Донские казаки внешность: Какая кровь текла в жилах донских казаков — Рамблер/новости

Содержание

Какая кровь текла в жилах донских казаков — Рамблер/новости

Донские казаки, населявшие территорию современных Ростовской и Волгоградской областей, представляли собой военизированное сословие, охранявшее рубежи родины. До сих пор учёные не пришли к единому мнению относительно этнического состава донцов, усматривая у них кровь самых разных народностей.

Миграционная теория

Согласно миграционной теории Соловьёва донские казаки являются потомками вольных русских людей, в XIV XV веках нанимавшихся на работы в разных уголках Руси. Несвязанные обязательствами они свободно перемещались с места на место, ища лучшую долю.

В рамках этой версии историки расходятся во мнениях, кем по роду занятия были выходцы из русских княжеств, заложившие основу казачества. Варианты разнятся от разбойников, бежавших от правосудия, до первопроходцев и старообрядцев.

Тюркское происхождение

Поскольку слово «казак» имеет тюркские корни, и обозначает независимого человека-кочевника, ведущего отшельнический образ жизни, существуют версии, о татарском происхождении донских казаков.

Так профессор Вельяминов-Зернов прямо ассоциирует казака с «простым татарином», практически то же самое говорит и немецкий учёный Штекль, с одной лишь разницей, что, по его мнению, донские казаки, были татарами выкрестами.

Историк Татищев предполагал, что донские казаки являются потомками касимовских татар, живших в Мещере, до тех пор, пока Иван Грозный не наводнил город ногайцами. Не желая делить вотчину с посторонними, мещерские казаки начали переселяться на вольные берега Дона.При правлении Петра I строительство оборонительных укреплений вдоль рек и границ государства стало основой государственной политики, а поэтому были предприняты действия по расселению татар-мишарей на Дону, где к ним, по мнению Р. Г. Скрынникова, присоединялись русские.

Смешение народов

Этнолог Гумилёв предполагал, что донское казачество возникло после монголо-татарского вторжения на основе смешения русскоязычной тюрко-славянской народности бродников и касогов, которые бежали с Кубани на Дон.

Устрялов усматривал у донских казаков русско-азиатские корни, а другие считали их потомками связи русских с черкесами.

Аборигены верховьев Дона

Определённая группа исследователь сходится во мнении, что донские казаки являются автохтонным населением, так называемого Дикого Поля, предками которых были праславянские племена.

В одном направлении развивали идеи Забелин и Савельев, считавшие донских казаков потомками смешанного этноса, с древнейших времён до начала второго тысячелетия н. э. заселявшего берега современных казачьих рек.

Согласно их версии в крови донских казаков течет кровь гетов и скифов, сарматов и хазар, массагетов и готов, бастарнов и прочих племён, осуществлявших миротворческую функцию между оседлым и кочевым населением этих мест. Впоследствии, когда в силу исторических обстоятельств им пришлось покинуть эти места и поселиться в разных уголках Руси, они поддерживали свою внутреннюю организацию, сохраняя воинские традиции праотцов. И когда в XV веке, волею судьбы им опять открылся путь на историческую родину, они вернулись и основали донское казачество.

В работе «История Руси и русского Слова» Кожинов констатирует, что на оговорённой территории русские племена впервые упоминаются в VIII IX веках, когда они были вытеснены отсюда хазарами, но спустя два века возвратились вновь.

Для того чтобы определить этническое родство донских казаков современные учёные обратились к генетическому анализу. Взяв для тестирования биологические материалы казаков и народностей, в родственной связи с которыми они подозреваются, генетики выяснили их сходство с населением Белгородской, Воронежской, Курской и Орловской областей России.

Вместе с тем обнаружилось, что генофонд казаков имеет точки соприкосновения с ногайцами и почти полностью отличается от ДНК кавказских народов.

Это обстоятельство подтвердило миграционную гипотезу этногенеза донских казаков от восточных славян, к которым в определённый исторический период присоединились тюркоязычные популяции.

Антропометрия казаков

Специалист по донскому казачеству Савельев в начале XX века заключал, что население Дона по своим внешним параметрам отличается как от великороссов (русских), так и от малороссов (украинцев), составляя отдельную группу с ярко выраженными характеристиками. По его мнению, особенности их внешности и строения тела столь индивидуальны, что даже если казак переоденется в национальную одежду другого этноса, его всё равно без труда можно будет идентифицировать.

Однако советский исследователь антропометрических параметров донского казачества Бунак пришёл к выводу, что их общий типаж при масштабном сравнении сопоставим с тем, что превалирует на территории русской равнины.

Но вместе с тем у донских казаков есть особенности, позволяющие подразделять их по антропометрии на три группы: великороссы, малороссы, смешанные.

Казаки - великороссы

Доминирующее число донских казаков можно смело причислить к типу великороссов, поскольку в своём внешнем облике они воплощают черты, свойственные общерусскому типажу. Светлые волосы и окладистая борода, прямой нос и большой рот, широкое лицо и разрез глаз, глаз, также как строение черепа и высокий рост сближает донских казаков с населением самых разных районов России, в особенности средней Волги.

Казаки-малороссы

Донские казаки, относящиеся к типу малороссов, являются потомками переселившихся на Дон в далёком прошлом днепровских черкас. Основными чертами их облика является средний рост, более смуглая пигментация кожи, темные волосы, круглая голова, короткий или толстый нос с горбинкой, жгучие глаза, нависший лоб, длинные ноги, короткий стан.

Смешанный тип

Разнообразные комбинации из характерных антропометрических признаков двух вышеописанных типажей составляют смешанный тип донских казаков.

В их внешности перемежевались как великорусские, так и малорусские признаки, поэтому среди них легко встретить блондинов со специфическим южным профилем. Они умеренно высокорослы, имеют высокий лоб и круглую голову, темно-русые волосы и маленький подбородок.

Второстепенные антропометрические типы донцов

Менее распространёнными являются три второстепенных антропометрических типа донцов – татарский, калмыцкий и еврейский.

Считается, что основная часть казаков с татарскими чертами, такими как выпуклый лоб, смуглое широкое скуластое лицо и короткие кривые ноги, произошла от тюрков, перешедших в православную веру.

Калмыцкий тип возник от смешения генотипов калмыков и казаков, и характеризуется красивыми, но широкими лицами, главным образом у представительниц слабого пола.

Донские казаки, принадлежащие к еврейскому антропологическому типу не отличимые от горских евреев северо-восточного Кавказа.

Во внешних данных этой категории казаков прослеживаются такие признаки как долговязость, семитический нос, покатый лоб, большой затылок, тёмные волосы, рыжая борода и веснушки.

Сравниваем: казачка или русская | Лики истории

У каждого народа и этнической группы есть свой идеал красоты, который воспевают поэты и музыканты, описывают в сказках и преданиях. Кстати, даже у людей, которые представляют схожие народности, могут быть разные представления о том или ином аспекте красоты. Так у русских и казаков можно найти различия не только в традициях и обычаях, но и в некоторых стандартах красоты.

Казачка

Идеально красивой у казаков считается белокожая и чернобровая девушка с длинной и толстой косой. Исследователями был проведен опрос среди жителей некоторых станиц, где проживают казаки, о том, как же выглядит красивая казачка по их мнению. По результатом было выявлено, что она должна быть стройной, статной, ухоженной, женственной и иметь чувство собственного достоинства.

Казачка уверена в своей сексуальности и не испытывает по этому поводу стеснения. Многие писатели говорили о том, что девушки могли заигрывать с местными мужчинами, кокетничать с ними, но не изменяли своему законному супругу.

В связи с тем, что мужчинам часто приходилось уезжать из дома по службе, все домашние заботы были возложены на женщин. Хозяйка дома самостоятельно решала все бытовые проблемы, заведовала финансовыми вопросами и урожаем.

Казакам нравились такие женщины: решительные, гордые, самостоятельные и уверенные в себе. Ведь такую жену не страшно оставлять дома на хозяйстве, когда уезжаешь на войну. Мужчина был уверен, что старики-родители и дети будут присмотрены, хозяйство ы порядке.

Исследователи изучили многие сказки и предания русского народа и выяснили, что смирение и покорность являются главными добродетелями русской женщины. В то время, как казаки признают главным достоинством смелость, решительность, верность.

Все представители славянских народов почитают материнство и поэтому идеалом красоты для всех считалась здоровая и способная к рождению детей девушка.

По результатам исследований считается, что идеально красивая русская девушка должна быть высокой, полной (дородной), с белой кожей и румяными щеками, с длинной русской косой.

Худобу признавали недостатком во внешности. Вплоть до 20 века считалось, что невеста должна быть "приятной полноты" и именно поэтому девушка на смотрины старалась надеть на себя побольше одежды, чтобы казаться более пышной. Стройность ассоциировалась с голодом, который негативно сказывался на способности к деторождению.

Образ казачки в модели жизненного цикла исторической памяти

Растатурин Вячеслав Иванович студент Института искусств АГУ

В душе каждого человека, в зависимости от его возраста и жизненного опыта, всегда существуют некие святыни, самые сокровенные и почитаемые образы и истины, которые наполнены для него важнейшим смыслом и являются своего рода ориентирами. Пожалуй, первой такой святыней, которую каждый из нас открывает для себя, является образ МАТЕРИ, женского начала.

История повествует нам о том, что человечество создавало и развивало высокие цивилизации лишь тогда и там, где женщина не была унижена, и где она принимала деятельное участие в управлении народом и в строительстве жизни. Вглядываясь в историю нашей страны, можно с уверенностью сказать, что казачество утверждало себя могучими человеческими характерами. На берегах казачьих рек время от времени рождались гении отваги и подвига, и в этом, прежде всего, заслуга матерей-казачек – воспитательниц грозных казаков прошлого. Очень мало в наше время говорится о славных казачьих матерях, о женщине-казачке, на которую с давних пор образ казачьего быта возложил главную обязанность о благополучии казачьей семьи. «Очень часто на экранах телевизоров можно увидеть женщину, девушку, будущую жену, мать в упрощенном нелицеприятном виде – то в роли «боксера», прыгающего по рингу и пинающего один другого, то в роли «бойца» рукопашного боя, то в роли этакого «Рэмбо» в камуфляже на коне с арканом…

Право же, «сердце сжимается», видя, как это милое нежное создание угощает свою подружку оплеухами и пинками, а свою роль в возрождении казачества видит в перебежках, переползаниях, в стрельбе и в восседании на коне знаменитой породы. Выставлять подобное за основу возрождения образа казачки – будущей жены, матери, согласитесь, было бы слишком упрощенно, да и неуместно. Надо уходить от пустого и праздного проведения времени. Такой образ казачки далек от реалий прошлого. Не нужны и этакие «активистки» у микрофона с декларациями и воззваниями» [1. С. 2].

Да, в прошлом казачке не раз приходилось участвовать в боевых действиях в роли, присущей женской природе: оказание помощи раненым, уход за ними, сопровождение транспорта с оружием, снарядами, продуктами, увозить в станицу раненых и убитых, но она и в боевой обстановке оставалась женщиной. И ошибочно понимать участие казачек в боевых действиях при защите своих детей, куреня и станицы в роли женщины-воина, несущейся на коне с саблей, или с винтовкой наперевес, идущей в атаку. Хотя в истории случались и такие «несуразицы». В исторических актах мы находим немало примеров подвигов казачек: 800 женщин вместе с казаками отбивали атаки турок в Азове в 1642 г. Женщины-казачки принимали активное участие и при отражении нападения горцев и татар на станицы и городки.

История сохранила имена казачек, совершивших личные подвиги: героиня Кавказской войны Мария Платова, известная в Европе по старинным гравюрам «Казачка невеста», «Ульянка», героиня романа П.Н. Краснова, «Все проходит» на Кубани; Елена Чоб, награжденная двумя Георгиевскими крестами и четырьмя медалями; Римма Иванова, сестра милосердия – Георгиевским крестом.

Примерами неустрашимого характера казачки история казачества наполнена многими именами, но в большей мере казачки проявили себя в областях, присущих женщине-матери: науке, культуре, медицине, педагогике, искусстве. История сохранила такие имена казачек, как: известная художница В.В. Краснушкина, А.И. Менделеева (урожденная Попова), артистки государственных театров Т.И. Степанова, О.М. Смирнова, Л.И. Филиппова, В.Я. Еланская (Поначевная), ведущий хирург М.И. Косоногова, писательница Л.К. Потанина, О.В. Омельченко и др.

Особую известность получили в истории украинские казачки. Их очень много, для сведения можно назвать лишь несколько имен: Разумиха, родоначальница рода графов Разумовских; Оболонская – кума императрицы Елизаветы Петровны, «львица» Петербургского высшего света графиня Орлова-Денисова, Мария Чухрай – украинская поэтесса XVII в. , графиня из казачьего рода Дарья Денисова, дочери графа Платова и др.

«Казак десятками лет находился бессменно на службе, и казачка-мать воспитывала сама будущих героев: Краснощекова, Платова, Бакланова, Бородина, Бескровного, Кухаренко, Головатого. И если писать биографию отважного казака, нельзя не упоминать и о его матери, бабушке, которые своим тяжелым упорным трудом сберегали все хозяйство, воспитывали своих детей в вере в высшее, любви к родному краю, воспитывали их настоящими казаками. «Краса Черкасских дочерей» М.К. Ефремова, жена славного атамана С.А. Ефремова, открывала детские школы, следила за воспитанием детей, строила обители-монастыри для вдов и одиноких стариц. Бабка Кудинова по «часослову» учила грамоте в детстве героя Кавказа Бакланова. «Офицерши» – казачки в станицах и городах имели на дому частные пансионы – школы для детей, способствовали просвещению среди казачьей массы. Атаман Платов, вернувшись из заграничного похода (1812 – 1815 гг.), в обращении своем ко всем донским казачкам благодарил их, «низко кланяясь», за то, что они эти годы, когда все мужское население находилось на войне, вели всю «домашность». Так было и в последующие годы, и если у кого тогда курень был в порядке, и хозяйство в достатке, и дети учились в школе – хвала казачке» [1. С. 4].

Если в образе казака история запечатлела такие свойства, как лихость, отвагу и вечную неустрашимость, то в образе казачки – сильный неукротимый нрав, деловитость, преданность семейному очагу. Это верная, преданная жена, заботливая мать и экономная хозяйка. Века постоянных боевых тревог военно-полукочевого образа жизни выработали в казачке бесстрашную решительность и способность сохранять присутствие духа в моменты неожиданной опасности. Она умела достойно встать вместе с казаками с оружием в руках на защиту своих детей, куреня и станицы. И, несмотря на все это, она не теряла основных черт, присущих слабому полу: женственности, сердечности, кокетства, любви к нарядам. Наверное, как ни к кому больше, к казачке относится изречение древних: «Женщина приходит в мир, чтобы возвеличить его своей красотой, материнской добротой и любовью».

О красоте и внешности женщины-казачки авторы, не без основания, не скупились, да и сейчас не скупятся на комплименты, отмечая такие особенности во внешнем ее облике как стройность, гибкость, тонкий стан, прекрасные черты лица, в которых славянские черты смешиваются с горско-степными.

Вся внешность казачки полна изящества и очарования, и первое, что видится в казачке – это быстрота и проворность в действиях и поступках. Известный донской историк казачества В.Д. Сухоруков с восхищением описывал казачек: «Представьте красавиц роскошной Азии, смешанные вместе черты черкешенок, турчанок, татарок, русских и тогда получите общее понятие о красоте обитательниц Дона. Пламенные черные глаза, щеки, полные свежей жизни, величайшая опрятность и чистота в одежде. Они, как и все женщины, любили наряды, румянились, когда выходили в гости или в церковь» [3. С. 46].

По тому, как общество относится к женщине, какое положение она занимает в нем, можно судить о характере самого общества. Это отвечает характеру общественно-политических образований групп казаков. Своеобразие их общественного устройства, особенности быта и культуры наложили неизгладимый отпечаток и на казачку, чьё место и роль в общественной и культурной жизни и чьё особое правовое положение всегда вызывали интерес. Особая красота, сила характера, вольный уклад жизни в крепостной России сделали казачек необыкновенными женщинами, их воспевали поэты и художники. Вот что пишет этнограф Семен Номикосов в «Статистическом описании Области Войска Донского» в 1884 г.: «Из ленивой и изнеженной женщины Дона обстоятельства выработали энергичную, смелую, крепкую и неустанную в работе, какую мы знаем и до сей поры. Она умела не пустить нужды в дом в отсутствие казака-кормильца, умела приобрести хлеб и скот и умела сохранить свое имущество от степных хищников. Донская казачка с таким же искусством управлялась с вилами и косой, как с ружьем или шашкой» [3. С. 25]. И далее: «Чистота может поспорить с прославленной голландской чистотой. Заботливая хозяйка не позволяла упасть здесь ни пылинке, ни соринке» [3.С. 307]. Таковы были матери и воспитательницы грозных казаков старого времени.

«…А много, должно быть, интересного в жизни казака! Все-таки это не приниженный, как крестьянин, народ… А какие бойкие казачки. Вот умеют они за себя постоять», – так писал Антон Павлович Чехов [4. С. 6]. С помощью слова «бойкие», т.е. расторопные, ловкие, находчивые и быстрые, автор обобщенно изобразил всех казачек.

Семья для казака в течение уже нескольких веков является средоточием нравственной и хозяйственной деятельности, смыслом существования и опоры. Нравственным авторитетом в семье был дед, а фактической хозяйкой была бабушка. Она вставала до зари и давала зачин делам на весь день. Все руководство домашним хозяйством держала в руках, ведала, как говорится, ключами от всего дома. Под её присмотром оставались дети, когда отец и мать работали в поле. Основой любого казачьего общества является семья. Семья и община служат организующим началом в духовной жизни казачества. Семья не только выполняет семейные функции (брак, воспитание детей, родственная общность, единство бюджета и прочее), но является коллективом. Семейный союз в казачьем населении пользуется большим уважением. Почтительность к родителям и старшим родственникам − характерная черта этого союза. Мужчина и женщина почти полностью равноправны.

Казачка в отсутствии мужа, который часто отвыкает от полевых работ, своею деятельностью, своею опытностью в хозяйственных делах заставляет мужа невольно уважать себя и завоевывает себе значение, равное с ним, а часто и больше. Главой семьи всегда остается отец, а в случае его смерти главенство переходит к матери. В семье жены помогают мужьям, дети − родителям.

В силу особенностей военного быта исторически выработался особый тип женщины – неустанной труженицы, смело и энергично принимающей на себя все труды мужчины. Потому понятна поговорка о казачках: «Слава-то казачья – да жизнь у них собачья». Этой женщине присущи чувство национальной гордости и кровной близости к единоплеменникам, чувство собственного достоинства, наряду с уважением к человеческой личности и к старшим. Свободная, не знавшая гнета крепостничества, закрытых теремов, она сознательно, как полноправный член семьи отдавала свои силы для ее благосостояния и благополучия. Казачки могли пахать, сеять, косить, молотить. В казачьем роду родимая матушка всегда свято почиталась всеми членами семьи.

Рождение девочки не праздновалось так широко и торжественно, как мальчика. Оно было тихим, овеянным молитвенной радостью. В честь рождения девочки отец или дед сажали иву. Дерево росло вместе с той, в честь которой было посажено. Оно как бы опекало новоявленную казачку, храня тайну взаимного доверия. Атмосфера добра вокруг девочки считалась обязательной, но в ней не было слепой родительской любви, изнеженности и потакания. Девочка приносила в дом постоянное душевное тепло, доброту и ласку. С детства в девочке развивали женственность, хозяйственность, терпение, трудолюбие и отзывчивость. Поэтому с самого рождения ее воспитывали иначе, чем мальчика. С раннего возраста девочки-казачки стирали, мыли полы, ставили заплатки и пришивали пуговицы. Учились шить, вышивать, вязать. Особой их заботой было нянчить младших братьев и сестер.

«А детей у меня нет, одни девки», – так гласит казачья байка. Так в чем же коренилось общественное, социальное и семейное неравенство мужчин и женщин у казаков?

1. Патриархальные традиции казачества. Женщины лишены права голоса на казачьем круге и в семье, и только в исключительных случаях допускались на сходы.
2. Церковные традиции. Считалось, что в Храме женщина да молчит.
3. Государственные традиции в отношении казаков. За рождение казака семья получала семейный надел (пай), равный 3 га земли на черноземах, а в Сибири – до 10 – 15 га земли на казака. Девочка была не обуза, ее любили, но государству она не была нужна. Родился сын – в семье праздник. Родилась дочь – к бедности. У казаков считалось, что растить дочь – это растить 20 лет работника в чужой курень. «Дочерей кормить для людей, а сына кормить для себя». Воспитанием дочери занималась бабушка.

Бабушка готовила внучку к жизни. И первое, чему учила бабушка – это молиться. Она начинала воспитание внучки с духовного восхождения, передавала ей унаследованный опыт народной общности, соборности, хранящей, прежде всего, примеры праведного поведения. Бабушка знала, что доброта, терпимость, взаимное прощение обид, смирение, послушание, уважение к старшим – все это составляющие нравственного круга, которые смогут обеспечить в будущем крепкую семью, достаток. И эти нравственные категории постепенно впитывало девичье сердце.

Труд для девочки из неосознанной необходимости быстро превращался в нечто приятное и естественное, и поэтому не замечаемое. Тяжесть труда наращивалась с годами постепенно. С 4-х лет уже определялся круг обязанностей. В 5 лет приобретались навыки рукоделия. В 7 лет – работа в саду и огороде, уборка подворья, т.к. чистота должна быть идеальная. Полурабочий возраст девочки-казачки с 10 лет. Старшая, по обычаю, нянчила детей, ее называли няней. Девочке не обязательно было учиться, ее отрывали от учебы весной, когда начиналась посевная или когда надо было присмотреть за младшими. Посильный для девочки труд чередовался с играми, полезное срасталось с приятным незаметно. Первоначальные навыки шитья, вязания, вышивания укреплялись и развивались в девичьих играх с куклами. Маленькие мастерицы проявляли себя как портнихи, художники-модельеры, рукодельницы. Кукол в станичных магазинах в то время не было. Их шили сами из тряпок и набивали соломой или сухими листьями. Не было казачки, которая не могла бы шить, кроить, вязать чулки, носки, кружева, вышивать рушники, салфетки, украшать кружевом рубашки и кофты, стегать одеяло.

Особенно казачки славились кулинарным талантом. Из поколения в поколение передавались казачке от матери и бабушки секреты выпечки хлеба и других мучных изделий. Девичьи праздники отмечались в узком кругу на женской половине дома. Подарки буквально сыпались на девочку, так как знали, что ее жизнь, возможно, не будет сплошным праздником. Строгость в воспитании исходила от традиционно-нравственных установок. Девочка всегда должна быть в работе, чтобы не думать о шалостях. Старший (дед или бабушка) был в семье божеством с указывающим перстом. Его командное повелевающее слово и даже наказание никогда не подвергались сомнению. Росла девочка с мыслью, что она будущая хозяйка и мать, этому было подчинено все ее воспитание. Ей внушалось, что самое главное – спокойная душа и чистое сердце, а счастье – крепкая семья и достаток, честный заработок. Казаки, заклятые враги крепостного права, на женщинах тех народов, у которых существовало рабство, не женились, боясь этим передать своему поколению психологию раба. Вольный казак хотел, чтобы его избранница и подруга жизни была также вольной. «Бери себе жинку с воли, а казака с Дону и проживешь без урону»… Казачки очень гордились своим происхождением и любили повторять: «Не боли, болячка, я − казачка». Девушки избегали брака с иногородними. Долгое время у казаков церквей и священников не было. Бракосочетание было простым. Историк В.Д. Сухоруков так его описывает: «Жених и невеста, согласившись на супружество, приходили вместе в собрание народа (в Круг) на площадь или в становую избу. Помолясь Богу, кланялись на все четыре стороны, и невеста, поклонившись в ноги, жениху отвечала, также называя его по имени: «А ты будь мне муж». После сих слов вступившие в брак целовали друг друга и принимали от всего собрания поздравления. Этим оканчивался весь обряд» [3. С. 16]. Там же читаем, что легким был и развод – казак и его супруга снова приходили на майдан, муж свидетельствовал, что она была хорошей женой, но любви больше нет. И слегка отталкивал ее от себя. После чего другой холостяк был вправе накрыть ее полой зипуна, предлагая себя в мужья.

Начиная с XVIII в., брак в казачьих общинах обязательно завершается венчанием в церкви. Девушка-казачка уже с 18 лет была свободна в личном выборе мужа. Родители не посягали на ее волю и не выдавали помимо ее согласия. Обычно казачья семья была многолюдна с несколькими женатыми сыновьями. Женщины-казачки были равноправны вне зависимости от национальности, так как казачка была обязательно окрещенная. Ни о какой дискриминации и речи быть не могло. Казаки редко обижали своих жен. В своих воспоминаниях о казачьем быте И.Г. Георги писал: «У казаков мужья обходятся с женами ласковее, чем обыкновенно в России, и поэтому они веселее, живее, благоразумнее и пригожее» [1. С. 13].

Уважение к себе казачки завоевывали долго. Казак понимал, что его жена – это оплот семьи, его лицо, будущее рода. У казаков было «рыцарское» отношение к казачкам. Атаман Платов в 1816 г. в приказе по Войску Донскому писал о казачках: «Пускай верность и усердие их, а наша на то к ним признательность, взаимное уважение и любовь, послужат в дальнейшем правилом для поведения жен донских» [2. С. 17]. Казак и даже атаман не имел права вмешиваться в женские дела. Ее интересы составляли отец, муж, брат. Но одинокая женщина могла выбрать себе любого ходатая из числа станичников. А вдова или сирота находились под личной опекой атамана и совета стариков. Разговаривая с женщиной на кругу, казак должен был встать, а если она пожилая − снять шапку. Кто бы ни была женщина, к ней надо было относиться уважительно и защищать еe. Вот показательный пример. В 1914 г. утром по станице Отрадной проскакал казак с красным флагом, оповещая войну. К вечеру Хоперский полк (один из лучших и старейших полков Кубанского казачьего войска) уже двигался в походной колонне к месту сбора, а вместе с полком ехали провожающие старики и женщины. Одна из женщин управляла лошадью, запряженной в бричку, и проехала одной стороной колес по помещичьему полю. Один из офицеров, известный на весь полк фамилией Эрдели, подъехал к женщине и хлестнул ее за это плетью. Из колонны выехал казак и зарубил его. Такие были казаки, так свято чтили свои обычаи. Уважительное отношение к женщине – матери, жене, сестре обуславливало понятие чести казачки, чести дочери, сестры, жены. Защищая, отстаивая ее честь, казак обеспечивал будущее своего народа.

Культурная среда окружает человека с детства, в ней он приобретает нравственную силу, учится достоинству и благородству, приобщается к истории своего народа. Сложившиеся традиции в воспитании девочки-казачки сформировали особый тип женщин: свободных в выборе, самостоятельных в действиях и решениях. Какое воспитание получит человек в детстве, сыграет огромную роль в его дальнейшей жизни. Смолоду надо приучать ребенка к добрым поступкам, ответственности, сдержанности, порядочности, трудолюбию, как делали это наши предки.

Роль и место женщины-казачки в семье социально значимо: какова жена, таков и дом. Все она собирает воедино, ничего не уходит от ее догляда – дети, земля, скотина – все, что составляет основу жизненного уклада казачьей семьи. Её право на любовь достигается неустанным трудом и трогательной заботой. Её природная, исконная женственность, необыкновенный запас воли и самообладания, её бесконечная работа в хозяйстве, её долготерпение, выносливость, готовность не сломаться под ударами судьбы – все это ради будущего.

Уникальность казачки интересовала и будет всегда интересовать творческих людей. Песни, фильмы, стихи, художественные произведения – все это проявление интереса к образу красавицы-казачки. Любовь к родному краю прививается через народные обычаи, традиции, культуру. Главная задача современного общества состоит в том, чтобы не допустить исчезновения культуры казачества, продолжать её развитие в будущих поколениях.

Примечания:

1. Фролов П.З. Жемчужная слеза казачки. Краснодар. 1998.
2. Бойченко Н.В. Казачка. Что может быть красивее? – Режим доступа: nttp://www.nsportal.ru/shkola kazachka-chto-mozhet-byt-krasivee, 2012.
3. Сухоруков В.Д. Общежитie донскихъ казаковъ в XVII и XVIII столетияхъ. Новочеркасскъ, 1892.
4. Скорик А.П. Очерки истории. Ростов н/Д, 1995.

Вопросы казачьей истории и культуры: Выпуск 8 / М.Е. Галецкий, Н.Н. Денисова, Г.Б. Луганская; Кубанская ассоциация «Региональный фестиваль казачьей культуры»; отдел славяно-адыгских культурных свя-зей Адыгейского республиканского института гуманитарных исследова¬ний им. Т. Керашева. – Майкоп: Изд-во «Магарин О.Г.», 2012. – 220 с.

Визитная карточка и оберег. Почему на казачью моду нет переводу | ОБЩЕСТВО: События | ОБЩЕСТВО

Пока донской край только начинает играть весенними красками, многие представительницы прекрасного пола уже задумались о модных веяниях предстоящего сезона «весна-лето».

Тёплые зимние вещи уходят в шкаф, самое время женщинам предстать во всей красе. А как говорят специалисты, чтобы узнать, что будет в тренде в будущем, надо... заглянуть в прошлое.

Традиционный костюм казачки - это целая история, философия, мировоззрение. Её одежда не только предназначена для прямых функций, но и как оберег защищает хозяйку от злых духов.

Костюм, как паспорт, может поведать о женщине многое: о знатности рода, семейном положении, количестве детей.

Кроме того, это - красиво и удобно, и не случайно многие элементы казачьего (и даже скифского) женского костюма используются модельерами и по сей день.

Об этом « АиФ на Дону» рассказала преподаватель истории искусств Ростовского техникума индустрии моды, экономики и сервиса, художник-стилист по проектированию костюма Галина Попова.

Вольные в выборе

Надо отметить, что на Дону всегда относились к одежде, как к одному из существенных признаков самостоятельности. Однако вначале у казаков не было своего костюма. Он формировался в результате взаимодействия различных народов, населявших Дон и живших по соседству.

Тех, с кем они торговали или воевали. Элементы одежды, головных уборов, обуви русских, украинцев, татар, жителей Кавказа, турок смешались в наряде вольных людей. Поэтому облачение донских казачек было пёстрым, ярким, многослойным.

«Одежда подчеркивала характер и внешность хозяек. В наряде прослеживалась смесь восточных и славянских кровей дончанок, их особый, вольный уклад жизни.

Казачка обладала неукротимым духом, но в тоже время была предана своей семье и казачеству. Была верной женой, заботливой матерью, образцовой хозяйкой, однако могла взять в руки оружие и встать рядом с мужчинами на защиту родины.

Вообще, казачки были большими кокетками, но за границы флирта они не переступали», - рассказывает стилист.

Вот и в костюме элегантность скромность, строгий крой, прямые линии прекрасно ужились с яркими красками и пышными узорами.

Фестиваль реки Дон в Ростове-на-Дону | Фотогалерея

Фестиваль реки Дон в Ростове-на-Дону | Фотогалерея

Крылья бабочки

Костюм казачки не обходился без кубелека - верхнего платья с завышенной талией. Напоминает распашную тунику. Под низ надевали тонкую рубашку и шаровары, на татарский манер. Кубелек - это тюркское слово, что в переводе означает «мотылёк». Когда девушка поднимала руки вверх, широкие рукава рубахи напоминали крылья бабочки.

«Без платка казачки не выходили из дома. Они должны были полностью покрывать головы. Ведь по поверьям считалось, что волосы женщины обладают магической силой. А некоторые казачки, кроме этого, платками прикрывали часть лица, как женщины Востока. Зимой девушки старательно оберегали лицо от сильного степного ветра, летом от загара и других внешних влияний», - делится Галина Попова.

Незамужние девушки носили челоуч - налобную повязку, а косу украшали лентами. Замужние женщины носили повойники - мягкую шапочку, поверх которых завязывали платок. На Дону сохранялась традиция покрывать волосы, собранные в пучок на затылке, шлычками.

Особое внимание в одежде отводили кружевам, тогда их делали вручную. При этом во время плетения мастерицы произносили заклинания и молитвы. Считалось, что это отгонит злых духов и привлечёт удачу и счастье. Магическую вышивку размещали на одежде в районе груди, рукавов и на головном уборе. Кстати, плести кружева девочки начинали с шести-семи лет.

Исчезли шаровары

Европейская мода на Дон пришла только после Отечественной войны 1812 года. Традиционный костюм с кубелеком постепенно начал уходить из быта. Исчезли шаровары и запаски - юбки из двух полотнищ ткани.

Почти повсеместно в тренд вошёл наряд - парочка, который состоял из длинной юбки и кофты.

Излюбленными у дончанок были блузки кирасы со стоячим воротником и баской, подчёркивающей природную стать казачки, а также  распашная кофта матинэ с пышными сборками на груди. У каждой модницы в гардеробе были приталенные кофты на корсаже до бёдер с небольшой баской.

Назад в будущее

«История костюма на Дону интересна и насыщенна нас­только, что многие современные модельеры вдохновляются костюмом дончанок по сей день, для своей работы берут элементы из казачьей культуры», - рассказывает Галина Попова.

Модные платья в современной версии достаточно далеки от традиционного донского костюма, но в них используются базовые элементы наряда. На фото с модных показов можно увидеть и платья полуприлегающего силуэта, и модели с широкой юбкой в пол, блузки с баской.

«Женщина - картина, обрамлённая одеждой. А женщины Дона - это лучшая пропорция смешения разных культур и народов», - резюмирует Галина Попова.

Излюбленными у дончанок были блузки кирасы со стоячим воротником и баской, подчёркивающей природную стать казачки, а также  распашная кофта матинэ с пышными сборками на груди. Фото: АиФ/ Филипп Иващенко

Донские казаки и запорожцы


В статьях о Степане Разине и Кондратии Булавине было немного рассказано о донских казаках. В некоторых из этих статей упоминались и казаки запорожские. Но когда и как эти люди появились в южных степях на окраине Российского государства?

Некоторые полагают, что казаки ведут происхождение от бродников, воевода которых, Плоскиня, после битвы на Калке от имени монголов вёл переговоры с киевским князем Мстиславом и целовал крест, обещая: победители «не прольют крови вашей».

Другие говорят о возможном происхождении казаков от вассальных киевским князьям кочевников племен чёрных клобуков.

Третьи — от племени касогов.

Григорий Грабянка, который ещё в начале XVIII века пытался писать историю запорожских казаков, считал, что они ведут свое происхождение от хазар.

Однако ни у кого из вышеперечисленных не было ни малейшего шанса удержаться на этой территории до времени, когда историческими источниками фиксируется появление здесь знакомым нам «настоящих» казаков.

Огромная территория Великой степи от Волги до Днепра была коридором Великого переселения народов, через который прошли многие племена, потрясшие империи и царства Запада: гунны, авары, мадьяры, монголы. Эти нашествия сметали либо увлекали за собой племена, ранее кочевавшие здесь. Но и без идущих на запад гуннов или мадьяр жить на этих землях было неспокойно. И довольно значительную часть времени Великая степь Европы была неподконтрольным «диким полем». Именно поэтому здесь и могли появляться организованные группы вольных людей. Однако правителям улуса Джучи, более известного как Золотая орда, удалось на некоторое время навести порядок на этой территории, ликвидировав все независимые от властей ватаги и сообщества. Лишь после катастрофического разгрома государства Тохтамыша войсками Тимура в 1391 и 1395 гг. эти территории вновь стали ничейной землёй, и здесь снова появились условия для появления специфических групп населения, которые могли стать прародителями казаков.

Версии происхождения слова «казак» и первые казаки


Само слово «казак», вероятно, все же имеет тюркское происхождение. Разными авторами оно переводится как «вольный человек», «изгнанник», и даже «разбойник». Высказано предположение, что казаками (вернее, созвучным словом) вначале называли поступающих на временную службу наемников — в отличие от воинов постоянный армии хана («огланы») и его подданных, призываемых в случае войны («сарбазы»).

Потом казаками стали называть членов никому не подчинявшихся разбойничьих отрядов. А. Стороженко, например, утверждал:

«Казачий промысел особенно развился среди татар, поселившихся в Крыму. Если ордынец... бросал мирную жизнь пастуха, один или в обществе подобных... углублялся в степи, грабил купеческие караваны, пробирался на Русь и в Польшу для захвата пленных, которых потом с выгодой продавал на базарах, то такой бродяга и разбойник назывался по-татарски "казаком"».


Впрочем, имеется также версия о северокавказском происхождении казаков. Некоторые авторы считают, что произошли они от племени «касогов», представителей которых предки осетин называли kasakh, а мингрельцы – kachak. Доводом в пользу этого предположения его сторонники считают самоназвание запорожцев — черкасы. Хотя, согласитесь, что логичнее было бы, если бы так называли себя донские казаки, они ведь проживали гораздо ближе к Кавказу.

В дальнейшем название «казаки» было перенесено на самостоятельные общины людей, по разным причинам бежавшим на территорию Дикой степи.

Уникальным в мировой истории появление казаков не было. Похожие общины постоянно возникали на стыках враждебных цивилизаций. Так, на фронтире между двумя империями, Османской и Священной Римской германской нации, можно было встретить юнаков, которых многие считали похожими на «вольных казаков». А на так называемой Военной границе — вдоль рек Савы, Тиссы и Дуная, жили граничары, походившие на казаков Кавказской линии.


Национальный состав первых казаков был необычайно пёстрым и разнообразным. Это могли быть мелкие отряды дезертиров армии какого-нибудь хана, но появлялись и ватаги беглецов из русских княжеств. Вначале все эти маленькие общины были мононациональными, и, вероятно, враждовали между собой, но постепенно начался процесс их слияния и объединения. Пополнялись они в основном людьми, вынужденными по какой-то причине бежать из родных мест. Национальность и религия теперь не имели решающего значения — члены протоказачьих общин были отщепенцами, жившими по своим законам. Обратной стороной такой вольной жизни было полное бесправие — эти предки казаков были изгоями, которые не могли рассчитывать на защиту какого-нибудь князя или хана. Но для многих беглецов и такая жизнь казалась привлекательной. Имелись среди них люди, органически неспособные к монотонному и однообразному труду. Некоторые были просто бежавшими от правосудия разбойниками. Но большинство было доведено до отчаяния поборами и произволом местных властей, и мечтали «уйти в казаки», чтобы жить вольно, охотясь и занимаясь рыбной ловлей, да и ограбить какой-нибудь обоз — тоже неплохая перспектива.

Такая жизнь привлекала даже жителей более отдаленных областей — в казаки шли из Литвы и Польши. Причем не только «хлопы», но и обедневшие шляхтичи, которых называли «банитами». Сведения о них содержатся, например, в «Истории Хотинского похода 1621 года» Якова Собесского, который сообщает:

«Они отреклись от прежних фамилий и приняли простонародные прозвища, хотя некоторые и принадлежали раньше к знатным родам».


Он же утверждает, что были среди казаков и люди других национальностей:

«Немало немцев, французов, итальянцев, испанцев и других, принужденных оставить свою родину, вследствие совершенных там бесчинств и преступлений».


А во второй половине XVI столетия среди запорожских казаков можно было встретить также сербов, черногорцев, хорватов, болгар и выходцев из Валахии. Постоянный приток всех этих людей привел к тому, что в ранее в основном тюркоязычных казачьих ватагах теперь стали преобладать славяне, в речи которых оказалось много заимствованных у соседей слов. В качестве примера таких заимствований можно привести всем знакомые и привычные сейчас слова атаман, есаул, курень, кош, бунчук, майдан. А популярной одеждой стали отнюдь не славянские бешмет и чекмень. Александр Ригельман в XVIII веке писал, что казаки «платье носят почти совсем татарское».

Исторические центры казачества


Исторически первоначально сложились два центра казачества. У Дона и его притоков, на территории нынешних Ростовской, Волгоградской и Воронежской областей Российской Федерации, а также Луганской и Донецкой областей Украины обосновались донские казаки. В начале XVII столетия они объединились в Войско Донское.

Карта Войска Донского


На территории современных Запорожской, Днепропетровской и Херсонской областей Украины появились казаки запорожские.
В исторических документах донцы упоминаются несколько раньше. В 1471 году — в московской «Гребенской летописи». В ней рассказывается о знаменитой иконе Донской Божьей Матери, которую именно казаки якобы привезли Дмитрию Донскому на Куликово поле.

Запорожцы впервые упоминаются в 1489 году. В 1492 году польский хронист Марцин Бельский сообщил об укрепленном лагере казаков за днепровскими порогами.

Однако ещё раньше в летописях появляются рязанские казаки, которые в 1444 году «пришли на лыжах, с сулицами, с дубьем, и вместе с мордвою присоединились к дружинам Василия». В 1494 году упоминаются ордынские казаки, «грабившие под Алексином», в 1497 — «Японча Салтан, Крымскаго царя сын со своими казаками», а в 1499 ордынские азовские казаки были отогнаны от Козельска.

Донские и запорожские казаки не были изолированными группами, довольно часто они координировали свои действия, устраивая совместные походы. В 1707-1708 гг. в Сечи укрывался Кондратий Булавин, и, несмотря на противодействие кошевого атамана, часть рядовых запорожцев потом пошла с ним на Дон. Но спутать донцов и запорожцев между собой было невозможно. Они различались и по образу жизни, и даже внешне.

Казаки донские и запорожские


Описания внешности, оставленные многими современниками, позволяют говорить, что в запорожцах, по-видимому, было больше тюркской крови: они, как правило, были смуглыми и темноволосыми. Дончан же обычно описывают как типичных славян, отмечая их светлые лица и русые волосы.

Запорожцы и выглядели более экзотично: это у них были бритые головы, пресловутые оселедцы, длинные отвислые усы, «шаровары шириной с Чёрное море».

Народная картина «Крымский запорожец» («Казак Мамай»). Конец XVIII — начало XIX века


Впрочем, надо сказать, что шаровары у запорожцев появились лишь в XVIII столетии, и позаимствовали их они у турок.

Менее известно, что с середины XVII века в моду у запорожцев вошли карманные часы, которые стали считаться признаком богатства и успеха.

Донские казаки одевались менее броско и носили бороды, что для запорожцев было нехарактерно. В настоящее время внешность донцов многим кажется типичной казачьей и удивления не вызывает, в то время как облик запорожцев часто воспринимается как чересчур фольклорный, нарочитый и даже театральный. Интересно, что кубанские (бывшие черноморские) казаки, прямые и законные наследники запорожцев, уже давно выглядят вполне традиционно.

Е. Корнеев. «Черноморский казак», 1809 год


Висячие усы и оселедцы сейчас можно увидеть только у ряженых казаков современной Украины.

Донские казаки делились на низовых и верховых. Иногда выделяли ещё серединцев. Низовые жили в местах, которые стали потом Черкасским и Первым Донским округами, в них более было заметно южное и восточное влияние — и в одежде, и в заимствованных словах, чаще встречались брюнеты. Именно они основали первые казачьи города на Дону и ходили в морские походы. Низовые жили богаче, чем верховцы. Из сообщения посла при ставке заволжского ногайского мурзы Измаила Тургенева известно, что в 1551 году низовцы обложили данью Азов.

Верховые казаки занимали земли в Хоперском и Усть-Медведицком округах и имели много общих черт с населением соседних русских уездов. В походы «за зипунами» они отправлялись на Волгу и Каспий.

А. Ригельман. Казаки верховых (слева) и низовых (справа) станиц


Во второй половине XVII века вблизи Волго-Донской переволоки появился воровской городок Рыга (Рига), казаки которого в 1659 г. «до зимы торговых людей с Руси Доном ни одной будары не пропустили». Разгромлен он был низовыми казаками, которые желали поставить своевольных верховцев под свой контроль.

Низовые и верховые казаки недолюбливали друг друга: низовые ставили себя на первое место и верховцев называли мужиками и чигой (смысл слова неясен). Были различия в мировоззрении и психологии, что нашло отражение в двух вариантах одной поговорки: низовые казаки говорили «жизнь хоть собачья, да слава казачья», а верховые — «хоть слава казачья, да жизнь то собачья».

В военном отношении донцы оказались более продвинутыми, чем запорожцы, так как сумели организовать собственную артиллерию.

Религией донских казаков было православие, традиционно сильно было влияние староверов, многие из которых вынуждены были бежать на Дон.

А вот среди запорожцев встречались и католики, и мусульмане, и даже (неожиданно) — иудеи.

Донцы обязательно носили нательные кресты, у запорожцев же они появились только в более поздние времена — под российским влиянием. А первая церковь в Запорожской Сечи (Базавлукской) была построена в XVIII веке, до этого и без храмов обходились. Так что степень набожности запорожцев Гоголь в повести «Тарас Бульба» несколько преувеличил. Но все же А. Тойнби потом назвал казаков «пограничниками русского православия».

Имелись отличия в приготовлении пищи: обычной едой запорожцев были кулеш, похлебка из муки (тетеря), галушки и вареники, донцы любили уху, щи и каши.

Страсти по борщу


В этом месте, вероятно, невозможно не вспомнить о пресловутом борще. Украинцы уже убедили самих себя, что это их национальное блюдо, и все остальные борщи — «ненастоящие». Теперь они пытаются убедить в этом весь мир.

Вообще-то, суп с капустой и свеклой известен очень давно, в Крыму, например, ещё в начале новой эры его называли «фракийской похлебкой». Считается, что главное отличие борща от супов-предшественников состоит в первоначальной обжарке свеклы. Есть две версии появления традиционного борща. Согласно первой, на которой настаивают в Украине, в 1683 г. во время войны с турками союзные австрийцам запорожцы находились в окрестностях Вены, где обнаружили большие поля, засаженные свеклой. Сама по себе она показалась им невкусной, но есть что-то было надо — пришлось экспериментировать. Вначале они попробовали поджарить ее на сале, а потом стали поджаренную свеклу варить с другими овощами.

Согласно другой версии, борщ был придуман ещё раньше — донскими казаками во время осады турецкой крепости Азак (Азов).

Впрочем, имеются и более ранние упоминания о борще — в документах XVI века, в частности, в новгородских ямских книгах и в «Домострое». Историкам известен также «Указ о трапезах Троицкова Сергиева и Тихвинского монастырей», датированный 1590 годом, где на «Предпразднество Христова Рождества» рекомендуется подавать «на обѣдѣ шти борьщевыя да лопша съ перьцемъ».

Правда, некоторые считают, что в тех борщах использовалась не свекла, а травянистое растение борщевик.

Но даже если признать верной именно украинскую версию изобретения борща, окажется, что это блюдо было впервые приготовлено за пределами Украины — в Австрии. И приготовили его не украинцы, а запорожцы — люди, о которых Иоганн-Готгильф Фоккеродт писал: «Сбежавшиеся отовсюду, разбойнический сброд» («Россия при Петре Великом»).

Кристоф Герман Манштейн, служивший в русской армии при Анне Иоанновне, в «Записках о России» назвал запорожцев «смесью всякого народа».

Вольтер в «Истории Карла XII» описывает запорожцев как «шайку русских, поляков и татар, исповедующих нечто вроде христианства и занимающихся разбойничеством».

В. Ключевский тоже неполиткорректно называл их «сбродной и бродячей массой».

В 1775 году, после ликвидации последней Сечи (Пидпильнянской), запорожцы и вовсе покинули территорию Украины. Часть из них ушла в турецкие владения. Другие в 1787 году образовали Черноморское казачье войско, которому 30 июня 1792 года были пожалованы земли от правого берега Кубани до Ейского городка. Платой за столь ценный подарок стали служба России и отказ от прежнего образа жизни. Так запорожцы превратились в черноморских, а потом — в кубанских казаков. В 1860 году на Кубань были переселены и другие потомки последних сечевых казаков. Это были перешедшие в 1828 году на сторону России потомки задунайских запорожцев, которые вначале образовали Азовское казачье войско, располагавшееся между Мариуполем и Бердянском. То есть прямые потомки и наследники запорожских казаков живут в России. И, следуя логике украинской версии об изобретении борща запорожцами, следует признать, что настоящим классическим борщом должен быть объявлен кубанский. Проблема лишь в том, что на Кубани, как и на Украине, нет единого канонического рецепта борща, зато есть поговорка «в каждой хате свой борщ». Поэтому следует признать борщ общим блюдом русских, украинцев и белорусов и не пытаться придать рецептам его приготовления политическую окраску. Тем более что в составе казачьего войска у Вены находилось и некоторое количество специально приглашенных донских казаков. И невозможно доподлинно узнать, кому первому пришло тогда в голову положить в котел с похлёбкой обжаренную на сале свеклу — донцу или запорожцу.

Скажем заодно пару слов и о знаменитом флотском борще. Согласно канонической версии, его рецепт был создан по заказу командира Кронштадтского военного порта С. О. Макарова.

Адмирал Макаров С. О.


Доктор Новиков для обмена опытом посетил Севастополь (город, который изначально и всегда был русским, а не украинским), после чего сформулировал рекомендации по закладке мяса, круп и овощей. Мясо он предложил закладывать уже порезанным (а не резать его на порции после готовности), для улучшения вкуса рекомендовал добавлять помидоры. Особенностями флотского рецепта борща стали способ нарезки капусты «шашечками» (а не стружкой) и добавление копченостей. И 1 мая 1901 г. Макаровым был издан приказ о новом способе варки «командных щей».

Образ жизни донских и запорожских казаков


Но вернёмся к сравнению донских казаков с запорожскими.

На самом деле различие было еще более существенным. Донские казаки жили в станицах, женились и заводили хозяйство. В 1690 году российские власти попытались запретить им заниматься земледелием, но этот приказ был ими просаботирован. И у правительственных чиновников тогда хватило ума не настаивать на его неукоснительном исполнении. А вот запорожцы жили в куренях, средоточием которых была Сечь.

Украинское слово «січь» родственно русскому «засека» и означает оборонительное укрепление, построенное с использованием поваленных в сторону врага деревьев. Но затем слово «Сечь» стало означать столицу запорожской казачьей области и даже всю область за Днепровскими порогами. Правительство этой своеобразной республики (казацкая старшина) состояло из четырех человек, выбираемых на год: кошевого атамана, войскового судьи, войскового есаула и войскового писаря.

Рада в Запорожской Сечи. На заднем плане – большие дома-курени. С гравюры XVIII века


У донских казаков аналогом рады был войсковой круг, на котором выбирались войсковой атаман, два есаула, войсковой дьяк (писарь), войсковой толмач и подтолмач. При отправлении на войну избирались походные атаманы и полковники. После сложения полномочий эти люди переходили в разряд «войсковой старшины».

Войсковой казачий круг на Дону. Гравюра XVII века

В отличие от донских казаков, сечевики жен не имели и заниматься каким-либо трудом считали ниже своего достоинства: деньги, с их точки зрения, следовало добывать исключительно в военных походах — чтобы тут же прогулять и пропить добычу и очень скоро отправиться в новую экспедицию. Причем направлены эти походы могли быть в любую сторону: национальность и религия потенциальных жертв интересовали запорожцев в самую последнюю очередь. Приведем несколько примеров такой «неразборчивости».

Белорусский священник Федор Филиппович в «Баркулабовской летописи» (конец XVI — начало XVII вв. ), например, сообщает:

«Запорожцы великую шкоду чинили, а место славное Витебск звоевали, злата-сребра множество побрали, мещан учтивых порубали... Горше злых неприятелей, албо злых татар»

.
Этот же автор пишет об изнасиловании запорожцами 6-летней девочки.

В 1595 году казаки Северина Наливайко разграбили Могилёв и сожгли в этом городе 500 домов.

И Витебск, и Могилёв — города Речи Посполитой.

Криштоф Косинский, сам шляхтич, во главе запорожцев также жег и грабил территорию этого государства.

В 1575 году запорожские отряды под командованием Богдана Ружинского («Богданко») и войскового есаула Нечая, взяв крепость Ор-Капы, вторглись в Крым, разграбили многие города, выкалывая глаза мужчинам и отрезая груди женщинам.

Кафу, осажденную Ружинским с суши, Нечаем — с моря, «взяли в короткое время штурмом, разграбили город и вырезали жителей, кроме 500 пленников обоего пола».

В 1606 г. запорожцы разграбили и сожгли христианский (болгарский) город Варна — это территория Османской империи. О многочисленных мусульманских городах, сожженных и разграбленных запорожцами (часто в союзе с донцами), даже пока и не говорим.

Казаки гетмана Петра Сагайдачного в 1618 году разграбили русские города Путивль, Ливны, Елец, Лебядин, Данков, Скопин, и Ряжск. От Москвы они были отбиты войсками Д. Пожарского.

В общем, никого из соседей запорожцы при удобном случае бить и грабить не забывали.

Иногда они, по словам поляка Л. Пясечиньского, «являли opus misericordiae» (образец милосердия): в 1602 году, захватив торговое судно, запорожцы истребили турок, а греков всего лишь «обобрали донага и даровали жизнь».

Донцы, по свидетельству Дортелли, турок убивали без жалости, но захваченным в плен христианам Османской империи предлагали выкупиться, «если только они сами не покупали рабов; в таком случае их убивают беспощадно, как и было в прошлом году (1633) со многими армянами».

Следует сказать, что те же греки у Османской империи не заслуживали большого сочувствия, так как активно участвовали в торговле славянскими рабами, и сами рабов-единоверцев иметь не гнушались. Павел Алеппский в 1650-х гг. сообщал о греках Синопа:

«В этом месте живет свыше тысячи христианских семейств, и в каждом семействе есть пять-шесть пленных мужчин и женщин, а то и больше».


Ю. Крижанич в 60-х гг. XVI столетия писал:

«Греки, желая сказать о холопе, рабе, невольнике или морском гребце, называют его по имени нашего народа "склавос", славянин: "это мой славянин", то есть "это — мой невольник". Вместо "поработить" говорят "склавонить", то есть "ославянить"».


Чтобы избежать обвинений в предвзятости и пристрастности, сообщим, что и донские казаки на войне совершали немало жестокостей. Например, взяв крепость Азов, они «не пощадили... в нем никакова мужеска возраста, ни стара ни мала... посекли всех до единова».

Русские посланники к крымскому хану Жуков и Пашин в 1657 г. сообщают о действиях донцов, которые во время их миссии устроили набег на побережье между Кафой и Керчью: «Татар, и жон их, и детей всех рубят».

При этом донцы часто проявляли трогательную заботу о «кормовой базе», заранее договариваясь: жечь дотла крымские деревни, побивать или нет «крымских людей всех без остатка»? Если планировали через пару лет возвратиться в те же места, дотла их не разоряли.

Эти правила не действовали, когда мстили за набег или поражение, и во время войны крымчаков и турок с Россией.

Жестокость в те времена никого не удивляла, легче было удивить милосердием. Так что особенностью запорожцев был не запредельный уровень жестокости, а упомянутая «неразборчивость» и готовность грабить всех подряд, до кого могли дотянуться и где не рассчитывали встретить чересчур сильного противника.

Запорожцы, и сами понимали, что ангелами не являются, совершенно не комплексуя по этому поводу и спокойно называя вещи своими именами. Когда российские власти потребовали выдать бежавшего в Сечь Кондратия Булавина, запорожцы ответили:

«Никогда такого не бывало, дабы таковых людей, бунтовщиков или разбойников, выдавано было».


Слово «разбойник» сечевиков не оскорбляло. Распространенная в их среде легенда так объясняет необходимость традиционного длинного чуба (оселедца): матёрый казак за жизнь совершает столько грехов, что непременно попадет в ад, но бог сможет вытащить его оттуда за оселедец. Почему и на каком основании бог обязан вызволять запорожцев из преисподней, не поясняется: есть многогрешный матёрый казак, есть чуб — все условия соблюдены, давай, Господь, вытаскивай.

В целом можно предположить, что на Дон и Днепр устремлялись люди разных складов характера и жизненных установок. Если бежавший из-под Тулы, Калуги или Смоленска крестьянин не исключал возможности свободно трудиться на новом месте, пусть даже с перерывами на войну, походы за зипунами и грабежи, он пробирался на Дон. А если ему хотелось несколько лет (или месяцев, кому как повезет) пожить вольно и весело, идти следовало в Сечь, которая нуждалась в постоянном притоке пушечного мяса. Можно было, конечно, наняться за хлеб и кров батраком к какому-нибудь зимовому запорожскому казаку — эти могли жениться и заводить хозяйство, периодически присоединяясь к сечевикам во время их походов (речь о них впереди, в следующей статье). Но стоило ли бежать в Запорожье, чтобы стать там бесправной, ни на что не претендующей «голутвой»?

Вряд ли именно о такой судьбе мечтали и беглые крестьяне, и преследуемые по закону «лихие люди».

Разумеется, и на Дону приходилось начинать с нуля, но на первых этапах колонизации ещё можно было найти свободную землю по притокам казачьей реки. Нужно было лишь суметь освоить и защитить ее. А это было весьма нелегко. Известно, что в 1646 г. царские власти направили на поселение на Дон 3037 человек «охочих людей», через год их осталось лишь 600, остальные бежали — не на Дон, а с Дона! Можно делать выводы, какие люди селились там добровольно.

Но вскоре свободные земли на Дону закончились, и новые беглецы и здесь могли рассчитывать только на место батрака. Среди них оказалось много беглецов из контролируемых Польшей областей Украины, которым даже такая жизнь казалась лучше прежней. Тех из них, что работали у старшин, ставших дворянами, в 1796 году сделали крепостными. А тех, что батрачили в станицах у простых донцов, в 1811 году причислили к казакам.

Ошибку в выборе можно было исправить: случалось, что донские казаки уходили в Сечь, и, наоборот, сечевики перебирались на Дон. В 1626 году царские чиновники доносили в Москву:

«Всех их (черкас) на Дону с 1000 человек. А в Запорогах донских казаков тоже много».


Однажды «на житьё» на Дон пришли сразу «1000 человек черкас, с жёнами и детьми, а с ними всякой рухляди 80 телег» (это были и зимовые казаки, речь о которых впереди, и решившие остепениться сечевики). Да и некоторые названия ясно говорят о том, кто именно первоначально поселился в этих местах. В качестве примера можно привести основанный в 1570 г. городок Черкасский.

Политические связи донских казаков и запорожцев


Донские казаки быстро оказались в клиентах у московских царей. Первый договор с ними был заключен ещё при Иване Грозном, донцы участвовали в его походах на Казань и Астрахань. С 1570 г. донцам стали платить жалованье из Москвы — деньгами, порохом, сукном, хлебом и вином. В 1584 г. Войско Донское принесло присягу Федору Иоанновичу.

Со времен Петра I отношениями с донскими казаками ведал уже не Посольский приказ, а занималась Военная коллегия.

С 1709 года донцам было запрещено самим выбирать атамана на круге — так на Дону появились наказные атаманы. В 1754 г. властями назначаться стали и старшины. Наконец, в 1768 г. донским старшинам было пожаловано российское дворянство.

А запорожцы попали под влияние Великого княжества Литовского. Но в 1569 году, после заключения Люблинской унии и образования Речи Посполитой, Сечь оказалась в составе нового государства. Хуже всего тогда пришлось православным украинским крестьянам, которых новые паны-католики и за людей не считали. И количество беглецов в Сечь резко увеличилось.

Формальное подчинение запорожцам новым властям не мешало им претендовать на самостоятельность: часто они совершали свои походы, не советуясь с Варшавой и не ставя короля и его чиновников в известность.

Запорожцы вообще легко заключали разные союзы — если это сулило выгоду.

Уже цитировавшийся Иоганн-Готгильф Фоккеродт сообщает: «До сих пор они (запорожцы) нанимались в военную службу без разбора к полякам и туркам» («Россия при Петре Великом»).

Действительно, в 1624 г. запорожцы воевали даже в составе армии крымского хана Мехмеда III Герая против турецких войск и вместе с крымчаками одержали победу под Карасубазаром (сейчас — Белогорск).

В 1628 году запорожцы отбили от крепости Чуфут-Кале войска мирзы Буджакской Орды, Кан-Темира, который осаждал в ней мятежных братьев Мехмеда III и Шахина Гераев. Правда, кончилось все плохо: из Турции пришло подкрепление, и Гераям вместе с казаками пришлось бежать в Запорожье.

Тот же Сагайдачный всего через полтора года после похода на Русь, когда поляки в очередной раз лишили его гетманской булавы, отправил в Москву посольство с нижайшей просьбой принять Войско Запорожское на русскую службу и пожаловать вчерашних грабителей «як своих холопей». Русское правительство от таких подданных отказалось. Обласканный Петром I Мазепа предал своего благодетеля, едва в пределы Малороссии вошли войска Карла XII. И, обнаружив, что дела у шведов обстоят совсем не так радужно, как он ожидал, вступил в переговоры и с Петром, обещая ему захватить и привезти Карла и с поляками обещая вернуть подвластные ему территории в состав Речи Посполитой.

Московские власти запорожцам (черкасам) традиционно не доверяли и стремились ограничить их контакты с донскими казаками. Не поощряли они и переселение запорожцев на Дон. В этом указе запрет мотивируется необходимостью сохранения мира с Крымом и Турцией:

«Запорожских черкас принимать вам к себе не велено, потому что они приходят к вам по научению польского короля для того, чтобы меж нас и турского султана и крымского царя ссору учинити».


В этом вспоминаются события Смутного времени:

«Черкассы приходили в Российское государство на государевы украинные городы и места повоевали, и крестьянскую (христианскую) кровь многую пролили, и церкви Божии обругали».


Наконец, донцам напоминают, что запорожцы принадлежат к другому лагерю:

«Сами ведаете, что Запорожские черкасы служат польскому королю, а польский король наш неприятель, и всякое зло на наше государство умышляет».


Но отношения донцов и запорожцев в целом все же были дружественными, в чем мы убедимся в следующей статье. А со времён Алексея Михайловича Романова, как известно, запорожцы перешли под российскую юрисдикцию.

Скоро мы продолжим рассказ о запорожских и донских казаках.

Как кубанские казаки восстанавливают свою историю - В стране

1930-е годы для кубанских казаков были периодом трагических событий. И только указ 1991 года "О реабилитации репрессированных народов" вернул казакам право возрождать и продолжать свои традиции. 

Что значит название станицы Платнировская, сегодня точно никто не скажет. Известно лишь, что так же в Запорожской Сечи назывался один из 38 казачьих куреней, которые переселились в кубанские степи в конце XVIII века, после русско-турецкой войны. Поэтому сегодня платнировцы гордо называют себя потомственными казаками — потомками запорожских казаков-переселенцев, а в школьном музее скрупулезно восстанавливают историю казачьих семей, постепенно заполняя страницы, которые казались навсегда утраченными.

"Казаки пришли сюда морем, около 200 человек высадились в Тамани. В 1794 году атаманы собрались и кинули жребий — кому в каком месте обосноваться, Платнировскому куреню выпало поселиться на правом берегу реки Кирпили. Так появилась наша станица", — рассказывает руководитель музея школы №25 станицы Платнировской Татьяна Романенко.

"Черные доски" и шашка под стрихой

Множество материалов, которые могли рассказать о платнировских казаках, были утеряны в начале XX века. Но известно, что накануне революции Платнировская была станицей большой и далеко не бедной, а в годы коллективизации сотни семей были раскулачены и, конечно, попали под жернова расказачивания.

Дом зажиточного казака Кубани

© Музей МОБУ СОШ №25 станицы Платнировской Красно​дарского края

"Когда началась коллективизация, на Кубани людей целыми станицами выселяли — вывозили в Сибирь. Моего деда и отца вывезли в Омскую область, где дед вскоре умер от пневмонии. Отцу удалось вернуться — несколько лет он работал в совхозе, недалеко отсюда. Отец поэтому редко рассказывал о казачестве, но я все равно, сколько себя помню, знал, что я — казак", — говорит Владимир Черномаз, представитель одной из старейших в Платнировской казачьих фамилий, бывший глава станицы, в 1990-х стоявший у истоков возрождения станичного казачьего общества.

Но и тем, кто избежал высылки в Сибирь и остался в станице, было очень нелегко. В 1933 году Платнировскую занесли в так называемые черные доски. Так именовались перечни населенных пунктов, которые в годы коллективизации не выполняли планы по сдаче продовольствия. Попадавших в перечень могло ждать полное прекращение поставок продуктов. Так произошло и в станице. Начался голодомор — люди целыми семьями умирали от голода.

"После 1933 года в станице осталось не больше 300 семей, а до революции было 17–18 тысяч человек. Потом сюда, на место высланных, переселяли людей из Ставрополья — целые кварталы были заняты переселенцами", — рассказывает Владимир Черномаз.

Александр Будко и Владимир Черномаз

© Елена Гриценко/ТАСС

Семье начальника штаба Платнировского казачьего общества подхорунжего Александра Будко чудом удалось избежать выселения. Но с тех пор о казачестве дома говорить боялись. "Я узнал о том, что я казак, только после восьмого класса, когда оказался в Средней Азии. Там один старый туркмен мне и говорит: "Сашка, а чего ты усы не носишь? Ты же с Кубани — значит, казак!" Я приехал, стал отца расспрашивать, а он — не надо, мол, об этом говорить", — вспоминает он.

Недавно один из станичников подарил начальнику штаба старинную шашку — ее нашли, когда в доме перекладывали печь. "Когда шли гонения на казаков, за одну такую шашку, да еще с надписью "ККВ" (Кубанское казачье войско — прим. ТАСС) могли поставить к стенке и расстрелять. Но расставаться с шашкой было жалко, старались спрятать. Эту вот спрятали под стрихой (так называли нижний край крыши — прим ТАСС.). А другое оружие, карабины например, просто топили в реке", — объясняет подхорунжий Будко и обещает подарить шашку школьному музею.

Как казаки хату строили

Возле станичной школы №25 есть настоящее казачье подворье — несколько лет назад здесь решили построить хату, в каких раньше жили казаки. Идею руководительницы музея поддержал станичный атаман подъесаул Владимир Тихий.

Атаман Владимир Тихий

© Елена Гриценко/ТАСС

"Построили с нуля, за два лета, из старого самана, из которого была сложена старая "батюшкина хата" — раньше в ней жил станичный священник. Всего здесь у нас 162 человека работали — атаман руководил, начальник штаба печку клал, ребята из школы подмастерьями были. На второе лето уже делали мазку — мазали хату глиной. У казаков это всегда было праздником — на мазку звали всех соседей, и мы тоже устроили настоящий праздник", — рассказывает Татьяна Романенко.

Внутри хаты — две комнаты. В первой, поменьше, — "малой хате" — готовили еду и занимались другими хозяйственными делами. Большая комната звалась "вылыка хата". Здесь — обязательный красный угол с иконами, железная кровать с горкой вышитых вручную подушек и детской люлькой рядом, огромный сундук — скрыня, посреди комнаты — стол, за которым собиралась семья.

"У казака стол — что в алтаре престол" — значит, что сидеть за ним и вести себя следовало, как в церкви", — ведет экскурсию девятиклассница Юлия Зайцева, в марте этого года победившая в краевом конкурсе юных экскурсоводов-краеведов. Юлия настоящая казачка и знает назначение любого предмета старинной домашней утвари, даже с рубелем и качалкой — деревянными "предшественниками" утюга — управляется мастерски.

Большая комната — "вылыка хата"

© Елена Гриценко/ТАСС

Экспонаты собирали, как и саму хату строили, всем миром. В конце концов оказалось, что поместить все, что принесли станичники, в двух небольших комнатках невозможно. Так рядом с хатой появился сарай. Теперь, как говорят сами казаки, на подворье не хватает только конюшни с добрым конем. Но лошадей содержать по современным меркам — дело хлопотное.

"Было у нас три лошади, даже тачанка была, купили где-то в Новороссийске. Мы на ней хотели улицы патрулировать. Один раз выехали — лошадь копытом лягнула "Мерседес", на том дело и кончилось. Продали", — говорит начальник штаба.

Настолько крепкий, что не взорвать

С казачьего подворья хорошо виден Свято-Троицкий храм — старейший в районе, главная достопримечательность станицы. Его построили казаки в самом начале прошлого века. "Никаких меценатов не было, станичники сами собирали средства, приглашали строителей, ведь не зря говорят, что казаки в первую очередь строили не хаты, а храмы. И этот храм построили быстро: начали в 1903 году и за три года закончили, хотя строительство было непростым — кирпич возили на подводах из Ростова", — рассказывает настоятель храма протоиерей Димитрий Кошенков.

Свято-Троицкий храм

© Елена Гриценко/ТАСС

Для кирпичной кладки делали особый раствор — в него добавляли яйцо для связки и крепости. "Именно это спасло храм, когда в 1930-х годах власть решила его взорвать. Когда рассчитали необходимый заряд, оказалось, что взрывной волной просто снесет все близлежащие дома. Хотели разобрать по кирпичику — это тоже оказалось невозможным, потому что кирпичи просто не отделялись друг от друга, насколько крепким был раствор", — говорит отец Димитрий.

В 1920-х Свято-Троицкий храм закрыли, снесли купола и отдали здание под зернохранилище. Во время Великой Отечественной войны он снова был открыт, богослужения велись здесь до 1963 года, когда церковь снова закрыли по настоянию директора местной школы. Возрождение началось в 2000 году — поначалу силами самих станичников, позже к процессу восстановления подключились районные и краевые власти. А потом в оживающий храм люди стали приносить старинные иконы и церковную утварь, когда-то спасенную от уничтожения. "Несколько лет назад мне передали Евангелие — когда здесь жгли богослужебные книги, одна женщина успела выхватить его из огня", — приводит пример настоятель храма.

Атаман Владимир Тихий и настоятель храма отец Димитрий

© Елена Гриценко/ТАСС

Сейчас в возрожденной церкви приводят к присяге молодых казаков — по словам станичного атамана, происходит это примерно два раза в год, во время торжественной воскресной службы.

Земля и вера

Сегодня у казачьего общества станицы Платнировской есть свое знамя и своя атаманская насека, на которой выгравированы имена всех станичных атаманов. В обществе числятся 140 человек. "Это реестровые казаки, которые состоят на службе и имеют право носить погоны. У нас есть и своя небольшая дружина, которая помогает полиции поддерживать общественный порядок", — рассказывает станичный атаман Владимир Тихий.

Казаков в станице уважают, отмечает атаман. "Даже больше, чем полицию, особенно молодые. Правда, закон казакам не много позволяет — даже подзатыльник хулигану по закону дать нельзя", — сетует Тихий.

Сушка зерна

© Музей МОБУ СОШ №25 станицы Платнировской Красно​дарского края

А еще у станичных казаков теперь есть земля — 16 гектаров на всех. Два года назад казаки Кубани получили право арендовать землю без проведения торгов. Предполагалось, что эта мера позволит казачьим обществам стать экономически независимыми и даже создать на селе новые рабочие места. Платнировские казаки получили участок в 10 километрах от станицы.

"Общими усилиями вспахали, засеяли. Вырастили зерно, урожай был 54 центнера с гектара. Правда, техники своей у нас нет, поэтому пришлось заключать договор с сельхозпредприятиями. В этом году хотим овощи посадить", — говорит атаман. Правда, о прибыли, по его словам, говорить пока рано: "Но хотя бы налоги заплатить хватит и с работниками рассчитаться. А то поначалу с каждого казака собирали налог — его надо каждый квартал платить, с первого дня".

По общему мнению, имеющихся 16 гектаров все же маловато. Но увеличивать казачий надел пока не планируется. "Разговоры такие идут, но все земли заняты. Ведь, чтобы нам отдать, надо у кого-то отобрать, а нам конфронтация не нужна", — объясняет атаман.

"Сейчас казаки крестьянством практически не занимаются. А ведь это было основой казачества — православная вера и труд на земле. Теперь земли у казаков почти нет. Вера осталась", — подводит итог Владимир Черномаз.

Елена Гриценко

Факты и мифы о происхождении казачества — Российская газета

Что стоит за возрождением казачества

Возрождение казачества, начавшееся в России с 1990-х гг., вызвало вполне понятный рост интереса к его истории, а естественными в наших условиях издержками этого явления стало нагромождение псевдонаучных теорий и откровенных мифов, прежде всего по вопросу о происхождении и этнической природе казаков. Давно устоявшаяся в историографии и опирающаяся на огромный конкретно-исторический материал точка зрения, согласно которой донские, яицкие и терские казаки (т. е. историческое ядро российского казачества) - это, при всей этнической пестроте ранних казачьих общин, в основном потомки русских людей, самовольно поселившихся в XVI-XVII вв. на Дону, Яике и Тереке, теперь решительно отвергается большинством активистов "казачьего возрождения", утверждающих, что казаки - это древний самобытный народ, генетически не связанный с русским народом.

Выдвигаемые в подтверждение таких взглядов аргументы, будучи основанными, главным образом, на дилетантских сочинениях политически ангажированных казачьих "автономистов" и "сепаратистов" первой четверти ХХ в. и на казачьей эмигрантской литературе, не выдерживают никакой научной критики и порой просто смехотворны1. Но один из доводов адептов этой "концепции" заслуживает особого внимания, поскольку, во-первых, рассматривается ими как наиболее "сильный" и, во-вторых, на самом деле отражает определенные исторические реалии. Речь идет о "феномене казачьего самосознания", об утверждениях, что казаки в массе своей всегда четко отделяли себя от русских, не считали себя русскими, "исторически никогда не связывали себя с московским народом" и т. д., и т.п.2


Есть ли у казаков "московские" корни?

Действительно, среди донских казаков мнение о своем происхождении не от "московских людей" было широко распространено уже в конце XVIII в., и хотя в других казачьих "войсках" подобные представления возобладали много позднее, казачьи идеологи толкуют их как бесспорное свидетельство принадлежности казаков к "особому этносу": народная-де память не ошибается. Некоторые авторы, кроме того, заявляют, что казаки являются автохтонным населением традиционных мест своего обитания и никогда не связывали свою историю с какими-либо переселениями. "Казаки от казаков ведутся", - вот лейтмотив их заявлений по этому поводу (обычно в сопровождении ссылки на соответствующий эпизод из "Тихого Дона" М.А. Шолохова)3.

Насчет "никогда" - это просто неправда. Донские казаки в знаменитой "Повести об Азовском осадном сидении", созданной в 1642 г., так высказывались о своей родословной: "Отбегаем мы ис того государьства Московскаго, из работы вечныя, ис холопства неволнаго, от бояр и от дворян государевых, да зде прибегли и вселились в пустыни непроходней. .."4 И это не было чье-то частное мнение, как пытаются доказать некоторые казачьи активисты: "Повесть" передавала настроения и чувства большинства казаков, иначе не была бы в свое время так широко (и в нескольких "редакциях") распространена в их среде, и написана была явно патриотом Донского края.

Яицкие казаки в 1721 г. по прибытии "по войсковому делу" в Москву рассказывали: "В прошлых давних годах прадеды и деды... то есть первыя яицкия казаки, пришли и заселись здесь, на Яике-реке... собравшись русския с Дону и из ыных городов, а татара из Крыму и с Кубани и из других магометанских народов", а от начала "их заселения или, паче, на Яик-реку приходу ныне будет гораздо более двухсот лет"5. Казаки Терека в XVIII в. тоже говорили, что "начались от беглых российских людей и от разных мест пришельцев от давних годов"6.

Эти факты давно известны профессиональным историкам и трактуются ими однозначно. А.Л. Станиславский подчеркивал, что в XVII в. казаки "осознавали себя частью русского народа, а места своих поселений считали частью России" ("Московского государства")7. О.Ю. Куц обратил внимание на то, как остро реагировали донские казаки на "росхищенье" православного населения Руси во время татарских набегов, и, подчеркивая кровное родство с угоняемыми с русских земель в "бусурманское" рабство полоняниками, называли их "отцами своими, и матерями, и сестрами единоутробными"8. Это находило поддержку и понимание у московского правительства, хвалившего казаков за то, что они государю служат, "помня ...свою природу"9. При исследовании на солидной документальной базе социально-психологического облика донских казаков XVII в. О.Ю. Куц приходит к заключению, что в общем и целом им было присуще сознание своей принадлежности к православному миру, к Русскому государству и русскому населению10. "Будучи в массе своей выходцами из России, - пишет О.Ю.Куц, - казаки сохраняют сознание своей принадлежности к ней: донское казачье сообщество по своему мироощущению, зафиксированному как в казачьих войсковых отписках в Москву, так и в документах внутридонского характера. .. предстает перед нами в значительной мере как часть русского общества"11.


Историческая память и беспамятство

Н.А. Мининков, исследуя менталитет донских казаков XVII в., делает вывод, что они тогда "одинаково ощущали свою принадлежность и к России, и к Дону, и к русскому народу", что в исходивших от Войска Донского документах "никогда не проявлялось стремление противопоставить казачество русскому народу, а Дон - России", и донское казачество "ощущало себя частью общерусского единства"12.

Примечательно также, что потомки казаков-некрасовцев, покинувших российские пределы в 1708 г. после подавления Булавинского восстания и осевших в конце концов в Турции, сохранили историческую память о своем русском происхождении и вплоть до конца XIX в. считали себя русскими13.

В России же в XIX в. складывалась иная ситуация. Вспомним Л.Н. Толстого, его повесть "Казаки", написанную в 1863 г. Из нее следует, что уже в середине XIX в. на Тереке казаки смотрели на русского мужика как на "какое-то чуждое, дикое и презренное существо"14. В конце XIX в. аналогичные настроения отмечались исследователями у казаков на Урале и даже за Уралом, где казачьи войска формировались искусственно, по постановлениям правительства с массовым переводом в них именно крестьян. Там казаки тоже стали смотреть на "мужиков" свысока, "как на низшую породу", всячески дистанцировались от "русских", а браки с "мужиками" или "мужичками" вообще были у казаков неслыханным событием15. В дальнейшем утверждения о происхождении от беглых русских людей стали в казачьей среде порой восприниматься уже как прямое оскорбление, ибо трактовались как попытка вывести казачество из "московских отбросов"16.


Кто мог стать казаком?

Так что феномен казачьего самосознания действительно имеет место быть. Только он никак не может свидетельствовать в пользу "автохтонной теории" происхождения казачества, ибо причины "эволюции" казачьего самосознания вполне объяснимы и элементарны.

Уже давно приобрела хрестоматийный характер та справка о донских казаках, которую дал в своем сочинении в 1666 г. бывший подьячий Посольского приказа (ведавшего тогда связями и с вольным казачеством) Григорий Котошихин: "А люди они породою москвичи и иных городов, и новокрещеные татаровя, и запорожские казаки, и поляки, и ляхи, и многие из них московских бояр, и торговые люди, и крестьяне, которые приговорены были х казни в розбойных и татиных и в ыных делах, и покрадчи и пограбя бояр своих, уходят на Дон; и быв на Дону хотя одну неделю или месяц, а лучитца им с чем-нибудь приехать к Москве, и до них вперед дела никакова ни в чем не бывает никому, что кто ни своровал, потому что Доном от всяких бед свобождаютца")17.

Но и по множеству других источников хорошо известно, что в самой крупной области формирования русского казачества - на Дону - до начала XVIII в. казаком мог стать фактически любой дееспособный, годный к воинскому делу мужчина, а "Войско", будучи кровно заинтересованным в пополнении своих рядов, тающих в боях и походах, во взаимоотношениях с Москвой твердо придерживалось принципа "С Дона выдачи нет!. .". О невозможности "службы великому государю" без пополнения извне казаки открыто говорили московским властям в ответ на требования выдать тех или иных беглецов. Такая ситуация была типичной и для других "казачьих рек", и она не могла не вызывать массового оттока на них населения из коренных русских областей, особенно усилившегося во второй половине XVII в.18

 


Этническое чванство

Но с подавлением Булавинского восстания (1707-1708 гг.), после того, как приток извне и свободный прием в казачество были прекращены и оно превратилось в замкнутое привилегированное сословие, казаки стали быстро забывать о своих корнях, а свое все более усиливавшееся и бросающееся в глаза отличие от "мужика" начали объяснять экзотическими родословными, тем более что и свое дворянство у казаков сформировалось, а ему претила мысль о "мужичьем" происхождении. Появилось сословное чванство, которое в свою очередь перерастало в чванство этническое.

Формированию такого мировоззрения, конечно, во многом способствовало элементарное невежество его носителей. В 1928 г. бывший есаул Донского войска, бывший мировой судья и член Донского войскового круга И.П. Карташев, отметив, что "у казачества воспитывались ненормальные отношения с неказачьим населением, к которому казачество относилось с чрезвычайным презрением", дал этому такое объяснение: "Казаки в прошлом ни в школах, ни на военной службе не изучали своей донской истории..."19

Скудость исторических познаний (сочетающаяся с абсолютной уверенностью в обратном) была характерной чертой казачьих идеологов. Общее впечатление от столь удручающей картины, конечно, несколько сглаживают отдельные представители казачьей интеллигенции - такие, как Е.А. Букановский, И.Н. Ефремов, Н.Ф. Рощупкин, М. А. Поликарпов, П.А. Скачков, К.И. Сычов, М.А. Караулов20. Они пытались донести до широких масс казачества научно обоснованные взгляды на его происхождение и этническую принадлежность, но, увы, остались в меньшинстве, следствием чего явились "независимые государства" на Дону и Кубани в годы Гражданской войны, "казакийское" движение в последующей за ней эмиграции, ставившее главной целью своей деятельности создании на юге и юго-востоке России "независимой Казакии", и сотрудничество многих "казакийцев" с гитлеровской Германией в годы Второй мировой войны21.

Метаморфозы казачьего самосознания в период с XVII по XX в. являют нам печальный парадокс: потомки тех, кто представлял собой наиболее активную, "пассионарную" часть народа, - ту, что предпочла подневольной жизни на родине "буйную волю" на полных опасностей окраинах страны - отреклись от него. Не из-за этого ли смертного греха столько бед в прошлом столетии обрушилось на казачество? И очень бы не хотелось, чтобы нечто подобное случилось у нас на новом витке исторической спирали...


1. Никитин Н.И. Происхождение казачества: мифы и реальность //Осторожно, история. М., 2011. С. 44-65.
2. Казачество: Мысли современников о настоящем, прошлом и будущем казачества. М.,2007. С. 107, 302; Аджиев М. Мы - из рода половецкого! [Рыбинск], 1992. С. 54; Вареник В.И. Происхождение донского казачества. Ростов н/Д, 1996. С. 144-148.
3. Вареник В.И. Указ. соч. С. 139, 148.
4. Воинские повести древней Руси. М.; Л., 1949. С. 68.
5. Цит. по: Рознер И. Г. Яик перед бурей. М., 1966. С. 6.
6. См.: Козлов С.А. Кавказ в судьбах казачества. 2е изд. СПб., 2002. С. 29.
7. Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории. М., 1990. С. 8.
8. Куц О.Ю. Азовское осадное сиденье 1641 года. М., 2016. С. 6.
9. Он же. Донское казачество в период от взятия Азова до выступления С. Разина (1637-1667). СПб., 2009. С. 325.
10. Там же. С. 402, 404.
11. Там же. С. 408.
12. Мининков Н.А. Донское казачество в эпоху позднего средневековья (до 1671 г.). Ростов н/Д, 1998. С. 435.
13. Сень Д.В. Причины иммиграции некрасовских казаков из Турции в Россию в начале ХХ в. //Проблемы истории Северного Кавказа. Сб. научных статей. Краснодар, 2000. С. 109-110.
14. Толстой Л.Н. Казаки. Повести и рассказы. М.,1981. С. 158.
15. История казачества Азиатской России. Екатеринбург, 1995. Т. 2. С. 137; Очерки традиционной культуры казачеств России. М.; Краснодар, 2002. Т. 1. С. 324-325; Русские в Евразии XVII-XIX. Миграции и социокультурная адаптация в иноэтничной среде. М., 2008. С. 455; Ремнев А.В., Суворова Н.Г. "Обрусение" азиатских окраин Российской империи: оптимизм и пессимизм русской колонизации //Исторические записки. М., 2008. Вып. 11. С. 147.
16. Казачество: Мысли современников... С. 187, 199.
17. Котошихин Г. К. О России в царствование Алексея Михайловича. М., 2000. С. 159.
18. Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII вв. СПб., 1910. С. 107-113; Любавский М.К. Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и до ХХ века. М., 1996. С. 322; Тхоржевский С. Донское войско в первой половине семнадцатого века //Русское прошлое. Пг.; М., 1923. Сб. 3. С. 3, 14-15; Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII в. М., 1955. С. 268-270, 274; Пронштейн А.П. Войско Донское накануне Булавинского восстания //Вопросы военной истории России.XVIII и первая половина XIX веков. М., 1969. С. 315-316; Дариенко В.Н. Община на Яике в XVII - первой четверти XVIII в. //Ежегодник по аграрной истории. Вып. 6. Вологда, 1976. С. 55-56; Пронштейн А.П., Мининков Н.А. Крестьянские войны в России XVII-XVIII веков и донское казачество. [Ростов н/Д., 1983]. С. 82-86, 206-208; Козлов С.А. Кавказ в судьбах казачества (XVI-XVIII). 2е изд. СПб., 2002. С. 17-21.
19. Казачество: Мысли современников... С. 185-186.
20. Там же. С. 191-102, 172, 248, 252-253, 264, 276; Караулов М.А. Терское казачество. М., 2007. С. 24, 28.
21. Кириенко Ю.К. Казачество в эмиграции: споры о его судьбах (1921-1945 гг.) //Вопросы истории. 1996. N 10. С. 3-18.

Казак | Определение, история и факты

Казак , русский Kazak , (от тюркского ka zak, «авантюрист» или «свободный человек»), представитель народа, проживающего в северных глубинах Черного и Каспийское море. У них была традиция независимости и, наконец, они получили привилегии от правительства России в обмен на военные услуги. Первоначально (в 15 веке) термин относился к полунезависимым татарским группам, сформировавшимся в Приднепровье.Этот термин также применялся (к концу 15 века) к крестьянам, бежавшим из крепостного права в Польше, Литве и Московии в районы Днепра и Дона, где они основали свободные самоуправляющиеся военные общины. В XVI веке было шесть крупных казачьих войн: Донское, Гребеньское (на Кавказе), Яикское (на среднем Урале), Волга, Днепр и Запорожье (в основном к западу от Днепра).

Запорожские казаки

Запорожские казаки , картина Ильи Репина, масло, 1891 г .; в Государственном Русском музее, г.Петербург.

Агентство печати «Новости»

Подробнее по теме

Украина: Казачество

В 15 веке новое военное общество - казак s (от тюркского kazak, что означает «авантюрист» или «свободный человек») - было ...

Польские короли в начале 16 века начали организовывать запорожских казаков в военные колонии для защиты границ Польши. На протяжении XVI века и первой половины XVII века эти казаки сохраняли свою политическую автономию, на короткое время образовав полунезависимое государство при Богдане Хмельницком ( ок. 1649). Под угрозой польского господства запорожские казаки подписали в 1654 году договор с Россией, согласно которому их автономия должна была уважаться. Русские также использовали казаков сначала как защитников российской границы, а затем как авангард для территориального расширения Российской империи.Внутри казаки вернули себе большую степень заветной свободы при русских, чем при поляках. Русский престол оставлял за собой право одобрять переговоры казаков с поляками и турками, народами, с которыми российские отношения были наиболее чувствительными. В остальном главный правитель или гетман (атаман) казачьего войска имел полную свободу действий во внешней политике. Таким образом, в обмен на некоторые военные обязательства казаки восстановили часть своей автономии - в краткосрочной перспективе. Однако с годами в России все больше и больше преобладала казачество.

Богдан Хмельницкий

Богдан Хмельницкий, памятник в Киеве, Украина.

© Сергей Камшилин / Shutterstock.com

Под эгидой России казаки расширились на восток от своего дома на Дону и были первыми колонизаторами Сибири. Действительно, казацкий вождь Ермак Тимофеевич стал русским народным героем за свою роль в завоевании этого края. К концу XIX века количество казачьих отрядов увеличилось до 11, включая донских, кубанских, терских, оренбургских и уссурийских казаков.

Когда их привилегии оказались под угрозой, казаки восстали, и их самыми известными лидерами повстанцев 17 и 18 веков были Стенька Разин, Кондратий Булавин и Емельян Пугачев. Гетман Иван Мазепа пожертвовал 5000 казаков на благо шведа Карла XII во время Второй Северной войны. В результате они постепенно утратили автономный статус. К концу 18 века все казаки мужского пола были обязаны служить в русской армии в течение 20 лет, и, хотя каждая казачья станица ( станица ) продолжала избирать свое собрание, гетман назначался центральным правительством. Социальная структура казачества, которая традиционно основывалась на равенстве и общинном владении землей, ухудшилась, особенно после 1869 года, когда казачьим офицерам и государственным служащим было разрешено владеть землей в частном порядке и сдавать ее в аренду посторонним.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

В XIX и XX веках русские широко использовали казаков в военных действиях и для подавления революционной деятельности. Во время Гражданской войны в России (1918–20) казаки разделились.Те, кто находился на юге России, составили там ядро ​​белых армий, и около 30 000 человек бежали из России вместе с белыми армиями. При советской власти казачьи общины перестали функционировать как административные единицы. В XXI веке под Российской Прес. Владимир Путин, казаки возобновили исторические отношения с Москвой. Вспомогательные казачьи отряды усилили местные полицейские силы в России, особенно на зимних Олимпийских играх в Сочи в 2014 году, но их жесткая тактика и соблюдение консервативного морального кодекса вызвали обеспокоенность среди правозащитных организаций, казачьи военизированные формирования сражались вместе с российскими войсками во время вторжения в 2008 году. Грузии, и они участвовали в вооруженной аннексии Россией украинской автономной республики Крым в 2014 году, а также в последующем поддерживаемом Россией повстанческом движении на востоке Украины.По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, около 68 000 человек идентифицировали себя как этнические казаки.

Казак

Иллюстрация, изображающая набег казаков на корейскую деревню во время русско-японской войны 1904 года.

Photos.com/Getty Images

Казаки | Encyclopedia.com

ЭТНОНИМ: Казаки


Ориентация

Идентификация. г. Изначально казаки были вольными наемниками, проживавшими на нейтральной территории. В конце концов они стали частью российских нерегулярных вооруженных сил с основной целью защиты окраин России.Таким образом, они были идентифицированы по месту жительства. Донские казаки, самые ранние из известных в России, появились в пятнадцатом веке, а войско было основано в начале шестнадцатого века. Примерно в то же время в Приднепровье сформировалось запорожское казачество. В конце XVI века возникли два ответвления донских казаков: Терское казачье войско в нижнем течении реки Терек на Северном Кавказе и Яикское (Яикское) войско в нижнем течении реки Яик (ныне известной как река Урал).С расширением Российского государства и при поддержке правительства казачьи войска увеличивались, образуя оборонительный пояс вдоль границ империи. К концу XIX века, помимо прежних владений, существовали Амур, Байкал, Кубань, Оренбург, Семиреченск, Сибирь, Волга, Уссурийск, а на Днепре - Запорожские казачьи войска. . Однако донские казаки оставались самым многочисленным и значительным войском. В дореволюционной России донское казачество пользовалось административно-территориальной автономией.

С образованием СССР их земли вошли в состав нынешних Ростовской, Волгоградской, Воронежской и Ворошиловоградской областей, а также Калмыцкой Автономной Советской Социалистической Республики.

Расположение. Донские казаки проживали на 800 км реки Дон и ее притоков между 46 ° 07 ′ и 51 ° 18 ′ северной широты и 37 ° и 45 ° восточной долготы. «Отец Дон», как донские казаки называют реку, делит ее пополам. регион холмов. Река обычно замерзает до весны, так как зимы здесь суровые.Снег выпадает уже в ноябре. Однако в середине зимы случаются оттепели, которые могут сопровождаться неделями дождя. Весной поля иногда затапливаются. Лето очень жаркое, над пшеничными полями нависает желтый туман пыли. Восточная часть региона, составляющая левый берег Дона и его приток Медведица, представляет собой степь, почва бесплодна и есть всего несколько мелких ручьев. А вот весной степь ярко зеленеет. На западе, на правом берегу Дона и на прилегающей территории на севере, степи сменяются холмами.Наиболее плодородная земля находится к северу от реки Медведица. Деревья включают дуб, ясень, пихту, тополь, а у воды ивы и вербы. Тростник растет по берегу реки, местами песчаной. Среди птиц можно найти гусей, уток (включая чирков), поганок, лебедей, дроф, орлов, ворон, перепелов, воробьев и сорок. Среди местных более мелких растений - чертополох, колючки, полынь и копьевидная трава. Рыба включает сига, стерляди и карпа.

Демография. В 1897 г. на территории Донского казачества проживало около 30 000 калмыков. К 1917 году население Дона составляло 3,5 миллиона человек, из которых почти половина составляли казаки, четверть - «коренные» крестьяне, а остальные - «пришельцы». Сегодня этнические границы между казаками и неказаками относительно размыты.

Этническая и языковая принадлежность. В то время как большинство донских казаков имеют русское или, в гораздо меньшей степени, украинское происхождение, другие являются тюрками или потомками калмыков, поселившихся на Дону в семнадцатом веке.Язык является отличным вариантом южного великорусского диалекта и показывает сильное влияние украинского, турецкого и татарского языков. Имя «казак», кстати, происходит от тюркского слова « хазак», «», означающего «халявщик, бродяга» (которое не следует путать с казахским этническим названием, которое встречается в Казахстане).


История и культурные связи

Первые казачьи поселения появились в конце ХV века в районе нижнего Дона. Большинство из этих людей были беглецами, которые предпочли поселиться на Дону, вне досягаемости российских властей.С увеличением населения Дона во второй половине XVI века донское казачество стало важной военной и политической силой в этом регионе. Зависимые от Москвы в экономическом и военном отношении, они, тем не менее, оставались независимыми в политическом и административном плане, проживая на окраинах России и Османской империи. В конце семнадцатого века российское правительство пыталось ограничить их свободу и привилегии. Это было требование вернуть беглецов, что казаки считали величайшим нарушением их традиционных свобод.К концу восемнадцатого века граница сдвинулась еще дальше на юг, и военное значение донских казаков уменьшилось. После 1738 г. главный главнокомандующий донских казаков, который ранее был избран, стал назначенцем российского правительства, а после 1754 г. местные командиры также назначались Военным министерством в Санкт-Петербурге. Благодаря этому и другим действиям казаки были полностью поглощены российской армией и прошли военную службу по всей Российской империи; например, во время правления царя Павла им было приказано «завоевать Индию», и они фактически отправились в путь, когда после его убийства безумная директива была отменена.Казацкое дворянство было создано указом 1799 года; Казаки стали равными по званию с остальной русской армией. В 1802 году земли были разделены на семь округов, которыми управляло военное министерство; в 1887 г. количество уездов было увеличено до девяти. К 1802 году донские казаки могли укомплектовать восемьдесят кавалерийских полков. Каждый рядовой казак должен был прослужить тридцать лет. В 1875 году военная служба была сокращена до двадцати лет. Они были особенно известны своей ролью в подавлении революционных движений в России и резне евреев во время погромов.Во время Первой мировой войны донские казаки сформировали 57 кавалерийских полков (т. Е. Почти 100 000 всадников). После Февральской революции 1917 года их главный командующий А. М. Каледин объявил о формировании «правительства донских казаков». После разгрома Каледина и его контрреволюционного правительства в марте 1918 года была провозглашена «Донская советская республика». Однако новая советская политика национализации и присвоения излишков привела к восстанию в Донской области и к ликвидации Советского правительства.В январе 1920 года советские войска вернулись, чтобы восстановить советский контроль над районом и отменить любую административную автономию в регионе. Последними напоминаниями о былой славе стали несколько Донских казачьих полков, сформированных в 1936 году в составе Советской Армии. Во время Второй мировой войны эти полки оказались безнадежно устаревшим пушечным мясом и в итоге были расформированы.

Исторически донские казаки граничили с калмыками на востоке, ногайцами и крымскими татарами на юге, русскими на севере и украинцами на западе.Сегодня в регионе представлены эти и другие этносы СССР.


Поселения

До восемнадцатого века, с началом крестьянской колонизации местности, донские казачьи поселения объединялись в станиц, созвездий из двух-трех деревень. В начале XIX века насчитывалось .114 станиц с новым административным центром в Новочеркасске. Население станицы составляло от 700 до 10 тысяч человек. Типы жилья варьировались от замысловатых поместий аристократии - большие дома, окруженные кирпичными стенами, хозяйственные постройки, помещения для прислуги, бани, конюшни и фруктовые сады - до солидных усадеб и более примитивных хижин бедных крестьян.В то время как загородный дом богатого человека казался практически взаимозаменяемым с его аналогом в Западной Европе, крестьянские усадьбы и избы были более характерны для Донского региона. Эти жилища строили плотники, но оштукатуривали женщины глиной, замешанной с навозом; «к Пасхе» здания побелили. Крыши были покрыты соломой, иногда тростниковой. Полы были земляные. Воду из реки выносили женщины, подвешивая ведра к ярмам. Многие крестьянские избы были обнесены плетнями.У некоторых деревенских домов могут быть железные крыши, , шесть, комнат, обшитых панелями, балюстрады и подъезды. В таких домах может быть дощатый забор, а двор вымощен плиткой. Дома, освещенные масляными лампами, обычно имели серебряную икону в одном углу, столы, зеркала и самовар, либо на печи, либо топленный углем. Печь часто была высокой и покрыта зеленой плиткой. Дом, имевший карнизы и оконные рамы, украшали занавески, иногда из голубого хлопка.Предметы домашнего обихода включали окованные железом сундуки, фотографии и колыбели для младенцев. Если некоторые спали на кроватях с перинами, то крестьяне часто спали на нарах. За домом был земляной погреб для хранения еды. Самым маленьким поселением был хутор , деревня без церкви. В деревне есть церковь, могут быть элеваторы и паровая мукомольная или ветряная мельница. Сегодня большая часть населения проживает в крупных промышленных городах: Ростове-на-Дону, Таганроге, Донецке, Ворошиловограде, Новочеркасске.

Экономика

Проживание и коммерческая деятельность . До XVIII века донские казаки не занимались земледелием - их военачальники специально запрещали такую ​​деятельность. Вместо этого они существовали за счет поставок зерна из Москвы, которое доставляли им в обмен на военную службу. Ежегодные поставки пороха, пуль, спиртных напитков и наличных денег также предоставлялись государством. Иногда донские казаки закупали эти и другие необходимые товары в соседних русских городах, но московские власти пытались воспрепятствовать такой торговле.Кроме того, донским казакам платили наличными по окончании военной кампании. Государственная монополия на соль и спиртные напитки не распространялась на казаков, и право производить и то, и другое было важной привилегией. Другим важным источником богатства была добыча ( зипун, ), захваченная во время набегов на Османские провинции и соседние народы. Среди наиболее ценных вещей были взяты стада животных, лошади, предметы домашнего обихода и особенно пленные, которых позже выкупили или обменяли. Рыболовство, охота и пчеловодство были основными аспектами экономики; Казаки особенно яростно сопротивлялись любому ущемлению своих исключительных прав на ловлю рыбы на Дону. Животноводство - разведение лошадей, коров, коз, свиней - оставалось важной частью местной экономики. Однако с увеличением числа колонистов в восемнадцатом веке и появлением товарных культур в девятнадцатом веке сельское хозяйство стало доминировать в экономике региона. Пшеница была важнейшим сельскохозяйственным продуктом, и для ее выращивания использовалось значительное механическое оборудование.Землю ломали боронами и плугами; урожай собирали машинами, а затем перевозили на рамах под вагонами. Волы были наиболее распространенными упряжными животными для полевых работ. Пшеницу хранили в зернохранилищах, индивидуальных и коммунальных, а перемалывали на коммунальных мельницах. Другие полевые культуры включали ячмень, рожь и коноплю. У богатого фермера могло быть больше дюжины быков, лошадей, коров и отар овец. Также выращивались свиньи, куры, индейки и утки. Скот держали на общих пастбищах, за ним присматривал сельский пастух, который вечером прогонял животных из степей.Сады и фермы сделали каждое домашнее хозяйство практически независимым в отношении пищевых потребностей. Деревню без садов и огородов называли «несчастной». Помимо обычных яблонь и картофельных грядок, крестьяне выращивали еще и подсолнухи для получения семян. Сено делали из степной травы, а клевер рубили и использовали как сено. В 1890-х годах регион пережил экономическую депрессию, которая продолжалась до тех пор, пока советская политика индустриализации не изменила экономический ландшафт региона.Сегодня, помимо сельского хозяйства и животноводства, в этом районе сосредоточены различные отрасли промышленности: металлургия, машиностроение, добыча угля и текстильная промышленность.

Продукты питания. Самым распространенным завтраком была каша. Основное блюдо может состоять из горячего хлеба с маслом, соленого арбуза, тыквы, маринованных огурцов и квашеной капусты, капустного супа, домашней вермишели, баранины, курицы, холодных барашков, запеченного в куртке картофеля, пшеничной кашицы с маслом, вермишели с сушеной вишня, блины и взбитые сливки. Рабочие на полях наслаждались жирным мясом и кислым молоком, тогда как солдаты в поле часто питались щами, гречневой кашей и пшеном, приготовленными в котле.

Торговля. В прошлом большая часть торговли, особенно работорговля, велась в Черкасске, административном центре. Транспортировка осуществлялась конными повозками или телегами, зимой запряженными волами нартами. В девятнадцатом веке донские казаки торговали зерном и скотом на нескольких ежегодных ярмарках в регионе.Сегодня основными продуктами питания являются зерно, уголь и сталь, которые перевозятся по железной дороге или по воде в другие части бывшего СССР. С 1952 года Волго-Донской канал соединил две главные артерии европейской части России.

Разделение труда. В досоветские времена труд был разделен между мужчинами и женщинами, как и в большинстве традиционных крестьянских обществ. О женщинах судили по их трудоспособности, и они почти постоянно были заняты в поле или дома. В их обязанности входило доение коров и приготовление пищи, часто под критическим присмотром свекрови. Для стирки женщины били одежду плоскими камнями в реке. Готовили пряжу на прялках и вязали в свободные минуты. Казаки презирали труд и большую часть времени проводили на военной службе, охоте или рыбалке. При советской власти роль пола в разделении труда перестала быть важной. В частности, во время и после Второй мировой войны больше женщин было занято на должностях, которые традиционно предназначались для мужчин.

Землевладение. Исторически сложилось так, что у донских казаков недвижимой собственности не было, и земля оставалась в общем владении.С наплывом поселенцев и включением казаков в состав российской армии в начале девятнадцатого века в этом регионе были введены землевладение и крепостное право. Вода, леса и пастбища оставались в узуфрукте, хотя каждый член станицы имел право на земельный участок как акционер или плательщик ренты. В 30-е годы прошлого века казачьи земли были насильственно коллективизированы. Те, кто сопротивлялся, были заключены в тюрьмы или сосланы в Сибирь; другие невольно вступили в советские колхозы.


Родство

В ранний период, когда казачье общество состояло из одиноких мужчин, важнейшими родственными отношениями были кровные братства. По мере того, как количество семей стало увеличиваться, социальные связи, основанные на экзогамном происхождении и крестном отце, стали доминирующими. Спуск строго по агнатике.

Брак. До конца семнадцатого века подавляющее большинство донских казаков были холостыми мужчинами. Влюбиться, выйти замуж и остепениться считалось несоответствующим свободному образу жизни казачества, и те немногие, кто следовали такому пути, часто сталкивались с насмешками со стороны сверстников.Однако с притоком поселенцев в Донской регион семья превратилась в основную домашнюю ячейку. Раньше большинство жен казаков были пленницами. Мало кто женился в церквях. Чтобы считаться женатыми, мужчина и женщина должны появляться перед общественным собранием, произносить молитву и объявлять друг друга мужем и женой. Так же легко было развестись с женой, заявив, что ее больше не любят. После этого заявления разведенную женщину можно было продать любому другому казаку за деньги или товары.Позор развода был устранен после того, как новый муж частично прикрыл купленную женщину своим пальто, а затем объявил ее своей женой.

На протяжении восемнадцатого и девятнадцатого веков свадебные обряды становились все более похожими на русские, и большинство браков заключались в церкви. Муж имел неограниченную власть над своей женой и мог бить, продавать или даже убивать ее, не опасаясь наказания. Мужское господство часто проявлялось в горьких, очень профанных проклятиях, а иногда и в тайных садистских избиениях.Ввиду такого отношения и практики молодые женщины часто ненавидели институт брака. Брак по традиции устраивал отец будущего жениха, который вступал в переговоры с отцом девушки через пожилую родственницу молодого человека, которая служила сватом. Между сватом, представлявшим семью жениха, и отцом невесты произошел большой торг. У девушки мог быть значительный выбор, поскольку ее желания иногда учитывались ее отцом, решая, принимать ли предложенный брак. Если решение было положительным, обе семьи сразу стали обращаться друг к другу как к родственникам, принесли хлеб и бутылку водки и начали спорить о сумме приданого. Небольшое шествие под руководством жениха в черном сюртуке шло за невестой в нескольких ярко раскрашенных фургонах. Пока новоприбывшие гости пили квас и водку, сестры невесты инсценировали защиту невесты от жениха. Сидя рядом с ней с кочергой и скалкой в ​​качестве оружия, они отказались «продать» свою сестру за предложенную цену - монету на дне бокала жениха.Однако в конце концов они отказались от нее; Затем жених объяснил, что выкуп за невесту заплачен полностью. Послеродовое жилище традиционно было патрилокальным. Выйдя из дома родителей невесты, молодожены осыпали хмелем и пшеницей. Получив благословение отца жениха, они пошли в церковь на официальную свадьбу. Во время этой церемонии жених, по крайней мере, держал свечу, и двое обменивались кольцами. Церемония завершилась поцелуем. В период после 1917 года гражданские браки стали преобладающими. Сегодня из-за острой нехватки жилья послеродовое проживание в основном обусловлено наличием места, а не силой традиций. Возраст вступления в брак и рождения ребенка - от двадцати до двадцати лет как для мужчин, так и для женщин. Уровень разводов высок. Легальный аборт - основное средство контроля рождаемости.

Бытовой блок. Семейное хозяйство, курень, было основной домашней единицей казачества. Похоже, что большая семья была менее распространена среди донских казаков, чем среди русских и украинцев.Мальчиков воспитывали в строгом военном стиле, и в 3 года они могли ездить на лошади.

Наследование. Наследование по мужской линии.

Социализация. Мужские связи и дружба были важнейшими традиционными средствами социализации мужчин. Любой казак чувствовал явное превосходство над любым неказаком. Бедный донский казак считал богатого неказачьего купца «крестьянином». До восемнадцатого века казачьи женщины были замкнуты.Позже они стали более заметными, общаясь в основном друг с другом. Уважение к родителям и пожилым людям остается важным. В пожилом человеке казаки уважают ясность ума, неподкупную честность и гостеприимство. Сегодняшний казак, которым все восхищаются, - это тот, кто овладел военными навыками, любит сельское хозяйство и трудолюбие. Донские казаки также были известны своим благочестием и преданностью монарху. Пожилой казак считал свою жизнь полноценной, когда он «прожил свои дни, служил царю и пил достаточно водки».«Выпивка была похожа на ритуал, и уклонение от нее расценивалось почти как отступничество.


Социально-политическая организация

Общественная организация. Традиционное общество донских казаков было военной демократией. Местные военные командиры ( атаман ), а также Главнокомандующий ( войсковой атаман, ) избирался народным собранием ( круг, ), . Но даже в этот ранний период казачье общество было четко разделено на более обеспеченных, более устоявшихся донских казаков ( домовитых ), которые проживали преимущественно по нижнему Дону и беднякам пришельцев ( голутвенные, ), поселившимся дальше по Дону. Социальная дифференциация продолжала расти с дальнейшим включением казачества в российскую военную, политическую и правовую системы. Атаманы, теперь назначенные российским правительством, и расширяющаяся бюрократия сформировали отчетливую социальную элиту (, старшина, ), . Однако большинство из них составляли рядовые кавалеристы или земледельцы. В советском обществе различия между социальными группами Дона приобрели прежде всего профессиональный характер.

Социальный контроль. Казачество традиционно было связано обычным правом. Преступника привели к кругу, и атаман объявил наказание, согласованное со всеми. Воровство у товарища-казака было одним из самых тяжких преступлений. Показаний двух заслуживающих доверия свидетелей было достаточно, чтобы приговорить серьезного преступника к смертной казни через утопление ( в воде посадить ) . Телесные наказания были обычным явлением. В споре между двумя сторонами посредником выступил атаман станицы.Если ему не удавалось решить вопрос, он отправлял конкурсантов в Черкасск, где решение принимали войсковой атаман и группа старейшин. С конца восемнадцатого века до 1917 года правовая система состояла из хуторского суда в качестве основной единицы, станицкого суда с четырьмя-двенадцатью выборными судьями, суда чести для каждой из двух станиц и правительства принимающей страны в качестве высшего суда. Старейшины имели право проводить военно-полевые суды, и человека могли лишить титула донского казака.Молодежь была приведена к военной службе на групповой церемонии с участием до 1500 молодых людей. Приняв клятву священника, новоиспеченные поцеловали распятие. Дисциплина была суровой: старшинам разрешалось безнаказанно бить новобранцев плетью по лицу даже на глазах у офицеров. Наказание военным трибуналом иногда приводило к расстрелу или публичному похищению, последнее совершалось перед толпой на городской площади, когда преступник без штанов склонялся над скамейкой.После 1917 года на Дону были введены советские суды и советская правовая система. Сегодня милиция используется для принуждения к власти.

Конфликт. По сути, милитаристское общество, история Донского казачьего войска - это история военного, политического, социального и религиозного конфликта. До конца XVIII века донские казаки находились в постоянном конфликте со своими соседями: калмыками, ногайцами, татарами, русскими и украинцами. Попытки правительства контролировать военные действия донских казаков и включить их в состав российской армии привели к одним из крупнейших восстаний в истории России: одно возглавил Степан Разин в 1670-1671 годах, другой - Кондратий Булавин в 1708 году, а третий - Емельяна Пугачева (1773–1774).Хотя эти восстания были подавлены, казаки продолжали играть важную роль в большинстве социальных восстаний на протяжении семнадцатого и восемнадцатого веков. После большевистской революции большинство донских казаков оставалось решительным антисоветчиком и принимало активное участие в гражданской войне 1918-1920 годов на стороне контрреволюционных сил. В 1961 году массовая демонстрация рабочих и студентов в знак протеста против нехватки продуктов питания закончилась кровопролитием в городе Новочеркасске.


Религия и экспрессивная культура

Религиозные верования и обычаи. После раскола в православии в середине XVII века старообрядцы нашли долгожданное убежище среди донских казаков, и значительная часть населения осталась старообрядцами. Другие христианские секты также поселились на Дону, хотя донские казаки в целом были привержены русскому православию. К 1820-м годам в этом районе было 330 церквей. Церковь, находившаяся в центре села, имела купол в форме луковицы, иногда зеленого цвета, с прилегающим садом, окруженным кирпичной стеной.Рядом стояли дома священников, превосходные по местному уровню жизни. Колокол деревенской церкви звонил на вечерню и утреню по воскресеньям, а время отсчитывалось по церковному календарю. Исповедь практиковалась, и члены церкви часто крестились перед важными действиями и решениями. Молитвы часто записывались и носили в виде амулетов. В отличие от других регионов Российской империи, священники избирались до середины прошлого века. В 1891 г. в Донской области насчитывалось 6966 священников русской православной церкви, а религиозный состав округа был разнообразным: православные - 1 864 000 человек; Старообрядцы - 117 000 человек; другие христиане - 43 000 человек; Тибетские буддисты (калмыки) - 29 551 человек; Евреи - 15 000; и мусульмане - 2 478 человек.Советское правительство прилагало постоянные усилия по искоренению религии. Сегодня, хотя значительное число считает себя христианами, большинство из них не практикующие христиане.

Православие смешалось с другими элементами. Молитвы обращались не только к Верховному Правителю и Богородице, но и к народным героям. Суеверия и фольклор тщательно перемешались с традициями. В песнях донские казаки называли Дон своим «отцом», а окрестности - «Родиной Донландом».«Вернувшись из военных походов, они преподнесли« Отцу Дону »подарки: шляпы, накидки и т. Д. Среди суеверий был страх кошек и числа тринадцать. Визг совы с колокольни мог предвещать неприятности. Болезнь рассматривалась как наказание Бога и наказание. болезнь ребенка как наказание матери. Колдовство могло вызвать высыхание коров, а также стать причиной гибели домашнего скота. "Дурной глаз" мог сделать девушку угрюмой или вызвать у нее непривычное сексуальное влечение. Лекарства от колдовства были в компетенции старух, которые могли бы посоветовать «смыть» тоску в реке рассветом или окропить плечо водой.Некоторые лекарства имели суеверный оттенок. Для кровотечения жевали землю, смешанную с паутиной, и наносили комок на рану. Суеверия и традиции смешались в таких практиках, как посадка годовалого мальчика на лошадь, в надежде, что это сделает его хорошим казаком.

Искусство. Особенно хорошо известна устная эпическая поэзия, воспевающая военные подвиги и отвагу. Большой популярностью пользовались казачьи танцы и пение. Донские казаки пели о своих добрых конях и доблестных боях, но редко о любви.

Медицина. Сегодня населению доступны больницы и врачи. Однако плохое состояние советской и постсоветской медицины, а также традиционных верований по-прежнему заставляют многих обращаться за помощью к народным практикующим.

Смерть и загробная жизнь. Смерть и боль не имели особого значения, если только не был замешан родственник, и в этом случае возникало чувство утраты. Похороны могли быть «христианскими», с головой на восток и небольшой святыней, помещенной над ней, или, как в случае крестьянского младенца, просто в маленьком гробу под деревом без сопутствующей службы.Заупокойные мессы отмечались по случаю смерти взрослого, а девять дней спустя проводился семейный пир для священника и друзей.


Библиография

Броневский, Владимир (1834). История Донского Войска (История войск Дона). Vol. 3. Санкт-Петербург.

Лонгворт, Филипп (1969). Казаки. Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

Пронштейн А.П. (1973). История Дона (История Дона).Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского университета.

Шолохов Михаил (1941). И Тихий Дон. Перевод Стивена Гарри. Нью-Йорк: А. А. Кнопф.

МИХАИЛ ХОДАРКОВСКИЙ И ДЖОН СТЮАРТ

Для донских казаков Гражданская война в России еще не закончилась

В прошлом месяце в Новочеркасске, в самом сердце донского казачества на юге России, прошел Пятый Всемирный конгресс казаков. Присутствовали 120 делегатов из казачьей диаспоры, чтобы обсудить возможность более тесных экономических связей с заграничными казачьими общинами и предложить своим членам более быстрый процесс получения российского гражданства.

Однако пропала одна заметная фигура. Съезд проходил на фоне официальных преследований Владимира Мелихова, одного из самых уважаемых в мире казачьих лидеров и основателя двух музеев антибольшевистского сопротивления. Этим летом ФСБ обыскала музеи и имущество Мелихова, изъяв патроны, несколько дезактивированных винтовок и штыки времен Первой мировой войны, а также несколько сигнальных ракет.

Один в Подольске, подмосковном городе, а другой в станице Еланской, в самом сердце казачества, эти музеи хранят дух дореволюционного казачьего народа («За нашу веру, наш Царь и наш Отечество », как гласит казацкий девиз).

Братство противоположностей

Официальная причина обыска Мелихова заключалась в поиске улик, касающихся уголовных обвинений в отношении Юрия Чурекова, начальника или атамана незарегистрированной группы под названием Кавказское казачье войско. Чурехов был арестован в июне за попытку контрабанды оружия в Россию через восточную Украину.

В 2014 году Чуреков вместе с Сергеем Поповым, лидером и идеологом движения «Единство русского Кавказа», осуществил давнюю амбицию Мелихова по созданию преданной казачьей политической партии, которую они назвали Братством.

Казаки на Кубе, 1916 г. WikiMedia / Unknown / http: //graf-sheremetev.livejournal.com. Некоторые права защищены. Мелихов был заочно избран членом национального совета партии. Однако его позиция по конфликту на востоке Украины радикально отличалась от позиции его соратников. В то время как Чуреков и Попов поддерживали сепаратистские силы, Мелихов раскритиковал присутствие российских добровольцев на Донбассе, пожаловавшись на своем интернет-форуме, что предполагаемое создание «Русского мира» приведет к натравливанию людей из разных общин друг против друга.

«Мелихов четко заявил о своем несогласии с войной на Украине и российской аннексией Крыма», - сказал Попов в заявлении о полицейских обысках в домах Мелихова. «Мой лозунг, напротив, -« Слава героям Новороссии », и Чуреков тоже высказывался в поддержку аннексии Крыма. Мы не ссорились; у нас просто разногласия по этим вопросам ».

Спорный памятник кровавой бойне

Эти обыски - не первый раз, когда Мелихов подвергается преследованиям со стороны властей.29 мая он должен был вылететь в Австрию на открытие казачьей мемориальной часовни, но российские пограничники изъяли его паспорт и вернули его с вырванной страницей. Под разными предлогами задержали в аэропорту Ростова-на-Дону и других казаков, планировавших поехать в Австрию.

Мелихов принимал активное участие в строительстве часовни в австрийском городе Лиенце, приуроченном к 70-летию злодеяний, имевших место в конце Второй мировой войны. Многие белые русские эмигранты, семьи которых бежали за границу после революции 1917 года, во время войны сражались на стороне нацистской Германии, движимые мечтой освободить Россию от коммунизма.Эти силы включали около 80 000 казаков, некоторые из которых двинулись на запад вместе с отступающей немецкой армией в 1943 году - естественная реакция, учитывая, что в 1919 году большевики пытались очистить большевистские земли от казаков, что в некотором роде называется геноцидом.

Владимир Мелихов в Музее антибольшевистского сопротивления, Подольск. CC Facebook. После падения Берлина в 1945 году это казачье войско в составе около 20 тысяч солдат и 16 тысяч членов семей - жен, детей, престарелых родителей - сдалось британской армии и было отправлено в лагеря в окрестностях австрийского города Лиенц.В конце мая британцы начали передавать их для депортации в СССР в соответствии с соглашениями на Ялтинской и Тегеранской конференциях, которые пришли к выводу, что все советские беженцы и военнопленные будут репатриированы, если они будут найдены в других контролируемых союзниками зонах. . Многие казаки никогда не были советскими гражданами и поэтому не должны были подвергаться этому процессу - их возражения были проигнорированы.

Британцы сначала собрали около 1500 офицеров, якобы для обсуждения, но на самом деле для передачи в НКВД.Вскоре после этого британские войска начали собирать всех и каждого и запихивать их в грузовики, отказываясь позволить им закончить религиозную службу, проводившуюся в то время.

Казаки оказали сопротивление, и в ходе последовавшего столкновения людей задавили ногами и избили дубинками и прикладами; дети были разлучены со своими матерями, а некоторые, пытавшиеся бежать через реку, утонули. Другие по-прежнему уходили в лес, но их выследили и передали НКВД. В конце концов, многие сотни людей были убиты: 300 человек похоронены сегодня на кладбище в Лиенце.

Многие из депортированных так и не добрались до СССР, так как по пути были замучены и убиты войсками Красной Армии. А всех, кто выжил, немедленно отправляли в ГУЛАГ. Зная, что такова их судьба, некоторые покончили жизнь самоубийством до того, как их могли депортировать.

Историки оценивают количество русских, насильственно репатриированных британскими и американскими властями в Советский Союз, примерно в 2,5 миллиона, хотя союзники хорошо знали, что с ними там случится.

Генерал-майор Вячеслав Хауменко, первый историк Лиенца и других подобных злодеяний, назвал свою работу по теме «Великое предательство». Николай Толстой пришел к аналогичному выводу в своей работе «Жертвы Ялты», вышедшей в 1977 году (опубликованной в США как «Тайное предательство»), в которой поименно перечислены британские офицеры и должностные лица, совершавшие эти бесчеловечные действия: при соблюдении международных соглашений.

Однако, хотя члены Русской Православной Церкви ежегодно отмечают заупокойные мессы в Лиенце, строительство мемориальной часовни и ее открытие в день 70-й годовщины массового убийства явно раздражали ФСБ, которые, казалось бы, обиделись на откровения относительно поведения их советских предшественников.

Две версии истории

С тех пор, как он создал памятник борьбе донских казаков против большевиков в станице Еланская, Владимира Мелихова обвиняли в прославлении «нацистских прихлебателей» и фальсификации истории, хотя все наоборот. истинный.

Он собирает письма, документы и фотографии, свидетельствующие о преследованиях казаков в 1919 году, и объясняет, почему казаки ненавидели коммунизм в той степени, в которой они сотрудничали с нацистами.

Атаман Петр Краснов.Копия humus.livejournal.com.

Владимира Мелихова обвинили в прославлении «нацистских прихлебателей» и фальсификации истории

В своем имении в Еланской Мелихов также установил памятник Петру Краснову, атаману Великого Донского казачьего войска, эмигрировавшему в Европу во время Гражданская война 1917-1922 гг., затем боевые действия в составе гитлеровских войск в 1941-1945 гг. Краснова передали в Лиенце, судили по возвращении в Советский Союз и повесили. Из-за сотрудничества с нацистами атаману было отказано в посмертной реабилитации, хотя постсоветский российский закон восстановил доброе имя казачества в целом.

Координатор центра «Белое дело» Олег Шевцов считает, однако, что члены Белого движения не нуждаются в реабилитации. «Это были люди, которые боролись за российскую государственность, и они русские герои», - говорит Шевцов.

«Сейчас, к сожалению, возводят памятники Сталину, что для меня является негативной тенденцией, свидетельствующей о глубоком недомогании российского общества. Народы России в ХХ веке пережили страшную катастрофу. За первые 35 лет Советской власти было убито более 50 миллионов человек, если считать погибших во Второй мировой войне.Это национальная катастрофа. Советский режим убивал людей по признаку их социального класса - они не признавали классовую систему. Немецкое вторжение в 1941 году дало возможность многим людям начать борьбу с режимом. Историки считают, что 1,3 миллиона советских граждан вступили в немецкую армию - они были сознательными врагами Советского государства ».

Россия вступила в силу как преемница СССР, не отрицая преступлений коммунистического режима. Возможно, поэтому враги коммунизма здесь до сих пор считаются врагами России.Россиянам предложили примирительную версию истории, в которой говорится, что обе стороны в гражданской войне имели веские аргументы. «Но может ли быть примирение между палачами и их жертвами?» - спрашивает историк Кирилл Александров, изучавший обстоятельства дела другого известного нацистского перебежчика, генерала Андрея Власова. «А Гражданская война вообще закончилась?»

Владимир Мелихов как никто другой ощущает на себе влияние нарастающего раскола в обществе. «Одна часть населения проглотила всю пропаганду и довольно открыто и агрессивно начала противостоять другой части в своей собственной стране.Это первый этап гражданского конфликта, и он быстро набирает обороты », - прогнозирует он.

Между тем, после обыска в полиции, Мелихов решил убрать из своей музейной экспозиции ту часть своей музейной экспозиции, которая освещала роль казаков в войсках Гитлера во время Второй мировой войны. «Будет просто« чистая страница », и любой желающий сможет изучить предмет самостоятельно. Таким образом, мои оставшиеся сотрудники музея больше не будут подвергаться преследованиям », - пишет он.

Однако Андрей Венков, историк казачества и автор книг как о белых, так и о красных генералах, не считает эту страницу истории пустой.«Сообщений о казаках, воевавших на стороне Гитлера, в десять раз больше, чем о казаках, которые были в Красной армии», - говорит он. «Был, например, этюд Геннадия Воскобойникова« Казаки и конница в Великой Отечественной войне », но таких книг очень мало. Существует огромный дисбаланс, который необходимо исправить, чтобы представить другую сторону истории ».

Сергей Попов, сменивший Юрия Чурекова на посту атамана Кавказского казачьего войска, возможно, далек от того, чтобы разделять взгляды Мелихова на украинский кризис и генерала Краснова. , но он по-прежнему признает вклад Мелихова в дело казачества.«Некоторые люди покупают яхты, - говорит Попов, - но он открыл казачий музей. Его сразу же начали попытки дискредитировать и посадить за решетку. Определенные круги - те, которые хотят стереть нам мозги и избавить нас от каких-либо исторических знаний - хотят избавиться от него, поэтому время от времени они играют с ним грязно. Подбросить ему патроны было настоящим подлым трюком ».

В то же время Попов считает, что могут быть более очевидные причины для преследования Мелихова этим летом.

«Они испортили его паспорт из-за его антироссийской позиции в отношении Украины; они не хотели, чтобы он заручился поддержкой за границей. Да и Чурекова и его контрабандные АК-47 никого особо не волновали. Им просто нужен был предлог, чтобы ужалить его. Почему? Все очень просто: 14 октября в Новочеркасске должен был открыться Пятый казачий съезд, куда приедут казаки со всего мира. И в последний раз, в 2012 году, казаки из диаспоры слушали официальные выступления, а затем уехали к Мелихову на Еланскую, где обсудили все свои реальные проблемы ».

В этом году организаторы явно намеревались исключить Мелихова. от общения с иностранными делегатами, и ни один казак, присутствовавший на открытии часовни в Лиенце, не был приглашен на съезд.Более того, подробный отчет о предполагаемых связях Чурекова и Мелихова с критикой поминовения «нацистских коллаборационистов» появился на Интернет-сайте, тесно связанном с Виктором Водолацким, заместителем председателя правления Всемирного конгресса казаков, бывшим атаманом и депутатом Государственная Дума РФ.

Эти обвинения включали заявление о том, что поминальную службу в Лиенце возглавили священники, которые отказались воссоединиться с Русской православной церковью. Это оказалось ложной информацией, так как архиепископ Берлинской, Германии и Великобритании Русской Православной Церкви Заграницей возглавил комиссию по воссоединению, а архиепископ Женевский и Западноевропейский Михаил Донсков является членом РПЦ. Священный Синод.Православная церковь, в отличие от тех, кто пытался дискредитировать Мелихова, признала погибших в Лиенце мучениками.

Посольство России в Праге также недавно получило онлайн-петицию в поддержку Мелихова, собранную на сайте Change.org. Его авторы требуют положить конец его преследованиям, которые они описывают как «вопиющее нарушение прав человека и оскорбление чувств верующих, которым не позволили поехать в Лиенц, чтобы почтить память павших казаков».

Ходатайство вряд ли подействует: как говорится, «победителей не судят». Их осуждение привело бы к тому, что они увидели бы себя побежденными. Любое поминовение белых, особенно тех, кто сражался вместе с нацистами, рассматривается как клевета на красных и их потомков. Победители этих двух войн все еще борются за свои углы за свою версию истории.

Между тем Юрий Чуреков все еще находится в СИЗО, а Владимир Мелихов все еще ждет, чтобы узнать, предъявлены ли ему обвинения в связи с патронами, найденными в его музее.

Исторический журнал

Казаки


The Казачество было одним из величайших военных активов России.

КАЗАКИ - это группа русских военных. воины, которые существуют сегодня, но без тех же военных власть, которую они имели в прошлом.

Слово «казак» происходит от тюркского слова казак, которое означает «свободный человек» или «авантюрист». Они состояли из полунезависимых Татарские группы - тюркоязычный народ, живший в западно-центральном районе. Россия - или крестьяне, спасающиеся от крепостничества в Польше и России. Казачество объединилось в 15 веке как самоуправляющаяся военная организация, верная только русскому царю. Они поселились в шести разных районах: Дон, Гребень, Кавказ, Яик, Урал, Волга, Днепр и Запорожское, западнее Днепра.Казаки приняли любой, кого считали достойным воином, но новые члены должен был верить во Христа. Считается, что большинство из них были славянскими спуск.

У казаков были свои обычаи и традиции. Ребенок был с рождения обучал казаков воинскому искусству. Когда мужчина ребенок родился, родители брали его за руку и клали на оружие. Казаки были превосходными всадниками. Тем временем Казаку было три года, он ехал верхом. Как дети, Казаки устраивали имитационные бои на лошадях. и сабли. Атаман, или начальник армии, хвалил детей кто проявил храбрость в этих шутливых сражениях.

Казачий образ жизни тоже строился на простоте. Члены делили землю и жили коммунами.

Почти сразу после создания группы правительства использовали их для военных целей.В Польше XVI века запорожские Казаки защищали границы Польши. Правительство России использовали казаков для расширения Российской империи и защиты ее граница.

Одним из величайших триумфов в истории казачества была аннексия Сибири. Купеческий род Строгановых, оседлый народ на различных территориях, в том числе в Сибири, и расширил торговля мехом и пиломатериалами.В середине 1550-х годов татарский вождь Кучум Хан захватил территорию в Сибири. Строгановы хотели защитить свои земли и торговлю от татар и призвал казаки и их предводитель Ермак Тимофеевич. В сентябре 1581 г. Тимофеевич повел 840 войск на взятие сибирского города. Сибирь из Татарского контроля. С применением огнестрельного оружия Казаки легко разбили силы Кучума.Казаки проиграли последующее сражение 1584 года против Кучума, но, несмотря на потерю, Сибирь перешла под полный контроль Российской Империи в 1586.

Казаки постепенно утратили свою власть под господством России. в 17-18 вв. Они восстали, когда их привилегии находились под угрозой, но в конечном итоге утратили свой автономный статус. Казаки продолжали служить во время революционных восстаний. в России, но Советская власть отняла у казаков административный статус.

Сегодня в России действуют сотни казачьих организаций. которые стремятся восстановить казачьи традиции и политические конструкции.

Изначально эта статья появилась как часть большой статьи. 1580-х годов в октябре / ноябре 2001 г. проблема.

Казаки и революция 1917 года на JSTOR

Русское обозрение - многопрофильный научный журнал, посвященный истории, литературе, культуре, изобразительному искусству, кино, обществу и политике народов бывшей Российской империи и бывшего Советского Союза.Каждый выпуск содержит оригинальные исследовательские статьи авторитетных и начинающих ученых, а также а также обзоры широкого круга новых публикаций. «Русское обозрение», основанное в 1941 году, - летопись. продолжающейся эволюции области русских / советских исследований на Севере Америка. Его статьи демонстрируют меняющееся понимание России через взлет и закат холодной войны и окончательный крах Советского Союза Союз. Русское обозрение - независимый журнал, не связанный с любой национальной, политической или профессиональной ассоциацией.JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии The Russian Рассмотрение. Электронная версия Русского обозрения доступно на http://www.interscience.wiley.com. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Wiley - глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование. Наши основные предприятия выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни. Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и воплощать в жизнь их чаяния. Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми обществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS.Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому нами контенту и поддерживает все устойчивые модели доступа. Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Донские казаки и казаки


В статьях о Степане Разине и Кондратии Булавине мало что говорилось о донских казаках.В некоторых из этих статей упоминались и запорожские казаки. Но когда и как эти люди появились в южных степях на окраинах государства Российского?

Некоторые считают, что казаки произошли от бродников, чей воевода Плоскиня после битвы на Калке от имени монголов вела переговоры с киевским князем Мстиславом и поцеловала крест, пообещав: победители «не прольют вашу кровь» . "

Другие говорят о возможном происхождении казаков от вассалов киевских князей от кочевников племен черных клобуков.

Третьи - из племени касог.

Григорий Грабянка, пытавшийся писать в начале истории XNUMX века запорожских казаков, считал, что они произошли от хазар.

Однако ни у кого из вышеперечисленных не было ни малейшего шанса остаться на этой территории до того времени, когда исторические источники зафиксируют появление здесь знакомых нам «настоящих» казаков.

Обширная территория Великой степи от Волги до Днепра была коридором Великого переселения народов, по которому прошли многие племена, потрясшие империи и царства Запада: гуннов, авар, мадьяр, монголов.Эти вторжения сметали или уносили племена, которые ранее здесь бродили. Но даже без того, чтобы гунны или мадьяры ушли на запад, жить на этих землях было нелегко. И довольно значительную часть времени Великая европейская степь была неконтролируемым «диким полем». Поэтому здесь могли появиться организованные группы свободных людей. Однако правители улуса Джучи, более известного как Золотая Орда, сумели на некоторое время навести порядок на этой территории, уничтожив все независимые от властей мобы и общины.Только после катастрофического поражения государства Тохтамыш войсками Тимура в 1391 и 1395 гг. Эти территории снова стали нейтральной территорией, и здесь снова возникли условия для появления определенных групп населения, которые могли стать прародителями Казаки.

Варианты происхождения слова «казак» и первые казаки


Само слово «казак», вероятно, все еще имеет тюркское происхождение. Его переводят разные авторы как «свободный человек», «ссыльный» и даже «разбойник».Предполагается, что казаками (а точнее, согласным словом) изначально называли наемников, поступающих на временную службу - в отличие от солдат, постоянной армии хана («огланы») и его подданных, призванных на случай войны ( «сарбазы»).

Тогда казаками стали обзванивать членов не подчиненных никому разбойников. А. Стороженко, например, утверждал:

«Казачье ремесло особенно развилось у татар, поселившихся в Крыму. Если орда... бросил мирную жизнь пастуха, один или в компании им подобных ... ушел вглубь степи, грабил торговые караваны, пробирался в Россию и Польшу, чтобы схватить пленных, которых потом с прибылью продал в базарах, то такого бродяги и разбойника по-татарски называли «казак».


Однако существует и версия о северокавказском происхождении казаков. Некоторые авторы считают, что они произошли от племени «касогов», представителей которого предки осетин называли касахами, а мегрелы - качаками. Его сторонники рассматривают самоназвание казачества - Черкассы - как аргумент в пользу этого предположения. Хотя, согласитесь, было бы логичнее, если бы так себя называли донские казаки, ведь они жили гораздо ближе к Кавказу.

Позже название «казаки» было передано самостоятельным общинам людей, которые по разным причинам бежали на территорию Дикой степи.

Внешний вид казаков не уникален в мировой истории. Подобные сообщества постоянно возникали на стыках враждебных цивилизаций.Таким образом, на границе между двумя империями, Османской и Священной Римской Германией, можно было встретить юнаков, которых многие считали похожими на «вольных казаков». А на так называемой Военной границе - по рекам Сава, Тисса и Дунай - жили пограничники, похожие на казаков кавказской линии.


Национальный состав первых казаков был необычайно пестрым и разнообразным. Это могли быть небольшие отряды дезертиров из армии какого-нибудь хана, но были и отряды беглецов из русских княжеств.Сначала все эти небольшие общины были мононациональными и, вероятно, враждовали между собой, но постепенно начался процесс их слияния и объединения. Их пополняли в основном люди, вынужденные по каким-то причинам покинуть свои дома. Национальность и религия больше не имели решающего значения - члены протоказачьих общин были ренегатами, живущими по своим законам. Обратной стороной такой вольной жизни было полное бесправие - эти предки казаков были изгоями, которые не могли рассчитывать на защиту какого-то князя или хана.Но многим беглецам такая жизнь казалась привлекательной. Среди них были люди, которые по своей природе были неспособны к монотонной и однообразной работе. Некоторые были просто разбойниками, сбежавшими от правосудия. Но большинство было доведено до отчаяния вымогательством и произволом местных властей, и мечтали «уйти к казакам», чтобы жить свободно, охота и рыбалка, да и грабить какой-нибудь обоз также было хорошей перспективой.

Такая жизнь привлекала даже жителей более отдаленных районов - они ушли к казакам из Литвы и Польши.И не только «аплодисменты», но и обедневшая шляхта, которую называли «банитами». Информация о них содержится, например, в «Истории Хотинского похода 1621 года» Якова Собесского, который сообщает:

«Они отказались от прежних фамилий и приняли общие прозвища, хотя некоторые из них раньше принадлежали к дворянским родам. "


Он также утверждает, что среди казаков были люди других национальностей:

«Есть много немцев, французов, итальянцев, испанцев и других, которые вынуждены покинуть свою родину в результате совершенных там зверств и преступлений."


А во второй половине XNUMX века среди запорожских казаков можно было встретить также сербов, черногорцев, хорватов, болгар и выходцев из Валахии. Постоянный приток всех этих людей привел к тому, что в прошлом преимущественно Теперь стали преобладать тюркоязычные казачьи отряды, славяне, в речи которых было много слов, заимствованных у соседей. В качестве примера таких заимствований можно привести слова атаман, есаул, курень, кош, бунчук, майдан, которые теперь знакомы и знакомы всем.И популярной одеждой стали не славянские бешмет и чекмень. Александр Ригельман писал в XNUMX веке, что казаки «почти полностью носят татарскую одежду».

Исторические центры казачества


Исторически изначально здесь было два центра казачества. Донские казаки селились у Дона и его притоков, на территории нынешних Ростовской, Волгоградской и Воронежской областей Российской Федерации, а также Луганской и Донецкой областей Украины. В начале XNUMX века они объединились в Донское войско.

Карта Войска Донского


На территории современных Запорожской, Днепропетровской и Херсонской областей Украины появились запорожские казаки.
В исторических документах Дон упоминается несколько раньше. В 1471 г. - в московской «Гребенской летописи». В нем рассказывается о знаменитой иконе Донской Богородицы, которую именно казаки якобы привели Дмитрия Донского на Куликово поле.

казачества впервые упоминаются в 1489 году.В 1492 году польский летописец Марцин Бельский сообщил об укрепленном стане казаков за Днепровскими порогами.

Однако и раньше в летописях фигурируют рязанские казаки, которые в 1444 году «пришли на лыжах, с сулицей, с кубом и вместе с мордовцами вошли в дружину Василия». В 1494 году упоминаются ордынские казаки, «грабившие под Алексином», в 1497 году - «Японча Салтан, сын крымского царя со своими казаками», а в 1499 году ордынские азовские казаки были изгнаны из Козельска.

Донское и Запорожское казаки не были изолированными группами; нередко они координировали свои действия, устраивая совместные походы. В 1707-1708 гг. в Сечи укрылся Кондратий Булавин, и, несмотря на противодействие кошевого атамана, часть простых запорожцев затем отправилась с ним на Дон. Но нельзя было спутать между собой донцев и казаков. Они различались по образу жизни и даже внешне.

Донское и Запорожское казаки


Описания внешнего вида, оставленные многими современниками, позволяют говорить о том, что запорожцы явно имели более тюркскую кровь: обычно они были темнокожими и темноволосыми.Донецк обычно описывают как типичных славян, отмечая их светлые лица и коричневые волосы.

Более экзотично выглядели и запорожцы: у них были бритые головы, пресловутые оселедцы, длинные висячие усы, «широкие штаны, шириной до Черного моря».

Народная картина "Крымский запорожец" ("Казак Мамай"). Конец XNUMX - начало XNUMX века


Однако надо сказать, что гаремные штаны у казаков появились только в XNUMX веке, а позаимствовали их у турок.

Менее известно, что с середины XNUMX века у казаков вошли в моду карманные часы, которые считались признаком богатства и успеха.

Донские казаки одевались менее кричаще и носили бороды, что было нехарактерно для казаков. В настоящее время внешний вид Донца многим кажется типично казачьим и не вызывает удивления, в то время как внешний вид казачества часто воспринимается слишком фольклорным, нарочитым и даже театральным. Интересно, что кубанские (бывшие черноморские) казаки, прямые и законные наследники казаков, издавна выглядели вполне традиционными.

Корнеев Е. "Черноморский казак", 1809


Свисающие усы и ослы теперь можно увидеть только у казаков современной Украины.

Донские казаки делились на простых и всадников. Иногда выделялись и средние участники. Простые люди жили в местах, впоследствии ставших Черкасским и Первым Донским округами, в которых южное и восточное влияние было более заметно - и в одежде, и в заимствованных словах чаще встречались брюнетки.Именно они основали первые казачьи города на Дону и отправились в морские путешествия. Простые люди жили богаче верховцев. Из послания посла в ставке Ногайского мурзы Заволжья Измаила Тургенева известно, что в 1551 году низовцы обложили Азов данью.

Ездовые казаки занимали земли в Хоперском и Усть-Медведицком уездах и имели много общего с населением соседних русских уездов. В походах «за зипунами» ходили к Волге и Каспию.

А. Ригельман. Казацкие конные (слева) и низовые (справа) села


Во второй половине 1659 века у Волго-Донской переволоки возник воровской городок Рига (Рига), казаки которого в XNUMX "до зимы 1969 г. купцы из Донской Руси не пропустили ни одного Будара.Он потерпел поражение от массового казачества, желавшего подчинить себе упорных вождей.

Массовые и конные казаки не любили друг друга: низовые ставили себя на первое место а верховцев называли мужиками и чига (значение слова неясно).Были различия в мировоззрении и психологии, что нашло отражение в двух вариантах одной пословицы: низовые казаки говорили «хоть собачью жизнь, но казачью славу», а всадники - «хоть казачью славу, но жизнь собаки ».

В военном отношении донцы оказались более продвинутыми, чем казаки, так как сумели организовать собственную артиллерию.

Религией донских казаков было православие, традиционно сильным было влияние старообрядцев, многие из которых были вынуждены бежать на Дон.

Но среди казаков были католики, мусульмане и даже (неожиданно) евреи.

Донцы обязательно носили наперсные кресты, а у казаков они появились только в более позднее время - под влиянием России. А первая церковь на Запорожской Сечи (Базавлукская) была построена в XNUMX веке, до этого обходились без храмов. Так что Гоголь несколько преувеличил степень преданности казачества в повести «Тарас Бульба». Но все же А. Тойнби позже называл казаков «пограничниками русского православия»."

Были различия в приготовлении пищи: обычная пища запорожцев - кулеш, суп из муки (рябчика), пельмени и пельмени, донцы любили уху, щи и каши.

Страсть по борщу


В этом месте, наверное, невозможно не вспомнить пресловутый борщ. Украинцы уже убедились, что это их национальное блюдо, а все остальные борщи - «фальшивые». Теперь они пытаются убедить в этом весь мир.

На самом деле суп с капустой и свеклой известен давно, в Крыму, например, в начале новой эры его называли «фракийский суп». Считается, что главное отличие борща от супов-предшественников - это начальная прожарка свеклы. Существует два варианта появления традиционного борща. Согласно первому, на котором настаивают на Украине, в 1683 году, во время войны с турками, казаки в союзе с австрийцами находились в окрестностях Вены, где обнаружили большие поля, засеянные свеклой.Само по себе это показалось им безвкусным, но надо было что-то съесть - надо было экспериментировать. Сначала попробовали жарить на сале, а потом стали варить жареную свеклу с другими овощами.

По другой версии, борщ изобрели еще раньше - донские казаки при осаде турецкой крепости Азак (Азов).

Однако борщ встречается и раньше - в документах 1590 века, в частности, в новгородско-ямских книгах и в Домострое.Историкам известен также «Указ о трапезах Троицкова Сергиева и Тихвинских монастырей», датированный XNUMX, где на «Предпразднство Рождества Христова» рекомендуется подавать «борьбу и лопшу с перцем».

Правда, некоторые считают, что в этих борщах использовалась не свекла, а борщевик, травянистое растение.

Но даже если признан правильным украинский вариант изобретения борща, оказывается, впервые это блюдо было приготовлено за пределами Украины - в Австрии.И готовили его не украинцы, а запорожцы - люди, о которых Иоганн-Готгильф Фоккеродт писал: «Отовсюду разбойничий сброд» («Россия при Петре Великом»).

Кристоф Герман Манштейн, служивший в русской армии под командованием Анны Иоанновны, в своих «Записках о России» назвал казачество «смесью всех народов».

Вольтер в своей «Истории Карла XII» описывает казаков как «шайку русских, поляков и татар, исповедующих что-то вроде христианства и занимающихся грабежами.«

В. Ключевский также неправильно называл их« отребьем и бродячими массами ».

В 1775 году, после ликвидации последней Сечи (Пидпильнянской), казаки вообще покинули территорию Украины. Часть из них перешла в турецкие владения. Другие в 1787 г. сформировали Черноморское казачье войско, которому 30 июня 1792 г. были пожалованы земли с правого берега Кубани в город Ейск.Платой за такой ценный дар стала служба России и отказ от старого пути. жизни.Так казаки превратились в черноморских, а затем в кубанских казаков. В 1860 году на Кубань были переселены другие потомки последних сечевых казаков. Это были потомки задунайских запорожцев, перешедших на сторону России в 1828 году, которые сначала сформировали Азовское казачье войско, расположенное между Мариуполем и Бердянском. То есть прямые потомки и наследники запорожских казаков проживают на Руси. И, следуя логике украинской версии об изобретении казаками борща, следует признать, что Кубань следует объявить настоящим классическим борщом.Проблема только в том, что на Кубани, как и в Украине, нет единого канонического рецепта борща, но есть поговорка «в каждом доме борщ свой». Поэтому борщ следует признать обычным блюдом россиян, украинцев и белорусов, а не пытаться придать рецептам его приготовления политический колорит. Более того, в составе казачьего войска под Веной также было определенное количество специально приглашенных донских казаков. И невозможно узнать наверняка, кому первому пришла в голову идея положить в котелок с тушенкой свеклу, обжаренную на сале - дно или запорожец.

Заодно скажем несколько слов о знаменитом морском борще. По канонической версии, его рецепт был создан по приказу командира Кронштадтского военного порта С.О. Макаров.

Адмирал Макаров С.О.


Для обмена опытом доктор Новиков посетил Севастополь (город, который изначально и всегда был русским, а не украинским), после чего сформулировал рекомендации по закладке мяса, крупы и овощей. Он предлагал выкладывать уже нарезанное мясо (а не разрезать его на порции после приготовления), для улучшения вкуса посоветовал добавить помидоры.Особенностью рецепта морского борща стал способ нарезки капусты «клетчатой» (не стружкой) и добавления копченостей. А 1 мая 1901 года Макаров издал приказ о новом способе приготовления «Командной щи».

Образ жизни донских и запорожских казаков


Но вернемся к сравнению донских казаков с запорожскими казаками.

На самом деле разница была даже более значительной. Донские казаки жили в деревнях, поженились и завели хозяйство. В 1690 году российские власти пытались запретить им заниматься сельским хозяйством, но этот приказ был ими саботирован.И тогда правительственные чиновники были достаточно умны, чтобы не настаивать на его строгом выполнении. Но казаки жили в куренях, центром которых была Сечь.

Украинское слово «сич» связано с русским словом «засека» и означает оборонительное укрепление, построенное из деревьев, срубленных в сторону врага. Но потом слово «Сечь» стало обозначать столицу Запорожского казачьего края и даже всю область за Днепровскими порогами. Правительство этой своеобразной республики (казачий старшина) состояло из четырех человек, избираемых на год: атамана коша, военного судьи, военного атамана и военного писаря.

Рад в Запорожской Сечи. На заднем плане - большие коптильни. С гравюры XNUMX века


Для донских казаков аналогом Рады был военный кружок, на котором были выбраны военный атаман, два есаула, военный писарь (писарь), военный переводчик и подолмач. Отправляясь на войну, избирались полевые вожди и полковники. После ухода с должности эти люди перешли в разряд «военнослужащих».

Казачий военный кружок на Дону.Гравюра XNUMX века

В отличие от донских казаков, сечи не имели жен и считали ниже своего достоинства заниматься какой-либо работой: с их точки зрения, деньги нужно было добывать исключительно в военных походах - чтобы сразу уйти, выпить добычу и очень скоро отправиться в новую экспедицию. Причем эти кампании могли быть направлены в любую сторону: национальность и вероисповедание потенциальных жертв интересовали казаков в последнюю очередь.Вот несколько примеров такой «неразборчивости».

Белорусский священник Федор Филиппович в «Баркулабовской летописи» (конец XNUMX - начало XNUMX вв. ), Например, сообщает:

«Запорожцы отремонтировали большую Шкоду, и славное место Витебск было покорено, отняли много. золота и серебра они рубят учтивую буржуазию ... Горькие враги злые, Альбо злые татары »

.
Этот же автор пишет об изнасиловании 6-летней девочки казаками.

В 1595 году казаки Северина Наливайко разграбили Могилев и сожгли в этом городе 500 домов.

И Витебск, и Могилев - города Содружества.

Криштоф Косинский, сам дворянин, во главе казаков тоже сжег и разграбил территорию этого государства.

В 1575 году запорожские отряды под командованием Богдана Ружинского («Богданко») и военного капитана Нечай, взяв крепость Ор-Капы, вторглись в Крым, разграбили многие города, выкололи людям глаза и отрезав груди. женщин.

Кафа, осажденная Ружинским с суши, Нечай - с моря, «за короткое время была взята штурмом, разграбила город и уничтожила жителей, за исключением 500 пленных обоего пола».

В 1606 году казаки разграбили и сожгли христианский (болгарский) город Варна - это территория Османской империи. Мы даже не говорим о многочисленных мусульманских городах, сожженных и разграбленных казаками (часто в союзе с донцами).

Казаки гетмана Петра Сагайдачного в 1618 году разграбили русские города Путивль, Ливны, Елец, Лебядин, Данков, Скопин, Ряжск.Они были отброшены из Москвы войсками Д. Пожарского.

В общем, казаки не забывали избивать и грабить соседей при удобном случае.

Иногда они, по словам поляка Л. Пясечинского, «были opus misericordiae» (образцом милосердия): в 1602 г., захватив торговый корабль, казаки истребляли турок, а греков просто «обнаженными грабили и грабили». дана жизнь ".

Донец, по словам Дортелли, безжалостно убил турок, но захваченных христиан Османской империи предлагали выкуп, «лишь бы они сами не покупали рабов; в этом случае их беспощадно убивают, как это было в прошлом году (1633 г.) со многими армянами."

Надо сказать, что те же греки в Османской империи не заслуживали особого сочувствия, так как они активно участвовали в славянской работорговле, а сами не гнушались иметь единоверцев. Павел Алеппский в 1650-х годах сообщил о Синопские греки:

«Здесь проживает более тысячи христианских семей, и в каждой семье пять или шесть пленных мужчин и женщин, а то и больше».


Юрий Крижанич в 60-е гг. XVI век писал:

«Греки, желая сказать про раба, раба, раба или мореплавателя, называют его по имени нашего народа« склавос », славянин:« это мой славянин », то есть« это мой раб ». ».Вместо «порабощать» говорят «славонит», то есть «рабский».


Во избежание обвинений в предвзятости и пристрастности сообщаем, что донские казаки также совершили немало зверств на войне. Например, взяв крепость Азов, они «не пощадили ... нет в ней человека возраста, ни старого, ни молодого ... каждого из них пороли».

русских посланников к крымскому хану Жукову и Пашину в 1657 году докладывают о действиях донцев, которые во время своей миссии устроили набег на побережье между Кафой и Керчью: «Татары, и их джоны, и все дети отрублены» .

При этом донцы нередко проявляли трогательную заботу о «кормовой базе», заранее договариваясь: сжечь крымские села или не бить «всех крымчан без следа»? Если они и планировали вернуться в те же места через пару лет, их не разорили.

Эти правила не применялись при отмщении за набег или поражение, а также во время войны крымчаков и турок с Россией.

Жестокость в те времена никого не удивляла, легче было удивить милосердием.Так что особенность казаков заключалась не в запредельной жестокости, а в уже упомянутой «распущенности» и готовности грабить всех подряд, до кого они могли дотянуться и где не ожидали встретить слишком сильного врага.

Сами запорожцы понимали, что они не ангелы, нисколько не сомневались в этом и спокойно называли вещи своими именами. Когда российские власти потребовали выдачи сбежавшего на Сечь Кондратия Булавина, казаки ответили:

«Этого никогда не было, чтобы такие люди, бунтовщики или разбойники, выдавались."


Слово" разбойник "не обидело Сечь. Распространенная среди них легенда объясняет необходимость традиционного длинного чуба (оседлого): закаленный казак совершает в своей жизни столько грехов, что непременно попадет в ад, но Бог сможет вытащить его оттуда за оседлый образ жизни. Почему и на каком основании Бог обязан спасать казаков из преисподней, не объясняется: есть закоренелый грешный казак, есть чуб - все условия встретились, давай, Господи, вытащи.

В целом можно предположить, что на Дон и Днепр устремились люди разных темпераментов и взглядов. Если крестьянин, бежавший из-под Тулы, Калуги или Смоленска, не исключал возможности беспрепятственно работать на новом месте, даже с перерывами на войну, походы на зипуны и грабежи, он пробирался на Дон. А если он хотел жить свободно и весело несколько лет (а то и месяцев, как ему повезло), ему приходилось ехать на Сечь, где требовалось постоянное снабжение пушечным мясом.Можно было, конечно, нанять батрака на хлеб и кров к какому-нибудь зимнему запорожскому казаку - они могли жениться и завести хозяйство, периодически вступая в сечи во время походов (о них мы поговорим позже, в следующей статье) . Но стоило ли бежать в Запорожье, чтобы стать там бессильной, непритязательной «голутвой»?

Вряд ли о такой судьбе мечтали и беглые крестьяне, и преследуемые по закону «лихие люди».

Конечно, на Дону тоже нужно было начинать с нуля, но на первых этапах колонизации еще можно было найти свободные земли по притокам казачьей реки.Нужно было только уметь его овладеть и защитить. И это было очень сложно. Известно, что в 1646 году царские власти выслали на Дон 3037 человек «нетерпеливых людей», через год их осталось 600, остальные бежали - не на Дон, а с Дона! Можно сделать выводы о том, какие люди там поселились добровольно.

Но вскоре вольные земли на Дону закончились, и новым беглецам здесь оставалось рассчитывать только на место рабочего. Среди них было много беглецов из подконтрольных Польше регионов Украины, которым даже такая жизнь казалась лучше, чем предыдущая.Те из них, кто работал у старших, ставших дворянами, в 1796 году были сделаны крепостными. А те, кто трудился в деревнях простых жертвователей, были причислены к казакам в 1811 году.

Ошибка в выборе могла быть исправлена: случилось так, что донские казаки ушли на Сечь, а сечевики, наоборот, двинулись на Дон. В 1626 году царские сановники доложили в Москву:

«Все они (Черки) находятся на Дону с 1000 человек. Донских казаков в Запорожье тоже много.«


Однажды» 1000 черкасцев с женами и детьми, а с ними 80 телег разного барахла «приехали сразу на Дон« жить »(это были зимние казаки, о которых мы поговорим позже, и сечи , решившего осесть). И некоторые из названий четко указывают на то, кто именно изначально поселился в этих местах. Пример - город Черкасский, основанный в 1570 году.

Политические связи донских казаков и запорожцев


Донские казаки быстро оказались среди клиентов московских царей.Первый договор с ними был подписан при Иване Грозном, донцы участвовали в его походах на Казань и Астрахань. С 1570 года Донец начал выплачивать из Москвы жалованье - деньгами, порохом, сукном, хлебом и вином. В 1584 году Войско Донское принесло Федору Иоанновичу присягу.

Со времен Петра Великого отношения с донскими казаками велась уже не Посольским приказом, а Военной коллегией.

С 1709 года донцам запретили самим выбирать атамана на круге - так на Дону появился орден атаманов.В 1754 году властями были назначены мастера. Наконец, в 1768 году донским старостам было пожаловано русское дворянство.

И казачество попало под влияние Великого княжества Литовского. Но в 1569 году, после заключения Люблинской унии и образования Речи Посполитой, Сечь вошла в состав нового государства. Хуже всего тогда было для православных украинских крестьян, которых новые католики не считали людьми. И количество беглецов на Сечь резко возросло.

Формальное подчинение казаков новой власти не помешало им претендовать на независимость: они часто совершали свои походы, не посоветовавшись с Варшавой и не известив короля и его чиновников.

Вообще запорожские казаки легко вступали в различные союзы - если это сулили выгоды.

Уже процитированный Иоганн-Готгильф Фоккеродт сообщает: «До сих пор их (казаков) нанимали без разбора на поляков и турок» («Россия при Петре Великом»).

Действительно, в 1624 году казаки воевали даже в составе армии крымского хана Мехмеда III Герая против турецких войск и вместе с крымчанами одержали победу при Карасубазаре (ныне Белогорск).

В 1628 году казаки отбили у крепости Чуфут-Кале войска мирзы буджакской орды Кан Темир, которые осадили там восставших братьев Мехмеда III и Шахина Гераева. Правда, кончилось все плохо: пришло подкрепление из Турции, и Гераи вместе с казаками были вынуждены бежать в Запорожье.

Тот же Сагайдачный, всего через полтора года после похода на Россию, когда поляки в очередной раз лишили его гетманской булавы, отправили в Москву посольство с самой низкой просьбой принять Запорожскую армию на русскую службу и приветствовать вчерашние грабители «любят своих слуг». Правительство России отказалось от таких предметов. Опекаемый Петром I, Мазепа предал своего благодетеля, как только войска Карла XII вошли на территорию Малороссии. И, обнаружив, что у шведов дела обстоят не так радужно, как он ожидал, он вступил в переговоры с Петром, пообещав ему захватить и привести Карла, а с поляками пообещать вернуть подчиненные ему территории в состав Содружества.

Московские власти традиционно не доверяли казакам (Черкассы) и пытались ограничить их контакты с донскими казаками. Они также не поощряли переселение казаков на Дон. В этом указе запрет мотивирован необходимостью поддерживать мир с Крымом и Турцией:

«Вам не приказывают принимать запорожские черки, потому что они приходят к вам по учению польского короля для того, чтобы вызвать ссору. между нами и турками султаном и крымским царем."


Напоминает события Смутного времени:

" Черкассы вошли в состав государства Российского в суверенные украинские города и места, где они сражались, и пролита много крестьянской (христианской) крови, и были прокляты церкви Божии . »


Наконец донцам напомнили, что казаки принадлежат к другому лагерю:

« Вы сами знаете, что Запорожские Черкассы служат польскому королю, а польский король - наш враг, и он замышляет всякое зло против наших. государственный.«


Но отношения между донцем и казаками в целом оставались дружескими, как мы увидим в следующей статье. А со времен Алексея Михайловича Романова, как известно, казачество перешло под русскую юрисдикцию.

Вскоре продолжим рассказ о запорожских и донских казаках.

казаков вернулись в Россию. Пусть трепещут холмы.

Позже высокопоставленный чиновник сказал, что пришло время государству разрешить казачьим патрулям носить травматическое оружие, несмертельное оружие, которое может нанести тяжелые травмы с близкого расстояния - предложение, которое было одобрено губернаторами Краснодара и Ставрополя.

«Некоторые правозащитники, некоторые недоброжелатели много говорят о том, нужно это или нет», - заявил российскому телевидению атаман Кубанского казачьего войска, заместитель губернатора Николай Долуда. «Это ужасное, пугающее событие подчеркивает тот факт, что это необходимо».

Историки до сих пор спорят, кем были казаки - потомками беглых крепостных или татарских воинов, отдельной этнической группой или касты всадников. Они сыграли решающую роль в колонизации юга Российской империи, а затем подняли крестьянские и рабочие восстания, защищая царя.

Большевики почти стерли их с лица земли, депортировав десятки тысяч человек в процессе, который они назвали «расказачиванием», но образ казака, дикого и свободного, был постоянной частью российского воображения.

Когда Толстой сел писать свой классический роман «Казаки», он поместил его недалеко от современного Ставрополя, где река Терек отделяла населенные мусульманами горы от степей, которые были казацкой страной. В сцене, которую рассказывают поколениям школьников, молодой казак замечает чеченца, переплывающего Терек, замаскированного под бревно, и стреляет в него.

Идея этнической разделительной линии широко распространена и по сей день, но наталкивается на демографию. У мусульманских этносов на Кавказе высокая рождаемость, и русские покидают степь. По данным Международной кризисной группы, около 81% населения Ставрополя составляют русские, но эта доля сокращается на протяжении десятилетий.

Кредит ... The New York Times

Это быстрое изменение тревожит этнических русских в Ставрополе, которые иногда называют пришельцев «пастухами.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *