Мода в 18 веке: Женская мода начала ХХ века. 1908-1914. Закат «Прекрасной эпохи».

Женская мода начала ХХ века. 1908-1914. Закат "Прекрасной эпохи".

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • iOS & Android
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

Мода рубежа 19-20 веков: от историзма к модерну.

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • iOS & Android
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

трудности перевода – аналитический портал ПОЛИТ. РУ

Кринолин, корсаж, неглиже, камзол, шмиз, шлафрок, фонтаж, ангажант - такова лишь малая часть тех слов, которые были заимствованы русским языком в XVIII-XIX веках для обозначения различных деталей немецких, французских и английских костюмов, попеременно становившихся модными в России. Однако, несмотря на повсеместное заимствование названий для неизвестных ранее вещей, все это не делает перевод книг по истории костюма легким, и множество профессиональных терминов не имеют прямых аналогов в русском языке, по-прежнему взывая к эрудиции переводчика. "Полит.ру" публикует статью специалиста по истории костюма и кроя

Ольги Никитиной "Язык моды XVIII–XIX веков в русском культурном быту: трудности перевода", в которой разбираются некоторые сложные случаи перевода английских терминов в истории костюма на русский язык, объясняется история появления тех или иных понятий и таким образом прослеживается процесс формирования языка моды XVIII и XIX веков. Статья опубликована в журнале "Теория моды. Одежда. Тело. Культура" (2007. Вып. 5).

«Слова и вещи»

Мир костюма — это мир слов. Они звучат загадочно и необыкновенно для непосвященного человека. «Кринолин», «панье», «карако», «боа», «пет-ан-лер»[1] — слова иногда завораживают и привлекают раньше, чем сами вещи. Посредством слова происходит знакомство и понимание культуры, истории и бытовых традиций. Каждая культура создает свой язык костюма. В каждом языке есть поэзия и мудрость, и в любом названии заложен свой смысл и своя история. Но как донести поэзию и смысл языка чужой культуры без потерь и ошибок? С этой сложной задачей приходится справляться переводчику[2].

В русском языке слова, обозначающие детали одежды, ее формы, названия тканей и другие термины, которые можно объединить общей темой «костюм», в основном иностранные или производные от них, измененные на русский манер. Большая их часть пришла из французского языка вслед за французской модой в XVIII–XIX веках (корсаж, неглиже, камзол, шмиз[3]), много английских слов (блузка, гетры и др.

)

XVIII век — время формирования русской модной лексики. Европейское платье, «введенное в моду» указами Петра, было немецким или голландским вариантом французского, поэтому среди названий разных предметов этого нового стиля были в том числе немецкие слова (например, шлафрок). Продолжали пользоваться и лексиконом старого русского костюма, обозначая новую одежду по принципу внешней аналогии.

К середине 1720-х годов влияние французской моды, распространившись по Европе, захватило и русское высшее общество. Хотя попрежнему наиболее тесные связи, политические и родственные, у русского двора были с дворами немецких князей, французский язык и французский стиль становились все популярнее. И модницы петровского времени в письмах за границу просят привезти им «фонтанжи» и «ангажанты», а не «чепцы» и «оборки для рукавов». В 1730-е годы уже появляется сатирическая литература о щеголях, изъясняющихся на коверканом французском, который становится в это время языком модного света и моды.

Французский костюм всегда отличался чрезмерностью в отделке, сложным и тонким узором тканей. Английская мода, напротив, более сдержанная, строгая, приспособленная к прохладному климату. У российского европеизированного платья тоже были свои особенности. Иностранцы в течение всего столетия отмечали смешение стилей в русской моде: одного забавляло «безвкусное подражательство» французским обычаям, другого завораживало обилие золотых и серебряных кружев и галунов в одежде придворных, а третьего удивляло соседство на столичных улицах невиданных прежде меховых одеяний и клетчатых плащей, напоминавших о родной Шотландии.

Элементы английского стиля, возможно более близкого российским условиям, начали проникать в Россию в конце XVIII — начале XIX века, тогда же в русский язык пришло много английских слов, относящихся к костюму.

Русский язык всегда легко принимал новую лексику, подчинял ее своим грамматическим правилам, и только некоторое время спустя происходило настоящее осознание необходимости того или иного слова.

Насильственное исключение иностранных слов не имело успеха: всем известно о попытке славянофилов в начале XIX века заменять их кальками, например калоши называть мокроступами. Но живой язык нельзя изменить искусственно, слова рождаются и умирают с естественным ходом истории, и на смену им приходят другие.

При такой гибкости и открытости русского языка кажется, что проблемы для переводчика не существует, но трудности начинаются на первой же странице. В данной статье мы ограничимся сопоставлением английской и русской терминологии.

Английский язык — консервативный и независимый, особенно это касается профессиональной лексики. Каждый исследователь исторического костюма и моды старается обойтись собственной английской терминологией, французские слова употребляются только в самом крайнем случае, и, как правило, это не термин, а образное название какой-либо модной детали, например лиф en fourreau, платье robe a la francaise или рисунок на ткани fleur de lys. Но каждое французское слово имеет точный английский аналог: manches a gigot (рукав жиго) переводят как leg-of-mutton sleeve, а fichu (фишю) — handkerchief и т. д.

О самобытности и вандейковом стиле

Сложность перевода текстов по костюму состоит в том, что в русском языке собственные названия предметов одежды найти сложно. Это связано не только с тем, что эти названия были заимствованы вместе с костюмом, но и с традиционным восприятием того или иного предмета. И в английской, и в русской культуре есть самобытные черты. Если говорить о русском костюме, то это одежда допетровской эпохи и народная. Такие слова, как «бармы», «терлик», «летник» или «кокошник»[4], нельзя перевести на английский язык, можно только переписать их латинскими буквами или придумать описательный оборот. И в истории английского костюма можно найти такие примеры. Один из них — модный стиль «Ван Дейк», который просуществовал недолго. Однако в современном языке сохранился термин vandyked — «вандейковый», которым пользуются авторы как научных трудов, так и популярной литературы по костюму. «Вандейковым» называют широкий отложной воротник с зубчатым изрезанным краем, напоминающий воротники на портретах работы Ван Дейка. Само сочетание falling vandyked collar похоже на falling bands — отложные воротники XVII века, отделанные кружевом или целиком кружевные. «Вандейковыми» могут быть не только воротники, но и любые другие детали, например ленты или оборки, с таким же изрезанным краем. Вот описание свадебного платья 1827–1829 годов из книги Дж. Арнольд «Модные фасоны, 1660–1860» (Patterns of Fashion, 1660–1860): «A wedding dress in ivory brocaded silk with Marie sleeves and a vandyked collar edged with blonde lace. The hem is padded and above it is a deep vandyked band of brocade»[5] (Arnold 1995: 58). Из комментариев к выкройке того же платья: «The crossway strip for the vandyked frill <…> The vandyked decorative strips are piped all the way round the edges» (Arnold 1995: 59)[6].

Сейчас термин «вандейковый» употребляют по отношению к костюму XVIII, XIX и даже XX века. Но появился он в 80–90-е годы XVIII века в Англии вместе с одноименным стилем в моде. Ф. Буше в своей «Истории костюма» отмечает: «Стиль “Ван Дейк”, который был широко распространен в английской моде конца XVIII века, характеризуется использованием мягких тканей, особым кроем рукавов, манжет и линии выреза лифа» (Boucher 1987). Описание этого костюма можно найти у Каннингтона: «Длинные нижние юбки, завышенные талии, широкие пояса, обручи под юбками почти незаметны <…> Эта одежда была более простой, вандейковые бордюры и вандейковые отложные воротники были очень популярны <…> Узкий лиф с глубоким круглым вырезом, изогнутым спереди в виде буквы V, был оформлен отложным воротником, двойным или однослойным, часто вандейковым» (Cunnington & Cunnington 1972).

Этот стиль в одежде конца XVIII века был обусловлен модным направлением в живописи. Каннингтон пишет: «В начале века было модным писать портреты дам “в рубенсовском платье” или “в стиле Ван Дейка”. Герцогиня Мальборо в 1734 году, заказывая портрет своей внучки, велела изобразить ее в платье своих предков, поскольку “многие дамы сейчас желают быть написанными в стиле Ван Дейка, хотя он и умер, как мне кажется, триста лет назад”. Во второй половине столетия появились портреты молодых людей, одетых в дублеты с разрезами эпохи Тюдоров, с воротниками времен Ван Дейка и другими элементами маскарадного костюма, но это не стоит принимать всерьез, так же как и портреты ганноверских королей в латах или изображения государственных мужей в тогах» (Cunnington & Cunnington 1972). Каннингтон подтверждает этим свою мысль о том, что нельзя полностью доверять живописным изображениям, так как они не всегда являются точным отражением действительности, и в этом с ним нельзя не согласиться. Но определенное влияние на моду портреты в манере Ван Дейка оказали и даже помогли появиться новому стилю в костюме.

Кружева и оборки

И в России, и в Англии хорошо известны различные сорта кружева — их названия не нуждаются в переводе: валансьен, алансонские, венецианские, дюшес или гипюр. Но основные принципы, по которым различают все кружева, в этих двух странах совершенно разные. В Англии кружево ручной работы делится на игольное (needle lace) и коклюшечное (bobbin lace), то есть по способу производства. Машинное кружево называют просто machine-made lace. «Valenciennes — a fine quality bobbin lace in complex floral designs, using а thousand or more bobbins, on a circular mesh ground <…> Venetian lace — needle made lace was introduced into Europe by the Venetians who had probably learnt the art from Saracenic Sicily»[7] (Yarwood 1978: 272).

Помимо этого общепринятого разграничения, наши специалисты делят кружево на ленточное (готовые кружевные ленты) и мерное (кружевное полотно). Таким образом, кружево классифицируют чаще всего практики, которые занимаются реконструкцией костюма. Возможно, для них важнее сфера применения кружева, а не способ его изготовления. Однако понятия «мерное» и «ленточное» в английском языке отсутствуют, и при переводе текстов с русского на английский приходится выходить из положения, придумывая обороты вроде bands of lace (ленты из кружева).

Такого понятия, как «обрубная оборка», которое у нас широко используется, в английском языке тоже нет. Вернее, отсутствуют сами глаголы to cut, to hem («резать», «рубить» или «подрубать») в названиях оборок, но свои обозначения у них все же есть. Название зависит от назначения оборки.

В 80–90-х годах XIX века появляется термин sweeper (от глагола to sweep — «подметать») — буквальный перевод французского слова balayeuse («подметальщица»). Так называли оборку, пришитую к внутренней стороне подола юбки со шлейфом. «In the late nineteenth century, pleated, stiffened dust ruffles, called sweepers or balayeuses, were sewn to the underside of the hems of ladies long, trailing gown skirts to act as dusters to absorb the dirt from the flour or street and to protect the gown fabric on top»[8] (Yarwood 1978: 345).

Обрубные ленты, предназначенные для манжет, отделки или наружных оборок, называют просто frill (strip) with raw edges — «оборка (лента) с необработанным краем». «The detail <…> has been tightly gathered along one edge and pinked and scalloped along the other — both edges are left raw»[9] (Hart & North 1998: 34).

Край может быть двух видов: pinked edge (зубчатый край) и scalloped edge (фестончатый край), если фестончатый край дополнен зубчиками — pinked scalloped edge. «…A single ruffle on the elbow-length sleeve which has a scalloped edge and is headed by a pleated and pinked frill»[10] (Hart & North 1998: 86). «A straight strip of taffeta <…> is pinked and box-pleated to form a decoration for the hem of the petticoat»[11] (Arnold 1995: 41).

В русской терминологии образного названия «подметальщица» не существует, используют иногда французское balayeuse, но в основном говорят и пишут просто «оборка». Для нас это универсальное слово, меняются только определения — плиссированная, гофрированная, заложенная складками, скроенная по косой и т.д. В английском языке есть несколько слов, которые можно перевести как «оборка». Чаще других встречаются ruffle, frill и flounce. Границы употребления этих слов существуют, но они довольно размыты. К тому же каждый автор по-своему трактует эти определения. Дорин Ярвуд, автор известного словаря, пишет, что ruffles появились в начале XVI века как отделка воротника и рукавов нижней сорочки — ее носили под дублетом, джеркином или женским платьем, которое застегивалось на пуговицы от подбородка вдоль центра переда. Затем ruffle на воротнике заменила ruff — фреза[12], которая должна была быть выполнена из той же ткани, что и оборки на запястьях, сочетаться с ними по отделке и вышивке. Позднее название ruffle перешло на все оборки и ленты, собранные складками.

Каннингтон считает, что ruffles — это оборки, которые начали носить в первой половине XVIII века под манжетами рукавов. Поскольку рукав в это время был достаточно широкий, под платье могли надевать сорочку, у которой были рукава с оборками (ruffles). Во Франции эти оборки называли engageantes — термин, который появился в Англии только в XIX веке. «Ruffles were bell-shaped until the end of the 1740s, and with multiple sets the upper ones were each shorter than the lower so as to display the lace»[13] (Cunnington & Cunnington 1972).

Flounces выкраивали из той же ткани, что и платье, и пришивали вместо манжеты к рукаву, который к середине XVIII века постепенно сужался. Когда рукав стал слишком узким для того, чтобы под ним можно было спрятать еще и рукав сорочки, оборки (ruffles) пришлось пришивать прямо к рукаву платья. «The flounce was shallow or absent at the bend of the elbow, but deep behind <…> The ruffles followed the line of the sleeve flounce with a deep fall behind and a short fall at the bend of the elbow»[14] (Cunnington & Cunnington 1972).

Ruffles могут также оформлять чепчик или горловину шемизетки, при этом они должны сочетаться с оборками на рукавах. В мужском костюме оборку на рукаве рубашки, которая была видна из-под манжеты камзола, тоже называли ruffle.

Слово frill для Каннингтона, похоже, не так важно. Оно самое нейтральное: и ruffle, и flounce он называет этим общим термином, часто использует глагол to frill — «закладывать складками». «The front border was frilled, single or double, generally with a small central ruffle»[15] (Cunning ton & Cunnington 1972).

Но таких правил придерживаются не все — для авторов книги Historical fashion in detail четкого разграничения нет. Все оборки на рукавах, и кружевные, и из основной ткани, они называют ruffles: «Characteristic of the 1760s are the double sleeve ruffles and the arrangement of the pleated ruffle in a straight line down the opening of the gown’s skirt, both indicating a waning of the rococo influence»[16] (Hart & North 1998: 94).

Но слово ruffle никогда не используется, если речь идет об отделке на юбке, особенно нижней; это единственное, в чем совпадают все исследователи. Ruffle — это украшение только верхней части костюма, яркое и заметное.

Ленты

Еще одно слово, которое для нас связано с украшением, — «лента». Оно ассоциируется для русского слуха с девичьей косой, с ленточкой в подарок на память или с пышными бантами на шляпках модных барышень XIX века, известных по живописи и литературе.

Этот смысл передает английское слово ribbon. Именно так называют ленты, которые вплетают в прическу или используют для декорирования костюма. «The edge of the stomacher is bound with ivory silk ribbon». (Arnold 1995: 28). «The bodice panels and apron are decorated with crossed strips of lilac ribbon and ivory embroidered net»[17] (Arnold 1995: 60).

Более сложное слово — и по своей истории, и по современному применению — band.

По мнению Ярвуд, слово появилось в XVI веке как название ленты, которой обшивали горловину сорочки. Позднее, когда стали носить фрезы, а в XVII веке — воротники различной формы, так называли любые виды отделки горловины или выреза платья. Мягкие отложные воротники белого цвета, целиком из кружева или из батиста и шелка, отделанные кружевом по краю, получили название falling band. «In the sixteenth century the collar became a separate article which finished the neckline of the shirt or chemise; it was more usually known as a band and evolved in the early seventeenth century into the large lace collars known as Falling bands»[18] (Yarwood 1978: 107).

В XVIII и XIX веках ученые, священники и разночинцы носили вместо воротника short-band — узкую льняную полоску. Такие полоски можно было видеть и на чиновниках в XX веке. Устаревшее band использовали вместо современного collar (воротник). Standing band в XVII веке представлял собой полукруглый стоячий воротник на каркасе, а завязки воротника называли band strings.

В современной английской литературе band обозначает полоску ткани, отрезанную от любого полотна, а ribbon — готовую ленту, в этом и состоит основная разница.

Band — это и обычный лоскуток прямоугольной формы, который можно использовать по-разному, и отделка, и кусочек ткани, который пришивают по нижнему краю рукава или по краю горловины изнутри, и корсажная лента (waistband), и пояс. Для комментариев к выкройкам это самый удобный термин. «The front portion of the skirt being pleated into a band that ties round the waist <…> The skirt is trimmed with a deep band of flossed silk <…> Gather the bottom sleeve to fit the band and neaten the raw edges»[19] (Arnold 1995: 55–57).

Особенное название имеют ленты для украшения лифа XVIII века — robings. Эти ленты прикрепляли по бортам корсажа, который носили со вставкой. Они переходили со спинки на плечи и сходились в центре на уровне талии или чуть ниже. Обычно эти ленты не украшали, но до середины века встречались вышитые robings — как правило в придворном костюме. Например, на английском платье 1740-х годов ленты с вышивкой: «Both the sleeve cuff and front robings are embroidered in the same pattern as the mantua and petticoat»[20] (Hart & North 1998: 64).

Часто ленты robings с бортов лифа плавно переходили на края распашной юбки. Такая отделка юбки в виде плиссированной или заложенной бантовыми складками ленты имела свое название — «фалбала», по-английски furbelow. «The flounces and the furbelows [the strips of pleated material which decorate gown and petticoat] are all edged with cherry red braid»[21] (Arnold 1995: 34).

Furbelow можно перевести как «похожий на мех» или сделанный «под мех». Действительно, это воздушное украшение напоминает пушистую меховую оторочку.

Ткани

Существуют различия и в названиях тканей, особенно исторических. Например, часто понятное специалистам без перевода слово brocade — «брокад», «парча». Так называют ткань с рельефным рисунком, обычно цветочным, который подчеркнут либо разницей фактур, либо разницей цветов, а в структуре ткани обязательно присутствует золотая или серебряная нить.

В английских исследованиях само слово brocade используется очень редко, только когда речь идет о ткани вообще. «There was a flourishing trade in the weaving of velvets, brocades and damasks and in the manufacture of gold and silver lace»[22] (Ribeiro 2002). Если автор описывает конкретный предмет одежды, обычно употребляется производный термин brocaded в сочетаниях brocaded silk, brocaded pattern или brocaded design, которые можно перевести как «шелк с вытканным узором» или «вытканный узор». Это слово имеет чисто техническое значение: в XVII и XVIII веках так называли ткань, при производстве которой добавляли дополнительный уток[23], его включение ограничивали размером рисунка. Золотую или серебряную нить здесь могли не использовать, поэтому назвать такую ткань парчой, в нашем понимании, нельзя. «Gown, cream <…> silk with a brocaded design of pear-shaped fruits and exotic flowers in pink, yellow, brown green and black»[24] (Rothstein 1984: 122).

Но если серебряная или золотая нитка присутствует в текстуре ткани, можно перевести brocaded silk как «парча». «Gown and petticoat, pale blue silk <…> brocaded with a floral design in maroon adorned with green foli age springing from linked silver tendrils with silver flowers»[25] (Rothstein 1984: 123).

Иногда термин употребляют в значении «узорный», противопоставляя определению «простой, без рисунка» (plain): «They make up cloaks, mantels <…> of silk, velvet plain or brocaded and trim them with silver or gold lace»[26] (Ribeiro 2002: 73).

Женское платье

В процессе работы над переводами книг по крою выяснилось, что очень сложно подобрать русские эквиваленты, которыми можно было бы обозначить основные типы женских платьев в XVIII веке.

Название распространенной парадной женской одежды начала столетия — mantua, или manteau. Рендл Хольм в книге «Академия вооружения и геральдики» (1688), которая является большой редкостью и цитируется почти во всех работах по костюму этого периода, описывает его как свободное домашнее платье, произвольно подогнанное по фигуре: «A MANTUA is a kind of loose coat without any stays in it, the body part and sleeves are of as many fashions as I have mentioned»[27] (Rothstein 1984: 18). Это платье, «как и многие из тех, что стали впоследствии парадными, первоначально таковым не являлось», — пишет Э. Рибейро (Ribeiro 2002: 34). Его носили всегда поверх корсета или корсетного лифа, оно имело Т-образную форму и было сшито из двух кусков материи, которые лежали на плечах, сзади переходя в длинный шлейф, а спереди ниспадая до пола. Рукава кроили отдельно, а затем пришивали. Это огромное количество ткани, обычно шелковой, с крупным рисунком, драпировали различными способами. Некоторые исследователи считают, что эта одежда — европейская адаптация восточного костюма, который кроили по тому же принципу.

К началу XVIII века mantua перестала быть домашней одеждой, ее плотнее подогнали по фигуре, подчеркнув линию талии. Постепенно она стала нарядной, а к 1720 году — придворной одеждой. «The English court adopted the mantua with enthusiasm; heavily embroidered, with a curtailed train sewn in place (a detachable train was also sometimes added) and worn over the huge hoops of the early and mid-eighteenth century»[28] (Ribeiro 2002: 34).

Mantua стала такой популярной, что даже название профессии портного (dress-maker) по-английски теперь звучало mantua-maker и сохранилось таким до XIX века, когда это платье вышло из моды. В русском языке такого специального термина для этого типа одежды пока найти не удалось, да и в современном английском слово mantua не употребляется, оно известно только специалистам по истории костюма.

Одним из наиболее популярных платьев, наряду с mantua, был sack, или sacque (и по-английски, и по-французски означает «мешок»). Первоначально это было домашнее платье, напоминающее халат. Один из самых ранних сохранившихся экземпляров сшит из стеганого льняного полотна и надевается через голову.

Sack был очень удобным платьем для беременных. Существует мнение, что этот фасон ввела в моду мадам де Монтеспан, фаворитка короля, чтобы скрывать свою беременность.

Ранние sack обычно называют contouche (от польского kontusz — свободная одежда, которая напоминала кафтан, с висячими длинными и свободная рукавами). В начале XVIII века это платье, собранное спереди и сзади незашитыми складками, либо полностью распашное, либо с закрытым от талии центральным передним швом. В 1730-е годы складки на спинке стали собирать в двойную бантовую складку, или «складку Ватто», который часто изображал дам в подобных нарядах.

Русский исследователь костюма Ф. Комиссаржевский называет это платье словом в женском роде, «контуша»: «Появившаяся в 1710 году новая пеньюарообразная форма платья называлась contouche; это была широкая одежда с декольте без талии, падающая свободными складками до пола. Контуша была открыта спереди во всю длину и завязывалась на талии шарфом.

В третьем десятилетии контуша вытеснила почти все другие формы костюмов. <…> Контуша была сильно изменена в 1740 году: к ней приделали лиф, который хотя и обрисовывал бюст, но только спереди, а сзади, начиная от шеи, контуша по-прежнему падала вниз своими широкими свободными складками <…> эти складки иногда подбирали сзади и с боков и прикрепляли у талии» (Комиссаржевский 1998: 314–315).

Видоизмененный sack, о котором говорится здесь, — одна из самых распространенных моделей середины XVIII века, в английской литературе называется sack-back dress, буквально — «платье, свободное сзади»: «The term sack-back describes the distinctive double box pleats originating from the back of the neck line which were allowed to flow out behind the wearer, creating an elegant trained silhouette as well as displaying the silk to great advantage»[29] (Hart & North 1998: 34).

Название sack дожило и до XX столетия — в начале века так называли свободные, неприталенные пальто, а позднее — короткие блузы и жакеты из тонких светлых тканей или домашнюю одежду, что вполне соответствует происхождению этого термина.

Французским эквивалентом sack можно считать robe volante. Во Франции это платье часто критиковали за его форму, считали, что «распущенная линия талии скрывает распущенный нрав», а свободный силуэт подходит лишь для будуара. Тем не менее в конце 1720-х годов это был самый модный французский фасон. В 1730-е годы платье sack, уже превратившееся в sack-back, перешло в ранг парадной одежды. «The sack, whether a formal trained garment or an informal kind of dres sing-gown, dominated female dress for the first half of the eighteenth century»[30] (Ribeiro 2002: 38).

Еще один тип платья, похожий на sack, это wrapping gown (от to wrap — «заворачивать», «закутывать»). Перевести это сочетание можно как «свободное платье», хотя общим термином wrap называют свободную верхнюю одежду — плащи, пальто и любой предмет, в который можно «закутаться». Wrapping gown было свободным сзади, а иногда спереди, приталенным по бокам, его носили обязательно поверх корсета и фижм, в центре переда его зашивали или запахи вали и застегивали брошью или подвязывали поясом, вырез прикрывали манишкой. Эту модель могли носить женщины среднего и низкого сословия, надевая вместо фижм стеганую льняную или хлопковую нижнюю юбку.

Благодаря почти идентичному силуэту и достаточно простому крою, платья XVIII века с течением времени легко превращались одно в другое — из платья sack можно было сделать sack-back, а из mantua — wrapping gown. Этому способствовала еще и дороговизна хороших тканей. По этой причине mantua в чистом виде — большая редкость, а вот одежда середины века, перешитая из него, часто встречается в музейных коллекциях. Например, описанное в книге Дж. Арнольд «свободное платье» из розового атласа с очень широкой датировкой — 1720–1750-е годы: «It is now obvious that this very expensive silk had been unpicked from its original form, which would have been similar to the mantua <…> pressed flat and completely remodeled as a gown with a fitted back and loose wrapover front. It may well have been used for maternity wear <…> The sleeves have been recut, instead of being joined on as a T-shape in the mantua. The small joined pieces in the skirt have been taken from the side pieces of a trained mantua skirt. The bodice has been fitted at the sides»[31] (Arnold 1995: 70).

Многие детали костюма как в английском языке, так и в русском названы по принципу внешнего сходства. Например, слово tail (хвост) означало «шлейф». Другое название шлейфа — train (от to train — «тянуться следом», «тащиться»). Tailed-coat («хвостатый пиджак») — английский эквивалент фрака. Слово frock, так похожее по звучанию на французское, однако не имеет ничего общего с этой модной до сих пор одеждой. Так называют женские и детские вещи. А сочетание frockcoat означает «сюртук».

Подобные сходства, различия, заимствования в названиях деталей и форм одежды — материал для специального словаря. Эта статья — только маленький эпизод из огромной жизни языка костюма. Стоит к нему прислушаться, и он откроет нам много интересного и важного в истории костюма.

Обсудить статью

Литература

Арнольд 2006 — Арнольд Дж. Крой модного платья: английские женские платья и особенности их конструкции, 1660–1860 гг. М., 2006.

Кирсанова 2006 — Кирсанова Р. Розовая ксандрейка и драдедамовый платок. М.; СПб., 2006.

Комиссаржевский 1998 — Комиссаржевский Ф. История костюма. Минск, 1998.

Соснина, Шангина 1998 — Соснина Н., Шангина И. Русский традиционный костюм. СПб., 1998.

Arnold 1995 — Arnold J. 1972. Patterns of Fashion: English Women's Dresses and Their Construction, 1660–1860. London, 1995.

Boucher 1987 — Boucher F. 2000 years of fashion. N.Y., 1987.

Cunnington & Cunnington 1972 — Cunnington, W.C., Cunnington Ph.E. Handbook of English costume in the eighteenth century. London, 1972.

Hart & North 1998 — Hart A., North S. Fashion in Detail: From the 17th & 18th Centuries. N.Y., 1998.

Ribeiro 2002 — Ribeiro A. Dress in eighteenth-century Europe 1715–1789. New Haven; London, 2002.

Rothstein 1984 — Rothstein N. (ed.). Four Hundred Years of Fashion, London, 1984.

Yarwood 1978 — Yarwood D. Encyclopedia of World Costume. N.Y., 1978.

[1] Кринолин — «конструкция из ивовых прутьев, китового уса или металла, использовавшаяся для придания пышной формы женским юбкам» (Кирсанова 2006: 83). Панье (от фр. panier — «корзина»), или фижмы — «род юбки, нашитой на обручи из китового уса, расположенные один под другим, самый широкий находился внизу, а все остальные суживались по мере того, как приближались к талии» (Комиссаржевский 1998: 310). Женщины в XVIII веке надевали панье под юбки для придания им формы. Карако — женский приталенный жакет длиной три четверти, популярный в XVIII веке. Боа — «очень длинный узкий меховой или из птичьих перьев женский шарф, получивший особое распространение со второй половины XIX столетия и на рубеже веков» (Кирсанова 2006: 33).

Пет-ан-лер (от фр. pet-en-l’air) — легкий женский жакет.

[2] О переводе терминологии, связанной с одеждой, см. также: Никитина О. Некоторые особенности терминологии исторического костюма // Мир перевода. 2002. № 1 (7). Январь–июнь. С. 46–51.

[3] Шмиз (от фр. chemise) — женская рубашка.

[4] Бармы — широкий, богато декорированный воротник, часть облачения русских царей до конца XVII века.

Терлик — вид кафтана восточного происхождения, приталенного, с короткими рукавами, который был своего рода униформой придворных служителей в допетровский период.

Летник — широкое длинное женское платье с широкими рукавами, богато украшенными вышивкой.

Кокошник — «головной убор замужних женщин из шелка, атласа, бархата, парчи, позумента, кумача на твердой основе из проклеенного или простеганного холста, картона. Предназначался для больших праздников» (Соснина, Шангина 1998).

[5] «Свадебное платье из шелковой парчи цвета слоновой кости, с рукавами “Мари” и “вандейковым” воротником, обшитым кружевамиблондами. По подолу, над руло, пришита широкая парчовая “вандейковая” лента» (Арнольд 2006: 58).

[6] «Полоска, скроенная по косой для “вандейковой” оборки <…> Декоративные “вандейковые” ленты обшиты руликом по всему краю».

[7] «Валансьен — коклюшечное кружево высокого качества со сложным цветочным рисунком; для его производства требовалась тысяча или более коклюшек; основа — сетка с круглыми ячейками <…> Венецианское кружево — игольное кружево, которое открыли для Европы венецианцы; возможно, они переняли искусство его изготовления из сарацинской Сицилии».

[8] «В конце XIX века плиссированные жесткие оборки, которые собирали пыль, назывались подметальщицами, или balayeuses. Их пришивали с внутренней стороны подола длинных дамских юбок со шлейфами, чтобы они защищали основную ткань платья, собирая грязь с пола или улицы».

[9] «Один край детали плотно собран по всей длине, другой край — фестончатый, с зубчиками, оба края обрубные».

[10] «Оборка на рукаве до локтя с фестончатым обрубным краем дополнена вверху оборкой с зубчатым обрубным краем».

[11] «Прямая полоса из тафты <…> понадобится для обрубной оборки, заложенной бантовыми складками, которая украшает подол юбки» (Арнольд 2006: 41).

[12] Фреза, фрез — «воротник из туго накрахмаленных и плоеных (уложенных в мелкую складку) кружев или ткани, вошедший в моду почти во всех европейских странах с начала XVI века» (Кирсанова 2006: 163).

[13] «Оборки в форме колокола носили до конца 1740-х годов, и в различных вариантах верхнюю оборку делали короче нижней, чтобы показать кружево».

[14] «Оборка была узкой или вообще отсутствовала в изгибе локтя, но была довольно широкой сзади. Кружевные оборки повторяли крой оборок на рукаве из основной ткани, они оставались короткими спереди и длинными сзади».

[15] «Передний край был заложен складками, в один или два ряда, обычно с небольшой кружевной оборкой в центре».

[16] «Характерны для 1760-х годов двойные кружевные оборки на рукавах, а также появление прямой, заложенной складками оборки на бортах распашной юбки — и то и другое говорит о завершении эпохи рококо».

[17] «Края вставки отделаны шелковой лентой цвета слоновой кости» (Арнольд 2006: 28). «Лиф платья и передник отделаны пересекающимися сиреневыми лентами и вышитым тюлем цвета слоновой кости» (Арнольд 2006: 60).

[18] «В XVI веке воротник становится отдельной деталью, которая оформляет горловину сорочки или шмиз; такой воротник обычно называли “лента”, в XVII веке он превратился в широкий отложной кружевной воротник, который называли falling bands (“падающие ленты”)».

[19] «Переднее полотнище юбки собрано на ленту, которая завязывается вокруг талии. <…> Юбка отделана широкой лентой из шелка-сырца <…> Соберите нижний край рукава, пришейте к ленте и закройте необработанные края» (Арнольд 2006: 55–57).

[20] «Рисунок вышивки на манжетах и лентах на лифе такой же, как на mantua и нижней юбке».

[21] «Оборки <…> и фалбала (полоски ткани, собранные складками, которые украшают платье и юбку) по краям обшиты вишнево-красной тесьмой» (Арнольд 2006: 34).

[22] «Там процветало ткацкое ремесло: производили бархат, парчу, дамаск, а также золотое и серебряное кружево».

[23] Уток — нить, идущая перпендикулярно нитям основы, натянутым вдоль станка на ширину будущей ткани.

[24] «Платье из кремового <…> шелка с вытканным узором в виде фруктов грушевидной формы и экзотических цветов розового, желтого, коричневого, зеленого и черного оттенков».

[25] «Платье и нижняя юбка из бледно-голубого шелка с вытканным цветочным узором насыщенного красного цвета, украшенного зелеными листьями, выходящими из мест соединения серебряных вьющихся веточек и серебряных цветов».

[26] «Они шьют плащи, накидки <…> из шелка, бархата, простого или узорного, и отделывают их серебряным и золотым кружевом».

[27] «Mantua — разновидность свободной одежды, никак не укрепленной изнутри (без косточек), лиф и рукава могут быть тех фасонов, о которых я упоминал».

[28] «Английский двор принял mantua с энтузиазмом; богато вышитая одежда с укороченным пришитым шлейфом (съемный шлейф тоже могли носить), надетая на огромные фижмы начала и середины XVIII века».

[29] «Термин “свободный сзади” обозначает определенным образом заложенные двойные бантовые складки, которые начинаются у линии выреза спинки и, создавая объемную драпировку, переходят в шлейф, формируя элегантный силуэт и одновременно всю красоту шелковой ткани».

[30] «Платье сак, будь то парадное платье со шлейфом или вид домашней одежды, доминировало в женской моде первой половины восемнадцатого века».

[31] «Теперь очевидно, что этот дорогой шелк от распоротой вещи, которая могла быть похожей на mantua <…> ее полностью разобрали, разгладили и переделали в платье с прилегающей спиной и передом свободного покроя с большим запахом. Такое платье могли носить во время беременности <…> Рукава перекроены, хотя и пришиты к платью по тому же принципу, формирующему Т-образный си луэт. Куски, пришитые к юбке, были отрезаны от боковых полотнищ юбки mantua со шлейфом. Лиф притален по бокам» (Арнольд 2006: 70).

Французская история моды и костюма 18 века. Эпоха рококо.

Дама в юбке-обруче 1780.

История моды восемнадцатого века.

Эпоха рококо

К концу семнадцатого века развитие европейского костюма в полном смысле этого слова достигло высшей точки. С этого периода размеры на время стали меньше. Парики были не такими высокими, крой одежды был менее либеральным, пальто превратилось в фрак.

При Людовике XVI мода развивалась в новых направлениях, но изменения касались больше орнамента, чем общего покроя. Казалось, что развитие в области одежды тоже приближается к революции. Но этому предшествовал еще один период, который, с чисто художественной точки зрения, породил моды большого очарования и разнообразия, ранее неизвестного (1700-90). В сфере моды руководство Франции было столь же непоколебимо, как и в политической сфере.

Любая новинка, правда, прокладывалась, но медленно, и не всегда одновременно в разных местах. Расстояние от Парижа было решающим в этом вопросе. Города в районе Рейна часто опережали такие крупные города, как Вена или Берлин. Появление модных пластинок способствовало более быстрому распространению.

Они начали появляться с 1770 года в Париже. Затем примерно с 1786 года регулярно появлялись такие статьи, как Journal des Luxus und der Moden (Журнал роскоши и моды), рассылаемые Бертухом в Веймаре.

Табличка V. Жилет с рукавами для домашней одежды, около 1720 г.

Франция Мужское платье 1700-1750 гг.

Первое важное изменение коснулось парика, который носят мужчины. С начала восемнадцатого века парики стали намного меньше. Главной движущей силой этого изменения была армия. Большие парики оказались неудобными для верховой езды, боя и других активных упражнений, и кавалерийские офицеры пытались преодолеть неудобство, завязывая длинные локоны ленточкой. Немецкие офицеры сочли этого достаточным и ввели моду на косички (см. Таблицу V), но французские офицеры связали концы парика и заправили их в небольшой шелковый мешочек, который можно было застегнуть сверху, и таким образом изобрели прическу. сумка, le crapaud .

Таблица VIII. Пальто и шелковое платье. Около 1730-1740 гг.

В 1700 году парики уже не носили, как несколько лет назад, в виде двух больших кудрей спереди, а третья масса падала на спину.

Завитки теперь были одинаковой длины и распределены по всей груди, плечам и спине (см. Таблицу VIII). Задняя часть делилась на две части, каждая с узлом на конце. Позже они приняли форму двух длинных подвесных очередей .Эта мода стала популярной во всем мире и сохранялась престарелыми придворными до времен Людовика XVI. Однако к 1720 году он снова вышел из моды, когда парики стали намного меньше.

Рис. 407. Бриджи.

Бриджи также претерпели важные изменения. Когда мужчины устали от широких панталонов (около 1660 года), брюки-кюлоты и , которые носили под ними, снова вступили в свои права. Он был все еще очень широким и закреплялся ниже колен шнурком.Но так как верх чулок теперь натягивался на бриджи - практика, которую затрудняла форма штанин бриджей, - бриджи стали намного туже в коленях. Спустя несколько лет вся нога стала намного туже. Этому изменению бриджей способствовало значительное улучшение их покроя около 1700 года (см. Рис. 407). Необходимая ширина у сиденья была получена за счет вытягивания спинки вверх. С конца шестнадцатого века переднее отверстие - la bavaroise - было сделано для пуговиц, и теперь это расположение было применено к застежкам на коленях, которые теперь также были застегнуты.

Рис. 408. Жилет из желтой парчи с цветочным орнаментом, около 1700 года.

Точка текучести снова была сделана более плотной и застегивалась либо полностью, либо от талии вверх. Общее сокращение не изменилось, но в последующие годы произошли другие изменения. Талия варьировалась по длине; манжеты были либо широкими и открытыми сзади, либо узкими (открытыми или закрытыми), либо очень широкими и закрытыми. *) Пуговицы пальто, жилета и жилета (который был похож на пальто и доходил до колен - см. Рис.408) были довольно большими и стали важным предметом торговли во Франции и Англии.

*) Манжеты, застегнутые сзади, обычно назывались pavements en pagoda - название, отдававшее предпочтение китайским моделям.)

Рис. 409. Жилет с рукавами (смокинг) из медно-красного бархата, первая половина Восемнадцатый век.

К середине века их делали из козьей шерсти или из шелка, а позже из металла. Золотая или серебряная отделка и вышивка теперь не использовались так широко, как при Людовике XIV, но они появились в тех же местах, что и в его время - на краях пальто спереди, прорези сзади и по всему периметру. на клапанах карманов и на краях манжетов.Материал и цвет манжет были такими же, как и подкладка пальто, и в большинстве случаев теперь такими же, как жилет. С 1730 года подкладка больше не выходила за пределы больших отворотом манжетов, а ограничивалась только манжетами. Пальто для охоты и верховой езды в основном были без перевернутых манжет. (См. Рис. 410.)

Рис. 410. Охотничье пальто из желтой оленьей кожи с тисненым орнаментом, первая половина восемнадцатого века.

Ленточные бантики на правом плече пальто - называвшиеся aiguillettes и первоначально предназначавшиеся для удержания пояса с мечом, были оставлены как украшение, хотя теперь они не использовались; они спускались четырьмя длинными концами до локтей.После 1725 года они постепенно вышли из моды.

Придворные костюмы. Правление Людовика XV, 1745 год.

Жить по-французски.

Только что описанный костюм назывался l’habit à la française . Людовик XIV добавил к этому придворному платью богато отделанный плечевой плащ, похожий на испанский, доходящий до колен. Около 1730 года этот костюм претерпел важные изменения. Подражая женскому фартингейлу, к юбке мужского пальто вшивали стержни из китового уса, чтобы удлинить их.

Придворный Людовик XV в привычке à la française.

В то же время жилеты от пояса застегивались всего на несколько пуговиц, так что было выставлено le jabot, или кружевная оборка, окружавшая шею рубашки. Он был такой же ширины и рисунка, что и манжеты. Внешний вид жабо выбил из моды длинные свисающие, богато расшитые концы муслинового платка. Галстук с более короткими концами также вскоре был вытеснен шейным платком, завязанным сзади узлом и украшенным спереди алмазной булавкой.Эти шейные платки также обычно были из белого муслина. Только военные надевали поверх них еще один шейный платок из цветного шелка (красного или черного), из-за которого над ним выглядывала узкая полоска белого внизу.

Во второй половине семнадцатого века французы переняли одну из голландских мод. Для верховой езды углы фраков были повернуты наружу и застегнуты на пуговицы или крючки. Другие народы заимствовали эту практику из Франции, и она стала повсеместной около 1700 года.Крой пальто не изменился, а юбки ничем не застыли. Этот стиль пальто был принят военными повсюду, и он привел к созданию в Англии пальто для верховой езды - « frock ». В новом стиле пальто было сделано более плотно, а передние юбки были удалены.

Рис. 414. Верхнее покрытие Rockelaure, примерно середина восемнадцатого века.

В ненастную погоду надевали пальто с карманами и накидку. Он был застегнут и был назван в честь своего изобретателя, герцога Рокелорского.(См. Рис. 414.) Дорожной одеждой был длинный плащ в форме колеса. В качестве утреннего платья джентльмены надевали что-то вроде свободного халата. Его делали из бархата или шелка, с шелковой подкладкой и завязывали лентами вокруг талии. Под ним был надет жилет из того же материала (см. Табл. X).

Plate X. Пальто для домашнего использования и жилет с рукавами. Около 1750 года.

Головным убором служила высокая «ночная шапка» из шелка. Сумка для волос в потертости поначалу предназначалась только для повседневной носки.На церемониях или при дворе джентльмены должны были появляться с зачесанными назад волосами, удерживаемыми вместе лентой, которая болталась вокруг плеч. Военные, особенно в Пруссии, носили жесткие косички. Передние волосы были зачесаны назад, а волосы по бокам были завиты в локоны. Сначала в моду входили три-четыре локона с каждой стороны. Позже их было всего два, и примерно в 1790 году они превратились в небольшие слегка выпуклые тупеты или пучки, названные ailes de pigeon (голубиные крылья).

Когда эта мода вошла в моду, волосы над лбом были собраны в пучок, но впоследствии они также приняли форму заостренного парика, названного vergette à la chinoise (китайская щетка для пыли). Из-за такой художественной прически нельзя было носить треугольную шляпу; его носили в руке или под мышкой. Он располагался низко в короне, а край уже не был закреплен вертикально. У этой шляпки не было плюмажа, только отделка золотой или серебряной тесьмой. Чулки теперь надевали не поверх бриджей, а под них.Их защищали облегающие льняные гетры - туфли. В полный комплект одежды входили трость и меч. Последний был настолько популярен, что его использование было строго регламентировано. Лакеям, слугам в ливреях, подмастерьям, музыкантам и поварам было запрещено носить их.

Женское платье 1750.

К середине восемнадцатого века женское платье претерпело еще большие изменения, чем мужское. Путь им был подготовлен во время правления Людовика XIV.Наряду снова поддержал фартингейл, вышедший из моды столетием назад. Это выделялось вокруг владельца в форме колокола. Родничок, или пучок, вскоре полностью исчез, и его место заняла простая, но высокая прическа кудрей. Новый фартингейл, который сначала был не очень широким, представлял собой каркас из обручей из тростника, китового уса или стали, скрепленных между собой веревками. Из-за их сходства с корзинами, в которых держали домашнюю птицу во Франции, их называли paniers, или корзины для кур.

Фартингейл

Уже во времена Людовика XIV фартингейл начал расширяться. Наибольшей шириной он был около 1725 года, когда самые низкие обручи часто имели окружность 5 или 6 метров, а самые верхние - 3 метра. На каждой стороне верхнего обруча были закреплены два полукруглых куска стали, чтобы юбка не расширялась внезапно и чтобы она оставалась полукруглой. Хотя это был обычный стиль фартингейла, в него были внесены различные незначительные модификации.

Окружность разнообразная; фартингейл иногда слегка сдавливался к спине.Эти модификации носили разные названия, например, la culbute, le bout-en-train, le tatez-y и т. Д. Все виды были крайне неудобны и часто доставляли неудобства их владельцам не только на улицах, но и в вагонах, и когда они проходили через двери. Они занимали место трех или четырех человек, и женщинам приходилось вертеться, чтобы избежать препятствий.

Несмотря на это мода стала популярной так быстро, что в начале правления Людовика XIV женщины во всех странах, от принцесс до работниц, носили это своеобразное одеяние, и на женщин без фартингейла смотрели свысока.Появление фартингейла сначала не повлекло за собой каких-либо изменений в одежде, надетой на него, но когда он стал увеличиваться в окружности, длинное заднее платье, расстегнутое спереди и присборенное сзади, перестало быть подходящим платьем. Таким образом, сборка на спине была опущена, шлейф был отключен, а платье различными способами подтянуто с завязками. Единственные изменения в нижнем белье - это большая ширина и более свободная отделка. Около 1700 года появился новый стиль украшения с китовым усом, уложенным в продольном и поперечном направлениях.Сделано так, чтобы выступал край.

Дополнительная литература

Для изготовления этой кромки грубая льняная подкладка была на несколько сантиметров уже в ступне, чем материал, покрывающий корсет. При пришивании к краям материала последний загибался вверх. На спине и спереди английский корсет имел широкие шнурки, которые проходили через верх юбки, чтобы удерживать их вниз, а узкие шнурки сбоку были скрыты под юбкой. В передней части этого корсета, в верхней части подкладки, как и в переднем нагруднике (la pièce) французского корсета, был сделан небольшой карман для ароматных трав.И французский, и английский стили были шнурованы от стопы вверх.

The Contouches

«Туалетная вода» Франсуа Буша, 1742 год. Контуши.

Незадолго до смерти Людовика XIV дамы стали носить широкие верхние платья. Они напоминали длинные плащи с рукавами, без шейки на талии; они свисали от плеч до ступней, постепенно расширяясь вниз. Они были названы контушами. Они были распахнуты спереди и носились как в доме, так и на улице.Они были из шелка или шерсти и закреплялись - иногда только на груди, а в других случаях вплоть до стопы - бантами из широкой ленты.

Эти контуры носили так повсеместно около 1730 года, что едва ли можно было увидеть какой-либо другой стиль одежды. Еще одним популярным материалом для них была белая или розовая тафта. Молодые девушки носили марлю или вышитый муслин поверх платья из тафты сильно контрастирующего цвета.

Мадам де Помпадур в контуше, 1746.

Короткие контуры, доходящие до колен и носимые только в помещении, были популярны в Германии и были известны как казацкие.Как и более длинные контуры, они были с низким вырезом и отделаны узким кружевом. В этом отношении, а также по фасону рукавов они напоминали другие платья того времени.

Графиня дю Барри в Contouche 1770 (также Andrienne, Adrienne, Schlender, Robe battante, Robe volante, Robe innocente или Robe à la française).

Около 1740 года контур выполнен подкладкой в ​​виде облегающего корсажа. Пришивалась к платью только спереди; спинка соединялась с ней только у шеи.Остальная часть платья, как и прежде, свободно спадала вниз. Задняя часть подкладки, которая была сделана из грубого льна, была разрезана цельным куском и лишь слегка укреплена китовым усом. Передняя часть походила на корсет со шнуровкой сзади. Порез у него был такой же, и с китовым усом жесткости. Передняя часть была разделена посередине и приспособлена для шнуровки. Эта застежка, однако, не была видна, так как соответствующая часть платья была натянута на переднюю часть подкладки и пришита близко к прорезям для шнурков, оставляя столько края, сколько было необходимо для скрытия шнурованной части.

Abbé. Слуга в Contouche. Вторая половина XVIII века.

Эту одежду, которая в остальном походила на контуш, в Германии называли Schlender . Иногда передняя часть лифа полностью отделялась от юбки и была вырезана, как нижняя часть корсажа. Затем юбка пришивалась к нижнему краю спинки и складывалась. Благодаря этому модель Schlender выглядела точно так же, как обычный халат.

Robe Ronde

Около 1750 фартингейлов сильно уменьшились в размерах.В то же время контуш постепенно вышел из моды. Его место занял халат, или халат, называемый robe ronde, расстегивающийся от талии вниз. Это платье было чем-то совершенно новым. Отдельный корсет теперь редко надевали под корсет, потому что подкладка халата была практически корсетом. Застежка корсажа этого халата всегда была спереди и была либо как у Шлендера, либо была гладкой или пышной. В последнем случае покрой материала и расположение китового уса в подкладке были скопированы с французского корсета.Материал и отделка нижнего платья, которое носили с халатом, всегда были такими же, как и у халата.

Ближе к середине века женщины стали носить утреннюю одежду, напоминающую контур, из тонкой белой ткани и отороченную воланами. Примерно в то же время стало модно носить в утреннем туалете различные пудреницы и пиджаки. Поскольку контур был таким же низким, как и все другие платья, с ним носили различные виды шейных платков.Излюбленным стилем был небольшой треугольный фоллет из черного или цветного шелка. Сходными с этим были палантины (palatines), большие шейные платки из марли, крепа или кружева, обшитые кружевом и застегивающиеся спереди серебряной тесьмой или небольшими пуговицами. Для зимнего ношения палантин сохранял прежнюю форму накидки и был либо из бархата, либо из меха, либо из коротких черных или белых перьев.

Ювелирные изделия 18 века.

Примерно до 1750 года некоторые женщины все еще носили мантилью - короткие плащи из бархата, тафты или кружева с оборками из того же материала или небольшими рюшами из марли.

Длительное использование узелков (фонтанов), задняя часть которых представляла собой шапку, закрывающую голову, приучило женщин среднего класса к тому, что часть их волос была скрыта, и теперь они не хотели отказываться от этой практики. . Поэтому из-за появления невысокой прически, с которой модницы не носили головных уборов, женщины среднего класса изобрели различные чепчики и капюшоны, которые они носили как в доме, так и на улице. (Таблица VI.)

Таблица VI. Пастушка в стиле рококо около 1730 года.

Они были из белой марли или другого тонкого материала и были отделаны кружевом и лентами. Некоторые из них были сделаны на проволочном каркасе, а другие не имели такого основания. Самыми популярными были шорты или пеньюары. Некоторые из них доходили до глаз; другие оставляли открытым не только лоб, но и часть волос. Стиль зависел от цели, которой они должны были служить.

Примерно до 1750 года изменения ограничивались платьем, прической и головным убором.Обувь осталась прежней, а в помещении по-прежнему носили тапочки. В непогоду поверх обуви надевали калоши. Однако привычные зеленые шелковые чулки с розовыми ластовицами уступили место белым. Женщины продолжали пользоваться косметикой и пластырями, но маски больше не носили. Перчатки теперь делались не только из кожи или шелка, но и, начиная с 1740 г., из шелковой сети. Без фанатов не обойтись. Жемчужные нити теперь носили не так часто, но бриллианты были в моде.

Во второй половине восемнадцатого века мода полностью изменилась.Преобладало ощущение, что старые стили стали невозможными, и попытки улучшить их были предприняты, когда разразилась Французская революция, которая привела к глубоким изменениям.

Франция Мужское платье 1750-1790

Первыми результатами попытки создать более простой, практичный и удобный стиль одежды было значительное уменьшение количества украшений и значительное уменьшение ширины мужской одежды. На смену широкой отделке и богатой вышивке на пальто и жилете пришла узкая тесьма и простые девичьи мантии.Вывернутые назад манжеты теперь доходили до середины предплечья и прилегали к рукавам.

  • Маркиз во времена правления Людовика XV 1740
  • Дворянин во времена правления Людовика XV 1740

Однако самое примечательное изменение в пальто произошло примерно в 1770 году. нижние концы переда пальто были обрезаны, создавая новый стиль, le frac, или пальто «ласточкин хвост». В остальном это напоминало justaucorps, известное как «французская привычка», но хотя последняя была без воротника, у первой всегда был небольшой воротник-стойка, le collet .Поскольку Людовик XVI носил этот новый стиль, он вскоре стал универсальным и в 1780 году стал признанным придворным платьем вместо привычки à la française. Жилет также был укорочен и срезан, как и пальто, так что пышные вышивки были вынуждены ограничиваться узкой каймой. Примерно с 1780 года жилет постепенно вытеснялся le gilet. Это было скопировано с английского жилета без рукавов. Он доходил до живота и был совершенно прямым, без хвоста и юбки.

В отличие от жилета, задняя часть жилета была из того же материала (хотя и более низкого качества), что и передняя часть; он был приспособлен для шнуровки до лопаток.Благодаря этой накладной спине и отсутствию рукавов была большая экономия материала; то же самое происходило и с жилетом с коротким передом. Этот промежуточный предмет одежды - полужилет и полужилет - назывался жилет-вест, или вестон. Вскоре жилет-жилет и жилет полностью вытеснили сам жилет, и имя вестон применялось к обоим.

Вышитый фрак и жилет с юбкой были придворным нарядом во Франции до падения монархии, но с 1788 года пышный орнамент исчез.Это упрощение придало фраку внешний вид frac habillé, который до сих пор был просто одеждой, которую носили на балах или для утренних визитов к выдающимся людям. Во фраке никогда не надевали жилет, но всегда жилет или гирлянду вместе с мечом. Однако в целом сабли перестали носить после того, как были приняты английские ласточкин хвост и круглая шляпа. Вместо этого джентльмены в круглой шляпе носили палку испанской трости с большой ручкой.

Одежда Нижнего мира по-прежнему состояла из длинных шелковых чулок и штанов ниже колен, где они не только застегивались на пуговицы, но также застегивались пряжкой и ремнем. Наряду с фраком и жилетом Франция также приняла другой (английский) стиль бриджей, которые также вошли в широкое распространение. Вместо застегнутого переднего отверстия у них был довольно широкий клапан, le pont или la patte; они поддерживались плечевыми скобами les bretelles. Пряжки для обуви теперь были намного больше, чем раньше.

Маркиза в период правления Людовика XV, 1740 г.

Франция Женское платье 1750

В последние годы правления Людовика XV в женской одежде мало что изменилось. В 1750 году фартингейл стал уменьшаться в размерах, а около 1760 года его заменили многочисленные жесткие нижние юбки. Примерно в это же время раскопки в Греции привели к появлению греческой моды - à la Grècque - но главным образом пострадали парикмахерские. Единственной новинкой была одежда наполовину плащ, наполовину куртка.Шея спереди была ниже, чем раньше, но сзади становилась все выше и выше.

Греческая мода вскоре перестала влиять на одежду, но греческие прически продолжали развиваться. На голову наматывались шифоны - широкие полоски марли, прикрепляемые к волосам различными способами. Примерно в 1772 году волосы стали зачесывать все выше и выше, так что расстояние от подбородка до кончика волос часто составляло 70 см. или больше. Сверху на эту массу волос были наклеены три страусиных пера и бант, закрепленный каким-то орнаментом.Также использовались жемчуг, цветы и эгретты. Диспропорция между ростом женщины, увеличившейся из-за огромной прически, и уменьшенным обхватом из-за исчезновения фартингейла была настолько велика, что это вызвало недовольство Марии-Антуанетты, и после прихода на престол ее мужа в 1774 году ее первым шагом было возвращение фартингейл в суде. Однако она придала ему форму, которой у него еще не было.

Он расширялся только по бокам, а спереди и сзади был максимально прямым.Каркас из железных ребер толщиной 1 см. в ширину и 1 мм. толщиной, обшит тонкой кожей. Он состоял из нескольких частей. Главными из них были два довольно длинных стержня, слегка изогнутых наружу, скрепленных вместе на концах с обеих сторон тремя обручами, диаметр которых был пропорционален обхвату владельца. Эти три обруча с каждой стороны были так прикреплены друг к другу и к двум длинным стержням, что их можно было поднимать и опускать по желанию. При опускании два нижних обруча находились в одной горизонтальной плоскости со стержнями.Льняные ленты, прикрепленные к обручам, удерживали их на должном расстоянии друг от друга, и когда нижний обруч был спущен, два других практически делили пространство между нижним обручем и талией. Остальные ленты, одни на обручах, другие на стержнях, соединяли каркас с поясом.

Этот фартингейл надевали таким образом, чтобы стержни доходили примерно до середины тела или немного ниже, и с этой высоты юбка падала перпендикулярно с обеих сторон. Несмотря на ширину этого каркаса, дамы могли по желанию уменьшить его почти до своего естественного размера, поскольку петли позволяли поднимать выступающие обручи и платье так, чтобы их можно было при необходимости удерживать за плечи.Узкие переулки и дверные проемы теперь не страшны для одетых таким образом дам. Поскольку эти фартингейлы выглядели так, как будто их единственной целью было поддерживать локти, их называли à coudes. Ниже показан красивый пример.

Мария-Антуанетта 1783. Жюпоны революции Мария-Антуанетта.

Этот фартингейл постепенно вошел в обиход и продолжал оставаться общепринятой формой придворной одежды до времен Французской революции. Обычная одежда стала уменьшаться в размерах примерно в 1780 году и почти полностью вышла из моды примерно в 1785 году.В суде тоже примерно в то же время реже наблюдались чрезмерные размеры. Наконец, его носили только в церемониальных случаях.

Одежда с 1780 года.

Поверх обручей надевалась нижняя юбка (юбка без корсажа) le jupon. Его длина варьировалась в зависимости от моды. Он был длиннее по бокам, чем спереди и сзади, дополнительная длина была эквивалентна расстоянию от талии до крайних концов обручей. У него не было складок спереди и очень мало сзади, там, где находилась щель, но по бокам он был настолько полным, что мог проходить через обручи, не растягиваясь.Поверх этого было надето платье le manteau. Он состоял из обтягивающего лифа с низким вырезом, корсаж с узкими рукавами до локтя и юбки со шлейфом с открытым фронтом. (Связано: Фартингейл. Корсет и кринолин.)

Дополнительная литература

Задняя часть корсажа манто была сделана из шести полос, в каждой из которых с обеих сторон, рядом с стыковочными швами, был кусок китового уса. вставлен. В переднюю часть вшивали также несколько стержней из китового уса.

Устройство для шнуровки лифа находилось на подкладке и было скрыто полосой ткани, падающей на нее.Рукава располагались в две небольшие складки, идущие вверх и назад. Длина юбки, или la queue, этого манто не превышала сантиметра. спереди 125 см. сзади 122 см. с каждой стороны. Ширина составляла семь панелей по 47 см каждая. широкий. Юбка пришивалась непосредственно к лифу сзади, но сзади от бедра вперед прикреплялась к прочной тесьме, которая застегивалась спереди. Шитье производилось таким образом, чтобы складки распределить и разместить по одной в каждом шве лифа. Внутри юбки было четыре равноотстоящих ряда небольших латунных колец, идущих сверху вниз на расстоянии 25 см.отдельно. Через них проходили завязки, которые позволяли владельцу поднимать и задрапировать юбку по своему желанию.

Иногда юбка манто покроялась намного полнее. В этом случае задняя панель была разрезана за одно целое со средней вставкой на спине лифа, которая затем была слегка втянута в талии. Китовые усы на спине были распределены, как и в предыдущем случае, но юбка не пришивалась непосредственно к лифу. В некоторых случаях задняя панель юбки поднималась на всю ширину до шеи лифа и располагалась там несколькими глубокими складками.Края пришиты к подкладке. Этот предмет одежды очень напоминал шлендер, который носили в первой половине века. Он был любимцем художника Ватто в начале века и оставался неизменным в течение почти семидесяти лет. Передние края юбки манто не доходили до застежки лифа, так что они составили 20 см. или больше, обнажая нижнее белье спереди.

Пальто. Людовик XV.

Изображение вверху: Les мод в стиле Людовика XV 1715–1774.

Вырез корсажа манто, как правило, был закрыт к верху, поэтому передняя часть - Sleeker, la piece - редко была необходима. Верхняя кромка лифа обшивалась кружевом умеренной ширины, а прямо впереди - большой бант из цветной ленты или ромбовидная застежка. Узкие рукава, из которых длинные кружевные ангелы спускались до предплечий, доходили, по крайней мере, до середины плеча, и были по-разному украшены на концах. Передние края юбки, иногда с подкладкой, были отделаны, как и рукава.Сама юбка либо совершенно не доходила до ступней, либо была собрана до колен в очень большие складки, которые были неплотно заполнены бумагой, чтобы сохранить свою мешковатую форму. Нижняя юбка, которая могла быть похожа на манто или отличаться от нее по материалу и цвету, была обильно украшена собственным материалом или кружевом, шелковой лентой или даже полосками меха.

Подобное разнообразие проявилось в стилях орнамента, наиболее распространенными из которых были воланы, воланы и особенно гладкие складки, называемые en platitude, прикрепленные к юбке прямыми линиями или большими или меньшими изгибами.Нередко использовались и так называемые «пластмассовые украшения». Это были куски плательной ткани, обшитые ватной тканью и пришитые в виде логов и венков. Потребность в более теплой одежде удовлетворялась с помощью ватных и стеганых тканей. На подкладку из прочного льна укладывали тонкий слой ваты. Поверх ваты помещали шелковый материал, который затем прошивали тонкими стежками через ватку к подкладке. Строчка была сделана так, что создавались красивые узоры, покрывающие все платье линиями, похожими на усики - узор, который можно увидеть на ватных лифах семнадцатого века и на дублетах шестнадцатого века.Это называлось матлассе.

Мода до 1780 года.

Манто пользовалось большей популярностью, чем широкий фартингейл, поскольку даже после того, как последний вышел из моды, манто в почти неизменном виде продолжали носить с покроем. Фактически, даже в более поздние времена он изменил только свое название, поскольку все новые формы одежды, появившиеся примерно в 1790 году, были вырезаны по линиям этой одежды. Когда вскоре после 1780 года фартингейл постепенно исчез, его место заняли небольшие подушечки или подушки, называемые поче, прикрепляемые к бедрам.Это длилось недолго. На смену им пришла довольно большая подушка le cul, названная так в честь материала (cul de crin), из которого она была сделана. Немцы назвали его cul de Paris по названию города, в котором он был впервые представлен. Юбка, которую носили с набедренными подушечками и на культе, обычно имела складки по всему периметру и доходила до ног. С другой стороны, платье le manteau снова имело шлейф, тогда как при ношении с фартингейлом оно собиралось или заправлялось. Иногда лиф также шили из материала, отличного от материала юбки.В таком случае юбка называлась un tablier.

Несмотря на несколько не маловажных изменений кроя, лиф в завершенном виде сохранил прежнюю форму. Спина теперь была цельной, но в ноге была значительно уже, чем раньше. Также он был менее широким спереди. Между передней и задней частью вставлялась боковина. Как и раньше, застежка лифа находилась на подкладке и закрывалась краем ткани платья. Было меньше китовых усов, чем раньше - два близко друг к другу сзади, по одному в середине каждой боковой части, по одному на каждом шве, соединяющем спину и стороны, и по одному на каждом краю шнуровки спереди.Вырез этих корсажей был все еще очень низким спереди, и поэтому, подражая общей практике англичанок, около 1790 года стало модным прикрывать бюст.

Petite robe ouverte et décolletée, 1780.

Для этого использовался большой треугольный кусок тонкой белой ткани, называемый фичу, который надевался либо под лиф, либо поверх него. В последнем случае его перекрещивали через бюст и завязывали сзади большим бантом. Как правило, фичу располагали спереди максимально свободно, и для этого иногда применялись гнутые рамы.Их называли тушами, но французы дали им прозвище trompeurs, или наставники. Англичане называли их «лжецами». Немецкое имя было Люгнер. Однако их использование не ограничивалось женщинами с бюстом; их носили и женщины с безупречными очертаниями.

Около 1790 года в моду вошли отдельные куртки. Их называли карако, и они, как правило, были очень похожи. Большинство различных стилей (которые вскоре снова вышли из моды) назывались жакетами, а название карако стало применяться только к стилю, напоминавшему мужской фрак.Он пользовался большой популярностью у немок, которые позаимствовали его у англичанок. Француженки предпочитали более простую форму карако.

Лифы. Людовик XV.

Корсаж нижнего платья, поверх которого надевали карако или платье, закрывающееся только сверху, всегда был из того же материала, что и юбка, к которой оно принадлежало. Он был максимально облегающим. Он был прошнурован сзади, а передняя и боковые стороны укреплены китовым усом. Однако в основном нижнее белье было без корсажа.Вместо него был надет легкий корсет; его скрывал широкий перед, la piece d’estomac, из того же материала, что и платье. Эта передняя часть была либо шнурована, либо иным образом прикреплена с обеих сторон к мантии или карако, так что мантии также плотно прилегали к телу. В одном из стилей карако нагрудник пришивали к верхнему платью и застегивали спереди так, чтобы он выглядел как жилет.

Следуя моде, которая была распространена в Англии примерно в 1786 году, женщины начали носить вместо верхней одежды легкий корслет, который немцы называли Mieder.Обычно это была черная тафта с белой подкладкой; он имел длинный козырек спереди и сзади, как лиф платья. Он был укреплен китовыми костями на расстоянии ладони и простеган белым шелком. Эти корслеты были либо зашнурованы сзади, либо застегивались спереди. В последнем случае края были на расстоянии около четырех пальцев друг от друга и скреплены широкими тканевыми лентами и стальными пряжками.

Примерно в 1780 году стало модным надевать элегантные костюмы, которые носили в помещении и на открытом воздухе, включая короткое верхнее платье, известное как Fourreau Tablier (сарафан или фартук).Он был из какого-то прекрасного белого материала и был оторочен по всему периметру широкой оборкой, называемой фальбала (волан или мех). Таблицы, как правило, были очень широкими и почти равными длине платья. У них было пришито два больших кармана. Мода просуществовала всего несколько лет.

Обувь и чепчики. Людовик XV.

В холодную погоду весны и осени дамы носили каминные полки - короткие накидки из шелковой ткани, отороченные по краям воланами из того же материала или кружевом. Они были настолько широкими посередине, что полностью закрывали спину владельца; к фронту они сужались.Концы были достаточно длинными, чтобы доходить до колен. Сделанные из бархата и отороченные лебяжьим пухом или мехом, их носили даже зимой, но более обычной зимней одеждой были настоящие меха, называемые пелисами.

Они различались по стилю, но обычно были короткими и очень широкими; они были снабжены широкими рукавами средней длины.
Прическа, которая ко времени восшествия на престол Людовика XVI была уже очень высокой и включала в себя много украшений, продолжала увеличиваться в высоту и должна была поддерживаться проволочными каркасами и подкладками различных видов.В 1778 г. часто было больше 50 см. в высоту, а украшения включали марлю, жемчуг, ленты, мишуру, перья и цветы. Боковые завитки прежних дней все еще продолжались, иногда длинные, а иногда собирались ниже ушей, при этом либо все длинные волосы сзади свободно падали с завитыми концами, либо половина их была зачесана вверх и уложена в форме шиньона. Эти два совпадающих стиля получили название cheveux à la consillère, поскольку они были фундаментальными стилями, на которые парикмахеры вносили все свои изменения.

Все исторические события, явления природы, мотивы из мифологии, даже события дня, предлагали предложения для женских причесок и описательных имен. Один стиль носил название «прическа à la flore» - в нем небольшая корзинка с цветами стояла на круто поднимающихся густых волосах. Coiffure à la victoire - это венок из лавровых или дубовых листьев. Дамы даже носили партерные галантные или детские кресла из волос. Эта изобретательность не ограничивалась парижанками. У них были достойные соперницы в лице женщин Лондона, Берлина, Санкт-Петербурга.-Петербург, Вена, Лейпциг, Дрезден, Гёттинген, Франкфурт-на-Майне. В 1785 году произошло событие, имеющее большое значение для парижанок. Королева, только что родившая ребенка, потеряла свои великолепные светлые волосы, которые сделали этот цвет модным и заставили его называть cheveux de la Reine. Ее парикмахер довольно коротко постриг оставшиеся волосы, чтобы создать новый стиль, la chevelure à l’enfant. Однако это никак не повлияло на прически немецких и англичанок.Даже в Париже продолжали носить вариации прически, и вскоре cheveux à la consillère, или прическа à l’urgence, как ее еще называли, снова стала основой для множества других стилей.

Хотя эти стили прически превосходили по размеру и разнообразию предшествовавшие им, признаки изменения вкусов уже были заметны. Густые скопления волос начали терять свою популярность, и женщины теперь подстригали волосы и укладывали их по новой моде, называемой эриссоном, или стилем «ёжик».Волосы на спине по-прежнему располагались в стиле шиньонов, или же им позволяли спадать сзади, закручивая концы. Однако орнамент полностью изменился, потому что теперь мода предписывала носить какой-то головной убор. Использование белого порошка, появившегося в новом столетии, продолжалось, но примерно в 1790 году светло-желтый или красный порошок заменил белый, хотя и ненадолго.

Habit en surtout à Brandebourg 1780

Le bonnet

Примерно в 1780 году стало модно носить шляпы и чепчики даже с высокой прической.Когда-то эта практика стала повсеместной модой, и строго предписывалось, когда и когда нужно носить шляпу или чепчик. Шляпа была объявлена ​​неформальной - en négligé. Чепчик был незаменим для la grande parure или парадного платья. Примерно в 1786 году головной убор под названием chapeau-bonnette был разрешен для обеих целей. Он состоял из куска материала, расположенного таким образом, что наверху он образовывал большую затяжку, удерживаемую вместе лентой, а остальная часть материала падала на затылок. Лента завязывалась сзади узлом, увенчанным перьями из цветных перьев.Завершала головной убор вуаль. По индивидуальному вкусу были добавлены всевозможные орнаменты.

Ле чепчик, кусок материала (атлас, тафта или лен) любой желаемой формы, прикреплялся к волосам любым способом, который подходил владельцу, и носился с нитками из бус, лент, шнурков, перьев или цветов. Не было никаких определенных правил - мастерство и вкус парикмахера, который постоянно изобретал новые способы, были единственным законом в этом вопросе. Как и стили прически, у чепчиков были самые разные любопытные названия: были чепчики à la tiirque, à l’espagnole, à la béarnaise или даже à gueule de loup.События дня принесли новые стили с новыми именами. Например, призвание знати в 1787 году породило стиль, названный шляпой а ля знатные.

Хотя капот был частью парадного платья, его также можно было носить с неформальной одеждой. В самом деле, это была его неотъемлемая часть, если выражение en négligé использовалось в том значении, которое оно имело тогда, как противоположность grande parure - придворное, официальное или бальное платье - а не в его современном значении `` раздеваться «, потому что чепчик en négligé носили как женщины среднего класса, так и пожилые женщины просто для удобства.Его особенно носили модницы и юные леди, когда ходили в церковь или как часть прогулочного костюма.

С 1785 года шляпы стали увеличиваться в размерах, а прически - меньше и, в частности, ниже. С этого времени форма шляпы все больше и больше отличалась от формы шляпы, так как до этого времени они иногда отличались друг от друга только по названию.

Le Chapeau

Шляпа le chapeau стала модной вскоре после 1780 года.Единственная разница между ним и капотом заключалась в почти горизонтальных полях. Однако вскоре шляпа стала принимать различные формы. В большинстве случаев она была довольно большой, чтобы ее не скрывала высокая прическа. Обычно это был легкий материал - солома или шелк. Он мог быть высоким или низким на макушке, широким или узкополым. Подобным же образом разнообразие проявилось и в способе его ношения. Он располагался на кончике волос, или помещался набок, или наклонялся вперед. Иногда он был низко внизу, иногда высоко на голове, но во всех положениях его приходилось фиксировать лентами или булавками; иначе он отвалился.

Кепки и капюшоны. Людовик XV.

Еще большее разнообразие проявилось в отделке шляп. Использовались перья, цветы и ленты. С 1786 года женщины стали носить шапки из меха бобра, на колесиках, имитирующих форму мужских шапок, но с добавлением богатой веселой отделки. В Париже в 1790 году дамы вольно или невольно украшали свои шляпы большими трехцветными кокардами или лентами.

С середины века обувь практически не изменилась. С 1780 года каблуки стали ниже.Длинный верх тоже исчез, так что обувь теперь закрывала чуть больше пальцев ног. Около 1790 года в моду вошли пряжки. Вскоре после 1785 года обувь стала настолько удобной, что тапочки (мюли) перестали носить. Веер по-прежнему сохранял свою популярность, хотя грозный соперник появился в 1789 году в зонтике или зонтике. Поскольку солнцезащитный козырек выносили в основном на улицу, вентилятор был ограничен гостиной. Примерно в то же время вошли в употребление длинные трости, известные как бадины.

ОТ CARL KOHLER
NEW YORK, G.HOWARD WATT, BROADWAY 1930

Продолжение:

Как это:

Нравится Загрузка ...

Корзины: модное нижнее белье 18-го века, привлекающее внимание

1800-х годов | 2 апреля 2017

Мода 18-го века - это тщательно продуманная, стильная и утонченная, но, о боже, это было неудобно.

Мы уже писали о Crinoline - модном нижнем белье 19-го века, метко названном Woman killer (более 3000 женщин умерли от его ношения), и вдохновленные этим, мы наткнулись на еще одну модную тенденцию из другой эпохи, корзина.

Платье 18 века

Если вы смотрели хотя бы один биографический фильм о Марии-Антуанетте, то вам известны «эффектные» стороны ее платья.

Для достижения эффекта обруча женщинам 17 и 18 веков необходимо носить специальное нижнее белье под названием Pannier.

Эти кофры или боковые обручи расширяют края юбок, оставляя переднюю и заднюю часть относительно плоскими. Это означает, что тканые узоры, сложные украшения и богатая вышивка могут быть полностью показаны и оценены.

Крепление для дисплея для нижнего белья 1751

Английское или французское придворное платье с широкой корзиной, ок. 1760

Реконструкция Фартингейла

Исторические Hoopskirts

English, Hoop petticoat or pannier, 1750-80. Льняное полотно и тростник.

Мария-Антуанетта в придворном платье 1779 года, надетая на очень широкие сумки

Этот стиль был первоначально вдохновлен испанской придворной одеждой 17-го века, которая часто используется в портретах Веласкеса.Мода стала популярной во Франции, а после ок. 1718–1719 годы, это было для остальной Европы, когда некоторые испанские платья были выставлены в Париже.

Некоторые говорят, что корзина возникла в Германии или Англии, поскольку она существует в Англии с 1710 года, и даже появлялась при французском дворе в последние годы правления Людовика XIV.

Принцесса Франции Генриетта в придворном платье, играющая на альте гамба, ок. 1750-52, Жан-Марк Наттье

Платье и нижняя юбка с вырезом на спине, 1775-1780

К середине 18 века женское платье всегда представляло собой внушительное зрелище и занимало в три раза больше места, чем мужское.В крайних случаях юбки с корзинами могли выходить на несколько футов с каждой стороны. К 1780-м годам корзины обычно надевали только на очень формальные мероприятия и в придворной моде.

H / T VintageNews

Нравится? Поделись с друзьями!



Введение

модных табличек - Национальная портретная галерея

С конца 18 века и на протяжении всего 19 века модные номера показывали дамам и их портным, что носит модное общество в Лондоне и Париже.Стили начали быстро меняться, и модные бренды все чаще предлагали новейшие и наиболее подходящие наряды для разного времени дня и для конкретных случаев.

В XVIII веке появилось множество периодических изданий, в том числе для женщин, а с 1759 года журнал Lady's Magazine (1759-1763) стал первым, в котором была представлена ​​современная мода с ее «привычками» года. Другой, более долгоживущий Lady's Magazine (1770-1832) последовал с более частыми и регулярными табличками с 1770 года, чтобы показать, что носит общество.Ранние пластины выпускались неокрашенными, хотя их могли тонировать портнихи, чтобы вдохновить своих клиентов, но к 1790 году те, что в Lady’s Magazine , были «украшены» раскрашиванием вручную, и началась практика использования обычных цветных табличек.

Несколько женских журналов, предназначенных для модного общества, появились к концу 18 века и в увеличивающемся количестве в 19 веке, предвосхищая новые стили, а также фиксируя то, что носили. До 1820-х годов гравюры выполнялись на медных печатных формах, мягкость которых ограничивала количество отпечатков, которые можно было сделать.Но их замена на более твердые листы со стальным покрытием, введение новых методов механизированной печати в середине века и отмена налога на бумагу в 1854 году - все это привело к увеличению тиражей и резкому увеличению продаж, а также к существенному снижение цены.

Рынок женских периодических изданий менялся, появлялись новые журналы с более практическим содержанием, предназначенные для растущего среднего класса, наряду с журналами о моде и досуге для более состоятельных читателей.Только в 1840–1860-х годах в Европе появилось более сотни новых наименований, которые представили новейшие стили гораздо более широкой публике. Некоторые журналы выходили всего несколько выпусков, некоторые - десятилетиями; некоторые были полностью посвящены моде, хотя большинство включало ее в ряд образовательных и развлекательных тем. Первые журналы и тарелки были небольшими, но во второй четверти века они обычно увеличивались в размерах. Таблички обычно сопровождались описанием представленной одежды, чтобы ее можно было точно скопировать, а также долгими обсуждениями последних модных нарядов в Лондоне и Париже.

Британские женщины считали Париж лидером в моде, а с конца 18 века французские тарелки часто копировали для британских журналов. Но с 1830-х годов французские гравюры сами отправляли для включения в высококлассные английские периодические издания. Для менее опытных граверов было обычной практикой затем копировать их для более дешевых журналов, поэтому одно и то же платье часто повторялось в последующие месяцы, когда оно спускалось по социальной лестнице и дальше от Парижа.К 1860-м и 70-м годам почти каждый английский журнал импортировал свои пластины из Франции, и в коллекции есть множество французских гравюр, переизданных в Англии.

Художники часто делали свои оригинальные рисунки в ателье портных, некоторые из которых были указаны на тарелке. Затем его скопировал гравер и напечатал, прежде чем он был тщательно раскрашен вручную, вероятно, на конвейере рабочих, каждый из которых наносил один цвет и переплетался в журнал. Лишь немногие из рисовальщиков и граверов идентифицированы до 1840-х годов, когда новое поколение французских художников, представляя менее неестественные композиции с разнообразным фоном и менее стилизованной одеждой, начало регулярно подписывать свои работы.В последние десятилетия века произошли технологические инновации и изменения: с ростом тиража литография начала использоваться с 1860-х годов, когда художник мог рисовать прямо на камне, с которого был сделан отпечаток, а с конца 1880-х годов - механический цвет. -печать стала заменять раскрашивание вручную. Стандарт гравированной модной тарелки пришел в упадок, и с 1890-х годов его место заняла новая среда модной фотографии.

Коллекция модных тарелок Национальной портретной галереи состоит из 562 гравюр, в основном раскрашенных вручную и в основном изображающих женское платье.Он охватывает столетие от первой грубой черно-белой гравюры, опубликованной в The Lady’s Magazine в 1770 году, до натуралистических живописных композиций, датируемых 1869 годом, когда период ручной раскраски подходил к концу. На самом деле наряды, изображенные на модных тарелках, часто были адаптированы и смягчены, как и творения дизайнеров сегодня, а британская мода часто немного отличалась от французской, а также отставала на несколько месяцев. Но вместе с письменными описаниями, которые впервые сопровождали их (многие из которых переписаны здесь), они дают важное представление об одежде конца 18-го и 19-го веков и являются ценным подспорьем в датировке портретов и понимании диапазона изображенной одежды. в них.

Коллекция теперь может быть изучена здесь по десятилетиям, по журналу

Восточноазиатская культурная сфера 15-16 веков Лилсуика на DeviantArt

Ханбоки 15 века были сильно плиссированы: i.pinimg.com/474x/ce/c4/38/cec …

i.pinimg.com/originals/25/ed/2…

Я нашел ваше исходное изображение, но оно немного искажено, так как оно нарисовано, и она сидит, а не стоит.

Кроме того, пальто (Дурумаги) не было таким распространенным явлением, но для сидячих портретов их могла носить хозяйка дома, но для выхода из дома маловероятно, поскольку голова знати была покрыта складками. одежда.Иногда женщины также носили белый пояс от галстуков на юбке (чима), который был похож на носовой платок, а иногда был вышит, как показано здесь: i.pinimg.com/originals/cc/61/3…

Я должен отметить, хотя к XVI веку ханбок немного изменился. Грубые складки исчезли, хотя юбка по-прежнему оставалась складчатой ​​сверху.

Получается что-то вроде этого: news.chosun.com/site/data/html… (крайнее левое изображение в серии). Хотя для ученого и его жены она, вероятно, не смогла бы позволить себе такое количество золота и серебра на своей одежде, которое часто ограничивалось королевской семьей.Однако она может подчеркнуть свой статус, имея вышивку на рукавах и т. Д.

Итак, в то время Корея была ближе к Китаю 15 века, но имела другие галстуки, более короткий пиджак и т. Д.

Муромати выглядит так: i .pinimg.com / originals / 64 / 2f / e… (Пальто - большой подарок) Ваш выглядит скорее периода Эдо (1600-е годы), чем Муромати. Она также выглядит так, будто носит дзори, а не гета, что было бы одеждой благородного сословия (кроме, конечно, внутри дома). Пальто, кстати, носили бы внутри и снаружи дома японцы.

Вероятно, разумнее ограничить его одним столетием, потому что я знаю, что в упомянутых вами странах столетиями оно изменилось.

Это красиво нарисовано, но я подумал, что вместе с ним приведу исторические факты. Я знаю, что это было сложно нарисовать, поэтому я ни в коем случае не «требую» его исправления или чего-то еще, но я подумал, что сделаю оговорки и немного пойму, что вы выбрали.

Поклонники в Европе 18 века

18 век стал первым в Европе золотым веком фанатов.В течение этого периода они постепенно превратились из единоличной собственности очень богатых и модных людей в незаменимый модный аксессуар практически для всех классов. Впервые печатные веера стали массово производиться для тех, кто не может позволить себе роскошные расписанные и украшенные драгоценностями веера аристократии и двора. Вентиляторы использовались всеми классами каждый день как незаменимый аксессуар. Многие из выживших поклонников были свадебными подарками невесте и хранились невестой. Эти веера обычно изображают сцены любви, известные исторические свадьбы в период барокко или сцены беседок с жертвоприношениями богу любви Гименей в период рококо.

С 18 века и далее веера выживают гораздо больше, и главный способ датировать и атрибутировать всех нарисованных веера - это стиль рисования, то есть попытка сравнить их с акварелью, портретными миниатюрами и масляными картинами, которые уже были приписаны страна происхождения и дата. Есть много вещей, которые затрудняют это. Вентиляторы широко производились и продавались между разными странами. Также было много импортных деталей для вентиляторов. Как и в масляной живописи, веерный лист не обязательно был нарисован одним человеком.Есть несколько примеров, когда бордюр выглядит китайским, а центральный - европейским.

На рубеже веков мало чем можно отличить раскрашенные складные веера с листьями начала XVIII века от вееров XVII века. Это связано с тем, что период искусства барокко все еще преобладал, как и примерно с 1660 года. Примерно до 1735 года они продолжали варьироваться между тремя типами. Первый представляет собой очень длинный веер, около 30,5 см (12 дюймов), нарисованный на крупном козлом листе с широким размахом почти 180 градусов и окрашенный по всей поверхности довольно рыхлой, но хорошо сбалансированной композицией, обычно включающей жирных путти (херувимов). , в ярких тонах, часто украшенных золотом.У этих вееров довольно тяжелые палочки в черепаховом панцире с редким орнаментом. На самом деле палочки почти всегда идентичны по форме, хотя иногда они сделаны из слоновой кости, а не из панциря черепахи. Вероятно, они происходят из одного источника.

Второй тип вееров в стиле барокко намного превосходит по качеству. Он почти наверняка французский и изображает очень сложные сцены, наполненные фигурами, и все они хорошо нарисованы. В частности, великолепно обработаны их костюмы. Как и предыдущий тип, они окрашены в цвет тела, обычно на темном фоне, но на более тонком листе козлятины, называемом «куриная шкура».Все они, как правило, длиннее, чем фанаты следующих нескольких десятилетий.

Третий тип состоит из слюды и намного меньше по размеру, чем предыдущие две категории. Известно несколько примеров этого типа, и их можно найти в коллекциях Brompas и Messel. Поклонники повторяют конструкцию слюдяных вентиляторов конца XVI века. На каждом кусочке слюды нарисована яркая миниатюра, похожая на драгоценный камень, фигура, бюст с сложной прической, животное или цветы. Вероятно, они тоже были французами.

В дополнение к этим складным веерам в то время очень популярными были вентиляторы другого типа. Эти веера традиционно (но неточно) известны сегодня как фанаты бризе Верниса Мартина из-за глянцевого лака, покрывающего палочки. Эти фанаты на самом деле не используют лак «Vernis Martin » для покрытия своих палочек, поэтому «лакированный» - более точный термин. Эти вентиляторы производились в Голландии, Англии и Франции с 1650 по 1730 годы. У них нет «листа», они состоят исключительно из палочек из слоновой кости, написанных маслом, часто в классических сценах или сценах с Востока.Чтобы скрепить веер, есть либо жесткий тонкий шнур, либо узлы из тонкого шелка, либо украшенная шелковая лента в верхней части веера. Эти вентиляторы сегодня очень хрупкие, и их ни в коем случае нельзя мыть. Украшение просто исчезнет. Многие из этих фанатов имеют либо нежно нарисованную сцену, похожую на их кузенов с листом, либо яркие, сильно позолоченные рисунки на них, часто с обратной стороной, демонстрирующей бледную версию передней части веера.

В 1720-х годах производители вентиляторов, несмотря на их огромный успех на вершине рынка, сочли необходимым расширить свою торговлю и производить более дешевые вентиляторы оптом, чтобы удовлетворить постоянно растущий общественный спрос.Для этого они начали печатать листья - затем они могли дублировать свои дизайны, а их продукты можно было дешево продавать на ярмарках в киосках и киосках, тем самым подрывая дешевые китайские вентиляторы, которые заполонили рынок на нижнем уровне. Эти вееры часто используются для ознаменования событий. Будучи дешевыми и эфемерными в то время, их не часто хранили. Их палки часто были из простого дерева. Поскольку многие из этих фанатов встречаются редко, их стоимость сегодня часто соперничает по цене с другими важными фанатами.

Примерно с 1730-х годов у нас также есть кружевные веера, которые сохранились. У всех этих поклонников кружево ручной работы. Великолепный предмет роскоши, потому что кружево было, как и жемчуг, престижным предметом из-за времени и навыков. Многие из самых ранних выживших поклонников кружева носят кружева в стиле «ренессанс», часто сделанные из ультратонких льняных нитей. Этот тип резьбы диаметром всего 0,09 мм производился с 1650 года до конца 18 века. Многие из немногих выживших поклонников кружева 1730-х годов демонстрируют брюссельские кружевные листья со сценами, изображающими фигуры, все эти вееры выглядят одинаково по стилю, но изображают разные предметы.Кружевные вееры продолжали изготавливаться на протяжении всего 18 века, хотя стиль используемых кружев менялся в зависимости от моды того периода, в который они были сделаны. В коллекции Esther Oldham есть прекрасный кружевной веер 1775 года с кружевом Point d'Argentan, который Считается, что он был сделан для свадьбы принцессы из дома Орлеан.

К 1753 году Association de Eventaillistes во Франции оправилась от огромной потери искусства предыдущего поколения с отменой Нантского эдикта и насчитывала 150 членов.В Англии также была организована торговля вентиляторами, и в 1709 году Королевы Анны даровали Worshipful Company of Fanmakers чартер, став последней чисто торговой городской компанией, которая была создана. Девиз компании - «Искусство и торговля». Сегодня компания более известна производимой ею продукцией благодаря сотрудничеству с отраслью кондиционирования воздуха.

Хотя Англия и Франция экспортировали много вентиляторов, они также импортировали большое количество, особенно с востока на рубеже XVII и XVIII веков.Китайский вкус был в моде. Европейские веера начала XVIII века часто демонстрируют влияние китайского вкуса, особенно на веера бризе. Примерно к 1735 году веерные палочки становятся более аккуратными и часто покрываются перламутровыми бляшками. Поклонники тоже стали немного короче.

В Италии основными предметами были классические, часто взятые из известных римских картин. Таким образом, они были очень подходящими подарками для возвращения из Гранд-тура. «Гранд-тур» был «обязательным» с середины 18 века и далее, и эти поклонники часто носят очень тонкую куриную шкуру.Во Франции в 1730-х годах, когда вкус сместился в сторону рококо, сюжеты веерных листьев сменились пасторальными и романтическими. Листья теперь почти полукруглые, в начале века их было около 120 градусов. Их теперь всегда рисуют на светлых поверхностях, а палочки стали намного важнее и декоративнее. Они преимущественно из слоновой кости или перламутра и искусно вырезаны.

В Англии топографический веер появился примерно в 1740 году. В то время в Голландии листья были нарисованы пасторальными сценами, часто очень тонко прорисованными и преимущественно в бледно-зеленых и голубых тонах.Эти вееры были довольно маленькими, но позже, около 1740 г., они стали шире. В Венеции поклонники остались большими, ‘a grand vol’ . В течение 1760-х годов форма и конструкция вентиляторов меняются. Теперь они обычно состоят из одной большой и двух меньших виньеток. Лучшие французские веера изысканно нарисованы и имеют более мрачный цвет, чем веера других европейских стран. Более дешевые французские веера обычно изображаются коренастыми фигурками с круглыми розовыми лицами. Английских вееров можно отличить по их тонким резным палочкам из слоновой кости: при отбеливании их палочки стали мягче и белее.Листья часто импортировались, но домашние листья имели яркие цвета, а запасы были украшены большими гибкими пионами, часто обведенными золотом. Англия также была крупнейшим производителем и экспортером печатных вееров.

Типичными французскими фанатскими сюжетами того времени были симпатичные группы влюбленных, жертвоприношения Девственной плеве, семьи и пастушки. В Голландии используется аналогичное расположение из трех виньеток, но с гораздо более чистым фоном. Однако у большинства голландских фанатов библейские и пасторальные сюжеты.Веера использовались в церкви, где респектабельные женщины молились за своими веерами, а мужчины носили шляпы. Библейские поклонники были в основном ветхозаветными, а новозаветные поклонники считались идолопоклонниками. Мода для поклонников trompe l’oeil зародилась в 1760 году. Они расписаны смесью рисунков, картин, драгоценностей и кружева. Подпись обычно замаскирована изображением на одной из картин. После 1777-8 гг., Когда гильдии были реформированы, членам ассоциации изготовителей вентиляторов было разрешено рисовать цветы и вышивать на листьях веера, что привело к сокращению числа фигур и увеличению вышитого орнамента.

В Италии, начиная с 1770-х годов, большинство веера расписывались классическими руинами с резервами в стиле Помпеи. Были также впечатляющие виды на извержение Везувия и Неаполитанский залив. Во Франции с последней четверти XVIII века до революции было несколько очень хорошеньких вееров, часто нарисованных на шелке. На некоторых изображены фигуры в парке или саду, они одеты по последней моде, иногда играют с пастушками, как Мария-Антуанетта любила делать в Пети-Трианон.Многие поклонники этого периода отмечают восхождения на воздушном шаре, они пользуются большим спросом. Но с этого момента и до реставрации Франция не производила еще много расписных вееров. В революционные времена были популярны дешевые печатные веера с политическими лозунгами. Затем Франция, вскоре после революции, на рубеже веков возглавила арсенал лучших печатных вееров. При Наполеоне маленькие шелковые, черепаховые и веера из слоновой кости, часто украшенные блестками, были более дешевыми и популярными. У нескольких качественных вееров были шарнирные палки, по которым могут двигаться резные фигуры.Был изготовлен новый тип жесткого вентилятора, ручной экран, обычно с печатным листом и простыми палочками.

Источники:

  • «Поклонники» Нэнси Армстронг, опубликовано Souvenir Press, 1984
  • «Поклонники» Сьюзан Мэйор, опубликовано Чарльзом Леттсом, 1990 г.
  • «Раскрывающаяся красота - искусство веера» Анны Грей Беннетт, опубликовано Thames and Hudson, 1988 г.
  • «Книга поклонников» Нэнси Армстронг, изданная Mayflower Books, 1978

Мифы женской моды 18 века. Часть 1

ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: Эта статья включает обсуждение наготы и обнаженности на рисунках и картинах.Без наготы отображается в статье (кроме отмеченной ссылки), но используется язык, относящийся к женской форме, и может быть неудобным для молодых или чувствительных читателей. До того как социальные движения 1960-х поразили музейный мир в 1970-х, много проблем с интерпретацией женских исторических фигур. Можно утверждают, что проблем с интерпретацией женского исторические фигуры, хотя в целом дела идут в правильном направлении.Извечным оправданием было то, что источников о женщинах недостаточно, и что эта проблема стоит перед нами, поскольку женщины исторически не рассматривались актуальны в свое время, и поэтому источники не сохранились. Документация о женщины это иногда трудно найти, особенно если речь идет о дамах низших сословий и порабощенных. Там Однако в женской истории есть две вещи, в которых нет недостатка: образы и мифы. Так много мифов о женщинах 18, -го, -го века, сегодня мы сосредоточимся только на некоторые из них связаны с заблуждениями об исторической скромности, но мы будем используя множество изображений, чтобы развеять эти мифы! Миф: 18 Люди века были более сексуально подавлены и скромно одеты, чем современные люди.Для женщин было скандалом показывать на публике лодыжки или локти потому что это были сексуализированные части тела, поэтому женщины носили длинные юбки и ¾ или платья с длинными рукавами. Платья с низким вырезом тоже были рискованными. Учитывая нашу современную концепцию тела и сексуальности, у нас очень установить представления о том, что уместно, а что нет, и, поскольку большинство из нас учили, что наша история начинается с религиозных поселенцев, таких как пилигримы, мы склонны считать, что все колонисты были более чопорными, чем мы. На самом деле, вне настоящих пуритан (и других консервативных религиозных групп), Колониальная эпоха была не очень пуританской.Например, до одной трети Колониальные женщины отправлялись на замену беременным, в зависимости от колонии.

Кроме того, сексуализация отдельных частей тела так же отличается от века к веку, как от культуры к культуре. Довольно то, что мы сейчас называем строгим подавлением «прошлого» (первый признак что исторический миф неуместен, когда рассматриваемый период времени неясен) стал установлен в викторианскую эпоху (1837–1901).

Миф о лодыжках, например, возник из 19 -го -го века. предания и был применен еще к 18 -му -му веку.Будь то лодыжки миф правдив в викторианский период выходит за рамки этого статья, но это не относилось к женщинам -го -го века. Было бы было неприемлемо для представителей благородного сословия, мужчины или женщины, показывать любую часть ноги без чулок. Однако поднимать юбку, чтобы обнажить щиколотку в чулках, было довольно часто. В конце концов, подниматься по лестнице или входить в карету, не подгоняя для этого юбки.Многие женские модели конец 18 -век включил немного более короткие юбки в стиль, который должен был имитировать пастырскую пастушку из рабочего класса - и что позволяло видеть лодыжку.
Две французские модные тарелки 18-го века и платье из Киотского института костюма (в центре), демонстрирующее популярное платье в стиле пастушки, которое должно было имитировать (хотя и нереально) женский стиль рабочего класса за счет более коротких подолов и зашевелились юбками.Модные тарелки были опубликованы и широко распространены, чтобы показать популярные стили людям, живущим за пределами городов высокой моды. Далеко не порнографический дисплей ноги, изображение слева должно было показать стили обуви, чулок и подвязку уместно носить с таким платьем.
«Мантия а-ля турк» на автопортрете
Роуз-Аделаида Дюкре, на котором отчетливо виден ее локоть
, когда она наклоняется, чтобы
играть на арфе.

Точно так же миф о том, что женские локти нужно было прикрыть, чтобы избегать оскорбления тонких чувств проистекает из соблюдения модных вкусов а не какие-либо письма, чертежи или документы 18 th -Century, обсудить привлекательность локтя или скандал локтевого существа разоблачены. Платья с рукавами три четверти были довольно популярны в середине-конце 18 -го -го века, и пока много таких рукава закрывали бы локоть, многие еле-еле, так что любой сгибание руки обнажило бы локоть.Это правда, что не было многие стили с короткими рукавами, и даже если кто-то носит платье с короткими рукавами, это обычно надевается поверх смены с длинными рукавами или рукавами ¾.

Еще один «халат а ля турк». Этот стиль, в то время как
не определялся короткими рукавами, позволял владельцу
укладывать ткани таким образом, чтобы демонстрировать богатство
, особенно когда использовались богатые ткани, такие как шелк
и кружево.
У этих стилей есть два возможных объяснения.В Во-первых, нижнее белье льняной смены использовалось как абсорбирующий слой для удаляют масла и грязь с кожи и защищают дорогую верхнюю одежду от повреждений нанесенный человеческим телом. Он не работал бы на этой работе, если бы рукав был короче рукава халата, позволяя коже соприкасаться верхняя одежда. Второе объяснение стиля - длинные рукава означало больше ткани и больше ткани означало больше денег. Видны короткие рукава как экономия на стоимости ткани, но длинные рукава демонстрируют богатство.Разделите длины рукавов так, чтобы было видно край смены, демонстрируя еще больше ткани и, следовательно, больше богатства. Полноразмерные рукава, сделанные из высококачественных материалов, демонстрировали достоинства даже больше , но ограниченное движение рук делало трудным выполнение любой работы или, если уж на то пошло, досуг. Стиль стал популярным, потому что многие женщины выбрали удобство передвижения рук, но среди богатых могли использовать кружево манжеты, оборки, ленты и другие дорогостоящие украшения, свидетельствующие о том, что укороченный рукав не был вопросом денег.
Кэтрин Ван Ренсселер Шайлер
Томас Макиллуорт
Сегодняшняя статья была вызвана очень частой реакцией посетителей. к портретам Катарины Ван Ренсселер Шайлер и ее дочери Корнелии Шайлер Малькольм. Обычно это звучит примерно так: «Не могу поверить, что она в таком платье с глубоким вырезом! В то время ?! » Здесь наше восприятие того, что есть, а что нет. В игру вступает сексуализированная часть тела.Что еще более важно, изменилось то, как частей тела считались сексуальными или вульгарными. значительно. Верхняя часть груди, шея и плечи - зона декольте, считалась красивой, но не откровенно сексуальной зоной женского тела. Сейчас мы считаем, что слишком открытая декольте неуместна, мужчины и женщины 18-го, 90-го, 8-го, 90-го, 90-го века, казалось, не особо задумывались о том, что грудная клетка. Франция в 1790-х годах довела это до крайности с модой, которая позволила груди набухнуть поверх платья.Эти платья были показаны в многочисленные модники, которые не были предназначены в качестве пародии или порнографии. [ ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: Некоторые из этих модных пластины, которые с по содержат иллюстрации наготы можно увидеть в этом блоге. Ссылка предоставляется только как место для просматривать эти изображения в централизованном месте. Schuyler Mansion не является аффилированным лицом с этим блогом, и интерпретации, сделанные в блоге EKDuncan, не представитель аргументов, приведенных в этой статье.]
Корнелия Шайлер Мортон
Томаса Салли - на выставке
в особняке Шайлер.
Подписи на французском языке под каждым рисунком описывают только фасон и особенности платьев. Они не упоминают о воздействии, вызванном этими платьями, подразумевая, что природа с низким вырезом не обязательно была ожидаемой шокировать или оскорбить зрителя. Это был еще один способ показать свое богатство. В конце концов, платье, которое так легко может соскользнуть с владельца, не предназначено для кропотливая деятельность. Его мог носить только тот, кому не нужно было выполнять труд, работа. Это также объясняет, почему эта экстремальная мода никогда не вступает в Америка - даже богатые женщины, такие как Кэтрин Шайлер, владевшие рабами, большую часть труда, по-прежнему имели больше практических обязанностей, чем женщины в высшие суды Франции.
«Неудобство в одежде», опубликовано
S.W. Fores, который издевается над любимой женской формой
, созданной модными тенденциями.
Как ни странно, в пародийных образах женщины носят слишком много одежды, чем вообще не носят. Такие вещи, как paniers, bum свитки и многослойные нижние юбки, которые, на современный взгляд, закрывают и затемняют человеческая фигура, некоторые в 18 -в.Снова на арену декольте; фичу - квадрат или треугольные шарфы, которые были заправлены вокруг шеи и спереди платье) - современные люди часто считают предметом скромности. Однако если носить слишком много слоев - как это стало популярно в 1780-х и 90-х годах - они тоже считались вызывающими и вызывающими; 18 -вековой эквивалент бюстгальтера, возможно? В фичу больше говорилось о комфорте передвижения и демонстрация ткани как, как вы уже догадались, символа богатства.
Catharine Van Cortlandt Van
Rensselaer. Сравните с портретом Кэтрин
Шайлер выше.
Еще один интересный момент относительно портрета Катарины. в том, что весьма вероятно, что показанное тело не принадлежит Кэтрин Шайлер в все. Платье определенно было не ее, как на многих других женщинах. в то время писали разные художники. Это включает Катарин младшая кузина, Кэтрин Ван Кортланд ван Ренсселер, которую как и Кэтрин Шайлер, художница, даже не изменила складки в рукаве.По всей видимости, наброски к телу портрета были сделаны по модели в фальшивом платье, которое художник хранил в своей мастерской. - это позволило бы ему аккуратно рисовать драпированную ткань с натуры. В затем черты платья были нарисованы, имитируя другой портрет, вероятно, один из тех, кому Кэтрин хотела подражать. Этот процесс означал что Катарине достаточно было ненадолго позировать, чтобы художник мог сделать набросок ее лица из жизни, но остальную часть картины можно было бы сделать из мастерская художника, экономя время и деньги.
Тот факт, что показанное тело не принадлежало Кэтрин, не секрет. Люди, смотрящие на портрет в определенный период времени, понял процесс покраски. Таким образом, даже если бы Катарина не была комфортно показывать столько кожи в повседневной жизни, у нее не было причин быть смущенным чужим телом с хлопанной сверху головой.
У нас гораздо больше образов и мифов о женщинах в 18 th -Century, так что заходите в блог почаще, если вам это понравилось статья.К тому же с 2017 года не только 100 -я годовщина открытия особняка Шайлер, а также избирательного права женщин, мы рады объявляют, что будет доступна программа «Женщины из особняка Шайлер» как информационная программа, так и экскурсия по музею в 2017 г. сезон. Более подробная информация будет доступна на Facebook 17 мая -го г. первый день нашего открытого сезона. .

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *