Девушка гопник фото: Стиль 90-х: фото одежды в духе гопников

Содержание

Словарь молодежного сленга — гопотёлка

  1. Гопник женского пола.
  2. Подруга гопника, сексуальный партнёр гопника, будущая жена гопника.

Пример текста: Есть гопотелка, ругается матом в малейшей затруднительной ситуации.

Происхождение: От слов «гопник» и «тёлка» (привлекательная или не совсем привлекательная девушка на жаргоне гопников).

Синонимы: розетка, гопница, сиповка, шмара.

(интернет, среда небыдла)

» Девушки бывают разными, тощими, жирными, странными«, и как показывает моя практика, они все одинаковые внутри, как горошины в стручке. Неважно, как она выглядит, и кого пытается из себя показать, просто знайте, ваша леди такая же, как и все. Большинство телодвижений, мотивов и мечтаний женщины, как таковой, направлены на поиски самца, который бы выкормил бы её потомство. Отсюда и такая внутренняя их похожесть, тогда, как внешне эти барышни весьма разнятся между собой, периодически вводя парней в заблуждение. Для каждого подвида женщины, сильный пол придумал свои меткие определения, которые довольно удачно раскрывают их эгоистичную и меркантильную натуру. Однако, не все обозначения знакомы молодым людям, которые зачастую хотят найти ответы на свои вопросы. Наш сайт terminy.info с гордостью представляет свой словарь, чтобы вы смогли в доступной форме и быстро уяснить значение, тех или иных фраз. Сегодня поговорим об довольно характерном словечке, это Гопотёлка, что значит вы сможете прочесть немного ниже.

Впрочем, прежде чем продолжить, я бы хотел посоветовать вам ознакомиться с ещё парочкой познавательных публикаций по тематике девушек и женщин. Например, кто такая Путана, что означает Суррогатная мать, что значит Дама сердца, как понять Пиздатая и т. п.

Итак, продолжим, что значит Гопотёлка? Этот термин состоит из двух слов » Гопник» и » Тёлка», что как бы говорит само за себя.

Гопотёлка это девушка, которая встречается с мелким бандитом, то бишь гопником, и является ему верной подругой

  Синоним Гопотёлка: маруха.

Гопотёлка это грубая, неотёсанная особа, которая любит бухать на лавочке и грызть семки

  Пример:

  О, какие девчонки, пойдём познакомимся! Ты чё Толян, с дуба рухнул, это же гопотёлки, захотел получить бутылкой по чайнику?

  Я пол года встречался с гопотёлкой, и сделал для себя вывод, что больше никогда, даже под страхом смерти не стану знакомиться с подобными девушками.

  По молодости я был панком, и меня стала добиваться одна гопотёлка. Она хотела, чтобы я перестал маятся хернёй, и стал реальным пацаном.

Вообще, если взять образ гопотёлки и офницы, то можно сказать, что они обе близки друг другу по духу. Причём, они спокойно могут поменяться между собой местами, и это будет выглядеть так же органично. Конечно офницы, одеваются более » богато«, хвастаются своими патчами и конверсами, но по сути это такая же гопотёлка, только хорошо прикинутая.

Как мы уже упомянули выше, женщины ищут самца, и им по большому счёту наплевать, как на футбол, так и на гоп-стоп. Им важно быть среди мужчин, и присмотреть себе самого агрессивного и активного самца, от которого можно произвести здоровое потомство.

Прочтя эту познавательную публикацию, вы узнали кто такие Гопотёлки, и теперь не попадёте впросак, услышав это словечко вновь.

История «Девушка и гопники»

— Здравствуйте, девушка, познакомимся, пообщаемся-прогуляемся?

— Здравствуйте. Если ответите на три моих вопроса, идет?

— Да легко, спрашивайте!

— Что такое экстерриториальность? Кто такие малые голландцы? Что такое горизонт событий?

— Что? Тест на интеллект, представь, Серый! Первое — дипломатический термин, что-то вроде дипломатической неприкосновенности, но не для лиц, а для территорий, объектов разных, машин, формально, например, автомобиль посла считается территорией другого государства, ну, там, досматривать нельзя, проникать и прочее. То же со зданием посольства. Малые голландцы —это семнадцатый век, пейзажи, портреты на темном фоне, реализм, естественно. Малые — на фоне Рембрандов всяких они бледновато выглядят, но вообще на уровне.

— Димон, ну они для квадрата рисовали, чтоб дыру в обоях заделывать, утилитарное искусство. Деловые заказывали, ширпотреб всякий.

— Ты не попутал ничего? Ты изобрази сначала хоть стакан, потом про утилитарное искусство поговорим.

— Слышишь, не обостряй…

— Извините, я…

— Ой, девушка, извиняемся, извиняемся, это, да, ну вот, гравитационный радиус, ну за астрофизику особенно там не знаю, можно я сейчас один звоночек сделаю Сиплому, уточню? Что вы смеетесь, я представление имею, но термин надобно уточнить.

— …

— Але, Сиплый! А кто это? Марь Семенна здрассте, а Олежа дома? Спит? Ой, а сильно спит? Ага, понял, только лег. Не шумел? Марь Семенна, такой вопрос, вы извините, я Сиплого, извините, хотел Олега спросить, может, вы знаете? Ага, вы там не слыхали случайно, по излучению Хокинга никак теоретически/экспериментально, пока нет подтверждений? Ага, ага, я-я-ясненько, ну ладно спасибо. А? Да мы только пиво, Марь Семенна, вы же нас знаете. Не-е, не будем!

— В общем, горизонт событий — это сложно, если в общем рассказывать, врать не буду, ну чисто для сколлапсировавшего объекта — гравитация настолько сильная на конкретном, типа, расстоянии, что никакая информация от объекта на волю уже не поступает, все в него валится, из него — ничего. Кванты света и прочая электромагнитноволновая ерунда — не излучается.

— Пожизненный, особый режим. И только к воротам подошел — ВОХРА выбегает и беспредельно затаскивает на нары и все, до конца там.

— Все как Серый говорит. Вот, ворота и запрет — это и есть горизонт событий, и не писем наружу, ни газет — все кум под себя подмял. Но, есть такая штука — излучение Хокинга. За запреткой, из ничего, из вакуума внутри зоны вдруг рождаются пара — “мент-пацан”, но из-за туннельного эффекта, пацан за забор попадает на свободный воздух, а мент в зоне остается, ха-ха.

Квантовая лабуда эта, не верю я в нее до конца. Осознать трудно.

Но если правда это, да и по всем законам — не бывает беспросветки, воля всегда светит пацану — то никаких горизонтов событий нет физически, коллапсар излучает все же доляну малую. Ну вот, типа все. Ну я слабо понимаю в теме, я обозначил сразу.

— Меня Лена зовут. А вас, Дмитрий и Сергей? Это “Жигулевское” у вас? Можно я глотну?

Поделитесь этой историей с друзьями!

из adfave.xyz

По столичному Крещатику прошлись… гопники (фото)

14 апреля в Киеве состоялся гоп-стоп парад. Три десятка «реальных пацанов с микрорайонов», наряженные в кепки-восьмиклинки, спортивные штаны и туфли, пели шансон и лузгали на Крещатике семечки

«Гоп-флешмоб», или парад гопников, должен был состояться 23 марта, но из-за аномального снегопада его перенесли на неделю. 30 марта мероприятие тоже не состоялось — Киев подтопило вследствие таяния снега. И вот, наконец, сегодня любители блатной романтики и воровского жаргона собрались на Крещатике.

Справка «ФАКТОВ»

Гоп-стоп — жаргонное слово, означающее грабеж, то есть нападение с целью хищения имущества, совершённое с применением насилия. Гопники — уничижительное обозначение представителей городской прослойки молодёжи, близкой к криминальному миру, часто происходящей из неблагополучных семей.

На флешмоб приглашали всех желающих. Единственным условием был дресс-код: спортивные штаны, туфли, барсетка, четки, цепи и, конечно, семечки. Приглашение, размещенное в социальной сети «ВКонтакте», звучало так: «Гоп-стоп — это не понт. Гоп-стоп — это стиль жизни. Это твоя рваная тельняга и слезы под кабацко-воровскую лирику. Сидишь по полной стопе? И ты ровный поцык или чика? Значит — тебе к нам!»

Когда на выходе со станции метро «Крещатик» трое пареньков в сдвинутых на затылки кепках на полную мощность врубили «Белые розы» Юрия Шатунова, их моментально окружила толпа любопытствующих киевлян. При появлении телекамер и фотографов народу стало еще больше: на лицах людей появилось одинаковое выражение ожидания красочного зрелища.

Впрочем, когда из динамиков магнитолы грянула пошлая песня с нецензурной бранью, а молодежь в «гоп-стоп-униформе» стала плеваться шелухой от семечек, зрителей сразу поубавилось. Махнув рукой, ушли в направлении метро семейные пары, а молодые мамочки сразу же увели детишек подальше от такого «представления».

— Не пойму я: вроде песни поют, а о чем поют, зачем? Кто это? Артисты? — недоумевала киевлянка Наталья. — По лицам кажется, что наколотые или обкуренные. Странно себя ведут. Понимаю, что они, наверное, так самовыражаются. Но разве не видно, что люди вокруг стоят и смеются не потому, что им такая культура нравится, а потому что на этих невменяемых смотрят, как на диких зверей в зоопарке. Мне жаль такую молодежь.

В это время магнитола зарядила «Бочка, бас, колбасит соло, колбасёр по пояс голый». «Гопники», которых к тому времени собралось уже больше двух десятков, присели и начали усиленно перекидывать четки в такт разухабистой мелодии.

— Это зоновские четки, — похвастался своим модным аксессуаром один из участников (Представился он так: «Меня зовут Валерий Пуп, я с женщинами очень груб»). — В каждом районе свои четки. Мы же четкие пацаны! Вот у меня такие, кругленькие, я с Виноградаря. А чего я не в туфлях, а в кроссовках — так может, сегодня еще драпать придется, если шо… У вас есть семечки? Нет? Отсыпать вам? Чем я занимаюсь по жизни, не скажу, а то еще повяжут. А сегодня пришел на Крещатик вспомнить старые добрые времена, как мы из машин магнитолы доставали и сдрыскивали потихоньку…

— Меня Кипон зовут, это Слесарь, это Дрыч, — знакомился тем временем с журналистами еще один «гопник» — небритый парень, виртуозно крутящий между пальцами мобильный телефон. — Мы — «ровные пацаны» с микрорайонов. Они с Лесного, я — с Воскресеночки. Идем тусить с нами! Главное, семян похавать, силы набраться.

Стоящие в общем кругу девушки-«гопники» в кроссовках и спортивных куртках с натянутыми на голову капюшонами поначалу чувствовали себя очень раскованно, громко смеялись и, засунув руки в карманы, лениво пританцовывали в такт очередному блатному музыкальному «шедевру». Но увидев негативную реакцию публики, начали потихоньку отходить в сторону, на камеру говорить отказались и вообще сказали, что они «случайно мимо проходили». Пообщаться с прессой согласилась всего одна участница флешмоба, Надежда.

— Я певица Надя, — важно представилась ярко накрашенная девица в кедах с блестками, тряпичных розовых сережках, ажурных колготках и коротенькой юбке. — Знаете, сколько я готовились к параду? Думала, может в спортишах пойти? А в каких туфелах, какой прикид подобрать? Я ведь козырная чика

(симпатичная девушка. — Авт.), а это — мои крутые пацаны. Мы все живем по понятиям. А чего сегодня другие чики не пришли — не знаю. Мы ща тут потанцуем и пойдем пивасик пить. А наши пацики, наверное, по дороге будут себе телочек ловить.

Под громкий хохот остальных участников парада Надя наравне со всеми стала плевать себе под ноги шелухой. Вслед за семечками на землю полетели окурки. Рядом стоящая урна участников парада не прельщала. Видимо, бросать мусор, куда положено — «не по понятиям».

— Я стою тут, смотрю, что происходит, и прихожу в ужас, — громко возмутилась киевлянка, женщина средних лет. — Что они творят? Мат, музыка эта ненормальная. А остальные смотрят, фотографируют. А я вот стою и боюсь, что сейчас кто-то из них мне прямо в лицо плюнет.

— Знаете, что такое гоп-стоп? — лениво растягивая слова, спрашивает «гопник» Алексей Кравченко. — Это хрустящие бумажечки у меня в барсеточке. И процесс изъятия чужих вещей, которые понравились мне. Все банально просто.

Продемонстрировать, как это делается, решила парочка участников парада. Один попросил у другого на секундочку мобильный телефон и, взяв его в руки, тут же… удрал.

Тем временем еще один «гопник» деловито здоровался с товарищем… ногой об ногу. Руки ведь у обоих были заняты четками и барсетками.

— Идея организовать гоп-флешмоб пришла спонтанно, — рассказал «ФАКТАМ» организатор парада Дмитрий Ткаченко, парень с заклеенным пластырем носом и нарисованным под глазом фингалом. — Мы с друзьями как-то на день молодежи переоделись в эмо, металлистов, хиппи, гопников и пошли гулять по городу. Было здорово и интересно. Тогда я и решил, что обязательно организую гоп-стоп парад. Ведь у каждого пацана в глубине души есть желание одеться в спортивки, кепку, взять барсетку и почувствовать себя гопником. Думаю, людям это будет интересно. Особой цели или идеи — ни политической, ни социальной — у нас нет. Главный плюс — чтобы молодежь отрывалась от компьютеров, выходила на улицы, общалась и развлекалась. А что говорят, что мы Крещатик заплевываем, — так он и так заплеванный, мы особо ничего не меняем.

— У вас очень красивый и чистый город, — не согласилась с Дмитрием россиянка Тамара Антоненкова, оказавшаяся в Киеве проездом. — Его просто жалко так засорять. А само мероприятие мне любопытно. Это же шуточная акция. Конечно, если бы увидела такой флешмоб на улице в лихие 90-е, когда коротко стриженные молодые люди с барсетками занимались рэкетом, реакция у меня была бы совсем другой.

..

— Я вообще стараюсь ничего подобного не пропускать, — поделилась с «ФАКТАМИ» киевлянка Надежда Николаева, женщина средних лет и вполне благопристойного вида. — Например, недавно я ходила на парад вампиров, который стартовал от станции метро «Университет». Дело в том, что у меня 10-летняя дочь, которая души не чает в таких мероприятиях. Хочет быть модной и продвинутой. Недавно она ночью покрасила волосы в черный цвет и выбрила себе виски, как певица Руслана. Запретить ей, как и большинству современной молодежи, я ничего не могу. Пытаюсь хотя бы быть в курсе и знать, куда занесет мою девочку в следующий раз. Для этого мне пришлось даже зарегистрироваться на сайте хипперов и в тех социальных сетях, где общается дочка. Вот из-за этого и на такие мероприятия, как этот гоп-парад, хожу. Но смотреть на всю эту тусовку, — конечно, приятного мало.

Покрасовавшись перед заметно поредевшей толпой зрителей, участники гоп-стоп парада прошлись по Крещатику до майдана Незалежности, продолжая по дороге лузгать семечки и плеваться шелухой, еще немного попели шансон и разбрелись кто куда.

Кстати, ни одного сотрудника милиции, который бы призвал к порядку открыто мусорящую молодежь, на гоп-флешмобе так и не появилось. Хотя за брошенный на землю окурок закон предусматривает штраф в размере 1300 гривен. А за матерщину в публичном месте суд даже может отправить под арест на 15 суток.

Фото Сергея Даценко, «ФАКТЫ»

12098

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

«Сразу зовут замуж». Зачем девушке идти в сварщицы

https://ria.ru/20181213/1547886331.html

«Сразу зовут замуж». Зачем девушке идти в сварщицы

«Сразу зовут замуж». Зачем девушке идти в сварщицы — РИА Новости, 13.12.2018

«Сразу зовут замуж». Зачем девушке идти в сварщицы

МОСКВА, 13 дек — РИА Новости, Анна Михайлова. Александра — художник по металлу и сварщик третьего разряда. Она называет себя по-английски: Weld Queen, то есть… РИА Новости, 13.12.2018

2018-12-13T08:00

2018-12-13T08:00

2018-12-13T11:15

культура

дизайн

проверено на себе

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21. img.ria.ru/images/154788/61/1547886171_0:557:2048:1709_1920x0_80_0_0_c5092359e7a9ec6f7a0fe04f58cf31f6.jpg

МОСКВА, 13 дек — РИА Новости, Анна Михайлова. Александра — художник по металлу и сварщик третьего разряда. Она называет себя по-английски: Weld Queen, то есть «королева сварки». Когда-то эта хрупкая девушка из Кисловодска работала директором по развитию в торгово-промышленной компании, но в 2010 году поступила в Московский политехнический колледж, чтобы научиться сварке.Сегодня Александра известна как автор более 20 скульптурных проектов по всему миру, она работает с металлом во всех формах. В преддверии создания елки из арматуры для тульского творческого индустриального кластера «Октава» художница рассказала РИА Новости о том, каково носить на себе 20 килограммов железа и как на ее профессию реагируют мужчины.— Как вы заинтересовались сварочным делом? Ведь учиться ему вы пошли уже взрослым человеком, имея хорошую работу в другой сфере?— С 2007 года я чувствовала постоянную потребность самовыражаться как художник. И искала свой материал, пробовала живопись, например. Потом поняла, что сварка — тот метод, который поможет реализовывать мои замыслы, и все сомнения отпали. Это было намного важнее, чем стабильная зарплата. — А у родных и подруг ваше призвание нашло понимание? Как молодые люди реагируют?— Родные, конечно, удивились, но полностью меня поддержали, как, впрочем, и всегда. Их позиция очень либеральная: главное, чтобы дело приносило удовлетворение и я могла развиваться. Я очень благодарна им за такой подход в воспитании. Мои друзья тоже не обременены стереотипным мышлением. Что касается молодых людей, то при встрече со мной они делятся на два типа: те, кого это сразу смущает (видимо, их привлекают другие качества в женщинах), либо те, кто сразу зовет на свидание или даже замуж.— Ваши костюмы для сварки не менее колоритны, чем сами скульптуры. Как вы создаете эти образы? Почему опираетесь на русский костюм?— Образы приходят ко мне сами, так же, как и скульптуры. Я не выдумываю их нарочно. У меня, на самом деле, два национальных костюма: традиционный русский сварочный и традиционный китайский сварочный. Раскрытие национальной специфики в них нацелено, в первую очередь, на исследование философии труда, которая заложена во всех моих костюмированных перформансах. Так получилось, что для российско-китайского биеннале я исследовала китайскую трудовую этику. Она показалась очень близкой моему собственному мироощущению, и вскоре пришла идея такого костюма. Про труд русской женщины, наверное, говорить нет смысла. Это то, что заложено в нашей генетике, что передавалось из поколения в поколение: тяжелая, непростая, но наполненная внутренним достоинством и неистощимой силой судьба Женщины. Мне хотелось поднять и очистить от стереотипов эту тему. Другие мои образы скорее просто исследуют различные культурные и социальные стереотипы: гопник-сварщик, королева-сварщик и даже супергерой-сварщик — все они едины, потому что все они рабочие (да, в этих костюмах можно варить).— Насколько это физически тяжелая работа?— Очень тяжелая, но все преодолимо. К своим перформансам (например, «Монархия» или «Коромысло») я достаточно серьезно готовлюсь: хожу в спортзал, качаю спину. Перформанс «Монархия», ко всему прочему, еще и достаточно суровое психологическое испытание. Когда на твоем теле более двадцати килограммов (удушающий корсет, огромное платье из брезента и металлическая клетка), легко может накрыть приступ клаустрофобии или даже возникнут панические атаки.Я психологически работала над этим, медитировала, привыкала к подобному состоянию. И на премьере уже не боялась. К особенностям процесса я уже привыкла. Я всегда была достаточно спортивной, поэтому мне не доставляет проблем такой вес костюма.— Вы зарабатываете скульптурами или приходится заниматься чем-то еще, чтобы были деньги на материалы?— Я зарабатываю скульптурами и творческими образовательными программами по сварке. Этого достаточно, чтобы развиваться дальше. Я не из тех, кто жалуется и ищет оправдания. История про несчастного и голодающего художника — это уже несовременно. Я верю в приходящие ко мне идеи и делаю все, чтобы они воплотились.— Вы выставляетесь за рубежом. Как к вашим работам относится иностранная аудитория?— Впервые я показала одну из своих работ во Франции, еще в 2016 году, но масштабную выставочную деятельность начала только летом 2018 года. Делала перформансы во Франции и Монако, осенью устраивала показы на Vienna contemporary-2018. И вот совсем недавно вернулась со Scope Art Show в Майами, где вдобавок к перформансам были представлены и мои небольшие скульптуры.В целом могу сказать, что иностранная публика реагирует гораздо более открыто и дружелюбно, чем наша. Американцы, например, совершенно не боятся подходить и расспрашивать художника, уточнять, общаться. Русские зрители в большинстве своем просто удивляются, но более сдержанны и осторожны в высказываниях, занимают роль наблюдателей.— Расскажите о новом проекте, который вы создали для тульского кластера «Октава».— «Октава» развивает традиции, которые сильны в Туле испокон веков: неслучайно это город мастеров. Обычно уличные елки наряжают специальные службы, профессиональные дизайнеры, а люди просто смотрят на них. Здесь же мы будем украшать общественную елку 15 и 16 декабря все вместе, получим уникальный опыт в новой профессии и увидим результат вложенного труда.

https://ria.ru/20181128/1533631514.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2018

Анна Михайлова

https://cdnn21.img.ria.ru/images/136183/58/1361835896_0:151:640:791_100x100_80_0_0_a43be02189bd7349159a284e2423353c.jpg

Анна Михайлова

https://cdnn21.img.ria.ru/images/136183/58/1361835896_0:151:640:791_100x100_80_0_0_a43be02189bd7349159a284e2423353c.jpg

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/154788/61/1547886171_0:554:2048:2090_1920x0_80_0_0_79502912c8a37be71949ad98ff023d09.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Анна Михайлова

https://cdnn21.img.ria.ru/images/136183/58/1361835896_0:151:640:791_100x100_80_0_0_a43be02189bd7349159a284e2423353c.jpg

дизайн, проверено на себе

МОСКВА, 13 дек — РИА Новости, Анна Михайлова. Александра — художник по металлу и сварщик третьего разряда. Она называет себя по-английски: Weld Queen, то есть «королева сварки». Когда-то эта хрупкая девушка из Кисловодска работала директором по развитию в торгово-промышленной компании, но в 2010 году поступила в Московский политехнический колледж, чтобы научиться сварке.

Сегодня Александра известна как автор более 20 скульптурных проектов по всему миру, она работает с металлом во всех формах. В преддверии создания елки из арматуры для тульского творческого индустриального кластера «Октава» художница рассказала РИА Новости о том, каково носить на себе 20 килограммов железа и как на ее профессию реагируют мужчины.

— Как вы заинтересовались сварочным делом? Ведь учиться ему вы пошли уже взрослым человеком, имея хорошую работу в другой сфере?

— С 2007 года я чувствовала постоянную потребность самовыражаться как художник. И искала свой материал, пробовала живопись, например. Потом поняла, что сварка — тот метод, который поможет реализовывать мои замыслы, и все сомнения отпали. Это было намного важнее, чем стабильная зарплата.

— А у родных и подруг ваше призвание нашло понимание? Как молодые люди реагируют?

— Родные, конечно, удивились, но полностью меня поддержали, как, впрочем, и всегда. Их позиция очень либеральная: главное, чтобы дело приносило удовлетворение и я могла развиваться. Я очень благодарна им за такой подход в воспитании. Мои друзья тоже не обременены стереотипным мышлением. Что касается молодых людей, то при встрече со мной они делятся на два типа: те, кого это сразу смущает (видимо, их привлекают другие качества в женщинах), либо те, кто сразу зовет на свидание или даже замуж.

— Ваши костюмы для сварки не менее колоритны, чем сами скульптуры. Как вы создаете эти образы? Почему опираетесь на русский костюм?

— Образы приходят ко мне сами, так же, как и скульптуры. Я не выдумываю их нарочно. У меня, на самом деле, два национальных костюма: традиционный русский сварочный и традиционный китайский сварочный. Раскрытие национальной специфики в них нацелено, в первую очередь, на исследование философии труда, которая заложена во всех моих костюмированных перформансах. Так получилось, что для российско-китайского биеннале я исследовала китайскую трудовую этику. Она показалась очень близкой моему собственному мироощущению, и вскоре пришла идея такого костюма.

28 ноября 2018, 08:00КультураКак бывший русский физик стал новым Дягилевым в США

Про труд русской женщины, наверное, говорить нет смысла. Это то, что заложено в нашей генетике, что передавалось из поколения в поколение: тяжелая, непростая, но наполненная внутренним достоинством и неистощимой силой судьба Женщины. Мне хотелось поднять и очистить от стереотипов эту тему. Другие мои образы скорее просто исследуют различные культурные и социальные стереотипы: гопник-сварщик, королева-сварщик и даже супергерой-сварщик — все они едины, потому что все они рабочие (да, в этих костюмах можно варить).

— Насколько это физически тяжелая работа?

— Очень тяжелая, но все преодолимо. К своим перформансам (например, «Монархия» или «Коромысло») я достаточно серьезно готовлюсь: хожу в спортзал, качаю спину. Перформанс «Монархия», ко всему прочему, еще и достаточно суровое психологическое испытание. Когда на твоем теле более двадцати килограммов (удушающий корсет, огромное платье из брезента и металлическая клетка), легко может накрыть приступ клаустрофобии или даже возникнут панические атаки.

Я психологически работала над этим, медитировала, привыкала к подобному состоянию. И на премьере уже не боялась. К особенностям процесса я уже привыкла. Я всегда была достаточно спортивной, поэтому мне не доставляет проблем такой вес костюма.

— Вы зарабатываете скульптурами или приходится заниматься чем-то еще, чтобы были деньги на материалы?

— Я зарабатываю скульптурами и творческими образовательными программами по сварке. Этого достаточно, чтобы развиваться дальше. Я не из тех, кто жалуется и ищет оправдания. История про несчастного и голодающего художника — это уже несовременно. Я верю в приходящие ко мне идеи и делаю все, чтобы они воплотились.

— Вы выставляетесь за рубежом. Как к вашим работам относится иностранная аудитория?

— Впервые я показала одну из своих работ во Франции, еще в 2016 году, но масштабную выставочную деятельность начала только летом 2018 года. Делала перформансы во Франции и Монако, осенью устраивала показы на Vienna contemporary-2018. И вот совсем недавно вернулась со Scope Art Show в Майами, где вдобавок к перформансам были представлены и мои небольшие скульптуры.

В целом могу сказать, что иностранная публика реагирует гораздо более открыто и дружелюбно, чем наша. Американцы, например, совершенно не боятся подходить и расспрашивать художника, уточнять, общаться. Русские зрители в большинстве своем просто удивляются, но более сдержанны и осторожны в высказываниях, занимают роль наблюдателей.

— Расскажите о новом проекте, который вы создали для тульского кластера «Октава».

— «Октава» развивает традиции, которые сильны в Туле испокон веков: неслучайно это город мастеров. Обычно уличные елки наряжают специальные службы, профессиональные дизайнеры, а люди просто смотрят на них. Здесь же мы будем украшать общественную елку 15 и 16 декабря все вместе, получим уникальный опыт в новой профессии и увидим результат вложенного труда.

«Иногда его могли затащить в женский туалет»: истории травли одноклассников

Автор фото, PA

Бывшие школьники, которые участвовали в буллинге своих одноклассников, рассказали Русской службе Би-би-си, почему они над ними издевались, было ли им за это стыдно, и почему они не вставали на сторону жертвы.

Все фотографии, использованные для иллюстрации этой статьи — постановочные.

11 июля в социальных сетях получил распространение хэштег #ЧтоТебяТакЗадевает, в постах с которым пользователи стали делиться историями о том, как к ним относились в школе — или о том, как они себя сами вели по отношению к одноклассникам. Хэштег связан с публикацией издания «Медуза» об издевательствах в школах.

Андрей

Я сменил три школы, был и травящим, и травимым, а под конец попал в счастливый круг друзей. Так что есть, что и с чем сравнивать. В первых двух школах четко выстраивалась система, почти иерархия, в которой был сам травимый, и было несколько кандидатов на эту позицию, которых подтравливали при случае. Эти кандидаты часто сами присоединялись к травле «козла отпущения». Я был, как правило, одним из них.

Когда был совсем мал, участвовал в травле с удовольствием. В какой-то момент (достаточно рано) испытал от этого острое чувство стыда. Впоследствии хорошо понимал, что травля — это нездорово. Но трусил. Старался оставаться в стороне, когда не мог — подвякивал. Наедине с собой мучился, целыми вечерами, что ничего не могу сделать: поступлю по-другому — сам займу место травимого. За это сейчас стыднее всего.

В младших классах все было достаточно прямолинейно. Я помню, как девочка стоит перед классом, а он устраивает форменный суд Линча. Нам лет по восемь-девять было, совсем мальцы. Каждый по очереди выкрикивает гадости, в чем она якобы виновата. Косичка не та, на уроках не подсказывает, к учителке подлизывается, больно много воображает (любимый упрек), уж не помню что.

На самом деле, она очень сама в себе была, увлекалась какими-то танцами, нам было непонятно. Ну и косички тощие, и голосок странный, дрожащий. Этого было достаточно, остальное — накрутка.

Я с ней одно время приятельствовал, пока не почувствовал, к чему дело идет. И вот я стоял с классом. Она, надо сказать, держалась молодцом, отвечала, огрызалась. И вот там, в этот момент, мне стало очень стыдно, когда я понял, что каждый из тех, кто против нее, да и я сам, сильнее ее. И я боюсь, а она не боится. Ну то есть как понял… Почувствовал.

Но это только малыши травят так просто и открыто. Пока не научились. Как постарше — возникают подлые шуточки всякие. И подколки, и физическое насилие, не так, чтобы прибить, а чтобы унизить, дать сопернику почувствовать свое ничтожество и бессилие. Много всяческой сексуальной грязи, с самого раннего возраста, но особенно когда начинаются первые настоящие влечения, с которыми никто не знает, что делать, кроме как использовать в травле.

Я и сам до сих пор пытаюсь понять, что заставляло присоединяться к ней. Страх — да. Нежелание оказаться на месте травимого. Боязнь потерять каких-никаких, но друзей. И да, я спрашиваю себя, не получал ли я удовольствие от этого. Пожалуй, нет. Если когда-то получал, то быстро перестал. Я же говорю, сам был не так уж далеко от гонимых.

Евгений Криницын, 31 год, зоозащитник, аналитик портала sportwettentest.net

Мальчика звали Сергей. Его перевели к нам в классе шестом из другой школы. Наверное, мы бы не обратили на него особого внимания вместе с моим закадычным другом Женькой, если бы классная руководительница не сказала нам, что он маленького роста. И всё, с тех пор мы относились к нему как к карлику. Обзывали, дразнили и вообще вели себя по-свински!

Также несколько лет мы дразнили двух человек из-за их фамилий, а также из-за того, что они бурно реагировали на это! Несколько раз с нами проводил воспитательную беседу брат одной из них. Потом я узнал, что девочкам этим родители внушали, что мы травим их из-за того, что любим!

С первого класса в моей первой школе №17 в Чебоксарах с нами учился мальчик А. Хороший парень, но у него была голова немного необычной формы. Мы его дразнили Виджитом. Он сильно обижался, предлагал наклейки и деньги, только чтобы мы его не обзывали.

Очень стыдно сейчас!

Мы пересекались случайно с одноклассниками спустя пару лет после окончания школы, переписывались в соцсетях, иногда сейчас я просматриваю их профили в соцсетях. Хотел извиниться перед ними, но потом передумал. Я думаю, что они понимали, что это было дурачество. Хотелось бы извиниться перед ними и другими одноклассниками прямо сейчас!

Причина, почему мы издевались? Я думаю, что это избыток тестостерона, энергии, чтобы прокачать свою доминантность. Ведь над нами тоже издевались. Это чебоксарская школа 90-х годов. Полкласса бритых гопников и я, рыжий человек, левша, с сережками в ушах. Было тяжело и неприятно! В школе меня дразнили «рыжим провокатором», Чубайсом, затем Иванушкой и Басковым.

Автор фото, Getty Images

Гопники травили всех неформалов и людей, хоть чем-то от них отличавшихся, очень сильно. Нельзя даже было одно время выйти в магазин за хлебом. Могли дразнить, отобрать деньги, они подлавливали пьяных рабочих и над ними издевались. Я думаю, причина была в том, что у них в 90% случаев не было отцов. Я с ними потом на этот счет разговаривал. Они завидовали благополучным семьям и ненавидели своих отцов за то, что те развелись, спились или травили их мать, их самих.

А наша директорша, если не ошибаюсь, бывшая руководительница колонии для несовершеннолетних, однажды завела меня в свой кабинет, поставила перед зеркалом и сказала: «Ты что, голубой? Почему серьги в ушах? Немедленно постричься!». Чего, конечно, я не сделал.

Ирина

Я много кого травила, к сожалению. Но больше всего запомнилась девочка из моей последней школы, нам было по 11-12 лет. Я только перешла в эту школу и была ещё никем, никакого веса я ещё не заработала. Она была из бедной семьи, аутсайдер, странная, с ней мало кто общался. Меня она считала если не подругой, то хорошей знакомой, хотя бы потому, что мы с ней жили в дальней части района и часто вместе ездили и возвращались из школы.

Автор фото, Getty Images

Она вела свой личный дневник в обычной школьной тетрадке, я об этом знала, она писала туда, сидя рядом за партой. Как-то раз на перемене между уроками труда, когда её не было в классе, я взяла эту тетрадь и начала вслух читать всем вокруг. Конечно, все смеялись, всем это казалось жутко смелым и забавным.

Я уже плохо помню, но, кажется, она это увидела, или позже до неё дошли новости. В следующем году она перешла в обычный параллельный класс, а я осталась в гимназическом, больше мы не пересекались лично.

Но вот сейчас она подписана на меня в «Инстаграме» и лайкает мои фотографии. Я, кажется, так и не извинилась никогда.

Алексей, журналист

У нас был мальчик во втором классе. Он был новенький, что вообще отдельная история. Его звали Володя. Насколько я знаю, он сейчас довольно успешный музыкант.

У нас вообще был довольно спокойный класс, там не было будущих уголовников, наркоманов, но было явное преобладание мальчиков над девочками, атмосфера ближе к казарме.

Я даже помню, как Вова появился в первый день. Я проболел пару недель. А когда вернулся, ко мне подошли трое одноклассников и спросили: «А ты против новенького?» И я сказал «да», даже не задумываясь и не спрашивая, почему мы против. Мне вот как-то нужно было быть в этом большинстве, за что я сейчас испытываю сильный стыд.

А Вова каждым жестом мог спровоцировать на драку — он задирал и иногда казалось, что каждым словом он напрашивается на подзатыльник. Мальчик, когда ему 8-10 лет, он вообще сначала бьет, а потом думает, а Вова мог еще и спровоцировать.

Володя мог что-то сказать, что тебя злило, но это быстро переросло в то, что мы стали начинать первыми. Было человек 8-9, которые на переменах искали повод, чтобы пристать к нему. Более того, я иногда начинал сам, искал, что сделать, чтобы он ответил и можно было ему «вломить».

Например, у нас в некоторых классах парты были расставлены так, что сидели не по двое, а человек по 6-7 в ряд. Ты оказываешься в сидящей толпе — перед тобой двое, справа и слева по два человека. Если Володя оказывался впереди, я начинал его лягать под партой, чтобы он что-то грубое сказал, а я мог вспылить.

Иногда его могли затащить в женский туалет, что для мальчика в школе, конечно травматично и унизительно, это табуированное место. Иногда доходило до драк, но это были безударные драки, что-то вроде греко-римской борьбы — ты валишь соперника на пол. Мы не били никогда друг друга ногами, мы не били друг друга кулаками. Но когда оказываешься на полу — я оказывался и сверху и снизу в таких драках — чувствуешь себя униженно.

Мне ужасно стыдно, что я себя так вел. Я понимаю, что я отдавал себя общему течению. Я не был лидером, более того я не уверен, что вообще был лидер, это происходило по общему согласию.

У нас была классная руководительница, учительница русского и литературы. Когда она поняла масштаб происходящего, она один из своих уроков посвятила разговору об этом, рассказала нам про фильм «Чучело», общалась с родителями нашими.

Мы чувствовали, что, преследуя Володю, мы ведем себя маргинально. Если мы что-то делали, то тайно, но это все равно происходило. Мы понимали, что мы поступали не очень хорошо, но мы продолжали так поступать. Это продолжалось довольно долго — во втором, третьем классе. В четвертом мы начали находить общий язык — и Вова изменился, и мы изменились, и учителя с нами большую работу провели.

Я в пятом классе ушел. Но до этого у нас с Володей установились неплохие отношения.

Александра

Помню, в детский сад в группу пришла новая девочка. Мне она не понравилась просто тем, что была некрасивой и неприятно для меня пахла.

Я была лидером среди девочек и настроила их против той девочки. Подговаривала не принимать ее в игру, не разговаривать с ней. Но у нас педагоги хорошие были, и они довольно жестко пресекли это, старательно вводили ее в коллектив.

Постепенно с ней начали общаться, но до конца у меня была к ней неприязнь, хотя мы и играли вместе. Потом вдруг в школе в пятом классе мы оказались с ней вместе. В некоторых моментах она была мне неприятна, но общались мы в основном ровно и такого же я, конечно, не устраивала. Жалко сейчас того ребенка, очень ярко запомнилось, как мы, девочки, сидим кружком, сплотившись против нее, а она в метре от нас со слезами на глазах.

И еще случай: в начальных классах, по отношению к другой девочке. У меня какое-то прозрение случилось, когда одна из одноклассниц (я даже не помню, какая) сказала: «Она тебе не нравится, потому что некрасивая». Меня это как-то осекло и даже удивило — я раньше не понимала этого, что других претензий у меня, по сути, нет. И больше я ничего в ее сторону не говорила.

Оксана

Это было вроде в девятом или 10 классе, лет 15. Одна девочка из нашего класса (типа Катя) о чем-то поссорилась с другой и почему-то параллельно наговорила гадостей про многих ребят из класса. Та, которой она это сказала (пусть будет Даша) позвонила тем ребятам, про которых Катя говорила гадости, и предложила с ней разобраться. После школы Даша позвала Катю поговорить наедине и привела во двор соседней школы. Там собралась компания из нашего класса. Я случайно услышала об этом, кто-то передал, что она и про меня говорила.

Ну в общем, все собрались и начали ей предъявлять претензии и чморить. Но насилия не было никакого, ну может один раз толкнули. После школы, недолго, ну часик где-то. Прям жесткача не было, но какие-то обидные слова говорили. Я особо активной роли не выполняла, вякнула что-то пару раз. Но об этом откуда-то узнала мама и когда я пришла домой, вызвала меня на разговор.

Сказала, что так поступать нельзя, это очень плохо, и что бы я чувствовала на месте той девочки. Поскольку я сама никогда не была в элите и порой чувствовала себя аутсайдером, я примерно поняла. Поняла также, что мне просто хотелось почувствовать себя как раз не аутсайдером, поэтому я и воспользовалась возможностью присоединиться к сильным. Мама предложила позвонить той девочке и извиниться. Я с ней даже встретилась, нормально пообщалась. Друзьями мы не стали, но до конца школы общались норм и больше я буллингом не занималась.

Елизавета

Мне иногда кажется, что мы в школе очень подавляли наших мальчиков. У нас был маленький класс, всего 14 человек и из них 10 — девок. Все симпатичные, умные, очень шутливые, почти все хорошо учились. А мальчики были все, как нам казалось, с придурью.

Это было причиной постоянных шуток и подколов. Никто, конечно, не макал никого головой в унитаз, но мы любили пошутить, что мы умнее. Это сошло на нет к 11 классу, но в средней школе очень-очень-очень было развито.

Адресного никакого буллинга не было, то есть такого, чтобы кто-то был затравлен. Но сейчас я понимаю, что мы неправильно к ним относились.

Но главное, что их не любила наша учительница по русскому языку, и когда она кого-то из них вызывала к доске, было сладостное чувство, что сейчас человека разнесут в пух и прах и это будет смешно. К нам она всегда относилась более снисходительно.

Гопники и их стиль одежды

На тему гопников в интернете написаны тысячи и тысячи страниц, поэтому добавить нечто новенькое очень проблематично, но Милитта попробует, ведь, чтобы не говорили про гопников – у них имеется свой стиль. Если бы стиля не было вообще, мы бы не смогли этих людей выделить в определенную группу.

Сейчас мы не будем выяснять уровень интеллекта гопников, поговорим только о стиле. На самом деле стиль и интеллект мало связаны, можно встретить стильно одетых женщин, у которых каждый предмет гардероба подобран идеально, но они не блещут интеллектом, и наоборот можно встретить умнейшую женщину, которая не сильно волнуется за свой внешний вид и выглядит, как курица.


Итак, кого можно назвать гопником?
За последние годы, благодаря доступности сетевого творчества, каждый желающий мог писать и писать, тем самым плодя новые и новые статьи про стиль гопников. Сегодня уже сложно определить, где границы этого стиля. Кто-то причисляет к гопникам даже девушек, которые любят яркую соблазнительную одежду и определенные бренды. Кто-то причисляет к гопникам многих телеведущих, певиц и светских львиц, независимо от возраста и социального статуса.

Не будем повторять их имена и фамилии, тем более Милитта не согласна! Так можно договориться непонятно до чего, и возомнить, что вокруг все гопники, быдло и сброд, одна я принцесса. Это неправильно! Понятное дело, гопники не являются исключительно советским и российским явлением, но они не так распространены, как это хотят выставить авторы блогов и сайтов.


Если заглянуть в реальную историю, немного почитать – откуда и как пришло это явление – гопники. Можно понять, что гопники – это молодые люди, ведущие весьма дерзкий образ жизни. Они зачастую происходят из простых или неблагополучных семей, не стремятся получать образование и предпочитают примитивные развлечения.


Когда гопники собираются в компании и особенно употребляют спиртные напитки, многие из них становятся очень агрессивными и «смелыми», в результате чего гопники часто промышляют мелкими грабежами, отбирая у прохожих на улице мобильные телефоны, кошельки, в некоторых случаях предметы одежды.

Раньше вообще слово гопник заведомо подразумевало человека, склонного к совершению грабежей. Сейчас далеко не все гопники регулярно промышляют грабежами, но лишь в силу своей трусости, а никак не высокого уровня культуры и законопослушности. Образ жизни гопника почти исключает саморазвитие, и такие люди есть везде, в любой стране. Но сегодня мы говорим лишь о российских гопниках, которые обожают спортивные костюмы, кепки, кроссовки, в общем, все, что вы можете увидеть на этих фото, найденных в открытых источниках интернета.



В среде подобных ребят обитают и девушки, ведущие схожий образ жизни, но назвать их в полной мере гопниками нельзя. Тем более нельзя называть стиль известных телеведущих и светских львиц гопниковским.

Сегодня многие стилисты, актрисы, телеведущие и прочие знаменитости любят экспериментировать со стилем в одежде, кому-то из них интересно создать для мероприятия образ слесаря, кто-то может заимствовать элементы одежды гопников и многое, многое другое. Это делается по разным причинам, в том числе для того, чтобы о них писали журналисты, тем самым умножая славу.

Роскошное платье или шикарный строгий костюм? Для кого-то это банально и скучно, посему появляются разные странные и необычные образы, которые удивляют обывателей и заставляют исходить слюной журналистов и модных критиков.


А вообще касаемо стилей одежды и так называемого понятия вульгарности того или иного стиля – это все очень условно. Не осуждайте никого за стиль одежды, главное, чтобы человек был хороший и чтобы выбранный стиль одежды был удобен и помогал жить, или хотя бы не мешал…



Так отдыхают одесские гопники ФОТО | Новости | Репортер

17.10.2012 в 02:30:48|
Общество 2 7

Друг гопника, избившего парню и девушку на Соборке, выложил фотографии загородного отдыха на своей странице Вконтакте.

Как сообщает Храбро, товарищ Романа Трачева, убитого при нападении на одессита Вячеслава Грациотова и его девушку Юлию Нажимову (у парня оказался при себе перочинный нож), надругался над козацкой могилой.

На фото Максим Митин демонстрирует, как он с бутылкой пива орлом восседает на каменном кресте, установленном над казацкой могилой возле села Грибовка. Такие кресты устанавливали черноморские казаки около двухсот лет назад, в период основания Одессы. Данное захоронение датируется 1856-м годом.

На сегодняшний день Максим Митин отметился в комментариях в блоге Сергея Диброва с призывом посадить пожизненно Вячеслава Грациотова за убийство нападавшего на него Романа Трачева.

Напомним, что Трачев с другом, пребывая в нетрезвом состоянии, напали на Вячеслава Грациотова и его девушку Юлию Нажимову и принялись избивать пару посреди Соборной площади. Вячеслав, защищая себя и свою девушку, нанес Трачеву смертельный удар перочинным ножом. Дело Грациотова разбирается в суде уже два года, а  судья принял решение начать судебное следствие заново. Кстати, на последнем заседании суда родственники Трачева также вели себя вполне аутентично, угрожая снимающим их журналистам.

Читайте новости по теме:

«Гопник» оставил полуживого одессита во дворе после избиения

Двое «гопников» ограбили одессита в Еврейской больнице

От атаки заезжих гопников в парке Шевченко влюбленных одесситов спасала милиция

Херсонский «гопник-гастролер» снимал с одесситов даже обувь

Одесский гопник зарезал прохожего «ради удовольствия»

В центре Одессы «Беркут» устроил погоню за «гопниками поневоле»

Трое гопников избили одессита до потери сознания из-за барсетки

 

Фото: Храбро


Внимание! Обнаружив ошибку или неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter. Далее следуйте инструкциям. Редакция сайта заранее благодарит всех бдительных читателей!

Читайте также

СМИ: Партбилет Партии регионов спас одесского «гопника» от заключения11.07 в 09:55:23|Общество
0 0
«Гопник» на святой земле ограбил 9-летнюю одесситку23.09 в 12:59:17|Общество
0 0
На одесские дороги вышли женщины — «гопники»16.09 в 13:40:52|Общество
0 0
Одесситы воруют цемент из квартир земляков10.08 в 17:59:42|Общество
0 1
«Гопник» ограбил одесситку прямо в магазине19.09 в 12:20:57|Общество
0 0

Внимание! Обнаружив ошибку или неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter. Далее следуйте инструкциям. Редакция сайта заранее благодарит всех бдительных читателей!

Познакомьтесь с женщинами-фотографами, которые каталогизировали ХХ век | Умные новости

Ежедневный корреспондент

В ХХ веке Хомаи Вьяравалла стала первой известной в Индии женщиной-фотожурналистом. С помощью камеры она снимала жизнь в современном Мумбаи, делая откровенные фотографии таких знаменитостей, как премьер-министр Джавахарлал Неру, и запечатлевая захватывающие сцены первых моментов Индии в качестве независимой страны.

Но присутствие Вьяраваллы на поле, где доминируют мужчины, часто застало зрителей врасплох.

«Когда они увидели меня в сари с висящей вокруг камерой, они подумали, что это очень странное зрелище», — однажды вспоминала она в интервью. «И вначале они думали, что я просто дурачился с камерой».

Фотограф добавляет: «Они не восприняли меня всерьез».

Фотограф неизвестен, Хомай Вьяраволла фотографирует Ганеша Чатурти на пляже Чоупатти, Бомбей , конец 1930-х годов, напечатано позже, струйная печать Архив Хомаи Вьяравалла / Коллекция фотографий Алькази Цунеко Сасамото, Без названия , 1940, отпечатано 2020, струйная печать Цунеко Сасамото / Японское общество профессиональных фотографов

По всему миру многие сверстницы Вьяраваллы сталкивались с аналогичными препятствиями — от случайного женоненавистничества до укоренившегося сексизма в мире фотографии.Несмотря на эти проблемы, пишет Кэт Паунд для BBC Culture, женщины-фотографы сформировали эту область, известную сегодня, благодаря своей студийной работе, смелой журналистике и творческим новаторским решениям.

Любители искусства могут совершить энциклопедическое путешествие по этой истории в картине «Новая женщина за камерой», которая сейчас находится в музее Метрополитен в Нью-Йорке. Выставка продлится до октября, а затем отправится в Национальную галерею искусств (NGA) в Вашингтоне, округ Колумбия, где она будет отображаться до января 2022 года.

Кариме Аббуд, Без названия , 1930-е годы, Палестина, серебряно-желатиновая печать Иссам Нассар Лизелотта Гршебина, Тернер (гимнастка) , 1930 желатиновый серебряный принт Музей Израиля, Иерусалим, Дар Бени и Рины Гжебин, Шохам, Израиль, при содействии Рахили и Дов Готтесман, Тель-Авив и Лондон / Фото Лизелотты Гршебина © Музей Израиля, Иерусалим Фрэнсис Маклафлин-Гилл, Untitled , 1946, желатиновый серебряный принт Национальная художественная галерея, Вашингтон, Р.Фонд семьи К. Меллон © Поместье Фрэнсис Маклафлин-Гилл, 2018

Согласно заявлению, Вьяравалла входит в число 120 фотографов, представленных на выставке. Представляя более 20 стран, все они были активны в период с 1920-х по 50-е годы — бурный период, отмеченный экономической неопределенностью и глобальной войной.

Среди представленных художников — Илзе Бинг, немецкий авангардный фотограф, известный как «королева Leica» за свою искусную уличную фотографию; Цунеко Сасамото, первая фотожурналистка в Японии; и Кариме Аббуд, который зарабатывал на жизнь изящными домашними портретами в Палестине.

Куратор

NGA Андреа Нельсон рассказывает Нэнси Кенни из Art Newspaper , что она надеется, что выставка переосмыслиет историю современной фотографии как международную.

«Что я действительно хотела сделать, так это, надеюсь, выйти за рамки евро-американского повествования, которое действительно структурировало историю фотографии», — говорит она. «Я просто чувствовал, что в современный период невозможно было взглянуть на большее разнообразие практикующих. Итак, я двинулся по этой дороге ».

Хомаи Вьяравалла, Студенты художественной школы сэра Джемсетджи Джиджибхоя, Бомбей, год, конец 1930-х годов, напечатано позже, струйная печать Архив Хомаи Вьяравалла / Коллекция фотографий Алькази

Шоу берет свое название от идеала «Новая женщина», который в разных формах возник во всем мире на рубеже 20-го века.

Типично стриженные волосы, андрогинные наряды и уверенность в себе. Новые женщины бросили вызов укоренившимся гендерным ролям и «взяли на себя роли и обязанности — новые личности и даже новые силы, которые у них редко были раньше», — пишет Блейк Гопник для Нью Йорк Таймс. (австрийский фотограф моды мадам д’Ора создала культовый образ, связанный с архетипом, на ее портрете иллюстратора Мариетты Паххофер 1921 года, согласно BBC.)

«Хотя« Новую женщину »часто считают западным феноменом, эта выставка доказывает обратное, объединяя редко встречающиеся фотографии со всего мира и представляя тонкую, глобальную историю фотографии», — говорит в своем заявлении директор Met Макс Холлейн.

Мадам д’Ора, Мариетта Паххофер (позже Мариетт Лидис), , 1921 год, серебряно-желатиновая печать Национальная галерея искусств, Вашингтон, Фонд Роберта Б. Меншеля и Vital Projects и Фонд семьи Р. К. Меллона Фотограф неизвестен, портрет Флорестины Перро Коллинз, 1920-е годы, серебряно-желатиновый отпечаток Д-р Арте А. Энтони Ilse Bing, Этюд для «Salut de Schiaparelli» (Парфюмированная лилия), Париж, , 1934 г., серебряно-желатиновая печать. Национальная галерея искусств, Вашингтон, Дар Ильзы Бинг Вольф

Многие фотографы в этот период экспериментировали с модернистскими стратегиями, используя новые перспективы, творческое кадрирование, техники коллажей и мультиэкспозицию для создания новых захватывающих изображений.Эпоха модного расширения прав и возможностей также совпала с появлением более дешевых портативных фотоаппаратов, которые позволили большему количеству женщин снимать себя и свои города, такие как Вьяравалла в Мумбаи или Хелен Левитт в Нью-Йорке, по своему усмотрению.

Примерно в то же время правительства и новостные агентства наняли все большее количество женщин: например, Управление безопасности фермерских хозяйств США заказало некоторые из самых знаковых работ американского фотографа Доротеи Лэнг во время Великой депрессии.

По мере изменения экономических ролей женщины оказали влияние на индустрию домашней и коммерческой фотографии, открыв свои собственные студии. В 1920 году фотограф Флорестин Перро Коллинз открыла студию для афроамериканских семей в Новом Орлеане — вероятно, единственную в городе, управляемую чернокожей женщиной. Согласно Art Newspaper , она изображала своих подданных с достоинством и уважением, сопротивляясь расовым стереотипам и помогая темнокожим семьям сохранить свою генеалогию на долгие годы.

Homai Vyarawalla, The Victoria Terminus, Bombay , начало 1940-х годов, напечатано позже, струйная печать Архив Хомаи Вьяравалла / Коллекция фотографий Алькази

Женщины также стали свидетелями величайших бедствий века. В Японии Сасамото вел хронику жизни в Хиросиме после падения атомной бомбы; в Европе после Второй мировой войны Ли Миллер запечатлел «беспощадные» снимки освобожденных нацистских концлагерей. Китайский фотожурналист Ню Вэйю создал движущиеся изображения этнических меньшинств и женщин в недавно образованной Китайской Народной Республике.

Некоторых фотографов выставили со сцены. По данным BBC, карьера Сасамото оборвалась, когда она вышла замуж за неподобающего мужа.

Мексиканский фотограф Лола Альварес Браво, возможно, намекала на эти подводные камни патриархата в фильме « В ее собственной тюрьме » (1950), где изображена женщина, смотрящая из открытого окна, пересеченная сеткой теней, напоминающей тюремную решетку. The Times.

Лола Альварес Браво, En su propia cárcel (В ее собственной тюрьме) , c.1950 год, желатиново-серебряный принт Дэниел Гринберг и Сьюзан Стейнхаузер © Центр творческой фотографии, Фонд Университета Аризоны

В интервью газете Art Newspaper Нельсон отмечает, что, хотя эта выставка собирает вместе многих малоизвестных женщин-фотографов, стипендия еще далека от завершения. Многие из женщин, представленных в шоу, остаются малоизученными.

«Будущие ученые должны… углубиться, конкретизировать эти истории и представить более глубокие исследования», — добавляет она.

«Новая женщина за камерой» будет демонстрироваться в Метрополитен-музее в Нью-Йорке до 3 октября. Шоу будет демонстрироваться в Национальной галерее искусств в Вашингтоне, округ Колумбия, с 31 октября по 30 января. 2022.

Марджори Контент, Адам Трухильо и его сын Пэт, Таос, , лето 1933 года, серебряно-желатиновая печать Национальная галерея искусств, Вашингтон, приобретена в дар девушкам из галереи © Поместье Марджори Контент Доротея Ланж, Японско-американский продуктовый магазин, Окленд, Калифорния, , март 1942 г., серебряно-желатиновая печать. Национальная художественная галерея, Вашингтон, Дар Дэниела Гринберга и Сьюзан Стейнхаузер Галина Санько, Во время атаки , 1943 г., отпечатано ок.1960-е, желатиново-серебряный принт Галерея Роберта Коха

Художественные фотографы Художественная Фотография Выставки Экспонаты Музеи Фотография Природы Фотографов Фотография Фотожурналистика Женская история

Рекомендованные видео

Девушка сидит одна в Sea Grill, баре и ресторане, ожидая пикапа, Вашингтон, округ Колумбия.С.

Девушка сидит одна в Sea Grill, баре и ресторане, ожидая пикапа, Вашингтон, округ Колумбия.

Дата:

Апрель 1943 г.

Автор:

Эстер Бубли
Американка, 1921–1998

Об этом произведении

В 1942 году Эстер Бубли начала работать ассистентом в темной комнате в Управлении военной информации (OWI) в Вашингтоне, округ Колумбия, и вскоре после этого ей было поручено фотографировать американский тыл для файлов OWI.Она часто бывала в местных заведениях, таких как Sea Grill, болтала с завсегдатаями, такими как показанная здесь одинокая женщина, записывая их комментарии, одновременно создавая свой имидж: «Я захожу сюда довольно часто, иногда одна, в основном с другой девушкой, мы пьем пиво и разговариваем, и, конечно же, мы не сводим глаз — вы удивитесь, как часто милые, одинокие солдаты просят Сью, официантку, познакомить их с нами ».

Статус

В настоящее время не отображается

Отделение

Фотография и СМИ

Художник

Эстер Бубли

Название

Девушка сидит одна в Sea Grill, баре и ресторане, ожидая пикапа, Вашингтон, округ Колумбия.С.

Происхождение

Соединенные Штаты

Дата

Сделано в 1943 г.

Средний

Желатиново-серебряный принт

Размеры

26.3 × 26,4 см

Кредитная линия

Приобретено на средства, предоставленные Люсией Вудс Линдли и Дэниелом А. Линдли-младшим.

Регистрационный номер

1990 г.363

Расширенная информация об этой работе

Информация об объекте находится в стадии разработки и может обновляться по мере появления новых результатов исследований.Чтобы помочь улучшить эту запись, напишите нам. Информация о загрузке изображений и лицензировании доступна здесь.

Bio — Адам Гопник

Штатный писатель New Yorker с 1986 года, Адам Гопник родился в Филадельфии и вырос в Монреале.Он получил степень бакалавра. получил степень доктора истории искусств в Университете Макгилла, а затем закончил аспирантуру в Институте изящных искусств Нью-Йоркского университета. Его первое эссе в The New Yorker, «Quattrocento Baseball» появилось в мае 1986 года, и он был искусствоведом журнала с 1987 по 1995 год. В том же году он уехал из Нью-Йорка, чтобы жить и писать в Париже, где он написал для журнала « Парижский журнал »на ближайшие пять лет. Его расширенное собрание его эссе из Парижа, Paris To the Moon , появилось в 2000 году и было названо New York Times «лучшей книгой о Франции за последние годы.Находясь в Париже, он начал работу над приключенческим романом « Король в окне », который был опубликован в 2005 году и который журнал Fantasy & Science Fiction назвал «потрясающе прекрасным детским романом… детской литературой высочайшего уровня». , что означает литературу высочайшего уровня ». Он по-прежнему часто пишет из Парижа для New Yorker, редактировал антологию Americans In Paris для Библиотеки Америки и написал ряд вступлений к новым изданиям произведений Мопассана, Бальзака, Пруста, Виктора Гюго и Алена. Фурнье.

Его книга 2006 года « Через ворота детей: дом в Нью-Йорке» собрала и расширила его эссе за предыдущие пять лет о жизни в Нью-Йорке и о воспитании двоих детей в тени многих видов печали. Он включает в себя антологизированные эссе «Встреча с мистером Равиоли» о воображаемой подруге его дочери Оливии, которая всегда слишком занята, чтобы играть с ней, и «Последний из метрозоидов» о жизни и последнем году жизни Кирка Варнедо. В 2009 году Гопник завершил серию « Ангелов и возрастов: краткая книга о Линкольне, Дарвине и современной жизни» , которая стала национальным бестселлером и которую лондонский Telegraph назвал «эссе, которое хотел бы написать каждый эссеист.Вскоре после этого, в 2010 году, Гопник опубликовал еще один детский роман « Шаги через воду », в котором рассказывается о приключениях молодой девушки Роуз в У Норк.

В 2011 году Канадская радиовещательная корпорация попросила Гопника провести лекции Месси, посвященные пятидесятилетнему юбилею, которые транслируются каждый год по всей Канаде. Его лекции Massey под названием Winter: Five Windows on the Season были опубликованы той же осенью, как и его сборник эссе о кулинарии и еде The Table Comes First: Family, France, and the Meaning of Food .Гопник также является автором книги « В воздухе», «Точки зрения на протяжении десятилетия » (2018), сборника остроумных и ярких эссе о жизни, искусстве и семье; At The Strangers ’Gate: Arrivals in New York (2017), мемуары, отражающие романтику Нью-Йорка 1980-х годов; Стол на первом месте: семья, Франция и смысл еды (2012), увлекательный экскурс в нравы и манеры нашей нынешней пищевой мании в поисках более глубоких истин о еде. Его последняя книга Тысяча маленьких здравомыслия: нравственные приключения либерализма (май 2019 г.) написана как длинное письмо его 18-летней дочери, которую сильно потрясли выборы 2016 года. Гопник предлагает энергичную защиту либерализм против догматизма нашего времени и разъясняет, почему либеральный гуманизм мудр, хорош и постоянен.

Помимо писательской работы, Адам активно преподавал. Он читал лекции и читал почти в каждом крупном городе Америки, а также в некоторых небольших городах от Джексона, штат Миссисипи, до Сиэтла, штат Вашингтон. В дополнение к серии лекций Мэсси, его более формальные и расширенные лекции включали лекции в Публичной библиотеке Нью-Йорка / издательстве Оксфордского университета в Нью-Йорке; лекция Филлипса в Вашингтоне и лекция Уитни в Нью-Йорке, а также лекции Шапиро в Бостонском музее изящных искусств.В 2006 году он также организовал и представил часовой фильм о Нью-Йорке «Освещение Нью-Йорка» для BBC в Лондоне.

За последние пять лет Гопник участвовал во многих музыкальных проектах, работая как автор текстов, так и либретто. Вместе с композитором Дэвидом Шайром он написал книгу и текст к музыкальной комедии ТАБЛИЦА, поставленной в 2016 году театром Лонг-Уорф под руководством Гордона Эдельштейна. Он написал либретто для оратории Нико Мухли «Приговоры», премьера которой состоялась в Лондоне в Барбакане в июне 2015 года.Среди других проектов — совместная работа над шоу одной женщины для сопрано Мелиссы Эррико «Sing The Silence», которое дебютировало в ноябре 2015 года в Общественном театре Нью-Йорка и включало новые песни, написанные в соавторстве с Дэвидом Шайром, Скоттом Франкелем, и Питер Миллс. Среди будущих проектов — новый мюзикл со Скоттом Франкелем.

Он трижды был лауреатом Национальной премии журнала за эссе и критики, а также премии Джорджа Полка за журналистскую репортаж и золотой медали Канадской национальной премии журнала за художественное письмо.Его работы много раз входили в антологию: «Лучшие американские эссе», «Лучшие американские сочинения о путешествиях», «Лучшие американские спортивные сочинения», «Лучшие американские сочинения о еде» и «Лучшие американские духовные сочинения». В марте 2013 года Гопник был награжден медалью кавалера Ордена искусств и литературы Французской Республики. Два месяца спустя он получил почетную награду Университета Макгилла. Он живет в Нью-Йорке со своей женой, режиссером Мартой Паркер, и их двое детей, Люк Оден и Оливия Эсме Клэр.

Симпатичная русская девочка-гопник действительно хорошо выглядит обнаженной в Thin And Naked Girls

  • Регистр
  • Вход
  • Домашняя страница
  • новейшие
  • Наивысший рейтинг
  • Самые просматриваемые
  • Live Feed
  • Худые веб-камеры
  • Азиатские веб-камеры

Фото Члены

каналов

    ЛюбителиАнальный секс с жопойАзиатские девушкиБольшие сиськиБлондинки и горячиеГотыГоты и эмо-девушки

1/2

  • Добавлено: 2019-08-11 12:27:58
  • Прислал: «Shedevils»
  • Фото: 63
  • Просмотры: 1397
  • Добавить в избранное
  • Галерея отчетов

Связанные галереи

16 Больше голых русских девушек с симпатичными пухлыми сосками перед вебкамерой 12 Эмо-красотка Emma Mae потрясена тем, насколько хорош публичный секс 12 Я люблю танцевать обнаженной на Казантипе 12 Симпатичная русская ореховая работа с пухлыми сосками Ulyana 12 Пухлая и симпатичная юная русская девушка Lavorina перед вебкамерой 12 Обнаженная русская девушка вытаскивает анальную пробку 12 Кастинг фото голых русских девушек 12 Русская подруга-блондинка-гангстер обнаженная на Казантипе 12 Симпатичного эмо-сорванца застукали обнаженной на камеру ее парня 17 Симпатичный геймер и обнаженные девушки-ботанички в твич-стримерах
    • MECHBUNNY TGP © COPYRIGHT 2021
    • УВЕДОМЛЕНИЕ DMCA
    • УСЛОВИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ 18 U.S.C. 2257 ЗАЯВЛЕНИЕ О СООТВЕТСТВИИ ТРЕБОВАНИЯМ ВЕДЕНИЯ УЧЕТА

    Адам Гопник — Искусство голубого цветка

    «Адам Гопник — один из величайших мыслителей и мастеров слова нашего времени». —Криста Типпетт

    «Спектакли гопников сверкают жизнерадостной человечностью, философскими размышлениями, поразительно запоминающимися образами. У него симпатичные отношения со зрителями, которые сразу же соединяются с умным юмором и задушевными ритмами, связанными вместе этим поэтическим и чудесным мастером.Его девяностоминутное шоу просто потрясающее ». —TheaterPizazz

    «Ослепительный талант — веселый, побеждающий и ловкий». —Малкольм Гладуэлл

    Адам Гопник, легендарный и любимый писатель жителя Нью-Йорка, за три десятилетия работы в журнале написал художественную литературу, юмор, мемуары, критические эссе и репортажи из дома и за рубежом. Он был художественным критиком журнала с 1987 по 1995 год и корреспондентом в Париже с 1995 по 2000 год. Гопник получил три награды National Magazine за эссе и за критику, премию Джорджа Полка за репортаж в журнале и золотую медаль Канадской национальной премии за журналы. художественное письмо.В марте 2013 года награжден медалью кавалера ордена искусств и литературы.

    Автор всемирно известных бестселлеров, его последняя книга — Тысяча малых здравомыслия: нравственные приключения либерализма (май 2019 г.). Написанное в виде длинного письма его 18-летней дочери, которая была сильно потрясена выборами 2016 года, Гопник предлагает энергичную защиту либерализма от догматизма нашего времени и разъясняет, почему либеральный гуманизм мудр, хорош и постоянен. Тысяча малых здравомыслия — это манифест, уходящий корнями в жизнь людей, которые изобрели и расширили либеральные традиции.Он показывает нам, почему либерализм является одним из величайших нравственных приключений в истории человечества и почему в эпоху автократии наша жизнь может зависеть от его продолжения. Хваля книгу, Криста Типпетт, ведущая «О бытии», пишет: «Адам Гопник — один из величайших мыслителей и мастеров слова нашего времени, и эта книга может быть его самой мастерской, содержательной и интересной из всех. Он превращает свое обширное интеллектуальное воображение в разговор с кросс-партийным американцем, стремящимся к обновлению общей жизни, который едва ли знает, как себя называть.В эпоху, когда мы связали себя с масштабом, но без качества, и сломали общественную сплоченность отчасти из-за того, что забыли о нашем общем либеральном наследии, эта книга является важным искупительным чтением ».

    Среди многочисленных книг Адама: «В воздухе», «Точки зрения с более чем десятилетия» (2018 г.), собрание остроумных и ярких эссе о жизни, искусстве и семье; At The Strangers ’Gate: Arrivals in New York (2017), мемуары, отражающие романтику Нью-Йорка 1980-х годов; Стол на первом месте: Семья, Франция и смысл еды (2012), увлекательный экскурс в нравы и манеры нашей нынешней пищевой мании в поисках более глубоких истин о еде; Зима: Пять окон в сезоне (2011), лекция Месси, посвященная 50-летию Гопника, прочитанная для CBC, транслировалась по всей Канаде; Ангелы и века: краткая книга о Линкольне, Дарвине и современной жизни (2009), национальный бестселлер, который лондонский Telegraph назвал «эссе, которое хотел бы написать каждый эссеист.»; Через ворота детей: дом в Нью-Йорке (2007), портрет изменившегося Нью-Йорка, как жизнь развивается после трагедии, и о воспитании двоих детей в тени многих видов печали; и Paris To The Moon (2000), названный New York Times «лучшей книгой о Франции за последние годы».

    Адам написал две детские приключенческие книги: The King’s Window (2005), названный Journal of Fantasy & Science Fiction «потрясающе прекрасным детским романом… детской литературой высочайшего уровня, то есть литературой высочайшего уровня.»И « Шаги через воду » (2010), в котором рассказывается о приключениях молодой девушки Роуз в У Норк.

    Искрящийся и блестящий, известный своим остроумием и эрудицией, Адам является востребованным лектором по многим темам и адаптирует свое выступление к потребностям своей аудитории. Непринужденно на сцене, говоря с юмором, красноречиво и проницательно, он делится восхитительными историями и освещает — с его исключительной проницательностью — поразительные идеи современной жизни и культуры, а также то, что нужно, чтобы быть гражданином мира в это время .В 2011 году он прочитал лекции Massey престижной Канадской радиовещательной корпорации. В дополнение к серии лекций Мэсси, его более формальные и расширенные лекции включали лекции в Публичной библиотеке Нью-Йорка / издательстве Оксфордского университета в Нью-Йорке; лекция Филлипса в Вашингтоне и лекция Уитни в Нью-Йорке, а также лекции Шапиро в Бостонском музее изящных искусств. В 2006 году он также организовал и представил часовой фильм о Нью-Йорке «Освещение Нью-Йорка» для BBC в Лондоне.

    Непревзойденный, забавный и яркий рассказчик, Адам представляет свое персональное шоу «Врата», основанное на «комическом личном» материале, разработанном с помощью The Moth.Постоянный участник вечеров рассказывания историй Мотылька, он говорил на самые разные темы, начиная от семейных споров и заканчивая последними тенденциями в подростковой лексике. В каждой истории он полностью вовлекает свою аудиторию, показывая нам, кто мы есть, особенно через наше отношение к семье и месту.

    Он также участвует во многих музыкальных проектах, работая как автор текстов, так и либретто. Его первый мюзикл «Самая красивая комната в Нью-Йорке», написанный в сотрудничестве с композитором Дэвидом Шайром, открылся в мае 2017 года в Театре Лонг-Уорф в Нью-Хейвене.

    Работа

    Гопника неоднократно входила в антологию: лучших американских эссе , лучших американских сочинений о путешествиях , лучших американских спортивных сочинений , лучших американских сочинений о еде и лучших американских духовных сочинений . Он по-прежнему часто пишет из Парижа для New Yorker, редактировал антологию Американцы в Париже для Библиотеки Америки и написал ряд предисловий к новым изданиям произведений Мопассана, Бальзака, Пруста, Виктора Гюго и Алена. Фурнье.В январе 2021 года президент Эммануэль Макрон назвал его кавалером Почетного легиона, высшей гражданской и военной награды Франции.

    Адам Гопник родился в Филадельфии и вырос в Монреале. Он получил степень бакалавра. получил степень доктора истории искусств в Университете Макгилла, а затем закончил аспирантуру в Институте изящных искусств Нью-Йоркского университета. Он живет в Нью-Йорке со своей женой, режиссером Мартой Паркер, и их двумя детьми, Люком Оденом и Оливией Эсме Клэр.

    Посетить веб-сайт автора

    • Несмотря ни на что, удовольствие стоять в очереди для голосования — The New Yorker

    • Вино, война, Дональд Трамп и Эммануэль Макрон — Житель Нью-Йорка

    • Отчет о резне в Лас-Вегасе и рост нигилизма Второй поправки — The New Yorker

    Отрывок из Париж на Луну
    Вскоре после того, как мы переехали в Париж, осенью 1995 года мы с женой Мартой увидели в витрине магазина на улице Сен-Сюльпис дом XIX века. гравюра, сделанная в манере, хотя сейчас я склонен думать не от руки Домье.На нем изображен поезд, идущий с Правого берега Парижа на Луну. В поезде есть паровоз и шесть вагонов, и он едет по довольно крутой дороге. Трасса поддерживается двумя высокими тонкими шпилями, которые, кажется, закреплены где-то в Пятом округе (вы можете увидеть Пантеон в силуэте поблизости), а затем трасса просто идет вверх и касается полной луны в облаках. Я полагаю, эти две опоры сильнее, чем кажется. Поезд отправляется в сумерках — предположительно, это ночная поездка — и среди толпы на земле только пара буржуа в цилиндрах наблюдают, как лунный экспресс продолжает свой путь с любопытством, а тем более удивлением.Все остальные в толпе из тринадцати человек на платформе, в основном мамы, папы и дети, бегают вокруг, разговаривают, утешают детей, покупают билеты на следующую поездку и делают все, что люди до сих пор делают на станционных платформах в Париже. . Устройство на кассе, как и название мультфильма, гласит: «Железная дорога: из Парижа на Луну».

    Этот мультфильм отчасти является сатирой на фондовый рынок того времени и на манипуляции с акциями железных дорог.(«Промышленность», — начинается заголовок, — «больше не знает препятствий».) Но изображение околдовало нас, по крайней мере потому, что оно, казалось, олицетворяло два понятия или романы, которые заставили нас захотеть уехать из Нью-Йорка и приехать в Париж в первую очередь. Одним из них было старое видение Парижа девятнадцатого века как естественно современного места, места, где будущее должно было произойти с такой же уверенностью, как и в Нью-Йорке. Если бы поезд отправился на Луну, он бы отправился с вокзала Гар-дю-Нор, и парижские дети выматывались в ожидании.

    Но изображение представляло другую, более интенсивную ассоциацию, и это идея о том, что для некоторых американцев в любом случае существует прямой путь между подлунным городом и небесным государством. Американцы, писал Генри Джеймс, «слишком склонны думать, что Париж — это небесный город», и даже если мы не совсем так думаем, некоторые из нас действительно думают о нем как о месте, где продаются билеты на поезд, чтобы добраться до него. вы там. (Бен Франклин думал об этом, и Гертруда Стайн, и Генри Миллер тоже.Это просторная идея.) Если эта идея явно нереальна и даже до шевелюры наивна, у нее, по крайней мере, есть оправдание в том, что она не оригинальна. Когда они умирают, писал Уайлд, все хорошие американцы отправляются в Париж. Некоторые из нас всегда пытались прийти пораньше и победить толпу.

    Познакомьтесь с экспертом по воспитанию детей, который считает воспитание детей ужасным изобретением

    Все изображения в этой статье взяты из серии «Детские игры» фотографа Марка Невилла. Подробнее об этих фотографиях читайте в конце рассказа

    .

    Корреспондент

    Ирен Казелли / Линн Бергер — Знакомьтесь, эксперт по воспитанию детей, который считает воспитание детей ужасным изобретением.

    SoundCloud

    Дети ведут себя загадочно.Подумайте о быстрой смене внимания, за которой следует внезапное поглощение проходящим мимо насекомым или частицей пыли, когда вы спешите выбраться за дверь. Или подумайте о притворной пьесе, которая, кажется, длится слишком долго.

    Для многих взрослых все это может быть ошеломляющим. Но не психологу развития и философу Элисон Гопник, которая посвятила свою карьеру изучению мозга младенцев и маленьких детей, чтобы понять, как люди получают знания в первую очередь.Для нее поведение детей имеет смысл.

    Прочтите эту историю за одну минуту

    Как глава лаборатории когнитивного развития и обучения Калифорнийского университета в Беркли, Гопник полюбил хороший парадокс. Помимо научных публикаций, она пишет книги и колонки для широкой публики, в которых обращается к множеству противоречий и напряжений, присущих детству — и, в более широком смысле, отцовству — даже не предлагая их разрешить.

    На самом деле, Гопник считает, что дело именно в этом напряжении. Ее работа посвящена объяснению доступной и понятной прозой того, почему те элементы, которые могут сделать уход за младенцами и младенцами таким неприятным занятием — их невероятная зависимость, их кажущаяся полная неспособность сосредоточиться, их беспорядок — являются не недостатками дизайна, а важнейшие черты детства.

    Предыдущие поколения психологов развития, от Зигмунда Фрейда до Жана Пиаже, считали младенцев и детей недоразвитыми или даже иррациональными маленькими существами — и вы можете возразить, что многие родители иногда тоже в это верили.

    Но исследование Гопника показывает, что маленькие дети ведут себя чрезвычайно разумно — если вы держите в уме цель детства .

    Из серии «Детские игры» фотографа Марка Невилла

    О чем мы говорим, когда говорим о детстве

    Мы оба были очарованы творчеством гопников с тех пор, как впервые столкнулись с ним. Она одновременно разговаривает с мыслителями и , родителями в нас, критикует ряд устойчивых идей о воспитании детей и индустрии, которая возникла вокруг них, увлекательно пишет о важности игры — теме, которой занимается Ирен. в последнее время писала о связи между разными поколениями, в которую Линн углубилась.Мы хотели услышать больше о ее идеях.

    В начале апреля мы написали Гопнику с просьбой об интервью. Она быстро согласилась, но добавила, что нам нужно набраться терпения: семестр почти закончился, а она все еще была занята несколькими последними задачами, которые казались более озабоченными, чем когда-либо, потому что все это должно было происходить через Zoom.

    Это был конец мая, когда мы разговаривали, заходя в систему из Неаполя, Амстердама и Беркли. Удобно устроившись на кожаном кресле в своем кабинете, с хорошо укомплектованным книжным шкафом на заднем плане и рамками на стене, Гопник размышляла о написании статьи, чтобы успокоить своих младших коллег, многие из которых пытались обучать своих детей на дому, пока одновременно работая из дома.

    «Специалисты по когнитивному развитию обнаружили, — говорится в статье, — что если вы скажете своим детям выйти на улицу и поиграть, дадите им сумку крекеров с золотой рыбкой, а затем закроете дверь, это приведет к значительным улучшениям в их навыках. когнитивный контроль, их концептуальное понимание и их способности исследовать ». Мнение было только наполовину шутливым, сказал нам Гопник, смеясь: «Я думаю, что оказал бы многим родителям большую услугу, и даже подозреваю, что это в некотором роде правда».

    Гопник — специалист по развитию ребенка, который отказывается давать родителям какие-либо дельные советы.

    Такой комментарий тоже подходит ее стилю.Гопник — эксперт по развитию детей, которая отказывается давать родителям какие-либо практические советы, однако чтение ее сочинений может быть одним из самых освобождающих и утешительных переживаний для родителей. Один очень полезный пример: с младенцем, раз за разом бросающим чашку на пол, становится намного легче справиться, когда вы знаете, что он что-то выясняет в законах гравитации, а не пытается вас раздражать.

    Мыслить и писать о родителях и детях, как сказал нам Гопник в начале нашего интервью, обычно можно одним из двух способов: инструментально — «вот пять советов, которые помогут вам обучить ребенка на дому» — или, как шутливый, личный анекдот — « Теперь я расскажу вам, как у меня дома не было домашнего обучения, и мои дети все бегают, как дикие животные ».Эта статья, например, как раз тому пример.

    «Только представьте, — добавила она, — если бы единственные статьи, представленные в экономическом разделе газеты, были примерно такими:« вот что вам нужно знать о вашем личном бюджете »или« вот почему я так плохо умею балансировка моего бюджета ».Мы бы никогда не подумали, что это дает нам полную картину того, что такое экономика ». Она казалась удивленной и одновременно смертельно серьезной — это именно то сочетание легкости и серьезности, которое характеризует ее письмо.

    Отношения между родителями и детьми, как предполагалось в сравнении, предполагают гораздо больше, чем практические советы и особый опыт. Тем не менее, мы отнесли обсуждение этих отношений к разделам, посвященным образу жизни, в газетах, как будто мы не можем видеть их такими, какие они есть: среди самых глубоких и фундаментальных отношений, частью которых когда-либо будет любой из нас.

    Из серии «Детские игры» фотографа Марка Невилла

    Почему «история жизни» имеет значение

    Гопник хотел бы, чтобы мы все говорили глубже и шире о родителях, детях и других отношениях между поколениями. Одним из важнейших понятий, которые постоянно повторялись на протяжении всего нашего интервью, была «история жизни», идея о том, что естественный отбор заставляет каждый организм развивать свои конкретный жизненный цикл. Вместо того, чтобы думать о детях как о слаборазвитых взрослых (а о пожилых людях как о пенсионерах с небольшой добавленной стоимостью для общества), мы должны понимать, что каждый этап жизненного цикла имеет свою цель.

    В раннем детстве эта цель — исследование. И начинается это на удивление рано. В своей книге The Philosophical Baby (2009) Гопник описывает эксперименты, в ходе которых было обнаружено, что даже очень маленькие дети могут различать факты и вымыслы, обладают моральным компасом, делают выводы о мире и формировать теории о природе реальности.

    Когда мы вырастаем, наша цель смещается в сторону эксплуатации: то есть брать то, что мы узнали в детстве, и применять это для достижения целей.(И по мере того, как мы продвигаемся во взрослой жизни и в старости, наши роли снова меняются; мы становимся учителями, посредниками, носителями исторических знаний.)

    Еще одна цель взрослой жизни — помогать и защищать детей, когда они занимаются своими делами. исследования. Малыш, очарованный жуком, может идти по его пути только в том случае, если рядом есть взрослый, который не даст ребенку забежать под велосипед. Выяснить, как работает гравитация, многократно бросая чашку на пол, можно только в том случае, если кто-то, скорее всего, ответственный взрослый, поднимает ее за вас снова и снова.

    «Наука говорит нам, что существует причина того, как разворачивается наша жизнь с момента нашего рождения до детства, юности, зрелости и старости. Все эти этапы жизни имеют разные функции с научной и эволюционной точек зрения », — говорит Гопник.

    «Мое сердце с сумасшедшими, поэтическими, исследовательскими детьми; но они не могли бы функционировать, если бы у вас не было много людей, которые выполняли ту тяжелую работу, которую мы делаем во взрослом возрасте », — говорит Гопник.

    В настоящий момент, как указывает Гопник, многие общества по всему миру плохо справляются с задачей, позволяя каждой стадии жизни выполнять свою задачу.Например, маленькие дети часто вынуждены приспосабливаться к образовательным системам, которые не соответствуют их стилю обучения. Между тем, большая часть пожилого населения не использует свои способности рассказчиков и опекунов, жизненно важных для передачи информации следующему поколению. Кроме того, широко распространены идеи о воспитании детей, которые отнюдь не полезны для детей.

    Из серии «Детские игры» фотографа Марка Невилла

    Против воспитания детей

    В своей последней книге Садовник и плотник (2016) Гопник смещает свое внимание не только на детей, но и на родителей, объясняя, почему многие из вещей, которые Родители из среднего класса в промышленно развитых странах, которые пытаются помочь своим детям развиваться, совершенно заблуждают.

    «Воспитание», идея о том, что родители могут формировать своих детей так, как плотник превращает брусок в ножку стула, за последние десятилетия стала широко распространенным понятием в Соединенных Штатах. До двадцатого века глагола «родить» не существовало. Вы либо были родителями, либо нет, и если бы вы были одним из них, вы могли бы попытаться «воспитать» своих детей, чтобы они более или менее осторожно дожили до взрослой жизни.Конечно, существует очень давняя традиция размышлений о том, как это лучше всего сделать. Но в последние годы «воспитание детей» стало означать то, в чем вы можете «преуспеть» (а значит, и потерпеть неудачу).

    Воспитание — это целенаправленный глагол, описывающий целенаправленное поведение, цель которого — «превратить вашего ребенка в лучшего, более счастливого или более успешного взрослого — лучше, чем они были бы в противном случае», — пишет Гопник в книге «Садовник и семья». Плотник . И хотя этот термин часто описывает то, что делают родители, он все чаще используется для описания того, что должны делать родители .

    Во всем мире воспитание детей включает в себя набор предписаний («Ограничьте время просмотра детьми экрана!», «Отведите их на занятия детской йогой, чтобы повысить концентрацию и внимание!») И набор дополнительных форм поведения (родители тащат своих детей после школы. занятия, внеклассные занятия, стандартизированные тесты в детском саду и т. д.). Гопник пишет, что воспитание детей подразумевает обещание, «что существует некоторый набор техник, определенный опыт», которые помогут родителям достичь своей цели по формированию жизни своих детей.

    Это обещание ложно и вредно, но, похоже, все меньше и меньше родителей знают об этом. Фактически, если чрезмерное количество руководств для родителей и газетных статей проясняет одну вещь, так это то, что родители жаждут практических советов, которые читаются как четкие рецепты. В то время как Гопник признает, что многие из этих книг «просто дают практические советы о том, как быть родителем» — о том, как помочь детям спать, скажем или есть, — «многие другие обещают, что если родители просто будут практиковать правильные техники, они смогут существенно изменить жизнь детей. как получается их ребенок.«Это обещание, — утверждает Гопник, — пустое и нежелательное тоже.

    Все, что родители могут сделать для детей, — это предложить им богатую, безопасную и разнообразную среду, в которой они могут исследовать и стать теми, кем они были созданы. Гопник предлагает родителям вести себя как садовников , а не плотников : плотники следят за готовым продуктом (скажем, столом или стулом), в то время как садовники сажают семена и ухаживают за ними лишь неопределенно и всегда. -снижение, конец в уме.

    Из серии «Детские игры» фотографа Марка Невилла

    Утраченное искусство отцовства

    Если воспитание детей — такая плохая идея, почему это вообще стало делом? «Стать родителем, — сказала Гопник, когда мы спросили ее, — это не то, чему вы можете научиться, читая книги, точно так же, как гидролог не поможет вам научиться заниматься серфингом, или понимание физики сделает вас хорошим теннисистом. . Это больше похоже на ученичество, когда вы учитесь на практике, и вы учитесь, делая это вместе с экспертами, которые занимаются этим в течение длительного времени.

    Так мы хотели знать, облегчило ли гопникам изучение развития детей становление родителями? «Не совсем», — сказала она.

    «Что помогло , так это то, что я была старшей из шести братьев и сестер, и поэтому росла, заботясь о младенцах и маленьких детях. Но у нас больше нет хороших механизмов для такого рода ученичества: семьи стали меньше, а разные поколения стали гораздо более разобщенными. Дети ходят в школы, родители уезжают на работу, а бабушки и дедушки живут в учреждениях престарелых и дальше.

    «Росту родительского воспитания, особенно в Соединенных Штатах, способствовало также растущее беспокойство по поводу меритократии. С усилением экономического неравенства растет страх выпадения из среднего класса. Всем известно, что формула, позволяющая оставаться в среднем классе: образование, знания и информация ».

    Вот почему так много родителей хотят сделать так, чтобы их дети стали отличниками: «Фоном для многих безумств, связанных с воспитанием детей, является экономическая ситуация.Это отвратительно для родителей и отвратительно для детей, но если посмотреть на это с экономической точки зрения, это плохо. не иррационально «.

    Может показаться рациональным превратить вашего ребенка в оптимально подходящего участника общества, но в конечном итоге это очень плохая идея. Гопник считает, что выбор в пользу разнообразия — хорошая эволюционная стратегия. В конце концов, как только обстоятельства изменятся, то, что только целеустремленные, целеустремленные ученики класса A, которые станут лидерами, могут больше не иметь большого смысла.Тогда наш вид может больше выиграть от хорошего урожая творческие, предприимчивые и непредубежденные участники, которые могут предложить решения любых новых проблем, с которыми мы сталкиваемся.

    Наш вид зависит от разнообразия. Единообразие в конечном итоге означало бы нашу гибель. Кроме того, и родители, и дети разочаровываются в процессе воспитания. Родители понимают, что заставить вашего ребенка придерживаться расписания или научить вашего дошкольника выучить алфавит не так просто, как предлагают путеводители; и маленькие дети обнаруживают, что им не разрешают делать то, для чего их мозг лучше всего приспособлен, а именно — бродить разными способами, которые являются столь же разнообразными, бесцельными, исследовательскими и игривыми, насколько они в конечном итоге полезны.

    Из серии «Детские игры» фотографа Марка Невилла

    Зачем нам нужны бабушки и дедушки

    Разделение поколений сделало отцовство менее интуитивным и более сложным, говорит Гопник. Это тоже потеря в другом смысле: человеческие дети очень долго зависят от взрослых, Это означает, что их воспитание — это большая работа — слишком много работы для одного или двух взрослых.Наши предки решили эту проблему, распределяя эту работу между несколькими людьми: биологическими родителями, а также дядями и тетями, братьями и сестрами, соседями, бабушками и дедушками. Это все еще происходит во многих современных культурах, а также в традиционных племенах охотников и собирателей.

    В промышленно развитых странах забота о детях частично передается няням, игровым группам и школам, а также полезным бабушкам и дедушкам. Но по большей части в этих обществах теперь безраздельно властвует нуклеарная семья.Как следствие, родители — матери больше, чем отцов — гораздо больше самостоятельны, особенно в дошкольном возрасте. В зависимости от страны может быть доступна большая или меньшая помощь, но, как правило, она менее органична, чем это традиционно известно нашему виду. Родители всегда чувствуют себя полностью ответственными.

    Результат: уставшие, перегруженные и перегруженные родители — и дети, подвергшиеся воздействию более узкого круга опекунов и моделей, чем они могли бы быть в противном случае.Какая жалость. Гопник сказал нам, что практика «кооперативного разведения», столь характерная для людей, сыграла важную роль в эволюции. Ключевые социальные навыки, такие как способность читать других и хорошо общаться с множеством разных людей, развились из-за этого социального устройства, способствуя уникальной социальной и социальной жизни. кооперативные виды. Этот эволюционный процесс подробно объясняется в работе Сара Блаффер Хрди, «Матери и другие» (2011).

    Но это не единственное преимущество «кооперативного разведения», как объяснил Гопник. «Существует клише о том, что« нужна деревня, чтобы вырастить ребенка », но наука действительно показывает, что это клише верно. И дело не только в том, что для этого нужно столько людей, но и в том, что нужно столько людей, которые занимаются разными делами. В этих сообществах собирателей есть дюжина людей, которые заботятся о ребенке; некоторые учат их практическим навыкам, другие рассказывают истории, которые дают детям информацию о том, как устроен мир.И это, очевидно, помогает, потому что заботиться о ребенке — это просто большая работа, но также дети сталкиваются со всеми этими различными типами моделей того, какими могут быть разные люди, с различными формами, которые могут принимать человеческие отношения «.

    The литература об устойчивости ДокторМайкл Ангар пишет о том, что люди вокруг нас важны, когда речь идет о проблемах, с которыми мы сталкиваемся, и о том, что индивидуальный рост очень мало зависит от нас, отдельных людей. может многое сказать о важности такого разнообразия в уходе. «Мы знаем, что, скажем, у детей, подвергшихся насилию, больше шансов иметь проблемы. Но потом некоторые дети вырастают в ужасных обстоятельствах, и они становятся нормальными. Иногда они вырастают лидерами или героями. Так что же их отличает? Оказывается, что решающим фактором является наличие в вашей жизни кого-то , который действует как образец, показывая вам способ поведения, отличный от того, как ведут себя ваши родители.”

    Из серии «Детские игры» фотографа Марка Невилла

    Многие способы обучения

    Так же, как для обучения детей требуется множество взрослых образцов для подражания, для этого также требуются различные способы обучения . Возьмите развитие морального компаса, чувства правильного и неправильного. Трудно просто сказать ребенку, что нужно делать при любых обстоятельствах. Если бы это было проще, «этика» была бы скорее предписывающим курсом, чем сферой философии.

    Как сказал Гопник: «Уход — это способ обучения этике. Когда мы заботимся о другом человеке, особенно о ребенке, мы даем ему возможность развить набор ценностей, понимание того, что важно, а что нет ». Заботясь о несамостоятельном существе, родители выражают свою мораль. И именно благодаря заботе дети узнают о добре и зле, а также о многих серых областях между ними.

    Итак, дети учатся разными способами: играющий Вот статья о важности неструктурированной игры в обучении.и слушание, наблюдение за взрослыми и обучение, когда о нем заботятся. Но, по словам Гопника, точно так же, как во многих обществах дети сталкиваются с довольно ограниченной группой опекунов, система образования также стала более единообразной, чем когда-либо — и чем она должна быть в идеале. Ее анализ применим для многих промышленно развитых стран, хотя США, вероятно, лидируют в этой тенденции.

    Взять детский сад. Дошкольное учреждение, которое раньше было посвящено исследованиям и неструктурированной игре, становится все больше похоже на школу.Малышам также предлагаются стандартные тесты и «учебные цели». «У меня трое внуков, и все они сейчас обучаются на дому. И вы могли бы подумать, по крайней мере, с четырехлетним ребенком, можно сказать, вам не нужно слишком беспокоиться о домашнем обучении. Но даже у него есть список того, что он должен делать ». Гопник покачала головой при мысли об этом.

    Это не ограничивается детским садом, — пишет она в книге « Садовник и плотник» . Хотя когда-то ученичество считалось прекрасной альтернативой сидению за партой в школе, эти профессиональные треки в значительной степени исчезли.Абстрактное теоретическое обучение, которое происходит в школах, с результатами, измеряемыми с помощью стандартизированных тестов, подходит для одних детей, но не для других — вариативность — первая жертва стандартизации.

    Эта тенденция ведет к тому, что мы могли бы назвать монокультурой людей — взрослых, которые были обучены одним способом, но не многим другим, как если бы наша сила как общества, наша жизнестойкость как биологический вид не зависели от разнообразия, на разные способы мышления, действия и решения проблем.Более того, утверждает Гопник, этот особый вид обучения не очень хорошо готовит детей к жизни вне школы, где на вопросы может быть более одного ответа, а на проблемы — более одного решения. Где никто не будет ставить вам оценку за повторение того, что вам сказал ваш учитель.

    Само собой разумеется, что это также мир, в котором стать родителем можно только через действия, а не через учебу.

    Из серии «Детские игры» фотографа Марка Невилла

    Неожиданный эксперт по воспитанию

    Может показаться парадоксальным или, по крайней мере, нелогичным, чтобы выдающийся профессор философии и психологии выступал за большее ученичество и менее абстрактное обучение.Но гопник хочет, чтобы школы и родители меньше полагались на теоретические знания и больше просто позволяли своим детям оставаться в живых. С другой стороны, ее собственное исследование показало, что мы учимся на практике — как дети, а также, особенно, как родители.

    Понимание умов младенцев и детей — знание того, что они получают пользу от различных опекунов, примеров, стилей обучения и возможностей — не улучшит родительские качества родителей. Во всяком случае, это сделает их хуже при формировании у своих детей определенного видения, определенного идеала.Но, конечно, дело именно в этом.

    Плохое столярное дело может быть именно тем, что нам нужно, чтобы стать более заботливыми, снисходительными и внимательными садоводами.

    В предыдущей версии этой статьи «воспитание детей» говорилось как об изобретении США. После вклад антрополога и биолога Барри Богина под статьей, Мы изменили формулировку.

    Из серии «Детские игры» фотографа Марка Невилла. Об изображениях От Украины до северного Лондона и районов боевых действий в Афганистане, «Детские игры» Марка Невилла — это праздник того, что делают все дети, независимо от их окружения, — игры. Проект был нацелен на то, чтобы спровоцировать дискуссию о сложном характере детских игр и отстоять более совершенное обеспечение этого универсального права. Подробнее здесь Хотите быть в курсе? Если вам интересно узнать больше о детях и о том, что мы можем узнать через их глаза, вы можете подписаться на мою еженедельную рассылку о первых 1000 дней жизни.Подпишите здесь!

    Копать глубже

    Дорогие родители, перестаньте устраивать детские игры Теперь, когда 1,5 миллиарда детей застряли дома, родителям сложно составить график школьного и игрового времени. Хорошие новости: игру не нужно планировать — и этого не должно быть. Подробнее читайте здесь

    Мемуары Адама Гопника — это отчасти история любви, действие которой происходит в Нью-Йорке 1980-х годов

    Бывший писатель из Монреала и Нью-Йорка вспоминает времена «зарождающейся коррупции»…когда Дональд Трамп впервые появился как сорняк »

    Фото Стива Бисгроув / REX / Shutterstock

    Иногда бывает трудно увидеть, насколько классическим эссеистом является Адам Гопник. Возьмем рассказ, действительно захватывающий образ, который, как и любая другая в его последней книге, At the Strangers ’Gate , добавляет резонанса названию. Это реальная история о обнаженной женщине в красных туфлях на шпильках, которая выбросила 200 мертвых карпов — ее художественный материал — из окна своей квартиры в 4:30 утра.м, в отчаянной попытке отвлечь поток спущенных на свободу белых лабораторных крыс, хлынувших по лестнице из квартиры внизу, привлеченных приманкой рыбного обеда. Да, это было на Манхэттене в 80-е годы, время и место, где граница между банальным и эксцентричным почти отсутствовала, когда «Нью-Йорк превратился из антиутопии Taxi Driver 1970-х в своего рода зарождающуюся коррупцию, период когда Дональд Трамп впервые появился как сорняк », — сказал Гопник в интервью. Но что выделяется в лучшей книге выдающейся карьеры писателя New Yorker , так это то, насколько он дисциплинирован, насколько застенчиво верен своим предшественникам-эссеистам.

    ЧИТАТЬ: Рецензия на книгу: новый жестокий роман Тони Моррисон

    Рассмотрим то, что Гопник называет «архитектурой» «У чужих ворот» , второй из его работ (после « Через детские ворота » 2006 года), получившей свое название от входа в Центральный парк. Структура контрастирует с «фальшиво-наивными разделами интимного повествования и более дискурсивными антропологическими разделами». Затем эти две литературные формы пересекают двухколейные повествования автора: одна о молодом гопнике и его будущей жене Марте Паркер, которые приезжают в мегаполис, чтобы творить свои жизни, а другая — о том, что они там находят.Новая книга — «хроника потерянных времен», — говорит Гопник, — «эпоху до Интернета, когда было всего 500 человек с компьютерами, которые могли выходить в Интернет, и мы, прибывшие в Нью-Йорк, изо всех сил пытались понять. одна из тех клавиатур, полностью исчезнувшая письменная экосистема ». И это история любви. «Я надеюсь, что получится забавная история любви, и я надеюсь, что это будет не слишком набожная история любви о том, как пара становится семьей, и как незнакомцы становятся гражданами». И если это было недостаточно амбициозно, добавляет Гопник, «я также надеялся, что между двумя моими тонами возникнет некое напряжение.”

    Проще говоря, у гопника это получается, потому что он крепко охраняет свои границы. «Мемуары могут быть либо оттенками романа, как, скажем, Мэри Карр, либо эссе, как я это делаю», — говорит он. «Именно так Клайв Джеймс, мой любимый англо-австралийский писатель, сделал это в своих мемуарах. И я определенно думал о книге Макса Бирбома « Семь мужчин, », представляющей собой комбинацию эссе и ретроспективы, когда я писал разделы о [фотографе] Ричарде Аведоне и [искусствоведе] Роберте Хьюзе.”

    Гопник придерживается того, что он считает требованиями ретроспективных — и антропологических — мемуаров, никогда не поворачиваясь к рассказу ради рассказа. В определенные моменты он почти явно тормозит, пишет ли (совсем не слишком набожно) о своей жене или о мире искусства 80-х, даже когда материала было в избытке. Эпизод с крысами и карпами можно было бы растянуть на несколько страниц, но его цель в книге — просто объяснить, как гопники приобрели «единорога», доступную, пригодную для жизни квартиру на Манхэттене после пяти лет проживания в доме размером девять на четыре метра. 11-футовая комната: после того, как лабораторных крыс и их сумасшедшего хозяина наконец выгнали из помещения, хозяйка решила сдать в аренду «самую нормальную и кроткую супружескую пару, которую она могла найти.”

    Вместо дискурсивных историй, У ворот незнакомцев изобилует краткими, манящими читателя, напрашивающимися вопросами, гораздо более интимными, чем фальшиво-наивными. Упоминание об одной улице вызывает упоминания о встрече на ней Джеффа Кунса и Хьюза в отдельных случаях, оба в слезах из-за потери сына. Художник по дохлой рыбе по поводу ничего особенного замечает: «На следующей неделе я начал работать с сеном».

    БОЛЬШЕ: Пять книг, о которых все говорят в сентябре

    Недвижимость — предмет заботы горожан с тех пор, как Вавилон восстал из грязи, не является такой навязчивой идеей для гопников, как для современных жителей крупных городов, но она является постоянным фоном для его эссе.Это единственная тема — неспособность позволить себе недвижимость, которую могло позволить предыдущее поколение, — по которой 61-летний Гопник, оглядываясь назад на 80-е годы, синхронизируется с миллениалами. «Я подозреваю, что беспокойство о недвижимости — постоянная черта молодежи сегодня, как в Лондоне, или Париже, или даже в Риме, так и в Северной Америке. Нью-Йорк сейчас намного более рассредоточен. Теперь люди двадцати лет оказываются в самых отдаленных уголках Бруклина, а самые отдаленные районы Бруклина становятся все дальше и дальше с каждой неделей. Тогда у нас были проблемы с доступностью, которые в очень стесненных условиях скапливались в подвальных помещениях.Но мы были на Манхэттене, что сделало нашу жизнь другой, потому что у нас все еще был опыт плотности и множественности ».

    Это еще не все — вспомните «исчезнувшую экосистему», которая отделяет молодых гопников от сегодняшних двадцатилетних. Он больше не часто пишет в помещении New Yorker , поэтому теперь он делит там свой офис «с ужасно талантливой молодой писательницей по имени Александра Шварц. Она сказала мне в какой-то момент, когда мы обсуждали наши поколения — я думаю, ей около двадцати лет — она ​​говорила, что мое поколение было таким амбициозным, но [она и ее сверстники] хотят, чтобы все было просто адекватно.Она имела в виду просто найти достаточно подходящее место, достаточную работу. Меня поразило это и серия Лены Данэм « Girls », в которой искали не гламур, авторитет или скрытые секреты страны Оз. Вот такая разница в ожиданиях. Мы могли взять на себя все эти странные должности в старой системе — я был модным копирайтером в GQ , и я знал много молодых авторов рассказов, которые раздавали канапе на вечеринках. Не было никаких страданий. Все поступали так, и все ожидали, что в течение года у них будет контракт с Кнопфом.В конечном итоге все это могло быть иллюзией, но все же действующим заблуждением.

    «Мой сын только что окончил музыкальный колледж, и он отличный гитарист, но все его учителя отговаривали его даже больше, чем учителя обычно отговаривают вас от занятий чем-то подобным. Не осталось сессионных работ. . . Теперь все сэмплировано и оцифровано, и сессионным музыкантам нечего делать ». И все же гопник знает, что сегодняшняя молодежь все еще питает мечты, как и их старшие.«Я знаю детей, только что окончивших колледж, и ни капли не упал в амбициях, энергии или стремлениях. Просто сейчас это принимает разные формы ».

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Нил Стивенсон о магии, технологиях и приманке длинных книг

    С антропологической точки зрения большая часть книги посвящена арт-сцене, где самый удивительный момент произошел однажды вечером за ужином, когда Джефф Кунс совершенно искренне спросил Паркера: «Что такое ирония? Люди все время говорят мне, что это есть в моем искусстве, а я действительно не понимаю, что это такое.Это был ошеломляющий вопрос, учитывая, что репутация Кунса как мастера иронии стала главной движущей силой, сделавшей его, возможно, самым коммерчески успешным артистом своего поколения. (В 2014 году одна его пять уникальных скульптур Собаки-воздушные шары были проданы за 58,4 миллиона долларов США.) «Чехов где-то говорит, что ему постоянно приходилось выбивать из себя крепостного, а мне приходилось — все еще приходится — избивать аспиранта по истории искусств. вне себя «.

    Секрет Джеффа Кунса и Дэмиена Херста в этом отношении, продолжает Гопник, состоит в том, что то, что наблюдатели «восприняли как проявление иронии» — учитывая странную авторитетную теорию в то время, — было искусством, в которое они не входили.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.