Мода 19: Лебединая песня реконструктора: Мода второй половины XIX века (1850-1900 г).Подлинники,крой, история

Содержание

Лебединая песня реконструктора: Мода второй половины XIX века (1850-1900 г).Подлинники,крой, история

    Однако, наряду с французской линией одежды развивается и входит в моду английская и немецкая(западные) стили.

К концу 19 века не отстает от моды и набирает свой вес и в России.

Становятся известными наши модельеры ,открываются ателье и салоны мод уже непосредственно русскими школами кройки и шитья.

   К 1875-ому году и далее в женскую моду вошли гладкие жакеты в мужском стиле.

в конце 1870-х комбинации цвета и ткани стали менее пестрыми и случайными.

Частенько стали использоваться две стороны одной ткани: матовая и блестящая,или ткани двух оттенков одного цвета,или цветные(полоски, клетка) с однотонными тканями.

   Возвращение турнюра в 1880-х годах не было полностью принято до 1885 года.Турнюр был теперь видоизменен : стал горизонтальным и его конструкция более жесткой...

К концу 19 века турнюр постепенно уменьшается и превращается  в просто подушечку.
..

   Так же после 1860-х годов варьируется ширина и высота плеч и окат рукава одежды женщин.

После 1870-х уже в продаже появляются и готовые блузки.

Они разнообразны: от строгих под мужской стиль ,до нарядных.

  Женские прически отражали линии нарядов.

  В 1876 году "Домашний журнал для англичанок" объявил,что использование накладных волос ушло в прошлое; прямая стройная линия созданная корсетом "панцирь", зрительно продолжалась высокой прической,создающей аккуратненькую маленькую головку...

   Головные уборы - капоры и шляпы в период второй половины 19 века были покрыты обильной отделкой...

С 1890-г годов модницы потеряли интерес к капорам, хотя пожилые дамы носили их вплоть до начала 20 века...

  Обувь в те времена была на каблуках, высота которых варьировалась с годами...

   Невозможно подробно останавливаться на всех видах короткой и длинной одежды тех времен, некоторые названия могут даже сбивать с толку. ..

Однако многочисленности иллюстрации из журналов, подлинные изделия того времени наглядно показывают  мастерство портных того времени в кройке и шитье одежды и аксессуаров к ней...

Однако женская мода этого викторианского периода была очень неудобна: жесткий корсет, длинные юбки. Да и стоимость одного костюма повергала мужчин в ужас... И не однократно выступают как врачи, таки общественные деятели против подобного костюма дам.

 Требование изменить концепцию женской моды выдвигали американка Блумер и многие другие эмансипированные дамы.

Движение за художественную реформу было подхвачено Советом немецких женщин.

Имя Артура Лазенби Либерти, который открыл свой магазин в Лондоне 17 мая 1875 года, неразрывно связано с Эстетическим движением, повлиявшим на дизайн интерьера ,одежду и поведение людей.

--

В 1875 году на лондонской улице Риджент-стрит открылcя небольшой магазин Liberty & Co. Этот магазин стал сбывшейся мечтой влюбленного в узоры англичанина по имени Артур Лэзенби Либерти.

---------------------------------------------------

   Во второй половине 19 века желание хорошо выглядеть и одеваться значительно усилилось среди всех слоев населения, за исключения, конечно же, самых бедных, которые донашивали старые вещи за богатыми людьми.

 Появление швейной машинки и внедрение коммерческих бумажных выкроек, растущее число журналов с описанием моделей, новых разработок кроя и выпска бумажных носителей(книг) по технике построения , рост торговли одеждой, развития промышленности и швейных мануфактур, открытия ателье и салонов мод, позволяли всем слоям населения быть хорошо одетыми и соответствовать моде и требованиям общественному мнению того времени.

Даже продавщица или служанка конца 19 века могла выглядеть в выходной день достаточно элегантной,а её кавалер испытывал чувство гордости, будучи настолько хорошо одет, насколько позволял ему его доход.

В отличие от сегодняшных дней, воскресения и праздничные дни в те годы рассматривались как возможность разодеться в пух и прах и создать по возможности иллюзию для окружающих процветания и богатства. ..

Крой женского платья конца 19 века





Крой женского жакета второй половины 19 века


Крой юбки со шлейфом конца 19 века

Крой блузы конца 19 века

---------

подлинники на конец 19 века :



Платье 1870 год:

------------------------------------------------------------------------------------

Статья написана мною по источникам их соц сетей; книге как Джоан Нанн ; и других авторов.


--------------------------------

Читайте так же:

Как менялась мода в XIX веке – на примере портретов российских императриц | Vir Magnus

Европейская и российская мода XIX века была неоднородна: она прошла путь от "нагой эпохи" с её подражанием античным статуям до модерна с его практичностью и изяществом. По портретам российских императриц легко проследить, как менялось представление о женской красоте на протяжении века.

Начало века: "нагая мода", или возрождение античности

В начале XIX века в моде была одежда, напоминающая драпировку античных статуй. Женщины носили платья из лёгких тканей светлых тонов, с короткими рукавами и с завышенной талией. Шея и руки оставались открытыми. Никакого кринолина или корсетов: при ходьбе ткань должна была облегать живот и ноги, демонстрируя естественные очертания фигуры. Этот стиль одежды вошёл в историю под названием ампир.

Елизавета Алексеевна, жена Александра I:

1805 год. Парадный потрет кисти Жан-Лорана Монье

Александра Фёдоровна, жена Николая I:

1826 год. Портрет кисти Джорджа Доу

Середина века: викторианская скромность и второе рококо

Стиль рококо, зародившийся в XVIII веке, начал снова входить в моду примерно в конце 1820-х годов. Основные элементы рококо в одежде это корсеты, пышные юбки с кринолином, объёмные рукава, обилие кружев. Популярными стали тяжёлые ткани: бархат, плотный шёлк. Определённое влияние на стиль одежды в середине века оказала и викторианская мораль, провозгласившая идеалом красоты скромную, набожную женщину.

Отныне модницы стремились скрывать естественные очертания фигуры. Так называемая "нагая мода" ушла в прошлое.

Мария Александровна, жена Александра II:

1857 год. Портрет кисти Франца Ксавера Винтерхальтера

Семидесятые годы: расцвет неорококо

Второе рококо, или неорококо за пару десятилетий XIX века немного преобразилось и приобрело специфические черты. К ним относятся квадратные вырезы платьев, узкие рукава, обрамлённые кружевом, ткани пастельных тонов, а также турнюры – специальные подушечки, которые дамы подкладывали себе под юбки ниже талии.

Мария Фёдоровна, жена Александра III:

1874 год. Портрет Марии Фёдоровны (на тот момент ещё не императрицы, а только цесаревны) кисти Генриха фот Ангели

Конец века: модерн

В конце XIX и в начале XX века женская одежда меняется под напором сразу многих общественных преобразований. Это и движение суфражисток, отстаивавших право женщин на образование и общественную деятельность, и развитие науки, доказывавшей вред корсета для организма, и ускорение темпа жизни благодаря набирающей обороты индустриализации.

Женская одежда становится более удобной и функциональной, меньше стесняет движения. Однако и эстетическая составляющая нарядов не забыта. Модерн в одежде – это мягкие, плавные, "природные" линии, приглушённые тона, платья, не сильно скрывающие естественные очертания тела. Кринолины больше не носили: вместо них в обиход вошли просто свободные юбки. Постепенно всё больше женщин отказывалось и от корсетов. Для модерна также была характерна эклектика: модельеры при создании нарядов могли вдохновляться и стилем ампир, и фольклорными мотивами, и восточными орнаментами. В высшем обществе в моде были шали и меховые накидки.

Александра Фёдоровна, жена Николая II:

1914 год. Портрет кисти Александра Маковского

Мода 19 века

Начало позапрошлого столетия знаменовало собой новую эру в мировой моде. Общество становится более динамичным, и в моду 19-го века входят более демократичные платья и костюмы. Одной из законодательниц моды по-прежнему остается Франция. В это время она еще переживает последствия Великой Революции, которая перевернула, в том числе и все представления о модной одежде. Происходит резкий отказ от париков и сложных причесок, корсетов и кринолинов, несметного количества пудры. В женской моде 19 века становятся популярны платья в стиле ампир – глубоко декольтированные, с очень завышенной линией талии (практически под грудью) и коротким рукавом «фонарик». Длинный подол со струящимися складками переходил в шлейф. Ткань выбиралась тонкая, воздушная. Но климат некоторых европейских стран вносит свои коррективы и в Европе 19 века, в моде появляются платья в стиле ампир с длинным рукавом, уменьшается декольте. Используются более плотные и тяжелые ткани – бархат, шелк. Выходные туалеты богато украшаются вышивкой в греческом или египетском стиле.

Фаворитом моды в начале 19 века был тюрбан с эгреткой из перьев экзотических птиц и сандалии по типу греческих богато украшенных драгоценными камнями. Женская мода начала 19 века предлагала огромный выбор шалей и палантинов. Они как нельзя лучше дополняли почти невесомые наряды модниц, а зачастую служили и единственной защитой от непогоды.

В первой половине 19 века мода была так скоротечна, что менялась, чуть ли не ежедневно. Особенно это заметно в мужской моде: сегодня, например, в моде воротнички с загнутыми до щек концами, а завтра уже популярны воротники на высокой стойке и галстук-шарф.

Мода средины 19 века

К середине 19 века мода делает резкий поворот к прошлому столетию и наступает период второго рококо. Возвращаются кринолины и корсеты. Повседневные платья имеют длинный, расширенный книзу рукав и закрытый лиф. У бальных же платьев или очень пышный в окате рукав или он отсутствует вообще. Платья для бала глубоко декольтировались. Особую популярность приобретают кружева и вышивка, которые теперь изготавливаются на фабриках.

К началу 80-х годов мода входит в эпоху позитивизма. Главной чертой этого направления был намеренный показ благополучия и богатства. Женские платья в этот период перегружены всевозможными деталями и украшениями. Зачастую они шьются из тканей разных фактур и цветов. К концу 19 века в женскую моду входит турнюр. Меняется и фасон платья. Оно становится неотрезным по талии, плотно охватывает фигуру до середины бедра. Сзади полы платья собираются в пышную драпировку, которую и поддерживал турнюр – подушечка из ваты или конского волоса. Иногда размеры турнюра были просто огромны, и женщина напоминала гусыню. В последнее десятилетие на смену турнюру приходит простая или кружевная нижняя юбка. Женский образ перестает быть поводом для насмешек карикатуристов, хотя корсет все еще сохраняется в женском гардеробе. Непременным атрибутом женского костюма были перчатки, маленький зонтик, боа из меха или перьев.

Немного истории

История моды – вещь очень увлекательная и представляет собой череду исторических или социальных явлений, связанных с модой. История моды 19 века не является исключением. Так «античная» мода входит в жизнь на гребне революции. Индустриализация и технический прогресс наполняют модную одежду яркими красками – открыт анилиновый краситель; появляются первые швейные машинки, что делает одежду более дешевой и доступной.

Берет свои права эмансипация, женщины все больше принимают участие в общественной жизни, занимаются спортом. Платья приобретают все более и более удобные и комфортные формы. Кринолины и турнюры уходят в историю.

 

Мода XIX века

Календар

Доданий ґаджет є недійсним


Девятнадцатое столетие стало для мировой моды новым витком, новой эрой. Постепенно представители высшего общества стали охладевать к сложным нарядам, отдавая предпочтение демократичным костюмам и платьям. Во многом на их выбор повлияла индустриализация. Общество стало более динамичным, что потребовало упрощения как мужского, так и женского костюмов.

Эпоха классицизма

Начало 19 века для Франции стало тяжелым временем. Знаменитая Французская революция перевернула все представление о моде и модной одежде. В знак протеста парижане перестали носить короткие панталоны и чулки, отдав предпочтение длинным штанам и коротким фракам. Сложные женские наряды сменились платьями простого кроя, а также одеждой в греческом стиле. Основными цветами костюмов стали белый, синий и красный. 
Повсеместно люди начали отказываться от париков и сложных причесок. Отныне укладки делались только из натуральных волос. Скажем также о том, что женщины и мужчины отказались от косметики и, в частности, от пудры. Революционеры мотивировали свой 

жест тем, что данное средство изготавливалось из пшеницы, которая была необходима простым людям для пропитания. 
Особых слов заслуживают платья ампир. Наибольшей популярностью они пользовались во времена правления Наполеона I. Легкие наряды нуждались в адаптации к суровому климату Европы, а потому постепенно к ним добавились длинные рукава и уменьшился вырез на груди. Вместо легкого муслима для пошива греческого платья стали использовать шелк и бархат. Парадные туалеты украшались богатой вышивкой в греческом и египетском стилях.

Эпоха романтизма

Середина девятнадцатого столетия внесла в женские наряды оттенки мечтательности и страстности. Дамский костюм в это время изменился достаточно сильно. Греческие наряды ушли в прошлое, уступив место классическим платьям. Линия талии вернулась на свое место, лиф стал более облегающим, юбка укоротилась до щиколоток. Усилить визуальный эффект осиной талии помогали широкие присборенные рукава.
Большую роль в женском туалете играли детали. Платья дополнялись шалями, пелеринами, муфтами и зонтиками. Нововведением стало боа – шарф, выполненный из перьев или меха.
Третья четверть девятнадцатого столетия ознаменовалась новым удлинением и расширением юбки. Неотъемлемыми частями наряда стали кринолин и жесткий удлиненный корсет.

Эпоха позитивизма

Женский костюм этого периода характеризуется перегруженностью декоративными деталями. Он снова становится отражением социального статуса своей хозяйки, роскошью. Исчез кринолин, уступив место более удобному и легкому турнюру.
В конце 19 века зарождается интерес к этническим костюмам, а в дамском гардеробе появляются наряды с индийскими мотивами. Изменился модный силуэт. Платье стало предельно узким, сузились и рукава. В моду вошло жабо. Такой фасон был актуален и в начале двадцатого столетия.

Мода XIX века - история развития модной одежды

В начале XIX века мужская одежда претерпела радикальные перемены. Хотя сюртуки оставались длинными сзади, спереди они заметно укоротились. Из-под сюртука был виден жилет длиной до талии. Портные шли на разнообразные ухищрения, чтобы сделать плечи визуально шире, а талию – уже. В начале века некоторые денди даже носили корсеты, чтобы сделать талию уже.

Постепенно мужчины стали носить длинные брюки вместо коротких бриджей. Длинные брюки вошли в моду в начале XIX века, сначала их носили только днем, но к 1820-м они стали частью вечернего гардероба. Бриджи носили только при дворе.

Высокие шляпы, ставшие популярными в конце XVIII века, оставались в моде, постепенно превращаясь в цилиндр. Цилиндры носили как днем, так и вечером на протяжении всего XIX века. Волосы либо тщательно укладывали, либо стригли и завивали.

Во второй половине XIX века мужчины для парадных случаев стали носить белые жилеты и черные фраки с брюками. Днем же носили прямые сюртуки, короткие и жилеты и рубашки со стоячим жестким воротничком. Сюртуки были однобортными или двубортными, обычно облегающими. Сзади полы заканчивались примерно на середине бедра, а спереди был квадратный вырез. Во второй половине XIX века мужчины обычно коротко стриглись, но многие носили бороды и усы.

Женская одежда

В течение XIX века женская одежда медленно менялась в сторону реальных очертаний тела. В двадцатые и тридцатые годы талия вернулась на свое естественно место. Лифы платье стали уже, а юбки, по контрасту, шире. Рукава платьев были самыми разными, но обычно платья с длинными рукавами носили днем, а у вечерних платьев были короткие пышные рукава. Женщины продолжали носить корсеты. Под платьем носили несколько нижних юбок, иногда из конского волоса, чтобы поддерживать пышные верхние юбки. В 1850-60-х стали носить кринолины из стальных обручей.

На улице женщины носили шляпки или капоры, а дома – льняные чепцы. В 1820-х годах прически стали весьма сложными и высокими, шляпки создавались с учетом этого. К середине века прически стали гладкими, с прямым проборам, несколькими завитками волос и узлом сзади. Или все волосы просто зачесывали и убирали в шиньон. Шляпы и капоры носили до 1860-х, когда в моду вошли маленькие шляпки. К 1870-м они еще уменьшились, зато прически стали очень сложными и объемными. В 1880-90-х прически оставались высокими, но стали проще. Вошли в моду небольшие шляпки с украшениями в виде перьев и искусственных цветов.

Модификации причесок и одежды

В 1860-х юбки были очень объемными, их носили с кринолином, который поддерживал их и позволял ходить, не путаясь в юбках. Поверх сорочки надевали жесткий корсет. Вместо верхней одежды иногда носили большие шали.

В 1870-80-е силуэты стали более естественными. Появились платья силуэта «принцесса», которые подчеркивали фигуру. Юбки и рукава стали более узкими, линии более прямыми. Из-за этого корсеты удлинились и стали жестче. В 1880-х вошли в моду турнюры – подушечки из конского волоса или складки ткани, придававшие объем юбкам сзади. К концу десятилетия турнюры вышли из моды. Волосы носили поднятыми наверх и собранными в узел, из прически иногда выпускали один локон, который падал на плечо.

В 1880-х годах некоторые женщины стали носить и пропагандировать более простую одежду, известную как «артистические» платья. Эти платья были намного свободнее и не требовали корсета.

В конце века стали носить широкополые шляпы, но для неформальных поводов носили и простые соломенные шляпки. Юбки достигали пола и даже имели шлейф. Талия оставалась узкой, что требовало корсета.

В 1890-х годах в моду вошли очень пышные рукава, которые называли «бараний окорок». Дневные платья имели высокий стоячий воротничок. Также в дневной женской одежде появились юбки, рубашки и жакеты, напоминающие строгую мужскую моду.

К концу XIX века изменения модного силуэта стали происходить чаще. Благодаря распространению бумажных выкроек и изданию модных журналов многие женщины шили платья самостоятельно.

К началу XX века скорость изменений женской моды, благодаря растущей модной индустрии и развитию средств массовой информации, возросла еще больше.

 

Смертельная мода. Как одежда и украшения убивали людей в прошлом

Мода может быть не только высокой, но и смертельной. К сожалению, это не раз доказывали люди Викторианской эпохи, надевая на себя костюмы из ядовитых и токсичных материалов. Посмотрим, как рисковали модники и модницы в прошлом.

Ядовитая одежда.

Казалось бы, как одежда может быть ядовитой? Очень просто: если прокрасить её ядовитыми красителями. В конце 18 века в Европе в моду входил зеленый цвет, однако сделать идеальный зеленый краситель было довольно сложно — оттенок каждый раз получался неправильным. Но в 1770 году все модники вздохнули с облегчением: немецко-шведский ученый Карл Вильгельм Шииле  добился красивейшего благородного зеленого цвета, смешав в растворе медного купороса калий и белый мышьяк. Позже за свой удивительный цвет полученный краситель стал называться «Парижский зеленый» и являлся своего рода символом богатства и роскоши.

Прекрасный узор на стене, нанесенный с помощью мышьячной краски | maqda.blogspot.ru 

«Парижский зеленый» стали использовать буквально везде: для прокраски одежды, для украшения блюд, для рисунков на детских игрушках… Особо богатые люди даже красили им стены! Правда потом их начинали мучить частые головные боли, тошнота, головокружение, а их кожу покрывали язвы и струпья. Низшие слои общества, вероятно, могли подумать, что это господь наказывает состоятельных граждан за их грехи, но мы то знаем, что дело было вовсе не в грехах, а в ядовитом красителе, к которому современный человек и близко не подойдет.

Краситель для зеленого платья изготавливался с добавлением мышьяка | maqda. blogspot.ru

Столетием позже, когда люди осознали весь вред мышьяка, были взяты пробы с диадем, украшенных великолепными живыми цветами, которые, конечно же, были вымочены в растворе мышьяка. Парижские модницы очень любили одевать такие украшения во время выходов в Свет. Оказалось, что одна диадема содержит достаточное количество яда, чтобы убить 20 человек.

Диадемы, украшенные живыми цветами. Чтобы растение не потеряло цвет и форму, его вымачивали в растворе мышьяка | mentalfloss А вот и последствия долгой работы с мышьяком. На иллюстрации — повреждения рук у работников, изготавливающих диадемы с цветами | Wellcome Library, London/Courtesy Bloomsbury

Заразные платья

Конечно, современный мир не лишен болезней и периодически вспыхивающих эпидемий, однако развитые страны могут похвастаться мощнейшим рывком в здравоохранении и медицине за последнее время. К сожалению, так было не всегда, и ещё два столетия назад человечество страдало от многих заболеваний, а эпидемии постоянно терроризировали города. Бывало, в одном городе могли одновременно свирепствовать чума, холера, тиф и другие опасные заболевания. Но из-за недостатка знаний о первопричинах возникновения болезней, больных редко закрывали на карантин, и они просто бродили по городу, разнося заразу. Особенно в этом преуспевали вернувшиеся с фронта солдаты, которые весь год провели в антисанитарных условиях и успели подхватить десяток заболеваний. Но ведь никто не посмеет запретить бравому вояке гулять, где ему захочется!

Иллюстрация, показывающая опасность, исходящую от длинных платьев, волочащихся по земле | atlasobscura 

Светские дамы, спеша на званые вечера, одевали самые лучшие свои наряды, ткань которых красиво играла, опадая на пол, где находились болезнетворные микроорганизмы. Приходя к себе в дом, одежду редко сразу же стирали, и она продолжала лежать в гардеробе, оставаясь чумной бомбой замедленного действия. А через несколько месяцев в доме кто-нибудь заражался опасным заболеванием, которое в те времена чаще всего приводило к смерти.

Юбки-убийцы

Модная одежда 17-19 веков не только служила хорошим сборником болезнетворных микроорганизмов, но и представляла серьезную физическую опасность для тех, кто её носил. Известен случай, когда девушка в пышной юбке пришла в печатную фабрику на экскурсию. Проходя мимо одного из станков, часть её юбки попало под пресс, куда её стало медленно затягивать. К сожалению, рядом не оказалось никого, кто мог бы помочь несчастной избежать страшных мучений.

Не только дамы становились жертвами моды: пышные мужские галстуки часто служили причиной «самоудушения», попадая под пресс при работе в цехах. Именно это, кстати, и послужило причиной того, что мужские галстуки приобрели нынешний минималистичный вид.

Это интересно: кстати, а вы знаете, когда люди начали носить галстуки? 

Воспламеняющиеся наряды.

Платье из струящегося белого хлопка стало настоящей мечтой всех женщин, живших в конце 18 — начале 19 веков. Это был один из тех случаев, когда подобная одежда было одинаково опасно как для изготовителя, так и для покупателя. Во-первых, хлопок обычно собирали на плантации рабы-африканцы, что уже несло некоторые риски для владельцев этих плантаций из-за постоянно вспыхивающих бунтов. Во-вторых, изготовление подобных нарядов требовало огромных усилий. Швеи работали за нищенскую зарплату буквально на износ.

Модница видит в отражении замученную до смерти швею, которая шила её платье | atlasobscora 

Но всё это было бы не столь опасно, если бы не удивительная горючесть хлопка, который вспыхивает буквально от одной искры. Сколько хлопковых фабрик сгорело в те времена по всей Европе! Но намного больше пострадало людей, носивших одежду из хлопка. Учитывая пышность одежды той эпохи и свечное освещение, было лишь делом времени, когда кто-то из гостей, находящихся в тесном зале, загорится. Особенно шокировал Европу случай, когда в 1844 году британская балерина Клара Вебстер, выступая на сцене перед огромным зрительским залом, слишком близко подошла к освещавшим сцену огням. Пламя сразу же перекинулось на платье. Спасти Клару Вебстер не удалось. Не меньше пожаров происходило и в жилых домах, где на окнах висели хлопковые ткани, которые в наши дни называются «тюль».

Опасность пожара постоянно витала в воздухе | atlasobscura

Прелестные женские шляпки…

…с чучелами птиц, набитыми мышьяком. Да-да, во времена Викторианской эпохи среди дам были в тренде шляпки, которые украшали чучела мертвых певчих птиц. Во имя прекрасного ежегодно уничтожались сотни тысяч птичек, но ещё больше шокирует тот факт, что для предотвращения разложения тушки мастера того времени использовали… мышьяк. И пока светская львица флиртовала с кавалерами, мышьяк в трупе птицы на шляпке медленно, но верно отравлял её тело. Прошло немало времени, прежде чем «трупная» мода окончательно ушла в прошлое.

«Потрясающая» шляпка с мертвой птицей | lcweb2.loc.gov

Ртутные головные уборы

Представляя себе мужчину конца 18-19 веков, мы обязательно видим на его голове шляпу. Головные уборы носили практически все представители мужского пола, и ни один из них не снял бы её со своей головы, узнав, что для её изготовления использовалась… ртуть. Да-да, именно ртуть делала дешевый кроличий или заячий мех достаточно податливым для того, чтобы придать ему форму шляпы. Это вещество неотвратимо проникает в организм через кожу и даже через легкие вместе с парами, вызывая целый ряд опасных недугов, приводящих к смерти.

Очень часто на улице европейских городов можно было встретить джентльменов в шляпах, страдающих от болей в животе, судорог, паралича, припадков страха, проблем с репродуктивной системой и много другого.

Свинцовая пудра

Пудра хорошо скрывает морщины, различные несовершенства и была незаменимым атрибутом каждой модницы во все времена. А главное, она умеет придавать лицу таинственный и загадочный оттенок. Можно сказать, что в каждую историческую эпоху был популярен свой оттенок лица, а в Викторианскую эпоху в тренде были именно бледные лица. Что же может придать лицу бледный, столь таинственный цвет? Конечно же, свинец! В середине 19 века свинец повсеместно добавлялся в пудру для лица, даря красоткам желанный бледный цвет лица и, заодно, проблемы со здоровьем. О целесообразности использования свинца в косметике общественность задумалась только в 1869 году, когда газеты напечатали о любительницах бледного цвета лица, у которых отнялись кисти рук от слишком частого использования косметики со свинцом.

Пудра со свинцом | atlasobscura

***

Конечно, смотря сейчас в прошлое, может показаться удивительной глупость носить на себе почти всю химическую таблицу Менделеева. Приходят мысли, что, возможно продолжительность жизни в прошлом была короче именно из-за использования опасных веществ. Как бы то ни было, не факт, что через сотню лет люди будут читать о нас, живущих в 21 веке, и удивляться, как мы могли носить синтетическую одежду, пить сладкие газированные напитки или делать другие, обыденные для нас вещи.

Иллюстрация: http://www. macleans.ca/wp-content/uploads/2014/06/MAC23_FASHION_CAROUSEL.jpg

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Неделя моды: «Мода всегда была побегом от реальности, и во времена COVID-19 это как никогда справедливо», — Лиана Сатенштайн о постковидных показах

Мой первый «допандемический» показ случился на Неделе моды в Нью-Йорке в 2016 году, это была осенне-зимняя коллекция Rag & Bone. Помню, что так и не подтвердила свое присутствие, но моя начальница схватила меня за руку, улыбнулась пиарщикам — и усадила меня во второй ряд секции Vogue. В тот момент мой мир казался таким огромным: окруженная толпой профессионалов мира моды и с мелькающими перед глазами джинсами, я осознала, где нахожусь, где работаю, и даже чуть лучше почувствовала, кем являюсь в глубине души. А сам показ? Из одежды я ничего не запомнила. Весь смысл был в эмоциях, в головокружительной атмосфере, в людях, которых раньше я видела только на страницах журналов.

Людям нужен личный контакт — так мы познаем друг друга. А модным обозревателям нужен тактильный контакт с тканью — так мы познаем одежду

Неделя моды в Нью-Йорке — это всегда особенное событие. Но во времена COVID-19, социального дистанцирования и защитных масок Недели моды, какой она была раньше, нет. В социальных сетях индустрия с болью оплакивает несостоявшуюся «настоящую» Неделю моды, вынужденную перекочевать в онлайн.

Eckhaus Latta весна-лето 2021

В конечном счете людям необходим личный контакт — так мы познаем друг друга. И многим из нас, кто рецензирует коллекции, необходим контакт ткани с кожей — так мы познаем одежду. Поэтому, когда мне представилась возможность лично прийти на шоу, или, вернее, презентацию, я без раздумий согласилась. И отправилась на показ небольшого перспективного бренда Judy Turner. Дизайнер Конли Эверетт организовал крошечный показ в садике при магазине свечей в Вест-Виллидже, куда журналисты заходили поодиночке. С Эвереттом мы встретились как давние друзья (просто в масках). Я могла щупать искусно связанный трикотаж сколько пожелаю, не думая, что мне пора бежать на следующий показ. «Обычно график настолько плотный, что я ничего не успеваю, — сказал мне Эверетт во время презентации. — Но, думаю, если люди чувствуют необходимость, они могут осуществить все».

Christian Siriano весна-лето 2021

© 2020 Getty Images

Другие дизайнеры, выбравшие «живой» формат, — Майк Экхаус и Зои Латта из Eckhaus Latta, отправившие моделей на прогулку по Ист-Ривер, среди бегунов и велосипедистов, где я сама много раз гуляла во время локдауна. Плюс Кристиан Сириано, который превратил в подиум газон собственного дома в Коннектикуте. Я не была на этих показах — и вот тут-то как раз на помощь и пришли видео. Ролики позволяют зрителю почувствовать настроение и замысел коллекции. И просмотр этих «движущихся картинок» оказался особенно полезным, когда я решила улететь в Лондон — по той лишь причине, что Великобритания была одной из немногих стран, открытых для американских граждан. Как раз шла London Fashion Week, но о посещении живого шоу или презентации не могло быть и речи из-за правила компании, запрещающего ходить на показы всем сотрудникам журнала, находящимся за границей, даже если поездка не является рабочей. И хотя я завидовала своим заграничным коллегам, которые смогли вживую увидеть все рюши и мишуру на маленькой презентации Simone Rocha (перед посещением им пришлось заполнить медицинский бланк для отслеживания контактов), я все же осталась не совсем за бортом — благодаря собственно видео. Fashion East, фэшн-«инкубатор» для начинающих, в этом сезоне представил четыре фильма молодых дизайнеров. Один из них — от Максимилиана Дэвиса, 25-летнего выпускника London College of Fashion, который еще до коронавируса создал коллекцию из нескольких изделий. Лоск визуального ряда, тяжелые биты и одежда конца 1990-х перенесли меня в другой мир. Дух у меня захватило так же, как шесть лет назад, когда я сидела во втором ряду на своем первом показе с Vogue, только сейчас все происходило буквально у меня на ладони.

Simone Rocha весна-лето 2021

Simone Rocha весна-лето 2021

Посмотрев видео, я связалась с Дэвисом. Когда началась пандемия, он решил рискнуть — и отправил в Fashion East заявку. Через две недели с ним связались, чтобы сообщить: он принят. В итоге изоляцию он провел за созданием коллекции, вдохновленной стилем конца 1990-х и начала 2000-х, а также его тринидадскими корнями, карибскими карнавалами и викторианским гламуром. «Я хотел создать коллекцию, которая была бы очень элегантной и очень сексуальной и показывала бы темнокожих людей с новой стороны», — сказал он в нашей Zoom-беседе. Посыл Дэвиса такой же воодушевляющий, как и его дизайн: сумасшедшие майки на лямках, кожаное платье, сделанное из разрезанных лент. Все это произвело должное впечатление, я видела, как в Instagram коллекция Дэвиса собирала один репост за другим.

Без локдауна никакой коллекции, вполне вероятно, не случилось бы. «Думаю, если бы не COVID, ничего бы не произошло. Гораздо больше людей подали бы заявки в Fashion East, и конкурс был бы гораздо выше, — говорит Дэвис. — Кроме того, благодаря локдауну я оказался заперт в своей спальне со всеми инструментами и эскизами под рукой. Все это было моим вдохновением».

COVID-19, безусловно, потряс индустрию моды. Кажется, карантин и массовые увольнения имели все шансы ее уничтожить. Но творческие люди способны адаптироваться даже к самым сложным сценариям. Последние несколько месяцев дизайнеры размышляли о новых способах презентовать одежду в разных форматах. Для некоторых это Zoom, для других — ролики. Я уверена, что все это приведет к чему-то еще более грандиозному и высокотехнологичному, и появление на наших экранах аватаров в цифровой одежде — лишь вопрос времени (в некоторых случаях это уже произошло). Просмотр шоу в «нереальном» формате дает новую перспективу. Мы можем увидеть, как дизайнеры понимают назначение своей одежды, как представляют свои творения вне подиума. Способность видеть дальше изоляции важна, а способность действовать в такой сложной ситуации даже ценнее. Мода всегда была побегом от реальности, и во времена COVID-19 это как никогда справедливо.

Maximilian весна-лето 2021

История моды 1840-1900

1840-е

Женщины

Мода 1840-х годов характеризуется низкими и покатыми плечами, низкой заостренной талией и юбками в форме колокольчиков, которые на протяжении десятилетия становились все более объемными. Вечерние платья часто были с открытыми плечами. Волосы разделяли на пробор по центру локонами по бокам или укладывали петлями вокруг ушей и собирали в пучок на затылке. Шали пейсли или вязаные крючком были модными аксессуарами, как и льняные кепки с кружевными оборками для дома и большие чепчики для улицы.В моде были накидки с большим воротником.

Мужчины

Очень модные мужчины носили низкие тугие талии, округлую грудь и расклешенные сюртуки, что придавало им форму песочных часов, вдохновленных принцем Альбертом. Они также носили узкие брюки и жилеты с высокими воротниками и завязанными вокруг них галстуками. Волосы были довольно длинными, но зачесаны в стороны. Популярны были усы и бакенбарды.


1850-е годы

Женщины

В 1850-х годах женские юбки были куполообразными и колоколообразными, поддерживаемыми кринолиновыми юбками.Они часто имели глубокие оборки или ярусы. Были популярны длинные шаровары и панталоны, отделанные кружевом. В моде были многоярусные накидки и шали с рисунком пейсли. Носились глубокие чепчики, а волосы собирались в пучки или боковые завитки от центрального пробора.

Мужчины

Мужчины носили одинаковые пальто, жилеты и брюки, с прической, характеризующейся крупными бараньими бакенбардами и усами, в соответствии с стилем, установленным принцем Альбертом. Рубашки имели высокие воротники и завязывались на шее большим бантом. -е годы.В моде были также высокие застежки и облегающие сюртуки; однако стал популярен новый стиль, названный курткой-мешком (свободный жакет длиной до бедра). Шляпа-котелок была изобретена примерно в 1850 году, но обычно рассматривалась как шляпа рабочего класса, а цилиндры предпочитали высшие классы.


1860-е

Женщины

Женское платье 1860-х годов отличалось узким лифом с высоким воротом и спереди на пуговицах. Белое кружево было популярно для воротников и манжет, как и низкие покатые плечи, переходящие в широкие рукава.Юбка оставалась полной и колоколообразной до примерно 1865 года, когда она начала терять объем спереди и смещать акцент к спине. Волосы носили с центральным пробором, завязанными в низкие шиньоны на затылке, с петлями или локонами, закрывающими уши. Среди украшений для вечерней одежды - цветочные венки, страусиные перья, цветы граната, каменоломни и бабочки.

Мужчины

В 1860-х годах было модно, чтобы мужские пальто и куртки были однобортными и полуприлегающими, доходившими до середины бедра.Жилеты часто были без воротника и однобортными, а брюки иногда кроили из узкой клетчатой ​​ткани. Высокие накрахмаленные воротники носили с галстуками и галстуками. Волосы были разделены на пробор и умеренно завиты. Особая прическа, известная как «бакенбарды Дандрири» или «Плакса Пикадилли», представляла собой длинные висячие бакенбарды, носимые с густой бородой и висячими усами.


1870-е

Женщины

Женская мода 1870-х годов делала упор на заднюю часть юбки, с длинными шлейфами и тканью, задрапированными в суету, с обилием оборок и рюш.Талия была ниже в 1870-х, чем в 1860-х, с удлиненным и узким лифом и юбкой с плоским фронтом. В моде были низкие квадратные вырезы. Волосы уложены высоко сзади, сложными завитками и завитками, ниспадают до плеч, украшены лентами, лентами и декоративными гребнями. Шляпы были очень маленькими и наклоненными вперед ко лбу. Позже в течение десятилетия также стали носить «шляпы с картинками» с широкими полями, хотя и с наклоном вперед.

Мужские

Пальто и куртки полуприлегающие, до бедра.Как правило, и куртки, и жилеты застегивались высоко на груди. Воротники рубашек были жесткими и приподнятыми, кончиками которых стали крылья. Волосы часто носили с пробором по центру, и большинство форм волос на лице были приемлемыми, хотя чисто выбриться было редко.


1880-е годы

Женщины

Женское платье 1880-х годов отличалось плотно прилегающими лифами с очень узкими рукавами и высоким вырезом, часто отделанными на запястьях белыми оборками или кружевом. В начале десятилетия акцент делался на задней части юбки с рюшами, воланами и украшениями, такими как банты, толстые, богатые ткани и отделка.В середине десятилетия на короткое время возродилась суета, которая была настолько преувеличенной, что дерриер горизонтально выступал из поясницы. К концу десятилетия суета утихла. Волосы на макушке собирались плотно и плотно завитками. Шляпы и кепки были соответственно маленькими и аккуратными, чтобы подходить к прическе.

Мужчины

Для мужчин все более популярными становятся костюмы для отдыха. Часто они были довольно тонкими, а куртки были расстегнуты или частично расстегнуты, обнажив жилет с высокими пуговицами и цепочку для часов. Ошейники были жесткими и высокими, с перевернутыми кончиками крыльев. Галстуки были либо завязаны узлом «четверо в руке», либо разновидностями галстука-бабочки, повязанного вокруг воротника.


1890-е годы

Женщины

В начале десятилетия женщины носили узкие лифы с высокими воротниками и узкими рукавами, как и в предыдущее десятилетие. Однако примерно с 1893 года рукава начали расширяться, приобретая форму бараньей ноги, которая была тугой в нижней части руки и расширялась в верхней части руки.Широкие плечи были модными, а горизонтальные украшения на лифе еще больше подчеркивали линию. Юбки носили в полный рост, простой трапеции. Мужской стиль и пошив одежды становились все более популярными, и женщины иногда носили воротник рубашки и галстук, особенно когда играли в гольф или гуляли. Волосы уложены высоко на макушке, в плотные кудри. Шляпы были маленькими или широкими, с большой отделкой, но обычно их носили прямо на голове.

Мужчины

Костюм-тройка для отдыха был очень популярен и регулярно носился с 1890-х годов, и все чаще стали иметь складки на передней части брюк. Пальто-сюртуки по-прежнему носили, но в основном пожилые или более консервативные мужчины. Воротники были накрахмаленные и высокие, с кончиками, прижатыми к крыльям, хотя к концу века воротники стали чаще опускать и носить в современном стиле с длинными завязанными узлами. Волосы были коротко подстрижены и обычно разделены на пробор. Густые усы были обычным явлением, а пожилые мужчины все еще носили бороду. Некоторые мужчины теперь стали гладко выбритыми.


Узнайте об истории моды с 1900 по 1970 год.

COVID-19 перевернули модные тенденции, но сохранятся ли они? История предлагает так

В течение многих лет я сопротивлялся соблазну спортивных штанов, от велюровых спортивных костюмов Juicy Couture 2000-х до бегунов Lululemon 2010-х.Но 2020 год сломил меня. Когда пандемия поразила США и стало ясно, что я буду ограничен своим домом, я запасся самыми мягкими и удобными спортивными штанами, которые я смог найти. Я живу в их уютных объятиях девять месяцев подряд.

И я далеко не один. Пандемия изменила отношение потребителей к одежде. Во-первых, мы покупаем меньше одежды. Ожидается, что в этом году доходы индустрии моды упадут на треть, что эквивалентно 640 миллиардам долларов упущенных продаж. Когда мы делаем покупки, мы покупаем самую повседневную одежду, которую только можем найти, например, пижамы, домашнюю одежду и, особенно, спортивные штаны.В апреле закупки спортивной одежды выросли на 80%, а поисковые запросы Google достигли 14-летнего максимума.

По мере приближения 2021 года перед индустрией моды встают большие вопросы. Смогут ли американцы отказаться от спортивных штанов, когда пандемия закончится? Или мода навсегда изменилась? Ответ до сих пор неясен, но чтобы понять, что мы можем надеть после кризиса, мы можем заглянуть в прошлое.

Обратная реакция против долговременного эффекта

Многие дизайнеры, в том числе Прабал Гурунг, Трейси Риз и Такун, сказали мне, что ожидают, что мода вернется на новый уровень после пандемии. Они считают, что люди захотят избавиться от серой бесформенной домашней одежды и снова вернуться в мир в гламурных модных нарядах. «Мода - это маятник, - говорит Стивен Колб, глава Совета модельеров Америки. «Он переходит из одной крайности в другую, и это повторится здесь снова».

[Фото: любезно предоставлено Такуном] Это уже случалось раньше. Например, во время Второй мировой войны женщины носили джинсы и комбинезоны, взяв на себя работу мужчин. Затем, в 1947 году, Кристиан Диор представил свою дебютную коллекцию, в которой были представлены облегающие жакеты, облегающие талии и юбки А-силуэта.Это был радикально женственный образ, который отвергал утилитарную мужскую одежду прошлых лет - и в этом была суть. Во всем мире женщины были в обмороке от этого стиля, получившего название «New Look», который стал доминирующим модным трендом конца 1940-х - начала 1950-х годов. «Внезапно все стали носить корсеты и пышные юбки, потому что они могли покупать ткань и снова быть модными», - говорит историк Кимберли Крисман-Кэмпбелл, автор предстоящего The Way We Wed .

На первый взгляд казалось, что маятник сильно качнулся.Но Крисман-Кэмпбелл говорит, что если присмотреться, история усложняется. В годы войны женщины стали носить брюки и другую одежду, которая раньше была предназначена только для мужчин. Эта тенденция сохранялась в последующие десятилетия. «После кризиса есть обратная реакция, но есть и долгосрочный эффект», - говорит она. «Оба эти утверждения могут быть правдой одновременно».

После этой пандемии некоторые люди, вероятно, откажутся от ультра-расслабленного взгляда на изоляцию, но переход к комфорту может сохраниться.«Людям, вероятно, действительно понравится переодеваться, когда они могут пойти на свадьбы и вечеринки, будучи лишенными этого», - говорит Крисман-Кэмпбелл. «Но в то же время многие из этих изменений останутся с нами».

Внешний вид изоляции не нов.

Отчасти случайность, вероятно, останется здесь, потому что она является продолжением более ранней тенденции. Мы видим это в том, что считается подходящим для офиса, от костюмов 90-х до хаки 2000-х. В последние годы некоторые работники, особенно белые мужчины в творческой или технической сферах, чувствовали себя комфортно в толстовках и джоггерах на работе.

Во время пандемии было логично, что мы использовали этот образ, поскольку многие люди хотели носить удобную одежду, поскольку они работали из дома. Важно отметить, что цепочка поставок уже была налажена, чтобы легко производить больше этой одежды. Когда такие дизайнеры, как Миша Нону и Тхакоон, осознали, что потребители хотят пота, они смогли перейти к их производству, потому что материалы были широко доступны, а фабрики знали, как их производить.

Это происходит не в первый раз.В моменты кризиса мода меняется, чтобы соответствовать текущим потребностям, но, как правило, опирается на уже существующие тенденции. Например, во время Французской революции на вас могли напасть за то, что вы одевались как богатый аристократ, поэтому женщины перешли на более простые белые платья. Эти образы на самом деле впервые появились в 1780-х годах, за десятилетие до революции, но их носить внезапно стало более целесообразно с политической точки зрения. Кроме того, было труднее найти материалы, необходимые для более роскошных платьев.«Если эти исторические примеры будут нам полезны, то мы не будем ожидать совершенно новой моды после того, как выйдем из COVID, а скорее будем преувеличивать тенденции, которые уже существовали до марта», - говорит Валери Стил, директор музея в Технологический институт моды.

Более экологичная одежда

Исторически крупные мировые события изменили эстетические предпочтения, но они также потрясли производство. Например, во время Второй мировой войны женщины просто не могли сшить одинаковые платья, потому что были развернуты фабрики по производству хлопковой униформы и шелковых парашютов.

[Источник изображения: Leon_Cheung / Blendswap (базовая сетка глобуса)] Мы наблюдаем похожее нарушение в настоящее время. Блокировка заставила фабрики и магазины закрыться на длительные периоды времени. В результате многие дизайнеры решили сделать меньше коллекций и растянуть одну коллекцию на многие месяцы. Со своей стороны, потребители просто не покупают столько одежды. Крисман-Кэмпбелл считает, что эти сдвиги могут ускорить появление другой тенденции в моде: устойчивости.«Пандемия, как и война, усилит тенденции, которые уже имели место, а также нарушит нормальную работу индустрии моды», - говорит она. «Несколько лет назад мы все говорили о том, насколько быстрая мода вредна для планеты и рабочих. Пандемия обострила эти проблемы ».

Ахим Берг, глава McKinsey по производству одежды, моды и предметов роскоши, говорит, что в последнее десятилетие модная индустрия работает над тем, чтобы стать более экологичной, но есть мнение, что большие перемены требуют времени.Пандемия опровергла этот аргумент. «Отраслевые эксперты говорят, что мы не можем заставить потребителей изменить свое поведение и не можем рассчитывать на поддержку со стороны правительства», - говорит Берг. «Посмотри наружу: мы можем многое».

Все это, вероятно, повлияет на развитие моды в ближайшие несколько лет. Вполне возможно, что потребители приспособятся к меньшему количеству одежды. А те, кто хочет носить более эффектные, гламурные вещи, могут выбрать использование сайтов проката одежды или покупку секонд-хенда - две бизнес-модели, появившиеся за последнее десятилетие.

Но в конечном итоге Стил из FIT говорит, что следующий этап эволюции моды действительно будет зависеть от нашего индивидуального выбора. Моменты глобального кризиса создают возможность для серьезных изменений, но то, как они проявятся, зависит от ценностей обычных потребителей. Если пандемия положит конец дикому чрезмерному потреблению, которое было отличительной чертой индустрии моды, то это произойдет потому, что мы с вами сделаем сознательный выбор покупать меньше. «Как ни странно, это мы, обычные люди, обладаем большей властью в индустрии моды, чем знаменитости, дизайнеры или те, кто решает, идти ли нам на войну», - говорит Стил.«Это действительно сводится к тому, что делают потребители. Если у них есть деньги на покупку одежды, будущее отрасли зависит от ценностей, которые важны для этих людей ».

COVID-19 переворачивает индустрию моды с ног на голову: NPR

Пандемия имеет серьезные последствия для мира моды. Это может быть хорошо, потому что быстрая мода может быть разрушительной для окружающей среды.

LULU GARCIA-NAVARRO, ХОЗЯИН:

Пандемия меняет моду.Элеонора Бердсли из NPR говорит, что доказательство было продемонстрировано на Парижской неделе моды.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

ELEANOR BEARDSLEY, BYLINE: Модели расхаживали не по подиуму, а вдоль реки Сены в этом виртуальном шоу от дизайнера Ами. Покупателя не видно - все смотрят онлайн. Просмотр коллекций только по предварительной записи - еще один способ свести к минимуму социальное взаимодействие во время Недели моды в Париже. Журналист Джессика Мишо говорит, что пандемия побудила отрасль пересмотреть себя.

ДЖЕССИКА МИКО: Мы говорим о сезонах. Мы говорим о продажах. Мы говорим о циклах моды. Имеет ли смысл делать то, что мы делаем, так, как мы это делаем?

БЕРДСЛИ: Писательница и бывшая модель Дана Томас говорит, что мир моды менял четыре сезона в четырех главных столицах моды - Париже, Нью-Йорке, Лондоне и Милане. Но с появлением массового производства недорогой, скопированной дизайнером одежды, известной как «быстрая мода», ситуация резко возросла.

ДАНА ТОМАС: И все время были концерты в самых отдаленных местах - Капри, Палм-Спрингс, Лиссабон, Гавана. Итак, все сели в самолет, чтобы совершить кругосветное путешествие на одно шоу, а затем вернуться домой.

BEARDSLEY: Углеродный след был огромен. Дизайнеры были на беговой дорожке. Томас сказал, что это все из-за давления со стороны розничных продавцов быстрой моды, таких как Zara и H&M, которые выпускают миллионы дешевых копий. Ее последняя книга «Fashionopolis: Цена быстрой моды и будущее одежды» глубоко анализирует последствия для окружающей среды и человечества.

ТОМАС: Если бы вы знали, что ваши синие джинсы были сделаны 14-летним босиком, стоящим на необработанном дереве, получившим занозы в ногах и не получающим сверхурочной работы, работая семь дней в неделю, вы могли бы дважды подумать о своих джинсах. - или что они были окрашены синтетическим индиго, содержащим цианид и формальдегид и смываемым в водные системы. Вы можете подумать дважды.

BEARDSLEY: Пандемия стала своего рода кнопкой перезагрузки для отрасли, - говорит Паскаль Мурье, который ведет телешоу о моде, транслируемое на четырех языках.

ПАСКАЛЬ МУРЬЕ: (Через переводчика) Мы давно знаем, что мода - одна из самых загрязняющих отраслей на планете. Но теперь люди хотят знать, откуда взялись вещи и где они заканчиваются.

BEARDSLEY: В антиутопическом видео восходящая звезда дизайна Марин Серр продемонстрировала свою новую линию, созданную частично с помощью процесса, называемого апсайклинг, когда подержанная одежда стирается и обдирается для создания нового стиля.

(КРОССТАЛК)

BEARDSLEY: Хелен Ламберт Кеннеди - давний покупатель международных универмагов.После пандемии она перенесла всю свою бизнес-модель в онлайн. Ламберт говорит, что больше нет необходимости бегать по всей планете.

ХЕЛЕН ЛАМБЕРТ КЕННЕДИ: И я не думаю, что мы вернемся туда, где мы были. Будут кардинальные изменения. Настоящий мир моды не должен быть быстрой модой.

BEARDSLEY: Мы покупаем в пять раз больше одежды, чем поколение назад, - говорит автор Томас. И среднюю одежду надевают всего семь раз, прежде чем выбросить. Поэтому она говорит, что потребители должны быть частью решения.

ТОМАС: Просто мелочи вроде ремонта и повторного износа. Магазин секонд-хенд. Поменьше думайте о том, чтобы стирать одежду и стирать ее в холодной воде.

БЕРДСЛИ: Томас говорит, что, делая покупки с умом и продлевая срок службы нашей одежды, мы можем уберечь ее от попадания на свалки. Элеонора Бердсли, NPR News, Париж.

Авторские права © 2020 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создано Verb8tm, Inc. в срочном порядке. , подрядчик NPR, и произведен с использованием запатентованного процесса транскрипции, разработанного с NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Как изоляция от Covid-19 повлияет на наши модные тенденции?

ПОСЛЕ КРИЗИСА НАХОДИТСЯ УСИЛЕНИЕ

После кризиса наступает праздник. Возможно, сейчас мы тушимся в одиночестве, плача в последний домашний суп, но пьяная радость обретения свободы после того, как все это закончится, может быть параллельна радости прошлых кризисов.Жизнь превратится в разноцветное изумление шумных улиц, торжественных вечеринок и торта.

Подобно тому, как Кристиан Диор представил новый образ в стиле «New Look» после Второй мировой войны, мода пост-корона могла последовать его примеру в виде широких ярких тканей, максималистских форм, смелых координат и неограниченных силуэтов. Однако отличие от последних тенденций будет заключаться в изменении нашего мышления. Мы, вероятно, почувствуем одновременно и побои, и облегчение. Может возникнуть чувство безотлагательной необходимости максимально использовать наше здоровье, свободу, жизненную силу и, надеюсь, нашу Землю, и этот образ находится гораздо ниже в нашем списке приоритетов.Поэтому нам могут потребоваться легкие в носке, прочные вещи, которые будут сопровождать нас через циклическую цепочку событий - драгоценное время не будет потрачено зря на суету из-за хлипкого платья-кроссовера.

Мы создания привычки с менталитетом стаи, на нас всегда будут влиять действия других. Но, возможно, это глобальное закрытие будет иметь одно преимущество: остановка разросшейся индустрии моды может вызвать у покупателей чувство осознания фактической неуместности активного следования трендам.Возможно, мы знали, но не осознавали тот факт, что жизнь и общество, какими мы их знаем, хрупки, что нам просто повезло, что у нас есть основы - здоровье, семья, дом, еда - а не платье Z *** или Холмс Брэдиган. .

Теперь мы были вынуждены признать это. Обрушившийся на нас экономический кризис должен был превзойти кризис Великой депрессии. Мы можем быть привлечены к праздничным нарядам в разгар нашей победы после короны, но без располагаемого дохода, чтобы запастись тенденциями быстрой моды, нам придется инвестировать в более необходимые товары и более творчески подходить к тому, что у нас уже есть.Это означает потенциальное возвращение навыков шитья, изготовления изделий на срок службы, а не на минутку, творческих новаторских концепций и искусства смены гардероба.

Придется обратить время на массовое производство одноразовых товаров (по крайней мере, пока наши кошельки не восстановятся), и эти тяжелые времена, к сожалению, оставят многие бренды на обочине. Мы уже были свидетелями закрытия множества магазинов по всему миру, падения цен на акции, отмены показов мод и перенесенных мероприятий.Произойдет огромная перетасовка, перезапустив всю отрасль. Чтобы оставаться на плаву, бренды должны быть сообразительными и устойчивыми. Это оставляет нас и наше собственное творчество, охваченное домашней лихорадкой. Когда доска правил разбирается, все идет. Мода могла вернуться к своей основной красоте, выражению индивидуальности. И в процессе мы можем надеяться, что наша Земля сможет еще немного подлечить.

Модных торговых площадок и COVID-19 | McKinsey

McKinsey провела виртуальный круглый стол с группой руководителей индустрии моды в рамках серии ответов Webex на тему «Одежда, мода и роскошь» на COVID-19.Ниже участники дискуссии делятся своими взглядами на то, как индустрия моды, вероятно, будет развиваться в свете кризиса и что потребуется для перехода к следующему нормальному состоянию.

COVID-19 - это , в первую очередь, человеческая трагедия. По мере увеличения числа погибших во всем мире медицинские работники продолжают рисковать своей жизнью, чтобы бороться с кризисом на передовой. Решение этой гуманитарной проблемы, конечно, является высшим приоритетом, и многое еще предстоит сделать в глобальном масштабе для реагирования и восстановления.

Помимо озабоченности по поводу реального воздействия на человеческие жизни, компании в каждом секторе борются с неопределенным будущим, работая над разработкой решений, которые наилучшим образом подходят для их уязвимых сотрудников, клиентов и поставщиков, и индустрия модного рынка не защищена .

Группа McKinsey's Apparel, Fashion & Luxury в Европе провела виртуальный круглый стол с европейскими руководителями ведущих компаний, связанных с цифровой модой, об их опыте управления операциями в условиях изоляции.Среди участников дискуссии были Максимилиан Биттнер, главный исполнительный директор Vestiaire Collective; Стефан Эдл, руководитель отдела трансформации розничной торговли и моды DACH в Facebook; Борис Эвенштейн, старший вице-президент по снабжению Zalando; Стефани Фейр, директор по работе с клиентами Farfetch; и Альберт Серрано, генеральный директор Veepee, группы, представляющей целый ряд категорий и сегментов: недорогие игроки, люксовые компании, социальные сети и цифровые рынки. Команда McKinsey, в которую входили Ахим Берг, Карл-Хендрик Магнус, Антонио Гонсало, Мириам Лобис и Ханна Грабенхофер, разработала и руководила беседой и последующими вопросами и ответами.

Участники дискуссии предлагают взгляды на основные трудности, с которыми они сталкиваются, меры, которые оказались наиболее успешными в смягчении воздействия вируса на людей и бизнес, и то, как их операционные приоритеты менялись на разных этапах пандемии.

Они согласны с тем, что кризис ускорил использование цифровых технологий, и полагают, что появившиеся возможности и сдвиги парадигм сохранятся в посткризисный период. Компании будут общаться, взаимодействовать и взаимодействовать с клиентами по-новому.В то же время потребление меняется. Поскольку потребители ищут цель и устойчивость, миссия компании становится как никогда важной. И поскольку следующая норма уже существует, модные компании должны быть готовы к инновациям.

Стенограмма интервью

McKinsey: Давайте начнем со вступительного слова каждого из вас. Вы все занимает уникальное положение: вы тесно связаны как с потребителями, так и с брендами и получаете информацию из множества источников.Как прошли для вас прошедшие недели?

Стефани Фейр, Farfetch: За последние четыре-шесть недель мы пережили беспрецедентную серию событий. Это в первую очередь гуманитарный кризис, и мода не в центре внимания потребителей - они в первую очередь обеспокоены здоровьем. Но в последнее время они снова стали покупать моду - будь то развлечение, страсть или способ повеселиться. А онлайн-игроки увидели, что кривая спроса соответствует состоянию кризиса.В Farfetch мы думаем о том, как мы можем справиться с этим кризисом в краткосрочной перспективе, а затем перейти к долгосрочному. Мы поняли, что вам нужно вернуться к своей миссии. Почему ты имеешь значение? Что вы стоите? Продажи должны быть только результатом ответов на эти вопросы.

Борис Эвенштейн, Заландо: Следующее нормальное явление - я разговариваю с вами из спальни своей дочери. Ситуация представляла собой смесь шока и возможностей. В январе / феврале мы рассматривали риски со стороны предложения.Как мы обеспечиваем надлежащее функционирование нашей логистики и наличие достаточного количества продукции и продукции для поставки? Затем был март, и ситуация изменилась, когда мы столкнулись с проблемой слишком большого количества акций. Это был огромный поворот: от потенциально слишком малого до слишком большого. Мы наблюдали аналогичные колебания в плане планирования. В январе и феврале дела велись, как ожидалось. В марте спрос иссяк. Но после 30 марта картина снова изменилась. Люди, которые раньше покупали офлайн, теперь переходят в онлайн.Из 32 миллионов наших активных клиентов по состоянию на 31 марта 17 процентов являются новыми (по сравнению с прошлым годом). Незадолго до Пасхи мы продали один миллион товаров в рамках нашей партнерской программы прямых продаж, что более чем на 100 процентов больше, чем в прошлом году. Аналогичным образом с февраля по март число новых участников партнерской программы выросло на 150%.

Есть потрясения и возможности для игроков моды.

Альберт Серрано, Випи: Все о людях.Вначале вы хотите понять, как поживают ваши люди и как вы можете их поддержать. Наш бизнес перегружен логистикой, и люди работали в регионах, сильно пострадавших от кризиса. Они были нашим главным приоритетом. Во-вторых, для бизнеса с низкими ценами нужен спрос. Январь и февраль были для нас трудными, но сейчас дела идут хорошо: у нас появляется все больше и больше брендов, потому что у них много запасов - новые клиенты, новые предложения. Но есть большой вопрос, как это будет развиваться.

У нас появляется все больше и больше брендов - новые клиенты, новые предложения.Но есть большой вопрос, как это будет развиваться.

Максимилиан Биттнер, Коллектив Vestiaire: Для нас смена началась в январе, так как у нас есть бизнес в Гонконге. В последние четыре-пять недель он усилился. Это интересное время, потому что мы взаимодействуем с потребителями как со стороны покупателя, так и со стороны продавца. Потребительские продажи на нашей платформе упали во время первой блокировки, но теперь, когда люди поняли более важные вещи, они покупают снова.А сейчас продажи ускоряются. Мы на 15–20 процентов выше уровня февраля и сейчас переживаем рекордные дни. Мы видим аналогичную картину со стороны продаж. У истории всегда есть две стороны, и сторона перепродажи сейчас гораздо серьезнее, поскольку продавцы испытывают неуверенность и финансовые затруднения. В этой ситуации они счастливы, что могут монетизировать свой гардероб.

На нашей платформе мы говорили не о скидках, а о сообществе. Люди увлечены принадлежностью и единством.Мы начали серию благотворительных распродаж с разными профилями, в том числе с Кейт Мосс, чтобы собрать деньги, которые оказались очень успешными.

Мы говорили не о скидках, а о сообществе. Люди увлечены принадлежностью и единством.

Стефан Эдл, Facebook: Я был удивлен тем, насколько быстро люди адаптировались к работе из дома. Существует большой спрос на цифровую аналитику, и компании хотят быстрее переключиться на предлагаемые нами продукты.Использование значительно выросло. Время, проведенное в Instagram, быстро увеличивалось, как и количество отзывов. Налицо явный сдвиг в сторону покупок в Интернете. Бренды новаторские - примеры включают рекламу услуг консьержа для клиентов или прямые продажи через Facebook.

McKinsey: Что работает в следующем нормальном состоянии? Как вы генерируете трафик и активируете потребителей?

Stephanie Phair: Работает то, что люди хотят подлинного общения от компании.Они хотят покупать у компаний, у которых есть миссия. Farfetch переориентировался на свои основные ценности. Мы основали компанию после финансового кризиса, чтобы объединить небольшие компании, у которых есть отличный кураторский ассортимент и которые должны получить широкую аудиторию. Это заявление о миссии сейчас не может быть более важным. Таким образом, мы действительно подчеркиваем человеческий аспект и историю. Мода - это продукт, но также требуется, чтобы куратор, под которым я имел в виду бутики и бренды (создателей), придавал продукту значение. Ключевые моменты - это повествование, смысл, цель.

Люди хотят искреннего общения и покупок у компаний с миссией. Farfetch переориентирует свои основные ценности.

Этот подход работает, и у потребителей более широкий кругозор, в том числе о покупках на местном уровне. Они думают о мелких розничных продавцах. Наши партнеры нуждаются в нас, чтобы монетизировать их акции и рассказать их историю. Гибкость нашей бизнес-модели означает, что компании могут работать через нас. Мы для них деловой партнер.

McKinsey: Существуют также специальные программы для поддержки небольших предприятий розничной торговли. Каковы их требования?

Stephanie Phair: Мы обслуживаем независимых розничных продавцов, крупных розничных продавцов, брендов. Это многогранно. Наши партнеры осознают силу нашей бизнес-модели, особенно в то время, когда они не могут физически приветствовать своих клиентов в своих магазинах. COVID-19 может ускорить переход к цифровым технологиям в сфере роскоши. Теперь бренды действительно хотят найти отличного партнера, который будет с ними работать.22 февраля компания Harrods представила платформенные решения Farfetch, и, поскольку они, к сожалению, не могут открыть свой розничный магазин, они по-прежнему могут обслуживать своих клиентов. И что-то есть в инновациях. Если вы занимаетесь технологическим бизнесом, это ваша ДНК. Есть большой спрос на инновации для стартапов. Бренды задаются вопросом, как они могут использовать технологии для продолжения дизайна. Мы связываем их со стартапами с 3D-дизайном, цифровыми выставочными залами.

Таким образом, мы помогаем двумя способами: напрямую потребителю и технологически.

Борис Эвенштейн: Во-первых, социальная среда - это вопрос не только каналов, но и тона голоса. Во-вторых, мы действительно хотим оказать поддержку брендам и розничным продавцам во время кризиса: мы хотим поддержать все виды модных брендов, дизайнеров и розничных продавцов, пострадавших от последствий кризиса коронавируса, и усилить разнообразие отрасли. Вот почему Zalando теперь предлагает немедленные решения для увеличения ликвидности, устранения избыточного запаса, а также запуска или расширения бизнеса напрямую к потребителю.Для партнеров малого и среднего размера мы будем продвигать видимость на местах на сумму 5 миллионов евро через Zalando Marketing Services до конца 2020 года, потому что мы считаем, что наша партнерская программа - лучший способ для небольших брендов представить свои творения миллионам клиентов.

Мы брали кредиты, чтобы быстрее расплачиваться с партнерами. Мы также инициировали меры для обычных розничных продавцов, чтобы поддержать часть их бизнеса во время блокировки. До 31 мая партнеры по программе Connected Retail могут продавать через платформу без уплаты комиссионных. Это привело к тому, что только за пасхальные выходные было продано около 35 000 товаров в обычных магазинах. На данный момент мы подключили к платформе Zalando более 1500 офлайн-магазинов. За последние две недели мы получили более 160 запросов от розничных продавцов на присоединение к программе, в результате чего в ближайшие недели сеть Connected Retail увеличится более чем на 1500 магазинов. Мы видим, как наша партнерская программа ускоряется благодаря предложениям, направленным непосредственно потребителям. С начала кризиса мы наблюдаем, как существующие партнеры расширяются гораздо быстрее, чем первоначально предполагалось: количество стран, на которые расширились партнеры по брендам, утроилось.

McKinsey: Какие изменения вы наблюдаете в результате кризиса?

Максимилиан Биттнер: Дело не в том, чтобы просто поддерживать работу машины потребления. Это событие меняет наш мир и то, что люди считают важным. Это тревожный сигнал. Устойчивое развитие становится все более важной частью процесса принятия решений. Люди больше осознают, что они покупают и какое влияние оказывает этот продукт - этическая сторона выходит на первый план.И экономический эффект будет очевиден. Мы не видели больших падений цен. Но потребители могут торговать вниз, как это было в 2008 году, когда люди перешли на более дешевые каналы покупки продуктов и больше никогда не возвращались назад. Мы считаем, что можем внести положительный вклад, потому что мы - машина продаж, которая дает людям возможность монетизировать свои гардеробные и объединяет людей по всему миру, чтобы помочь им преодолеть этот кризис.

Это событие меняет наш мир и то, что люди считают важным.Это тревожный сигнал. Устойчивое развитие становится все более важной частью процесса принятия решений.

Альберт Серрано: Чем мы отличаемся? Возвращаясь к нашему основному бизнесу. А не цена всегда была нашей основой. Бренды просят нас работать с ними в этой области. Хотя может быть «война скидок», мы думаем, что у нас есть преимущества в этом мире. То, как вы продаете со скидкой, гораздо важнее, чем сами продажи. Будет много конкуренции, но также вдвое больше акций, и мы предлагаем игрокам возможность справиться с этой ситуацией.

Boris Ewenstein: В связи с тем, что повседневная жизнь большинства из нас меняется так сильно, мы наблюдаем сдвиг в покупательском спросе и рост объемов домашней одежды, средств по уходу за кожей и спортивных товаров. Продажи одежды для йоги резко выросли за последние недели, удвоив прошлогодние продажи за тот же период. Доля существующих покупателей, впервые купивших у нас спортивную одежду, также увеличилась вдвое по сравнению с прошлым годом. В связи с растущим спросом на спортивную одежду Zalando запустила свою первую в истории удаленную маркетинговую кампанию #TogetherIAmStrong, вдохновляющую покупателей оставаться активными дома.

McKinsey: О чем там думают люди? Когда у потребителей снова появится аппетит к моде? Когда настроения потребителей вернутся в норму?

Stefan Edl: Аппетит уже есть. Некоторые категории растут: домашняя одежда, спорт, повседневная одежда. Компании должны общаться искренне. Итак, вопрос в том, как вы производите контент? Мы рекомендуем для этого приложения. Как рассказывать разные истории? Как вы используете существующий материал? Восстановление зависит от того, насколько быстро компании смогут адаптироваться, и каждый должен адаптироваться.Важно формировать реалистичные ожидания в отношении доставки продукта, надежности продукта и т. Д. Вы должны быть ориентированы на клиента.

Восстановление зависит от того, насколько быстро предприятия смогут адаптироваться, а это должно быть у всех.

McKinsey: Участники этого виртуального круглого стола много спрашивали нас о скидках. Мы провели некоторый анализ на основе MGFI (McKinsey Global Fashion Index), который показывает, что в сезоне весна / лето 2020 года избыток запасов составит около 35–45 млрд евро.Какие уровни дисконтирования потребуются, чтобы избавиться от этого избытка запасов?

Стефани Фейр: Очевидно, сейчас наблюдается скопление запасов; мы помним 2008 год и то, как большие универмаги тогда пользовались огромными скидками. Прямо сейчас наши бутики-партнеры предоставляют 25-процентную скидку на нашем сайте. Farfetch соответствует этому, отказываясь от 25% нашей оплаты бутикам за продажу через нашу торговую площадку. Но есть некоторые системные проблемы в том, что происходит в моде. Крупные неконтролируемые оптовые игроки, похоже, больше не работают.В модной экосистеме есть фундаментальные проблемы, о которых нас заставляет задуматься этот кризис. Бренды хотят пойти на уступки (офлайн или онлайн). Они хотят иметь больше контроля. Потребители мотивированы ценой, а экономические агенты в ответ снижают цену. Но эту возможность следует использовать, чтобы переосмыслить модный бизнес: устойчивость, больше никакого перепроизводства. Эта возможность изменить бизнес не должна быть упущена.

Этот кризис заставляет задуматься о фундаментальных проблемах экосистемы моды.

Boris Ewenstein: После открытия магазинов скидки, вероятно, будут огромными. Сейчас мы пытаемся помочь нашим брендам снизить давление на акции. Платформы ускоряются. Мы хотим помочь нашим партнерам занять лидирующие позиции в их платформенном бизнесе. Наш недорогой канал Zalando Lounge предлагает консигнационные предложения и заботится об исполнении заказов. Мы также создаем специальное мероприятие по продажам для партнеров, которое состоится в начале мая, чтобы они могли снять часть своего немедленного дефицита запасов.

Как только магазины откроются, скидки, вероятно, будут огромными.

McKinsey: Давайте поговорим о маркетинговом бюджете. Пришло время увеличить его или вместо этого инвестировать?

Stefan Edl: Зависит от марки. Но в целом да, пришло время инвестировать - в свой бренд и маркетинг в электронной коммерции. Не пренебрегайте правильным измерением KPI и используйте автоматизацию. Наличие систем предоставляет эти возможности, и компании должны убедиться, что они устанавливают правильные цели для своих кампаний.

McKinsey: Наш анализ показывает, что с апреля по сентябрь от 35 до 40 процентов всех продаж будет происходить через Интернет. Но возникает вопрос: останутся ли цифровые технологии навсегда?

А если заглянуть в будущее, когда у нас снова будет первый нормальный сезон?

Stephanie Phair: Цифровые технологии никуда не денутся? Абсолютно. Он уже рос, и это, вероятно, ускорит его. Я не думаю, что мы вернемся к нормальной жизни, и надеюсь, что мы не упустим эту возможность, используя отзывы потребителей, чтобы двигать отрасль в правильном направлении и выполнять наши миссии.

Boris Ewenstein: Я очень рад нашим совершенно новым партнерам, но также и клиентам, которые никогда раньше не покупали у нас или даже не делали покупки в Интернете. Люди говорят, что наш бренд ориентирован на молодых покупателей, но сейчас это восприятие меняется.

Нормальность для мега-победителей отрасли может появиться весной / летом 2021 года, что принесет им более нормальное, планируемое будущее. Для игроков меньшего размера это сложнее.

Albert Serrano: Важно понимать, что индустрия моды наполнена небольшими брендами, и многие из них не выживут, особенно в странах, где рынок недостаточно велик.В Южной Европе цифровые технологии не так популярны, как в других местах. Идея вернуться к нормальной жизни будет другая, и брендов будет меньше.

Важно понимать, что индустрия моды полна небольших брендов, и многие из них не выживут, особенно в странах, где рынок недостаточно велик.

Максимилиан Биттнер: Мир, в котором мои родители, которым уже за 70, просят о чатах Zoom со своими внуками, - это ускоренный курс по оцифровке.А как только вы приобрели новые привычки, от них трудно избавиться. Все возвращается в норму? Я не знаю, что такое нормально. Сможем ли мы путешествовать за границу в ближайшие месяцы? Приедут ли китайские туристы в Париж в ближайшие шесть, десять или двенадцать месяцев? Я в этом сомневаюсь. Новый нормальный будет другим.

Stefan Edl: Больше цифровых технологий несомненно. Люди также изменят свое поведение и станут внимательнее относиться к путешествиям и т. Д. Но я с нетерпением жду инноваций: дела ускоряются, и компании очень открыты для разработки новых решений.

Когда мы вернемся к нормальной жизни? Надеюсь, это будет середина 2021 года, по крайней мере, для Германии. Мы увидим по всему миру.


Краткое изложение основных уроков и передовых практик для процветания в новой среде:

  • Сосредоточьтесь на миссии вашей компании и подчеркните ее заново. Потребители ищут цель в этом мире неопределенности. Сохранение верности тому, кто вы есть как бренд, является подлинным и придает вашим продуктам ценность.
  • Ускорьте цифровые преобразования. Поведение потребителей, вероятно, изменится в долгосрочной перспективе, а онлайн-каналы и социальные сети будут набирать обороты даже сразу после непосредственного кризиса COVID-19. Важно переоценить цифровое позиционирование вашей компании, расширить возможности, инвестировать в маркетинг и найти надежных партнеров для сотрудничества.
  • Повысьте ценность своих продуктов и избегайте резких скидок за счет инновационных подходов, таких как вторичная переработка, повторное использование товаров для разных сезонов или использование незаметных каналов снижения цен.
  • Продвигайте цели своей компании в области устойчивого развития , поскольку потребители все больше осознают экологические цели по мере того, как мы выходим из кризиса.
  • Воспользуйтесь этой возможностью, чтобы переосмыслить, как должен выглядеть жизненный цикл моды. с точки зрения скорости, перепроизводства и потребления, чтобы изменить ситуацию к лучшему.

Глобальный рынок этической моды 2020-30: рост и изменения COVID-19

Дублин, 17 декабря 2020 г. (GLOBE NEWSWIRE) - Отчет «Отчет о мировом рынке этичной моды 2020-30: рост и изменения COVID-19» был добавлен в ResearchAndMarkets. com .

Ожидается, что мировой рынок этической моды сократится с 6,35 млрд долларов в 2019 году до 6,14 млрд долларов в 2020 году при среднегодовом темпе роста (CAGR) -3,24%. Снижение в основном связано с замедлением экономического роста в разных странах из-за вспышки COVID-19 и мер по ее сдерживанию. Затем ожидается, что рынок восстановится и достигнет 8,25 млрд долларов в 2023 году при CAGR 10,33%.

Рынок этичной моды состоит из доходов, получаемых заведениями, которые в основном занимаются проектированием, производством, розничной продажей и покупкой модной одежды, соответствующей этическим нормам.Этическая мода - это разработка и производство одежды, которая заботится о людях и сообществах, сводя к минимуму воздействие на окружающую среду. Он фокусируется как на социальном, так и на экологическом воздействии моды, а также на улучшении условий труда рабочих.

Азиатско-Тихоокеанский регион был крупнейшим регионом на рынке киберспорта в 2019 году. Ожидается, что в прогнозируемый период Северная Америка будет самым быстрорастущим регионом.

Природные ресурсы используются в качестве альтернативы сложным и отрицательно влияющим на химические свойства тканям.Ядовитые химические вещества, такие как хром, широко используются в процессе дубления кожи. Чтобы решить проблемы с токсичными химическими веществами, Кармен Хиджоса, основательница Ananas Anam, разработала «Пинатекс», альтернативу натуральной коже, изготовленную из целлюлозных волокон, извлеченных из листьев ананаса, в качестве альтернативы ей и другим тканям на нефтяной основе. Промышленный процесс, используемый для создания Пинатекса, производит биомассу, которую можно превратить в удобрение, которое фермеры могут внести в почву для выращивания следующего урожая ананасов.Использование натуральных и экологически чистых материалов - актуальная тенденция в швейной промышленности.

Рынок этичной моды, рассматриваемый в этом отчете, разделен по типам на справедливую торговлю; без жестокого обращения с животными; экологически чистый; благотворительные бренды. Он также делится по продуктам на органические; искусственный / регенерированный; переработанный; естественный и конечный пользователь в мужчин; женщины; Дети.

Этическая мода становится все более популярной во всем мире, однако высокая стоимость ткани препятствует росту рынка этичной моды.Каждый предмет одежды где-то делается вручную на швейной машинке. Платежи людям во многом повлияют на стоимость одежды. Этично управляемые швейные предприятия хорошо платят своим сотрудникам и обеспечивают соблюдение важных прав человека для безопасной рабочей среды. Выбор производства с использованием этих этических мельниц значительно увеличивает затраты для брендов этичной моды.

В августе 2019 года Nike, Inc. - американская многонациональная корпорация, которая приобрела бостонскую компанию по прогнозной аналитике Celect за нераскрытую сумму.С приобретением Celect Nike значительно ускоряет цифровое преимущество, добавляя платформу, разработанную учеными мирового уровня. Celect - это облачная платформа для прогнозной аналитики, помогающая розничным торговцам оптимизировать запасы с помощью решений на основе данных.

Растущее осознание негативного воздействия текстильной промышленности на окружающую среду побуждает покупателей выбирать этичные модные материалы. Фермы, которые выращивают сырье, используемое для производства тканей, включая такие культуры, как хлопок, лен и конопля, нуждаются в большом количестве воды.Для производства всего 1 кг хлопка требуется до 20 000 литров воды. Для защиты этих культур некоторые фермеры используют большое количество пестицидов и гербицидов, которые попадают в окружающую среду. Промышленный вискоза, искусственная ткань из древесной массы, возникла в результате исчезновения многих старовозрастных лесов. В процессе превращения ее в ткань целлюлоза обрабатывается опасными химическими веществами, которые в конечном итоге попадают в окружающую среду. Учитывая эти процессы, наносящие вред окружающей среде, люди переходят на экологически чистые материалы, и этот фактор способствует росту рынка этичной моды.

Охватываемые рынки:

1) По типу: Справедливая торговля; Отсутствие жестокого обращения с животными; Экологичный; Благотворительные бренды
2) По продуктам: Органические; Искусственный / регенерированный; Переработанный; Natural
3) Конечным пользователем: Мужчины; Женщины; Kids

Упомянутые компании: Christian Dior SE; H&M AB; NIKE Inc; Adidas AG; Пакт

Страны: Австралия; Бразилия; Китай; Франция; Германия; Индия; Индонезия; Япония; Россия; Южная Корея; ВЕЛИКОБРИТАНИЯ; США

Регионы: Азиатско-Тихоокеанский регион; Западная Европа; Восточная Европа; Северная Америка; Южная Америка; Средний Восток; Африка

Временной ряд: Исторические данные за пять лет и прогноз на десять лет.

Данные: Соотношение размера рынка и роста по отношению к связанным рынкам, доли ВВП, расходы на душу населения,

Сегментация данных: Исторические и прогнозные данные по странам и регионам, рыночная доля конкурентов, сегменты рынка.

Для получения дополнительной информации об этом отчете посетите https://www.researchandmarkets.com/r/baywp5

О ResearchAndMarkets.com
ResearchAndMarkets.com - это ведущий мировой источник отчетов по исследованиям международного рынка и рыночных данных.Мы предоставляем вам самые свежие данные о международных и региональных рынках, ключевых отраслях, ведущих компаниях, новых продуктах и ​​последних тенденциях.

Research and Markets также предлагает услуги Custom Research, предлагая целенаправленные, всесторонние и индивидуальные исследования.

 КОНТАКТ: ResearchAndMarkets.com
Лаура Вуд, старший менеджер по прессе
[email protected]
В рабочие часы E. S.T звоните 1-917-300-0470
Для бесплатного звонка в США и Канаде: 1-800-526-8630
В рабочие часы по Гринвичу звоните + 353-1-416-8900
 

«Неряшливый стиль» - это модное заявление Covid-19.Но выживет ли он после блокировки? | Fashion

Прошлым летом ушла в декретный отпуск. Иногда в это время я лениво думал о том, что надену, когда вернусь на работу, и мое тело меньше походило на суфле. Несколько недель назад, когда этот момент, наконец, настал, я оказался в разгаре пандемии, все еще дома, в сабо из Биркенштока и спортивном костюме, испачканном йогуртом, без бюстгальтера и глядя в Zoom.

Коронавирус разрушил основы нашей повседневной жизни, и многие из нас, работающих дома, отреагировали на это, одевшись в удобную и комфортную одежду.То, что мы носим, ​​было одной из немногих вещей, которые мы можем контролировать. Итак, учитывая, что ограничения ослабляются намного быстрее, чем они были введены, как именно мы отразим эту новую свободу на нашей одежде?

Есть теории: великое открытие, скорее всего, начнется в разгар, как в канун Нового года - толпы в своих лучших воскресных костюмах и соответствующие маски опустошают пивные сады и тому подобное. Ожидайте также реакционный цвет и возможность впервые за долгое время надеть каблуки. Инсайдеры моды рассказали мне, что планируют выпустить оперные перчатки; что козырьки «позволяют полностью накрасить лицо».На самом деле, наши эластичные талии в лучшем случае будут похожи на джинсы. Одно дело одеваться для легкомыслия, а совсем другое - быть легкомысленным.

Мода обычно определяется циклами капитала, культуры и торговли. Пандемия прервала это, что привело к смене одежды, обусловленной обстоятельствами, а не тенденциями. Это, безусловно, относится к Лоуренсу Шлоссману, половине модного подкаста Throwing Fits. Он любит наряжаться, но, как он сказал мне, форма Шлоссмана для строгого режима придерживается исключительной, но очень специфической повседневности - шорты Patagonia, сабо Birkenstock Boston, - которые стали «способом сохранить одно в моей жизни последовательным, пока все остальное рушится вокруг меня".Если даже преданные приверженцы моды переодеваются, то это, безусловно, вещь.

Тем не менее, как все, включая пандемии, при капитализме превращается в товар, так и тенденции создаются, чтобы оправдать, объяснить и заявить права на определенные обстоятельства. А именно: GQ публикует статью, в которой пытается кодифицировать «неряшливый стиль» - мой спортивный костюм в пятнах йогурта - не просто как тренд, а как форму «силовой одежды». Говорят, мы стали нацией негодяев. Неудивительно, что они ссылаются на главного стратега Бориса Джонсона Доминика Каммингса в качестве его номинального главы.

Слово «неряха» (каким бы снобистским оно ни было) уже давно применяется к Каммингсу, которого постоянно фотографируют по пути на Даунинг-стрит в мятых белых рубашках, грязных спортивных костюмах и спортивных майках. Но помимо прихотей печально известного плутовщика, чувство одевания соответствует настроению прямо сейчас - что неплохо. Большинство из нас органично реагирует на давление и требования жизни, не говоря уже об устранении - для некоторых - необходимости одеваться в униформу, формальную или нет.

Эта повседневная культура является частью более широкого, смежного с привилегиями момента, когда мы ищем новые способы выглядеть хорошо, но при этом комфортно, не предавая при этом великого уровня, который якобы поставила пандемия. Однако правда в том, что некоторые из нас могут одеваться, а другие нет, и эта реальность может вновь заявить о себе, когда исчезнет изоляция - это станет полностью очевидным, когда больше людей вернется в общую рабочую среду.

В отличие от измученных работников NHS в выходной день или измученных родителей, которые теперь работают из дома, и задолго до Covid-19, Каммингс имел привилегию одеваться так, как он хочет, и за это время заработал репутацию индивидуума.В этом ему помогают искаженные кодексы моды: мы полагаем, что его одежда для серфинга Finisterre должна подходить для Вестминстера, фактически становясь выражением его статуса. Когда намекают на формальность (белая рубашка, конечно, неопрятная), эта сила становится еще более очевидной.

Такое непонимание допустимо из-за той роли, которую Каммингс сыграл для себя в политике, и, кроме того, он просто применил то, что исследователи Гарварда называют «эффектом красных кроссовок»: идея, что если кто-то достаточно смел, чтобы носить красные кроссовки комната, полная костюмов, мы склонны их слушать, потому что они должны быть важны, если им сойдет с рук их ношение.Эта идея сильна в Кремниевой долине - посмотрите на травмирующую коллекцию повседневной одежды Марка Цукерберга - и ранее была популярна среди гуру британской государственной политики, с желтыми футболками с V-образным вырезом Стива Хилтона, мыслителя голубого неба Дэвида Кэмерона, особенно Низкая точка.

Самозваные индивидуалисты всегда будут одеваться так, будто им все равно, в попытке построить миф. Вопрос для остальных из нас заключается в том, сохранится ли вновь обретенный комфорт, который мы могли найти в условиях изоляции, или же традиционные нормы одежды будут восстановлены.Это может показаться небольшой точкой в ​​общей схеме вещей, но жизненно важный вопрос о том, приведет ли коронавирус к другому миру, относится к одежде так же, как и ко всему остальному, независимо от того, насколько вы можете дистанцироваться от моды.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *