Донские казаки внешность женщины: Образ казачки в модели жизненного цикла исторической памяти

Содержание

Образ казачки в модели жизненного цикла исторической памяти

Растатурин Вячеслав Иванович студент Института искусств АГУ

В душе каждого человека, в зависимости от его возраста и жизненного опыта, всегда существуют некие святыни, самые сокровенные и почитаемые образы и истины, которые наполнены для него важнейшим смыслом и являются своего рода ориентирами. Пожалуй, первой такой святыней, которую каждый из нас открывает для себя, является образ МАТЕРИ, женского начала.

История повествует нам о том, что человечество создавало и развивало высокие цивилизации лишь тогда и там, где женщина не была унижена, и где она принимала деятельное участие в управлении народом и в строительстве жизни. Вглядываясь в историю нашей страны, можно с уверенностью сказать, что казачество утверждало себя могучими человеческими характерами. На берегах казачьих рек время от времени рождались гении отваги и подвига, и в этом, прежде всего, заслуга матерей-казачек – воспитательниц грозных казаков прошлого. Очень мало в наше время говорится о славных казачьих матерях, о женщине-казачке, на которую с давних пор образ казачьего быта возложил главную обязанность о благополучии казачьей семьи. «Очень часто на экранах телевизоров можно увидеть женщину, девушку, будущую жену, мать в упрощенном нелицеприятном виде – то в роли «боксера», прыгающего по рингу и пинающего один другого, то в роли «бойца» рукопашного боя, то в роли этакого «Рэмбо» в камуфляже на коне с арканом…

Право же, «сердце сжимается», видя, как это милое нежное создание угощает свою подружку оплеухами и пинками, а свою роль в возрождении казачества видит в перебежках, переползаниях, в стрельбе и в восседании на коне знаменитой породы. Выставлять подобное за основу возрождения образа казачки – будущей жены, матери, согласитесь, было бы слишком упрощенно, да и неуместно. Надо уходить от пустого и праздного проведения времени. Такой образ казачки далек от реалий прошлого. Не нужны и этакие «активистки» у микрофона с декларациями и воззваниями» [1. С. 2].

Да, в прошлом казачке не раз приходилось участвовать в боевых действиях в роли, присущей женской природе: оказание помощи раненым, уход за ними, сопровождение транспорта с оружием, снарядами, продуктами, увозить в станицу раненых и убитых, но она и в боевой обстановке оставалась женщиной. И ошибочно понимать участие казачек в боевых действиях при защите своих детей, куреня и станицы в роли женщины-воина, несущейся на коне с саблей, или с винтовкой наперевес, идущей в атаку. Хотя в истории случались и такие «несуразицы». В исторических актах мы находим немало примеров подвигов казачек: 800 женщин вместе с казаками отбивали атаки турок в Азове в 1642 г. Женщины-казачки принимали активное участие и при отражении нападения горцев и татар на станицы и городки.

История сохранила имена казачек, совершивших личные подвиги: героиня Кавказской войны Мария Платова, известная в Европе по старинным гравюрам «Казачка невеста», «Ульянка», героиня романа П.Н. Краснова, «Все проходит» на Кубани; Елена Чоб, награжденная двумя Георгиевскими крестами и четырьмя медалями; Римма Иванова, сестра милосердия – Георгиевским крестом.

Примерами неустрашимого характера казачки история казачества наполнена многими именами, но в большей мере казачки проявили себя в областях, присущих женщине-матери: науке, культуре, медицине, педагогике, искусстве. История сохранила такие имена казачек, как: известная художница В.В. Краснушкина, А.И. Менделеева (урожденная Попова), артистки государственных театров Т.И. Степанова, О.М. Смирнова, Л.И. Филиппова, В.Я. Еланская (Поначевная), ведущий хирург М.И. Косоногова, писательница Л.К. Потанина, О.В. Омельченко и др.

Особую известность получили в истории украинские казачки. Их очень много, для сведения можно назвать лишь несколько имен: Разумиха, родоначальница рода графов Разумовских; Оболонская – кума императрицы Елизаветы Петровны, «львица» Петербургского высшего света графиня Орлова-Денисова, Мария Чухрай – украинская поэтесса XVII в., графиня из казачьего рода Дарья Денисова, дочери графа Платова и др.

«Казак десятками лет находился бессменно на службе, и казачка-мать воспитывала сама будущих героев: Краснощекова, Платова, Бакланова, Бородина, Бескровного, Кухаренко, Головатого. И если писать биографию отважного казака, нельзя не упоминать и о его матери, бабушке, которые своим тяжелым упорным трудом сберегали все хозяйство, воспитывали своих детей в вере в высшее, любви к родному краю, воспитывали их настоящими казаками. «Краса Черкасских дочерей» М.К. Ефремова, жена славного атамана С.А. Ефремова, открывала детские школы, следила за воспитанием детей, строила обители-монастыри для вдов и одиноких стариц. Бабка Кудинова по «часослову» учила грамоте в детстве героя Кавказа Бакланова. «Офицерши» – казачки в станицах и городах имели на дому частные пансионы – школы для детей, способствовали просвещению среди казачьей массы. Атаман Платов, вернувшись из заграничного похода (1812 – 1815 гг.), в обращении своем ко всем донским казачкам благодарил их, «низко кланяясь», за то, что они эти годы, когда все мужское население находилось на войне, вели всю «домашность». Так было и в последующие годы, и если у кого тогда курень был в порядке, и хозяйство в достатке, и дети учились в школе – хвала казачке» [1. С. 4].

Если в образе казака история запечатлела такие свойства, как лихость, отвагу и вечную неустрашимость, то в образе казачки – сильный неукротимый нрав, деловитость, преданность семейному очагу. Это верная, преданная жена, заботливая мать и экономная хозяйка. Века постоянных боевых тревог военно-полукочевого образа жизни выработали в казачке бесстрашную решительность и способность сохранять присутствие духа в моменты неожиданной опасности. Она умела достойно встать вместе с казаками с оружием в руках на защиту своих детей, куреня и станицы. И, несмотря на все это, она не теряла основных черт, присущих слабому полу: женственности, сердечности, кокетства, любви к нарядам. Наверное, как ни к кому больше, к казачке относится изречение древних: «Женщина приходит в мир, чтобы возвеличить его своей красотой, материнской добротой и любовью».

О красоте и внешности женщины-казачки авторы, не без основания, не скупились, да и сейчас не скупятся на комплименты, отмечая такие особенности во внешнем ее облике как стройность, гибкость, тонкий стан, прекрасные черты лица, в которых славянские черты смешиваются с горско-степными.

Вся внешность казачки полна изящества и очарования, и первое, что видится в казачке – это быстрота и проворность в действиях и поступках. Известный донской историк казачества В.Д. Сухоруков с восхищением описывал казачек: «Представьте красавиц роскошной Азии, смешанные вместе черты черкешенок, турчанок, татарок, русских и тогда получите общее понятие о красоте обитательниц Дона. Пламенные черные глаза, щеки, полные свежей жизни, величайшая опрятность и чистота в одежде. Они, как и все женщины, любили наряды, румянились, когда выходили в гости или в церковь» [3. С. 46].

По тому, как общество относится к женщине, какое положение она занимает в нем, можно судить о характере самого общества. Это отвечает характеру общественно-политических образований групп казаков. Своеобразие их общественного устройства, особенности быта и культуры наложили неизгладимый отпечаток и на казачку, чьё место и роль в общественной и культурной жизни и чьё особое правовое положение всегда вызывали интерес. Особая красота, сила характера, вольный уклад жизни в крепостной России сделали казачек необыкновенными женщинами, их воспевали поэты и художники. Вот что пишет этнограф Семен Номикосов в «Статистическом описании Области Войска Донского» в 1884 г.: «Из ленивой и изнеженной женщины Дона обстоятельства выработали энергичную, смелую, крепкую и неустанную в работе, какую мы знаем и до сей поры. Она умела не пустить нужды в дом в отсутствие казака-кормильца, умела приобрести хлеб и скот и умела сохранить свое имущество от степных хищников. Донская казачка с таким же искусством управлялась с вилами и косой, как с ружьем или шашкой» [3. С. 25]. И далее: «Чистота может поспорить с прославленной голландской чистотой. Заботливая хозяйка не позволяла упасть здесь ни пылинке, ни соринке» [3.С. 307]. Таковы были матери и воспитательницы грозных казаков старого времени.

«…А много, должно быть, интересного в жизни казака! Все-таки это не приниженный, как крестьянин, народ… А какие бойкие казачки. Вот умеют они за себя постоять», – так писал Антон Павлович Чехов [4. С. 6]. С помощью слова «бойкие», т.е. расторопные, ловкие, находчивые и быстрые, автор обобщенно изобразил всех казачек.

Семья для казака в течение уже нескольких веков является средоточием нравственной и хозяйственной деятельности, смыслом существования и опоры. Нравственным авторитетом в семье был дед, а фактической хозяйкой была бабушка. Она вставала до зари и давала зачин делам на весь день. Все руководство домашним хозяйством держала в руках, ведала, как говорится, ключами от всего дома. Под её присмотром оставались дети, когда отец и мать работали в поле. Основой любого казачьего общества является семья. Семья и община служат организующим началом в духовной жизни казачества. Семья не только выполняет семейные функции (брак, воспитание детей, родственная общность, единство бюджета и прочее), но является коллективом. Семейный союз в казачьем населении пользуется большим уважением. Почтительность к родителям и старшим родственникам − характерная черта этого союза. Мужчина и женщина почти полностью равноправны.

Казачка в отсутствии мужа, который часто отвыкает от полевых работ, своею деятельностью, своею опытностью в хозяйственных делах заставляет мужа невольно уважать себя и завоевывает себе значение, равное с ним, а часто и больше. Главой семьи всегда остается отец, а в случае его смерти главенство переходит к матери. В семье жены помогают мужьям, дети − родителям.

В силу особенностей военного быта исторически выработался особый тип женщины – неустанной труженицы, смело и энергично принимающей на себя все труды мужчины. Потому понятна поговорка о казачках: «Слава-то казачья – да жизнь у них собачья». Этой женщине присущи чувство национальной гордости и кровной близости к единоплеменникам, чувство собственного достоинства, наряду с уважением к человеческой личности и к старшим. Свободная, не знавшая гнета крепостничества, закрытых теремов, она сознательно, как полноправный член семьи отдавала свои силы для ее благосостояния и благополучия. Казачки могли пахать, сеять, косить, молотить. В казачьем роду родимая матушка всегда свято почиталась всеми членами семьи.

Рождение девочки не праздновалось так широко и торжественно, как мальчика. Оно было тихим, овеянным молитвенной радостью. В честь рождения девочки отец или дед сажали иву. Дерево росло вместе с той, в честь которой было посажено. Оно как бы опекало новоявленную казачку, храня тайну взаимного доверия. Атмосфера добра вокруг девочки считалась обязательной, но в ней не было слепой родительской любви, изнеженности и потакания. Девочка приносила в дом постоянное душевное тепло, доброту и ласку. С детства в девочке развивали женственность, хозяйственность, терпение, трудолюбие и отзывчивость. Поэтому с самого рождения ее воспитывали иначе, чем мальчика. С раннего возраста девочки-казачки стирали, мыли полы, ставили заплатки и пришивали пуговицы. Учились шить, вышивать, вязать. Особой их заботой было нянчить младших братьев и сестер.

«А детей у меня нет, одни девки», – так гласит казачья байка. Так в чем же коренилось общественное, социальное и семейное неравенство мужчин и женщин у казаков?

1. Патриархальные традиции казачества. Женщины лишены права голоса на казачьем круге и в семье, и только в исключительных случаях допускались на сходы.
2. Церковные традиции. Считалось, что в Храме женщина да молчит.
3. Государственные традиции в отношении казаков. За рождение казака семья получала семейный надел (пай), равный 3 га земли на черноземах, а в Сибири – до 10 – 15 га земли на казака. Девочка была не обуза, ее любили, но государству она не была нужна. Родился сын – в семье праздник. Родилась дочь – к бедности. У казаков считалось, что растить дочь – это растить 20 лет работника в чужой курень. «Дочерей кормить для людей, а сына кормить для себя». Воспитанием дочери занималась бабушка.

Бабушка готовила внучку к жизни. И первое, чему учила бабушка – это молиться. Она начинала воспитание внучки с духовного восхождения, передавала ей унаследованный опыт народной общности, соборности, хранящей, прежде всего, примеры праведного поведения. Бабушка знала, что доброта, терпимость, взаимное прощение обид, смирение, послушание, уважение к старшим – все это составляющие нравственного круга, которые смогут обеспечить в будущем крепкую семью, достаток. И эти нравственные категории постепенно впитывало девичье сердце.

Труд для девочки из неосознанной необходимости быстро превращался в нечто приятное и естественное, и поэтому не замечаемое. Тяжесть труда наращивалась с годами постепенно. С 4-х лет уже определялся круг обязанностей. В 5 лет приобретались навыки рукоделия. В 7 лет – работа в саду и огороде, уборка подворья, т.к. чистота должна быть идеальная. Полурабочий возраст девочки-казачки с 10 лет. Старшая, по обычаю, нянчила детей, ее называли няней. Девочке не обязательно было учиться, ее отрывали от учебы весной, когда начиналась посевная или когда надо было присмотреть за младшими. Посильный для девочки труд чередовался с играми, полезное срасталось с приятным незаметно. Первоначальные навыки шитья, вязания, вышивания укреплялись и развивались в девичьих играх с куклами. Маленькие мастерицы проявляли себя как портнихи, художники-модельеры, рукодельницы. Кукол в станичных магазинах в то время не было. Их шили сами из тряпок и набивали соломой или сухими листьями. Не было казачки, которая не могла бы шить, кроить, вязать чулки, носки, кружева, вышивать рушники, салфетки, украшать кружевом рубашки и кофты, стегать одеяло.

Особенно казачки славились кулинарным талантом. Из поколения в поколение передавались казачке от матери и бабушки секреты выпечки хлеба и других мучных изделий. Девичьи праздники отмечались в узком кругу на женской половине дома. Подарки буквально сыпались на девочку, так как знали, что ее жизнь, возможно, не будет сплошным праздником. Строгость в воспитании исходила от традиционно-нравственных установок. Девочка всегда должна быть в работе, чтобы не думать о шалостях. Старший (дед или бабушка) был в семье божеством с указывающим перстом. Его командное повелевающее слово и даже наказание никогда не подвергались сомнению. Росла девочка с мыслью, что она будущая хозяйка и мать, этому было подчинено все ее воспитание. Ей внушалось, что самое главное – спокойная душа и чистое сердце, а счастье – крепкая семья и достаток, честный заработок. Казаки, заклятые враги крепостного права, на женщинах тех народов, у которых существовало рабство, не женились, боясь этим передать своему поколению психологию раба. Вольный казак хотел, чтобы его избранница и подруга жизни была также вольной. «Бери себе жинку с воли, а казака с Дону и проживешь без урону»… Казачки очень гордились своим происхождением и любили повторять: «Не боли, болячка, я − казачка». Девушки избегали брака с иногородними. Долгое время у казаков церквей и священников не было. Бракосочетание было простым. Историк В.Д. Сухоруков так его описывает: «Жених и невеста, согласившись на супружество, приходили вместе в собрание народа (в Круг) на площадь или в становую избу. Помолясь Богу, кланялись на все четыре стороны, и невеста, поклонившись в ноги, жениху отвечала, также называя его по имени: «А ты будь мне муж». После сих слов вступившие в брак целовали друг друга и принимали от всего собрания поздравления. Этим оканчивался весь обряд» [3. С. 16]. Там же читаем, что легким был и развод – казак и его супруга снова приходили на майдан, муж свидетельствовал, что она была хорошей женой, но любви больше нет. И слегка отталкивал ее от себя. После чего другой холостяк был вправе накрыть ее полой зипуна, предлагая себя в мужья.

Начиная с XVIII в., брак в казачьих общинах обязательно завершается венчанием в церкви. Девушка-казачка уже с 18 лет была свободна в личном выборе мужа. Родители не посягали на ее волю и не выдавали помимо ее согласия. Обычно казачья семья была многолюдна с несколькими женатыми сыновьями. Женщины-казачки были равноправны вне зависимости от национальности, так как казачка была обязательно окрещенная. Ни о какой дискриминации и речи быть не могло. Казаки редко обижали своих жен. В своих воспоминаниях о казачьем быте И.Г. Георги писал: «У казаков мужья обходятся с женами ласковее, чем обыкновенно в России, и поэтому они веселее, живее, благоразумнее и пригожее» [1. С. 13].

Уважение к себе казачки завоевывали долго. Казак понимал, что его жена – это оплот семьи, его лицо, будущее рода. У казаков было «рыцарское» отношение к казачкам. Атаман Платов в 1816 г. в приказе по Войску Донскому писал о казачках: «Пускай верность и усердие их, а наша на то к ним признательность, взаимное уважение и любовь, послужат в дальнейшем правилом для поведения жен донских» [2. С. 17]. Казак и даже атаман не имел права вмешиваться в женские дела. Ее интересы составляли отец, муж, брат. Но одинокая женщина могла выбрать себе любого ходатая из числа станичников. А вдова или сирота находились под личной опекой атамана и совета стариков. Разговаривая с женщиной на кругу, казак должен был встать, а если она пожилая − снять шапку. Кто бы ни была женщина, к ней надо было относиться уважительно и защищать еe. Вот показательный пример. В 1914 г. утром по станице Отрадной проскакал казак с красным флагом, оповещая войну. К вечеру Хоперский полк (один из лучших и старейших полков Кубанского казачьего войска) уже двигался в походной колонне к месту сбора, а вместе с полком ехали провожающие старики и женщины. Одна из женщин управляла лошадью, запряженной в бричку, и проехала одной стороной колес по помещичьему полю. Один из офицеров, известный на весь полк фамилией Эрдели, подъехал к женщине и хлестнул ее за это плетью. Из колонны выехал казак и зарубил его. Такие были казаки, так свято чтили свои обычаи. Уважительное отношение к женщине – матери, жене, сестре обуславливало понятие чести казачки, чести дочери, сестры, жены. Защищая, отстаивая ее честь, казак обеспечивал будущее своего народа.

Культурная среда окружает человека с детства, в ней он приобретает нравственную силу, учится достоинству и благородству, приобщается к истории своего народа. Сложившиеся традиции в воспитании девочки-казачки сформировали особый тип женщин: свободных в выборе, самостоятельных в действиях и решениях. Какое воспитание получит человек в детстве, сыграет огромную роль в его дальнейшей жизни. Смолоду надо приучать ребенка к добрым поступкам, ответственности, сдержанности, порядочности, трудолюбию, как делали это наши предки.

Роль и место женщины-казачки в семье социально значимо: какова жена, таков и дом. Все она собирает воедино, ничего не уходит от ее догляда – дети, земля, скотина – все, что составляет основу жизненного уклада казачьей семьи. Её право на любовь достигается неустанным трудом и трогательной заботой. Её природная, исконная женственность, необыкновенный запас воли и самообладания, её бесконечная работа в хозяйстве, её долготерпение, выносливость, готовность не сломаться под ударами судьбы – все это ради будущего.

Уникальность казачки интересовала и будет всегда интересовать творческих людей. Песни, фильмы, стихи, художественные произведения – все это проявление интереса к образу красавицы-казачки. Любовь к родному краю прививается через народные обычаи, традиции, культуру. Главная задача современного общества состоит в том, чтобы не допустить исчезновения культуры казачества, продолжать её развитие в будущих поколениях.

Примечания:

1. Фролов П.З. Жемчужная слеза казачки. Краснодар. 1998.
2. Бойченко Н.В. Казачка. Что может быть красивее? – Режим доступа: nttp://www.nsportal.ru/shkola kazachka-chto-mozhet-byt-krasivee, 2012.
3. Сухоруков В.Д. Общежитie донскихъ казаковъ в XVII и XVIII столетияхъ. Новочеркасскъ, 1892.
4. Скорик А.П. Очерки истории. Ростов н/Д, 1995.

Вопросы казачьей истории и культуры: Выпуск 8 / М.Е. Галецкий, Н.Н. Денисова, Г.Б. Луганская; Кубанская ассоциация «Региональный фестиваль казачьей культуры»; отдел славяно-адыгских культурных свя-зей Адыгейского республиканского института гуманитарных исследова¬ний им. Т. Керашева. – Майкоп: Изд-во «Магарин О.Г.», 2012. – 220 с.

«Образ донской казачки, что может быть красивее?» Часть 2

Особенной красотой и силой характера испокон веков до наших дней славятся казачки. Смесь восточных и славянских кровей, особый, вольный уклад жизни в крепостной России… Казачки всегда были необычными женщинами, а их неповторимая красота воспевалась поэтами и художниками.

Жил казак беды не ведал,
Полон дом питья и хлеба,
Веселился, не скучал
Да дивчину повстречал.
там на ярмарке воскресной,
В толчее казачьей, тесной,
Улыбнулась, солнцем бровь
И взорвали чувства кровь

Вот как писал о них, например, знаменитый русский историк Василий Сухоруков: «Представьте красавиц роскошной Азии, смешанные вместе черты черкешенок, турчанок, татарок, русских и тогда получите общее понятие о красоте обитательниц Дона. Пламенные черные глаза, щеки, полные свежей жизни, величайшая опрятность и чистота в одежде. Они, как и все женщины, любили наряды, румянились, когда выходили в гости или в церьковь».Писатель XIX века Петр Краснов в романе «Домой» описывает казачку: «…казачка. Что может быть красивее? Высока, стройна как молодая раина… Грудь была очерчена желтоватым шелком легкой блузки. Английская суконная юбка цвета пыли легко облегала стройные длинные ноги. Совершенно черные громадные глаза, в них темно-коричневый агатовый раек с черным глубоким зрачком в темном обводе смуглых трепещущих век с длинными ресницами под широким размахом черных бровей. Под красным бархатом губ видны ровные белые зубы. Смуглые щеки обнаружили глубокие ямочки у рта».

Конь мой вороной
С новой шелковой уздой,
Мы поскачем на восток,
Где заветный хуторок.
Где трава медвяная,
Где дивчина славная,
Поцелует казака
И зальется свадебка

А Лев Толстой в произведении «Казаки» такую фразу вложил в уста своего героя: «А я только одного и желаю: … желаю жениться на простой казачке и не смею этого потому, что это было бы верх счастия, которого я недостоин».

Был казак душой не робок,
В боевых бывал походах,
Лихо шашкою владел,
Знал немало славных дел.
Но любовь не вражья пуля,
Прямо в сердце атакует,
Не укрыться, не сбежать,
Только грудью принимать

У вольных донских казаков еще в дореволюционные времена даже праздник был особый – День донской казачки. Отмечался он 21 ноября, и уже в ХІХ — начале XX века в этот день стали проводиться балы, главный из которых – донской бал – проходил в собрании Армии и Флота с приглашением казаков всех войск, юнкеров, офицеров казачьих гвардейских полков, а также чиновников, студентов, ученых…

Подождал казак немного,
Сердце просится в дорогу,
Пресен хлеб, горчит вино
И веселье уж не то.
Эх, ты волюшка казачья,
Казаки, простите, братья,
На прощанье он сказал
И к любимой поскакал

Казак В.А. Дронов в своей книге «Казачий Присуд» писал, что «Женщины были особым кланом, со своими обычаями. Казачка могла получить медаль «За усердие» за домовитость, благопристойное поведение и если снаряжала на службу не менее трёх сынов. Такие женщины пользовались почётом и уважением, сам Атаман склонял пред ними голову».

Секреты женской силы донских казачек

1. Сила Рода.



Казачки очень правильно понимали силу женского рода и непреклонно соблюдали традиции. Особую роль в казачьем доме играла самая старшая женщина – бабушка. Она была хранительницей семейных традиций. Она воспитывала несовершеннолетних внуков, которые называли её бабинькой. Всем известно, как казачки гордились своим происхождением – «не боли болячка – я казачка», как они избегали браков с иногородними, и с чужестранцами были неприветливы. Казаки упорно берегли свое племенное лицо, больше всего при помощи женщин, ревнивых хранительниц древних обычаев и чистоты крови. Постоянно находясь вдали от родного дома, казаки научились ценить и любить своих женщин. Тема любви к матери и жене — одна из главных в казачьих песнях. А уж о любви к родному краю, к братству, которую воспитывала мать-казачка существует много сказов, легенд и преданий не только в России. Правильная и братская жизнь казаков сильно привязывала их к родному краю. Казачке было чуждо чувство подражания в поведении действий, поступках, одежде. Она всегда подчеркнуто проявляла свою принадлежность к казачьему народу и в одежде, и в разговоре, и гордилась этим. Выход замуж не за казака считалось позором.

2. Православная вера.

Донские казачки были набожны и религиозны. Сильная вера и молитва перед образами святых защищали женщин от напасти и разных бед. Донские казачки не пропускали ни одной церковной службы в будние дни, не говоря уже о воскресеньях и иных праздниках. Говели два раза в году – в Великий пост и на Спас, в августе. «В курене у нас полно икон, почти в каждом углу, и перед ними неугасимо горят лампадки. Пахнет гарью деревянного масла, ладаном, воском и ещё чем-то церковным», — вспоминал казак Василий Запорожцев из станицы Бессергеневской. Традиции. «Бери себе жинку с воли», — гласит казачья пословица. Кстати, обряд венчания возник ещё в шестнадцатом веке, когда семья давала добро на свадьбу, после чего жених и невеста венчались около вербы. Кстати, плохой считалась невеста, которая не знала Псалтири и Часослова и не умела читать по-церковнославянски

3. Женские обязанности.

Девочек приучали шить лет с пяти-шести. Причём, малышки учились шить и вязать именно магические знаки, защищающие от злых духов. Символика донского казачества имел множество трактовок. Защитные обереговые орнаменты были тесно связаны со славянскими, очень перекликались. Сначала девочка вышивала защиту Рода, семьи, затем вышивала защитные орнаменты от злых сил, зависти. Взрослея, бабушка учила внучку вышивать орнамент к свадьбе, чтобы венчание состоялось под покровом защитных сил, а жених и невеста были горячо любимы друг другом. В семь лет юные казачки они начинали учиться готовить еду, а это в казачьем доме было делом непростым. Например, в праздники на стол подавали дулму с капустой, огурцами или с баклажанами, суп из дикой утки, лизни с гарниром из соленых огурцов, студень, сек, полотки поросенка, гуся, индейку, вареное мясо дикого кабана, дрофы и многое другое. С малых лет будущую мать – девочку-казачку – бабушка или мать в период созревания трав брала с собой в степь или в горы для сбора лечебных трав, цветов, и объясняла какая трава или цветок от какого недуга. Кстати, девушка-казачка была свободна в личной жизни. Родители не посягали на ее волю и не выдавали замуж помимо ее согласия. В случае неудачного брака, она могла добиться поддержки общества о разводе.

Юные казачки в любых нарядах хороши.

4. Доброта.

Казачки были щедры на милостыню, прикармливали бедняков, угощали монахинь, почитали священнослужителей. На добровольной основе казачки ходили на уборку церкви, на оказания помощи,при постройке хат, и во всех случаях, когда кому-то требовалась посторонняя помощь. Никто не неволил, не обязывал, не организовывал, а каждый знал, если я не приду, то и ко мне не придут. Все казачки хутора и станицы знали друг друга с малых лет, знали и в чем у них «нужда», и без всякой какой-либо подсказки, исходя из своих возможностей и достатка помогали.

5. Чистоплотность.

Помните, на одном из семинаров я вам рассказывала, как важно женщине держать дом в чистоте? Грязный дом (комната) – рассадник негативных энергий. Вот и донские казачки знали это, как никто другой. Это отметил историк Г.В. Губарев. «Не вычистить курень и выпустить мужа и детей в неаккуратном виде – для казачки уронить свое человеческое достоинство». Помимо ежедневной уборки, курени тщательно мылись снаружи и изнутри к Пасхе, Рождеству и к празднику святых апостолов Петра и Павла.6. Игривость.

Известно, что на станичных праздниках устраивались веселые танцы, на которых даже замужней казачке не возбранялась плясать с любым мужчиной. Могла она пококетничать и на улице. Писатель Лев Толстой, описывая в повести «Казаки» жизнь станицы Новомлинской, приводит сцены свободного «не закрепощенного» поведения девушек и женщин. И хотя события происходят на Тереке, этнографы видят много общего с донским укладом жизни. Но это не значит, что казачка переходила границы флирта. В основном именно им всё и заканчивалось. Донские казачки всегда славились верностью и преданностью не только мужу, но и своему дому, своему клану.

Казаки с мужским характером

Вспомните знак «Инь-Ян», который так любили древние даосы. Нам кажется, что ещё он очень прост и понятен. Но если присмотреться, вы увидите, что в лоне женской энергии инь есть круглый островок энергии ян, и наоборот. Женская Ассоциация Yesena всё время пытается напомнить нашим участницам, нашим дорогим женщинам, что женщин с стопроцентно женской энергией почти нет. Каждая из нас имеет мужские качества, и это очень хорошо. Ведь если бы мы были такими черезчур плавными, медленными, растекающимися по древу, разве смогли бы мы делать карьеру, завоевывать авторитет среди коллег, добиваться исполнения наших желаний? А ведь сила воли – это вполне янское качество! То, чему нас несколько лет учили ведические учителя (суть женщины только в служении мужчине и никакой мужской энергии быть не должно) – оставим тем, кто хочет в это вреить. Пред нами же – история. История донских семей, в которых казачки имели неоспоримый авторитет и сводили с ума казаков. Этот секрет был в их полноценности, гармоничности, в правильном слиянии стихий. Наряду с мужественным характером у донской казачки была нежность и домовитость. Она была прекрасной женой, при этом умела защитить дом и семью, если это было необходимо.

Редактор «Донских областных ведомостей» Семён Номикосов, составляя «Статистическое описание Области войска Донского», дал следующую характеристику донской казачке: «Она умела не пустить нужду в дом в отсутствии казака-кормильца, умела приобрести хлеб и скот и умела сохранить своё имущество от степных хищников».

Не секрет, что донские казачки могли стрелять из ружья или рубить шашкой. Были среди них настоящие героини, о которых с уважением говорили на Дону. История помнит оборону Азова (в 1641 году), в то время новой казачьей столицы. Крепость атаковали 227 тысяч янычар, спагов и наемных иноземцев силистрийского паши Гуссейя Делия и крымского хана Бегадыря Гирея. Им противостоял шеститысячный казачий гарнизон, а также восемьсот казачек, которые не только заряжали ружья своим мужьям, но сами метко стреляли в турок.

Красота донских казачек

Многие иностранцы, побывавшие в России, восхищались русскими женщинами, но казачки отличались особенной красотой, умом и силою. Немало тому свидетельств находим и в записках наших соотечественников. Художник В. Суриков, по происхождению из старинного енисейского казачьего рода, оставил такие воспоминания: «Сестры мои двоюродные — девушки совсем такие, как в былинах поется про двенадцать сестер. В девушках была красота особенная: древняя, русская. Сами крепкие, сильные. Волосы чудные. Все здоровьем дышало».

Силой их особенной красоты было смешение славянских черт с чертами горско-степными. Наверное, как ни к кому больше, к казачке относится изречение древних, что «Женщина приходит в мир, чтобы возвеличить его своей красотой, материнской добротой и любовью». Вся внешность казачки дышит изяществом и сознанием своей очаровательности, и что первое видится в казачке – это быстрота и проворность в действиях и поступках. Л.Н. Толстой в повести «Казаки», отмечая особенности красоты казачки, подчеркивает, что щегольство и изящество в одежде и убранстве хат составляет привычку и необходимость в их жизни. Казак, который при посторонних, как того требовал этикет, считал неприличным ласково и праздно говорить со своей женой, невольно чувствовал ее превосходство, оставаясь с ней с глазу на глаз.

В 1816 году атаман Платов издал приказ, в котором было сказано: «Пускай верность и усердие их( казачек), а наша за то к ним признательность, взаимное уважение и любовь, послужат в позднейшем потомстве правилом для поведения жён донских».

1. Внешняя и внутренняя красота

2. Преданность семье и дому, осмысленная покорность мужу

3. Гордость и смирение одновременно

4. Почитание и уважение традиций старшего поколения

5. Чувственная и притягивающая натура женщины

Женщины казачки характер. Красота донских казачек. Образы женщин казачек в искусстве

«Жены их лица круглого и румяного, глаза темные, большие, собою плотные и черноволосые, к чужестранцам неприветливы» – так описывал женщин, живших на Дону в XVIII веке, первый историк казачества А. Ригельман.
Кто же была казачка и какое место она занимала в казачьем обществе? Кем она была и как к ней относились казаки? Ответы на эти вопросы даст нам история и сохранившиеся культура и традиции казачества.

Основные черты женщины-казачки

В казачьем обществе у женщины всегда была своя, особая роль – матери, жены, сестры. Казачка соединяла в себе неукротимый нрав и преданность семейному очагу, была верной женой, заботливой матерью, хорошей хозяйкой и образцом женственности. В то же время она могла встать рядом с казаками с оружием в руках на защиту своей общины и семьи. По поведению женщины судили о том, что из себя представляет ее муж, брат или отец.
В «Статистическом описании Области Войска Донского», изданном в 1884 году, говорилось: «В силу особенностей военного быта на Дону исторически вырабатывался особенный тип женщины – неустанной труженицы, смело и энергически принимающей на себя все труды мужчины, всюду поспевающей и всё делать успевающей. Забота молодайки, жившей у батюшки с матушкой без горя и нужды, в том и состоит, чтобы не с голыми руками встретить мужа по его возвращении со службы. Уронивши хозяйство, она роняет свое человеческое достоинство в глазах честной станицы и своих собственных».

Кто бы ни была женщина, к ней надо было относиться уважительно и защищать ее, ибо женщина – будущее твоего народа. Характерный пример защиты женщины описан в повести казачьего писателя Гария Немченко:
«В 1914 году утром по станице Отрадной проскакал казак с красным флагом, оповещая войну. К вечеру Хоперский полк уже двигался в походной колонне к месту сбора. Вместе с полком, естественно, ехали провожающие – старики и женщины. Одна из женщин управляла лошадью, запряженной в бричку, и проехала одной стороной колес по помещичьему полю. Один из офицеров, известный на весь полк по фамилии Эрдели, подъехал к женщине и хлестнул ее за это плетью. Из колонны выехал казак и срубил его».
Особую роль в жизни казачки играла вера. Духовным идеалом для казачки был Бог и помощницей в жизни – Богородица. Наряду с верой в Бога казачка идеализировала семью и подворье. Важным фактором в жизни казачки была ответственность перед Богом за семью, правильное воспитание детей, отношение к родителям и исправное содержание подворья. Казак верил в то, что его грехи замолят родительницы, к которым относились жена и мать. Родительницами называли даже девочек, будущих жен и матерей.

Казачка и семья

В своих воспоминаниях о казачьем быте И.И. Георги писал: «У казаков мужья обходятся с женами ласковее, чем обыкновенно в России, и поэтому они веселее, живее, благоразумнее и пригожее».
Женщина в казачьей семье всегда играла важную роль в воспитании детей, а также сохранении семейных (родовых) ценностей. С малых лет дети впитывали от матери любовь к родной земле, к своему народу, чувство национальной гордости и душевной, кровной близости к казачьему роду. В воспитание в своих детях чувства собственного достоинства, любви к казачьему братству мать-казачка вкладывала много сил, так как будущий казак должен быть воином, а будущая жена казака – хранительницей семейного очага и защитницей рода. Таким образом, с малолетства казачонок или девочка-казачка с уверенностью и гордостью осознавали, что они относятся к казачьему народу. Казачка не подражала кому-либо, а всегда подчеркивала свою принадлежность к казачьему народу, к его традиции и культуре. Это выражалось не только в ношении одежды, но и в разговоре, поступках и действиях.
Мать-казачка несла ответственность перед Богом за воспитание в своих детях религиозного и нравственного состояния души. Молитвенные правила, регулярные посещения богослужений, воспитание в традициях казачьего народа, семейного уклада и передача родовых знаний становились основной жизненной практикой, которая укрепляла важнейшие черты характера будущей казачки-матери.

Женщина – продолжательница рода, за женщиной-казачкой будущее всего народа, и она должна пользоваться уважением и быть под защитой не только мужа-казака, но и всего хутора или станицы. Хоть казачка и осознавала это, но она знала и то, что слово мужа-казака или отца было непререкаемо. Жена-казачка не вмешивалась в дела мужа, в то же время казак не интересовался женскими делами. Мужчина-казак был защитником и добытчиком, строго поддерживал порядок семейного казачьего быта. Женщина-казачка понимала, что мужчине принадлежала главенствующая роль, и эталоном взаимоотношений мужа и жены были слова Священного Писания, которые произносятся при венчании в церкви: «Да убоится жена мужа», «Не муж для жены, а жена для мужа». Пререканий по этому поводу не было, так как это традиция казачьего народа и ей надо следовать. Когда женщина воспитана в духе казачьего народа, она всем сердцем и душой любит семью и стремится сохранить семейные родовые традиции, не подражая модным нововведениям.

Казачка в обществе

Особое отношение к женщине было и в казачьем обществе. Существовали свои правила и нормы поведения по отношению к казачкам, у них были свои права и обязанности. Установленные нормы и правила были обязательными, что сохраняло культуру и традиции не только казачьей общины в целом, но и отдельной семьи.
Женщина-казачка не должна была находиться с непокрытой головой на людях, это считалось грехом и позором. К такому относилось и ношение мужской одежды, и стрижка волос. В наше время часто можно увидеть, как девушки и женщины носят одежду мужского типа, и не только мирскую, но и казачьей справы. За такое поведение в прошлые времена казаки строго наказали бы женщину или девушку.
Умение вести себя «по-казацки» у девушек воспитывали с малых лет. Казачка к мужчине, которого не знает, обращалась используя слово «мужчина», т.к. слово «мужик» для казаков было очень оскорбительным. В наше время можно услышать обращение типа «Здорово дневали, мужики!», что является оскорблением для казаков, знающих и чувствующих в душе зов казачьего рода. Казак к незнакомой девушке или женщине обращался в зависимости от возраста. К старшей по возрасту казак обращался со словом «мамаша», а если девушка или женщина одного с ним возраста, то словом «сестра». По-особому обращались к младшим по возрасту, что подчеркивало ответственность казаков в воспитании подрастающего поколения. К примеру, к младшей по возрасту обращался казак со словом «дочка», а если разрыв в возрасте большой – «внучка». Разговаривая с женщиной, казак вставал, а если перед ним была пожилая женщина, снимал свой головной убор как перед старшей.
Мы, таким образом, видим, что понятие «семьи» перешло и на общину, где все друг другу «брат и сестра», «мать и отец». Хорошо всему миру известно о «казачьем братстве», отличавшемся сплоченностью во время многочисленных войн и иных испытаний в истории казачьего народа. Казачьим братством и сейчас казаки гордятся и воспитывают в таких традициях.


Общение между собой «при народе» подчинялось строго установленным правилам. Муж и жена на людях всегда были сдержанны и не выясняли отношений, особенно в присутствии детей. Обращаясь к жене, казак называл ее по имени, в пожилом возрасте – по имени и отчеству. Обращаясь к мужу, жена называла его только по имени и отчеству, тем самым выражая почтение его родителям. В казачьей семье отношение к свекрови, свекру, тестю и теще должно быть «божеским» и «добрым», так как они являются Богоданными родителями.
В заключение хочется сказать, что женщина в казачестве имела, имеет и будет иметь великую ценность! И важную роль в этом играет сама женщина, когда она несет в себе образ Богородицы, Матери и Сестры.

Писать о значении женщины в казачестве можно много и долго, отталкиваясь не только от традиций и культуры самого казачества, но и от литературных произведений русских и советских писателей, не говоря уже и о зарубежных. Смысл ознакомления с женскими традициями казачества заключается в том, что много было утеряно в наших семьях вследствие различных исторических событий, повлиявших на русское общество. Поэтому современная семья больше придерживается морально-этических норм, а не правил, исходящих из глубин нашего рода, переданных нам нашими предками и ярко выраженных в семейных преданиях.
Я надеюсь, что данная статья станет не только ознакомительной, но и привнесет старые и добрые традиции в наши семьи, обогатив их «божьими» красотами семейной казачьей жизни.

Игорь Мартынов,
войсковой старшина, заместитель атамана Тамбовского отдельского казачьего общества

Наверное, не следует больше пытаться экранизировать ещё один новый «Тихий Дон». Ведь, действительно, за каждым разом получается всё новая и новая интерпретация, которая всё дальше и дальше отходит от реальной.
Сказать так, что режиссёры и актёры видят по-своему произведение и стараются его преподнести понятным для современного молодого зрителя, но зачем тогда называть свои сериалы именем великого произведения?
Для того, кто по-настоящему прочитал «Тихий Дон», увидел в нём не только любовь, или, как сегодня говорят, «отношения», а всю трагедию русского народа в братоубийственной войне, только фильм режиссёра С. Герасимова достоин называться «Тихий Дон». Зрители и так сыты дешёвыми сериалами плохих режиссёров и таких же актёров и актрис. Роман рассказывает о трагических событиях в России в начале ХХ века, о сломанных Первой мировой войной и революцией судьбах людей. «Тихий Дон» – одно из лучших произведений, и снимать его надо так, как задумано автором. А это сделал пока один С. Герасимов и выбранные им актёры. А потому лучше Э. Быстрицкой Аксиньи нет, не было и вряд ли будет! Это доказано двумя последующими фильмами.

То же можно сказать и о Григории Мелехове, который в произведении показан не просто хорошим парнем из Центральной России, близ Рязани или Калуги, а тем донским казаком, в котором огонь, горячая кровь… Этот герой – отражение всего донского казачества, символ всего народа.
А такие «тихие доны», в которых Григорий смазливый, хрупкий с нетрадиционной ориентацией актер, только лишь унижают достоинство донского казачества. В любом случае очень жаль, что ничтожные и бездарные фильмы на основе известных романов будет смотреть молодое поколение.


Недостатком «Тихого Дона» С. Герасимова можно назвать лишь количество серий – всего четыре, а потому многое осталось за кадром. Однако актёры, сыгравшие не только главных героев, а буквально все, оказались на самом высоком уровне. И не будет больше лучшей Аксиньи, Натальи и Дарьи.
Сам писатель Михаил Шолохов, увидев на пробах Элину Быстрицкую, выбрал ее на роль Аксиньи. С. Герасимов назвал «Тихий Дон» народной эпопеей, словарём русского и казачьего языка. И когда начали съёмки фильма, собрал всех актёров, и сказал, что им придётся стать другими людьми, то есть похожими на тех, кто привычен с работой на земле.
Он требовал от актёров достижения полной реальности в образах, а потому им приходилось многому научиться у обитателей казачьего хутора, и прежде всего труду, чтобы и тело, и руки выполняли всю работу с лёгкостью, непринужденно. Перед некоторыми сценами во время съемок Герасимов заставлял актрис сначала перестирать гору белья, а потом не пудрить лицо, чтобы все было правдоподобно.
Он говорил: «Стирайте побольше, чистите посуду, скоблите полы, наведите порядок дома. У себя все сделаете – соседям помогите…».
В общении с донскими казачками Элина Быстрицкая вспоминает одну из них – бабу Улю, которая учила её носить вёдра на коромысле: «А ты неси бедрами… бедрами неси…Ты понимаешь, энту воду надо не просто таскать, а чтобы Гришке пондравилось…».


А то, что и Элина Быстрицкая, и Зинаида Кириенко, и Людмила Хитяева стали настоящими казачками, об этом можно судить по огромному потоку писем, которым засыпали их после выхода фильма на экран и памяти зрителей, хотя уже прошло около 60 лет. Казачки–актрисы были «настоящими», ведь их впоследствии зрители между собой стали называть – Аксинья, Наталья и Дарья. И Э. Быстрицкой, и З.Кириенко, и Л. Хитяевой долгое время приходилось жить со вторым именем.
Казачки, окружённые степными просторами, красоту которых формировала сама природа и нелёгкий труд, – сильные, отчаянные и бесстрашные, «это удивительно гордые, свободолюбивые женщины». Аксинья – замечательные чёрные, жгучие глаза, разворот плеч – сильная, красивая, отчаянная в любви женщина.
Аксинья, Наталья и Дарья сошли со страниц знаменитого романа на экран, стали реальными казачками. А разве можно заменить реальность бутафорией, которую пытаются навязать зрителям новые режиссёры с новоявленными актрисами и актёрами.
Когда М. Шолохову показали первую и вторую серии, он долго сидел молча, возле него в пепельнице была «шапка» окурков. Наконец повернулся, лицо его выглядело заплаканным, он хрипловато сказал:
«Ваш фильм идет в дышловой упряжке с моим романом».


Казачья гордость, воспитанная многими столетиями, да и как могло быть иначе, ведь весь казачий род возник из самых бесстрашных и свободолюбивых людей. Много позже П. Глебову командование Войска Донского присвоило звание почетного генерал-майора казачьего войска с правом ношения формы и оружия.
Аксинья пришла к людям со страниц знаменитого шолоховского романа, а затем и с экрана – живая, страстная, гордая, красивая. «Вот она поворачивает голову, озорно и любовно, из-под низу разит взглядом огнисто-черных глаз,…».
Донские казаки присвоили Элине Быстрицкой звание полковника Войска Донского, вручили соответствующее удостоверение, форму и стали именовать «Элина Донская».


До сих пор Людмила Хитяева считает роль Дарьи своей любимой. Играя ее, она научилась пахать, косить, жать, готовить казацкие блюда и, несмотря на то, что с детства боялась воды, прекрасно плавать. Статная и красивая казачка Дарья с гордой посадкой головы и чуть насмешливым лукавым взглядом выразительных глаз – именно такой ее запомнили зрители.
Для Зинаиды Кириенко роль эмоциональной и преданной Натальи стала визитной карточкой. Долгое время к ней некоторые люди подходили и приглядывались – есть ли шрам на шее, который якобы остался у неё после съемок.
Такими актёрами Россия может гордиться, они остаются не только в истории кинематографа, но и навсегда в сердцах зрителей. И многие последующие экранизации «Тихого Дона» заставляют всё более и более восхищаться именно фильмом и актёрами С. Герасимова.

Уважительное отношение к женщине – матери, жене, сестре обуславливало понятие чести казачки, честь дочери, сестры, жены – по чести и поведению женщины мерилось достоинство мужчины.

В семейном быту взаимоотношения между мужем и женой определялось согласно христианского учения (священного писания). «Не муж для жены, а жена для мужа». «Да убоится жена мужа». При этом придерживались вековых устоев – мужчина не должен вмешиваться в женские дела, женщина – в мужские. Обязанности были строго регламентированы самой жизнью. Кто и что в семье должен делать – четко разделено. Считалось за позор, если мужчина занимался женскими делами. Строго придерживались правила: никто не имеет права вмешиваться в семейные дела.

Кто бы ни была женщина, к ней надо было относиться уважительно и защищать ее – ибо женщина – будущее твоего народа. Характерный пример защиты женщины описан в повести казачьего писателя Гария Немченко.

В 1914 году, утром по станице Отрадной проскакал казак с красным флагом, оповещая войну. К вечеру Хоперский полк уже двигался в походной колонне к месту сбора. Вместе с полком, естественно, ехали провожающие – старики и женщины. Одна из женщин управляла лошадью, запряженную в бричку, и проехала одной стороной колес по помещичьему полю. Один из офицеров, известный на весь полк по фамилии Эрдели, подъехал к женщине и хлестнул ее за это плетью. Из колонны выехал казак и срубил его.
Такие были казаки, так свято чтили свои обычаи.

Обычай не допускал, чтобы женщина присутствовала на сборе (круге) даже для разрешения вопросов ее личного характера. За нее с ходатайством выступал или представлял прошение, или жалобу отец, старший брат, крестный или атаман.

Ансамбль «КАЗАЧИЙ ДЮК» художественный руководитель Игорь Сокуренко 8 917 554 22 84

В казачьем обществе женщины пользовались таким почитанием и уважением, что в наделении ее правами мужчины не было необходимости. Практически в прошлом ведение домашнего хозяйства лежало на матери-казачке. Казак большую часть жизни проводил на службе, в боях, походах, на кордоне и пребывание его в семье, станице было кратковременным. Однако, главенствующая роль как в семье, так и в казачьем обществе принадлежало мужчине, на котором лежала главная обязанность материального обеспечения семьи и поддержания в семье строгого порядка казачьего быта.

Слово хозяина семьи было непререкаемо для всех его членов и примером в этом являлась жена казака – мать его детей.

Заботу о воспитании подрастающего поколения проявляли не только родители, но все взрослое население хутора, станицы. За непристойное поведение подростка взрослый не только мог сделать замечание, но и запросто «надрать уши», а то и «угостить» легкой оплеухой, сообщить о случившемся родителям, которые незамедлительно «добавят».

Родители удерживались от выяснения своих отношений в присутствии детей. Обращение жены к мужу, в знак почитания его родителей, было только по имени и отчеству, как отец и мать мужа (свекровь и свекор) для жены, так и мать, и отец жены (тесть и теща) для мужа являлись Богоданными родителями.
Женщина-казачка к незнакомому казаку обращалась словом «мужчина». Слово «мужик» у казаков считалось оскорбительным.

Женщина-казачка считала для себя за великий грех и позор появиться на людях (обществе) с непокрытой головой, носить мужской тип одежды и стричь волосы. На людях, как ни странно, сегодня покажется, между мужем и женой соблюдалась сдержанность с элементами отчужденности.

Казак к незнакомой женщине-казачке обращался, как правило, к старшей по возрасту «мамаша», а равной — «сестра», к младшей — «дочка» (внучка). К жене – индивидуально каждый усвоенному с молодых лет: «Надя, Дуся, Оксана» и т.д. к пожилым годам – нередко «мать», а то и по имени- отчеству. В качестве приветствия друг друга казаки слегка приподнимали головной убор и с рукопожатием справлялись о состоянии здоровья семьи, о положении дел. Казачки кланялись мужчине на его приветствие, а между собой обнимались с поцелуем и беседой.

При подходе к группе стоящих и сидящих, казак снимал шапку, кланялся и справлялся о здоровье – «Здорово, казаки!», «Здорово бывали, казаки!» или «Здоровенько булы казаки!». Казаки отвечали – «Слава Богу». В строю, на смотрах, парадах полковых и сотенных построениях на приветствия казаки отвечали согласно воинского устава: «Здравия желаю, господин…!».

При исполнении Гимна
России, области войска согласно Уставу, снимали головные уборы.
При встрече, после долговременной разлуки, а также при прощании, казаки обнимались и прикладывались щеками. Целованием приветствовали друг друга в Великий праздник Воскресения Христова, на Пасху, причем целование допускалось только среди мужчин и отдельно – среди женщин.

Среди казачьей детворы, да и среди взрослых, было принято здороваться (приветствовать) даже незнакомого человека, появившегося в хуторе или станице.

Дети и младшие по возрасту казаки как к родным, знакомым и незнакомым обращались, называя «дядя», «тетя», «тетка», «дядька» и, если знали, называли имя. К пожилому казаку(казачке) обращались: «батя», «батько», «диду», «баба», «бабуня», «бабушка», добавляя, если знали, имя.

При входе в хату (курень) крестились на образа, мужчины предварительно снимали шапку, тоже делали и при выходе.

Извинения за допущенную оплошность произносили со словами: «Простите меня, пожалуйста», «Прости, ради Бога», «Прости Христа ради». Благодарили за что-либо: «Спасибо!», «Храни тебя Господь», «Спаси Христос». На благодарение отвечали: «На здоровье», «Не за что», «Пожалуйста».

Без молитвы не начинали и не заканчивали ни одно дело и прием пищи – даже в полевых условиях.
Характерной особенностью казачьей души была потребность проявить доброту и услугу вообще, а постороннему особенно (подать оброненное, помочь поднять, поднести что-либо по пути, помочь при подъеме или выходе, уступить место для сидения, подать при общем застолье что-либо соседу или рядом сидящему. Прежде чем самому что-либо съесть или утолить жажду, должен был предложить рядом стоящему (сидящему).

За грех считали отказать в просьбе просящего и в подаянии – нищему (считалось – лучше всю жизнь давать, чем просить). К жадному человеку остерегались обращаться с просьбой, а при проявлении жадности в момент исполнения просьбы отказывались от услуги, памятуя, что это не послужит добру.

Предпочитали казаки за правило обходиться тем, что есть, а не тем, чем бы хотелось, но не быть в долгу. Долг, говорили, хуже неволи, и старались немедля освободиться от него. За долг считали и проявленную к тебе доброту, бескорыстную помощь, уважение. За это казак должен был рассчитаться тем же.

Пьяниц, как и в любом народе, не переносили и презирали. Умершего от перепоя (алкоголя) хоронили на отдельном кладбище вместе с самоубийцами и вместо креста на могилу забивали осиновый кол.
Самым отвратительным пороком в человеке считали обман не только делом, но и словом. Казак, не выполнивший данного им слова или забывший о нем, лишал себя доверия. Бытовала поговорка: «Изверился человек в рубле, не поверят и в игле».

Детям до совершеннолетия, не разрешалось быть за столом во время гуляния, приема гостей и вообще в присутствии посторонних. И не просто запрещалось сидеть за столом, но и находиться в комнате, где идет застолье или разговор старших.

В старообрядческих казачьих семьях был запрет на курение и на выпивку, кроме вина.
Долго существовал обычай умыкания невесты, в случае несогласия родителей невесты на выдачу за неугодного им жениха. Умыкание, как правило, было по предварительному сговору молодых.

За опороченье девицы, если урегулирование конфликта не заканчивалось созданием семьи (свадьбы), виновника ожидала месть родных, двоюродных и троюродных братьев опороченной (нередко приводящая к кровопролитию).

Портреты россиянок из городов и сёл

Краснодар. Жены казаков
SmartNews составил портрет жительницы Кубани

Красота российских женщин известна во всем мире. Образы россиянок так же разнообразны, как и национальный колорит нашей большой страны. И различия эти не только во внешности, но и в характере, на формирование которого повлияли уклад жизни, религия и культура. SmartNews выбрал индивидуальные черты жительниц России от Калининграда до Сахалина.

~~~~~~~~~~~

Пожалуй, кубанскую женщину можно охарактеризовать одним словом — воительница. И уже потом добавлять эпитеты: статная, верная, гордая. SmartNews составил портрет настоящей кубанской женщины.

Кубанская женщина традиционно несет через весь свой образ важную для всего региона историю кубанского казачества. Поэтому о том, как складывался образ кубанской женщины, что легло в основу ее характера, нельзя рассуждать, не углубившись в историю кубанского казачества.

— За годы Кавказской войны сформировался новый тип женщины, способной заменить мужа не только в хозяйственной, но и в военной сфере. В первые десятилетия жизни на Кубани женщины могли в одиночку справиться с 3-4 врагами. Постепенно сложилась и тактика массовой обороны станиц женским населением.

Обнаружено множество фактов участия казачек в открытых соревнованиях по наездничеству и джигитовке и даже участия в «кулачках» — рукопашных боях, и завоевания ими призовых мест. И это притом что уровень сложности военной подготовки был достаточно высок: помимо обязательных конных построений, преодоления препятствий верхом, в комплекс подготовки входили акробатические навыки (прицельные броски камнями на полном скаку, поднятие на скаку предметов с земли и т.д.). Соревнования по стрельбе могли потребовать навыка попадания в монету в вытянутой руке стоящего человека. Обязательным было владение шашкой.
Алла Цибульникова

Не секрет, что волевой характер и этот самый образ воительницы, сильной, мужественной женщины сложился во времени благодаря смешению кровей. Нередко казаки брали себе в жены кабардинок, ногаек, черкесок.

— В результате многолетнего соседства с горцами среди замужних казачек было много женщин местного горского происхождения, особенно чеченок, кабардинок и ногаек.
Алла Цибульникова , кандидат исторических наук, доцент


Александр Ригельман, первый историк казачества, описывал женщин Кубани и Дона, живших в XVIII веке.

— Жены их (казаков) лица круглого и румяного, глаза темные, большие, собою плотные и черноволосые, к чужестранцам неприветливы.
Александр Ригельман , первый историк казачества


Детей на Кубани любят, балуют, но в меру. В станицах дети более самостоятельные. Бегают по всей станице, в любой двор заходят — везде родня. Частенько с раннего возраста рядом со взрослыми, на огороде.


Фото: предоставлено Марией Ким

— Кубанские женщины умеют поддержать свою семью и мужчину. У них есть чувство долга перед семьей. Они патриотичны, любят Кубань и Россию. Естественно, что у них хорошие дети — нравственные, спортивные, уважающие себя и других. В связи со всеми этими положительными качествами, на мой взгляд, велика роль кубанских женщин во власти.
Виктор Крохмаль , действительный государственный советник РФ, доктор экономических наук


Матери за детьми следят строго. Девочки с детства знают, как блины завести, борщ сварить, закатку на зиму сделать. Вся жизнь на виду, поэтому очень важно, чтобы соседи «чего не подумали». Ссорятся тихо, «сор из избы не выносят», каждую неделю драят окна и следят, чтобы в хате было до стерильности чисто. Преданность семейному очагу и по сей день чтится свято.

— Худых на Кубани не любят. Что это за женщина безгрудая, да еще кости наружу? Настоящим казакам такие не нравятся. Наши красавицы высокие, статные, сильные. А борщ так приготовят, что пальчики оближешь. Да с салом, да с чесночком… Сало, чтоб вы знали, должно быть с запашком, старое. Как борщ готов, сало толкут со сваренной картошкой и чесночиной, и этой толкушкой борщ заправляют. Гречневой и рисовой каш на казачьем столе не водилось. Не собирали казаки и грибы, да и пельменей на казачьем столе не было. Женщины пили наливочку, которую готовили сами, а мужчины — самогонку, «кишмишовку» из винограда. Французская граппа рядом с виноградной самогонкой отдыхает.
Ирина Бегун , шеф-повар ресторана «Казачий курень», потомственная казачка


То, что девушки на Кубани далеко не пушинки, видно сразу — крепкие, здоровые на вид, улыбчивые, с искрящимися глазами. Образ настоящей кубанской красавицы очень удался актрисе Кларе Лучко. Как образцу кубанской женщины, на Кубани ей даже поставили памятник. Сама актриса говорила, что она трижды казачка. По корням и по ролям — сыграла в фильмах «Кубанские казаки» и «Цыган».

— Я в своей жизни красавиц много повидала. И восточных, и западных, и наших кавказских горянок. Хороши девчонки, ничего не скажешь. Но наши, кубанские, другие. Ее сразу видишь — кожа персиковая — это не салон, а солнышко потрудилось. Волосы густые, русые. Коса тугая, в руку толщиной. Плавают девчонки прекрасно, с вышек прыгают. Многие конным спортом увлекаются, в походы ходят. И характер сильный.
Елена Прожогина , педагог-консультант конкурса «Кубанская краса»


Согласно статистике, женщины на Кубани строят личную жизнь, как правило, до 25 лет. Так, в 25-29 лет 674 девушки из 1000 состоят в браке. Тогда как молодые люди в этом возрасте женаты 592 из той же 1000. Правда, уже в следующей возрастной категории — 30-34 лет — количество замужних женщин почему-то уменьшается, а количество женатых мужчин — увеличивается.
В традиционные праздничные дни на Кубани принято надевать традиционные кубанские костюмы, которые в свое время историк моды Александр Васильев по какой-то причине назвал вульгарными, а вместе с ними и образ кубанских женщин в целом.

— Европейская женщина хочет быть скорее незаметной, ищет, скорее, элегантность, ищет индивидуальность, ищет скрытый шик. А русская женщина хочет показать свою природную красоту — глубокое декольте, тонкую талию, широкие бедра. Высокие каблуки, наклеенные ногти, «пергидрольные» волосы — часто она выглядит вульгарно. Особенно, конечно, в южных районах России это цветет ярким пламенем. Почему? Недостаток мужчин, желание найти свое место под солнцем, желание заявить о себе.
Александр Васильев , историк моды

Тем не менее мужчин на Кубани предостаточно, а тонкая талия еще никогда не была недостатком. И одеваются сегодняшние молодые женщины на Кубани стильно, индивидуально и не без южного шика.

— Традиционный женский костюм на Кубани был скромным. Состоял из юбки и кофты, так называемая «парочка». Шился костюм из фабричных тканей — шелка, шерсти, бархата, ситца. Кофты, или «кохточки», были разнообразных фасонов: приталенные, по бедрам, с оборкой — «басочкой», рукав длинный, у плеча гладкий или сильно присборенный с «пухлями», на высоких или узких манжетах, воротник «стойка» или вырезан по объему шеи. Нарядные блузки украшались тесьмой, кружевом, строчками, гарусом, бисером. Юбка внизу украшалась кружевом, оборками, шнуром, мелкими складками. Нижняя юбка — «спидница» — обязательная принадлежность женского костюма. Шилась из тонкой белой или светлой ткани с кружевами, часто украшалась вышивкой. Необходимо отметить возрастные различия в одежде. Самым красочным и лучшим по качеству материала был костюм девушек или молодых женщин. К 35 годам женщины предпочитали одеваться в более темную однотонную одежду упрощенного покроя. На голове — красивые шелковые платки, на ногах — полусапожки. У девушек вместо платков — ленты в волосах.
Валерий Малинский , дизайнер, учитель ИЗО

Из комментариев:

— Сильные и волевые женщины. Какие же у них тогда мужчины, теряюсь в догадках. Ведь, чтоб такую укротить нужен настоящий казак.
Марина Алехина , администратор
——

— Думаю, что это описание больше подходит для женщин, живших лет так 50-70 назад. Теперь уже немного другие нравы и обычаи.
Сергей Антонов
——

— Все ждала когда про наших кубанок расскажут))). Утрированно конечно, не есть немного правды. Характер сильный, строптивый-потому что горы рядом. Пестро одеваются-да, ну это юг, как бразильский карнавал)). Забыли сказать что казаки пришли с Украины и многие черты от хохлушек. Ну а мужики-да…, повывелись у нас… Бабы командуют.
Marmelatto Cat

Людмила Шалагина, Нелли Шестопалова, Ксения Гагай,
Марина Алехина, Сергей Антонов, Marmelatto Cat

SmartNews, 31 августа 2013

Мы работаем благодаря Вашей помощи – тем средствам, которые жертвуют читатели.
Поддержите сайт сайт!

Мы будем благодарны тем, кто откликнется и поможет.
Карта Сбербанка 5469 4000 2109 4441 получатель Сергей Викторович Соловьев
Яндекс Деньги 410011967293378
WebMoney: R309471478607

Многие иностранцы, побывавшие в России, восхищались русскими женщинами, но казачки отличались особенной красотой, умом и силою. Немало тому свидетельств находим и в записках наших соотечественников. Художник В. Суриков, по происхождению из старинного енисейского казачьего рода, оставил такие воспоминания: «Сестры мои двоюродные – девушки совсем такие, как в былинах поется про двенадцать сестер. В девушках была красота особенная: древняя, русская. Сами крепкие, сильные. Волосы чудные. Все здоровьем дышало». А. Ригельман, первый историк казачества, описывал женщин Дона, живших в XVIII веке: «Жены их лица круглого и румяного, глаза темные, большие, собою плотные и черноволосые, к чужестранцам неприветливы».

О красоте и внешности женщины казачки авторы, не без основания, не скупились, да и до сих пор не скупятся на комплименты, отмечая такие особенности во внешнем облике казачки, как стройность, гибкость, тонкий стан, прекрасные черты лица, в которых славянские черты смешиваются с чертами горско-степными.

Казачество утверждало себя в истории могучими человеческими характерами. Образно говоря, в России, да и в других странах мира, привыкли к тому, что на берегах казачьих рек время от времени рождались гении отваги и подвига, и в этом, прежде всего, заслуга матерей-казачек – воспитательниц грозных казаков прошлого.

Однако, с начала движения по возрождению казачества (90-е годы XX столетия) из всего изобилия печатного материала, посвященного казачеству, очень мало, а вернее, почти ничего не сказано о славных казачьих матерях, о женщине-казачке, на которую с давних пор образ казачьего быта возложил главную обязанность о благополучии казачьей семьи. Редко, но все же иногда появляются сообщения в печати и телевизионных известиях об участии казачек в возрождении, но, к сожалению, в образе далеком от казачек прошлого.

Если в образе казака история запечатлела такие свойства, как лихость, отвагу и вечную неустрашимость, то в образе казачки – сильный неукротимый нрав, деловитость, преданность семейному очагу. Это верная, преданная жена, заботливая мать и экономная хозяйка.

Она сумела достойно встать вместе с казаками с оружием в руках на защиту своих детей, куреня и станицы. И, несмотря на все это, она не теряла основных черт, присущих слабому полу: женственности, сердечности, кокетства, любви к нарядам. В «Статистическом описании Области Войска Донского, изданном в 1884 году, писалось: «В силу особенностей военного быта на Дону исторически вырабатывался особенный тип женщины – неустанной труженицы, смело и энергически принимающей на себя все труды мужчины, всюду поспевающей и все делать успевающей. Забота молодайки, жившей у батюшки с матушкой без горя и нужды, в том и состоит, чтобы не с голыми руками встретить мужа по его возвращении со службы. Уронивши хозяйство, она роняет свое человеческое достоинство в глазах честной станицы и своих собственных». Наверное, как ни к кому больше, к казачке относится изречение древних, что «Женщина приходит в мир, чтобы возвеличить его своей красотой, материнской добротой и любовью».

Вся внешность казачки дышит изяществом и сознанием своей очаровательности, и что первое видится в казачке – это быстрота и проворность в действиях и поступках.

Всем известно, как казачки гордились своим происхождением – «не боли болячка – я казачка», как они избегали браков с иногородними, и с чужестранцами были неприветливы. Казаки упорно берегли свое племенное лицо, больше всего при помощи женщин, ревнивых хранительниц древних обычаев и чистоты крови.

Постоянно находясь вдали от родного дома, казаки научились ценить и любить своих женщин. Тема любви к матери и жене – одна из главных в казачьих песнях. Но это отношение возникло не вдруг. В первые времена существования «казачья вольница» состояла из бессемейных воинов. По преданию, некоторые даже давали обет безбрачия. Возможно, первыми спутницами казаков, навсегда покинувших родные места, становились «пленницы татарки и турчанки или представительницы коренных народов. Однако к середине XIX века казаки предпочитали заключать браки в своей среде. При выборе супруга немаловажную роль играли состояние родителей жениха и невесты, дурные привычки (казаки долго были ярыми противниками курения), репутация жениха, целомудрие невесты, нередко бралось во внимание мнение молодых. По свидетельству историка Н. Миненко, в некоторых казачьих станицах обязательным требованием к невесте было умение ездить верхом. В Уральском войске плохой считалась невеста, которая не знала Псалтири и Часослова и не умела читать по-церковнославянски. К XIX веку на всех территориях проживания казачьих войск семьи были большие, состоящие, как правило, из трех поколений.

Казачка – свободная, воспитанная в среде, не знавшей ни рабства, ни крепостных господ, закрытых теремов и гаремов, она сознательно, как полноправный член семьи отдавала свои силы, а часто и кровь, для благосостояния и благополучия. Девушка-казачка была свободна в личной жизни. Родители не посягали на ее волю и не выдавали замуж помимо ее согласия. В случае неудачного брака, она могла добиться поддержки общества о разводе. Оберегая вдов и сирот от нищеты, общественное Право позаботилось о них, существовал социальный земельный надел «вдовий» и «сиротский».

Л.Н. Толстой в повести «Казаки», отмечая особенности красоты казачки, подчеркивает, что щегольство и изящество в одежде и убранстве хат составляет привычку и необходимость в их жизни. Казак, который при посторонних, как того требовал этикет, считал неприличным ласково и праздно говорить со своей женой, невольно чувствовал ее превосходство, оставаясь с ней с глазу на глаз.

Весь дом, все имущество, все хозяйство приобретено и держится только ее трудами и заботами. Постоянный труд и заботы, легшие на ее руки, дали особенно самостоятельный мужественный характер и поразительно развили в ней физическую силу, здравый смысл, решительность и стойкость характера. За внешней ее застенчивостью, как отмечают многие авторы, зачастую скрывается сильный и неукротимый нрав, сознание хранительницы семейного очага и хозяйки дома.

Женщина в казачьем обществе пользовалась вниманием и исключительным уважением. Недаром, в некоторых казачьих областях даже девочек называли «родительницы». Казак был уверен, что его вольные и невольные грехи замолят Родительницы (мать и жена). В своих воспоминаниях о казачьем быте И.И. Георги писал: «У казаков мужья обходятся с женами ласковее, чем обыкновенно в России, и поэтому они веселее, живее, благоразумнее и пригожее».

Казачке были чужды модные по духу времени демократические книжные теории. Внутренним идеалом казачки были Бог, семья, подворие – это, прежде всего, послушные дети, уважающие родителей, исправное подворие, чувства своей ответственности перед Богом по поддержанию в семье православно-нравственных устоев и, особенно, как сейчас ни покажется странным – это пресечение распутства. В отношении с мужчинами, женщина-казачка и, особенно, девушка пользовалась совершенной свободой. В некоторых казачьих областях, в частности, и на Кубани, бытовали традиции по совместному проведению молодых казаков и казачек летней ночи на сеновале. Но горе тому казаку, кто пытался осквернить эту народную традицию проявлением похоти и ее домогательства. За это виновника ожидала тяжелая плата, вплоть до пролива крови.

Чужды были казачки организации и общества, в которые вовлекали и приобщали женщин к мужским заботам, выступлениям с заявлениями, решениями, протестами и пр. Не было никаких союзов, советов казачек общественной направленности, были веками сложившие устои оказания взаимопомощи и содействие своего хутора, станицы, родственника, соседа. На добровольной основе казачки ходили на уборку церкви, на оказания помощи, при постройке хат, а в далеком прошлом и на изготовление самана и кизяка – и во всех случаях, когда кому-то требовалась посторонняя помощь. Никто не неволил, не обязывал, не организовывал, а каждый знал, если я не приду, то и ко мне не придут. Все казачки хутора и станицы знали друг друга с малых лет, знали и в чем у них «нужда», и без всякой какой-либо подсказки, исходя из своих возможностей и достатка помогали.

Наши «прабабки» до революции, а в некоторых казачьих семьях вплоть до отечественной войны 1941-1945 гг. на производстве не работали. Им хватало работы и дома. Для казака, если у него жена, кроме дома, еще где-то работала считалось позором – не в состоянии обеспечить семью – не заводи.

Всем известно, какое большое значение имела женщина в казачьей семье, как она умела посвящать себя семейной жизни и воспитывать в своих детях любовь к родной земле, родному краю, к своему народу. С малых лет ребенок впитывал от матери чувства национальной гордости и кровной близости к одноплеменникам, чувство собственного достоинства, наряду с уважением человеческой личности и к старшим.

О любви к родному краю, к братству, которую воспитывала мать-казачка существует много сказов, легенд и преданий не только в России, но и в странах, куда забрасывала судьба защитников русской земли. Правильная и братская жизнь казаков сильно привязывала их к родному краю. Эта страстная любовь к родному краю пронизывает все воспоминания в песнях, повестях, сказах.

Особо ревниво казачка относилась к привитию детям сознания о единстве этносоциологических черт казачества, как народа. С малых лет казачонок и девочка-казачка с гордостью относили себя к казачьему народу и твердо усваивали – все казаки – братья, казак казаку брат. В этом могли убедиться: в казачьем взаимоотношении, взаимовыручке, верности, взаимопомощи – кубанец, донец, терец, уралец, усуриец и т.д., как внутри своего войска, как и оказавшись в других казачьих районах. Казачке было чуждо чувство подражания в поведении действий, поступках, одежде. Она всегда подчеркнуто проявляла свою принадлежность к казачьему народу и в одежде, и в разговоре, и гордилась этим. Выход замуж не за казака считалось позором.

Мать-казачка, и никто другой, прежде всего, отвечала перед Богом за религиозную и нравственную крепость детей. Трудолюбие, неприятие лодырничества, бесхозяйственности, было основой морали казачества, к которой приучала мать-казачка детей. С малых лет будущую мать – девочку-казачку – бабушка или мать в период созревания трав брала с собой в степь или в горы для сбора лечебных трав, цветов, и объясняла какая трава или цветок от какого недуга. Не было казачки, которая бы не могла шить, кроить одежду, вязать чулки, носки, кружева, вышивать рушники, салфетки, окаймление рубашек и кофт, стегать одеяла. Всю рабочую одежду для семьи, в основном, шили сами казачки. Особенно казачки славились кулинарным талантом приготовления блюд, свойственных казачьему укладу жизни. В некоторых казачьих областях казаки проводили по сегодняшним понятиям смотр-конкурс на лучшую встречу и угощение гостей – чья жена лучше умеет принять и угостить вкусной пищей.

Лицом — красивые, телом — крепкие

Этнографы утверждают, что донские казачки славились самостоятельностью, независимостью, рукоделием и чистотой. Могли и «погулять», если вдовушками становились. Казаки же в них души не чаяли.

Медаль «За усердие»

У казаков отношение к женщине было уважительным, например, в Уставе благочиния от 1794 года говорилось: «Буде кто … при женском поле употребит бранные или непотребные слова, с того взыскать пени, полусуточное содержание в смирительном доме и взять его под стражу». Казак В.А. Дронов в своей книге «Казачий Присуд» писал, что «Женщины были особым кланом, со своими обычаями. Казачка могла получить медаль «За усердие» за домовитость, благопристойное поведение и если снаряжала на службу не менее трёх сынов. Такие женщины пользовались почётом и уважением, сам Атаман склонял пред ними голову».

В 1816 году атаман Платов издал приказ, в котором было сказано: «Пускай верность и усердие их( казачек), а наша за то к ним признательность, взаимное уважение и любовь, послужат в позднейшем потомстве правилом для поведения жён донских».

Бабушки

Особую роль в казачьем доме играла самая старшая женщина – бабушка. Она была хранительницей семейных традиций. Она воспитывала несовершеннолетних внуков, которые называли её бабинькой.

«В курене у нас полно икон, почти в каждом углу, и перед ними неугасимо горят лампадки. Пахнет гарью деревянного масла, ладаном, воском и ещё чем-то церковным, — вспоминал казак Василий Запорожцев из станицы Бессергеневской, — …бабушка в моём представлении – олицетворение если не кротости (от неё я часто получаю подзатыльники), то святости – безусловно. Она очень религиозна и не пропускает ни одной церковной службы, даже если они бывают по каким-либо причинам и в будние дни, не говоря уже о воскресеньях и иных праздниках. Говеет она два раза в году – в Великий пост, как вот сейчас, это уже непременно, и в спасовку, в августе. Её очень часто посещают целые сонмы каких-то нищих и монашек».

Девочки

Девочки рано приучались к труду. В четыре года они уже собирали упавшие яблоки и кормили кур, а в пять – учились шить и вязать и вышивать магические знаки, защищающие от злых духов.

Уже в семь лет юные казачки работали в саду и огороде, а также убирали подворье. И всё-таки главной их заботой был присмотр за младшими. Примерно в этом возрасте они начинали учиться готовить еду, а это в казачьем доме было делом непростым. Например, в праздники на стол подавали дулму с капустой, огурцами или с баклажанами, суп из дикой утки, лизни с гарниром из соленых огурцов, студень, сек, полотки поросенка, гуся, индейку, вареное мясо дикого кабана, дрофы и многое другое. Тех, у кого не получалось, называли обидным прозвищем — косопятой.

Меж собой казачки строго следовали донским обычаям. Когда они вырастали, жена старшего сына стряпала, среднего – убирала дом и следила за детьми, а младшего – наводила порядок.

Жинки

«Бери себе жинку с воли», — гласит казачья пословица. Это правило возникло еще в шестнадцатом веке, когда круг давал добро на свадьбу, после чего жених и невеста венчались около вербы.

Редактор «Донских областных ведомостей» Семён Номикосов, составляя «Статистическое описание Области войска Донского», дал следующую характеристику донской казачке: «Она умела не пустить нужду в дом в отсутствии казака-кормильца, умела приобрести хлеб и скот и умела сохранить своё имущество от степных хищников» По его словам, она могла поспорить с прославленной голландской чистотой.

Это свойство отметил историк Г.В. Губарев. «Не вычистить курень и выпустить мужа и детей в неаккуратном виде – для казачки уронить свое человеческое достоинство». Помимо ежедневной уборки, курени тщательно мылись снаружи и изнутри к Пасхе, Рождеству и к празднику святых апостолов Петра и Павла.

Воительницы

Не секрет, что донские казачки могли стрелять из ружья или рубить шашкой. Были среди них настоящие героини, о которых с уважением говорили на Дону. История помнит оборону Азова (в 1641 году), в то время новой казачьей столицы. Крепость атаковали 227 тысяч янычар, спагов и наемных иноземцев силистрийского паши Гуссейя Делия и крымского хана Бегадыря Гирея. Им противостоял шеститысячный казачий гарнизон, а также восемьсот казачек, которые не только заряжали ружья своим мужьям, но сами метко стреляли в турок.

Легендарной воином-казачкой стала Прасковья Куркина из станицы Нагавской, которая служила в полку Балабина во время польской войны. За два года непрерывных боев она сначала дослужилась до звания хорунжий, а затем была произведена в сотники. Куркина вернулась домой в форме казака с многочисленными наградами на груди.

Задорные и сильные

Известно, что на станичных праздниках устраивались веселые танцы, на которых даже замужней казачке не возбранялась плясать с любым мужчиной. Могла она пококетничать и на улице. Писатель Лев Толстой, описывая в повести «Казаки» жизнь станицы Новомлинской, приводит сцены свободного «не закрепощенного» поведения девушек и женщин. И хотя события происходят на Тереке, этнографы видят много общего с донским укладом жизни.

Да и в семье казачка, если не соглашалась с мужем, могла с ним даже подраться. Писатель Михаил Харузин в книге «Свьдьнiя о казацкихъ общинахъ на Дону», выпущенной в 1885 году, приводил слова казаков: «…жены у нас задорны… сами они воюют с мужиками… всё думает, что авось верх возьмет». Автор также подметил, что зачастую это им удавалось, особенно после длительного отсутствия мужа в военных походах. «В течение целых годов этого невольного вдовства она приобретает много опыта и ловкости, — писал Харузин. — По возвращению мужа, который часто отвыкает от полевых работ, казачка своею деятельностью, своею опытностью в хозяйственных делах заставляет мужа невольно уважать себя и завоевывает себе значение, равное с ним, а часто и больше».

Читайте также:

Визитная карточка и оберег. Почему на казачью моду нет переводу | ОБЩЕСТВО: События | ОБЩЕСТВО

Пока донской край только начинает играть весенними красками, многие представительницы прекрасного пола уже задумались о модных веяниях предстоящего сезона «весна-лето».

Тёплые зимние вещи уходят в шкаф, самое время женщинам предстать во всей красе. А как говорят специалисты, чтобы узнать, что будет в тренде в будущем, надо… заглянуть в прошлое.

Традиционный костюм казачки — это целая история, философия, мировоззрение. Её одежда не только предназначена для прямых функций, но и как оберег защищает хозяйку от злых духов.

Костюм, как паспорт, может поведать о женщине многое: о знатности рода, семейном положении, количестве детей.

Кроме того, это — красиво и удобно, и не случайно многие элементы казачьего (и даже скифского) женского костюма используются модельерами и по сей день.

Об этом « АиФ на Дону» рассказала преподаватель истории искусств Ростовского техникума индустрии моды, экономики и сервиса, художник-стилист по проектированию костюма Галина Попова.

Вольные в выборе

Надо отметить, что на Дону всегда относились к одежде, как к одному из существенных признаков самостоятельности. Однако вначале у казаков не было своего костюма. Он формировался в результате взаимодействия различных народов, населявших Дон и живших по соседству.

Тех, с кем они торговали или воевали. Элементы одежды, головных уборов, обуви русских, украинцев, татар, жителей Кавказа, турок смешались в наряде вольных людей. Поэтому облачение донских казачек было пёстрым, ярким, многослойным.

«Одежда подчеркивала характер и внешность хозяек. В наряде прослеживалась смесь восточных и славянских кровей дончанок, их особый, вольный уклад жизни.

Казачка обладала неукротимым духом, но в тоже время была предана своей семье и казачеству. Была верной женой, заботливой матерью, образцовой хозяйкой, однако могла взять в руки оружие и встать рядом с мужчинами на защиту родины.

Вообще, казачки были большими кокетками, но за границы флирта они не переступали», — рассказывает стилист.

Вот и в костюме элегантность скромность, строгий крой, прямые линии прекрасно ужились с яркими красками и пышными узорами.

Фестиваль реки Дон в Ростове-на-Дону | Фотогалерея

Фестиваль реки Дон в Ростове-на-Дону | Фотогалерея

Крылья бабочки

Костюм казачки не обходился без кубелека — верхнего платья с завышенной талией. Напоминает распашную тунику. Под низ надевали тонкую рубашку и шаровары, на татарский манер. Кубелек — это тюркское слово, что в переводе означает «мотылёк». Когда девушка поднимала руки вверх, широкие рукава рубахи напоминали крылья бабочки.

«Без платка казачки не выходили из дома. Они должны были полностью покрывать головы. Ведь по поверьям считалось, что волосы женщины обладают магической силой. А некоторые казачки, кроме этого, платками прикрывали часть лица, как женщины Востока. Зимой девушки старательно оберегали лицо от сильного степного ветра, летом от загара и других внешних влияний», — делится Галина Попова.

Незамужние девушки носили челоуч — налобную повязку, а косу украшали лентами. Замужние женщины носили повойники — мягкую шапочку, поверх которых завязывали платок. На Дону сохранялась традиция покрывать волосы, собранные в пучок на затылке, шлычками.

Особое внимание в одежде отводили кружевам, тогда их делали вручную. При этом во время плетения мастерицы произносили заклинания и молитвы. Считалось, что это отгонит злых духов и привлечёт удачу и счастье. Магическую вышивку размещали на одежде в районе груди, рукавов и на головном уборе. Кстати, плести кружева девочки начинали с шести-семи лет.

Исчезли шаровары

Европейская мода на Дон пришла только после Отечественной войны 1812 года. Традиционный костюм с кубелеком постепенно начал уходить из быта. Исчезли шаровары и запаски — юбки из двух полотнищ ткани.

Почти повсеместно в тренд вошёл наряд — парочка, который состоял из длинной юбки и кофты.

Излюбленными у дончанок были блузки кирасы со стоячим воротником и баской, подчёркивающей природную стать казачки, а также  распашная кофта матинэ с пышными сборками на груди. У каждой модницы в гардеробе были приталенные кофты на корсаже до бёдер с небольшой баской.

Назад в будущее

«История костюма на Дону интересна и насыщенна нас­только, что многие современные модельеры вдохновляются костюмом дончанок по сей день, для своей работы берут элементы из казачьей культуры», — рассказывает Галина Попова.

Модные платья в современной версии достаточно далеки от традиционного донского костюма, но в них используются базовые элементы наряда. На фото с модных показов можно увидеть и платья полуприлегающего силуэта, и модели с широкой юбкой в пол, блузки с баской.

«Женщина — картина, обрамлённая одеждой. А женщины Дона — это лучшая пропорция смешения разных культур и народов», — резюмирует Галина Попова.

Излюбленными у дончанок были блузки кирасы со стоячим воротником и баской, подчёркивающей природную стать казачки, а также  распашная кофта матинэ с пышными сборками на груди. Фото: АиФ/ Филипп Иващенко

Фольклорный образ женщины-казачки как воплощение стереотипов казачьего социума Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

* * *

1. Veber M. Osnovnye sociologicheskie ponja-tija // Veber M. Izbrannye proizvedenija. M.: Progress, 1990. S. 602-643.

2. Gureeva A.A. Sociokommunikativnye harak-teristiki jazykovoj lichnosti perevodchika (na materiale russkogo i anglijskogo jazykov): dis. … kand. filol. nauk: 10.02.19 / VGSPU. Volgograd, 2014.

3. Demidova T.V. Jazykovaja lichnost’ v jekskur-sionno-diskursivnoj dejatel’nosti. URL: http:// cyberleninka.ru/article/n/yazykovaya-lichnost-v-ekskursionno-diskursivnoy-deyatelnosti.

4. Mitjagina V.A. Sociokul’turnye harakteristiki kommunikativnogo dejstvija: monografija. Volgograd: Izd-vo VolGU, 2007.

5. Mitjagina V.A. Tip kommunikativnogo dejstvija v diskurse: verifikacija v ramkah zhanra // Vestnik VolGU. Ser. 2. Jazykoznanie. 2008. № 1 (7). S. 116-119.

6. Mitjagina V.A. Kommunikativnye dejstvija v turisticheskom diskurse // Inostrannye jazyki v vysshej shkole. 2009. Vyp. 4 (11). S. 88-97.

7. Novikova Je.Ju. Jekskursionnoe obsluzhivanie kak ob#ekt professional’noj perevodcheskoj dejatel’-nosti v ramkah turisticheskogo diskursa. URL: http://bonjour.sgu.ru/sites/default/files/08_novikova.pdf.

Typology of communicative actions in the excursion discourse

There is described the typology of communicative actions in the excursion discourse from the positions of the communicative and pragmatic approach to the analysis of a professional interpreter tour guide. There is illustrated the implementation of various strategies of communicative actions of an interpreter tour guide based on the English and German languages and explained the verbal verification of the strategies by the discourse-conditioned socio-cultural peculiarities.

Key words: excursion discourse, tour, interpreter tour guide, communicative action, strategies.

Е.И. АЛЕЩЕНКО (Волгоград)

фольклорный образ женщины-казачки как воплощение стереотипов казачьего социума

Рассматриваются отразившиеся в народной сказке представления о женщине-казачке: ее характере, личных качествах, взаимоотношениях с мужем. Устанавливается влияние экстралингвистических факторов на формирование подобных взглядов. Анализируются их неоднозначность и противоречивость, проявляющиеся в преломлении через призму фольклорной сказки.

Ключевые слова: казачья народная сказка, менталитет, фольклорная картина мира, социальная роль женщины, гендерный стереотип.

Исследование ментальных представлений о роли женщины в обществе представляет интерес в любое время. Женский вопрос в том или ином виде поднимался в самые различные периоды существования социума, в том числе и российского. Тем важнее сегодня обратиться к историческим корням нашего народа и проследить, каково же было общественное положение женщины на Руси много веков назад и как отразилось отношение к ней в фольклоре — богатейшем хранилище мудрости наших предков, обратив при этом особое внимание на фольклор сказочный.

В казачьей среде складываются стереотипы, которые приписываются женскому характеру. Особый интерес представляет их отражение в сказочном фольклоре.

основной проблемой гендерных отношений в языке является не столько репрезентация маскулинности и фемининности как культурных концептов, сколько доминирующая андроцентричность языка, которая проявляется в трансляции языком мужской языковой картины мира. Наивная картина мира, вербализованная в языке, представляется через восприятие человека-мужчины [1, с. 134]. Народное воображение создает образ русской женщины, который воплощает в себе основные черты национального характера и является неотъемлемой частью русского народного творчества.

(Статья поступила в редакцию 18.09.2015)

О Алещенко Е.И., 2015

ИЗВЕСТИЯ ВГПУ. ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Фольклорный образ всегда имеет абсолютную завершенность и тяготеет к обобщенности.

В русских народных сказках обнаруживается не индивидуальный образ той или иной женщины, а образ собирательный, который включает в себя черты внешности, особенности характера и поведения и даже может отражать социальный статус женщины. Но единство такого образа складывается из множества деталей, рассыпанных по многочисленным фольклорным текстам разных жанров, каждый из которых создает культурно-исторический фон, где проявляются типичные черты данного образа. в сказке, как одном из самых древних фольклорных жанров, отразилось положение женщины как при родовом строе, так и после его разрушения. в условиях родового строя не было главенства мужа над женой, а тем более жестокого отношения к ней, т. к. не существовало имущественного неравенства между ними. Кроме того, в ту пору еще жива была память о матриархате — периоде в истории человечества, когда основную роль в повседневной жизни играли психические качества, присущие именно женщинам: уравновешенность, рассудительность, стремление умножать и хранить, а не разрушать. Разделение труда между ними, вероятно, было тем же, что и сегодня, ведь такой же была разница в их физических возможностях. Но в этот период мужчина считал себя не повелителем и господином женщины, а ее хранителем и защитником, т. к. женщина расценивалась как своего рода «золотой фонд» человечества [7, с. 246].

казаки всегда подчеркивали свою особенность по сравнению с «мужиками», и положение женщины-казачки также рисовалось как исключительное. казачка привлекает своей силой и независимостью, безоглядностью и жертвенностью в любви. Она, как правило, хорошая хозяйка, на которой держится дом и семья. однако, несмотря на то, что казачка могла в особых случаях высказываться на круге, получать поддержку от самого атамана, была в состоянии управляться со всем хозяйством, т. к. казаки большую часть времени пребывали в военных походах, она нередко подвергалась унижениям и побоям со стороны собственного мужа. Тем не менее, судя по казачьему сказочному фольклору, женщине-казачке присущи особые черты характера. Одна из них -бойкость, уверенность в себе, храбрость: В той же станице жила дочка атамана Дарья. И личиком бела, и с очей весела. огонь-девка,

живому черту глаза колет. Отцова любимица. Вздыхал атаман: «Эх, жаль, что девка. такой бы казак вышел» (Горе-злосчастие).

как видим, такие черты считаются присущими мужчине, а потому составляют честь женщине: Догнала Дарья каменную девку, о Кузе спрашивает. Приподняла каменная девка каменные веки: храбра казачка, не убоялась ее (Горе-злосчастие).

Следует отметить, что, хотя родители такой дочерью могут гордиться (Вздыхал атаман: «Эх, жаль, что девка. такой бы казак вышел». Сватов отгонял, свою дочку высоко ставил. Хотел мужа ей найти, чтоб по ней был (Горе-злосчастие)), в сказке отражается казачье представление о том, что сына иметь лучше, чем дочь: Жена принесла ему двойню: мальчика и девочку. Подошел он к сыну. Тот плачет-заливается. Махнул рукой — не в его породу, а на дочку и смотреть не стал (Ми-тяй — казак бесстрашный).

Мать Миньки вздыхала горестно.

— У всех дети как дети, а мой сынок за-полошенный.

— Опять заялдычила, — досадовал отец, -ты на своих дочек возлюбленных посмотри (Жогша).

Казачки и сами могут созывать круг. В сказке «Виноградная лоза» они осуждают Полину, которая «перевела всех казаков», которые пытались добиться ее благосклонности:

Собралися казачки в круг. Лопнуло их терпение. Стали совет держать. Кричат: «Ей-то полгоря, а нам каково? Была бы война, а то так, не за ломаный грош извела казаков. Обуздать ее так, чтоб лихоматом ревела».

Порешили бабы согнать Полину со станицы. И каменьями побить.

Решили — так и сделали.

Излишняя гордость казачки осуждается, даже если та красива и может позволить себе отвергать женихов: В одной станице жила-была девица по имени Полина. До чего ж кра-совитая! И гордейка такая, что свет не видывал. А во всякой гордости черту много радости (Виноградная лоза). А Полина новые каверзы придумывает. Одна хлеще другой. От-кель они ей в голову приходили. Вот такая была девица: черта слопает да лешаком закусит и не поперхнется (Виноградная лоза).

Примечательно, что сами казачки покорны женской судьбе — выходить замуж и рожать детей, даже если это приводит к потере былой красоты: Раз встречает Полину подружка. Вместе когда-то хороводили да венками менялись. Та уж замужем давно. Сын ее, Афо-

ня, у подола вертится. Подружка говорит: -И старость тебя не берет. Смотри, как я усохла. Засмеялась Полина, собой довольна. -Шелк не рвется, булат не сечется, красно золото не ржавеет. — Все до поры, — говорит подруга, — вянет и красный цвет. Нечего капризы выставлять. наше дело — детей рожать. Пора тебе и преклониться к кому-нибудь (Виноградная лоза).

мнение сказки по этому поводу однозначно: И зажили они счастливо. Детишек у них много было. Какое счастье без детишек-то? (Лобаста).

Именно это видится счастливым сказочным финалом. Но первенство отдается сказкой, разумеется, мужчине, казаку: А у самого душа заныла. «И что ж такое делается на белом свете? Ну погоди, бабья порода! Я тебя плеточкой, ишо мозги прочищу» (лихо одноглазое).

Казачки работящи и привычны к любой работе, ведь мужей часто не было дома, они отправлялись в военные походы.

Расстроился Тишка. «Пойду, — думает, — к Лизаньке наведаюсь, к суженой своей».

А у Лизаньки та же картина.

— Иди, — говорит, — отсель, знать тебя не знаю и знать не хочу. А Тишку твоего ненавижу всей душой, потому как знаю, с кем на службе прохлаждался. Вот и сгиб ни за грош. А я его так любила…

— Да вот я, живой, здоровый, — говорит Тишка.

— Иди, казачок, отсель подобру, а то неровен час до беды-то.

Лизанька девушка была крупная, в поле за троих казаков управлялась. тишка опасливо посмотрел на нее. «А ведь правда, долго ли до беды…» — И подался к калитке. А Лизанька ему вслед:

— Наплевать мне на твоего Тишку и растереть. Я за Ваську Косого замуж собрала-ся. — И в рев: — Ох, лихо мне, лихо!

Тишка ей из-за плетня:

— Тоже мне казака нашла! Тьфу, срамота! (лихо одноглазое).

Как видим, в казачьих сказках ценится боевитость казачки, но в сюжетах о сварливой жене непокорство осуждается. Подобные героини могут стать несчастьем всей жизни супруга. Но в казачьей сказке с подобным сюжетом встречается неожиданный финал: муж сам хочет вернуть жену, он скучает без ссор с ней.

Домой вернулся довольный. Отоспался. Отъелся. Вроде бы жизнью довольным надо быть. Так нет, какая-то на сердце маета.

Сник казак. Телом опал. Усы отвисли. «Промашка у меня в этой жизни вышла, — думает. — Пойду в яму сам брошусь. Все равно без нее не житье». Подошел к яме. Пригорюнился.

— Соловушка, — говорит, — ты моя певучая, не слыхать мне более твово голосочка.

Только было собрался, слышит — гул в яме стоит. Крики. То ли кто плачет, то ли кричит не своим голосом. Выскакивает из ямы черт. Шерсть клочьями, хвост поджат. Плачет, слезы размазывает.

— Забери свою жену, — говорит. — Нет нам житья в нашей преисподней. Ад кромешный. Мы тебе впридачу золота дадим. Сколько хочешь.

Обрадовался казак.

— Не надо мне золота, отдайте мне мою женушку. Так мне без нее пусто на сердце! (своенравная жена).

Женитьба почитается у казаков серьезным делом, она естественно следует за отданным царю и Отечеству долгом — действительной службой. Без родительского благословения она немыслима. А молодая хозяйка в семье необходима, т. к. старуха-мать теряет силы и не может сама управляться по дому. Казак, который не выбрал невесту в своей станице, имел мало шансов найти ее в другой, т. к. в подобном случае дочерей отдавали неохотно. В таком важном деле необходимо обратиться к Богу с молитвой о помощи. А ту невесту, которая уготована судьбой, невозможно «миновать». Рисуется и достоверная сцена из семейной жизни: как с применением некоторых уловок мать жениха настаивает на своем, да еще при этом поворачивает дело так, будто именно так хочет муж.

Невесту казак иной раз забирает силой, причем речь идет не о пленницах.

Вот сидит. Заговорило у него ретивое. Захотел он порешить дело в один прием.

— Проводи меня, раскрасавица, до крыльца, чтой-то я намахорился, проветриться на-доть.

Довела шинкарочка его до крыльца. Ухватил ее Митяй. Бросил поперек седла. Гикнул. И был таков. Льет шинкарочка слезы, голосит по отцу-матери, по милому дружку.

— Умру я, девка, в чужедальней стороне, неоплаканная… Ты не жди меня, миленький, в глухую ночь… Ты не жди меня, хорошенький, на белой заре… Чему быть — так верно сбудется…

Не слушает ее Митяй, коня торопит.

— Може, — говорит, — на свое счастье едешь.

Вернулся казак домой с молодой женой. Раскрасавицей. Тока печальной больно да молчаливой (Митяй — казак бесстрашный).

И снова здесь главное — решение казака. Приводится в сказке и плач невесты, увезенной на чужую сторонку насильно.

При этом девушка-казачка должна «блюсти себя», а казак не уступает ей в решительности, а иной раз и упрямстве, стараясь добиться цели.

Время пришло, понравилась Миньке девица по имени Татьяна. Бывало, сколько разов мимо нее проходил и ничего, не появлялось у Миньки на сердце сладкого щемления. А увидел-разглядел он ее на игрищах. Стояла Татьяна у дерева, ядреная да румяная, залюбуешься.

Подошел к ней Минька.

— Эх, щечки, — говорит, — точно яблоки. Поди ж и твердые такие. Дай потрогаю. Татьяна ему эту вольность не спустила.

— Уйди, шабол! — говорит. — Куды руки тянешь? Не твое — не трожь!

— Дай срок.

Посмеялся Минька, однако ж встрепыхнулось его сердце. Не привыкший казак отступать. Если с одного бока отлуп получил, он с другого зайдет. Добился он-таки татья-ниного расположения и любви до самого конца жизни (оборотень).

И если казачка горда и неприступна, казак не желает сдаваться:

Сколько она молодых парней сгубила, трудно и сосчитать. Казачины в летах, особенно вдовые, и те пытались счастья у нее искать. Да где там! Как только казак начинает около ее окон ходить, глаза мозолить, она ему сразу задачку неисполнимую задает. Разводит руками казак: мыслимо ли дело такой каприз сполнить. А она смеется: любишь-де — сполнишь. Посмотрим, какая твоя любовь на проверку выйдет. Взыграет в казаке ретивое. Кровь в лицо кинется. Казак — он и есть казак. Он не мужик: для него девица -крепость, ее надо завоевать или голову сложить.

И все: пропал казак (Виноградная лоза).

Безусловно, это характеризует скорее казака, чем казачку, но в приведенной сказке такое поведение невесты однозначно осуждается: она не просто выбирает, а играет судьбами женихов. И здесь нельзя не учитывать особенности натуры казака, о которой говорилось выше. он не привык отступать, а еще больше его подзадоривает то, что его противником выступает женщина. он считает бесчестьем не

завоевать понравившуюся девушку и не справиться с женой, т.е. не настоять на своем. И в семье, разумеется, хочет показать свое главенство.

Выражает сказка и такое мнение о девицах на выданье:

Приехал тут в станицу один пронзительный офицер. Встал на постой. Видать, ему паек хороший шел, вот и баловался с девками. Словесами их улещивал да охаживал. А девки, известное дело, глупы, как перепелки, на разговор идут (Виноградная лоза).

Есть в казачьем фольклоре традиционные сказки о своенравной жене, которые характеризуют не только жену, но и мужа-казака, который сумел справиться с ней не силой, а смекалкой. Сказка «Своенравная жена» имеет сюжет, аналогичный русской народной сказке «Брито — стрижено». Героиня ее успела побывать в пекле, откуда ее умоляли забрать обратно сами черти, но весьма примечателен финал сказки: Подумал Игнат. Ус потеребил. И говорит: — Этому горю только жена моя поможет. Счас, — говорит, я с ней словом обмолвлюсь, только в разговор не влипай. Жена, — кричит, — кум приехал, в гости зовет, да мне что-то не больно хочется. А та в ответ: — Еще чего! Надо поехать, если зовет. Не чужие-ть. — Ладно, — соглашается Игнат, — тогда я один поеду. А ты останешься. За хозяйством присмотришь. — Еще чего. Вместе поедем. За хозяйством соседка присмотрит. Слушает кум, удивляется (Своенравная жена).

таким образом, в казачке должны сочетаться боевитось и покорность. Это вполне объяснимо: покорности от жены требовали испокон веков и не только в русской традиции, но казачке иной раз приходилось заменять мужчину, ведь казаки много времени проводили в военных походах. тогда и могли пригодиться сугубо мужские качества. По той же причине — частого отсутствия мужей дома — так ценились у казаков верность, преданность, жертвенность супруги. В казачке ценят верность и умение хранить любовь, несмотря ни на что.

— Где Татьяна?

— Дома. Обморок ее накрыл. Еле оттрясли. Говорила я тебе: не связывайся с Жогшей.

Махнул рукой Минька, что, мол, теперича рассуждать, встал, оделся и к Татьяне пошел.

А та, как его завидела, прочь со двора погнала:

— Терпеть тебя ненавижу как!

«Знать, любовь твоя невысокая была», —

подумал Минька и поплелся восвояси (Жогша).

Ярчайшим примером является казачья сказка «Огненный змей», в которой мы читаем плач казачки по погибшему мужу: Села около него казачка и в голос закричала: — Друг ты мой милый, любимый! Болечка кровный, привалил ты мое сердечушко гробовым камнем тяжелым. Засохну я без тебя, желанный мой, как былинка одинокая! Запекутся, попри-сохнут губы мои, не целуючи тебя, ненаглядный мой! И змеей тоска сосет сердечушко мое! Так бы и лег в сыру землю, так бы и расшибся о камень в степи немой! Горькая я кукушка в зеленом садочке…

В этом плаче звучит тоска казачки по оставившему ее одну на свете супругу, без которого она не мыслит жизни, и вдова готова отдать все, чтобы спасти его. В приведенной сказке изображается еще одно присущее казачке качество — жертвенность. Ради спасения мужа она отдает то, что так важно для женщины -молодость и красоту, при этом даже согласна остаться неузнанной им.

Казачка даже после смерти своей может помогать любимому.

… Целый день промаялся, обтомился душой. Решил Катерину ждать.

В полночь приходит она к нему. И за собой манит. Встал Ларька молча, чтобы словом ее не спугнуть и пошел за ней. К озеру подошли. Ларька за руку ее взял, и они вместе в воду ступили. Идут-идут. Друг на дружку смотрят. Вода уж до пояса дошла. Вот уже грудь холодит. Не страшно Ларьке. Хорошо ему на душе, спокойно…

…Говорили люди, объявились в дальней станице муж и жена, очень схожие собою на Ларьку и Катерину (Лебедь).

Иногда в сказке казачка и ее любовь служат своеобразной проверкой и для казака: отречется он от своих чувств или станет добиваться любимой и, что бы ни случилось, не откажется от нее.

Испугалась девица и в бега. Ларька за ней. Никак не угонится. Добежала Катерина до озера. В воду вошла и к себе Ларьку манит. Боязно казаку стало. А Катерина еще глубже в воду вошла. Обернулась, поманила Ларьку. Ступил казак в воду, дальше не может, страх забирает. Застонала Катерина, заплакала и под водой скрылась.

Вернулся назад Ларька. Какой уж тут сон! Одни муки. И за себя казаку стыдно — невысока его любовь (Лебедь).

Фраза «невысока любовь (чья)» неоднократно встречается в казачьих сказках. Любовь нуждается в проверке. Лишь тогда можно

судить о том, настоящая ли она. Подобный сюжет наблюдается в казачьей сказке «Лобаста».

Всю ночь не спал Дрон, под утро забылся. Глаза открыл. А перед ним девица вчерашняя стоит. И шепчет что-то беззвучно. Не по себе казаку стало. В пот ударило. Вскочил с полости. Как закричит: — Ах ты, ведьма проклятая!

И плетью замахнулся. Да рука не опустилась. Может, и ведьма. только красоты писаной. Стоит, смотрит, глаза не отводит. А глаза глубокие, большие. Замерло сердце у казака, голова закружилась. «Неужто, — думает, — я себя не переборю». Развернулся круто. И на коня. Отъехал недалеко. Оглянулся. А она следом идет. Он коня в шенкеля — и ходу. Потом думает: «Негоже казаку от девицы бегством спасаться» (Лобаста).

В начале сказки есть элементы этнокультурной информации: казак выводит привезенную невесту на круг и сообщает о своем намерении жениться, хотя оно и не вызывает возражений: подчеркивается, что здесь главное -желание самого казака. Однако, когда жена начинает вести себя странно: молчит и не желает сменить своей одежды из шкур, начинаются разговоры, мужу приходится оправдываться, хотя он, как говорит сказка, и сам не знает, чего стыдится. Заметим, что «приблудная» девка, по словам станичников, тоже не к чести казака, хотя «с походу» взять невесту не зазорно, но в этом случае она рассматривается как трофей, а в ситуации, описанной в сказке, ее происхождение и вовсе не известно, а это, как можем судить, у казаков не одобряется. В подобной ситуации требуется определенность: привезенная и введенная в дом девушка расценивалась как невеста:

Приветили родители Аленушку с Иванушкой, в хату ввели. Народ тут сбежался. И пошли обнимания да целования, поздравления с благополучным прибытием, тары-бары-растабары, то о том, то о другом. А потом за стол сели и по свычаю чарочка загуляла. Выпили маленькую толику. Спрашивают За-вьяла:

— Девку-то с похода взял или убегом?

Улыбается казак:

— Где взял, там уж нет.

— На свадьбу-то когда приглашения дожидаться?

— Да у нас начистоту дело, — отвечает Завьял с неохотцей (Сестрица Аленушка и братец Иванушка).

Но подлинная «проверка» любви происходит с развитием сказочного сюжета. Как про-

исходит и в других народных сказках на подобные сюжеты, Дрон уничтожает шкуры, в которых ходит жена, а она признается в ответ, что теперь должна его покинуть:

— Эх, Дрон, Дрон, погубил ты меня на веки вечные… Не дождался ты всего три дня и три ночи…

И как вздохнет тяжело. Слезы катятся. От горести и обиды. — Не любил ты меня, Дрон, жалел только — вот твоя вина. Прости, — говорит, — и прощай, любимый, навсегда (Лобаста).

Как видим, сказка пытается дать ответ на вопрос, что же такое настоящая любовь. Женщина понимает разницу между «любить» и «жалеть» более тонко. Однако казак чувствует, что не может жить без жены, и отправляется на поиски. Попадая в тяжелые ситуации, он дважды сожалеет, что отправился в путь, и дважды лобаста прощает его за то, что отступился. На третий раз казак решает не отступать.

«Все, — думает, — не человек я после этого. Смерть свою и то принять не могу. Эх, дрон, дрон, грош тебе цена».

Поднялся и пошел Лобасту искать, душой крепкий и в себе уверенный. А ручеек тот разлился в речку. Вдруг накатила на него волна. Сбила с ног и потащила к морю-океану. Борется Дрон как может. Плывет. Да из сил

быстро выбился. Чувствует, конец ему приходит. Собрался с духом и крикнул:

— Прощай, дорогая, навсегда! Только напо-следки объявись. Не отступился я от тебя.

Очнулся Дрон. Что такое? Лежит он на своем дворе. В руках шашка. Рядом шкуры лежат посеченные. А на крыльце жена стоит. Раскрасавица. Слов нет, до чего пригожая. Разодетая так, что твоя княжна. В ноги ему кланяется и говорит:

— Спасибо тебе, Дрон, муж мой разлюбезный, спасла меня твоя любовь.

А Дрон понять ничего не может. Во сне то было с ним, что приключилось, иль наяву.

— Тебе спасибо, — говорит, — что любить меня научила (лобаста).

Как видим, сказка учит тому, что любовь неразрывно связана с верностью и преданностью. Качество это ценно и для мужчины тоже, а не только для женщины, однако женщина способна вызвать в нем стремление быть сильным, защитником, уметь преодолевать себя и «не отступаться», подобно тому, как бывает, когда казак завоевывает понравившуюся девушку. И в этом снова проявляется ценность женщины. Приписываемые казачке сказкой черты показаны в таблице ниже.

Как видим, отразившиеся в казачьих сказках женские черты сходны с теми, которые описываются в русских народных.

Параметр сравнения Дочь Невеста Сестра Мать Жена

Внешность Красавица Красавица Красавица Внешность не описывается Может быть и красивой, и некрасивой

Черты характера Либо кроткая, либо бойкая Гордая, знает себе цену, умеет за себя постоять, порой капризна и разборчива, задает трудные или невыполнимые задачи Добрая, беззащитная, работящая Мудрая, любит своих детей, трудолюбивая Верная, готовая на все ради любимого, может быть своенравной

Роль в жизни мужчины- казака Отец гордится ею и бережет Является для жениха крепостью, которую нужно покорить, суженая, которая должна составить его счастье Помощница и в то же время нуждающаяся в помощи Та, которая всегда любит его и ждет, кого он почитает Плохая жена или жена с каким-либо изъяном может стать несчастьем всей жизни, а верная и любящая спасает даже после своей смерти

Отношение к ней, переданное в сказке Не должна нарушать волю родителей Не должна быть слишком гордой, отвергать всех женихов или нарочно изводить их невыполнимыми заданиями Должна помогать брату, опекать его, если он младше, но при этом и к нему прислушиваться Всегда добрая и понимающая, любящая Должна быть покорна мужу, но при необходимости суметь и заменить его, быть ему верной и преданной

При этом можно утверждать, что аксиологическая составляющая фольклорного концепта «Женщина», вербализованного в казачьих сказках, имеет отличие от соответствующего элемента, нашедшего отражение в русских народных сказках. Это одобрение отчаянного нрава и одновременно полной покорности мужу. В русских народных сказках одобряются смирение и кротость. в остальном же аксиологические составляющие концепта в казачьих и других народных сказках совпадают.

Список литературы

1. Брысина Е.В. Этнокультурная идиоматика донского казачества. Волгоград: Перемена, 2003.

2. Донские казачьи сказки, предания, легенды, бывальщины / сост. В.В. Когитин. Волгоград: ПринТерра, 2009.

3. Казачьи сказки [Электронный ресурс]. URL: http://vsemirniysledopyt.ru/b/160993/read.

4. Народные сказки А.Н. Афанасьева: в 3 т. М.: Наука, 1984-1985.

5. Мифы народов мира: энцикл.: в 2 т. / гл. ред. С.А. Токарев. М.: Сов. энцикл., 2003.

6. Русская мифология: энцикл. М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2005.

7. Семенова М. Мы — славяне! СПб., 2005.

8. Славянская мифология: энцикл. словарь / отв. ред. С.М. Толстая. М.: Междунар. отношения, 2002.

9. Славянские древности: этнолингв. словарь: в 5 т. / под ред. Н.И. Толстого. Т. 1: А-Г. М., 1995.

10. Степанов Ю.С. Константы: словарь русской культуры. Опыт исследования. М.: Академ. Проект, 2004.

11. Шапарова Н.С. Краткая энциклопедия славянской мифологии. М.: Астрель: АСТ: Рус. словари, 2003.

* * *

1. Brysina E.V. Jetnokul’turnaja idiomatika donskogo kazachestva. Volgograd: Peremena, 2003.

2. Donskie kazach’i skazki, predanija, legendy, byval’shhiny / sost. V.V. Kogitin. Volgograd: PrinTerra, 2009.

3. Kazach’i skazki [Jelektronnyj resurs]. URL: http://vsemirniysledopyt.ru/b/160993/read.

4. Narodnye skazki A.N. Afanas’eva: v 3 t. M.: Nauka, 1984-1985.

5. Mify narodov mira: jencikl.: v 2 t. / gl. red. S.A. Tokarev. M.: Sov. jencikl., 2003.

6. Russkaja mifologija: jencikl. M.: Jeksmo; SPb.: Midgard, 2005.

7. Semenova M. My — slavjane! SPb., 2005.

8. Slavjanskaja mifologija: jencikl. slovar’ / otv. red. S.M. Tolstaja. M.: Mezhdunar. otnoshenija, 2002.

9. Slavjanskie drevnosti: jetnolingv. slovar’: v 5 t. / pod red. N.I. Tolstogo. T. 1: A-G. M., 1995.

10. Stepanov Ju.S. Konstanty: slovar’ russkoj kul’tury. Opyt issledovanija. M.: Akadem. Proekt, 2004.

11. Shaparova N.S. Kratkaja jenciklopedija slavjanskoj mifologii. M.: Astrel’: AST: Rus. slovari, 2003.

Folklore image of a Cossack woman as the incarnation of Cossack society stereotypes

There are considered the notions about a Cossack woman reflected in folk tales: her character, personal qualities, relations with her husband. There is stated the influence of extralinguisticfactors on such views. There is analyzed its ambiguity and discrepancy which are obvious in a folk tale.

Key words: Cossack folk tale, mentality, folklore world picture, social role of a woman, gender stereotype.

(Статья поступила в редакцию 18.09.2015)

М.А. ЧЕРНЫХ (Владимир)

лексикографическое описание имен существительных-номинаций лиц по профессии в русском языке xxi в.

Работа продолжает ряд современных исследований, обращенных к изучению теории номинаций, а также вносит определенный вклад в разработку теории сочетаемости единиц в системе современного русского языка. Сделана первая попытка комплексного лексикографического описания лексической сочетаемости имен существительных-номинаций лиц по профессии в современном русском языке XXI в.

Ключевые слова: номинации лиц по профессии, сочетаемость, лексикографическое описание, проект словарной статьи, словарь сочетаемости.

Одним из актуальных вопросов современной теории сочетаемости единиц в речи являются лексикографическая фиксация и комплексное описание сочетательных (синтагматиче-

О Черных М.А., 2015

Молодые казаки — о феминизме и разгоне митингов

22 года


На старой Сортировке, где я живу, есть храм Владимирской иконы Пресвятой Богородицы. Этому приходу 20 лет. В свое время его настоятель протоиерей Андрей Канев (сейчас занимает должность руководителя Отдела по взаимодействию с вооруженными силами, правоохранительными и исправительными учреждениями Екатеринбургской епархии, — Прим. ред.) решил, что мужчинам, которые ходят в церковь, нужно прививать серьезные ценности. Тогда зародилась идея о появлении казачьего хутора при храме.

Мужики во главе с отцом Андреем поехали в хуторское казачье общество станицу Державную и приняли верстание (зачисление того или иного лица в служилый чин, — Прим. ред.) от отца Владимира Первушина. Так появился казачий хутор. Потом он разросся и стал очень известным в казачьем сообществе. Вскоре открылся кадетский класс, который сейчас перерос в Исетский кадетский казачий корпус имени цесаревича Алексея.

10 лет назад, когда я был пономарем при храме на Сортировке, отец Андрей предложил мне верстаться в кадеты. Я очень этому обрадовался и согласился: принял кадетскую присягу. Меня затянуло. Я стал ездить на казачьи сборы, изучать историю казачества. К 16 годам я узнал, что по материнской линии у меня было очень много священников, а по отцовской — природных казаков кубанского и терского войска.

С 2017 года, когда президент издал указ об активизации казачьих обществ, появился Союз казачьей молодежи РФ. В регионах стали открывать его филиалы. В Свердловской области тоже основали Молодежную казачью организацию Среднего Урала. Меня выбрали руководителем. С тех пор я занимаю этот пост.

Кроме того, я эксперт Общественной палаты Свердловской области и руководитель совета православной молодежи Екатеринбургской епархии. Еще я студент Свердловского колледжа искусств и культуры на отделении сольно-хорового народного пения. В будущем вижу себя в большой политике, в старости — священнослужителем.

казаков | Encyclopedia.com

ЭТНОНИМ: Казаки


Ориентация

Идентификация. Изначально казаки были вольными наемниками, проживавшими на нейтральной территории. В конце концов они стали частью российских нерегулярных вооруженных сил с основной целью защиты окраин России. Таким образом, они были идентифицированы по месту жительства. Донские казаки, самые ранние из известных в России, появились в пятнадцатом веке, а войска были основаны в начале шестнадцатого века.Примерно в то же время в Приднепровье сформировалось запорожское казачество. В конце XVI века возникли два ответвления донских казаков: Терское казачье войско в нижнем течении реки Терек на Северном Кавказе и Яикское (Яикское) войско в нижнем течении реки Яик (ныне известной как река Урал). С расширением Российского государства и при поддержке правительства казачьи войска увеличивались, образуя оборонительный пояс вдоль границ империи. К концу XIX века, помимо прежних владений, были Амур, Байкал, Кубань, Оренбург, Семиреченск, Сибирь, Волга, Уссурийск, а на Днепре — Запорожские казачьи войска. .Однако донские казаки оставались самым многочисленным и значительным войском. В дореволюционной России донское казачество пользовалось административно-территориальной автономией.

С образованием СССР их земли вошли в состав нынешних Ростовской, Волгоградской, Воронежской и Ворошиловоградской областей, а также Калмыцкой Автономной Советской Социалистической Республики.

Расположение. Донские казаки проживали на 800 км реки Дон и его притоков между 46 ° 07 ′ и 51 ° 18 ′ северной широты и 37 ° и 45 ° восточной долготы.«Отец Дон», как называют реку донские казаки, рассекает холмистую местность пополам. Река обычно замерзает до весны, так как зимы здесь суровые. Снег выпадает уже в ноябре. Однако в середине зимы случаются оттепели, которые могут сопровождаться неделями дождя. Весной поля иногда затапливаются. Лето очень жаркое, над пшеничными полями нависает желтый туман пыли. Восточная часть региона, составляющая левый берег Дона и его приток Медведица, представляет собой степь, почва бесплодна и есть всего несколько мелких ручьев.А вот весной степь ярко зеленеет. На западе, на правом берегу Дона и на прилегающей территории на севере, степи сменяются холмами. Самые плодородные земли находятся к северу от реки Медведица. Деревья включают дуб, ясень, пихту, тополь, а у воды — ивы и вербы. Тростник растет по берегу реки, местами песчаной. Среди птиц можно найти гусей, уток (включая чирков), поганок, лебедей, дроф, орлов, ворон, перепелов, воробьев и сорок.Среди местных более мелких растений — чертополох, колючки, полынь и копьевидная трава. Рыба включает сига, стерляди и карпа.

Демография. В 1897 г. на территории Донского казачества проживало около 30 000 калмыков. К 1917 году население Дона составляло 3,5 миллиона человек, из которых почти половина составляли казаки, четверть — «коренные» крестьяне, а остальные — «пришельцы». Сегодня этнические границы между казаками и неказаками относительно размыты.

Этническая и языковая принадлежность. В то время как большинство донских казаков русского или, в гораздо меньшей степени, украинского происхождения, другие являются тюрками или потомками калмыков, которые поселились на Дону в семнадцатом веке. Язык является отличным вариантом южного великорусского диалекта и демонстрирует сильное влияние украинского, турецкого и татарского языков. Имя «казак», кстати, происходит от тюркского слова « хазак», «», означающего «халявщик, бродяга» (которое не следует путать с казахским этническим названием, которое встречается в Казахстане).


История и культурные связи

Первые казачьи поселения появились в конце ХV века в районе нижнего Дона. Большинство этих людей были беглецами, которые предпочли поселиться на Дону, вне досягаемости российских властей. С увеличением населения Дона во второй половине XVI века донское казачество превратилось в важную военную и политическую силу в этом регионе. Зависимые от Москвы в экономическом и военном отношении, они, тем не менее, оставались независимыми в политическом и административном отношении, проживая на окраинах России и Османской империи.В конце семнадцатого века российское правительство пыталось ограничить их свободу и привилегии. Требование о возвращении беглецов казаки считали величайшим нарушением их традиционных свобод. К концу XVIII века граница отошла еще дальше на юг, и военное значение донских казаков уменьшилось. После 1738 года обер-главнокомандующий донских казаков, который ранее был избран, стал назначенцем российского правительства, а после 1754 года местные командиры также назначались военным министерством в Санкт-Петербурге.Петербург. Благодаря этому и другим действиям казаки были полностью поглощены российской армией и прошли военную службу на всей территории Российской империи; например, во время правления царя Павла им было приказано «завоевать Индию», и они фактически отправились в путь, когда после его убийства безумная директива была отменена. Казачья шляхта была создана по указу 1799 г .; Казаки сравнялись по званию с остальной русской армией. В 1802 году земли были разделены на семь округов, управляемых военным министерством; в 1887 г. количество уездов было увеличено до девяти.К 1802 году донские казаки могли укомплектовать восемьдесят кавалерийских полков. Каждый рядовой казак должен был прослужить тридцать лет. В 1875 году военная служба была сокращена до двадцати лет. Они были особенно известны своей ролью в подавлении революционных движений в России и резне евреев во время погромов. Во время Первой мировой войны донские казаки сформировали 57 кавалерийских полков (т. Е. Почти 100 000 всадников). После Февральской революции 1917 г. их главный командующий А. М. Каледин объявил о формировании «правительства донских казаков».«После разгрома Каледина и его контрреволюционного правительства в марте 1918 года была провозглашена« Донская советская республика ». Однако новая советская политика национализации и присвоения излишков привела к восстанию на Дону и ликвидации Советского правительства. В январе 1920 года советские войска вернулись, чтобы восстановить советский контроль над территорией и отменить любую административную автономию в регионе.Последним напоминанием о былой славе были несколько донских казачьих полков, сформированных в 1936 году в составе Советской Армии.Во время Великой Отечественной войны эти полки оказались безнадежно устаревшим пушечным мясом и в итоге были расформированы.

Исторически донские казаки граничили с калмыками на востоке, ногайцами и крымскими татарами на юге, русскими на севере и украинцами на западе. Сегодня в регионе представлены эти и другие этносы СССР.


Поселения

До XVIII века, с началом крестьянской колонизации местности, донские казачьи поселения объединялись в станицы, созвездий из двух или трех деревень.В начале XIX века насчитывалось .114 станиц с новым административным центром в Новочеркасске. Население станицы составляло от 700 до 10 тысяч человек. Типы жилья варьировались от тщательно продуманных поместий аристократии — большие дома, окруженные кирпичными стенами, хозяйственные постройки, помещения для прислуги, бани, конюшни и фруктовые сады — до солидных усадеб и более примитивных хижин бедных крестьян. В то время как загородный дом богача казался практически взаимозаменяемым с его аналогом в Западной Европе, крестьянские усадьбы и избы были более характерны для Донского региона.Эти жилища строили плотники, но оштукатуривали женщины глиной, замешанной с навозом; «к Пасхе» постройки побелили. Крыши были покрыты соломой, иногда тростниковой. Полы земляные. Воду из реки выносили женщины, подвешивая ведра к ярмам. Многие крестьянские избы были обнесены плетеными изгородями. Некоторые деревенские дома могут иметь железные крыши, , шесть, комнат, обшитых панелями, балюстрады и подъезды. В таких домах может быть дощатый забор, а двор вымощен плиткой.Дома, освещенные масляными лампами, обычно имели серебряную икону в одном углу, столы, зеркала и самовар, либо на печи, либо топленный углем. Печь часто была высокой и покрыта зеленой плиткой. Дом, имевший карнизы и оконные рамы, украшали занавески, иногда из хлопка синего цвета. Предметы домашнего обихода включали окованные железом сундуки, фотографии и колыбели для младенцев. Если одни спали на кроватях с перинами, то крестьяне часто спали на нарах. За домом был земляной погреб для хранения еды.Самым маленьким поселением был хутор года, деревня года без церкви. В деревне есть церковь и, возможно, элеваторы, паровая мельница или ветряная мельница. Сегодня большая часть населения проживает в крупных промышленных городах: Ростове-на-Дону, Таганроге, Донецке, Ворошиловограде, Новочеркасске.

Экономика

Проживание и коммерческая деятельность . До XVIII века донские казаки не занимались земледелием — их военачальники специально запрещали такую ​​деятельность.Вместо этого они существовали за счет поставок зерна из Москвы, которое доставляли им в обмен на военную службу. Ежегодные поставки пороха, пуль, спиртных напитков и наличных денег также предоставлялись государством. Иногда донские казаки закупали эти и другие необходимые товары в соседних русских городах, но московские власти пытались воспрепятствовать такой торговле. Кроме того, донским казакам платили наличными по завершении военной кампании. Государственная монополия на соль и спиртные напитки не распространялась на казаков, и право производить и то, и другое было важной привилегией.Другим важным источником богатства была добыча ( зипун, ), захваченная во время набегов на Османские провинции и соседние народы. Среди наиболее ценных вещей были взяты стада животных, лошади, предметы домашнего обихода и особенно пленные, которых позже выкупили или обменяли. Рыболовство, охота и пчеловодство были основными аспектами экономики; Казаки особенно яростно сопротивлялись любому ущемлению их исключительных прав на ловлю рыбы на Дону. Животноводство — разведение лошадей, коров, коз, свиней — оставалось важной частью местной экономики.Однако с увеличением числа колонистов в восемнадцатом веке и появлением товарных культур в девятнадцатом веке сельское хозяйство стало доминировать в экономике региона. Пшеница была важнейшим сельскохозяйственным продуктом, и для ее выращивания использовалось значительное механическое оборудование. Землю ломали боронами и плугами; Урожай собирали машинами, а затем перевозили на рамах под вагонами. Волы были наиболее распространенными упряжными животными для полевых работ. Пшеницу хранили в зернохранилищах, индивидуальных и коммунальных, а перемалывали на коммунальных мельницах.Другие полевые культуры включали ячмень, рожь и коноплю. У богатого фермера могло быть больше дюжины быков, лошадей, коров и отар овец. Также выращивали свиней, кур, индюков и уток. Скот держали на общем пастбище, за ним присматривал сельский пастух, который вечером прогонял животных из степей. Сады и фермы сделали каждое домашнее хозяйство практически независимым в отношении пищевых потребностей. Деревню без садов и огородов называли «несчастной». Помимо обычных яблонь и картофельных грядок, крестьяне выращивали еще и подсолнухи для получения семян.Сено делали из степной травы, а клевер рубили и использовали как сено. В 1890-х годах регион переживал экономическую депрессию, которая продолжалась до тех пор, пока советская политика индустриализации не изменила экономический ландшафт региона. Сегодня, помимо сельского хозяйства и животноводства, в этом районе сосредоточены различные отрасли промышленности: сталелитейная, машиностроительная, угледобывающая и текстильная.

Продукты питания. Самым распространенным завтраком была каша. Основное блюдо может состоять из горячего хлеба с маслом, соленого арбуза, тыквы, маринованных огурцов и квашеной капусты, капустного супа, домашней вермишели, баранины, курицы, холодных барашков, запеченного в куртке картофеля, пшеничной кашицы с маслом, вермишели с сушеной вишня, блины и взбитые сливки.Рабочие на полях наслаждались жирным мясом и кислым молоком, тогда как солдаты в поле часто питались щами, гречневой кашей и пшеном, приготовленными в котле.

Торговля. В прошлом большая часть торговли, особенно работорговли, велась в Черкасске, административном центре. Транспортировка осуществлялась конными повозками или телегами, зимой — запряженными волами санями. В девятнадцатом веке донские казаки торговали зерном и скотом на нескольких ежегодных ярмарках в регионе.Сегодня основными продуктами питания являются зерно, уголь и сталь, которые перевозятся по железной дороге или по воде в другие части бывшего СССР. С 1952 года Волго-Донской канал соединил две главные артерии европейской части России.

Разделение труда. В досоветские времена труд был разделен между мужчинами и женщинами, как и в большинстве традиционных крестьянских обществ. О женщинах судили по их трудоспособности, и они почти постоянно были заняты в поле или дома. В их обязанности входило доение коров и приготовление пищи, часто под критическим присмотром свекрови.Для стирки женщины били одежду плоскими камнями в реке. Также готовили пряжу на прялках и вязали в свободные минуты. Казаки презирали труд и большую часть времени проводили на военной службе, на охоте или на рыбалке. При советской власти роль пола в разделении труда перестала быть важной. В частности, во время и после Второй мировой войны больше женщин было занято на должностях, которые традиционно предназначались для мужчин.

Землевладение. Исторически сложилось так, что у донских казаков недвижимой собственности не было, и земля оставалась в общем владении.С наплывом поселенцев и включением казаков в состав российской армии в начале девятнадцатого века в этом регионе были введены землевладение и крепостное право. Вода, леса и пастбища остались в узуфрукте, хотя каждый член станицы имел право на земельный участок как акционер или плательщик ренты. В 30-е годы прошлого века казачьи земли были насильственно коллективизированы. Те, кто сопротивлялся, были заключены в тюрьмы или сосланы в Сибирь; другие невольно вступили в советские колхозы.


Родство

В ранний период, когда казачье общество состояло из одиноких мужчин, важнейшими родственными отношениями было кровное братство. По мере того, как число семей стало увеличиваться, социальные связи, основанные на экзогамном происхождении и крестном отце, стали доминирующими. Спуск строго по агнатике.

Брак. До конца семнадцатого века подавляющее большинство донских казаков были холостыми мужчинами. Влюбиться, выйти замуж и остепениться считалось несоответствующим свободному образу жизни казачества, и те немногие, кто следовали такому пути, часто сталкивались с насмешками со стороны сверстников.Однако с притоком поселенцев в Донской регион семья превратилась в основную домашнюю ячейку. Раньше большинство жен казаков были пленницами. Мало кто женился в церквях. Чтобы считаться женатыми, мужчина и женщина появлялись перед общественным собранием, читали молитву и объявляли друг друга мужем и женой. Так же легко было развестись с женой, заявив, что она больше не любима. После этого заявления разведенную женщину можно было продать любому другому казаку за деньги или товары.Позор развода был устранен после того, как новый муж частично прикрыл купленную женщину своим пальто, а затем объявил ее своей женой.

На протяжении восемнадцатого и девятнадцатого веков свадебные обряды становились все более похожими на русские, и большинство браков заключались в церквях. Муж имел неограниченную власть над своей женой и мог бить, продавать или даже убивать ее, не опасаясь наказания. Мужское господство часто проявлялось в горьких, очень нечестивых проклятиях, а иногда и в тайных садистских избиениях.Ввиду такого отношения и практики молодые женщины часто ненавидели институт брака. Брак по традиции устраивал отец будущего жениха, который вступал в переговоры с отцом девушки через пожилую родственницу молодого человека, которая служила свахой. Между сватом, представлявшим семью жениха, и отцом невесты произошел большой торг. У девушки мог быть значительный выбор, поскольку ее желание иногда принималось во внимание ее отцом, решая, принимать ли предложенный брак.Если решение было положительным, обе семьи сразу же стали обращаться друг к другу как к родственникам, принесли хлеб и бутылку водки и начали спорить о сумме приданого. Небольшое шествие под руководством жениха, одетого в черный сюртук, шло за невестой в нескольких ярко раскрашенных повозках. Пока вновь прибывшие гости пили квас и водку, сестры невесты изображали защиту невесты от жениха. Сидя рядом с ней с кочергой и скалкой в ​​качестве оружия, они отказались «продать» свою сестру за предложенную цену — монету на дне бокала жениха.Однако в конце концов они отказались от нее; Затем жених объяснил, что выкуп за невесту уплачен полностью. Послеродовое жилище традиционно было патрилокальным. Покидая дом родителей невесты, молодожены осыпали хмелем и пшеницей. Получив благословение отца жениха, они пошли в церковь на официальную свадьбу. Во время этой церемонии жених, по крайней мере, держал свечу, и двое обменивались кольцами. Церемония завершилась поцелуем. В период после 1917 года гражданские браки стали преобладающими.Сегодня из-за острой нехватки жилья послеродовое проживание в основном обусловлено наличием места, а не силой традиций. Возраст вступления в брак и рождения ребенка — от двадцати пяти до двадцати лет как для мужчин, так и для женщин. Уровень разводов высок. Легальный аборт — основное средство контроля над рождаемостью.

Внутренний блок. Семейное хозяйство, курень, было основной домашней единицей казачества. Похоже, что большая семья была менее распространена среди донских казаков, чем среди русских и украинцев.Мальчики воспитывались в строгой военной манере и уже в 3 года могли ездить верхом.

Наследование. Наследование по мужской линии.

Социализация. Мужские связи и дружба были для мужчин важнейшими традиционными средствами социализации. Любой казак чувствовал несомненное превосходство над любым неказаком. Бедный донский казак считал богатого неказачьего купца «крестьянином». До восемнадцатого века казачки были замкнутыми.Позже они стали более заметными, общаясь в основном друг с другом. Уважение к родителям и пожилым людям остается важным. В пожилом человеке казаки уважают ясность ума, неподкупную честность и гостеприимство. Сегодняшний казак, которым все восхищаются, — это тот, кто овладел военными навыками, любит сельское хозяйство и трудолюбие. Донские казаки также были известны своим благочестием и преданностью монарху. Пожилой казак считал свою жизнь полноценной, когда он «прожил свои дни, прислуживал царю и выпил достаточно водки».«Выпивка была похожа на ритуал, и уклонение от нее рассматривалось почти как отступничество.


Социально-политическая организация

Общественная организация. Традиционное донское казачье общество было военной демократией. Местные военные командиры ( атаман ), а также местные военные командиры ( атаман ), а также Главнокомандующий ( войсковой атаман, ) избирался народным собранием ( круг, ), . Но даже в этот ранний период казачье общество было четко разделено на более обеспеченных, более устоявшихся донских казаков ( домовитых ), которые проживали. преимущественно по нижнему Дону и беднякам пришельцев ( голутвенные, ), поселившимся дальше по Дону.Социальная дифференциация продолжала расти с дальнейшим включением казачества в российскую военную, политическую и правовую системы. Атаманы, теперь назначенные российским правительством, и расширяющаяся бюрократия сформировали отчетливую социальную элиту (, старшина, ), . Большинство, однако, составляли рядовые кавалеристы или земледельцы. В советском обществе различия между социальными группами Дона приобрели прежде всего профессиональный характер.

Социальный контроль. Казаки традиционно были связаны обычным правом. Обидчика привели к кругу, и наказание, согласованное со всеми присутствующими, объявил атаман. Воровство у товарища-казака было одним из самых тяжких проступков. Показаний двух заслуживающих доверия свидетелей было достаточно, чтобы приговорить серьезного преступника к смертной казни в виде утопления ( в воде посадить ) . Телесные наказания были обычным явлением. В споре между двумя сторонами посредником выступил атаман станицы.Если ему не удавалось решить вопрос, он отправлял конкурсантов в Черкасск, где решение принимали войсковой атаман и группа старейшин. С конца восемнадцатого века до 1917 года правовая система состояла из хуторского суда как основной единицы, станицкого суда с четырьмя-двенадцатью выборными судьями, суда чести для каждой из двух станиц и правительства принимающей страны как высшей судебной инстанции. Старейшины имели право проводить военно-полевые суды, и человека могли лишить титула донского казака.Молодежь была приведена к военной службе на групповой церемонии, в которой приняли участие до 1500 молодых людей. Приняв клятву священника, новоиспеченные поцеловали распятие. Дисциплина была суровой, старшинам разрешалось безнаказанно бить новобранцев плетьми по лицу даже на глазах у офицеров. Наказание военного трибунала иногда приводило к расстрелу или публичному похищению, последнее совершалось перед толпой на городской площади, когда преступник без штанов склонялся над скамейкой.После 1917 года на Дону были введены советские суды и советская правовая система. Сегодня милиция используется для принуждения к власти.

Конфликт. По сути, милитаристское общество, история Донского казачьего войска — это история военного, политического, социального и религиозного конфликта. До конца XVIII века донские казаки находились в постоянном конфликте со своими соседями: калмыками, ногайцами, татарами, русскими и украинцами. Попытки правительства контролировать военные действия донских казаков и включить их в состав российской армии привели к одним из крупнейших восстаний в истории России: одно возглавил Степан Разин в 1670-1671 годах, другой — Кондратий Булавин в 1708 году, а третий — Емельяна Пугачева (1773–1774).Хотя эти восстания были подавлены, казаки продолжали играть важную роль в большинстве социальных восстаний на протяжении семнадцатого и восемнадцатого веков. После большевистской революции большинство донских казаков оставалось решительным антисоветчиком и принимало активное участие в гражданской войне 1918-1920 годов на стороне контрреволюционных сил. В 1961 году массовая демонстрация рабочих и студентов в знак протеста против нехватки продовольствия закончилась кровавой бойней в городе Новочеркасске.


Религия и выразительная культура

Религиозные верования и обычаи. После раскола русского православия в середине XVII века старообрядцы нашли долгожданное убежище среди донских казаков, и значительная часть населения осталась старообрядцами. Другие христианские секты также поселились на Дону, хотя донское казачество в целом было привержено русскому православию. К 1820-м годам в этом районе было 330 церквей. Церковь, расположенная в центре села, имела купол в форме луковицы, иногда зеленого цвета, с прилегающим садом, окруженным кирпичной стеной.Рядом стояли дома священников, превосходные по местному уровню жизни. Колокол деревенской церкви звонил на вечерню и утреню по воскресеньям, а время отсчитывалось по церковному календарю. Исповедь практиковалась, и члены церкви часто крестились перед важными действиями и решениями. Молитвы часто записывались и носили в виде амулетов. В отличие от других регионов Российской империи, священники избирались до середины прошлого века. В 1891 г. в Донской области насчитывалось 6966 священников русской православной церкви, а религиозный состав округа был разнообразным: православные — 1 864 000 человек; Старообрядцы — 117 000 человек; другие христиане — 43 000 человек; Тибетские буддисты (калмыки) — 29 551 человек; Евреи — 15 000 человек; и мусульмане — 2 478 человек.Советское правительство прилагало постоянные усилия по искоренению религии. Сегодня, хотя значительное число считает себя христианами, большинство из них не практикующие христиане.

Православие смешалось с другими элементами. Молитвы обращались не только к Верховному Правителю и Богородице, но и к народным героям. Суеверия и фольклор тщательно перемешались с традициями. Донские казаки в песнях называли Дон своим «отцом», а окрестности — «Родиной Донландом».«Вернувшись из военных походов, они преподнесли« отцу Дону »подарки: шляпы, накидки и т. Д. Среди суеверий был страх кошек и числа тринадцать. Визг совы с колокольни мог предвещать беду. Болезнь рассматривалась как наказание Бога и наказание. болезнь ребенка как наказание матери. Колдовство могло привести к высыханию коров, а также стать причиной гибели домашнего скота. «Дурной глаз» мог сделать девушку угрюмой или вызвать у нее непривычное сексуальное влечение. Лекарства от колдовства были в компетенции старух, которые могли бы посоветовать «смыть» тоску в реке рассветом или окропить плечо водой.Некоторые лекарства имели суеверный оттенок. Для кровотечения жевали землю, смешанную с паутиной, и прикладывали болюс к ране. Суеверия и традиции смешались в таких практиках, как посадка годовалого мальчика на лошадь в надежде, что это сделает его хорошим казаком.

Ст. Особой известностью пользовалась устная эпическая поэзия, воспевающая военные подвиги и отвагу. Большой популярностью пользовались казачьи танцы и пение. Донские казаки пели о своих хороших конях и доблестных боях, но редко о любви.

Медицина. Сегодня населению доступны больницы и врачи. Однако плохое состояние советской и постсоветской медицины, а также традиционных верований по-прежнему заставляет многих обращаться за помощью к народным практикующим.

Смерть и загробная жизнь. Смерть и боль не имели особого значения, если только не был замешан родственник, и в этом случае возникало чувство тяжелой утраты. Захоронение могло быть «христианским», с головой на восток и небольшой святыней, помещенной над ней, или, как в случае с крестьянским младенцем, просто в маленьком гробу под деревом без сопутствующей службы.Заупокойные мессы отмечались по случаю смерти взрослого, а девять дней спустя проводился семейный пир для священника и друзей.


Библиография

Броневский, Владимир (1834). История Донского Войска (История войск Дона). Vol. 3. Санкт-Петербург.

Лонгворт, Филип (1969). Казаки. Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

Пронштейн А. П. (1973). История Дона (История Дона).Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского университета.

Шолохов Михаил (1941). И Тихий Дон. Перевод Стивена Гарри. Нью-Йорк: А. А. Кнопф.

МИХАИЛ ХОДАРКОВСКИЙ И ДЖОН СТЮАРТ

Анастасия Тейлор-Линд: Женщины казачьего возрождения

Анастасия Тейлор-Линд (Великобритания):

Женщины казачьего возрождения

Галерея офлайн — скоро обновление

Документирование казацкого воскресения на Кавказе, России и Крымской Украине.

Повсюду в степях и долинах автономного Крыма и Южного Кавказа казачество заново познает свои воинские традиции и культурное наследие, которые коммунисты агрессивно подавляли в течение 74 лет пребывания у власти. Возрождение казачества началось в 1991 году с распадом СССР, когда небольшие группы мужчин и женщин начали возрождать свою историческую роль защитников южных границ России и Православной церкви. Сегодня движение приобрело значительное количество людей, особенно в России при поддержке правительства, поскольку все больше и больше казаков стремятся вернуть себе самобытность и уважение, которое они заслужили в обществе.

Казаки — этническое меньшинство, населявшее эту часть мира с тех пор, как поселились там в 15 веке. Исторически казаки были известны как бесстрашные воины; беззаконные отряды людей, которые сражались как наемные солдаты на лошадях и были искусными фехтовальщиками. Однако к концу 18 века они начали приобретать легитимность и сформировали признанные Войска (пограничные военные организации), которые использовались для патрулирования этнических границ России. Хотя их современные предки все еще верят в такие традиции и роли, они, казалось бы, более интегрированы в общество, чем когда-либо были их предки.Известно, что никому не верен, поэтому неудивительно, что название «казак» происходит от казахского и означает «свобода».

Сегодня нынешнее возрождение наиболее очевидно в России, где донские и кубанские кланы дисциплинированы и хорошо организованы. Их казачьи отряды являются частью современного общества, и хотя в вооруженных силах существуют особые казачьи отряды, у них также есть параллельная гражданская администрация, которая выполняет квазивоенные задачи. Многие из мужчин, которых я встретил, участвовали в войнах в Чечне и Афганистане, а вернувшись на родину, они интегрируются в полицию, где их традиционные навыки верховой езды используются для патрулирования улиц.Хотя заработная плата, которую они получают, довольно мала, а это означает, что мужчины и женщины должны работать на другой работе неполный рабочий день, чтобы выжить, все же весьма важно, что они получают признание и поддержку со стороны государства.

Возможно, что более важно, правительство также инвестирует в воспитание возрождения казачества через множество кадетских школ, которые сейчас действуют на Юге. Дети в возрасте от 12 до 18 лет стекаются в эти школы военного стиля, где они делят свое время между обычными академическими уроками и изучением традиционных казачьих навыков, таких как верховая езда, боевые искусства, народные танцы и исполнение шашки (казачьей сабли), а также более современные пайки, необходимые для стрельбы и парашютного спорта.Уважение, которое начинают восстанавливать казаки, проявляется в том, что учеников этих кадетских училищ готовят для государственных должностей и должностей. Директор школы атамана Платова в Белой Калитве полковник Юрий Иванович сказал мне, что все его ученики будут служить России в своей будущей карьере.

Хотя казачьи отряды в Украине и России состоят как из мужчин, так и из женщин, школа здесь первая, которая принимает кадеток на полный рабочий день, и в настоящее время в Белой Калитве проживает около 80 девочек.На самом деле местная легенда гласит, что степи Белой Катитвы здесь когда-то были заселены легендарными женщинами-амазонками-воительницами, и современное открытие древнего кургана с рыжеволосой женщиной, которую раскопали, окруженной оружием и лошадью, является доказательством для учителей. в казачьей академии, которые говорят, что работают над возрождением духа амазонок через девочек-подростков, находящихся под их опекой.

Исторически только женам казаков было разрешено вступать в воинские формирования, но, поскольку они адаптировались к современной жизни, теперь приветствуются все женщины, как и мужчины, независимо от этнического происхождения или от того, имеют ли они казачье происхождение.Это проявляется не только в кадетских школах, но и в небольших отрядах в степях Кавказа.

В отличие от официальных и признанных государством групп в России, казаки Украины делают все сами. Мужчины и женщины образуют нерегулярные подразделения и могут встречаться только по выходным или вечером вне своей постоянной работы. В некоторых случаях местная полиция дает им символические права на охрану общественных парков, охраняемых озер и пляжей, но чаще всего они предоставлены самим себе, пытаясь вновь заявить о себе в качестве казаков в стране, которая, похоже, не хочет поощрять полное повторное появление.Несмотря на отсутствие государственной поддержки, движение по-прежнему сильное, и вместо того, чтобы завидовать правам и признанию, которые получают их российские коллеги, некоторые казаки в Украине по-прежнему скептически относятся к государственной поддержке, которая также несет с собой контроль и противоречит все, во что они верят. Для казаков всего бывшего СССР самым важным является сохранение традиции, которая дала им свое имя, и не присягать никому.

казаков вернулись в Россию.Пусть трепещут холмы.

Позже высокопоставленный чиновник сказал, что пришло время государству разрешить казачьим патрулям носить травматическое оружие, несмертельное оружие, которое может нанести тяжелые травмы с близкого расстояния — предложение, одобренное губернаторами Краснодара и Ставрополя.

«Некоторые правозащитники, некоторые недоброжелатели много говорят о том, нужно это или нет», — заявил российскому телевидению атаман Кубанского казачьего войска, заместитель губернатора Николай Долуда.«Это ужасное, пугающее событие подчеркивает тот факт, что это необходимо».

Историки до сих пор спорят о том, кем были казаки — потомками беглых крепостных или татарских воинов, отдельной этнической группой или касты всадников. Они сыграли решающую роль в колонизации юга Российской империи, а затем подняли крестьянские и рабочие восстания, защищая царя.

Большевики почти стерли их с лица земли, депортировав десятки тысяч человек в процессе, который они назвали «расказачиванием», но образ казака, дикого и свободного, был постоянной частью русского воображения.

Когда Толстой сел писать свой классический роман «Казаки», он поставил его недалеко от современного Ставрополя, где река Терек отделяла населенные мусульманами горы от степей, которые были казацкой страной. В сцене, которую рассказывают поколениям школьников, молодой казак замечает чеченца, переплывающего Терек, замаскированного под бревно, и стреляет в него.

Идея этнической разделительной линии широко распространена и по сей день, но она сталкивается с демографией. У мусульманских этносов на Кавказе высокая рождаемость, и русские покидают степь.По данным Международной кризисной группы, около 81 процента населения Ставрополя составляют этнические русские, но эта доля сокращается на протяжении десятилетий.

Кредит … The New York Times

Это быстрое изменение тревожит этнических русских в Ставрополе, которые иногда называют пришельцев «пастухами». 42-летний Геннадий Ганопенко сказал, что он вырос в городе, настолько однородном, что «звук нерусского языка был поводом для драки».

Донские казаки: классический балет не для них

У мужчин особенно сильные, живые голоса; многие русские хоры имеют в своих рядах большой состав казаков.Говорят, что танцы региона Дона возникли непосредственно из казачьих песен, посвященных знаменитым битвам и восстаниям народных героев, а также более мирной стороне казачьей жизни — песням о семье, красоте природы, радости любви.

Казачьи танцы варьируются от элегантных до спортивных, от лирически-романтических до кокетливых и забавных. Основной казачий танец — казачок, который начинается медленно и заканчивается быстро и яростно. Есть бодрящий гопак с вытягиванием ног и прыжками в высоту, и хоровод, русская форма хоровода.В труппе донских казаков мужчины исполняют прыжки в высоту, бешено энергичные танцы, а женщины — более лирические номера.

«Нас 80 танцоров, певцов и музыкантов, большинство из нас родились, выросли и обучались в Ростове-на-Дону, — говорит г-н Квасов. «Хотя фольклор невозможно воспроизвести в точности, мы гордимся тем, что являемся одним из немногих советских народных коллективов, которые максимально верны оригинальной хореографии и музыке.

«Песнями и танцами мы хотим показать историю региона.Вы удивитесь, насколько казаки отличаются от других людей в России. У них свой диалект, свои манеры, свои обычаи. Даже то, как они выглядят, отличается. Мужчины коренастые, очень сильные, очень конкурентоспособные и не очень высокие. Женщины особенно красивы, с легким восточным оттенком ».

Г-н Квасов, имеющий высшую культурную награду своей страны, звание Народного артиста, говорит, что для него подлинность — это все; он сожалеет о том, что некоторые из самых известных на сегодняшний день советских фольклорных коллективов, в том числе ансамбли Моисеева и Бериошки, позволяют разбавить свой репертуар влиянием классического балета.

Святые воины России — Атлантика

В прошлом году я присоединился к российским полицейским и казачьим ополченцам, когда они проводили совместное патрулирование в казачьей столице Новочеркасске, на реке Дон, на юге России. В неуклюжем сером фургоне Министерства внутренних дел с затемненными стеклами и крупногабаритными шинами мы пробрались через центр города, подпрыгивая и ревя сквозь густой туман и по покрытому кратерами асфальту. Изучая темноту впереди нас, наши фары освещали проблески зимнего запустения: деревянные хижины, приземистые, обветшалые и затонувшие в снегу; скелетные ветки деревьев, покрытые инеем; и скомканные пешеходы, угрюмо бредущие по слякоти, некоторые из них уже пошатнулись от раннего вечернего возлияния.На переднем сиденье впереди меня сидели два милиционера в меховых шапках в серых парках, вооруженные автоматами Калашникова; рядом со мной были четверо безоружных казачьих милиционеров в камуфляжной форме.

Мне было не по себе. Это было 13 января (канун Нового года по юлианскому календарю), и по всему городу была усилена охрана. Новочеркасск находится в 375 милях к северо-западу от Чечни (практически приграничный город, учитывая размер страны), и в течение последнего десятилетия сепаратистские мусульманские повстанцы перебрались в соседние города в южных провинциях европейской части России, где исторически сложилась христианская Европа. примыкал к кавказским царствам ислама — взрывать автобусы, поезда и рынки; Захват повстанцами школы в Беслане стал последним и самым шокирующим эпизодом этого конфликта.Действительно, эти нападения представляют собой важный возврат к тому, что было нормой в регионе за столетия до советской эпохи: насилию между двумя доминирующими религиозными группами в России.

«Мы, казаки, христиане», — сказал Валерий Алехин, веселый, мускулистый казачий подпоручик, чье круглое белое лицо оканчивалось черной вязаной шапкой, закрывающей лоб. «Так что мы никогда не будем дружить с мусульманами — и никогда . Мы не позволим им строить здесь мечети». В Новочеркасске, как и в большинстве городов на юге, проживает мусульманское меньшинство, состоящее из выходцев с Кавказа.Для Алехина война в Чечне была лишь последним проявлением многовековой мусульманской кампании, направленной на расчленение России, территориальную целостность которой, по его словам, казаки считали священным долгом защищать. «Хотя это было скрыто в советские времена, — продолжил он, — мы всегда жили с этим религиозным напряжением — с этим полувоенным состоянием с мусульманами, которое вы, американцы, обнаружили только после 11 сентября. Мы давно узнали, что вы». Просто учись сейчас: никогда не флиртуй с теми, кто презирает тебя за твою религию.Он сослался на плакат, который мы видели в полицейском управлении, с изображением самых разыскиваемых в России: все были мусульманами, связанными с чеченским конфликтом. Почти все тоже были смуглыми; в России, как и на Западе, разногласия между мусульманами и христианами включают элементы расизма. Алехин не постеснялся признаться в этом. «Мы предупредили, что черножопы [черные ослы] здесь, что будем отвечать тем же на любые нападения на русских», — сказал он. «Если они осмелятся что-либо попробовать, мы не оставим черножопа нетронутая.»

Грубые слова, эти — но ничто в прошлом казаков, будь то забойщики или убитые, не одобряло изощренности. Легендарные как по своим навыкам конного спорта, так и по своим военным талантам, казаки вошли в историю России в пятнадцатом веке. и защищая степи к югу от России, они помогли возрождающимся силам Московии начать вырваться из татаро-монгольского владычества, под которым русские томились с 1240 года. Но вероятной родиной первых казаков было море холмистых ковылей. степь, окружающая низовья рек Дона и Волги.Военная организация и дисциплина позволили казакам пережить безжалостные нападения множества устрашающих кочевников, давно исчезнувших, турок и рейдеров, базировавшихся в Крымском и Астраханско-татарском ханствах — мусульманских государствах, которые в конечном итоге пали под власть расширяющейся Московии. Казаки военно определяли себя и свою родину. Они называли свою страну Областью Войска Донского («Область Войска Дона», или армия), и все мужчины служили нерегулярными войсками (хотя и в звании), которых призывали в бой, когда в этом возникала необходимость.Они управляли собой демократически, избирая вождей на шумных неформальных деревенских собраниях, известных как krugi («круги»). В пятнадцатом и шестнадцатом веках, золотой эре казачества, область, границы которой охватывали нынешние Волгоградскую и Ростовскую области, пользовалась дипломатическим признанием со стороны России, а также Персии.

Вначале казаки заработали репутацию антисемитских и антикатолических фанатиков — в дополнение, конечно, к тому, что они были непримиримыми врагами мусульман региона.Народ смешанного этнического происхождения, связанный как пылкой православной христианской верой, так и пылкой враждебностью к исламу, казаки часто грабили своих неправославных соседей, убивая мужчин, похищая женщин и захватывая любую добычу, которую они могли запихнуть в седельные сумки. . В досоветской России (история которой с момента возникновения Московского государства была отмечена тиранией, крепостничеством и угнетением, не говоря уже о робком, даже пресмыкающемся почтении к деспотическим правителям) казаки держали себя выше других как вольные », свободный », но в вызывающем смысле слова, приближающемся к« своенравному »или« властному ».«Любовь к свободе, казалось, определяла их идентичность — даже если эта свобода часто сводилась к кровавому разграблению тех, кто их окружал.

Казаки, в основном враждебные коммунизму, подвергались массовым репрессиям в советские времена, но они начали успешное возрождение при Борисе Ельцина. С 1991 года по всей России открылось двенадцать казачьих академий для обучения молодежи. В российской армии сформированы казачьи отряды. Казачьи войска охраняют православные храмы и монастыри, патрулируют Новочеркасск и другие «приграничные» города, а также помогают российским полицейским проводить поиски во время оповещения о терроризме.Некоторые казаки, как я слышал, даже призывали к воссозданию Войской Донской области, которую большевики упразднили после прихода к власти. Поскольку президент Владимир Путин неоднократно клялся возродить Россию и бороться с чеченскими сепаратистами, у казаков теперь может быть больше шансов, чем когда-либо после революции 1917 года, вернуться на видное место в российской национальной жизни.

За несколько дней до патрулирования я принял приглашение отобедать в доме Ирины Фирсовой, гениального руководителя казачьего музыкального ансамбля из пяти человек «Родник».Снежным вечером в домашнем сиянии маломощных желтых лампочек я сидел с Ириной, ее мужем Владимиром и другими членами Родника за кухонным столом, уставленным колбасой, сыром, солеными огурцами, грибами и, конечно же, , бутылки водки.

Владимир, дородный мужчина лет пятидесяти с вызывающе высокой копной седых волос, налил всем нам стограммовые стопки водки и попросил всех встать. Мы сделали и подняли бокалы. Ансамбль приветствовал меня песней, столь же оглушительной, как и воодушевленной, под которую я мог представить мужчин в конических меховых шапках, швыряющих в сторону столы и исполняющих знаменитый казачий танец с приседаниями и ударами ног, разрывающий сухожилия, называемый казачок.После песни закричали: « На здоровье! На славу! », и мы выпили водку.

Снова усевшись, я упомянул, что много читал о воинской доблести казаков — слова, которые я задумал как комплимент. Я рассказал им, что когда я был аспирантом по истории России, в середине 1980-х, меня учили, что первые казаки были крепостными, которые избежали неволи в северной и центральной России в XVI и XVII веках, бежали на юг и обосновались. сами находятся в отдаленной приграничной зоне, которую Кремль позволял им занимать, пока они действовали как своего рода военная каста, сдерживающая турок и другие мусульманские народы.Эта теория до сих пор широко распространена в России. Сегодня в казачьих академиях, финансируемых государством, курсантов учат не работать на возрождение Войски Донского, а с честью служить России как члены этой военной касты.

Мои слова вызвали бурную реакцию у хозяев. «Мы , а не каста», — сказала Яна Самсонова, женщина лет двадцати, чьи темные глаза, черные волосы и мясистая форма воплощают казачьи представления о красоте — явно нерусских и почти ближневосточных.«Ты должен быть рожден, казаком. Что бы я ни делал, я никогда не смогу стать чеченцем. Это то же самое, крови ».

«Мы приняли теорию беглых крепостных в угоду России, имперской власти», — сказал Владимир. «Послушайте, вы не называете чукчу« оленеводом », потому что это его занятие; он в первую очередь чукча. То же самое с нами и с военным. Мы — человек, человек, а не профессия». Он подготовил фотокопию страницы из энциклопедии царской эпохи, на которой казаки заняли второе место (после русских) среди славянских народов России, и другую, показывающую, что казаки писали «казак» («казак» по-русски, слово, возможно, тюркского происхождения). под рубрикой национальность («этническая группа») о формах правления в первые годы после революции 1917 года.

Эта чувствительность берет свое начало в истории казачества, которая представляет собой историю суверенитета и свободы, за которыми следуют резня и унижения. Несмотря на то, что их ряды росли, золотая эра казаков начала ускользать с предложения работы от Московского Ивана Грозного в 1570 году. Чтобы возродить Россию, Иван нанял казаков для защиты южных границ России, платя им свинцом, порохом и т. Д. и хлеб. Но по мере того, как Московия становилась все более могущественной, она укрепляла все большее количество крестьян, усугубляя нищету всему населению.В 1670 году казак по имени Степан Разин поднял знамя восстания от Каспия до Симбирска (современный Ульяновск), далеко за пределами области, осудив царское крепостное право как худшее рабство, практикуемое «турками или язычниками». Восстание провалилось, и Разин был казнен. В 1707 году вспыхнуло еще одно казачье восстание, и в следующем году Петр Великий издал то, что, возможно, было одним из первых геноцидных приказов в истории: «Сожги [казаков], ничего не оставляя позади; убей людей; пристегни главнокомандующих к власти». колесо и пронзите их, потому что эту толпу нельзя усмирить, кроме как жестокостью.»

Его армия разрушила сорок восемь казачьих поселений и убила 7000 человек; но позже, опасаясь османской экспансии, Петр разрешил возрождение — при условии, что казаки примут атамана или вождя, назначенного царем для управления областью. Они согласились. Более того, чувствуя, что они не могут устоять перед объятиями новой могущественной России, казаки нашли роль наиболее эффективных ударных войск и телохранителей царей.

В 1919 году наступающая Красная Армия выгнала за границу десятки тысяч человек. белогвардейских казаков и захватили большую часть остальных.Владимир показал мне широко распространенную передовую статью 1919 года в большевистской газете, в которой говорилось: «Нужно заметить сходство между психологией казачества и некоторыми представителями животного царства. Казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции».

Большинство были. 30 декабря 1919 года Ленин издал второй приказ о массовом убийстве в истории казачества, требуя, чтобы примерно один миллион казачьих пленников был «казнен до последнего человека», то есть мужчин, женщин и детей.Около двух миллионов казаков были расстреляны, сосланы в Сибирь или лишены земли и скота в ходе сталинской коллективизационной кампании и низведены до того же советского крепостного статуса, что и остальные крестьяне страны. С тех пор в России в результате государственной пропаганды слово «казак», обозначающее народ или касту, стало синонимом среди многих неказаков православного экстремизма, реакционеров и ретроградцев. Отсюда и раздражительность моих хозяев.

«Демократия была законом нашей страны», — сказал Владимир, пытаясь внести ясность.«Это была настоящая демократия, в отличие от Америки, где ваша коллегия выборщиков выбирает лидера. Казачий круг обладал законодательной властью: мы голосовали, поднимая руки и крича« Любо! »[« Нам это нравится! » ] или « Нелюбо! » [«Нам это не нравится!»] для трех наших чиновников: атамана , , писца и казначея. Величайшим позором в наших глазах был холоп »- крепостной или раб.

Ирина сказала: «Казаки никогда, , никогда не кланялись и не делали реверансов, приветствуя других, они только кивали головами.Мы, , никогда не знали рабства ».

Они встали, подняли бокалы, которые Владимир только что наполнил, и спели еще одну песню.

Лысеющий и мускулистый, Михаил Беспалов, лет тридцати, — казачий кинорежиссер и писатель из Ростов-на-Дону, который рисковал своей жизнью ради России, сначала в качестве командира, защищающего Верховный Совет от попытки коммунистического переворота в августе 1991 года, а затем в качестве офицера в конфликтах в Приднестровье и Абхазии, сражаясь в поддержку русских меньшинств, которые были под натиском этнического большинства, стремящегося установить суверенитет на своей родине.(Русские, отчасти благодаря вмешательству казаков, победили в обоих случаях — по крайней мере, неофициально.) Известный как казачий вождь, Беспалов ведет свои корни к атаману 17 века и запорожским казакам, увековеченным Гоголем в романе « Тарас». Бульба .

«Если вы не узнаете казаков как народ, то нам нечего обсуждать», — сказал он мне вместо более вежливого приветствия, когда мы встретились для беседы в лобби-баре моей гостиницы. Он объяснил то, что многие теперь считают наиболее достоверной теорией происхождения казаков: что они были древним воином скифского происхождения, именуемым косараками в греческих надписях, найденных у Черного моря; позже появились беглые крепостные, которые принесли косаракинское христианство и древнерусский язык, из которого в XIII веке произошли современные русский, украинский и белорусский языки.

У Беспалова стальная улыбка, буквально: он потерял передние зубы во время приднестровской войны и заменил их металлическим мостом. «Казаки никогда не были крепостными, — сказал он мне, — поэтому нас нельзя было снова загнать в рабство, как русских» — намек на отмену крепостного права в 1861 году и «повторное порабощение» после революции 1917 года. . «Большевики знали, что они могут дать казакам независимость или уничтожить нас до последнего».

Беспалов рассказал мне, как в 1991 году он организовал казачий штурм штаб-квартиры компартии в Ростове-на-Дону с целью изъятия документов, инкриминирующих уходящий режим в резне его людей.«В 1991 году мы оказали огромное давление на власти», — сказал он, имея в виду тех в Москве, кто тогда, как и сейчас, считал, что вопрос казачьей государственности давно решен в пользу Кремля. «101-я Донская дивизия перешла на нашу сторону. Депутаты нашего Ростовского областного совета проголосовали за воссоздание казачьей республики, но это так и не было реализовано».

Беспалов не стал останавливаться на своей роли в этих конфликтах; всегда он просто выполнял свой долг, и перед Россией, и перед своими казачьими собратьями.Он посетовал на махинации российских спецслужб, которые, по его словам, вытеснили казачье движение «из сферы видимого»; но он говорил как дисциплинированный и способный диссидент, который — работая внутри системы, а не бешено галопом, как его предки в погоне за безграничной свободой, — имел амбиции на будущее, а не жалобы на прошлое.

Он пристально посмотрел на меня. «Здесь могла быть еще одна Чечня», — сказал он, имея в виду то, что могло бы произойти, если бы казаки решили настаивать на независимости.«Так что, возможно, нерешительность [казачьего движения] спасла людей от … от крупных потрясений. Если область будет восстановлена, это будет потому, что люди здесь хотят этого». Это казалось разумным и ответственным подходом: этническое возрождение — это одно, а кампания за независимость — другое. Поэтому я не чувствовал дискомфорта, поверив ему, когда он сказал мне со стальной улыбкой: «Однажды наша республика будет здесь. »

Слова Беспалова свидетельствовали о том, что по крайней мере один радикальный казак отказался от безудержной позиции своих предков.Мне это показалось прогрессом, но мне было интересно, что же стоит за его замечанием. С уходом Советов и когда Россия все больше обеспокоена угрозой со стороны Чечни и других близлежащих исламских регионов, может быть так, что казачьи ополченцы, патрулирующие напряженные, туманные города на юге России, теперь видят себя возвращающимися к своей более масштабной и эпической исторической борьбе. ?

Джеффри Тайлер — корреспондент в Атлантике и автор трех книг, в том числе «Слава верблюжьему глазу».Его четвертая книга «Сердитый ветер: через мусульманскую черную Африку на грузовиках, автобусах, лодках и верблюдах» будет опубликована в феврале.

Казаки чествуют заслуги своего народа перед Россией, Омск, 1992

Шесть красных месяцев в России: Ч 17

Шесть красных месяцев в России: Ч 17

Шесть красных месяцев в России

от Луизы Брайант

Я никогда не забуду первый раз, когда я увидел, как красногвардейцы выходят на боевой. Жестокий ветер пронесся по широким улицам и швырнул снег на мрачные здания.Было 25 градусов ниже нуля; Мне стало плохо от холода под шубой. И вот они пришли, удивительная вдохновенная месса в тонкие, рваные куртки и их морщинистые белые лица — тысячи и их тысячи! Казаки шли на Петроград и Петроград поднялся, чтобы отразить их. Они вышли из заводов в могучая, стихийная народная армия, — мужчины, женщины, дети. Я видел в этой армии мальчиков не старше десяти лет.

Мы стояли на ступенях Городской Думы и одной из Думских депутат, кадет, сказал мне: «Посмотри на хулиганов…. они побегут как овца. Как ты думаешь, такие оборванцы могут драться? »

Я не ответил. Я думал о многих вещах, о том, что составили самые глубокие впечатления моего детства. Впервые я представил Вашингтон и его голодную, оборванную армию в Вэлли-Фордж. … Я внезапно почувствовал, что революция должна жить, несмотря на временные военное поражение, несмотря на внутренние раздоры, несмотря ни на что. Именно красные гвардейцы заставили меня понять, что Германия никогда не будет завоюйте Россию за сто тысяч лет….

Хотел бы я, чтобы каждый в Америке видел эту армию так, как видел я все это не в ногу, в разной одежде, во всевозможных старомодные боевые орудия — некоторые вооружены только лопатами. Если это желание могло быть исполнено, сочувствия было бы гораздо больше, а презрение к Красной армии. Потребовалось бесконечное мужество, бесконечная вера, чтобы уйти. неподготовленным и неподготовленным к встрече с традиционными хулиганами России, профессиональные бойцы, платные враги свободы. Все они Ожидается, что умру.Вдруг они разразились плачем, меланхолией. революционная песня. Я бросил осторожность и последовал за мной. …

Солдаты регулярной армии презирали рабочих в города — солдаты в основном крестьяне. Раньше говорили, что люди в городах говорили все, в то время как они делали все сражались, но это было до того, как появились хунвейбины.

Городские рабочие мельче крестьян; они низкорослые и бледные, но они дерутся, как демоны.В последнее время они выставили больше всего отчаянное сопротивление немцев в Финляндии и на Украине. В этом конкретное сражение с казаками они были настолько непривычны к войне, что они забыли выстрелить из ружья. Но они не знали смысла поражения. Когда косили одну полосу, ее место занимала другая. Женщины бросились прямо в огонь без всякого оружия. Это было страшно их видеть; они были подобны животным, защищающим своих детенышей.

Казаки, казалось, суеверно относились к Это.Они начали отступать. Отступление переросло в разгром. Они бросили свою артиллерию, своих прекрасных лошадей, они побежали назад миль. …

Это было странное шествие, которое на следующий день вернулось в Петроград. день. Огромная толпа вышла им навстречу с обычными плавающими красными знаменами, петь новые революционные песни. Возвращение победоносного армия долгое время оставалась без еды, и они были смертельно утомлены, но они были безумны от радости. Традиция казаков была нарушена! Никогда больше они не должны казаться людям непобедимыми!


Очень нужно, если Америка и Россия когда-нибудь собираются наслаждаться естественной дружбой, которой они должны наслаждаться, что мы в Америка понимает, что такое красногвардейцы, казаки, Чеко-словаки и другие враждующие группировки постоянно находятся в поле зрения общественности на самом деле стоит.

Красная гвардия — это просто рядовые рабочие поселки и города. Они не анархисты и у них очень конструктивная тенденция. Они верят и борются за Советская форма правления. Они антинемецкие.

Мост Американцы знают историю казачества, но есть интересные моменты, о которых они вообще не осведомлены. Один из тех пунктов — что казаки сыграли очень небольшую роль в великой войне. Нет независимо от того, какое мнение мы имеем о провале России в конце концов, мы должны никогда не забывать, что она выдержала всю тяжесть первых лет, что ее жертвы — самые ужасные из всех наций, их сейчас насчитывается семь миллион.Мы должны иметь в виду, что эти семь миллионов были составлены в основном из крестьян.

Казаки действительно являются кавалерийским родом войск и, благодаря тот факт, что практически все бои сейчас ведутся в окопах, казаки на тяжелую службу не призывались. У них есть, следовательно, у них было время и силы, которые можно было использовать в контрреволюционных попытки. Они оказали немцам прекрасную помощь. их сотрудничество с богатой буржуазией, потому что они разорвали Россию с такой ужасной внутренней борьбой, что революционерам пришлось тратить столько же драгоценной энергии на их подавление, как и на отталкивание захватчики.Именно в таких условиях советские войска были не смогли удержать фронт и были вынуждены подписать позорный мир, который они должны рано или поздно сломаться. Но они не могут сломать его, пока не избавились от таких ярмов и могут реорганизовать свои силы.

Если бы казаки действительно были такими патриотами, как они это делают только кажется разумным, что их образ действий был бы вполне отличается от того, что было. Они бы сами были так заняты борьбой немцы, которые не успели бы добавить к хаосу в Россия.Когда мы рассматриваем казаков, мы должны признать, что им всегда платили бойцам; что они сбили Русский народ командует худшими тиранами, не дрогнув. Они рождаются и воспитываются бойцами, и такие люди обычно не умирают за революцию, но вполне естественно выступить против нее. Они больше комфортно при милитаристском режиме; они бы лучше подошли под Прусское правление, чем при советской демократии. Со смертью милитаризм и практическое воплощение революции они хотели бы придется искать другую работу.

Но после ноябрьской революции рядовые казаки восстали также против помещиков и эксплуататоров и теперь делегатов в Советы, и по крайней мере пассивные сторонники Революция.

Написание о гражданской войне заставляет меня вспомнить небольшой инцидент, который довольно хорошо иллюстрирует отношение многих россиян среднего класса к настоящее время. Было какое-то время в декабре, и богатые люди были начинает опасаться, что Советская власть будет придерживаться и беспокоились об этом.

Меня пригласили на обед в дом зажиточного русского семья. Когда я приехал, хозяйка объяснила мне, что она в запустении, потому что ее повар ушел. Она дала ей зарплату в двадцать рублей в месяц, а при нынешнем обмене это составляло два долларов. Девушка пожаловалась на это, потому что ей приходилось стоять долгие часы в очереди за хлебом каждый день изнашивала обувь. Самый дешевый туфли по тем временам стоили сто пятьдесят рублей. Если бы она спасла все цент своей зарплаты она могла купить только одну пару обуви примерно на каждый восемь месяцев, и о каучуках не могло быть и речи.

Моя хозяйка считала девушку крайне неблагоразумной. «Она должна быть избитым кнутом «, — сказала она.

За столом разговор перешел на политику. Все начали злословить большевики. Они сказали, что было бы замечательно, если бы немцы только войдите и завладейте. Жандармы были бы на каждом угол и бегущие за жизнь «псы крестьян».

Я сказал, что очень сочувствую большевикам, потому что Oни казалось, была единственной партией, у которой хватило сил, чтобы попытаться дать люди то, что они хотели.Моя хозяйка села прямо на стуле. «Почему, моя дорогая, — сказала она, искренне потрясенная, — ты вообще не знаешь, что ты говорим о. Да ведь мои слуги, — большевики! »

Все они выразили сожаление, что казаки, казалось, проигрывают. власть.

«В любом случае, — заметила одна женщина, — вы не были бы такими глупыми в Америке. как иметь гражданскую войну ».

Я выпрямился с некоторой гордостью. «Мадам, — ответил я, — у нас была Гражданская война ».

Меня попросили объяснить.Это был странный опыт. Я думал весь мир знал. Я рассказал, сколько лет это продолжалось, сколько было убил, о чем все это было. Когда я начал говорить о рабстве и положение негров моя хозяйка начала светиться понимание. Вдруг она разразилась: «О, да, теперь вспомнила, и она Совершенно верно, что с неграми надо хорошо относиться — у них такие красивые песни! «

Я был удивлен и в то же время подавлен. Эта история так типичный. Средний класс в России, кажется, ничего не знает о нашей гражданской войне, о нашей гражданской войне. их гражданская война или отношения таких событий.И они крайне эгоистичный. Они скажут вам, что хотят немцев, или они хотят «закона и порядка». На самом деле они хотят комфорта по цене. демократии и идеалов.

Со времен Ноябрьской революции красногвардейцы стали неуклонно сильнее и эффективнее, а казаки росли слабее. Частично это было связано с хорошей политикой со стороны Большевики. Когда они начали делить землю, они прямо сказали в их указ — это не касается казаков. Теперь есть великая земля владельцев в казачьих регионах а так же в любой точке России. Есть богатый и бедный. Началась агитация за землю, и она росла и росла, пока наконец многотысячная делегация донских казаков отправилась генералу Каледину, гетману донских казаков, и потребовал земля должна быть разделена по образцу распределения Советского правительства. Генерал Каледин ответил: «Это произойдет только с моим трупом». Практически сразу его ряды покинули его, присоединившись к Совету.Каледин, осознав безнадежность своей ошибки, вышиб себе мозги.

Генерала Семёнова совсем недавно выгнали из Сибири, его люди убивая своих офицеров и переходя на сторону большевиков. Позвоночник казачьего движения кажется сломленным.


Казаки (1928) — Казаки (1928) — Отзывы пользователей

Они сняли много фильмов вместе, и это не «Большой парад», но его стоит посмотреть. Пейзажи великолепны, гардеробы великолепны, юмор сегодня так же свеж, как и тогда, когда они все надели эти большие меховые шапки и оседлали их.

Это история о сыне одного казачьего вожака, который не пойдет на войну. Лукашка (Гилберт) любит просто жить — находит удовольствие в мелочах, которые его окружают. Отец насмехается над ним и унижает других молодых людей в деревне, которые (естественно) рассматривают войну как обряд посвящения и просто как вещь, которую делает мужчина, иначе он не мужчина. Возлюбленная его детства Мариана (Адори) любит его, но, будучи простой девушкой, хотела бы, чтобы он был таким же, как и все остальные.

Измученный невыносимо, Лукашка получает свой шрам, когда люди из соседнего городка крадут лошадей под покровом ночи.После этого мужчины хвалят его, женщина превозносит его, а Мариану, у которой был шанс, игнорируют, но так многозначительно, что мы знаем, что он все еще безумно любит ее. Есть забавная сцена, где она бежит за ним верхом, повторяя сказочную сцену с грузовиком из «Парада», когда она падает в пыль, сжимая его ботинок.

В результате недоразумения она обручена с аристократом; Лукашка идет ее искать, но уже поздно: она дала слово. Возникает красивая любовная сцена, в которой названия не нужны, но ничего не может измениться.Слишком поздно. Она дала слово, хотя мы видим, что ее сердце разбивается.

Ужасные вещи случаются прежде, чем они снова могут быть вместе. Сцена пыток жестокая, слишком реалистичная для меня, когда я ее видел. Казалось, его руки горели! Сейчас в моде говорить о немом кино поверхностно, рассматривать истории как банальные, потому что сейчас, по прошествии 70 лет, мы думаем, что изобрели изощренность. Обратите внимание на эту историю. Есть тонкость, которую полностью упускают во многих рассказах, сделанных сегодня.

Это хорошая история — это развлечение, и в этом всегда был смысл. Это также шанс увидеть, как Джон Гилберт играет с его самой симпатичной ведущей леди, Рене Адори, красивой, широкобедрой девушкой с магией, по крайней мере, когда она играла против него.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *