Древние головные уборы: Женские головные уборы на Руси | Novosti.Info

Содержание

Женские головные уборы на Руси | Novosti.Info

На Руси говорили: «На парне да на мужике всё та же шапка; а девка простоволоса, жёнка покрыта» (из словаря В.И.Даля). Так издревле все женские головные уборы были разделены на девичьи и для замужних женщин.

Повязки и тесемки

До замужества головной убор не закрывал макушки его обладательницы, оставляя открытыми волосы. С детства девочки носили на голове простые тесёмки, сделанные из материи.

Взрослея, девушка получала повязку (перевязку), называемую в некоторых районах увяслом, которая обхватывала лоб и скреплялась на затылке узлом. Эту повязку делали из шёлковой ленты, берёсты, а в богатых семьях из византийской парчи. Её украшали вышивкой, бисером, стеклярусом, золотом и драгоценными камнями.

В переписи имущества дочери царя Алексея Михайловича — Анны упомянута «перевязочка, низанная жемчугом». Иногда налобная часть повязки имела особое украшение в виде какого-либо узорчатого узла или фигуры и называлась чело (начёлка).

Венчик

Другой разновидностью девичьего головного убора был

венец (венчик), который вёл своё происхождение от венка, составленного из луговых цветов, и по верованиям предков являлся оберегом от нечистой силы. Венец делали из тонкой (около 1 мм) металлической ленты, ширина которой составляла не более 2,5 см. Для его изготовления использовали серебро и бронзу. По своей форме венец напоминал повязку, с той лишь разницей, что на концах мастер делал крючки для шнурка или ленты, которая завязывалась на затылке. Часто венец покрывался каким-либо узором с зубцами наверху. Девичий венец, унизанный жемчугом вдоль щёк, девушка надевала на большой праздник или свадьбу, и тогда он уже назывался рясочник. Такой головной убор украшал на свадьбе голову царицы Евдокии Лопухиной, жены Петра I — «венец с каменьи и с жемчуги».

Зимняя шапка

Зимой девицы покрывали голову шапкой, называемой столбунец. Из-под него выпадала на спину коса, в которую вплеталась красная лента.

А.П.Рябушкин. Боярышня XVII в. На голове у девушки столбунец

Замужество и головной убор

После замужества убор женщины резко менялся, ведь её красота теперь принадлежала только мужу. Иностранцы, посетившие русских, оставили описание такого свадебного обычая: во время праздника жених набрасывал своей избраннице на голову платок и становился таким образом её мужем.

М.Шибанов. Празднество свадебного договора. Фрагмент

Платок или же убрус

Одним из самых древних женских головных уборов является платок – убрус. В разных областях России он получил разные названия: полотенце, ширинка, намётка, подширье, фата и т.д. Убрус состоял из тонкого прямоугольного полотнища длиной до 2 м и шириной 40—50 см, один конец его украшался шитьём, вышивкой из шёлка, золота, серебра и свисал на плечо, а другим обвязывали голову и скалывали под подбородком. В X—XI вв. поверх убруса помещали ювелирный набор, состоящий из висячих колец и различных украшений.

Способы подвязывания платков

Позднее убрус приобрёл треугольную форму, тогда оба конца скалывались под подбородком или повязывались на голове красивым узлом, для чего требовалось особое умение. Концы платка спускались на плечи и спину и также богато расшивались. Мода носить платки, завязав узел под подбородком, пришла в Россию лишь в XVIII—XIX вв. из Германии, до этого же платок обхватывал шею, а узел помещался высоко на макушке, так, как будто болят зубы. Этот способ назывался «головка». Выразительность женского платка, как писал в XVIII в. один современник, служила цели «придать большую цветность и возвысить красоту» женских лиц.

К.Е.Маковский. Под венец. 1890-е гг.

Как спрятать волосы?

Составляя свой головной убор в будние дни, женщина надевала подубрусник или повойник (волосник), представлявший собой небольшую шапочку-сетку из тонкой ткани, он состоял из дна и околыша со шнуровкой вокруг головы, с помощью которой шапочка туго завязывалась сзади. Повойник украшали жемчугом, камнями, нашивая их на область лба, эту нашивку берегли и передавали от матери к дочери, перешивая на новый головной убор.

Главной задачей повойника было прятать волосы женщины от окружающих, но многие усердствовали, стягивая его так, что не могли моргать. Поверх повойника женщина надевала платок или шапку. С XVIII в. повойники начинают меняться и приобретают форму чепца, который иногда носили и поверх убруса, это зависело, главным образом, от богатства и красоты того или иного предмета. К головным уборам, платкам, одежде относились с трепетом.

И.П.Аргунов. Портрет неизвестной крестьянки в кокошнике

Головные уборы замужних женщин

После замужества вместе с убрусом и повойником женщина получала кику (кичку).

Историк И.Е.Забелин назвал её «короной замужества», т.к. этот головной убор был привилегией только мужних жен. В древнерусском языке одним из значений слова кика является «то, что волосы прикрывает». Кику можно было узнать сразу по лопатке или рогам, торчащим вверх надо лбом. Рога были связаны с верованиями в оберегающую силу, именно они уподобляли женщину корове — священному для наших предков животному. Защита молодой женщины, её ребенка — вот главная идея рогатой кики, другой смысл заключался в плодородии, продолжении рода.

Девичий головной убор — повязка. Нижегородская губерния. XIX в.

Кику носили поверх повойника, и состояла она из обруча, незамкнутого сзади, сверху обшитого тканью. Обруч имел форму полумесяца или подковы. Высота рогов для кики могла достигать 30 см, делали их из дерева или плотно скрученного холста. Задняя часть из дорогой материи или меха называлась подзатыльник, украшали его особенно нарядно, ведь именно он заменял косу, которой женщина лишилась. Здесь помещалась богатая вышивка или широкая декоративная подвеска с длинными цепочками из бляшек. Сверху на кику прикреплялся чехол-покрывало, называемый сорока, впоследствии он даст название этому составному головному убору. В таком облачении женщине следовало ходить, высоко подняв голову, красивой и мягкой поступью, что и породило выражение «кичиться», т. е. возноситься над другими людьми.

Славянский убор. Прообраз кики с украшениями

Разновидностью кики для особ княжеского и царского рода была коруна. Она отличалась своей формой — короной, богато украшенной, под которую надевали убрус. К убору добавляли ряски, жемчужную поднизь на лоб, колты, внутрь которых вкладывали кусочки тканей, пропитанные «ароматами», т.е. духами.

Кокошник

Ещё одним головным убором наших прабабушек был кокошник (от древнеславянского кокош — курица, наседка, петух). Отличительной особенностью кокошника являлся гребень — его передняя часть. Делался гребень на твёрдой основе и был высоко поднят надо лбом, сзади кокошник фиксировался с помощью лент. Он был затянут тканью. Позднее кокошники станут носить и незамужние девушки, у них верх убора останется открытым. Высокие и плоские, обтянутые материей или у богатых — кожей, кокошники украшались металлической нитью, жемчугом, бусинками, стеклярусом. К кокошнику прикрепляли покрывало из дорогой узорной ткани, поверх носили фату или платок, сложенный треугольником. У простого народа кокошник появился примерно в XVI—XVII вв., заменив собой кику. Духовенство боролось с «рогатой», запрещало в ней ходить в церковь и приветствовало замену на более «безопасный» головной убор.

Голова женщины украшена кикой и платком

Шляпки

С конца XVI в. в весенне-осенний период женщины, выезжая «в люди», поверх убруса надевали шляпу. «Носят шляпы из белого войлока, похожие на те, что епископ и аббаты носят на прогулке, только что те тёмно-синие или чёрные», — свидетельствовал Жак Маржерет, капитан иноземных телохранителей царя Бориса Годунова.

Женский украшенный вышивкой платок. Север. XIX в.

Меховые шапки

Зимой надевали шапки из бархата, отороченные мехом. Верх шапок делался из клеёной бумаги или ткани, он был круглой, конусообразной или цилиндрической формы и отличался от мужских украшением — шитьём, жемчугом, камнями. Так как шапки были высоки, для сохранения тепла внутрь подкладывали лёгкий мех или набивали атлас. К шапкам относились бережно, известно, что по прошествии сезона царские дочери обязаны были «сдавать» свои зимние уборы на хранение в Мастерскую палату, где их помещали на болваны и укрывали чехлами. На шапки шёл разный мех – бобровый, лисий, соболий, «девичьим мехом» считался заячий и беличий. Так же как и мужские, женские шапки назывались «горлатными» и надевались в несколько слоёв.

Английский дипломат Джайлс Флетчер, являясь послом в России с 1588 г., оставил такое свидетельство: «Благородные женщины носят на голове тафтяную повязку, а сверх неё шлык, называемый науруса, белого цвета. Сверх этого шлыка надевают шапку из золотой парчи, называемую шапкой земской, с богатой меховой опушкой, с жемчугом и камнями, но с недавнего времени перестали унизывать шапки жемчугом, потому что жены дьяков и купеческие стали подражать им».

Кокошник. Нижегородская губ. XIX в.

Каптур – зимняя шапка

В «Домострое», в главе «Как всякое платье кроить и остатки и обрезки беречь» находим ещё один вид зимнего женского головного убора: «В домашнем обиходе, коли случится какое платье кроить себе, или жене, или детям, или людям, <…> или летник, или каптур, или шапку, <…> и сам государь смотрит и смекает; остатки обрезков сохраняет…»

Каптур являлся дальним родственником капора и пользовался популярностью у вдов.

Он защищал голову от стужи, т.к. по форме это был меховой цилиндр, покрывавший не только голову, но и облегавший по обе стороны лицо. Шили каптур из меха бобра, а в семьях победнее использовали овчину. Сверху на каптур женщины надевали особый чехол или повязку. Неизвестный художник первой половины XVIII в. изобразил мать Петра I — Наталью Кирилловну Нарышкину в таком головном уборе, что говорит о популярности каптуров среди женщин знатного сословия.

Старинные головные уборы — девичьи кокошники, женский кокошник

Треух

У мужчин женщины переняли ещё один головной убор, о котором говорилось выше, — треух. В отличие от каптура верх треуха покрывался не мехом, а тканью, а налобная часть опушалась соболем и украшалась жемчугом или кружевом.

От славян и до Петра I причёски и головные уборы наших предков претерпели небольшие изменения. Их основу составляли шапка и платок. Но уже в те времена люди понимали, что головной убор — своего рода визитка, способная многое рассказать о своём владельце.

Источник: his.1september.ru

ГОЛОВНЫЕ УБОРЫ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 7. Москва, 2007, стр. 343-344

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Е. В. Смирницкая

Головные уборы: 1 – девичья шапочка тахя у туркмен; 2 – девичья шапка такыя у казахов; 3 – головной убор невесты саукеле у казахов; 4 – девичий венок у латышей; 5 – женский головной убор хасаба у турк... Рис. Е. Н. Федорченко

ГОЛОВНЫ́Е УБО́РЫ, од­на из важ­ней­ших ча­стей тра­диц. одеж­ды, вы­пол­няю­щая, на­ря­ду с прак­ти­чес­кой, де­ко­ра­тив­ную, ма­гич. (гл. обр. за­щит­ную) и сим­во­лич. функ­цию, обо­зна­чая со­ци­аль­ный ста­тус че­ло­ве­ка, его эт­нич., ре­лиг. и т. п. при­над­леж­ность. В ши­ро­ком смы­сле к Г. у. от­но­сят­ся ри­ту­аль­ные

маски­, во­ин­ские шлемы­, па­ри­ки. Со­став­ля­ют еди­ный комп­лекс с при­чёс­ка­ми, та­туи­ров­кой, втул­ка­ми, встав­ляе­мы­ми в уши, но­со­вую пе­ре­мыч­ку и гу­бы. Сре­ди раз­но­об­раз­ных ти­пов Г. у. вы­де­ля­ют­ся па­рад­ные (вен­цы), при­ни­маю­щие, как пра­ви­ло, пыш­ные вы­чур­ные фор­мы. Их сим­во­лич. функ­цию как обо­зна­че­ние дос­то­инст­ва вла­дель­ца у мн. на­ро­дов на­сле­ду­ют муж­ские шап­ки (вплоть до муж­ских Г. у. Но­во­го вре­ме­ни). В про­ти­во­по­лож­ность им т. н. по­ло­тен­ча­тые Г. у. – ку­сок тка­ни, по­кры­ваю­щий или дра­пи­рую­щий го­ло­ву (ча­сто и всё те­ло; напр. , жен­ские по­кры­ва­ла ти­па гима­тия­ и паллы­ в ан­тич­но­сти, чадры­ у му­суль­ман), – ча­ще вы­ра­жа­ют идею под­чи­не­ния, за­ви­си­мо­сти (ср. обы­чай но­ше­ния жен­щи­на­ми хид­жа­ба у му­суль­ман, мо­на­ше­ские Г. у. и т. п.). Со­от­вет­ст­вен­но раз­ли­чию се­ман­ти­ки Г. у. в од­них слу­ча­ях для вы­ра­же­ния поч­те­ния, сми­ре­ния по­ла­га­ет­ся на­де­вать их, а в дру­гих – сни­мать (так, иу­деи во вре­мя мо­лит­вы по­кры­ва­ют го­ло­ву, в пра­во­сла­вии – муж­чи­ны сни­ма­ют Г. у., а жен­щи­ны – на­де­ва­ют). К по­ло­тен­ча­тым Г. у. вос­хо­дят муж­ские и жен­ские Г. у. ти­па тюр­ба­на (слож­но по­вя­зан­ный вок­руг го­ло­вы ку­сок тка­ни), а так­же осо­бые Г. у., скры­ваю­щие во­ло­сы, ко­то­рые у мн. на­ро­дов Ев­ра­зии пред­пи­сы­ва­ет­ся но­сить за­муж­ним жен­щи­нам: обыч­но это ма­тер­ча­тый че­пец или кол­пак на твёр­дой ос­но­ве, час­то слож­ных форм, с ме­шоч­ком для во­лос сза­ди, но­сив­ший­ся с по­ло­тен­ча­тым Г. у. (чух­та у на­ро­дов Кав­ка­за; ко­кош­ник, ки­ка, по­вой­ник у рус­ских; че­пец у на­ро­дов Зап. Ев­ро­пы, ук­ра­ин­цев; убор с на­мит­кой у бе­ло­ру­сов и т. п.). Обы­чай за­кры­вать во­ло­сы свя­зан с ве­рой в ма­гич. си­лу жен­ских во­лос («про­сто­во­ло­сость» при­пи­сы­ва­лась не­чис­той си­ле и ведь­мам), час­то рас­про­стра­няв­ший­ся (ве­ро­ят­но, из-за эк­зо­га­мии) толь­ко на за­муж­них жен­щин, при­над­ле­жав­ших чу­жой род­ст­вен­ной груп­пе; за­тем он был пе­ре­ос­мыс­лен как вы­ра­же­ние жен­ско­го це­ло­муд­рия и под­чи­нён­но­го по­ло­же­ния. В про­ти­во­по­лож­ность жен­ским де­ви­чьи Г. у. в этих куль­ту­рах ос­тав­ля­ли во­ло­сы от­кры­ты­ми, име­ли обыч­но вид вен­ка или ма­лень­кой круг­лой ша­поч­ки, ино­гда иден­тич­ной муж­ско­му Г. у. (вен­ки у на­ро­дов Ев­ро­пы, тю­бе­тей­ки и ша­поч­ки та­кыя, такъя, та­хя у на­ро­дов По­вол­жья и Ср. Азии и т. п.). Как жен­ские, так и де­ви­чьи Г. у. со­че­та­лись с ме­тал­лич. ук­ра­ше­ния­ми: на­лоб­ны­ми, ви­соч­ны­ми (напр., т. н. ви­соч­ные коль­ца у вост. сла­вян), на­кос­ни­ка­ми и т. д.

На­чи­ная с 12–13 вв. в Зап. Ев­ро­пе на фор­му муж­ских и жен­ских Г. у. ока­зы­ва­ла силь­ное влия­ние мо­да. Но тра­диц. зна­че­ние Г. у. как обя­за­тель­ной при­над­леж­но­сти улич­но­го кос­тю­ма со­хра­ня­лось в ев­роп. об­ще­ст­ве до сер. 20 в. Ны­не Г. у. вы­пол­ня­ют сим­во­лич. функ­цию в не­ко­то­рых про­фес­сио­наль­ных и кон­фес­сио­наль­ных груп­пах, в оп­ре­де­лён­ных эти­кет­ных си­туа­ци­ях и т. п.

Головной убор как часть народного костюма

 

(отрывок из статьи Яскеляйнен Е.И. (г.Кухмо, Финляндия) «Народный костюм русских Кемского Поморья ХIХ - первой половины ХХ вв. в коллекции музея «Кижи»

 

Головной убор – удивительно многозначная и глубоко традиционная часть народного костюма. Коллекция музея насчитывает чуть больше двух десятков головных уборов, происходящих из различных поселений Кемского Поморья и датируемых ХIХ – I пол. ХХ в. Именно головной убор (в широком своем смысле, включая прическу и ее украшения и дополнения) явился отражением древнейших народных предсталений о магической силе волос и защитной, оберегающей роли одежды. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В Поморье (так же как и в других районах Русского Севера) строго отличались девичьи и женские прически и собственно головные уборы. В древности, как известно, считалось возможным воздействовать на человека посредством волос. Волосы никогда не выбрасывали «на ветер», их сжигали или собирали, чтобы они не могли попасть кому–либо недоброму в руки. Этот обычай до сих пор сохранился в селах Поморья среди староверческого населения. Во время экспедиции в марте 1995 года, в с.Шуерецкое мы встретились с пожилой староверкой, которая аккуратно собирала свои волосы, складывала их в мешочек и хранила в сундучке с приготовленными «на смерть» погребальными принадлежностями.

Замужние женщины не должны были оставлять свои волосы открытыми, их заплетали в две косы и тщательно закрывали различными головными уборами. Молодые же девушки показали свои волосы «на людях», не закрывали их (особенно затылок). Заплетали девушки волосы в одну косу или, в особо торжественных случаях (например, в церкви, во время венчания), распускали волосы по плечам.

В старинных поморских свадебных причитаниях («вопах») даются многочисленные поэтические описания девичьей прически, заплетания и расплетания косы девушки–невесты. В день «рукоданья» (когда жених со своей родней приходит в дом невесты «взять руку»), рано утром невеста причитывала своей матери так:

Еще найди–кось дорогой, белой кости гребешок,

Заздыни–кось свою легкую правую рученьку

На мою–то на буйну головушку,

На тонку косу красовитую.

Уж зачеши–кось, загладь

Мою тонку косу красовиту

По одному да по единому русому волосу

По моим белым плечам могучим.

Возьми–кось с дорогого, белой кости гребешка

Очески, да обрывки моих русых волосов,

Да не бросай их на тонкий дубовый мост, на пиленный –

Завяжи–кось во плат во тальянский, во узел во немецкий;

Подержи–кось до крутой до красной весны…»

 

Коса являлась символом девичества, что особо ярко проявляется в свадебном обряде, в частности, в ритуале заплетания и расплетания косы невесты. При расплетении косы из волос постепенно убирались все украшения – косоплетки, ленты и пр., что являлось символическим устранением препятствий на пути к браку, поскольку лента также была своеобразным символом девичества и девичьей воли [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Видимо, именно поэтому, когда жених с невестой ездили «со славой» по всему селению, чтобы показать «момент перехода девушки из красно–привольного девичества» в «женско житье подначальное», невеста была с распущенными волосами, украшенными целым ворохом разноцветных лент» (описание нач. ХХ в.). В Нюхче и Колежме невеста была «снаряжена в самолучшее», волосы заплетены в одну косу, к которой, не вплетая, прикреплялись длинные широкие яркие ленты «аршина три».

Девичьим головным убором была повязка («перевязка», «перевясточка»). Этот убор охватывая голову вокруг, оставлял ее верх (макушку, затылок) открытым. Повязки могли быть обшиты позументом, украшены вышивкой, жемчугом, могли иметь жемчужные (или бисерные) поднизи.

Праздничной девичьей повязкой и головным убором невесты в селениях Кемского Поморья была шелковая косынка «с морямы» (разводами), свернутая в виде довольно широкой (ок. 4 см) ленты. Концы косынки обводились вокруг головы и спереди завязывались узелком, кончики узелка составляли бантик и закреплялись булавками. Поверх косынки надевалось украшение – т. н. «нитки жемчужные» (местн.: «жемчуг», «нить жемчужная», «перо», «бус») – в виде соединенных между собой нескольких рядов снизанного мелкого речного жемчуга. «Нитки жемчужные» крепились к косынке («повязке») также при помощи булавок. В Колежме для того, чтобы «перо» сохраняло необходимую форму («ловчее сидело») под него «клали свернутую треугольником плотную бумагу». Если у девушки не было подобного жемчужного украшения, то украшением ее повязки был бантик, сделанный из концов косынки; кончики его «прихватят, приколют булавками, и на концы – по брошке…». Можно было украсить иначе: из одного конца косынки сделать бантик и приколоть его булавками, а второй конец «протянуть и булавкой тоже приколоть; и наискосок надо прикрепить брошечку. На левом боку – бантик, на правом – брошка».

На невестиной вечерине в канун дня венчания (с.Колежма) главное отличие наряда невесты от подруг состояло в том, что волосы ее были распущены (не заплетены в косу) и слегка скреплены узкой ленточкой (м. н. «бархотка», «подволосник»), к которой прикрепляли широкую яркую атласную ленту. Головным убором невесты был уже описанный ранее убор из косынки, свернутой полосой. Но в данном случае, он назывался «волей». Поверх нее надевалась жемчужная нить или брошки. В с.Нюхча (на «вечерке», подобном колежомской вечерине) девушки были «в хорошем обряде – косынки, ленты привяжут, оденут кольца, браслеты…».

После венчания в церкви, во время которого невеста стояла с распущенными волосами в девичьей повязке («шелковой перевясточке»), ее волосы делились прямым пробором на две части и туго заплетались в две косы из трех прядей каждая. Концы кос связывали вместе узенькой ленточкой или шнурочком («подкорешком»). Связанные концы кос поднимали наверх так, чтобы кругом охватить голову, т. е. оборачивались вокруг головы[123], после чего на невесту одевали повойник – головной убор замужней женщины. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Повойник (м. н.: «повойник», «карта», «кружок») – широко бытовал в кон. ХIХ – первой трети ХХ вв. у русских Кемского Поморья (так же как и у карел Северной Карелии). Он имел вид облегающей голову шапочки с мягким «очельем», но твердым донцем («донышком»). С изнанки донца проклеивались, дублировались холстом или х/б тканями, могли быть посажены на бумагу. Мягкие очелья по верху собирались мелкими складками. Шились они из различных шерстяных однотонных, часто узорного тканья фабричных материй, реже – из хлопчатобумажных, как пестрых, так и однотонных. Концы очелья не сшивались друг с другом сзади, они имели завязки в виде шнуров или тесьмы, которые стягивались и перекидывались через голову на лоб.

Донца повойников, близки по форме к овалу, со стрельчатым нижним концом. Они удивительно разнообразны по своему цветовому и орнаментальному решению. Выполнены «донышки» чаще всего из бархата темных цветов (малиновый, вишневый, сиреневый, коричневый) и орнаментированы золотной вышивкой. Материалом для вышивки служили металлические волоченые нити: «золото волоченое», «золото пряденое или сканое», использовалась также «бить» и «канитель», блестки, бисер и речной жемчуг.

Центры золотошвейного дела на Севере были известны с ХVI–ХVII вв. Применялась техника шитья «по карте» «в прикреп», когда вырезанные из картона рисунки узоров прикладывались к ткани и застилались стежками золотных нитей, а с изнанки подхватывались бумажными или шелковыми нитями. Шили золотом и поверх стеганого узора, выполненного толстыми хлопчатобумажными нитями. Контуры рисунка часто обшивались крученым шнуром; дополнительным украшением были блестки, канитель и стеклышки. Вышивка обычно заполняла не всю поверхность донца, а частично оставляла фон. Изготовлялись донца и т. н. «кованным шитьем», без оставления фона, который вместе с узором полностью расшивался золотными нитями.

На вышитых донцах повойников, как правило, представлены симметричные композиции из растительно–геометрических узоров, прежде всего, цветущих побегов, бутонов и раскрытых цветов. В центре композиции по вертикальной оси обычно представлено сложное полиморфное изображение: многолепестковые цветы, дерево и, что особенно важно – антропоморфные фигуры, часто повторенные два–три раза, одна над другой. Трудно в наши дни понять глубину смысла этих вышитых узоров, но очевидна их древняя магическая сущность.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Как считают многие поморские жители, донца (их часто называют «кружок») вышивались «в стары–стары времена…», и изготовлялись они, в том числе, и домашним способом. В описаниях 5 г., сделанных Н. Озерецковским, упоминается, что монастырские женщины (монастырь Лекса), которых называли белянками, вышивали золотом и серебром башмаки, перчатки, повойники и шапки – на продажу. Занимались этим они зимой, наряду с прядением и ткачеством.

Как правило, донце повойника по сравнению с очельем значительно дольше не изнашивалось и, в дальнейшем, могло пришиваться к новому убору. Донце могло быть подарком невесте во время вечерины в канун венчания (с. Нюхча) от своей будущей свекрови, наряду с платком и мотком золотных ниток для вышивания узора на повойнике («цепки золота»). На налобную часть повойников (м.н. «очелье») требовалось полметра ситца, которым невесту также одаривали знакомые.

В очерке о кустарной промышленности в Поморье 1912 г., особо выделяются золотошвейные женские ручные работы, названные наряду с кружевными и вышивальными. По утверждению автора, это ремесло в Поморье существует с незапамятных времен. Вышитые золотом по бархату и шелку изделия, по преимуществу «кружки», имели сбыт лишь на внутреннем рынке, а за границу почти не экспортировались.

Повойники плотно сидели на голове, благодаря стягивающим завязкам и уложенным надо лбом косам. Этому же способствовала и узкая лента из бархата (м. н. «бархотка»), как правило, черного цвета, 2–3 см шириной, с застежкой сзади на крючки, которую надевали на лоб, под повойник. При этом бархотка должна была несколько выступать из–под головного убора. Но и это был еще не полный убор. Дополнительно повойник укреплялся на голове шелковой косынкой, свернутой в виде полосы также, как и в девичьей повязке. Эта косынки была несколько шире девичьей, т.к. ею старались полностью закрыть очелье повойника, оставив при этом открытым донце. Также, как в девичьей повязке, концы косынки перекрещивались сзади, проводились вперед и закреплялись надо лбом различными способами. Это могли быть продетые через кольцо и украшенные брошками бантики, которые крепились при помощи булавок. Сверху на косынку надевались «жемчужные нитки» («бус», «жемчуг», «перо»).

Внутри повойников, прямо по вертикали по центру (надо лбом) пришивалась или прикалывалась вставленная т. н. «тычка», «тычок» – свернутая туго, в виде брусочка, бумага или ткань. За счет нее, верх повойника получал «треугольное», острое завершение. Такой повойник называли «угловой». По свидетельствам жителей Поморья, кроме таких «угловых» с косынкой и «жемчугом» повойников, носили и «прямые» или «круглые» повойники. Они были «накруговую» все украшены вышивкой мелким, часто разноцветным бисером.

Праздничные головные уборы девушек и женщин бытовали в Поморье еще в 1930–х годах, в послевоенное время уже не использовались и надевались «только любителями». Хорошо помнят шуеречане поморскую женщину из Кеми, которая в 1950–60 е годы приезжала в село на праздник Параскевы Пятницы «вся в наряде», в том числе и в полном головном уборе.

Кроме специально сшитых, описанных выше головных уборов, до сих пор повсеместно распространенными в Поморье разнообразные покупные платки и шали. У каждой женщины «в покруте» (наряде, одежде) было много атласных, гарусных, ситцевых платков, косынок и шалей. Платки были не только головными, их носили и наброшенными на плечи. Они могли надеваться поверх повойника, по несколько одновременно – один на другой и повязываться по–разному. В 5 г. в с.Сорока на о.Ковжино старушка, собираясь на службу в церковь, прежде всего убрала волосы – «накрутила покорешек» (своеобразный шнурочек), обвив им голову дважды. Сверху надела черную «бархотку», связав ее концы сзади тоненькими завязочками на бантик, поверх бархотки надела небольшой тонкошерстяной клетчатый серо–оливковой расцветки платок – концами назад «шапочкой» (как чепец), а сверху – еще один черный тонкий гарусный платок с кистями, завязав его узлом под подбородком. Поверх всего (на улицу) – большой серый пуховый платок. Та же женщина, рассказывая о старинных нарядах, многократно упоминала о любимых поморками шалях: «больших, как ковры, с кистями – по полуаршина».

Многие поморы рассказывают о том, как по–разному в селениях и деревнях относились к цветовому соотношению в наряде. Платок, косынка, шаль, ленты играли в этом не последнее значение. Сорочанки, сумлянки по многочисленным свидетельствам одевались с большим вкусом, ими были любимы светлые шелковые шали (бежевые, светло–коричневые), которые подходили для сарафанов любых цветов. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таким образом, нужно отметить, что платок, шаль, косынка могли быть как самостоятельным головным убором, так и его составной частью. Постепенно вытесняя старинные головные уборы, именно платок становится преобладающим убором девушек и женщин в 1 пол. ХХ века.

Все головные уборы разделялись на будничные и праздничные, при этом праздничные также различались между собой («большие», «свадебные», «выходные», «выездные» и т.п.) – аналогично другим частям костюма. Будничные уборы были изготовлены из более простых фабричных х/б тканей (ситца, коленкора, миткаля и др.).

Особо нужно отметить головные уборы староверческого населения Кемского Поморья. Традиционными были все те же косынки, платки, чепцы, повойники, бархотки, ленты. В девичестве носили опоясывающую голову перевязку (повязку) в виде косынки, перегнутой по ширине ленты. По рассказам жителей с. Шижня, в с. Сухом староверческая наставница Фекла «… всю жизнь лет до 70–ти носила узенькую косыночку на голове, не очень яркую, шелковую» – девичий головной убор, т.  к. никогда не была замужем. О подобном же рассказывали и в с. Шуерецкое: «… прическа у тети, которая Богу посвятила всю свою жизнь (т.е. староверки – Е.Я.) была как у старой девы – не плела косы, а обводила голову «бархоткой», повойник не носила никогда».

Новоженки (женщины замужние, недавно присоединившиеся к старой вере, «не прошедшие всего искуса, не вникшие во все правила согласа») – могли надевать повойник. В пожилом возрасте женщины-староверки завязывали на голове платок «шапочкой». Как говорили нам в Поморье только вдова, которая жила отдельно, становилась «настоящей староверкой». Она уже никогда не надевала золотного повойника, основным головным убором для нее становился платок.

Платок надевался староверками особым образом – «на покромку». Он перегибался с одной стороны «по кромке», при этом два угла скреплялись под подбородком, а два других угла оказывались в развернутом виде на спине. Платки попроще завязывались под подбородком в узел, а нарядные шелковые – закалывались булавками. На праздничные службы одевали более красивые платки, причем для каждого большого праздника, платок мог быть особый. «Выходные», «выездные» (в дорогу) платки были очень большими, ткаными из шерстяных, шелковых нитей, орнаментированные узорами и длинными кистями. На ежедневные моления, чтобы избежать жары, одевали легкие сатиновые или шелковые платки темных цветов: черные, коричневые, бордовые и др. Ярких платков не использовали. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таким образом, головной убор староверок традиционно сохранял свой знаковый характер, указывая на возраст и семейное положение женщины.

 

О типологии происхождения русских головных уборов

 

Кирилл  Бабаев - канд. филол. наук, доцент Института восточных культур и античности РГГУ, старший научный сотрудник Института языкознания и Института востоковедения РАН, главный редактор научного журнала «Вопросы языкового родства». Сфера научных интересов включает сравнительное языкознание, нумизматику, этнографию, историю традиционного костюма.

 

Как ни странно, но названия самых популярных в современной России головных уборов заимствованы из иностранных языков — как, конеч­но, и сами уборы. «Шапка» еще в Средние века заимствована из фран­цузского, «шляпа» явилась к нам из немецкого языка одновременно с возвращением Петра Великого из его знаменитого европейского во­яжа, а «кепка», конечно, не что иное, как обрусевшее английское cap или немецкое Kappi (в свою очередь, заимствованные из латыни). Что же касается подлинно русских головных уборов, то из них, пожалуй, широкой общественности доподлинно известен лишь кокошник — во множестве его разновидностей, но прежде всего тот, что Снегурочка и Василиса Прекрасная носят, не снимая, вкупе с неизбежной русой косой до пояса. А старшие поколения, наверно, представят себе толь­ко оренбургский платок, на самом деле распространившийся в евро­пейской части России лишь в XIX веке.

А между тем в дореволюционной России видов традиционного голов­ного убора — прежде всего, конечно, женского — было никак не меньше полусотни, и разнообразие причудливых фасонов, форм, материалов и украшений составляет одну из самых интересных страниц истории отечественного костюма и русской моды в ее подлинном, всенародном понимании. К сожалению, эта страни­ца еще не написана: отдельной монографии, исследующей историю и географию русского головного убора, пока не существует, несмотря на то что им — как неотъемлемой частью костюма — занимались мно­гие именитые русские этнографы (см.: Костомаров 1887). А ведь инте­ресно не только описать виды и фасоны украшения головы, принятые на Руси, но и проследить историю возникновения и развития каждого из них. Настоящая статья представляет лишь несколько фактов, сви­детельствующих об увлекательности подобной задачи.

 

Головодец, перевязка, обруч

На самом деле, конечно, в заимствовании головных уборов, как и дру­гих элементов народного костюма, нет ничего удивительного или за­суживающего порицания. В течение многих веков и даже тысячелетий народы перенимают друг у друга полезные новшества и изобретения, так что подчас трудно даже разыскать истоки того или иного явления. Так, на любом антикварном базаре в Иране вам будут пытаться продать самовар, да еще и обидятся насмерть, если вы им скажете, что самовар, как и его название, пришли в Персию из России. А русская матреш­ка, напротив, как раз восточное изобретение, только разве скажешь об этом кому-нибудь из семеновских умельцев без риска для жизни? Примерно так же дело обстоит и с головными уборами, и наиболее на­глядной здесь является, безусловно, история того самого снегуркиного кокошника (Глебушкин 2008: 49).

Начнем с того факта, что никакой это не кокошник. Высокий ко роноподобный убор, обрамляющий голову и оставляющий затылок непокрытым, на Руси называли венцом или головодцем. Такие уборы носили только девушки, потому что по древнему русскому обычаю замужним женщинам надлежало полностью покрывать голову и пря­тать волосы от людских глаз, а вот до свадьбы вполне можно и даже целесообразно было щегольнуть длинными косами. Поэтому девичьи уборы почти всегда оставляли макушку открытой, и головодец, кре­пившийся на затылке завязками, не составлял исключения. В таком го­ловном уборе, украшенном парчовой нитью, жемчугом, бисером, цве­тами и серебряными монетами, девушка шла замуж — то есть как раз «под венец». После венчания он зашивался в подушку невесты, а через некоторое время помещался в колыбель новорожденной девочки. По­взрослев, она надевала его на собственную свадьбу.

Свадебный венец всегда изготавливали со смыслом. Даже цветы, слу­жившие его украшением, выбирались определенные, и каждый имел символическое значение: розмарин, барвинок, калина, рута. Нередко в венец зашивались или подкладывались и менее подходящие предметы: шерстяные нити непременно красного цвета, перец, зерна овса, изюм, кусочки сахара, даже луковицы чеснока и куски хлеба. Всего этого у молодой четы должно быть много. При выходе «от венца» чету с поже­ланиями плодородия и богатства осыпали зерном и деньгами — причем гости, должно быть, предпочитали первое, а молодожены второе.

Страшным наказанием было лишение венца за преждевременную потерю невинности — а в некоторых регионах существовал обычай в знак позора повязывать отрезанную половину убора на голову такой излишне торопливой невесты.

Эти и другие традиции существовали на Руси испокон веков, однако мало кто знает, что головодец, едва ли не главный аксессуар сказочных русских красавиц, на самом деле пришел к нам из центральноазиатских степей вместе с кочевыми ордами. И действительно, головной убор, ра­зительно напоминающий формой русский венец, до сих пор надевают по праздникам девушки в Монголии и Бурятии. Здесь он представляет собой более узкую полоску основы из картона или древесной коры, об­шитой бархатом или ситцем, с некоторым возвышением в области лба и неизменными жемчужными украшениями и подвесками.

Постоянные и массовые перемещения народов с востока на запад по Великой степи, простирающейся от Байкала до Балатона, приво­дили к быстрому распространению многочисленных культурных яв­лений и традиций, в том числе и в области костюма. Ну что, скажем, являет собой знаменитая «шапка Мономаха» русских царей, как не отороченный мехом монгольский «шовгор», до сих пор бытующий среди тюркоязычных и монголоязычных народов степной части Рос­сии, Казахстана, Монголии и Китая? То же самое случилось и с венцом- головодцем: именно так кочевники-венгры принесли его в X веке к бе­регам Дуная, где девушки по сей день надевают по праздникам красные «парто».

Венец представлял собой самый распространенный на Руси тип де­вичьего убора в виде круга, собирающего длинные распущенные воло­сы или косы. Иногда венок делали и из самих кос, украшая их цветами. На сегодняшней Украине косы в виде наголовного круга, как известно, до сих пор пользуются популярностью в политической среде.

Среди других разновидностей девичьего головного круга на Руси можно назвать перевязку и обруч, служившие одной цели — прихва­тить волосы, оставив прическу на виду потенциальных женихов. При этом перевязка, обычно представляющая собой узкую полоску ткани с завязками сзади, нередко являла собой настоящее произведение ис­кусства. В Тульской области ее делали из золотой парчовой нити, с нашитыми подвесками и замысловатой золотой бахромой — такая перевязка ценилась едва ли не больше, чем весь остальной костюм де­вушки. В соседней Рязани перевязки делали из красного ситца, при этом налобная часть украшалась ярко-желтой материей с наши­тыми на нее кружевными полосками. К нижней части перевязки при­шивалась также сборенная белая или желтая материя, так что головной убор становился на редкость нарядным. В северной России перевязка, называемая «коруной», могла достигать в высоту 40 сантиметров, пре­вращаясь в подобие цилиндрического колпака — только с открытым верхом. Коруну тоже расшивали золотом.

Походивший на перевязку обруч изготавливался из бересты, а поз­же — из картона, и обшивался красной материей с прикрепленными на ней украшениями. И хотя после свадьбы его хозяйка уже не могла пользоваться своими девичьими костюмами, головной убор бережно сохранялся для следующего поколения, что и позволяет нам сегодня иметь возможность прикоснуться к настоящим произведениям искус­ства русских женщин и девушек. А головной обруч, обшитый барха­том или яркой материей с блестками, будто повинуясь мудрым словам, приписываемым Коко Шанель («Мода циклична по своей природе»), вновь прочно обосновался в молодежной моде в 1980-е годы.

 

Кичка, сорока, повойник

Впрочем, наиболее изысканными на Руси всегда были уборы замуж­них женщин. Еще 100 лет назад женщины в русской деревне без го­ловного убора разве что ложились спать — на людях показаться с не­покрытой головой было неприлично. Публично «опростоволоситься», то есть показать свои волосы, даже случайно, обронив шапку, счита­лось настоящим позором. Это поверье широко распространено по всей Азии, имеется оно и у многих народов Европы. Этим и объясняется, по-видимому, то, до какого высокого уровня на Руси было поднято ис­кусство изготовления и украшения головных уборов: его великолепие должно было затмить красоту естественной прически.

Известный русский этнограф первой половины XX века Д. К. Зеле­нин делил головные уборы замужних женщин, распространенные в Восточной Европе, на несколько групп по их происхождению (Зеле­нин 1926-1927).

Первый тип восходит к праславянской наметке — головному полотен­цу, которым особым образом обматывалась голова. Наметки и сегодня распространены на Украине, где их называют «намитками», — при этом длина такого белого хлопчатого полотенца с яркой вышивкой по краям достигает двух метров. Наметка не просто облегала голову женщины наподобие чалмы: ей придавались особые формы, нередко наподобие рогов, которые играли роль оберега в мифологии древних славян. Та­кие рога, сделанные с помощью особых завитков на наметках, можно видеть на старых фото украинских крестьянок. По мнению Зеленина, постепенно форма наметки видоизменялась, превращаясь в более позд­ние великорусские уборы — кичку, сороку и кокошник.

Самой удивительной и, по-видимому, древней из шапок этого вида можно считать кичку — головной убор, где древние символические рога еще присутствуют. Рогатая кичка распространена по всей южной Руси и на Украине, ее нередко напрямую называли рогами или рожками. В других регионах — например, в центральной России — след былых рогов сохранился в виде смотрящих в разные стороны острых углов: такие кички называли «копытом» или «лопатой». Для того чтобы рогоподобные удлинения сохранялись, под материю зашивались не­большая дощечка, служившая распоркой между двумя углами, скру­ченные куски коры или плотно настеженный холст. Древность русской кички подтверждается и тем, что с ней вплоть до самого последнего времени безуспешно боролась православная церковь: священники за­прещали бабам в головных уборах входить в церковь или подходить к причастию. И.С. Тургенев в рассказе «Два помещика» пишет о «про­грессивном» барине, запретившем своим крестьянкам носить любые го­ловные уборы, кроме кокошников, сделанных по петербургской моде: «и действительно, до сих пор в имениях его бабы носят кокошники... только сверху кичек».

Именно так, поверх кички, повсюду на Руси обычно надевали дру­гой головной убор — сороку. Само название «сорока» неясного происхождения — имеется несколько версий его объяснения из наиме­нования яркой птицы средней полосы, однако все они, с нашей точ­ки зрения, малоубедительны (Зеленин 1926—1927). Интересно, что в разных районах европейской части России сорокой называли различ­ные элементы женского головного убора (число которых, к примеру, в Дмитриевском уезде Курской губернии доходило до 45!). Видимо, сначала сорокой называлось лишь вышитое полотенце, используемое в виде накидки — подобно тому, как позже городские модницы начала XX столетия накрывали шляпки вуалью. Однако со временем сороку стали сшивать, превращая в подобие футляра, накрывавшего рогатую кичку. Виды этого убора сильно варьируют от региона к региону, но полностью сшитая сорока превращается уже в настоящую шапочку — кокошник.

Кокошник, видимо, именно от такого футляра, накрывавшего рога, сохранил нечто вроде гребня, чем и заслужил свое «куриное» наимено­вание (слав, кокошь — «курица, петух»). Со временем он стал самосто­ятельным убором, и под гребень обычно складывались косы хозяйки. Он мог располагаться как вдоль, так и поперек кокошника, однако в конце XIX и начале XX веков гребешок оставался заметен лишь в не­которых районах — в большинстве областей северной и центральной России, где кокошник стал основным убором замужних женщин, от гребня не осталось и следа. Зато кокошник обрастал другими украше­ниями. Например, экземпляр конца XIX века из Сеченовского района Нижегородской области (ил. 6) сделан из золотой парчовой ткани, его донце полностью вышито цветочными и растительными узорами. Та­кой головной убор ценился больше иных ювелирных украшений, осо­бенно если к нижнему краю пришивалась поднизь, или ряска, — лента или сеточка с налобными подвесками из жемчуга.

Сшитую лишь спереди сороку в России называли повоем или повой­ником (от слова «повить», то есть повязать), а на Украине — очипком, очапком или чипцем (названия происходят из «чепца»), при этом их различия весьма невелики. На севере Руси и в Поволжье для того же типа уборов характерны также названия волосник и сборник. И дей­ствительно, выглядит повойник как чехол, под которым «собираются» на голову волосы. Сзади же повойник не сшит, а имеет вздержку, при помощи которой стягивается, сморщиваясь, затылочная часть убора. Повойники сперва служили лишь простыми, удобными для повседнев­ной носки шапочками, представлявшими собой предмет интимного белья. Но со временем стали украшаться модными атрибутами — в ход шла и золотая парчовая нить, и различные виды вышивки на очелье, и бисер со стеклярусом. Повойник, сороку, сборник или волосник охотно заимствовали у русских женщин другие этносы России — финно-угры, тюрки, народы Сибири. Так, один из мордовских головных уборов но­сит наименование олосник, другой — сорка. А вот название сходного головного убора «шамшура», которое на севере России употребляют как русские, так и коми, и даже саами Кольского полуострова, скорее всего, имеет неславянское происхождение.

Таким образом, головные уборы на Руси (как, впрочем, и во всем мире) не являлись чем-то исконным и не имели раз навсегда приня­той формы. Как и любой элемент человеческой культуры — язык, архи­тектура, кухня или искусство, — они развиваются дивергентно, то есть постепенно трансформируясь по форме, материалу, фасону, и конвергентно, то есть заимствуясь у соседних народов. Нужно отметить при этом, что русскому головному убору свойственна довольно запу­танная система наименований: шапочка одной и той же формы, без существенных отличий, может в зависимости от района именоваться кокошником, повойником, сборником или волосником. В то же вре­мя два головных убора из разных областей, в которых сложно обна­ружить что-либо общее, кроме функционального назначения, могут именоваться кичками.

Эта путаница, конечно, затрудняет и научную терминологию, кото­рая для русских головных уборов пока, по сути, не разработана. А ведь в ней должно найтись место не только для кички, сороки и кокошни­ка, но и для других бесчисленных имен, о которых можно прочесть в старых заметках и этнографической литературе. Сруза, склендячка, верхуша, кибалка, моршнь, голощинка, кустышка и почёлка — все эти разновидности подлежат скрупулезному исследованию, так как отра­жают сложный, широко разнесенный во времени и пространстве мир русских головных уборов.

 

Литература

Тлебушкин 2008 — Традиционный русский костюм XIX—XX веков из со­брания Сергея Глебушкина. М.: Северный паломник, 2008.

Зеленин 1926—1927 — Зеленин Д. Женские головные уборы восточных (русских) славян // Slavia, Rocnik V, Sesit 2, с. 303—338; Sesit 3, с. 535—556. Прага, 1926-1927.

Костомаров 1887 — Костомаров Н. Домашняя жизнь и нравы велико­русского народа // Костомаров Н. Исторические монографии и иссле­дования. СПб., 1887. С. 3-314.

 

«Живая нить народного костюма. Женской головки убор»

Виртуальное занятие в клубе «Берегиня»

Любой народный костюм – это исторически сложившаяся символическая система, в которой каждый предмет имеет свое значение и несет определенную смысловую нагрузку. Головной убор издавна считался неотъемлемой частью русского национального костюма и имел символическое значение. Для наших предков головной убор, как и весь народный костюм, был «говорящим». Женский головной убор служил как бы визитной карточкой, по нему можно было узнать, кто его владелица, откуда она, ее возраст, семейное положение (женщина, вдова или девушка), социальную принадлежность. По головному убору просто можно было отличить девушек на выданье от замужних женщин. По богатству отделки головного убора и материала, из которого он был сделан, можно было судить и о достатке хозяйки. Головной убор выступал как зрительное и логичное завершение женского народного костюма. В дореволюционной России видов традиционного головного убора – прежде всего женского – было около полусотни, и разнообразие причудливых фасонов, форм, материалов и украшений составляет одну из самых интересных страниц истории отечественного костюма.


Говоря о головных уборах, следует начать с того, что под ними скрыто, с традиционной русской женской прически. Единственной русской прической незамужних барышень была одна коса. Заплетение первой косы совпадало с переодеванием в «женскую одежду», с надеванием венка на голову по достижении девушкой брачного возраста, в 13-16 лет. Даже старым девам не разрешалось носить другую прическу. Они тоже плели косу, но могли покрывать голову платком. Молодые же девушки с удовольствием украшали себя, вплетая в косу ленты. Лента в косе – знак того, что девушка на выданье. В наряде замужней русской женщины головной убор играл самую важную роль, так как по понятиям того времени женщина не должна была показываться с открытыми волосами. Даже родственники не составляли исключения. Считалось, что женские волосы обладают колдовской силой, что выставленные напоказ волосы замужней женщины могут притянуть горе не только к ней, но и ко всем окружающим. Головной убор являлся символом добропорядочности: «опростоволоситься», остаться с непокрытой головой, было верхом неприличия, а чтобы опозорить женщину, достаточно было сорвать с ее головы убор. Это было самым тяжелым оскорблением. Обычай соблюдался так строго, что в Новгороде некоторые женщины стали брить волосы, однако против этого восстала церковь, и бритье вышло из употребления. Обычай строго соблюдался даже в начале XIX веке. Замужние женщины носили обязательно две косы. Этому придавали магический охранный смысл. По легенде, правая коса предназначалась Богу, левая – дьяволу, и от того, кто перетянет, зависело, попадет женщина в рай или в ад. Две косы – пара, чтобы не овдоветь, одной не остаться. Заплетенные таким образом волосы укладывали на голове, а затем покрывали одним из женских головных уборов так, чтоб даже прядка не выбивалась. Распущенные же волосы и для девушек, и для женщин возможны были только в ситуациях, которые считались «пограничными» между миром реальным и потустороннем – во время гаданий или занятий «магией», в родах, на похоронах родителей, в ходе свадебных обрядов.

Русские головные уборы наиболее ярко отражали возрастные и социальные особенности владелицы. Возрастные различия отмечались в головных уборах, начиная с детства. Девочки носили в косе гарус или косник (накосник) – вплетенные в косу золотые нити, ленты, завершающиеся треугольными подвесами.

Эти пластины были достаточно жесткие и украшались очень богато вышивкой, бисером, золотными кружевами. А девочки из боярских семей носили косники с жемчугом и драгоценными камнями. Девушки, достигшие зрелости, украшали косу лентой. В северных губерниях девушки во время свадьбы, на гуляниях и на вечеринках всегда ходили в старинном наряде: шелковых штофных шубейках или полушубках и юбке, что составляло так называемую пару, и в повязках – головном уборе, украшенном вышивкой жемчугом, рубленым перламутром, бисером, цветными стеклами, ювелирными вставками, золотным шитьём и кружевами, позументом, блёстками. Этнограф П.С. Ефименко пишет: «… невесты обязаны быть в повязке и паре, так что у которой нет её, та занимает её на стороне. Этот наряд, то есть пару и повязку, каждая выходящая замуж девушка передает после свадьбы своей следующей за нею по летам сестре, и уже последняя сестра берёт его себе в виде приданого». Формы головных уборов были весьма разнообразны даже в соседних районах. При всем разнообразии названий головных уборов русских девушек, они были очень похожи друг на друга. И в основе лежал один, древнейший девичий головной убор – венок из цветов или других растений. В своей основе этот головной убор представлял более или менее широкую повязку, завязывающуюся сзади. Макушка и спадающая на спину коса оставались непокрытыми. Названия девичьих головных уборов очень разнообразны: лента, венец, венчик, повязка, почёлок, коруна, головодец, тканка и другие. Девичью косу и лоб обычно обвивала лента или повязка.

Головные повязки девушек-невест вообще являли собой маленькие короны. Делались они как из домотканых, так и из покупных заморских товаров, таких как парча и позумент, штофная ткань, из полос кумача с богатым шитьем золотой нитью. Были они широкими, на плотной основе. Иногда декорировались спускавшейся на лоб поднизью или ряской из речного жемчуга, рубленого перламутра, бисера. В более ранних головных уборах идею связи неба и земли несли рясны ( жемчухные или бисерные подвески, которые крепятся к головному убору и располагаются с двух сторон – слева и справа), заканчивающиеся колтами (височными подвесками в форме слегка выпуклых круглых пластин или звезд). Они символизировали дождевые струи, падающие с неба на землю и оплодотворяющие её. Форма девичьего убора – круг или полукруг, различной вышины – в зависимости от материала. Часто на голову девушки надевали венец – обруч из кожи или бересты, обтянутый дорогой золотой тканью. 

Венец имел несколько форм. Главное их различие заключалось в том, что одни были сплошными, твердыми, а другие – прорезными, гибкими. Твердые венцы в виде подковы обрамляли лицо, подобно нимбу. Венец мог иметь зубцы – треугольные или четырехугольные. Венец, у которого была приподнята передняя часть, назывался очельем. Как правило, все они украшались вышивкой жемчугом или белым бисером. 

Плачея – промежуточный между девичьим и женским головными уборами. Его надевали просватанные девушки перед свадьбой. Самым торжественным из всех девичьих уборов была коруна – твердый венец в виде хора (выпуклого обруча) с прорезным узором.


По своей форме коруна – сложный головной убор, состоящий из органично связанных между собой обода и венка. К твердому ободу, сделанному из проклеенной слоями бумаги, иногда на каркасе из проволоки, и обтянутому хлопчатобумажной тканью или набойкой, прикреплялся венок (венец) – декоративно насыщенная прорезная полоса с волнистыми краями. В северных губерниях такой венец делали с зубьями-«городками», и он действительно напоминал корону. Коруна была исключительно ритуальным убором, который невеста носит перед венчанием. Такие головные уборы должны были демонстрировать потенциальным женихам благосостояние семьи невесты и способствовать удачному замужеству. Долгое время существовал обычай венчать невест в жемчужных венцах, но так как, в связи с уменьшением количества речного жемчуга в реках к ХVIII веку, они редко у кого были, их брали напрокат за плату. Переходя из одного социального состояния в другое, выйдя замуж, девушка меняла свой девичий головной убор на головной убор замужней женщины, который она должна была носить, не снимая, всегда и везде, даже в собственном доме.

Замужняя женщина носила головной убор, символически связанный с небом – об этом убедительно говорят «птичьи» названия: сорока, кокошник (происходит от кокошка, курица) и украшения в виде солнца и птиц, а также рясны. символизирующие дождь. Самым распространенным головным убором была сорока – ее носили женщины на юге России вплоть до начала ХХ в. 

Простая сорока состояла из очелья (передняя часть), крыльев (боковая часть) и хвоста (задняя часть). Встречаются так же сороки, состоящие только из двух частей: очелья и хвоста или очелья и крыльев. Этот головной убор изготавливался из шелка, кумача, бархата на холщевой основе и украшался вышивкой, бисером, золотым шитьем. В некоторых областях этот женский головной убор доходил до 20 элементов и требовал при одевании много времени и кропотливости. Сорока зачастую была самой дорогой частью всего гардероба. Богатую сороку-золотоломку молодухам позволяли носить по праздникам, первые два-три года после замужества. Именно высокая стоимость сыграла с сорокой злую шутку – до наших дней они почти не сохранились. Скупая эту в прямом и переносном смысле золотую одежду, ее уничтожали, выплавляя драгоценные металлы. Для южных губерний России (Воронежской, Курской, Калужской, Рязанской, Тульской, Орловской, Тамбовской, частично Смоленской) был характерен убор – сорока, украшенный птичьими перьями и бисером. Известно, что птицу сороку вешали в конюшнях для оберега. Вполне вероятно, этот головной убор служил подобным оберегом от домового. В разных уголках России один и тот же головной убор назывался по-разному. Поэтому сегодня специалисты не могут окончательно договориться, что считать кикой, а что – сорокой. Путаница в терминах, помноженная на великое разнообразие русских головных уборов, привела к тому, что в литературе под сорокой часто имеется в виду одна из деталей кики и, наоборот, под кикой понимается составная часть сороки. В ряде регионов примерно с XVII века сорока существовала как самостоятельный сложный убор замужней женщины.

Шапочку, полностью покрывающую волосы с выдающимися вперед двумя выступами («рогами»), называли кикой или кичкой.

Форму рогов придавали с помощью вставок из твердых материалов, например, бересты или стеганного материала. Рога, по вере наших предков, обладали большой оберегающей силой. Также рога в славянской мифологии обозначали плодородие и продолжение рода, поэтому носить их могла лишь «мужатая баба». Женщина, особенно недавно вышедшая замуж и имеющая маленьких детей, должна была иметь силы и средства защитить их и себя от злых людей и нечистых духов. Для этого и рога. В большинстве регионов право носить рогатую кику женщина получала после рождения первого ребенка. Надевали кику и в будни, и в праздники. Чтобы удерживать массивный убор (рога могли достигать 20–30 сантиметров в высоту), женщине приходилось высоко поднимать голову. Так и появилось слово «кичиться» – ходить, задрав нос. Кика изготавливалась из разного материала, в зависимости от сословной принадлежности и достатка. Женщина старела, и рога у кики становились ниже, а часто и совсем исчезали (безрогая кика). 

До появления ребенка женщина носила яркую кичку, а в пожилом возрасте с простейшим орнаментом. С языческой атрибутикой активно боролось духовенство: женщинам запрещалось посещать церковь в рогатых киках. К началу XIX века этот убор практически исчез из обихода, однако в Рязанской губернии его носили вплоть до ХХ века. Сохранилась даже частушка: Рязанские рога Не кину никогда. Буду есть одну мякину, А рогов своих не кину!

В будни волосы от «дурного глаза» и от «позора» прятали в маленькую шапочку повойник

Повойник (подубрусник) – старинный головной убор замужних женщин, он полностью закрывал волосы. Повойник представляет из себя полотняную шапочку с твердым очельем. Вместе с повойником носили повязанный сзади платок – подзатыльник. Обычно повойник и подзатыльник изготавливали из одинаковой ткани. Повойник и подзатыльник – нижние женские русские головные уборы. Поверх всего этого надевали волосник.

Волосник – женский русский народный головной убор, который состоял из нескольких деталей. Волосник был не обязательной частью костюма, носили его только знатные и богатые женщины. Он представлял из себя сетку с околышком из вышитой золотом ткани. Волосник надевали вместе с верхними головными уборами – кикой, сорокой, убрусом. Таким образом, женский головной убор был сложной, многослойной конструкции, как советовал «Домострой». Сочетание множества составляющих было самой характерной чертой любого праздничного убора. Один из таких уборов описывает М. Е. Шереметьева: «Головной убор состоял из 8-9 частей: повойника, кички, сороки, позатыльня с увязками, косиц, махров и бантов. На две косы, положенные кругом головы, сперва надевался повойник, поверх него накладывалась двурогая кичка, она делалась из просмоленного и простеганного холста. Рога ее остриями повернуты не назад, как в другой, более новой разновидности южновеликорусской кички, а торчат кверху. Сзади приделывали четырехугольный кусок холста, которым покрывали макушку головы». Чаще всего в таком сложном ансамбле значительной деталью – по размеру, а следовательно, и по плоскости, занятой орнаментом, – был позатылень: он спускался на шею, на плечи, на спину, часто покрывал лопатки. В своей конструкции позатылень имел достаточно крепкое основание из поперечной тесьмы или сложенной полоски ткани.

Поверх обычно надевали платок, сложенный в виде треугольника, так называемый убрус.

Убрус – это, наверно, самый древний женский головной убор. Он представляет собой платок или прямоугольное полотнище длиной 2 м и шириной 40-50см. Убрус имеет и другие названия: полотенце, ширинка, фата, наметка, шлык. Один концом убрус повязывали на голову, полотнище скалывали под подбородком брошью или булавкой. Второй конец свободно лежал на плече. Его украшали вышивкой, золотым шитьем. Поверх убруса одевали ювелирные украшения. Постепенно убрус изменил свою форму и стал треугольным, похожим на современный платок Убрус был полотняный, а у знатных женщин – шелковый. Два конца его, свисавшие на грудь, были богато вышиты. Убрус мог быть не только белого, но и красного цвета.

Кокошник – возможно, это самый знаменитый русский головной убор. Но в том виде, в каком он известен нам теперь по костюму Снегурочки, он не существовал. Ведь кокошник Снегурочки – это девичий головной убор – с открытой косой и теменем.

А кокошник был предметом гардероба замужней женщины. Он представляет собой начельник (полукруг с лицевой стороны) и волосник или донцо (шапочка сзади). Основа кокошника делалась из проклеенного или простеганного холста или картона. Сверху основа обтягивалась тканью и украшалась вышивкой, фольгой, бисером, драгоценными камнями, цветами, жемчугом. Часто вышивкой покрывалась и затылочная часть кокошника. Сзади кокошник завязывался лентами. По краям кокошника могли быть жемчужные нити – рясны, а спереди сетка из жемчуга – поднизь. Сверху кокошника часто надевали платки из шелка или шерсти и закалывали их под подбородком. Так же сверху кокошника могли прикреплять покрывало из кисеи, которое спускали сзади на спину. Кокошник относился к праздничному убранству женщины, в будни ограничивались более простыми головными уборами. Кокошник, расшитый жемчугом, надевали на свадьбу. Да и в целом, кокошник был скорее головным убором знатных и богатых людей.

Формы кокошников, как и обычай закрывать волосы замужним женщинам, очень древние. Возможно, они были заимствованы с ореолов, которые окружали головы святых на иконах. В XVII в. из культурных центров – Москвы и Ярославля – они распространились по России. Бытовавшие во всех северорусских и центральных регионах, а также на территории Сибири и русского Поволжья, они обладали ярко выраженными местными чертами, которые проявлялись в цветовой гамме, покрое, характере украшений. «Кокошник, цельный твердый головной убор, включавшийся в костюм с сарафаном, был различен в разных районах: в Торопецком уезде Псковской губернии – это головной убор с конусообразным верхом – “рогом”, украшенный по очелью “шишками”, в Тверской губернии – высокая шапка с плоским верхом, небольшими наушниками и поднизью, спускавшейся на лоб, в Костромской – головной убор с высоким треугольной формы очельем, украшенным золотой вышивкой, бисером, жемчугом и т. п.»



Характерно, что форма кокошника в виде месяца или солнца, связанная со световой семантикой, завершала ансамбль костюма точно так же, как световые символы увенчивали дом. Особенной красотой отличались головные уборы севера: высокие, расшитые узорами, напоминающими морозные, они искрились, как снег. В центральных и южных губерниях носили уборы поменьше, богато расшитые яркими многоцветными узорами и украшенные у висков белыми пушками. Головной убор выполнял в ансамбле женского праздничного костюма не только особую декоративную, но и символическую задачу: орнаментация головных уборов представляла из себя магические символы. Не случайно со многими головными уборами напрямую связывали сведения об их магической силе. Например, в этнографических описях 1890-х гг. зафиксирован обычай: во время сватовства при отъезде из дома в карман жениху клали повойник для облегчения сговора с семьей невесты. Цветовая гамма головных уборов соответствовала их магической роли оберега. Орнаментальные композиции, украшавшие головные уборы – крестообразные фигуры, зигзаг, треугольники, ромбы, звезды, – общеизвестны как символы жизненной силы и плодородия. Интересно по поводу происхождения этих узоров в России писал Ф. Буслаев: «Узоры на головных уборах ХVIII-ХIХ вв. ведут свое начало из глубокой старины. Внешние формы христианского искусства и культуры уже при самых зачатках нового христианского мира были заимствованы от классических народов, от греков и римлян, а они в свою очередь многое когда-то взяли из предшествовавшей им культуры ранних народностей востока». В узорах, украшавших праздничные головные уборы, прослеживались самые древние общечеловеческие религиозные символы. Стихия воздуха представлялась, например, через образ птицы, стихия земли символизировалась растениями, животными, небесное пространство – змеями, а стихия воды – рыбами. Декоративное оформление головного убора участвовало в организации того образа, который «перекликался» с обрядовым значением убора. Любой декор, и прежде всего орнаментальный, всегда следовал пропорциям костюма, создавая тем самым особый композиционно-пластический строй. Узоры, изображаемые на девичьих головных уборах, несли в себе символику плодородия (растительные мотивы, птиц, и т. п.) Эти узоры сохранялись на девичьих уборах вплоть до начала XX века. Это были, например, стилизованные женские полуфигуры в виде пятилепестковых цветков, похожих на солнце. Из этого следовало, что девица достигла возраста, символизирующего детородный период. У головного убора подчёлок, который девицы надевали на время девичника на свадьбе, очелье в центре украшено кругом с расходящимися лучами, то есть на первом плане очелья – солнце. На боковых лентах круглые розетки с лучами, выполненные мелким прозрачным бисером, жемчугом «вышивкой по бели», и украшены металлическими блёстками и стеклянными бусинами. Центральная лента, расположенная со стороны спины, украшена стилизованным узором из сложных геометрических двенадцати фигур в кругах – календарь культа Пятницы-Макоши. На девичьей повязке жемчугом вышиты пять розеток с узорами снежинок, нижнюю часть повязки украшает поднизь из жемчуга, напоминающая струи воды. Дождь, снег связаны с небесной сферой, как и солнце. Подобные изображения имеются только на повязках Архангельской губернии, где холодных снежных месяцев больше, чем в центральных и южных регионах России и указывают на почитание как солнца, так и воды. Геометризованные человеческие фигурки с поднятыми руками осмысляются как изображение «девы», а с опущенными руками «богини-матери». Подобные изображения женского божества в двух образах были широко распространены в древности. В славянских землях издавна существовал культ рожаниц. Рожаницы были неразрывными спутницами верховного бога славян Рода – творца Вселенной, бога неба, природы и жизни, представления о котором тесно связаны со светом, огнём и красным цветом. Солнце было в самом близком родстве с богом Родом. В образном представлении народа оно связывалось с плодородием и чаще всего известно в женском облике. Когда солнце в узорах приняло человеческий облик, на голове у него стали изображать лучистый солнечный диск с крестом или заменяющий его ромб. И эта «лучистость» головы женского божества стала одной из самых характерных черт декора. Изображения персонажа богини-матери, богини-девы не всегда одинаковы. Но в любом случае голова несет на себе солярную символику, причем у «девы» – это чаще всего лучистый диск, а у «матери» – завершение в виде двух загнутых лучей-рогов. Рогатость – устойчивая черта в вышивке и присуща только женским персонажам. Она является ещё и одним из определяющих признаков женских изображений. С упрочением христианства происходил постепенный длительный процесс отмирания языческих культов небесных сил, забвение их идеограмм, утрата функций магических оберегов. Постепенно первоначальный смысл древних символов был забыт, хотя они дошли в народном искусстве до наших дней, передаваясь по традиции от поколения к поколению, в том числе и в головных уборах. Женский головной убор представляет собой цельную космологическую систему, олицетворяет взаимосвязь с Мирозданием, способствует усилению мощи и защиты от тёмных сил.

У крестьянок традиционным головным убором, после кичек и кокошников, являются платки и шали (полушалки). 

Платком (древнерусская платъ) называется кусок ткани, обычно квадратной формы. В конце XIX века платки в качестве головного убора широко были распространены в России. В разное время года их носили девушки и молодые женщины. Платки придавали женскому костюму особую красочность и своеобразие. Сначала платки повязывали поверх головного убора (обычно кички), позже их стали носить самостоятельно, по-разному повязывая на голове. Девушки завязывали платок под подбородком, а иногда «по-бабьи» - концами назад (так носили платок и замужние женщины). Мода носить платки, завязав узел под подбородком, пришла в Россию из Германии в ХVШ-XIX вв., а образ русской женщины – «Алёнушки в платочке», завязанном таким образом, -сформировался уже в XX веке.

Встречались различные платки: холщовые с тканым узором по краям, обшитые кумачом и бархатом из шерсти; из набивного ситца, цветного шелка. По старинному поверью свадебный платок обладал особой магической силой. Он состоял из двух цветов – красного и белого. Красный цвет – цвет мужчины, белый – цвет женщины, их сочетание означало брак. В разные времена популярностью пользуются косынки или косые платки, т.е. платки треугольной формы, обычно разрезные (полный платок режется с угла на угол пополам), широко распространившиеся в XIX веке. В русском языке даже существовал глагол, описывающий процесс создания такого платка – «косынить» платки, т.е. резать пополам, на косынки. Косынки изготавливались из хлопчатобумажной или шелковой ткани, были пуховые косынки. В некоторых регионах России, в частности в Рязанской губернии, женщины в особо горестные дни – дни похорон и поминаний – покрывали головы белыми косынками, которые получили название тужильных (от славянского слова «тужить» – горевать, кручиниться).

Своеобразным символом русской культуры является оренбургский пуховый платок. До сих пор восхищают белые ажурные «паутинки», которые умещаются в скорлупе гусиного яйца и проходят через обручальное кольцо. Первые упоминания о них появились ещё в конце XVII века, когда русские, закрепившись на Урале, начали торговые отношения с местным населением. Суровый местный климат заставил переселенцев использовать одежду, связанную из козьего пуха. Художественные приёмы вязания складывались веками. Особую известность промысел вязания из козьего пуха получил после всемирной выставки в 1862 году, когда в Лондоне в «хрустальном дворце» среди многих сотен экспонатов впервые были представлены оренбургские пуховые платки.

Термин «шаль», обозначающий большой вязаный или тканый платок, разного вида и размера, часто с красочным цветным узором, известен в России с конца XVIII века. Особое распространение на Руси это слово получает после 1820 года, когда появилось стихотворение А.С. Пушкина «Черная шаль»: Гляжу, как безумный, на черную шаль, И хладную душу терзает печаль… Из египетского похода Наполеон привез в подарок Жозефине шаль индийской работы изумительной красоты, и этим ввел в Европе моду на шали, сначала во Франции, потом в Германии. А оттуда через Саксонию они попали на русские фабрики и здесь прочно утвердились под названием «саксонский товар». Шаль стала традиционной формой русского женского головного убора. По шали легко определялось не только социальное, но и семейное положение. Шаль могла «рассказать» и о родном крае женщины. Суровый климат и величественная красота Севера отражались в белой ткани, вышитой на концах серебряными нитями. Яркие распустившиеся цветы, густая трава и молодые веточки изображались на шалях теплого южного края России. Шали украшались разными способами: их вышивали вручную, вязали на спицах, ткали на ручном станке. Рукотворные шали были трудоемкими по изготовлению и украшению, именно поэтому каждая из них неповторима своей красотой и расцветкой. Всемирной популярностью стали пользоваться павловские шали и платки с «плавающими цветами», получившие свое название по городу, в котором они до сих пор производятся – Павловский Посад, и стали неподвластными времени образцами народного рукоделия.

Наши русские головные уборы – бесконечный кладезь вдохновения для творчества. Иногда думаешь, как жалко, что ушла из нашей жизни эта красота. И увидеть ее можно только на картинах русских художников, да, может быть, в театре. Но вдруг в современной толпе видишь юную девушку в вязаной шапочке, и вдруг понимаешь, да это же просто пра-прабабушкин кокошник, только на современный манер. Ведь правда, похоже? 





Использованная литература: Русский народный костюм. – Государственный исторический музей. М., Сов. Россия, 1989. Кислуха Л.Ф. Народный костюм Русского Севера XIX- начала XX века в собрании Государственного музейного объединения «Художественная культура Русского Севера» // Л.Ф. Кислуха. М. : Северный паломник, 2006. Лотман Ю.М. Лекции по структурной поэтике // Ю.М. Лотман. М. : Гнозис,1994. Маслова Г.С. Народная одежда в восточнославянских традиционных обычаях и обрядах XIX - начала ХХ веков/Г.С. Маслова. – М. : Наука, 1984. Бушухина И.В. Оренбургский пуховый платок: книга-альбом. – Оренбург: Оренбургское книжное изд-во, 2007. Т. 1. Мерцалова М. Н. Поэзия народного костюма // М.Н. Мерцалова – М.: Мол. гвардия, 1988. Брюханова Ю. зав.сектором отраслевой литературы Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина

Untitled Document

ожно сказать, что головные уборы имели очень важное значение в комплексе одежды древних славян. Голова замужней женщины убиралась волосником или подубрусником. Это были шапочки из шелковой материи, являющиеся символом брачного состояния и составляли необходимую и главнейшую часть приданого. По понятиям русских, для замужней женщины считалось и стыдом, и грехом оставлять на показ свои волосы: опростоволоситься (открыть волосы) было для женщины большим бесчестьем. Скромная женщина боялась, чтобы даже члены семейства, исключая мужа, не увидели ее простоволосою. Поверх волосника накладывался платок (убрус), обыкновенно белый, и подвязывался под подбородком. Платок – общераспространенный головной убор конца XIX века. Платок носили девушки и молодые женщины в разное время года. Они придавали их костюму особую красочность и своеобразие.По старинному поверью свадебный платок обладал особой магической силой. Он состоял из двух цветов – красного и белого. Красный цвет – цвет мужчины, белый – цвет женщины, их сочетание означает брак. Свадебный платок был оберегом сам по себе.Встречались разнообразные платки: холщовые с тканым узором по краям, обшитые кумачом и бархатом из шерсти; из набивного ситца, цветного шелка. Платки носили завязав и заколов над подбородком. Зимой носили шали и полушали – шерстяные или хлопчатобумажные. Платки повязывали поверх головного убора, позже их носили самостоятельно, по-разному повязывая на голове. Девушки завязывали платок под подбородком или «по-бабьи» – концами назад (так носили платок и замужние женщины). Девушки заплетали волосы в косу или носили их распущенными, подхваченными лентой, тесьмой или обручем из кожи, бересты, обтянутым разноцветной тканью. А дочери Ярослава Мудрого, изображённые на фреске Софийского собора, бывшие наверняка модницами, носили конусовидные шапки, а под ними убрус - белый или цветной платок, сложенный треугольником. Он закалывался под подбородком, а его концы, расшитые золотыми узорами с жемчугами и драгоценными каменьями, ниспадали на грудь. На Руси головной убор был незаменимым атрибутом, как женщин, так и мужчин. По шапке можно было узнать происхождение и достоинство человека. Высокие шапки означали знатность породы и сана. В древности по наряду девушки было легко определить ее возраст - совершеннолетняя или нет, можно ли сватать. А вот замужем или нет - об этом говорил в первую очередь головной убор, поэтому головные убора носили не только эстетическую и защитную функцию, но и смысловую. Женщины-славянки в древности не носили непосредственно шапок, считавшихся мужской принадлежностью. В холодное время года женщины всех возрастов покрывали голову теплым платком. Только завязывался он не под подбородком, как мы привыкли. Такой способ, как пишут ученые, сравнительно недавно проник в Россию из Германии через Польшу. В древности платок охватывал подбородок и шею, а узел завязывали высоко на макушке. Такая манера носить платок сохранилась кое-где в России еще в начале XX века. Русская шапка была четырех родов. Зажиточные люди носили маленькие шапочки, покрывавшими только макушку, расшитые золотом и жемчугом,
даже в комнатах, а царь Иван Грозный ходил в ней даже в церковь, и за то поссорился с митрополитом Филиппом. Другой вид шапки - колпак, зимой, подбитый мехом. Этой формы шапки носили и бедные мужики, из сукна или войлока, зимою
подбитые овчиной. Третий вид - четырехугольная шапка, украшенная меховым околышком, их носили дворяне, бояре и дьяки. Четвертый род - горлатные шапки, их носили исключительно князья и бояре. Княжеская шапка - важнейший признак феодала. Первые изображения относятся к XI веку. В XIV веке, получив в подарок золотую восьмиклинную тюбетейку бухарской работы, московский князь велел приделать к ней соболью опушку для сходства с традиционной княжеской шапкой, и только тогда она стала великокняжеским, а потом и царским венцом. Это и есть знаменитая "Шапка Мономаха". В русском народном костюме женскому головному убору уделялось особое внимание. По нему можно было узнать не только, из какой местности владелица, но и каков ее возраст, семейное положение и социальная принадлежность. Форма головного убора всегда сочеталась с прической. Девушки заплетали волосы в косу, Русские замужние крестьянки плели две косы и укладывали их на голове или свертывали волосы в пучок спереди. Исследователи признают, что, хотя плетение кос очень старинный обычай, у замужних женщин ему, по-видимому, предшествовало свертывание волос без предварительного их заплетания и ношение распущенных волос у девушек.

Характерным признаком девичьего головного убора была открытая макушка. Женщины полностью прятали волосы под головным убором, т.к. по старинным обычаям показывать их было нельзя.

Связь женских головных уборов с возрастными группами, обряды, сопровождающие надевание их впервые, а также связь с древнейшими дохристианскими поверьями заставляют относить происхождение некоторых видов женских головных уборов к глубокой древности.

Девичий головной убор выглядел на голове в виде обруча или перевязки.

Древнерусские женские головные уборы делятся на 3 типа:

  1. Платкообразные и полотенчатые – плат, покров, повой. Нужно заметить, что замужние женщины носили платки, полностью покрывающие волосы. Они могли быть шерстяными и полушерстяными, из пасконных нитей.  Известны платки, расшитые бисером, бляшками, трапециевидными подвесками.
  2. Сложные головные уборы из множества деталей (составные и шитые).
  3. Головные уборы ленточной конструкции. Серебряные пластины с завитками на конце – налобные венчики – и орнаментированные пластины, воспроизводящие форму человеческого уха, – наушники.

  До замужества головной убор (по крайней мере, летом) не покрывал макушки оставляя волосы открытыми. Маленькие девочки носили на лбу простые матерчатые тесемки. Взрослея, вместе с поневой они получали "красу" - девичий венец. Еще его называли "увяслом" - "повязкой", от "вясти" - "вязать". Эту повязку расшивали как можно нарядней, иногда, при достатке, даже золотом. Девушки из богатых семей носили увясла из византийской парчи. Другой типично славянской разновидностью "красы" был венчик из тонкой (около 1 мм) металлической ленты. Ширина ленты бывала обычно 0,5- 2,5 см. Делали такие венчики из серебра, реже - из бронзы, на концах устраивали крючки либо ушки для шнурка, который завязывался на затылке.
Мастера-кузнецы украшали венчики орнаментом и придавали им разную форму, в том числе с расширением на лбу, как у византийских диадем. Из-за этого некоторые ученые XIX века считали, что венки вошли в культуру славян только вместе с христианством (тем более что в христианской символике венкам придается особенный смысл). Однако археологические находки подтвердили глубокую древность славянских девичьих венчиков. Кроме того, не во всех славянских племенах носили венчики из металлических лент. Например, девушки племени северян, населявшего современную Курскую область, предпочитали сделанные из серебряной проволоки с концами, расклепанными трубочкой - для шнурка. А в тех местах, где славяне тесно соприкасались с финно-угорскими племенами, в славянских курганах нередко находят типично финские девичьи повязки, составленные из бляшек и металлических спиралек, нанизанных на нити рядами - по числу прожитых лет. Головной убор "мужатой" женщины непременно укрывал волосы полностью. Этот обычай был связан с верой в магическую силу волос.
Иностранные писатели - современники древних славян, оставившие нам описание их обычаев, - упоминают, что жених накидывал своей избраннице на голову покрывало и делался, таким образом ее мужем и господином. Действительно, одни из древнейших славянских наименований головного убора замужней - "повой" и "убрус" - означают, в частности, "покрывало", "полотенце", "платок".
Другая разновидность головного убора замужней женщины - кика. А отличительной приметой кики были... рога, торчавшие вверх надо лбом.
Дело в том, что, согласно верованиям славян, рога обладали огромной оберегающей силой. Главным образом бычьи. Бык-тур был символом в первую очередь мужским, и рога обозначали мужское начало - способность уберечь, защитить от опасностей как реальных, так и волшебных. Женщине, особенно молодой матери, это было жизненно необходимо. Достаточно упомянуть, что даже в начале XX века недавно родившая женщина, выходя из дому, брала с собой рогатый ухват. Той же цели служили и матерчатые, на берестяной или стеганой холщовой основе, рога ее кики. Другой идеей, "заложенной" в эти рога (и тоже связанной с быками и коровами), была идея плодородия, продолжения рода. Еще в конце XIX века в некоторых деревнях женщины, достигшие старости, меняли рогатую кику на безрогую или вовсе переставали ее носить, ограничиваясь платком. С древнейших времен, по всей видимости, существовал как бы промежуточный между девичьим и женским головной убор: его надевали просватанные девушки перед свадьбой. Сохранившийся на Русском Севере, он носил название "плачея".

 

Женский средневековый головной убор. Обзор

Головной убор в средние века

В древние времена, предшествовавшие средним векам, головной убор выполнял в основном лишь строго практическую функцию. Шлем защищал от удара, платок от солнца, а корона, – от необходимости самому варить себе ужин.

Эта тенденция по большому счету распространялась и на раннее средневековье. В те времена, практически все женщины носили головные покрывала (платки), потому часто,головной убор и крестьянки и знатной дамы отличались лишь материалом и богатством отделки.
Женщины стали носить платок вплотную к подбородку и обматывать его вокруг головы таким образом, чтобы один конец падал на плечо или на грудь.
В такой форме он сохранялся в течение всего XII и XIII вв. и играл роль одного из важнейших женских головных уборов. Эта сама по себе очень скромная одежда у знати изготавливалась из дорогих ярко окрашенных тканей, с декоративной отделкой по краям.

В европе, непокрытые волосы в основном считались неприличными и ношение головного убора строго предписывалось церковью и обществом как знак почтенности. По всей вероятности эта традиция восходит к древнему Риму, где замужние горожанки, должны были обязательно прикрывать голову.
Молодые, незамужние женщины, напротив, носили свои волосы полностью открытыми, заплетенными в две косы или украшенными венцом. С наступлением 13 века, длинные косы стали встречаться реже, теперь девушки носили волосы распущеными, свободно ниспадающими на плечи.

13 век кстати, вообще был тем самым поворотным моментом в истории женского головного убора, если до этого времени в течении многих веков все обходились простыми платком да капюшоном, то здесь картина резко изменилась, появилось множество новых видов: чепец, который иногда надевали под шапку; шляпка с полями; мягкий берет; полусферический калотт.

Капюшон, который до конца XII века был составной частью крестьянского плаща, в XIII столетии стал особой формой головного убора и сделался очень модным – ведь он удачно соответствовал общему типу «подвижного» костюма этой эпохи. Широко внедряется также ношение драгоценных камней.
Большую популярность приобрели в это время вилообразные или «двурогие» чепцы с ниспадающим покрывалом или широким свисающим краем.

Бургундский стиль

Но развить эти формы до неслыханного великолепия и совершенства было призвано герцогство Бургундия, которое во второй трети XV ст. превосходило в политическом и культурном отношении ослабленную войной Францию.
Могучая, стремительно восходящая княжеская династия, присоединившая к своим владениям и Нидерланды, в то время самую богатую страну в мире, сумела использовать свое положение для целеустремленного развития всех искусств и ремесел.
При Филиппе III Добром (1396 — 1467) и его преемнике Карле Смелом (1433 — 1477) появилась собственно бургундская придворная одежда.

Ее богатство, а также исполненная фантазии отделка вызывали восхищение знати во всей Европе и в дальнейшем, до самого конца XV ст., служили образцом для подражания.
Особым отличительным признаком этой регламентированной строгим придворным этикетом бургундской моды является подчеркивание удлиненных и заостренных форм: так например “классика” бургундской моды, – устремленный вверх “конусообразный” головной убор, длинные шлейфы и развевающиеся покрывала.
Носили дорогие узорчатые материи, затканные золотом, меховые оторочки и богатые украшения, среди которых встречались даже бубенцы и колокольчики.

Дамы и некоторые мужчины в то время носят генин – высокий конусообразный убор. Предполагают, что генины придумала и ввела в моду в 1395 году Изабелла Баварская. Лишь через сто лет он исчез из одежды светской, но не перестал существовать совсем, его стали носить масоны.

Прическа в это время отходит на второй план, акцент делался именно на головном уборе.

Немецкие головные уборы

Влияние позднеготической моды, доведенной бургундским двором до высшей степени элегантности, естественно, ощущалось в соседних странах, в первую очередь в Германии.

Дальнейшее развитие, женского головного убора произошло именно там.Прежде всего это головной убор, широко распространенный в Германии во второй половине XIV и в первые десятилетия XV ст., — крузелер, или крюзелер, получивший свое название от обрамляющей лицо оборки, или чепец с рюшами.

Этот полотняный чепец, по краю которого шел ряд оборок с частыми складками, плотно облегал лицо и затылок и позволял видеть лишь небольшую часть прически. Еще один оригинальный немецкий головной убор — высокий чепец в форме капора с полями, позади которого свешивается длинный конец, очень похожий на «хвост» мужского капюшона, — он выглядит почти как вторая коса.

Чем ближе к нашему времени, тем стремительнее меняются моды. То популярны повязки по образцу античных. То чепцы с оборками, то шлемы с козырьком. То снова пышные сооружения со страусовыми перьями. Однако именно на этом месте, конце XV века, я предлагаю обзорную статью завершить, ибо как говориться “это была уже совем другая история”, а вернее совсем другая эпоха!

Ну и несколько слов пояснений.
В общем и целом при изучении моды того времени надо всегда принимать во внимание, что мы имеем дело с относительно скудным числом сохранившихся оригинальных артефактов и поэтому должны анализировать большое число примеров из изобразительного искусства и письменных источников.

Но именно эти источники постоянно несут в себе – в зависимости от содержания, которое в них намеревались вложить – отражение субъективных взглядов средневековых художников или авторов и должны в отношении их близости к повседневности и тогдашним реалиям рассматриваться с осторожностью.

Более того, даже относительно самих сохранившихся фрагментов головных уборов далеко не всегда имеются сведения, идет ли тут речь о “типичных” элементах тогдашней моды, или скорее о локальных или даже связанных с узким кругом лиц особенностях, не имеющих существенного значения для других регионов или слоев общества.

Перевод – Мэлфис К.
Источник – Компиляция из разных источников в числе которых сайты www.cross-roads.ru, www.apud-angeron.de, constantinople.ru и др.

Римский головной убор | Encyclopedia.com

Костюмные традиции древних римлян в целом были довольно просты. На протяжении долгой истории своей цивилизации, которая длилась с момента основания города Рима в 753 году до н. Э., Римляне не носили головных уборов или декоративных головных уборов. к падению Римской империи в 476 году н. э. Но это не значит, что римские обычаи и традиции прически и прически не имели значения. На самом деле у римлян было несколько интересных ритуалов, связанных с волосами.Они считали, что слишком частое мытье волос потревожит духов, которые за ними следят. Однако они также считали, что очень важно мыть голову 13 августа в честь дня рождения Дианы, богини охоты. Моряки считали, что стричь волосы на борту корабля - это невезение, за исключением шторма.

Мужские прически

Мужские прически в Древнем Риме были очень простыми. До появления бритвы в Риме около 300 г.c.e., мужчины, как правило, носили длинные волосы и бороду. Однако после появления бритвы короткие волосы, зачесанные вперед, стали самой распространенной прической для мужчин. Эта прическа, известная как «Цезарь», остается популярной и по сей день. Он был назван в честь римского полководца и государственного деятеля Юлия Цезаря (100–44 до н. Э.). Что касается бород, они входили и выходили из моды, в зависимости от того, одобрял ли их император в то время.

Хотя мужчины обычно не носили головных уборов, они могли носить церемониальный головной убор, известный как корона или корона.Как и во многих других областях римской одежды, были строгие правила ношения корон. Например, золотую корону, украшенную башнями замка, мог носить только первый солдат, взбирающийся на стены атакуемого города. Самая почитаемая корона была сделана из сорняков, травы и полевые цветы, собранные в римском городе, осажденном врагом, и отданы генералу, который прорвал осаду. Другие церемониальные короны носили на гражданских мероприятиях, таких как свадьбы и похороны. Представление о том, что лавровый венок носил только император, на самом деле является историческим мифом.Любой победоносный полководец мог носить лавровый венок.

Женские прически

В первые годы римской истории женщины имели тенденцию носить длинные и очень простые волосы. Его разделили по центру и собрали за головой в пучок или в хвост. Хотя женская одежда оставалась довольно простой, их прически становились все более сложными, особенно после основания Римской империи в 27 г. до н. Э. С помощью рабов, специально обученных укладке волос, они завивали и заплетали волосы, укладывая их на макушку и затылок и иногда удерживая их на месте очень простыми головными уборами.Археологи, ученые, изучающие материальные останки прошлого, обнаружили в гробницах римских женщин широкий спектр аксессуаров для ухода за волосами, включая бигуди, шпильки и ленты.

И мужчины, и женщины прибегали к другим средствам для изменения волос. Окрашивание волос было очень популярным среди женщин, из которых блондин был любимым цветом. Мужчины также могут красить волосы. Мужчины и женщины также носили парики и наращивали волосы.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

"Кома." Словарь Смита: статьи по одежде и украшениям. http://www.ukans.edu/history/index/europe/ancient_rome/E/Roman/Texts/secondary/SMIGRA*/Coma. html (по состоянию на 24 июля 2003 г.).

«Корона». Словарь Смита: статьи по одежде и украшениям. http://www.ukans.edu/history/index/europe/ancient_rome/E/Roman/Texts/secondary/SMIGRA*/Corona.html (по состоянию на 24 июля 2003 г.).

Корсон, Ричард. Мода на волосы: первые пять тысяч лет. Лондон, Англия: Питер Оуэн, 2001.

Косгрейв, Бронвин. Полная история костюма и моды: от Древнего Египта до наших дней. Нью-Йорк: Checkmark Books, 2000.

Саймонс, Дэвид Дж. Костюм Древнего Рима. Нью-Йорк: Дом Челси, 1987.

Траско, Мэри. Daring Do's: История необычных волос. Нью-Йорк: Фламмарион, 1994.

Бороды
Косы и кудри
Окрашивание волос
Парики

Мода, костюм и культура: одежда, головные уборы, украшения тела и обувь на протяжении веков

11 традиционных головных уборов со всего мира и их истории

То, что мы носим, ​​может многое сказать о нас, в том числе о том, откуда мы.Шляпы были неотъемлемой частью традиционной одежды на протяжении всей истории, обозначая все, от социального или политического статуса до местных погодных условий. Многие головные уборы даже стали символами стран своего происхождения. От меховых шапок, созданных для борьбы с суровой зимой, до головных уборов в стиле милитари, ставших модными, - вот 11 интригующих головных уборов со столь же увлекательной историей со всего мира.

1. Сомбреро

Фото: Барна Танко / Shutterstock

Некоторые головные уборы имеют чисто эстетическую ценность.Другие, например сомбреро, имеют более утилитарное происхождение. Фирменная мексиканская шляпа с широкими полями была разработана для защиты владельцев от солнца. Название происходит от испанского слова «тень» или «тень». Технически, сомбреро может быть любой шляпой с полями для говорящих по-испански, но это слово обычно вызывает в воображении образы Cinco de Mayo празднующих и групп мариачи. Хотя точное происхождение шляпы неизвестно - по одной популярной теории, она восходит к ковбоям-метисам из Центральной Мексики - исторически ее связывали с социально-экономическим статусом. Более широкие поля, декоративные элементы и более дорогие материалы, такие как войлок, а не солома, были индикаторами богатства.

2. Феска

Фото: Berke / Shutterstock

Часто идентифицируемые с марокканской и ближневосточной мужской одеждой, вариации фески можно найти повсюду от Кипра до Сербии. Фетровая кепка без полей с плоским верхом была популяризирована во времена Османской империи, когда султан Махмуд II запретил тюрбаны и сделал стандартную военную одежду фески в рамках модернизации.Кампания была настолько успешной, что Мустафа Кемаль Ататюрк позже запретил фески, чтобы отличить Турецкую Республику от бывшего османского владычества. Краситель из малиновых ягод, произрастающих в Фесе, Марокко, изначально придавал шляпе характерный оттенок, что также объясняет ее название на английском языке. Как ни странно, в Марокко феска на самом деле известна как tarboosh .

3. Австралийская кустовая шляпа

Фото: Жанель Лугге / Shutterstock

Впервые использованная военнослужащими в 1885 году, австралийская шляпа с кустарником была основным элементом униформы австралийской армии с 1903 года. Однако это не только для солдат; Акубра и другие производители шляп из поколения в поколение продавали австралийские головные уборы как модные вещи с начала 1900-х годов. Классическая шляпа Akubra с широкими полями и сделана из войлока из кроличьего меха - представьте фирменный головной убор Crocodile Dundee без крокодиловых зубов - хотя Akubra стал фирменным эпонимом обычных австралийских шляп для кустарников, так же как Kleenex является универсальным средством для тканей и группы -Помощь для лейкопластырей.

4. Тамошантер

Фото: Axelator / Wikipedia

Шотландские мужчины носят шляпы с XVI века, но тамошантер не был известен как таковой до тех пор, пока Роберт Бернс не опубликовал одноименное стихотворение в 1790 году.Это близкий родственник шляпы Гленгарри и шляпы Балморал, которые предшествовали тамошантеру в качестве пехотного снаряжения. Гибкие шотландские шляпы носили исключительно мужчины до 1920-х годов, когда производные шляпы, называемые тамс, стали женской модой в Европе и Америке. Он также слабо ассоциируется с традиционной растафарианской шапочкой, которая также носит название «там».

5. Тирольская шляпа

Фото: AVN Photo Lab / Shutterstock

Также известная как альпийская или баварская шляпа, тирольская шляпа родом из стран Центральной Европы, таких как Австрия, Германия и Швейцария.Он возник в Тироле, регионе, расположенном между современной Италией и Австрией, и оставался основным предметом моды на протяжении всего 20 века. Тирольская шляпа обычно делалась из зеленого фетра и украшалась перьями, цветами или другими украшениями. Его больше не носят изо дня в день, но традиционный головной убор по сей день остается гордой эмблемой тирольской и баварской культур, особенно когда раздается Октоберфест.

6. Ушанка

Фото: Purino / Shutterstock

Совершенно очевидно, что шляпа, которая больше всего ассоциируется с Россией, страной с заведомо холодными зимами, полностью сделана из меха и почти полностью закрывает лицо. Ушанка известна своими характерными ушанками и получила свое название от русского слова «уши» ( ushi ). Теплые головные уборы, обеспечивающие практически полное покрытие, были критически важны для солдат в России и Восточной Европе на протяжении многих лет, а современная ушанка была создана в рамках модернизации зимней формы для Красной Армии. Эта безумно уютная шляпа больше не является культурным и политическим символом Советского Союза, теперь ее носят повседневно и в основном изготавливают из искусственного меха, известного как «рыбий мех».”

7. Шляпа греческого рыбака

Фото: Эдуард Хюэ / Википедия

Все, от Джона Леннона до Владимира Ленина, качали шляпу греческого рыбака. Традиционная шерстяная кепка с козырьком имеет скромное происхождение как аксессуар моряка еще в начале 19 века. Он был быстро принят на вооружение моряками торгового флота и на рубеже 20-го века стал повсеместным в прибрежных средиземноморских деревнях. Тем не менее шляпа греческого рыбака не достигла пика популярности до тех пор, пока ее не увидели Джон Леннон и американские музыканты, такие как Боб Дилан.

8. Азиатская шляпа конической формы

Фото: Аурелия Теслару / Shutterstock

Коническая азиатская шляпа не является специфической для одной страны или даже региона Азии. Скорее всего, шляпы аналогичного дизайна появились в нескольких странах между Восточной и Южной Азией. Это практичная шляпа, которая была разработана для защиты владельцев от солнца и дождя, что делает ее отличным выбором для фермеров от Вьетнама до Японии. В прошлом украшенные драгоценностями или иным образом орнаментированные конические азиатские шляпы также носили знать.

9. Шляпа куфи

Фото: Rawpixel.com/Shutterstock

Шляпа куфи - это плотно прилегающая кепка без полей, которую носят в Северной, Восточной и Западной Африке, а также в некоторых частях Южной Азии. Это часть национального костюма многих западноафриканских мужчин и часто ассоциируется с религиозной одеждой в других странах. Вязаные крючком шапки куфи популярны во всем мусульманском мире, а узорчатые шляпы предпочитают африканские христиане и евреи. В США владельцы также представляют различные вероисповедания.Хотя шляпа куфи чаще встречается у мужчин, в некоторых традициях она считается унисекс-аксессуаром.

10. Берет

Фото: Виктория Чудинова / Shutterstock

Подобные гибкие шляпы впервые появились в Европе еще в бронзовом веке, хотя фактический берет не производился серийно до 19 века. Он был очень модным как во Франции, так и в Испании, а военный берет даже был принят на вооружение несколькими европейскими армиями после Первой мировой войны. Несмотря на то, что великие американские джазовые деятели, такие как Телониус Монк, и исторические личности, такие как Че Гевара, носили береты, эта простая, но стильная кепка всегда будет французской иконой в глазах всего мира.

11. Котелок

Фото: Кэт Уотсон / Shutterstock

Томас и Уильям Боулеры создали эту типично британскую шляпу в середине 19 века. Считается, что он был создан как альтернатива цилиндру, что было особенно проблематично для садоводов, которые проезжали верхом по низко висящим веткам. Котелок стал популярным среди мужчин рабочего класса по всей Великобритании, а позже и в Америке, вскоре распространившись на высший класс. Шляпы-котелки также были важной частью одежды боливийских женщин с момента их появления в Южной Америке в 1920-х годах.Как гласит история, котелки были отправлены через пруд для мужчин-железнодорожников, но в итоге оказались слишком маленькими, что создало тенденцию среди местных женщин кечуа и аймара, которая все еще актуальна сегодня.

Древняя история шляп

Шляпы могут показаться своего рода современным аксессуаром, но правда в том, что люди носят эти аксессуары для головных уборов очень давно. Шляпы вышли за рамки разных стилей и утилит, и за их плечами удивительно долгая история.

Вы знакомы с историей шляп? Читайте дальше, и мы расскажем, что вам нужно знать.

Ancient Hat

Когда вы думаете о старых шляпах, вы можете думать о шляпах-котелках или цилиндрах, которые были популярны в 1800-х годах. Но настоящая история шляпы уходит далеко в прошлое. Самые ранние шляпы действительно существовали в древние времена и существовали, чтобы защитить владельцев от непогоды.

В истории есть множество примеров шляп, которые носили для таких целей.Граждане Древней Греции часто носили головные уборы во время родов, чтобы защитить их от горячих лучей солнца. Первая иллюстрация шляпы в истории была найдена на гробнице в Древнем Египте, хотя ее полезность неясна.

Позже шляпы стали частью моды, стали более экстравагантными и менее практичными. В средние века женщины носили высокие шляпы, называемые хеннинами, и часто носили вуали.

Мужские головные уборы вошли в моду в последующие столетия, меняя форму и размер с течением времени.Шляпы часто сочетались с накидками для создания строгого формального образа.

Шляпы оставались популярной частью официальной одежды на протяжении всей истории, вплоть до XVIII века и до начала модернизации.

Современная история шляп

Когда разразилась промышленная революция, она сделала доступным совершенно новый тип шляп. Внезапно шляпы можно было производить массово. Раньше это было невозможно.

Современные головные уборы, такие как котелок, фетровая шляпа и женский чепчик, стали популярными.Модернизация также позволила разным стилям шляп быстрее путешествовать по миру, что позволило этим шляпам стать популярными в самых разных странах.

Каска была изобретена в 1919 году Э. У. Буллардом и вернула идею практичности в шляпы. Эти головные уборы были изобретены для рабочих, чтобы защитить голову во время работы в опасных условиях. Если падающий предмет ударит их по голове, они будут защищены.

Износ головных уборов несколько снизился после Второй мировой войны, поскольку культура быстро менялась в течение 50-х, 60-х и 70-х годов.Сегодня головные уборы не являются важной частью большинства официальных мероприятий. Однако их использование в качестве аксессуара или модного дополнения шире, чем когда-либо прежде.

Шляпы стали прекрасным способом для людей подчеркнуть свою индивидуальность и выделиться из толпы. Интернет-инновации позволили людям даже настраивать свои шляпы и делать свой выбор еще более индивидуальным.

История шляп

Головные уборы существовали на протяжении большей части истории человечества. Если вы не были знакомы с историей головных уборов, приведенная выше информация должна стать идеальным руководством для начинающих.

Хотите персонализировать свою шляпу? Мы можем помочь.

Греческий головной убор - Древний Египет

LДревнегреческая культура разделена на три основных общества: минойское, микенское и греческое. В каждом из этих обществ развивались сложные цивилизации, и более ранние общества влияли на последующие. Всего было создано множество различных способов украшения головы.

В минойском обществе, которое развилось на греческом острове Крит около 3000 г. до н. Э.c.e., длинные волосы ценились как у мужчин, так и у

Золотая микенская диадема. Диадемы, а также венки и шапки часто использовались для украшения голов как греческих мужчин, так и женщин. из ©

эммиссия Kaehler / CORBIS.

женщин. Фрески - это форма краски, наносимая непосредственно на влажную штукатурку стен, на стенах дворцов и изображения на керамике, изображающие мужчин и женщин с длинными волнистыми черными волосами, которые достигают любого места от плеч до ягодиц. Мужчины носили свои длинные волосы, просто свешиваясь на спину, и иногда отращивали бороды или усы.У некоторых были короткие волосы. Женщины носили тщательно продуманные длинные прически. Картины и керамика изображают женщин с завязанными или завязанными узлами прядями волос. И мужчины, и женщины носили шляпы. На изображениях религиозных деятелей женщины носят трехъярусные конические шляпы или плоские шляпы со сложными украшениями наверху, включая статуи животных и перья, такие как павлиньи перья.

Микенское общество, которое развивалось на территории современной Греции, находилось под сильным влиянием минойцев, которые развились на острове Крит.Хотя минойская культура пришла в упадок к тому времени, когда микенцы пришли на Крит, микенцы переняли большую часть минойской культуры в свои собственные. В ранние годы их прически были похожи на минойские, но гораздо более тщательно укладывались в длинные локоны, удерживаемые богато украшенными диадемами, коронами и лентами. Позже, возможно, для удобства, когда они вступили в ряд войн, микенские мужчины коротко постриглись или привязали их к голове и отрастили бороды.

После падения минойской и микенской цивилизаций примерно в 1200 г.э., греческое общество развивалось. Для греков волосы были красивым и важным модным аксессуаром, и они создали множество аксессуаров и стилей для волос. В первые годы существования греческого общества и мужчины, и женщины носили длинные волосы, обычно завязанные на головную повязку. Греки, жившие в области под названием Спарта, в центральной части Греции, считали свои длинные волосы наделяющими их особой силой и силой. Чтобы добиться самых красивых стилей, как мужчины, так и женщины носили парики и другие шиньоны. Греки также считали модным затемнять свои седые волосы или красить волосы в светлый цвет. Чтобы осветлить волосы, греки мыли волосы в поташе, сделанном из древесной золы, пропитывали желтыми цветами и сушили на солнце. Также на волосы наносили масла, чтобы они сияли.

По мере развития общества на протяжении сотен лет греческие прически становились более сдержанными. Мужчины и женщины закручивали и связывали волосы лентами. Для особых случаев женщины украшали головы декоративными металлическими полосами под названием стефан, которые очень напоминали современные диадемы. К началу четвертого века до н.в. е. женщины часто покрывали свои связанные волосы шарфами под названием

.

сфендон или шапочки, такие как сакко, мягкая тканая шапка с кисточкой, свисающей в центре, или кусок материала, обернутый вокруг головы.

Начиная с шестого века до н. Э. мужчины все чаще носили короткие волосы, пока греческий правитель Александр Великий (356-323 гг. до н. э.) не вернул моду на более длинные волосы в IV веке до н. э. Мужчины снова начали коротко стричься в третьем веке и продолжали носить короткие волосы до конца греческого правления в 146 г. до н. Э.c.e. Популярные стили включали короткие локоны и зачесанные от лица локоны.

На протяжении большей части ранней жизни греков греческие мужчины могли решать, носить ли они бороду или усы, исходя из личного вкуса. Бороды можно было носить пышными, заостренными или коротко остриженными, с усами или без них. Однако Александр Великий популяризировал вид чисто выбритой кожи, и после его правления все меньше и меньше мужчин носили бороды.

Греческие мужчины носили головные уборы функционального назначения, а не модного.Пилосы, петасо и фригийские кепки носили для работы или путешествий фермеры, солдаты и путешественники. Декоративные головные уборы включали венки из натуральных ветвей или золотые украшения, которые носили по особым случаям и для обозначения больших почестей.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Баттерберри, Майкл и Ариан Баттерберри. Мода: зеркало истории. Нью-Йорк: Гринвич-Хаус, 1982.

Корсон, Ричард. Мода на волосы: первые пять тысяч лет. Лондон, Англия: Питер Оуэн, 2001.

Саймонс, Дэвид Дж. Костюм Древней Греции. Нью-Йорк: Chelsea House,

.

Траско, Мары. Daring Do's: История необычных волос. Нью-Йорк: Фламмарион, 1994.

.

Фригийская шапка, похожая на капюшон, с заостренным верхом, была представлена ​​в Древней Греции около 500 г. до н. Э. из ближайшего

1987.

Грек в фригийской шапке. Воспроизведено с разрешения © Araldo de Luca / CORBIS.

земля Фригии, на территории современной Турции.Фригийцы шестого и седьмого веков до н. Э. оказал большое влияние на древнегреческую культуру, в том числе плотно прилегающая кепка с заостренным верхом, наклоненным вперед. Фригийская шапка без полей, но может иметь клапаны над ушами или перед ними, а также иногда имеет длинный клапан сзади для защиты шеи. Шапки иногда делали из жесткой ткани или кожи, из-за чего он сидел на голове, как шлем, с заостренным верхом, изгибающимся к передней части головы.Другие фригийские шапки были сделаны из мягкого войлока, и острие либо уплощалось на макушке, либо свешивалось в сторону, либо слегка приподнималось. Фригийская кепка была позже популярна в несколько разных периодов времени и была замечена на самых разных людях, от французских революционеров 1789 года до семи гномов в «Белоснежке и семи гномах» Уолта Диснея (1937). Этот стиль все еще отражается в некоторых типах современных чулок.

Фригийская шапка стала популярной одеждой для многих греческих мужчин, от солдат до фермеров, и этот стиль продолжал распространяться после завоевания Греции Римской империей в 146 году до нашей эры.c.e. Мужчины продолжали носить фригийские шапки в разное время в средние века (ок. 500-ок. 1500 г. н. Э.), И они снова приобрели огромную популярность во время Французской революции, которая началась в 1789 году. обретшие свободу рабы вдохновили французских революционеров принять на вооружение шапку, которую они назвали «шапкой свободы». Мягкая фетровая кепка была достаточно яркой для борцов за свободу, но при этом достаточно простой, чтобы контрастировать с жесткими треугольными или трехгранными шляпами аристократии. Фригийский колпак, часто сделанный из красной ткани, стал символом французской свободы.

Фригийские кепки по-прежнему являются символами свободы, и их изображения часто встречаются на официальных печатях и знаменах, таких как государственная печать Западной Вирджинии, президентский флаг Аргентины и печать Казначейства Парагвая. Песня 1992 года рок-группы

XTC, «Потом она появилась», описывает женщину, которая появляется «Одетая в триколор [французский флаг] и фригийский колпак».

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Косгрейв, Бронвин.Полная история костюма и моды: от Древнего Египта до наших дней. Нью-Йорк: Checkmark Books, 2000.

Зихель, Марион. Костюм классического мира. Нью-Йорк: Chelsea House, 1980.

Читать дальше: Pilos and Petasos

Была ли эта статья полезной?

Кто изобрел шляпу? | Вондрополис

Что это? Вот ... на твоей голове! Это кепка? Шлем? Шапо? Федора? Как бы вы их ни называли, мы, люди, любим носить шляпы!

Вы когда-нибудь задумывались о том, как появились шляпы? Кто был первым, кто подумал: «Хм . .. Думаю, я хотел бы сегодня прогуляться с подобранным куском материала поверх моей головы!»?

Конечно, никто не знает, кто первым изобрел шляпы и когда они сделал так.Вероятно, это был один из первых доисторических людей, которые впервые облачились в шкуру животного, чтобы защитить свою голову от Солнца и стихий.

Историки могут подтвердить тот факт, что шляпы существовали очень давно. Фактически, шляпы играли важную роль на протяжении всего развития цивилизации. Историки нашли шляпы в произведениях искусства древних цивилизаций, включая Египет, Грецию, Рим и Китай.

Первые головные уборы, вероятно, использовались в утилитарных целях, например, для защиты от природы и непогоды.Однако, вероятно, прошло совсем немного времени, прежде чем шляпы стали одновременно модным заявлением и символом статуса.

Например, древние произведения искусства из Египта изображают богов и царей в причудливых шляпах. В Древнем Риме и Греции низшим слоям общества не разрешалось носить шляпы. Однако после того, как они стали официальными гражданами, им дарили шляпу как символ их недавно достигнутого статуса.

На протяжении веков шляпы изготавливались практически из любого материала, о котором вы только могли подумать. Одним из первых популярных материалов для шляп, вероятно, была солома.На древней картине, найденной на стене гробницы в Фивах в Древнем Египте, изображен мужчина в соломенной шляпе.

Другие ранние шляпы включали простые тюбетейки, а также простые головные уборы из шерстяного войлока. petasos из Древней Греции была первой шляпой с полями. В основном он использовался для защиты от солнца. Со временем стали популярными головные уборы из шкур животных, таких как бобр.

Сегодня шляпы можно найти в миллионах разновидностей. От носков до бейсболок и защитных шлемов до ковбойских шляп - нередко можно найти дюжину или более разных типов шляп в типичном доме.Их использование сегодня варьируется от защиты и функций до символов статуса и модных заявлений. Почему вы носите шляпы, которые носите?

Древний головной убор Китая: символ элегантности и социального статуса

Некоторые подростки носят рваные джинсы и рубашки с приподнятыми бровями, чтобы сказать миру, что они бунтарь, а некоторые украшают себя в гламурной манере, показывая всем, что они сделали это в мире. Мода - это действительно заявление. Точно так же люди в древнем Китае воплощали идею о том, что мода связана с вашей индивидуальностью, особенно с точки зрения социального статуса.Интересно, что головной убор был тесно связан с социальным положением или профессией. Давайте вернемся и поговорим о некоторых головных уборах древних китайцев.

Гуань: головной убор для китайских чиновников

Традиционно гуань охватывает все формы головных уборов и обычно называется шоуфу или «одежда для головы». Согласно китайскому тексту, самая ранняя версия гуань сделана из кожи, сделанной в виде животных и украшенной перьями. Гуань имеет разные стили, но имеет одинаковые компоненты во всех рисунках, которые называются чжангтун, янти, эр и хонг.

Zhangtong, «лицевая сторона» - это место, где декоры вкраплены, сшиты или вытравлены. На нижней полосе гуаня находится янти , которая украшена вышитыми узорами, нефритом или драгоценным камнем. Er - похожая на ухо часть головного убора, которая выступает из янти. И есть hong , модный пояс с двух сторон гуаня, служащий в основном стабилизатором головы.

В древнем Китае головной убор был тесно связан с социальным положением или профессией. (Изображение: wikimedia / CC0 1.0)

К головному убору прилагается заколка, которая проходит через пучок волос, чтобы держать гуань на месте. Начиная с 7-го века тканые материалы постепенно вытесняли кожу в качестве основного материала для изготовления гуань, за исключением формальных ритуальных головных уборов высших классов.

Вплоть до эпохи династий Тан и Сун гуань был связан со статусом чиновника. Есть X iezhi Guan для судей, напоминающих козла, G aoshan Guan , известный своей квадратной формой и восходящей горой, Y uanyou Guan , которые носят знатные люди, Feng Guan или корона феникса для женщин со статусом , Mian Guan зарезервировано для людей первостепенной важности, таких как император и т. Д.

Миан Гуань был зарезервирован для людей первостепенной важности, таких как император. (Изображение: wikimedia / CC0 1.0)

Jin: Головные уборы для всех

Jin изготовлен из ткани.В отличие от формальной природы гуань, цзинь ближе сердцу обычного человека, так как обычно сочетается с повседневной одеждой. Он отличается черным шарфом из шелковой ленты и сетчатым платком. Популярность этого головного убора выросла в средние века, постепенно вытеснив гуань из числа основных головных уборов древних китайцев.

Постепенно его дизайн больше склонялся к формальному виду, напоминающему стили гуань. Помимо используемых материалов, цзинь отличается от гуань из-за отсутствия шпильки в качестве стабилизатора.К концу династии Хань цзинь больше любили литераторы и воины.

Возрождение древней одежды в современном Китае

Сегодня одно движение захватывает Китай штурмом - движение ханьфу. Идея, переведенная как «одежда хань», состоит в том, чтобы возродить древнюю одежду прошлых эпох ханьской национальности. Будь то ханьфу, которое носит энтузиаст из династий Мин, Сун или Тан, Шоуфу (головной убор), Тийи (одежда), Зуйи (обувь и носки) и некоторые аксессуары завершают набор.

Автор книги « Великий Хан », Кевин Каррико, сказал, что Ханфу - это сочетание истории и фэнтези, заявив, что он «в значительной степени берет современную концепцию и переносит ее в прошлое».

Благодаря социальным сетям движение ханьфу неуклонно растет. Дай, менеджер по связям с общественностью в Chong Hui Han Tang, сказал Reuters, что «все хотят делиться прекрасным и распространяют информацию через такие платформы, как Little Red Book, Weibo и Wechat. «Некоторые носят ханьфу как модный образ, а некоторые - из-за его исторического значения. Как сказал Nextshark один из любителей ханьфу: «Это делается для пропаганды традиционной культуры Китая». То, что коммунисты почти не потушили.

Следуйте за нами на Twitter или подпишитесь на наш еженедельный адрес электронной почты

Мужские головные уборы - Sengoku Daimyo

от Joshua L.Badgley

Важной частью любого наряда является то, что надевается на голову. Шляпы и прически часто могут обозначать звание, должность, должность или аналогичные различия. Дело не в том, что головные уборы носят случайно, хотя в пределах данного диапазона могут быть элементы личной свободы выбора. Поэтому мы представим шляпы, прически и другие головные уборы, которые исторически встречались в Японии, с упором на культуру до Эдо. В каждой записи обращайте внимание не только на шляпу, но и на случаи, когда ее носили, кем и когда.

Головные уборы будут отнесены к категории «Головные уборы» для облегчения просмотра. Таким образом, различные канмури будут вместе, как и различные стили эбоши .

Hairstyles

Думая об истории Японии, мало что может быть настолько отличительным, как прически. Когда говорят о самураях, многие сразу представляют себе лысину с завязанным сзади узлом волос. Хотя это была прическа периода Эдо, она была получена из более ранних стилей.Кроме того, многие шляпы ожидали определенных причесок, например, eboshi и kanmuri , ожидали, что конкретная прическа действительно работает. Таким образом, прежде чем мы даже начнем говорить о шляпах, давайте поговорим о прическах, которые будут под ними.

В самый ранний период мы видим стиль, известный нам как mizura , который появляется на фигурах haniwa и изображениях исторических и легендарных личностей. В этом стиле волосы собраны в два хвостика, по одному с обеих сторон головы, и те собраны в петли.Ямато Такеру и многие легендарные императоры часто изображаются с этой прической.

Мальчики распустили волосы. По мере того, как они становились старше, на протяжении большей части периодов от Хэйан до Сэнгкоку, он собирался в хвост на спине, который в конечном итоге мог быть собран в мотодори . Это был первоначальный пучок волос, который был необходим для правильного ношения многих более формальных шляп.

Мизура (角 髪)

Одна из самых старых причесок, ее часто можно увидеть на изображениях воинов из древнего периода японской истории, еще до того, как были приняты стили китайского двора.Он замечен в haniwa , древних надгробных статуях периода Кофун, и состоит из двух конских хвостов, по одному по обе стороны от головы. Они скручиваются петлей вниз и вверх, каждый затем закрепляется на месте какой-то оберткой. Предположение - это ткань, хотя у нас нет сохранившихся доказательств. Даже в ранний период контактов с китайцами нередко можно увидеть такую ​​прическу у маленьких мальчиков.

Мотодори (髻)

Мотодори была стандартной прической для мужчин, особенно знати, в период Хэйан.Длинные волосы собирались в пучок на затылке и закручивались в тонкий пучок, направленный вверх. В отличие от более поздних стилей, не ожидалось бритья макушки, и короткая очередь стояла подальше от головы, а не лежала сверху. Эта прическа требовалась для правильного ношения канмури и многих стилей эбоши , хотя есть шнуры, которые можно использовать для тех, у кого нет необходимости.

Chasengami (茶 筅 髪)

«Волосы из чайного венчика» получили свое название от формы, которая напоминает перевернутый венчик для чая.Он был популярен среди воинов в период Сэнгоку и напоминает толстую, сокращенно мотодори .

Chonmage (丁 髷)

Это классический самурайский узел . Он отрывается от затылка, а затем поворачивается назад вперед, опираясь на макушку, которую часто бреют. Разработанный в конце периода Сэнгоку, он стал особенно популярным в период Эдо, где стал символом класса воинов.

Эбоши (烏 帽子)

Эбоши относится к классу головных уборов, которые видели по крайней мере с периода Нара.Обычно они сделаны из черной ткани, обычно из конопли или чего-то подобного, а в более поздних версиях даже использовалась бумага. Черный цвет дал им свое название, китайские иероглифы переводятся как «птичья шляпа», потому что она напоминала перья черной птицы. Первоначально они были мягкими и податливыми, огибали голову и покрывали волосы, но часто спадали назад, стиль, который оставался обычным для простолюдинов и был известен как наэ-эбоши (податливый эбоши ). В конце концов ткань накрахмалена и покрыта лаком, так что она приобрела высокую прямую форму.Для дворян, допущенных во дворец, или tenjōbito , стоячий tate-eboshi был предпочтительным стилем, в то время как нижний ранг jige обходился лихой kazaori-eboshi . Форма варьировалась в зависимости от ранга и положения владельца, но, тем не менее, это были повседневные шляпы, в отличие от официальных kanmuri .

По мере того, как bushi набирал силу и становился все больше, они изначально использовали более усовершенствованные версии nae-eboshi , такие как hikitate-eboshi , которые было удобно носить под kabuto , особенно с способ, которым это часто было связано.Когда в моде emondō вошло движение к более яркому и четкому внешнему виду, самураи приняли сложенный ori-eboshi , который стал культовым головным убором на долгие века.

Первоначально из крахмальной или лакированной ткани, которая была легкой и полупрозрачной, позже eboshi использовала толстую лакированную ткань или даже бумагу для достижения соответствующего внешнего вида. Этот стиль все еще можно увидеть в синтоистских святынях и на фестивалях даже сегодня.

Эти головные уборы носят почти исключительно мужчины.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *