландской моды, особенно в случае женской моды. 12

Рост значения моды в обществе привел к увеличению потребления тканей, драгоценных камней и меха. Именно этот чрезвычайный спрос на меха стимулировал первоначальный интерес к исследованию Сибири и ее последующей колонизации русскими царями. Королевские бухгалтерские книги дают хорошее представление о росте потребления меха как особенно эффективной формы демонстративного потребления.Например, между 1285 и 1288 годами король Англии Эдуард I (1239–1307) приказал закупить 119 300 беличьих шкур, 3200 шкур ягненка и 60 горностаев. 13 Такое демонстративное потребление является не только проявлением стремления к усилению социальной дифференциации, но также и все возрастающим господством над природой и все большим удалением от природы как «культурного другого».

Европа испытала общий рост экономического процветания, во время которого усовершенствования ремесленных технологий укрепили социальное положение ремесленников.Новое процветание и растущая мощь городов были в первую очередь связаны с ними. В частности, отрасли, связанные с текстилем, такие как торговля тканями, испытали усиление политического влияния. 14

Это потребление стало возможным благодаря процветающей торговле между европейскими центрами производства шерсти и важными торговыми центрами, такими как Гент, Ипр, Аррас, Брюссель, Труа, Кельн, Антверпен, Флоренция, Венеция (с Османской империей) и Париж, а также а также через торговлю с Востоком. 15 Европейские города, в частности Фландрия, поставляли шерстяные ткани различного качества от самого простого до лучшего. Торговля материалами и красителями требовала особой формы общения и передачи. Дорогие материалы, такие как шелк, дамаст, балдахин и атлас, а также красители, такие как индиго, шафран и алый, были привезены из Италии и с Востока; Северная Европа (Россия и Скандинавия) поставляла не менее ценные меха (соболь, горностай, северная белка и т. Д.) Через Ганзейский союз. 16

Тесные торговые связи с городами Фландрии и торговля с Востоком оказались особенно прибыльными для бургундского двора, который при Карле Смелом (1433–1477) отвечал за крайнюю утонченность и стилизацию средневековой моды в ее элегантности и изысканности. Это сопровождалось придворным этикетом, в котором мода играла центральную роль в придворном общении. 17 Привилегия монарха определять цвета, которые носят при дворе, использовалась для явного обозначения его территориальных притязаний и социального превосходства - стратегия, интерпретируемая многими историками как начало монархических требований к абсолютной власти. 18 В частности, экстравагантность бургундского двора при Карле Смелом, включая использование цвета, сделала его образцом для других европейских дворов. 19

Двор и знать продолжали доминировать над вкусами в моде на протяжении веков, поскольку только знать могла позволить себе такую ​​экстравагантность в одежде, могла приобрести необходимые вкусовые качества и, таким образом, сдерживать конкуренцию со стороны городского среднего класса. В результате вкусы в моде с самого начала имели европейский характер, поскольку дворянские дворы, связанные брачными союзами, геральдикой, торговлей наемниками и художниками, оставались в постоянном и тесном общении.Бургундский двор был особенно искусен в использовании своей обширной геральдической сети и силовой риторики для создания и поддержания своей репутации законодателя мод во всех вопросах, касающихся моды.

Несмотря на социальное доминирование дворянства, современные историки утверждают, что в позднем средневековье средние и даже низшие социальные классы все больше находились под влиянием модных тенденций или, по крайней мере, пытались участвовать в этом развитии. Примерно с 13 века муниципальные власти пытались справиться с этой растущей социальной динамикой в ​​поведении в одежде, издав все большее количество правил одежды.Они появились в Германии с позднего средневековья, тогда как в Северной Италии (Генуя, 1157 г.), Франции (1180 г.), Испании (1234 г.) и Англии (1363 г.) они появились раньше. Целью этих правил в отношении одежды была защита общих интересов города, которым, как считалось, угрожает растущая расточительность и роскошь в одежде. 20 Однако эти попытки сохранить «читаемость мира» (Dinges) отражали цели муниципальных властей, а впоследствии (в начале Нового времени) государственных властей, а не реальную реальность.Во многих отношениях такие правила привели к противоположному эффекту, потому что они способствовали распространению знаний об одежде и заставили людей лучше осознавать дифференциацию через одежду. 21

Тенденция к более короткой одежде привела к тому, что церковные и академические облачения стали все более отличаться от светской одежды, потому что духовенство и ученые сохранили длинную одежду для мужчин, которая долгое время оставалась наиболее очевидным признаком их профессии. Это давнее различие между церковным и академическим облачением и светской одеждой отражало давнее различие между брюками и юбкой в ​​одежде, ориентированной на пол, и его визуальное представление в мотиве «войны брюк». 22

При изучении средневекового периода необходимо учитывать, что дворянство обладало монополией в отношении сохранившихся источников. Оригинальные одежды и ткани средневекового периода практически отсутствуют. С другой стороны, текстовые и графические источники гораздо более распространены: литература, проповеди (в основном духовного происхождения), призывающие к умеренности и осуждающие эротизированную и роскошную одежду, но также отчеты, рукописи и религиозные и светские произведения искусства, включая: например, пломбы.

Европейская урбанистика и мода (XVI век)

Расширение европейских горизонтов с "открытием" Америки (1492 г.) и установлением торговых связей с другими континентами (Азией - Китаем и Индией в частности), а также усилением торговых отношений с Османской империей в частности (особенно в случае Венецианской республики) возникла новая влиятельная социальная группа, класс городских торговцев - например, фуггеры из Аугсбурга.Члены этого класса принесли в Европу поток ранее неизвестных торговых товаров: специи, ткани и сырье для текстильного производства (египетский хлопок, индийская хлопчатобумажная ткань и шелк из Персии, Ирака и Сирии), драгоценные ткани, такие как дамаст, балдахин и т. Д. (шелк с декоративными украшениями), Камокас (шелк из Китая), Дабики (египетский шелк с золотыми цветами), производные (шелк и льняные композиты, такие как брокатель или филозель), декоративные материалы (драгоценные камни из Индии), красители (алый из Армении , марена и хна из Аравии) и породы дерева из Бразилии, Индии и Цейлона, индиго из Багдада и шафран из Индии.Точно так же распространялись знания об иностранных, неевропейских стилях в одежде. 23 Шелковый путь сам по себе является классическим примером международного трансфера культуры и технологий. 24

С началом периода Нового времени дворянство начало испытывать растущую конкуренцию со стороны городского купеческого сословия в важных европейских торговых центрах того времени (Милан, Венеция, Генуя, Париж, Лион, Брюссель, Антверпен, Нюрнберг, Аугсбург). , Кельн, Данциг и др.), В которых одежда использовалась как средство демонстрации своего повышенного социального статуса, политической власти и престижа. 25

Об этом свидетельствует растущее количество изображений и документов личного и социального характера (портреты, костюмированные книги, генеалогические рукописи и домашние книги), а также изображения социальных событий, таких как семейные танцы ( Geschlechtertänze ), которые дали выражение возросшего доверия городской элиты. В этой форме изображения появилась новая концепция репрезентации, в которой статус и власть все больше присваивались персонализированному телу.Это противоречило концепции представительства благородной элиты, которая относилась к коллективной родственной группе с использованием герба в качестве репрезентативного знака. Новый средний класс сознательно нарушал правила в отношении одежды. 26 Богато иллюстрированная книга костюмов аугсбургского горожанина Маттеуса Шварца (1496–1564), главного бухгалтера торговой компании Fugger, представляет собой интересное свидетельство современной практики одежды. В этой биографии, посвященной одежде, его роскошный гардероб с его драгоценными материалами и красками изображается как важный элемент построения мужского «я» среднего класса в городском пространстве.Книга костюмов также свидетельствует о важности торговых сетей с их международными торговыми связями. 27

Растущие гендерные различия, возникающие в обществе, четко выражались в культуре одежды. 28 Тенденция использовать форму и дизайн одежды, чтобы подчеркнуть гендерные особенности тела, стала еще сильнее. Женская мода стала свидетелем окончательного разделения между верхней частью одежды (лифом) и юбкой, а мужская одежда развивалась в другом направлении с ее рубашкой, дублетом и различными формами брюк, короткими или доходящими до колен ( Heerpauke и турецкие брюки ). 29 Так называемая «разрезная» мода вызвала не только моральное возмущение, но и фурор. Заимствованный из Италии в 15 веке и распространенный ланскнетами, он стал распространенным по всей Европе в 16 веке. 30 Сложное рассечение текстильной поверхности и взаимодействие различных материалов, которое это позволяло, свидетельствовали об огромных усилиях и мастерстве кроя, а также о беспрецедентной агрессивной мужской элегантности. 31 Эта агрессивная элегантность символически проявилась в гульфике, изображении мужского полового органа, стилизованного под ткань и преувеличенно большого размера.

Драгоценные ткани, украшенные мехом, металлами и драгоценными камнями, стали средством социальной дифференциации в городах (например, длинные золотые цепи для патрициев). Различные формы головных уборов использовались для визуального обозначения социального положения, статуса и возраста, особенно береты различной формы городской элиты.

Центральная тенденция того периода заключалась в гомогенизации моды городской элиты и одновременном усилении социальной стратификации одежды.

Таким образом, внешний вид элит среднего класса стал более однородным, но одежда также стала ясно отражать внутреннюю напряженность в обществе. Существовали значительные различия между преуспевающими купцами и мастерами-ремесленниками, с одной стороны, и ремесленниками среднего класса, с другой, "zwischen der Genossenschaft armer Rebleute und reicher Metzger, zwischen vornehmen Kürschnern und armen Seilern, ja sogar zwischen Weißneselgernünderdensenschaft" . 32 То же самое применимо к социальной дистанции между городской политической элитой и стремящимися группами среди граждан, между членами гражданских ассоциаций и институциональной церковной иерархией, между мирянами и духовенством - и не только в больших городах, таких как В Париже, Антверпене, Флоренции, Кельне и Аугсбурге, а также в небольших городах и деревнях. 33

Основным фактором распространения мужской моды в Европе были мобильные армии ланскненцев, которые как носители модных новшеств вызывали сенсацию, куда бы они ни пошли, как в XVI веке, так и во время Тридцатилетней войны. Они имели особенно сильное влияние на немецких территориях. 34 Важность наемников как носителей модных тенденций объясняется еще и тем, что еще не существовало разграничения между военной и гражданской одеждой.

Другим важным средством передачи моды среди европейских государств того периода были богато иллюстрированные книги о костюмах, которые пользовались большим успехом в Европе между 1532 и 1600 годами. 35 Эти публикации, как правило, выходящие регулярно и на разных языках ( Французский, итальянский, голландский), впервые представил обзор мод, преобладающих в крупных городских центрах торговли, а также в Османской империи, 36 Азии и Африке. Изображения моды из так называемого Нового Света были менее распространены. 37 Книги костюмов демонстрируют, что в восточноевропейских обществах, таких как Польша (низшее дворянство) и Россия, произошел переход от западноевропейских стилей одежды к византийскому стилю с кафтаном («зупан»), богато украшенным, похожим на пальто. одежда с длинными рукавами и, таким образом, пошла по другому пути с точки зрения моды. Это изменение, вероятно, произошло в 15 веке и было отменено только в 1700 году при Петре I (1672–1725), который вновь ввел западноевропейскую ориентацию. 38

С их четким разделением мира на знакомую (европейскую) культуру одежды и иностранную культуру одежды, книги по костюмам можно рассматривать как раннюю попытку стандартизировать европейскую моду в смысле civilité , а также внести свой вклад в формирование национальной и европейской идентичности. 39

Придворная мода и респектабельность среднего класса (с конца XVI до конца XVIII века)

Несмотря на растущее значение городов с точки зрения моды, дворянские дворы сохранили свое важное положение в этом отношении.В зависимости от властно-политических и культурных обстоятельств в отдельных дворах преобладали различные географические регионы с точки зрения влияния моды. Таким образом, итальянская мода служила образцом для большинства европейских дворов до середины 15 века. Впоследствии его влияние все больше сменялось модой других национальных судов. 40

Рост испанского господства в Европе привел к новым дифференциациям в европейских культурах одежды. Следуя примеру бургундского этикета, придворная культура пыталась направить разнообразные политические, культурные и социальные влияния, инициированные Реформацией.В частности, из-за доминирующего положения Испании при Карле V (1500–1558 гг.), Кастильско-испанская придворная культура как символ Контрреформации пользовалась влиянием и прочной репутацией при других европейских дворах примерно до 1620 г. и продолжала оказывать влияние. это влияние в некоторых дворах (например, в Вене) вплоть до 18 века. 41

Своей строгой геометрической формой изысканная мода подчеркивала дисциплинирующий эффект одежды и ее роль в подчинении тела придворному этикету централистской монархии с помощью декоративных украшений. 42 Юбка-обруч конической формы, впервые появившаяся примерно в середине XVI века, продолжала доминировать в женской моде в различных вариациях до конца XVIII века. Корсет или корсет, глубоко опущенный и сужающийся к передней части, оставались центральным элементом женской одежды. Он придал женскому телу строгую геометрическую форму с узкой талией и широкими бедрами (дополнительно расширенными за счет набивки), тем самым установив нормативный идеал женского тела в форме песочных часов. 43

Установленный репертуар форм и форм также проявился в мужской одежде, с испанскими Heerpauke или турецкими брюками (обычно наполненными конским волосом и иногда сопровождаемыми гульфиком) и коротким тесным камзолом и чулками, которые с середины XVI в. века часто были связаны. Мужская одежда также заимствовала модные элементы, которые были популярны в армии, такие как свободный камзол, более длинные брюки и кожаные сапоги до теленка.

Начали появляться белые воротники рубашек, обычно сделанные из тончайшего кружева, которые носили как знак отличия, при этом чистота понималась как средство социальной дифференциации, а кружево воспринималось как "eine Wäsche, die sauber macht" 44 ( «ткань, которая очищает вас)».Эта испанская мода является примером того, как стиль одежды может быть воспринят и адаптирован по-разному в разных частях Европы. В итальянских городах-государствах это не оказало большого влияния; французы значительно смягчили его; однако в Англии его с энтузиазмом восприняли из-за его пригодности для праздничных и церемониальных целей. 45

В XVII веке контраст между роскошной модой дворянского двора и строгим стилем одежды среднего класса (купцов) стал более явным.В отличие от показного и дорогого образа жизни знати, стиль одежды среднего класса характеризовался строгостью и пуританством с точки зрения цвета и формы и, вместе с общей тенденцией к более естественному представлению в исполнительских искусствах, привел к фундаментальное изменение значения и интерпретации одежды: теперь платье должно выражать внутренние ценности. 46

Цвет черный

Черный цвет, обычно приписываемый испанской моде, является примером того, как может возникнуть общая модная культура, несмотря на явные политические, религиозные и социальные различия. 47 Несмотря на то, что черный цвет ассоциируется с испанской модой, он получил признание даже в реформированных протестантских странах. Как элемент так называемой голландской моды, он получил признание в Англии, Северной Германии, Скандинавии и даже среди квакеров в Северной Америке. В их взглядах на этику, телесную дисциплину и гендер как на физическую черту было значительное сходство между этими обществами и католической, абсолютистской Кастилией. Черный цвет стал символом респектабельности и порядочности - центральных норм нового среднего класса. 48

Изысканная презентация и стили среднего класса: Франция как лидер моды

После Вестфальского мира (1648 г.) мода на абсолютистский французский двор - особенно при Людовике XIV (1638–1715) - заняла доминирующее положение в европейской куртуазной моде. Под влиянием Франции мода как элемент придворного этикета стала еще более стилизованной, став инструментом власти монархии и средством визуальной демонстрации как привилегий дворянства, так и его зависимости от монарха и тесных связей с ним. . 49

В то же время концепция theatrum mundi стала влиятельной в обществе и все больше влияла на постановку социального взаимодействия. Эта театрализация жизни была наиболее развитой, чем в придворных церемониальных практиках. 50 Женщины в роскошных манто (юбка и корсаж) с набивкой на бедрах и часто видимым devantière (нижняя юбка) были в центре придворной жизни, хотя и не в качестве «партнеров», как в эпоху Возрождения, и не в качестве идеализированные фигуры, как в эпоху миннезингеров, а скорее очаровательные украшения строго патриархального строя.Одновременно стало очевидным влияние Просвещения среднего класса из Голландии и Англии.

Чтобы несколько упростить, в этот период возникли две различные концепции этики и морали. Один по-прежнему определялся церемониальной культурой двора; другая, протестантская концепция среднего класса, как правило, определялась центральными ценностями простоты и аутентичности. 51

В 18 веке платье знати характеризовалось следующими элементами вплоть до незадолго до Французской революции: для женщин - широкие широкие юбки-кольца с корзинами (каркасами) и туго зашнурованные лифы (корсеты и нагрудники со шнуровкой), Stecker и Echelles из дорогого дамаска, атласа и бархата; а для мужчин - красочные, богато вышитые, короткие жилеты и жилеты, а также фраки и бриджи с чулками. 52

Одежда среднего класса, с другой стороны, характеризовалась значительно меньшей проработкой и дороговизной и основывалась - в отличие от искусственности, культивируемой дворянством, - на идеале естественности, то есть тела и его движений, не скованных модой. В Англии эту концепцию переняла даже знать. 53

Этот идеал проявился примерно в 1800 году, в частности, в «имперской» моде без корсетов - тенденции, которая зародилась во Франции и включала платья с линией талии чуть ниже груди, а также яркие светлые хлопковые ткани. 54

В течение 18 века городской мир приобретал все большее значение для одежды среднего класса, особенно в очень крупных городах, таких как Лондон, Париж, Санкт-Петербург и Вена, в которых плотное социальное взаимодействие способствовало распространению новых влияний и влияний. новые разработки. Повышение осведомленности о роскоши и моде, а также процветающий торговый средний класс привели к увеличению спроса на одежду и новые стили одежды. 55 Эти новые стили наглядно демонстрируют, насколько неэффективным стал старый порядок государственных правил в отношении дресс-кода.

Уже доказав, что это неэффективное средство обеспечения соблюдения определенной формы одежды, определенной сверху и основанной на социальных различиях, государственные правила в отношении дресс-кода были окончательно отменены в конце 18 века. В современном понимании моды, которое стало доминирующим в XIX веке, одежда утратила свою роль определения социального статуса и вместо этого стала определяться индивидуальным вкусом и финансовыми средствами, поскольку одежда стала центральной формой самовыражения. 56

Средства массовой информации о моде: модные журналы

История торговли текстилем в Париже демонстрирует частое появление в 18 веке новых, незнакомых моделей потребления и вкусов в одежде, которые отклонялись от общественного строя. 57 Растущее различение в одежде и моде, рост роскоши и рост покупательной способности среди зажиточных классов способствовали развитию прессы, посвященной моде. Вплоть до конца 18 века модные тенденции демонстрировались при европейских дворах и в городах, вплоть до Санкт-Петербурга, с использованием манекенов. 58 Они были выставлены на публичных площадях для восхищения публики. Постепенно развивалась независимая модная пресса в виде гравюр на медных пластинах, альманахов и календарей, предназначенных исключительно для знатной публики и среднего класса.Журналы о моде, периодически публикуемые с конца 18 века, такие как Journal des Luxus und der Moden в Германии (редактировалось с 1787 года Фридрихом Юстином Бертухом [1747–1822]) и Mercure Gallant (с 1672 года). ) и Galerie des Modes 1778–1787 во Франции, помогли сломать монополию дворянства на знания о моде и установить моду среднего класса, которая определялась сезонными и экономическими изменениями. 59 Успешный немецкий журнал Journal des Luxus und der Moden также распространял просвещенные ценности среднего класса, такие как идеи относительно детской одежды и воспитания, и стремился стимулировать трансграничную торговлю и способствовать процветанию 60 своими попытками поощрять независимую немецкую индустрию моды, тем самым следуя той же логике, что и французские энциклопедисты.Таким образом, рост потребления привел к новой социальной дифференциации. 61

Разделение журналов на текст и изображения обеспечивает структуру, которая остается типичной для современных журналов о моде. Как средство коммуникации (и, следовательно, рекламы) они устанавливают необходимую связь между потребителем и производителем. Их иллюстрации служат руководством для имитации и стимулируют потребление. 62

Индустрия моды, потребление и "движение за реформу одежды" (XIX век)

В 19 веке мода стала свидетелем беспрецедентных динамических преобразований и роста потребления, что стало возможным, в частности, благодаря увеличению промышленного производства одежды, а также появлению готовой одежды (изобретение швейной машины в 1855 г. была плодотворной разработкой) и новых технологий окрашивания (химические красители в конце 19 века). 63

Массовое потребление одежды стало результатом демографических изменений и индустриализации в XIX веке, но, прежде всего, также и в результате культурных изменений и изменяющихся моделей поведения, которые возникли с растущим спросом. Это проиллюстрировано на примере Hausvogteiplatz в Берлине, где красочно сочетаются производство, торговля и маркетинг. С 1900 по 1920 год Hausvogteiplatz пользовался репутацией одного из крупнейших центров готовой моды в мире, в первую очередь благодаря торговле. 64 Универмаги стали появляться в крупных городских центрах того периода (Париж, Лондон, Берлин, Санкт-Петербург, Вена, Стокгольм, Копенгаген, Чикаго и др.). Благодаря своим новаторским показам товаров и широкому ассортименту материалов и одежды универмаги сделали участие в потреблении моды возможным для более широких слоев общества, включая рабочий класс. 65 В ходе этих событий произошла почти полная феминизация потребления моды. 66

Мода 19 века

В то время как мода империи, господствовавшая около 1800 года, характеризовалась свободной свободной формой, женская одежда модели Biedermeier (1825–1830) вернулась к более консервативным тенденциям с кринолином и узкой линией талии. Вплоть до начала 20 века череда различных форм корсетов превращала женское тело в объект демонстрации в форме суеты и s-образной кривой, что также было выражением подчиненной социальной роли женщины.Более чем когда-либо модели одежды отражали современные гендерные роли и гендерные представления о теле, что позволяло мужчине только активную общественную роль. Все более темный и лишенный украшений мужской костюм среднего класса с фиксированным набором брюк с водосточной трубкой различных видов, рубашки, жилета и пиджака подчеркивал функциональность и объективность и до сих пор остается стандартной формой одежды среднего класса. 67 Изменения в моде основывались на исторических моделях (ренессанс, барокко и рококо), но также проявляли восточноевропейские влияния, особенно в области мехов.

Однако женская мода - в частности, корсет - стала предметом общеевропейского реформаторского движения (которое имело меньшее влияние во Франции и южной Европе) в последней трети XIX века. Такие доктора, как Карл Генрих Страц (1858–1924) и Генрих Лахман (1860–1905), зоолог Густав Ягер (1832–1917) и художники Генри ван де Вельде (1863–1957), Ричард Римершмид (1868–1957) , Альфред Морбуттер (1867–1916) и Густав Климт (1862–1918) все участвовали в этом движении наряду с феминистским движением среднего класса.Другие культурные движения, такие как спорт и нудизм (Немецкая культура свободного тела), пропагандировали идеал тела, свободного от ограничений моды, в соответствии с примером классической античности (Венера Милосская) и выступали за введение гораздо большей функциональности. и свобода передвижения в женской одежде, чтобы сделать ее пригодной для процессов модернизации. В этом процессе и тело, и одежда стали объектом научного дискурса (физиология одежды), а тело стало объектом новых стратегий культурной дифференциации (здоровый / больной, нормальный / ненормальный и т. Д.). 68

В то время как до начала XIX века в дискуссиях о моде и одежде преобладали юридические и экономические соображения (правила в отношении одежды) или религиозные ограничения (проповеди), дискурс о одежде теперь переместился на арены политики, науки и искусства. При этом акцент сместился на отношения между одеждой, человеком и обществом. 69

Заслуживают упоминания еще два заметных явления в развитии моды XIX века.Возникнув в результате постоянных армий и новых военных методов абсолютистских государств в 18 веке, феномен униформы породил специфически мужские формы одежды. Изначально униформа использовалась только для военных, но в гражданских органах государства она становилась все более распространенной. Униформа сигнализировала о дисциплине (гигиене, осанке) мужского тела, делая его визуальным символом и инструментом принуждения к государственной власти. 70

Второе явление относится к широкомасштабному появлению во всей Европе в 19 веке региональных стилей сельской одежды (традиционной одежды).Эти стили возникли в результате новых процессов сельской стратификации и формирования идентичности, а также в результате романтизации сельской жизни средним классом. В частности, в странах Восточной Европы сельский фольклор использовался в движениях за национальную независимость. 71

«Новая женщина» - трансформации ХХ века

В ХХ веке и особенно в 1920-х годах в моде, как и в обществе в целом, произошла фундаментальная трансформация представлений о гендере и гендерных ролях.Этот процесс реформ завершился в 1920-х годах феноменом «новой женщины» с короткой стрижкой, сигаретой и в юбке до колен или в платье-рубашке, тем самым обнажая обнаженную женскую ногу, которая веками была скрыта от общественности. Это свидетельствует о новой уверенности в себе среди женщин, которые в контексте роста заметной женской занятости (в качестве секретарей, служащих и телефонисток) использовали моду как средство профессионального роста и которые впервые могли действовать независимо на публике. 72

В то время как раньше мужское платье считалось выражением современности, теперь оно выглядело консервативным и слишком привязанным к строгому, монотонному костюму среднего класса. Партия за реформу мужской одежды , основанная в Англии в 1929 году психологом Джоном Карлом Флюгелем (1884–1955), посвятила себя реформе мужской моды.

Перенос через СМИ

Лозунг «новой женщины» пропагандировался многочисленными модными журналами того периода, ориентированными на разную социальную клиентуру.С развитием модной фотографии появился новый тип изображения, который позволил по-новому взглянуть на моду с помощью фотографий тела и лица крупным планом, а также фотографий отдельных деталей. Этот более простой и дешевый способ создания визуальных представлений о моде ускорил темпы изменения моды и, благодаря тесному симбиозу с растущей киноиндустрией, породил новый феномен звезд и моделей. Таким образом, он способствовал дискурсивному производству и распространению гендерных концепций и ролей. 73

Мода в условиях диктатуры и оккупации

В 1930-е годы во многих европейских странах к женской моде и представлениям о роли женщин (в форме «материнства» и акцента на гендерных различиях) вернулся общий консерватизм. Однако это не изменило основных модных черт современной женской внешности.

Как это часто бывает в истории, стало ясно, что мода на одежду требует международного контекста для развития.При национал-социалистическом правлении (1933–1945) стремление к немецкой моде оставалось скорее пропагандистской стратегией, чем реальностью. Однако были попытки одеть немецкую публику в униформу (группы Лиги немецких девушек, парады, продвижение национальных костюмов, таких как дирндль). 74

Сила моды - нации моды

Многие события в моде развивались примерно одинаково по всей Европе, но сочетались с национальными или региональными особенностями.Они не разворачивались с одинаковой скоростью повсюду и не влияли на все социальные классы в одинаковой степени. Правление Наполеона Бонапарта (1769–1831) не привело к всеобщему принятию французской моды, а скорее привело к тенденциям к возвращению к национальным формам моды. Это нашло отражение в журнале Journal des Luxus und der Moden , который отказался от своего прежнего энтузиазма по поводу французской моды и отстаивал национальную моду, как отстаивал Юстус Мёзер (1720–1794).Под влиянием славянофильского движения в России и для того, чтобы подчеркнуть русские национальные особенности, русская национальная одежда была возрождена и даже прописана для церемоний при императорском дворе (1834 г.). С другой стороны, даже политически мотивированные меры, такие как блокада Англии, не могли ослабить энтузиазм французов по поводу английской мужской моды. 75

После Французской революции Англия и Франция стали двумя главными модными державами (в производстве, торговле и дизайне).В то время как Лондон обладал монополией в мужской моде, Париж доминировал в женской моде, а позже также стал лидером дизайна высокой моды с созданием системы высокой моды, начиная с Чарльза Фредерика Уорта (1826–1895) во время правления Наполеона. III (1808–1873). 76

Примерно в 1900 году Берлин стал важнейшим центром производства и торговли готовой одеждой, в первую очередь благодаря производителям текстиля и одежды еврейского происхождения, французского гугенота и северной Италии (Пьемонт). 77

«Язык» моды был почти повсеместно европейским и подчеркивал его корни в европейской урбанистике. Журналы о моде 19-го и начала 20-го веков заимствовали из воображаемых восточных стилей моды, подчеркивая связи Европы с колониальным миром. Как это часто бывает с модными тенденциями, это связано с импортом и экспортом образов, пропагандистских аргументов, фантазий и настроений, а не с фактическим заимствованием иностранной культуры. Сила конкретной «моды» зависит от ряда инструментов, таких как коммуникация, компетентные культурные агентства или политические и социальные события, на которые мода реагирует почти сейсмографически.С другой стороны, продиктованные модные тенденции очень редко оказываются успешными.

В XIX веке производственные и торговые сети, путешествия и зарождающийся туризм способствовали распространению моды среднего класса по всей Европе. В первой половине 20 века в этом процессе также участвовали художественные движения, в частности авангардные движения, такие как итальянский футуризм (около 1910–1940 гг.) Или русский конструктивизм (1900–1925 гг.), Которые включили моду в свои художественные концепции. , тем самым способствуя обновлению внешнего вида моды.

Дискурсы о моде также отражают сопротивление новым влияниям, предмет, который периодически возвращался из позднего средневековья в современный период (1930-е годы), хотя идеологическая основа сопротивления постоянно менялась. Иностранные модные влияния часто воспринимаются как угроза, потому что они могут изменить традиционные идентичности, концепции и нормы. Таким образом, иностранная мода подвергается критике в морально-сатирической литературе Реформации. Примеры: Vom Hosenteufel теолога Андреаса Мускулуса (1514–1581) и Wider den Kleyder-Teuffel Иоганна Штрауса.Это явление часто сочетало экономические интересы с подлинными моральными принципами. Значительная критика была направлена ​​в адрес модной державы Франции (в 18-19 веках), которую считали слишком доминирующей и критиковали в печати. В то время как возражения против французского господства в конце 18 века были в основном мотивированы стремлением меркантилистов продвигать местную промышленность, модные дискурсы с начала 19 века (реформирование одежды) до 1930-х годов сильно характеризовались ярко выраженными националистическими - даже шовинистическими - тенденциями. 78

В ретроспективе европейский модный ландшафт демонстрирует степень, в которой историческое разнообразие европейской моды колебалось между европейским «я» и другим; между неоднородностью наций и общей европейской идентичностью; между Европой и Северной Америкой, с одной стороны, и неевропейским миром, представленным Востоком, Африкой и Латинской Америкой, с другой. Вынужденная вестернизация русских привычек в одежде при Петре I демонстрирует, в какой степени принятие западноевропейской моды того периода (около 1700 г.) рассматривалось как признак того, что общество готово участвовать в общеевропейских процессах модернизации.И наоборот, возврат к традиционной византийской одежде под влиянием славянофильского движения был мотивирован современной националистической мыслью. 79

Мода и современность 1945–1950

Из-за общего дефицита материалов в послевоенный период мода оставалась относительно простой и похожей по стилю на военные годы, хотя, как показывают модные журналы, продолжалась международная модная активность. Однако в контексте распространения массового потребления в американском стиле после 1950 года произошел взрыв в развитии моды (Dior и New Look, производство по лицензии), особенно женской.Эта мода характеризуется ускоренными темпами изменений и массовым потреблением модных тенденций, которые колеблются между крайней эротизацией (мини-юбка) и тенденциями к эмансипации. Помимо высокой моды, мода получила новые импульсы от молодежных культур, которые развивались с 1950-х годов, таких как подростки и хиппи, а в последнее время - сцены панка, техно и хип-хопа. Вместо ранее существовавшей вертикальной социальной системы (просачивание вниз), как описано Георгом Зиммелем (1858–1918) в его теориях о моде (1911), происходит смешение различных влияний, в результате чего модные тенденции превратились в тонкие переговоры об изменении пола. и групповые конструкции, и постановка «я» стала центральной. 80

Габриэле Ментжес

Приложение

Источники

Финк, август: Die Schwarzschen Trachtenbücher, Берлин 1963.

Гарве, Кристиан: Über die Moden, s.l. 1792 (оригинальное издание), переиздание изд. Томас Питтроф, Франкфурт-на-Майне, 1987 г.

Furetière, Antoine: Art. "Mode" в: Dictionnaire universel, contenant generalement tous les mots françois, Rotterdam 1690, vol. 2. С. 645.

Knötel, Richard: Uniformkunde, Rathenow 1880–1921, vol.1–18 (перепечатка, Штутгарт, 1980 г.).

Moorbutter, Альфред: Das Kleid der Frau, Лейпциг 1904.

Муфезиус, Анна: Das Eigenkleid der Frau, Крефельд 1903 г.

Штратц, Карл Генрих: Die Frauenkleidung, Штутгарт 1902 г.

Ван де Вельде, Генри: Die künstlerische Hebung der Frauentracht, Крефельд 1900.

Библиография

Ackermann, Astrid: Paris, London und die europäische Provinz: Die frühen Modejournale, 1770–1830, Франкфурт-на-Майне, 2005 г.

Андерсон, Бенедикт: Die Erfindung der Nation: Zur Karriere eines folgenreiches Konzepts, Франкфурт-на-Майне, 1996.

Андрицки, Михаэль / Раутенберг, Томас (ред.): Wir sind nackt und nennen uns Du: Eine Geschichte der Freikörperkultur, Gießen 1989.

Арнольд, Джанет: образцы моды, Лондон 1985, т. 1: Покрой и изготовление одежды для мужчин и женщин, 1560–1620 гг.

Бауман, Вольф-Рюдигер: купцы-авантюристы и континентальная торговля тканями, 1560–1620-е годы, Берлин и др. 1990.

Баумгарт, Михаэль: Delbrücker Tracht: Ländlicher Kleidungsstil в Вестфалии, 1800–1980, Эссен 2007.

Болье, Мишель: Костюм в Бургундии, Париж, 1956.

Бернис, Кармен: La moda en España de Felipe II a través del retrato de corte, in: Santiago Saavedra: Alonso Sanchez Coello y el retrato en la corte de Felipe II, Каталог выставок, Museo del Prado, Madrid, 1990, стр. 65 –111.

Blanc, Odile: Images du monde et portraits d'habits: les recueils de costumes à la Renaissance, in: Bulletin du Bibliophile 2 (1995), стр. 221–261.

Blanc, Odile: Parades et parures: L'invention du corps de mode à la fin du Moyen Age, Париж 1997.

Bleckwenn, Ruth: Beziehungen zwischen Soldatentracht und ziviler modischer Kleidung zwischen 1500 und 1650, in: Wappen- und Kostümkunde 16 (1974), pp. 107–122.

Блюм, Стелла (ред.): Викторианская мода и костюмы из Harper's Bazar, 1867–1898, Нью-Йорк 1974.

Böning, Jutta: Das Artländer Trachtenfest: Zur Trachtenbegeisterung auf dem Land vom ausgehenden 19. Jahrhundert bis zur Gegenwart, Münster et al. 1999 (Beiträge zur Volkskultur in Nordwestdeutschland 99).

Borchert, Angela: Ein Seismograph des Zeitgeistes: Kultur, Kulturgeschichte und Kulturkritik im Journal des Luxus und der Moden, в: Angela Borchert et al. (ред.): Das Journal des Luxus und der Moden: Kultur um 1800, Heidelberg 2004, стр. 73–104.

Буше, Франсуа: История костюмов, Париж 1965.

Bovenschen, Sylvia (ed.): Die Listen der Mode, Франкфурт-на-Майне, 1986.

Brändli, Sabina: "Der herrlich biedere Mann": Vom Siegeszug des bürgerlichen Männeranzuges im 19.Ярхундерт, Цюрих, 1998.

Браунштейн, Филипп: Un banquier mis à nu, Париж, 1992.

Бревард, Кристофер: Скрытый потребитель: мужественность, мода и городская жизнь, 1860–1914, Манчестер 1999.

Бревард, Кристофер: Культура моды: новая история модной одежды, Манчестер, 1995 г.

Breward, Christopher: Fashioning London: Clothing in the Modern Metropolis, Oxford et al. 2004 г.

Бринджемайер, Марта: Mode und Tracht: Beiträge zur geistesgeschichtlichen und volkskundlichen Kleidungsforschung, Münster 1980 (Beiträge zur Volkskultur in Nordwestdeutschland 15).

Брук, Ирис: английский костюм, 1900–1950, Лондон, 1951.

Brotton, Jerry: The Renaissance Bazaar: From the Silk Road to Michelangelo, Oxford 2002.

Brückner, Wolfgang (ed.): Fränkisches Volksleben: Wunschbilder und Wirklichkeit, Würzburg 1985.

Brüggen, Elke: Kleidung und Mode in der höfischen Epik des 12. und 13. Jahrhunderts, Heidelberg 1989.

Bulst, Neidhart: Kleidung als sozialer Konfliktstoff: Probleme kleidergesetzlicher Normierung im sozialen Gefüge, in: Saeculum 44 (1993), pp.32–46.

Bulst, Neidhart: Zum Problem städtischer und Territorialer Kleider-, Aufwands- und Luxusgesetzgebung in Deutschland (13. – Mitte 16. Jahrhundert), в: André Gouron et al. (ред.): Renaissance du pouvoir législatif et genèse de l'Etat, Монпелье 1988, стр. 29–57.

Bulst, Neidhart / Lüttenberg, Thomas / Priever, Andreas: Abbild oder Wunschbild? Bildnisse Christoph Ambergers im Spannungsfeld von Rechtsnorm und gesellschaftlichem Anspruch, in: Saeculum 53 (2002), стр. 21–73.

Bumke, Joachim: Kleider und Stoffe, in: Joachim Bumke: Höfische Kultur: Literatur und Gesellschaft im hohen Mittelalter, München 1997, стр. 172–210.

Карбони, Стефано: Венеция и исламский мир 828–1797, Каталог выставки, Нью-Йорк 2007.

Шенун, Фарид: Des Mode et des hommes: Deux siècles d'élégance masculine, Париж, 1993.

Корбин, Ален: Pesthauch und Blütenduft: Eine Geschichte des Geruchs, Берлин 2005.

Craik, Jennifer: The Face of Fashion: Cultural Studies in Fashion, Лондон 1994.

Dähn, Brunhilde: Hausvogteiplatz: Über 100 Jahre am Laufsteg der Mode, Göttingen 1968.

Делорт, Роберт: Le Commerce des Fourrures en Occident à la Fin du Moyen Age, Париж 1978, т. 1.

Денеке, Бернвард: Modekritik und "deutsches" Kleid in der Zeit der Weimarer Republik: Zur Vorgeschichte der Trachtenpflege im Nationalsozialismus, in: Jahrbuch für Volkskunde, Neue Folge 14 (1991), стр. 55–78.

Devoucoux, Daniel: Glanz und Schatten der Mode, в: Wulf Köpke et al.(ред.): Das gemeinsame Haus Europa: Handbuch zur Europäischen Kulturgeschichte, München 1999, pp. 1131–1160.

Devoucoux, Daniel: Wendepunkt Mittelalter: Eine verschlüsselte Geschichte, in: Gabriele Mentges et al. (ред.): Auf und Zu: Von Knöpfen, Schnüren, Reißverschlüssen: Begleitband zur Ausstellung im Museum für Volkskultur im württembergischen Schloss Waldenbuch, Штутгарт, 1994, стр. 27–43.

Dinges, Martin: Von der "Lesbarkeit der Welt" zum universalisierten Wandel durch индивидуальная стратегия: Die soziale Funktion der Kleidung in der höfischen Gesellschaft, in: Saeculum 44 (1993), pp.90–112.

Dinges, Martin: Der "feine" Unterschied: Die soziale Funktion der Kleidung in der höfischen Gesellschaft, in: Zeitschrift für Historische Forschung 19 (1992), стр. 49–76.

Дрост, Джулия: Mode unter dem Vichy-Regime: Frauenbild und Frauenmode in Frankreich zur Zeit der deutschen Besatzung, 1940–1944, Pfaffenweiler 1998.

Egler, Zelda / Gorguet-Ballesteros, Pascale / Maeder, Edward: L'Orient et la mode en Europe au temps des Lumières, in: Catherine Join-Diéterle: Modes en miroir: La France et la Hollande au temps des Lumières, Выставка Каталог, Париж 2005, стр.62–71.

Eicher, Joanne B. / Evenson, Sandra Lee / Lutz, Hazel A .: The Visible Self: Global Perspectives on Dress, Culture and Society, New York 2000.

Элиас, Норберт: Die höfische Gesellschaft, Франкфурт-на-Майне 1969.

Юинг, Элизабет: История моды 20-го века, Лондон, 1974.

Frei, Helmut: Tempel der Kauflust, Leipzig 1997.

Frieling, Kirsten O .: Zwischen Abgrenzung und Einbindung: Kleidermoden im Reichsfürstenstand des späten 15.und frühen 16. Jahrhunderts, в: Ulrich Knefelkamp et al. (ред.): Grenze und Grenzüberschreitung im Mittelalter, Берлин 2007, стр. 122–135.

Ганева, Мила: Женщины в веймарской моде: дискурсы и демонстрации в немецкой культуре, 1918–1933, Rochester et al. 2008.

Gaugele, Elke: Schurz und Schürze: Kleidung als Medium der Geschlechterkonstruktion, Cologne et al. 2002.

Годар де Донвиль, Луиза: Смысл режима Людовика XIII, Экс-ан-Прованс 1978 г.

Grazia, Victoria / Furlough, Ellen (ред.): Пол вещей: гендер и потребление в исторической перспективе, Беркли, 1996.

Griebel, Armin: Trachtenvereine und Politfolklore: Zur Situation in Nürnberg 1919–1933, в: Jahrbuch für Volkskunde, Neue Folge 14 (1991), стр. 79–100.

Граймс, Кирстен Ина: Украшая мир: Книги по костюмам и декоративная картография в эпоху исследований, в: Элизабет Родини и др. (ред.): Хорошо оформленное изображение: одежда и костюм в европейском искусстве, 1500–1850, Чикаго, 2002, стр.12–21.

Groebner, Valentin: Die Kleider des Körpers des Kaufmanns: Zum "Trachtenbuch" eines Augsburger Bürgers im 16. Jahrhundert, in: Zeitschrift für Historische Forschung 25 (1998), стр. 323–358.

Гюнтер, Ирэн: нацистский шик? Fashioning Women in the Third Reich, Oxford 2004.

.

Gundlach, Franz C. / Richter, Uli / Aschke, Katja (ред.): Berlin en vogue: Berliner Mode in der Photographie, Tübingen et al. 1993.

Hackspiel-Mikosch, Elisabeth: "Nach Rang und Stand": Deutsche Ziviluniformen im 19.Ярхундерт: Eine Ausstellung im Deutschen Textilmuseum, Krefeld 2002.

Hackspiel-Mikosch, Elisabeth / Haas, Stefan (ред.): Die zivile Uniform als symbolische Kommunikation: Kleidung zwischen Repräsentation, Imagination und Konsuming in Europa vom 18. bis zum 21. Jahrhundert, Munich 2006.

Hamm, Bernd: Bürgertum und Glaube: Konturen der städtischen Reformation, Göttingen 1996.

Харт, Аврил / Норт, Сьюзен: Мода в деталях: 17-18 веков, Нью-Йорк 1998.

Hausen, Karin: Technischer Fortschritt und Frauenarbeit im 19. Jahrhundert: Zur Sozialgeschichte der Nähmaschine, in: Geschichte und Gesellschaft 4 (1978), стр. 148–169.

Hauser, Andrea: Dinge des Alltags: Studien zur Historischen Sachkultur eines schwäbischen Dorfes, Tübingen 1994 (Untersuchungen des Ludwig-Uhland-Instituts der Universität Tübingen 82).

Heinze, Karen: Geschmack, Mode und Weiblichkeit: Anleitungen zur alltäglichen Distinktion in Modezeitschriften der Weimarer Republik, in: Gabriele Mentges et al.(ред.): Geschlecht und materielle Kultur, Münster 2000, стр. 67–92.

Hofmann, Christina: Daspanische Hofzeremoniell von 1500–1700, Франкфурт-на-Майне и др. 1985.

Хузе, Ребекка: Модное реформаторское платье и изобретение «стиля» в Fin de Siècle Vienna, в: Теория моды 5 (2001), стр. 29–56.

Хьюз, Дайан Оуэн: Закон о роскоши и социальные отношения в Италии эпохи Возрождения, в: John Bossy (ed.): Disputes and Settlements: Law and Human Relations in the West, London et al.1983, с. 69–99.

Hundsbichler, Helmut: Kleidung, in: Harry Kühnel (ed.): Alltag im Spätmittelalter, Augsburg 2006, pp. 232–253.

Jobling, Paul: Fashion Spreads: Word and Image in Fashion Photography Since 1980, Oxford 1999.

Жуан-Дитерль, Катрин (ред.): Modes en miroir: La France et la Hollande au temps des Lumières, Каталог выставки, Париж, 2005.

Jolivet, Sophie: Costume et dispositif vestimentaire à la cour de Philippe le Bon de 1430–1455, Дижон 2003.

Jones, Ann Rosalind / Stallybrass, Peter: Renaissance Clothing and the Materials of Memory, Cambridge 2000.

Юнкер, Альмут (ред.): Frankfurt Macht Mode 1933–1945: Begleitbuch zur gleichnamigen Ausstellung im Historischen Museum Франкфурт, Марбург 1999.

Jussen, Bernhard: Die Macht des Königs: Herrschaft in Europa vom Frühmittelalter bis in die Neuzeit, München 2005.

Jütte, Robert: Stigma-Symbole: Kleidung als identitätsstiftendes Merkmal bei spätmittelalterlichen und frühneuzeitlichen Randgruppen (Juden, Dirnen, Aussätzige, Bettler), in: Saeculum 44 (1993), pp.65–89.

Kammerhofer-Aggermann, Ulrike / Scope, Alma / Haas, Walburga (ред.): Trachten nicht für jedermann? Heimatideologie und Festspieltourismus dargestellt am Kleidungsverhalten в Зальцбурге, zwischen 1920 и 1938, Зальцбург 1993 (Salzburger Beiträge zur Volkskunde 6).

Kaufhold, Enno: Fixierte Eleganz: Fotografie der Berliner Mode, in: Franz C. Gundlach / Uli Richter / Katja Aschke (eds.): Berlin en vogue: Berliner Mode in der Photographie, Tübingen et al. 1993, с. 13–112.

Keller-Drescher, Lioba: Die Ordnung der Kleider: Ländliche Mode в Вюртемберге 1750–1850, Тюбинген 2003.

Kessemeier, Gesa: Sportlich, sachlich, männlich: Das Bild der "Neuen Frau" в den Zwanziger Jahren, Berlin et al. 2000.

Кинзель, Рудольф: Die Modemacher: Die Geschichte der Haute Couture, Вена и др. 1990.

Kleinert, Annemarie: Die frühen Modejournale in Frankreich: Studien zur Literatur der Mode von den Anfängen bis 1848, Berlin 1980.

Köhle-Hezinger, Christel / Mentges, Gabriele (ред.): Der neuen Welt ein neuer Рок: Studien zu Körper, Kleidung und Mode an Beispielen aus Württemberg, Stuttgart 1993.

Krause, Gisela: Altpreußische Uniformfertigung als Vorstufe der Bekleidungsindustrie, Гамбург, 1965.

Ласперас, Жан-Мишель: Quand l'habit faisait le péché: Mode et morale en Espagne au siècle d'or, in: Christine Aribaud (ed.): Paraître et se vêtir au 16e siècle, Saint-Etienne 2003, pp. 159–171.

Леманн, Ульрих (ред.): Chic Clicks: Modefotografie zwischen Auftrag und Kunst, Бостон, 2002.

Lehnert, Gertrud: Wenn Frauen Männerkleidung tragen: Geschlecht und Maskerade in Literatur und Geschichte, München 1997.

Lehnert, Gertrud (ed.): Mode, Weiblichkeit und Modernität, Dortmund 1998.

Lethuillier, Jean-Pierre (ed.): Les costumes régionaux entre mémoire et histoire, Ренн 2009.

Lüttenberg, Thomas: Législation symbolique ou contrainte efficace? Les lois vestimentaires dans les villes allemandes au XVIe siècle, в: Christine Aribaud / Sylvie Mouysset (eds.): Vêture et Pouvoir, XIIIe – XXe siècle, Тулуза, 2003 г., стр. 137–148.

Mentges, Gabriele: Pour une Approche renouvelée des recueils de la Renaissance: Une cartographie vestimentaire de l'espace et du temps, in: Apparence (s) 1 (2007), pp. 1–18, онлайн: http: / /apparences.revues.org/index104.html [21.04.2011].

Mentges, Gabriele: Мода, время и потребление человека эпохи Возрождения в Германии: Книга костюмов Маттеуса Шварца из Аугсбурга 1496–1564 гг., В: Барбара Бурман / Кэрол Турбин (ред.): Материальные стратегии: одежда и гендер в исторической перспективе, Oxford et al. 2002, стр. 12–32.

Mentges, Gabriele: Körper, Kleidung, Klima: Zur Beziehung zwischen Bekleidungsphysiologie und Kleidungskultur, in: Rainer Alsheimer (ed.): Körperlichkeit und Kultur, Bremen 2002, pp. 55–72.

Mentges, Gabriele: Für eine Kulturanthropologie des Textilen, в: Gabriele Mentges (ed.): Kulturanthropologie des Textilen, Берлин 2005, стр. 11–54.

Mentges, Gabriele: Vestimentäres Карта: Trachtenbücher und Trachtenschriften des 16.Ярхундертс, в: Zeitschrift für Waffen- und Kostümkunde 1 (2004), стр. 19–36.

Metken, Sigrid: Der Kampf um die Hose: Geschlechterstreit und die Macht im Haus: Die Geschichte eines Symbols, Франкфурт-на-Майне и др. 1996.

Moeller, Bernd: Reichsstadt und Reformation, Berlin 1987.

Mohrmann, Ruth-Elisabeth: Archivalische Quellen zur Sachkultur, in: Günter Wiegelmann (ed.): Geschichte der Alltagskultur, Münster 1980, стр. 69–86.

Мориц, Марина (изд.): Feine Leute: Mode und Luxus zur Zeit des Empire, Эрфурт 2008 (Schriften des Museums für Thüringer Volkskunde 28).

Mundt, Barbara: Metropolen machen Режим: Haute Couture der Zwanziger Jahre, Берлин 1977 г.

Neuland, Dagmar: Kleidung und Kleidungsverhalten werktätiger Klassen und Schichten in der Großstadt Berlin zwischen 1918 и 1932/33: Eine empirische Studie, Diss. А (г-жа), Берлин 1988, т. 1.

Neuland, Dagmar: Kleidungsalltag - Alltagskleidung: Arbeiterfamilien in Berlin zwischen 1918 und 1932/33, in: Kleidung zwischen Tracht und Mode: Aus der Geschichte des Museums 1889–1989, Ausstellungskatalog Museum für Volks.79–88.

Невинсон, Дж. Л .: L'Origine de la Gravure de Modes, в: Actes du Premier Congrès International d'histoire du costume, изд. Международным центром искусств и костюмов, Париж, 1955, стр. 202–212.

Ottenjann, Helmut (ed.): Mode - Tracht - Regionale Identität: Historische Kleidungsforschung heute, Cloppenburg 1985.

Paresys, Isabelle: Apparences vestimentaires et cartographie de l'espace, в: Isabelle Paresys (ed.): Paraître et apparences en Europe occidentale du Moyen Age à nos jours, Вильнёв-д'Аск, 2008, стр.253–270.

Paresys, Isabelle: Images de l'Autre vêtu à la Renaissance: Le recueil d'habits de François Desprez, 1562–1567, в: Journal de la Renaissance 4 (2006), стр. 27–55.

Pastoureau, Michel: Bleu: Histoire d'une couleur, Париж 2002.

Пеллегрен, Николь: Vêtements de Peau (x) et de Plumes: La nudité des Indiens et la Diversité du Monde au XVIe siècle, в: Jean Céard / Jean-Claude Margolin (ред.): Voyager à la Renaissance, Париж 1987, С. 509–529.

Перро, Филипп: Les Dessus et les Dessous de la Bourgeoisie: Une histoire du vêtement au XIXe siècle, Париж, 1981.

Piponnier, Françoise: Une révolution dans le costume masculin au XIVè siècle, in: Michel Pastoureau (ed.): Le vêtement: Histoire, archéologie et symbolique vestimentaire au Moyen Age, Paris 1989, pp. 225–242.

Piponnier, Françoise / Mane, Perrine: Se vêtir au Moyen Age, Paris 1995.

Praschl-Bichler, Gabriele: Alltag im Barock, Graz et al. 1995.

Purdy, Daniel: Die Modernität von Bertuchs Klassizismus, в: Angela Borchert / Ralf Dressel (ред.): Das Journal des Luxus und der Moden: Kultur um 1800, Heidelberg 2004, стр.281–296.

Purdy, Daniel (ed.): The Rise of Fashion: A Reader, Minneapolis 2004.

Райнекинг фон Бок, Гизела: Die Kleidung in Russland zur Zeit der Romanows, в: Гизела Райнекинг фон Бок. (ред.): Prunkvolles Zarenreich: Eine Dynastie blickt nach Westen, Кельн, 1996, стр. 82–96.

Рокамора, Мануэла: La mode en Espagne au XVIe siècle, в: Actes du Premier Congrès International d'Histoire du Costume, изд. Международным центром искусств и костюмов, Париж, 1955, стр.68–76.

Рош, Даниэль: La culture des apparences: Une histoire du vêtement XVII-XVIIIe siècle, Париж, 1989 [англ .: Культура одежды: платье и мода в древнем режиме, Кембридж, 1994].

Рош, Даниэль: Le peuple de Paris, Париж, 1981.

Rogg, Matthias: «Zerhauen und zerschnitten, nach adelichen Sitten»: Herkunft, Entwicklung und Funktion soldatischer Tracht des 16. Jahrhunderts im Spiegel zeitgenössischer Kunst, in: Bernhard R. Kroener / Ralds Pröve (e.): Krieg und Frieden: Militär und Gesellschaft in der Frühen Neuzeit, Paderborn 1996, pp. 109–135.

Ропер, Линдал: Blut und Latz: Männlichkeit in der Stadt der Frühen Neuzeit, in: Lyndal Roper (ed.): Ödipus und der Teufel, Франкфурт-на-Майне, 1994, стр. 109–126.

Roper, Lyndal: Das fromme Haus: Frauen und Moral in der Reformation, Франкфурт-на-Майне и др. 1995.

Рублак, Улинка: Одежда и культурный обмен в Германии эпохи Возрождения, в: Герман Роденбург / Роберт Мучемблед / Уильям Монтер (ред.): Культурный обмен в Европе раннего Нового времени, Кембридж 2007, т. IV: Формирование европейской идентичности, 1400–1700, стр. 258–289.

Саес Пиньюэла, Мария Хосе: La moda en la corte de Felipe II, Мадрид 1962.

Шама, Саймон: Смущение богатством, Лондон, 1987.

Schrott, Karin: Das normative Korsett: Reglementierungen für Frauen in Gesellschaft und Öffentlichkeit in der deutschsprachigen Anstands- und Benimmliteratur zwischen 1871 und 1914, Würzburg 2005.

Schubert, Ernst: Einführung in die Grundproblematik der deutschen Geschichte im Spätmittelalter, Дармштадт 1992.

Seguy, Philippe: Histoire des Mode sous l'Empire, Париж 1988.

Sennett, Richard: Verfall und Ende des öffentlichen Lebens: Die Tyrannei der Intimität, Франкфурт-на-Майне 1986.

Шапиро, Сьюзан К .: Секс, гендер и мода в средневековой и ранней современной Британии, в: Journal of Popular Culture 20 (1987), стр. 113–128.

Simon-Muscheid, Katharina: "Und ob sie schon einen dienst finden, so sind sie nit bekleidet dernoch": Die Kleidung städtischer Unterschichten zwischen Projektionen und Realität im Spätmittelalter und in der ppitum, 44: Neuzee, 1993.47–64.

Смит, Хелен: «Это бедное черное платье с белой подкладкой»: Одежда английской книги шестнадцатого века, в: Кэтрин Ричардсон (ред.): Культура одежды 1350–1650, Олдершот и др. 2004. С. 195–208.

Соден, Кристина фон / Шмидт, Марута (ред.): Neue Frauen: Die zwanziger Jahre, Rochester et al. 1988.

Stamm, Brigitte: Auf dem Weg zum Reformkleid: Die Kritik des Korsetts und der diktierten Mode, in: Eckhard Siepmann (ed.): Kunst und Alltag um 1900, Lahn-Gießen 1978, стр.117–178.

Stockar, Jürg: Kultur und Kleidung der Barockzeit, Zurich et al. 1964.

Strohmeyer, Klaus: Warenhäuser: Geschichte, Blüte und Untergang im Warenmeer, Берлин 1980.

Sykora, Katharina et al. (ред.): Die Neue Frau: Herausforderungen für die Bildmedien der Zwanziger Jahre, Marburg 1993.

Vanier, Henriette: La Mode et ses Métiers: Frivolités et luttes des classes, 1830–1870, Париж, 1960.

Вейон, Доминик: La mode sous l'occupation: Débrouillardise et coquetterie dans la France en Guerre, 1939–1945, Париж 1990.

Вигарелло, Жорж: Le propre et le sale: L'hygiène du corps depuis le Moyen Age, Париж 1985.

Винсент, Сью: Чтобы создать себя: одеваться в Англии семнадцатого века, в: Теория моды: Журнал одежды, тела и культуры 3 (1999), стр. 197–218.

Weber-Kellermann, Ingeborg: Der Kinder neue Kleider: Zweihundert Jahre deutsche Kindermoden, Франкфурт-на-Майне, 1985.

Wehinger, Brunhilde: Art. "Modisch / Mode", в: Ästhetische Grundbegriffe: Historisches Wörterbuch in sieben Bänden, Stuttgart et al.2002, т. 4. С. 168–182.

Welsch, Sabine: Ein Ausstieg aus dem Korsett: Reformkleidung um 1900, Darmstadt 1996.

Westphal, Uwe: Berliner Konfektion und Mode 1836–1939: Die Zerstörung einer Tradition, Берлин 1986.

Wilckens, Leonie von: Das "Historische" Kostüm im 16. Jahrhundert, in: Waffen- und Kostümkunde 3 (1961), стр. 28–46.

Уилсон, Элизабет: Мода и тело постмодерна, в: Джульетта Эш / Элизабет Уилсон (ред.): Chic Thrills: A Fashion Reader, Беркли 1993.

Wolter, Gundula: Hosen, weiblich: Kulturgeschichte der Frauenhose, Marburg 1994.

Wunder, Heide: Wie wird man ein Mann? Befunde am Beginn der Frühen Neuzeit, 15.– 17. Ярхундерт, в: Christiane Eifert et al. (ред.): Синд Фрауэн? Был Синд Меннер? Geschlechterkonstruktionen im Historischen Wandel, Франкфурт-на-Майне, 1996 г., стр. 130–138.

Wunder, Heide / Vanja, Christine (ред.): Wandel der Geschlechterbeziehungen zu Beginn der Neuzeit, Франкфурт-на-Майне, 1991.

Вурст, Карин А .: Был "Geist oder Sinne beschäftigt", в: Анджела Борхерт / Ральф Дрессель (ред.): Das Journal des Luxus und der Moden: Kultur um 1800, Heidelberg 2004, стр. 105–122.

Zander-Seidel, Jutta: Textiler Hausrat: Kleidung und Haustextilien in Nürnberg von 1500 bis 1650, Munich 1990.

Zander-Seidel, Jutta: Kleidergesetzgebung und städtische Ordnung: Inhalte, Überwachung und Akzeptanz frühneuzeitlicher Kleiderordnungen, in: Anzeiger des Germanischen Nationalmuseums Nürnberg (1993), стр. Roper, Das fromme Haus 1995. Stamm, Reformkleid 1978; Welsch, Ausstieg aus dem Korsett 1996; Andritzky / Rautenberg, Freikörperkultur 1989. Относительно Jäger und Lahmann см. Köhle-Hezinger / Mentges, Der neuen Welt ein neuer Rock 1993; Houze, Reform Dress 2001; Mentges, Körper, Kleidung, Klima 2002; Schrott, Das normative Korsett 2005. Относительно женских брюк см .: Wolter, Hosen, weiblich 1994. Относительно оригинальных работ того времени см. Muthesius, Das Eigenkleid der Frau 1903; Moorbutter, Das Kleid der Frau 1904; Страц, Die Frauenkleidung 1902; Ван де Вельде, Frauentracht 1900. См. Mundt, Metropolen machen Mode, 1977. Относительно занятости женщин и общественной сферы см. Soden / Schmidt, Neue Frauen 1988. Относительно социального класса см. Neuland, Kleidungsalltag - Alltagskleidung 1989; Soden / Schmidt, Kleidung und Kleidungsverhalten 1988. Относительно средств массовой информации см. Sykora, Die Neue Frau 1993. Относительно стратегий различения см. Heinze, Geschmack, Mode und Weiblichkeit 2000.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *