Джон мэлоун: на чем заработал новый владелец «Формулы-1» :: Бизнес :: РБК

Содержание

на чем заработал новый владелец «Формулы-1» :: Бизнес :: РБК

Среди пионеров отрасли

В General Instrument Джон Мэлоун возглавил подразделение Jerrold Electronics, которое занималось продажей оборудования для кабельного телевидения. Но уже через пару лет Мэлоун вновь разочаровался и стал искать новое место работы. По долгу службы Мэлоуну пришлось общаться с двумя пионерами молодой отрасли кабельного телевидения. Один из них, Стивен Росс, возглавлял крупнейшую компанию на рынке — Warner Communications. Он предлагал молодому управленцу зарплату $150 тыс. и место главы кабельного бизнеса корпорации — Warner Cable.

Ради Мэлоуна, как пишет журналист The Wall Street Journal Марк Робишо в книге Cable Cowboy, посвященной становлению кабельного телевидения в США, Росс был готов перенести штаб-квартиру Warner Cable из Калифорнии в Коннектикут, чтобы тому не пришлось переезжать. Однако Мэлоун выбрал другой путь и, как покажут дальнейшие события, не ошибся.

Читайте на РБК Pro

В 1973 году он соглашается на предложение владельца совсем молодой компании Tele-Communications Inc. (TCI) Боба Магнесса стать президентом компании. На этот раз Мэлоуна не остановила ни необходимость переехать в другой штат, ни сократившаяся в два раза зарплата. К моменту прихода Мэлоуна TCI было всего четыре года — компания была на грани банкротства, ее выручка за год составляла $13 млн, а долг — $130 млн. Магнесс, бывший фермер и торговец хлопком, был захвачен идеей улучшить телевизионный сигнал в сельской местности (для этого он и приобрел TCI), но, чтобы управлять компанией, ему нужен был профессионал.

Первые несколько лет во главе компании сам Мэлоун называет «ядерной зимой» — лишенный ресурсов для серьезного развития инфраструктуры, он большое внимание уделял восстановлению доверия со стороны кредиторов. «Прорыв» для TCI произошел в 1978 году — тогда он смог убедить консорциум страховых компаний предоставить TCI финансирование на длительный срок, что помогло компании расплатиться с долгами. Получив в свое распоряжение финансовые ресурсы, Мэлоун смог приступить к развитию компании, примерно раз в две недели приобретая мелких провайдеров. Дополнительный приток капитала обеспечивали акции TCI, которые начали стремительно расти по мере расширения клиентской базы, развития рынка кабельного телевидения (запуск кабельного вещания CNN и ESPN, увеличение числа подписчиков HBO и Showtime) и дерегулирования рынка кабельного телевидения в США. Уже в 1986 году Мэлоун говорил, что каждый доллар от инвесторов, вложенный в TCI в 1977 году, принес $400. Бизнесмен также инвестировал в приобретение телеканалов (в частности, тогда была приобретена доля в Discovery Channel). Именно в то время за Мэлоуном закрепилась репутация жесткого конкурента и едва ли не монополиста (будущий вице-президент США Альберт Гор однажды якобы даже назвал его Дартом Вейдером).

Собирание активов

К середине 1990-х годов TCI стала одним из крупнейших кабельных ТВ-провайдеров в США с более чем 11 млн подписчиков в 49 штатах. Агрессивная политика по приобретению операторов, которую проводил Мэлоун, стала причиной иска от Viacom, обвинившей конкурента в нарушении антимонопольного законодательства. Однако в 1998 году, спустя год после смерти своего многолетнего бизнес-партнера Магнесса, Мэлоун решает продать TCI. Покупателем выступила компания AT&T, в которой Мэлоун когда-то начинал свою карьеру, сумма сделки составила $48 млрд, что делает ее одной из крупнейших в истории отрасли. AT&T согласилась приобрести TCI c 30-процентной премией к стоимости компании на рынке NASDAQ.

После сделки от TCI у Мэлоуна остался лишь один актив — компания Liberty Media, объединявшая медиаактивы TCI. После продажи TCI, как пишет в своей книге журналист Марк Робишо, многие ожидали, что Мэлоун, которому на тот момент уже было 67 лет, сойдет со сцены как бизнесмен. Однако предприниматель продолжил наращивать активы и с Liberty Media. Крупнейшей сделкой для Мэлоуна стала покупка в 2016 году Charter Communications (в этой компании Мэлоун является крупнейшим акционером, владея 26%) компаний Time Warner Cable (за $56,7 млрд) и Bright House Networks (за $10,4 млрд). Клиентская база новой компании составила 25 млн человек в 41 штате. Двумя годами ранее были приобретены спутниковая радиостанция Sirius FM c более 30 млн подписчиков за $10,6 млрд и британский оператор платного телевидения Virgin Media за $23,3 млрд.

Новые горизонты

Сообщения об интересе Мэлоуна к покупке «Формулы-1» начали появляться в прессе еще в 2014 году. Тогда Liberty Global (принадлежащая Мэлоуну телекоммуникационная компания, образованная в 2005 году из международного подразделения Liberty Media) и Discovery Communications обратились с предложением о приобретении 49% в «Формуле-1» к крупным акционерам гонок — инвесткомпании CVC Capital и банку Lehman Brothers. На тот момент предложение Мэлоуна составляло $4 млрд. Однако договориться с CVC Capital не удалось. «Мы были вовлечены в обсуждение, которое может растянуться навечно. Мы сохраняем интерес к «Формуле», но, для того чтобы найти принца, нужно поцеловать многих лягушек. Пока мы целуем лягушек», — говорил Мэлоун в интервью WSJ летом 2014 года. Тогда же он объяснял причины, по которым хочет инвестировать в автогонки — он назвал спорт важной частью развлекательного сегмента на телевидении. У Мэлоуна был опыт инвестиций в спорт и до «Формулы» — Liberty Media с 2007 года владеет профессиональной бейсбольной командой Atlanta Braves.

В итоге инвестору удалось опередить всех конкурентов в борьбе за «Формулу-1», среди которых назывались инвестгруппа RSE Ventures, Qatar Sport Investments (подразделение катарского суверенного инвестфонда), а также Sky Руперта Мердока.

В последние годы у «Формулы-1», около 70% выручки которой приходится на продажу прав на телетрансляции гонок, снижается мировая аудитория — за период с 2008 по 2015 год она сократилась с 600 млн до 400 млн человек. По словам гендиректора Liberty Media Грега Маффеи, для расширения фанатской базы «Формулы-1» Liberty Media планирует использовать новые технологии (в том числе виртуальной реальности) и создавать компьютерные игры, а также увеличить число этапов «Формулы» (сейчас их 21).

Во время Гран-при «Формулы-1» (Фото: Reuters/Pixstream)

Условия сделки предполагают, что Liberty сразу выплатит $746 млн за 18,7% в материнской компании «формулического» бизнеса Delta Topco. А по итогам всей сделки нынешние акционеры «Формулы-1» получат $1,1 млрд наличными и 138 млн новых акций Liberty Media стоимостью $2,9 млрд. Кроме того, компания Мэлоуна выкупит субординированные облигации Delta Topco на $351 млн с погашением через 2,5 года.

В 2015 году выручка «Формулы-1» снизилась на 0,3%, до $1,7 млрд, а прибыль до уплаты налогов, процентов и амортизации (EBITDA) уменьшилась на 4%, до $464 млн.

В структуру новой компании, Formula One Group, будут также вписаны доли Liberty Media в крупнейшей компании в области организации развлекательных мероприятий Live Nation Entertainment, а также миноритарные доли в Time Warner и Viacom. Стоимость чистых активов группы Formula One составит $5,6 млрд, следует из презентации к сделке.

Момент для приобретения F1 американским инвестором выглядит удачным — с нынешнего сезона в гонках участвует американская команда Haas. Кроме того, в последние годы доля спорта в списке 100 трансляций с самой массовой аудиторией в США неуклонно растет — по подсчетам Nielsen, за десять лет она выросла с 14 до 93%.

Владелец латифундий

Мэлоун является крупнейшим собственником земли в США — его владения, согласно ноябрьским данным профильного журнала The Land Report, составляют более 890 тыс. га в штатах Мэн, Нью-Мексико и Канзас. Журнал Fortune в 2012 году назвал Мэлоуна «крупнейшим землевладельцем в мире после королевы Елизаветы II». В собственность бизнесмена входят пахотные земли, леса и фермы. ​

Бизнес Джона Мэлоуна в цифрах

$7,1 млрд — состояние Мэлоуна по данным Forbes на сентябрь 2016 года

$1,8 млрд — капитализация Liberty Media

$28,4 млрд

 — капитализация Liberty Global

$19,3 млрд — выручка Liberty Global по итогам первого полугодия 2016 года

45 тыс. — число сотрудников Liberty Global

28,7 млн — число клиентов Liberty Global

890 тыс. га — площадь земельных участков в собственности Мэлоуна

​Источники: данные комп​ании, NASDAQ, Forbes, The Land Report​

Сохранить

«Люди всегда ненавидят парня, который берет деньги за услуги»

Статуя орла с распростертыми, словно в полете, крыльями встречает гостей штаб-квартиры Liberty Media на окраине бизнес-парка в пригороде Денвера в Энглвуде. Орел смотрит на запад, в направлении Скалистых гор. В том же направлении двигался и молодой Джон Мэлоун на пути к тому, чтобы стать одной из самых влиятельных фигур медиарынка.

Окончив Йельский университет в родном штате Коннектикут и Университет Джона Хопкинса в Мэриленде, Мэлоун некоторое время работал в McKinsey. Затем обосновался в Колорадо, где заслужил прозвище «кабельный ковбой» за рискованные шаги при консолидации кабельного телевидения страны. Обладая докторской степенью в области исследований операций (научная организация управления с помощью математических, статистических и др. методов. – «Ведомости»), он превратил переживавшую не самые легкие времена кабельную группу TCI в крупнейшую в Америке, скупив более мелких операторов и миноритарные пакеты в кабельных каналах, а затем в 1999 г. продал все это AT&T за $48 млрд. С тех пор с помощью хитрых сделок и инвестиций, выбирая максимально эффективные с точки зрения налогообложения решения, он упрочил свои позиции на медиарынке, поспорить на котором за влияние с ним могут только Руперт Мердок и владелец Viacom Самнер Редстоун.

Сейчас Мэлоуну 76, он контролирует массу компаний и инвестиций по всему миру. Решения в двух его основных компаниях – Liberty Media и Liberty Global – принимают гендиректора Грег Маффей и Майк Фрайс. Но человек, которого Альберт Гор как-то назвал Дартом Вейдером, имеет право окончательного голоса.

Американская кабельная индустрия, которую помогал строить Мэлоун, испытывает давление: многим потребителям надоели дорогие пакеты телеканалов и они «перерезают провода». Аналитик Моффетт Натансон полагает, что платное телевидение в США падает сейчас сильнее, чем когда-либо: в I квартале подписку аннулировали 762 000 клиентов, это в 5 раз больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Но Мэлоуна, по его словам, это не беспокоит: в конце концов, в наши дни кабель – это больше, чем средство доставки телесигнала в дома. Сегодня он еще дает доступ к интернету и стриминговым сервисам, от Netflix до Amazon: «Это и услуги подключения к сети, и продажи видео». Подключение к интернету – «конкурентное преимущество, которым располагает [кабельная] отрасль».

Мэлоун признает, что потребители испытывают враждебность к кабельным операторам (в некоторых частях США кабельные компании почти или совсем не испытывают конкуренции), но считает ее неоправданной.

gaz.wiki - gaz.wiki

Navigation

  • Main page

Languages

  • Deutsch
  • Français
  • Nederlands
  • Русский
  • Italiano
  • Español
  • Polski
  • Português
  • Norsk
  • Suomen kieli
  • Magyar
  • Čeština
  • Türkçe
  • Dansk
  • Română
  • Svenska

Материалы по теме: Джон Мэлоун

Liberty Media приобретет «Формулу-1» за $4,4 млрд

Liberty Media Corporation и CVC Capital Partners официально объявили, что Liberty Media согласилась купить «Формулу-1», передает «КоммерсантЪ&raquo. ..

Теги : Liberty Media, покупка, Формула-1, Джон Мэлоун

Миллиардер Джон Мэлоун купит акции «Формулы-1»

Медиакорпорация миллиардера Джона Мэлоуна Liberty Media в ближайшее время купит акции компании Formula One Group, владеющей бизнесом автогонок «Формула-1», сообщает

Теги : Миллиардер, Джон Мэлоун, покупка, Формула-1

Владельцы надумали продать «Формулу-1»

Компания Liberty Media, претендующая на «Формулу-1», во вторник заплатит первый взнос в размере $8,5 млрд, сообщает Росбалт со ссылкой на Auto motor und sport. Владелец коммер...

Теги : «Формула-1», автопром, Liberty Media, Джон Мэлоун

Создание стоимости в динамичной среде Джон Мэлоун и TCI

Удача – это наследство плана.

Бранч Рики

К 1970 году Джон Мэлоун уже довольно долго проработал в McKinsey, чтобы суметь распознать перспективный бизнес. Чем больше он узнавал о кабельном телевидении, тем сильнее оно ему нравилось. В частности, его внимание привлекли три вещи: предсказуемость выручки (как за коммунальные услуги), благоприятные условия налогообложения и тот факт, что отрасль «росла как сорняк». Раньше Мэлоун никогда не встречал столь многообещающей комбинации преимуществ, и он решил для себя, что хочет строить карьеру в этой сфере.

Особенно ему нравилось сочетание высокого роста и предсказуемости. В 1960-х годах и до начала 1970-х индустрия кабельного телевидения демонстрировала очень быстрый рост. Число абонентов увеличилось более чем в 20 раз, поскольку население сельских районов США хотело получать более качественный телевизионный сигнал для просмотра своих любимых каналов и программ. Клиенты платили ежемесячно, редко отказываясь от услуг. Благодаря этому бизнес можно было легко оценить количественно, а опытные руководители могли спрогнозировать рост числа абонентов и рентабельность с поразительной точностью. Это почти полностью соответствовало предшествующему опыту Мэлоуна, который ранее много занимался количественным анализом. Перефразируя Нормана Мейлера, это был тот случай, когда супермен приходит в супермаркет.

Мэлоун родился в 1941 году в Милфорде (штат Коннектикут). Его отец был инженером-исследователем, а мать – учительницей. Мэлоун идеализировал отца, который в силу своей работы в General Electric часто находился в отъезде. Уже в подростковом возрасте Мэлоун проявлял технические способности и зарабатывал карманные деньги, ремонтируя и продавая подержанные радиоприемники. Он был довольно спортивным и во времена учебы участвовал в соревнованиях по фехтованию, футболу и легкой атлетике. Джон окончил Йельский университет с двумя дипломами (экономика и электрическая инженерия) и практически сразу женился на своей юношеской любви Лесли.

После Йеля Мэлоун получил степень магистра и докторскую степень (PhD) по направлению «исследование операций»[36] в Университете Джонса Хопкинса. Две академические сферы его интересов – инженерия и поиски оптимальных решений при изучении операций – использовали количественный подход и были нацелены на то, чтобы оптимизировать процессы, минимизировать «шумы» и максимально увеличить результат. На самом деле на протяжении всей своей будущей карьеры Мэлоун будет решать одну большую задачу по управлению стоимостью, стараясь максимизировать ее в интересах акционеров (в виде акционерной стоимости) и минимизировать «шумы» из других источников (включая налоги, непредвиденные расходы и законодательное регулирование).

Получив докторскую степень, Мэлоун пошел работать в Bell Labs, престижное научно-исследовательское подразделение в AT&T. Там он сфокусировался на изучении оптимальных стратегий на монополистических рынках. После сложного финансового моделирования он пришел к заключению, что AT&T должна увеличить размер своего долга и существенно сократить долю собственного капитала посредством обратного выкупа акций. Это необычное предложение было снисходительно принято советом директоров AT&T (и тут же проигнорировано).

Несколько лет спустя Мэлоун решил, что бюрократическая культура AT&T не подходит для него, и перешел в McKinsey Consulting. И хотя он пообещал жене, что не пойдет по стопам отца и не будет часто уезжать из дома, совсем скоро он уже проводил в разъездах четыре дня в неделю, работая на разных клиентов McKinsey из списка Fortune 500. В 1970 году, когда один из его клиентов, компания General Instrument, предложила ему возглавить Jerrold (быстрорастущее подразделение по производству оборудования для кабельного телевидения), он ухватился за этот шанс. Джону на тот момент было 29 лет.

Работая в Jerrold, Мэлоун активно укреплял отношения с основными кабельными компаниями, и спустя всего два года за ним одновременно начали охотиться Стив Росс из Warner Communications и Боб Мэгнесс из Tele-Communications (TCI). Несмотря на то что озвученная в Tele-Communications зарплата была на 60 % ниже той, что предлагал Стив Росс, Мэлоун выбрал TCI – здесь ему пообещали б?льшую долю в капитале, да и жена предпочла относительно спокойный Денвер бешеному темпу Манхэттена.

У компании, к которой решил присоединиться Мэлоун, была долгая история агрессивного роста и весьма высокие шансы на скорое банкротство. Боб Мэгнесс основал TCI в 1956 году, взяв ссуду под залог своего дома, чтобы заплатить за первую кабельную систему в Мемфисе (штат Техас). Мэгнесс, торговец хлопком и фермер, узнал о кабельном телевидении, когда путешествовал автостопом. Он сразу же (как и Мэлоун 15 лет спустя) распознал конкурентные экономические преимущества этой индустрии, а в особенности ее благоприятные налоговые характеристики.

Расчетливые операторы кабельного телевидения имели возможность укрыть свои денежные средства от налогообложения, используя заимствования для постройки новых мощностей и амортизируя стоимость строительства. Эти значительные амортизационные отчисления, как и процентные расходы по заимствованиям, уменьшали налогооблагаемую прибыль. В результате вполне успешные компании отрасли редко показывали чистую прибыль и, соответственно, редко платили налоги, хотя и имели при этом неплохой поток денежных средств. Если оператор использовал заемное финансирование для покупок или строительства и обесценивал вновь приобретенные активы, он мог продолжать укрывать свои денежные средства бесконечно. Мэгнесс оказался в числе первых, кто осознал эти тонкости и активно использовал займы для построения компании, приговаривая при этом, что «лучше платить проценты, чем налоги».

TCI стала публичной компанией в 1970 году, а к 1973-му, когда в нее пришел Мэлоун, была четвертым по величине оператором кабельного телевидения в стране и обслуживала 600 000 абонентов. Долг TCI в то время в 17 раз превышал выручку. Мэгнесс осознал потребность в незаурядном руководителе и после долгих переговоров переманил к себе талантливого сотрудника McKinsey Джона Мэлоуна. Он привнес в компанию незаурядный набор качеств: исключительные аналитические способности, финансовый опыт, технические знания и смелость. Его пребывание в должности, однако, началось с жесткого старта.

В конце 1972 года, когда рынок акций операторов кабельного телевидения был разогрет, TCI планировала дополнительное публичное размещение своих бумаг для уменьшения долговой нагрузки. Но спустя несколько месяцев после прихода в компанию Мэлоуна в индустрии были введены новые правила регулирования, и рынок акций компаний отрасли охладел. TCI в результате отозвала свое предложение и сохранила неопределенность с точки зрения долга.

После введения арабского нефтяного эмбарго в 1973–1974 годах произошло внезапное сокращение уровня ликвидности, что пошатнуло позиции отрасли. При этом TCI была обременена существенно более высоким долгом, чем любой из ее конкурентов, и балансировала на грани банкротства. «Хуже некуда [sic]» – так оценил Мэлоун состояние дел в компании на время своего прихода.

Карты Мэлоуну сдали поистине тяжелой рукой. Следующие несколько лет они с Мэгнессом всеми силами пытались спасти компанию от банкротства и постоянно встречались с банкирами. Однажды в ходе очень напряженной встречи с кредиторами Мэлоун бросил ключи на стол в комнате для переговоров и, выходя, сказал: «Если вам нужны эти каналы, они ваши». Банкиры запаниковали и в конце концов уступили, согласившись изменить условия по кредитам TCI.

В этот непростой период Мэлоун установил в компании строгую дисциплину, как финансовую, так и операционную. Он объявил менеджерам, что если они смогут увеличить число абонентов на 10 % в год и сохранить уровень рентабельности, то в дальнейшем он обеспечит им независимость в принятии решений. В эти годы в компании зародилась экономная предпринимательская культура, которая со временем проникла во все сферы ее деятельности.

Головной офис TCI не напоминал штаб-квартиры крупнейших компаний отрасли и не вписывался в американский медиаландшафт. Офисы TCI были спартанскими: несколько руководителей, еще меньше секретарей да металлические столы с облупившейся краской. В TCI был единственный человек на ресепшен, а звонки обслуживались автоматически. В командировках сотрудники компании обычно размещались в мотелях; как вспоминает СОО компании Джей Си Спаркман: «Гостиницы типа Holiday Inn были для нас редкой роскошью в те дни».

Мэлоун видел себя в роли инвестора и распределителя капитала. Ответственность за текущую операционную деятельность он делегировал своему давнему помощнику Спаркману, который придерживался принципов строгого бюджетирования в управлении. Менеджеры должны были достигать плановых показателей по денежным потокам, и Спаркман (кстати, бывший офицер военно-воздушных сил) лично контролировал этот процесс. Менеджерам на местах предоставлялась достаточная автономность, если они выполняли свои ежемесячные планы. Если же им этого не удавалось, то СОО после посещения соответствующих подразделений быстро отсеивал отстающих.

Чрезмерное увлечение дорогостоящим строительством

Есть очевидная обратная взаимозависимость между строительством роскошных новых зданий для головного офиса и уровнем доходности для инвесторов. Так, например, за последние десять лет три медиакомпании – The New York Times Company, IAC и Time Warner – построили себе прекрасные и дорогостоящие башни в центре Манхэттена. За тот период ни одна из этих компаний не делала серьезных обратных выкупов акций и не опережала рынок с точки зрения доходности. Напротив, ни один из СЕО-аутсайдеров не возводил пышных зданий для своих головных офисов.

Благодаря экономному подходу TCI добилась самой высокой рентабельности в индустрии, а также заработала хорошую репутацию у инвесторов как компания, которая стабильно делала больше, чем говорила. Пролистывая аналитические отчеты, начиная с первых лет истории TCI, можно увидеть одну и ту же картину: из квартала в квартал показатели денежных потоков и числа абонентов компании всегда оказывались чуть выше, чем ожидалось.

К 1977 году TCI доросла до такого уровня, что заинтересовала консорциум страховых компаний, который заменил банки в качестве ее кредитора, предоставив более дешевое финансирование. После стабилизации балансовых показателей у Мэлоуна появилась возможность внедрить свою крайне необычную стратегию для TCI, которая выкристаллизовывалась у него с того самого момента, как он пришел в компанию.

Мэлоун, будучи инженером и оптимизатором, понял, что ключ к созданию стоимости в бизнесе кабельного телевидения лежит в максимальном привлечении долгового финансирования и работе с поставщиками на долговой основе, особенно с производителями программной продукции (в обоих этих случаях важен размер займов). Это была простая и обманчиво убедительная идея, которой Мэлоун упорно следовал. Как он сказал давнему инвестору TCI Дэвиду Уорго в 1982 году: «Ключом к будущей рентабельности и успеху в этом бизнесе будет способность контролировать расходы на программную продукцию за счет заемного капитала».

В кабельном телевидении самую большую статью затрат (40 % всех операционных расходов) составляют гонорары, выплачиваемые компаниям – разработчикам телевизионных программ (HBO, MTV, ESPN и др.). Крупные операторы кабельного телевидения могут договориться о снижении затрат на программную продукцию в расчете на абонента, и чем больше абонентов будет у компании, тем ниже окажутся ее расходы (и выше поток денежных средств) в расчете на одного клиента. Этот дисконт увеличивается по мере роста абонентской базы и предоставляет ключевым игрокам серьезные «бонусы».

Крупнейшие игроки с самыми низкими затратами на программную продукцию, соответственно, будут иметь преимущество в приобретении новых активов по сравнению с небольшими игроками. Они смогут больше заплатить за оператора кабельного телевидения и получать стабильную доходность. Это своеобразный цикл: чем больше вы приобретаете, тем больше вы снижаете расходы на программную продукцию и увеличиваете денежный поток, что позволяет привлекать больше заемных средств, которые затем могут быть использованы для новых покупок, снижающих расходы на программную продукцию… и так далее до бесконечности. Логика кажется очевидной, но в те времена ее никто так не понимал, как Мэлоун и TCI.

С этой идеей было связано и убеждение Мэлоуна, что максимизация прибыли в расчете на акцию (EPS) несовместима со стремлением к увеличению масштабов деятельности в зарождающейся индустрии кабельного телевидения. Мэлоун полагал, что поскольку более высокая чистая прибыль предполагала и более высокие налоги, то лучшей стратегией для компании отрасли было бы использование всех доступных инструментов, чтобы минимизировать объявленную прибыль и налоги и финансировать внутренний рост и приобретения с помощью денежных средств до налогообложения.

Сложно преувеличить нетрадиционность таких взглядов. В то время Уолл-стрит оценивала компании исключительно по показателю EPS, и долгое время Мэлоун единственный применял свой подход. Другие крупные операторы кабельного телевидения изначально ставили во главу угла достижение хороших уровней EPS и лишь потом сместили фокус на поток денежных средств (Comcast изменила свои методы лишь в середине 1980-х), осознав, как сложно достигать высокой прибыли на акцию, когда развиваешь бизнес кабельного телевидения. Будучи опытным аналитиком в этой отрасли, Деннис Лейбовиц как-то сказал: «Игнорирование показателей EPS дало TCI важное конкурентное преимущество на ранних этапах перед другими публичными компаниями».

Хотя сейчас эта стратегия кажется очевидной и скопирована многими конкурентами, в то время на Уолл-стрит не знали, что это такое. Вместо прибыли на акцию Мэлоун сделал акцент на денежных потоках и создал новую терминологию, которую сегодняшние менеджеры и инвесторы воспринимают как нечто само собой разумеющееся. Так, термин EBITDA (прибыль до уплаты налогов, процентов, износа и амортизации) впервые был введен в бизнес-лексикон Мэлоуном и считался радикально новым, выходящим за рамки отчета о прибылях и убытках. Никто раньше не занимался подобным анализом, тогда как сегодня EBITDA используется в бизнесе повсеместно, особенно в сфере частных прямых инвестиций и инвестиционно-банковской деятельности.

Рынок акций компаний кабельного телевидения оставался неустойчивым на протяжении всех 1970-х и до начала 1980-х годов. Мэлоун и Мэгнесс, обеспокоенные потенциальными недружественными поглощениями, воспользовались случайным падением на рынке, чтобы выгодно произвести обратный выкуп акций, увеличив в результате свою совокупную долю. В 1978 году они создали акции класса B с особым правом голоса[37] и к 1979-му посредством ряда выкупов и продаж смогли обеспечить то, что давний руководитель компании Джон Си называет «жестким контролем» TCI, – общая доля их акций класса B достигла 56 %.

С этого момента, обладая контролем и сильным балансом, Мэлоун сфокусировался на увеличении масштабов бизнеса с помощью уникального сочетания жесткости и креатива. Используя заемные средства, предоставленные новыми кредиторами компании, внутренние денежные потоки и периодические выпуски акций, Мэлоун запустил активную программу приобретений. С 1973 по 1989 год компания заключила 482 сделки (в среднем по одной в две недели). Для Мэлоуна существовала только одна цель – абоненты, абоненты и еще раз абоненты. Как сказал инвестор TCI Рик Рейсс: «Стремясь наращивать охват в своей сфере, он был готов рассматривать недвижимость у моря, даже если она находилась рядом с грудой токсичных отходов». Со временем Мэлоун приобрел активы у таких разных продавцов, как Teamsters и Lady Bird Johnson.

Однако он не покупал все подряд без разбора. С конца 1970-х и до начала 1980-х индустрия вступила в новую фазу в связи с появлением спутниковых каналов, таких как HBO и MTV. Кабельное телевидение внезапно перестало быть услугой, нацеленной в первую очередь на сельских жителей, и стало предоставлять новые каналы горожанам. Когда индустрия перешла к этому новому этапу, многие операторы сфокусировались на борьбе за крупные городские франшизы, которые были весьма дороги.

Однако Мэлоун в отличие от своих коллег с опаской относился к экономическим требованиям, которые муниципалитеты предъявляли операторам кабельного телевидения. Он был единственным, кто воздержался от войн за франшизы, вместо этого сфокусировавшись на привлечении менее «дорогих» абонентов, проживавших в сельских районах и пригородах. К 1982 году TCI стала самой крупной компанией в индустрии, имея абонентскую базу в 2,5 млн человек.

Когда многие из первых городских франшиз потерпели финансовый крах из-за слишком высоких долгов и нерентабельных условий работы, Мэлоун вышел из тени и приобрел контроль над ними по первоначальной цене. Такими приобретениями стали кабельные франшизы в Питтсбурге, Чикаго, Вашингтоне, Сент-Луисе и Буффало.

На протяжении 1980-х благодаря некоторому ослаблению правил Федеральным агентством по связи США (FCC) TCI продолжила активные покупки, сочетая редкие крупные сделки (Westinghouse и Storer Communications) с постоянным потоком небольших приобретений. Кроме того, компания расширяла совместный бизнес, создавая в сотрудничестве с легендарными предпринимателями индустрии, такими как Билл Бреснан, Боб Розенкранц и Лео Хиндери, компании кабельного телевидения, в которых у TCI был миноритарный пакет. К 1987 году она стала вдвое больше своего крупнейшего конкурента – Time ATC.

Творческий подход Мэлоуна в конце 1970-х – начале 1980-х годов проявился в организации совместных предприятий, где его партнерами стали молодые перспективные создатели программ и операторы кабельного телевидения. Перечень этих имен напоминает зал славы: Тед Тернер, Джон Си, Джон Хендрикс и Боб Джонсон. Заключая соглашения о партнерстве, Мэлоун выступал как креативный венчурный инвестор, активно ищущий талантливых предпринимателей. Он предоставлял им доступ к преимуществам масштабов бизнеса TCI (своей абонентской базе и скидкам на программную продукцию) в обмен на миноритарные доли в их компаниях. Таким образом он генерировал огромный уровень доходности для своих акционеров. Когда он видел предпринимателя или идею, которые ему нравились, он был готов действовать незамедлительно.

Начиная с 1979 года, когда он лихо выписал Бобу Джонсону, основателю Black Entertainment Television (BET), чек на 500 000 долларов в конце их первой встречи, Мэлоун начал активно развивать долю собственности в подразделении производства программной продукции. В обмен он предлагал мощную комбинацию – стартовый капитал и доступ к миллионам абонентов TCI. Мэлоун возглавил консорциум операторов кабельного телевидения, спасая компанию Теда Тернера Turner Broadcasting System (в число каналов которой входили CNN и The Cartoon Network) от банкротства в 1987 году; и к концу 1980-х в его программный портфель уже входили Discovery, Encore, QVC и BET в дополнение к каналам Тернера. Теперь Мэлоун был крупным владельцем не только кабельных систем, но и кабельных программ.

В начале 1990-х на отрасль обрушился шквал плохих новостей, включая введение нового закона 1990 года о поглощениях за счет заемных средств (ограничивающего доступ индустрии к заемному капиталу) и, что более существенно, ужесточение правил Федеральным агентством по связи в 1993 году. Несмотря на эти негативные явления, Мэлоун продолжил избирательно приобретать крупные активы (Viacom и United Artists Cable) и запускать новые программные сети, включая Starz/Encore и серию региональных спортивных сетей в партнерстве с Рупертом Мердоком и Fox.

В 1993 году при удивительных обстоятельствах Мэлоун достиг соглашения о продаже TCI телефонному гиганту Bell Atlantic за 34 млрд долларов в форме акций. Однако сделка была отменена, так как в экономике наступила пора ререгулирования[38], и денежный поток и цена акций TCI упали. В течение десяти лет Мэлоун много времени посвятил проектам, выходящим за рамки основного бизнеса кабельного телевидения. Он возглавил консорциум кабельных операторов, создав две крупные компании: Teleport (конкурентоспособную телефонную службу) и Sprint/PCS (совместное предприятие со Sprint, претендующее на франшизы сотовой связи).

Мэлоун распределял капитал TCI и свое время на проекты, которые, как он считал, усилят доминирующее положение компании на рынке и принесут ощутимую доходность в будущем. В 1991 году он использовал миноритарный пакет TCI в программных активах для инвестиций в Liberty Media и в конечном счете стал владельцем крупной доли ее акций. Это был первый из серии выпусков отслеживающих акций[39], которые создал Мэлоун, включая TCI Ventures (для Teleport, Sprint/PCS и других активов, не связанных с кабельным телевидением) и TCI International (для долевого участия TCI в различных иностранных активах кабельного телевидения).

Мэлоун стал пионером в использовании отслеживающих акций и создании новых компаний путем их отделения. Он считал, что эти действия выполняют две важные функции: 1) повышают прозрачность, позволяя инвесторам оценить часть бизнеса, которая ранее была скрыта из-за сложной структуры TCI; и 2) увеличивают разграничение между основным (кабельное телевидение) и сопутствующими видами деятельности TCI (в частности, выпуском телевизионных программ), которые могли привлечь внимание регуляторов отрасли. Первой Мэлоун «отпочковал» компанию Western Tele-Communications в 1981 году, а к моменту продажи холдингу AT&T компания TCI выделила в отдельные бизнес-единицы 14 подразделений. Используя такую тактику, Мэлоун, как Генри Синглтон и Билл Стиритц, сознательно усложнял свой бизнес в погоне за лучшим экономическим результатом для акционеров.

После ухода Спаркмана в 1995 году Мэлоун передал функцию руководства операционной деятельностью в подразделении кабельного телевидения новой команде, которую возглавил Брендон Клаустон, бывший специалист по маркетингу. Под его управлением TCI начала проводить политику централизации обслуживания клиентов и активно модернизировать старые кабельные системы. В третьем квартале 1996 года, однако, TCI не оправдала прогнозов и впервые за свою историю показала сокращение абонентской базы и спад в поступлении денежных средств. Мэлоун, разочарованный такими результатами, сам взялся за дело: он сократил число сотрудников на 250 человек, остановил выполнение всех заказов на капитальное оборудование, перезаключил программные контракты, уволил консультантов, приглашенных помочь в модернизации систем, а также назначил ответственными за работу с клиентами менеджеров на местах.

Когда операционная деятельность стабилизировалась, а поток денежных средств увеличился, Мэлоун назначил Лео Хиндери (СЕО компании InterMedia Partners, крупного совместного предприятия TCI) управлять данным сегментом, а сам вернулся к стратегическим проектам. Хиндери продолжил процесс реструктуризации: вернул ветерана компании TCI и своего СОО Марвина Джонса, делегировал больше полномочий региональным менеджерам и активизировал продажи, чтобы создать более сильные абонентские группы и снизить расходы.

Как только Хиндери приступил к своим обязанностям, Мэлоун сосредоточился на цифровых приставках, позволявших индустрии успешно конкурировать с провайдерами спутникового телевидения. Он вел переговоры с Microsoft, но в итоге заключил сделку с General Instrument (самым крупным производителем оборудования в индустрии) на 10 млн приставок по цене 300 долларов за штуку. В обмен он попросил существенную долю в капитале компании, в конечном счете получив 16 %.

В середине кризиса 1996–1997 годов умер Боб Мэгнесс, наставник и давний партнер Мэлоуна, после чего возник вопрос контроля над компанией. Благодаря серии сложных сделок у Мэлоуна появилась возможность купить акции с особым правом голоса, принадлежавшие Мэгнессу, и обеспечить тем самым жесткий контроль над TCI.

В конце 1990-х годов несколько стратегических, не связанных с кабельным телевидением проектов начали приносить свои плоды. Мэлоун оказался прав относительно их потенциала доходности – так, в 1997 году Teleport был продан компании AT&T за 11 млрд долларов (28-кратный возврат на инвестиции). В 1998 году совместное предприятие Sprint/PCS купило Sprint Corporation за 9 млрд долларов (в форме акций Sprint), а в 1999-м General Instrument была продана компании Motorola за 11 млрд долларов. Параллельно Мэлоун занялся поисками хозяина для TCI. Хотя он и любил бизнес кабельного телевидения, но был рационалистом и еще в 1981 году сказал аналитику Дэвиду Уорго: «Я чувствую, что акция TCI может стоить 48 долларов, и продал бы их, если бы кто-то предложил мне такую цену». Эта целевая цена продолжала расти, но очень долгое время никто не был готов ее платить. В связи с бурным развитием технологий в 1990-х годах Мэлоун увидел несколько факторов, омрачающих будущее TCI: растущая конкуренция со стороны спутникового телевидения, огромные расходы на модернизацию кабельных систем компании в сельских районах страны и неопределенность в вопросе преемника. Когда он получил предложение о сделке от нового СЕО компании AT&T Майка Армстронга, то активно приступил к переговорам. Он вел их сам, часто встречаясь за столом с огромной толпой юристов, банкиров и бухгалтеров AT&T.

В ходе переговоров Мэлоун проявил такую же искушенность в продажах, как до этого в приобретениях. Рик Рейсс описал это так: «Он перевернул совет директоров AT&T с ног на голову, вытряс каждый цент из их карманов и затем посадил их обратно на свои места». Финансовые показатели компании были исключительными (12-кратная EBITDA, 2600 долларов в расчете абонента), и при оценке TCI не было сделано никакого дисконта на изношенность ее кабельных систем в сельских районах. Плюс ко всему Мэлоун, всегда крайне осторожно подходивший к вопросам налогообложения, структурировал данную сделку как сделку с акциями, что позволило инвесторам отсрочить выплату налога на доходы от прироста капитала.

Мэлоун также удерживал контроль (шесть мест в совете директоров из девяти) над Liberty – дочерней компанией, занимающейся разработкой программ, и заключил привлекательную долгосрочную сделку о переводе каналов Liberty в кабельные системы AT&T. Эта сделка стала убедительным подтверждением уникальной стратегии Мэлоуна в TCI и принесла инвесторам поистине исключительную доходность. Судите сами: за 25 лет (с того момента, как Мэлоун возглавил TCI) индустрия кабельного телевидения сильно разрослась, а все публичные компании в ней процветали, но ни одна из них даже приблизительно не создала такой стоимости для акционеров, как это удалось сделать Мэлоуну. На рис. 4.1 показано, что с 1973 года по 1998-й, когда компания была продана холдингу AT&T, акционеры TCI получили феноменальную совокупную доходность в 30,3 % (для сравнения, за аналогичный период другие публичные компании отрасли смогли добиться 20,4 %, а индекс S&P 500 показал результат 14,3 %).

Рис. 4.1. Совокупная доходность для акционеров TCI при Мэлоуне существенно превысила показатель S&P 500 и конкурентов. Источник: Center for Research in Security Prices (CRSP) и годовые отчеты компании TCI

* Скорректированный показатель с учетом дробления акций и выплаты дивидендов в денежной форме.

** Сопоставимые компании включают Adelphia Communications, American Television & Communications, Cablevision Systems, Century Communications, Comcast, Cox Communications, Cox Cable, Falcon Cable Systems, Heritage Communications, Jones Intercable, Storer Broadcasting, elePrompTer и United Cable Television.

Доллар, вложенный в TCI в начале карьеры в ней Мэлоуна, стоил больше 900 долларов к середине 1998 года. Тот же доллар стоил бы 180 долларов при инвестициях в другие публичные компании и 22 доллара, если был бы вложен в S&P 500. Таким образом, TCI обогнала S&P 500 более чем в 40 раз, а конкурентов – в пять раз.

Тогда Рид Гастингс пообещал, что Джон Мэлоун в Netflix не будет конкурировать с кабелем …

В первые дни Netflix соучредитель и со-генеральный директор Рид Гастингс и его стартап по аренде DVD часто недооценивались такими людьми, как импресарио Blockbuster Video Джо Антиоко, который, в частности, отклонил предложение о покупке тогда еще небольшой компании из Кремниевой долины.

Но председатель Liberty Global Джон Мэлоун говорит, что видел, как Netflix идет полным ходом.

Мэлоун описал свое раннее общение с Гастингсом, когда на прошлой неделе давал интервью генеральному директору Liberty Global Майку Фрайсу на виртуальном мероприятии, организованном центром Палей. (Совет главному аналитику LightShed Partners Ричарду Гринфилду за то, что он осветил это событие в блог. Интервью также находится в архиве Вот.)

По словам Мэлоуна, в какой-то момент Фрайс пригласил Гастингса на заседание правления Liberty Global, и Гастингс попытался заверить комнату, что Netflix «не намерен» производить свой собственный контент или конкурировать с процветающими в то время видеоуслугами кабельных компаний, таких как Свобода.

«Я ответил ему тогда, черт побери, — вспоминал Мэлоун. «Было ясно, куда он направляется, и, если он этого не понимал, он собирался выяснить это».

(Гастингс не подтвердил и не оспорил эту общедоступную версию.)

Малоун также рассказал о том, как он пытался заставить DirecTV приобрести Netflix, когда возглавлял компанию спутникового телевидения: «Я знал, что в тот момент это будет хоум-ран, и это было тогда, когда [Hastings] пытался избавиться от своей старой почтовой платформы. То, что я увидел, имело глобальный масштаб ».

Roku — следующий Netflix?

Мэлоун также потратил некоторое время на обсуждение растущего влияния Roku, рыночная капитализация которого быстро выросла почти до 30 миллиардов долларов после первых 18 месяцев роста на Nasdaq.

Roku, которая до сих пор не договорилась с WarnerMedia о поддержке HBO Max, также недавно заявила, что ее платформа подключенных телевизионных устройств насчитывает 46 миллионов активных пользователей.

Мэлоун сказал, что если платформа Roku продолжит расширяться — скажем, достигнув волшебной отметки в 100 миллионов активных пользователей, — она ​​может установить рыночную власть, аналогичную Apple App Store, где поставщики контента должны «платить, чтобы играть».

«Это зависит от того, насколько велика и уникальна платформа», — сказал Мэлоун. «Таким образом, если поставщик платформы сможет охватить достаточно большой глобальный масштаб потребителей, которые по сути используют его в качестве связующего агента — в качестве посредника, — тогда они будут иметь рыночную власть над поставщиками контента, и они появятся, чтобы используйте эту рыночную власть, чтобы получить дифференциатор цен или доступа, и они построят на этом бизнес. Я думаю, что причина, по которой вы видите, что сейчас на Roku так много рыночной капитализации, заключается в том, что они, похоже, разработали независимую отдельную платформу публичной компании, которая становится по сути средством сохранения масштаба ».

Джон Мэлоун, AKA Крупнейший землевладелец в США, собирается стать более богатым благодаря Time Warner Cable

Даже с чистой стоимостью в 9 миллиардов долларов Джон Мэлоун может быть не таким большим именем, как его приятель Тед Тернер, который всегда обладал талантом к мастерству, с которым, похоже, справляются большинство миллиардеров. Но в 2011 году он затмил Тернера в другой, менее субъективной арене, скупая достаточно земли, чтобы сделать 2,2 миллиона акров в нескольких разных штатах, и это сделало его владельцем большинства земель в Соединенных Штатах Америки, большинство из них в штате Мэн но остальные в Нью-Хэмпшире, Нью-Мексико, Техасе, Вайоминге, Мэриленде и Колорадо. Это не совсем так круто, как создание Captain Planet, но не о чем жаловаться. Несмотря на 2,2 миллиона акров земли в Соединенных Штатах, он также имеет холдинги за пределами страны, включая знаменитый замок Хьюманд в Ирландии.

Однако до того, как он стал крупнейшим землевладельцем страны, Джон Мэлоун сделал свои миллионы (а затем и миллиарды) в различных средствах массовой информации, на полях, в основном на телевидении. Он был генеральным директором Tele-Communications, Inc. в период с 1973 по 1996 год. За это время он был известен во всей отрасли как безжалостный бизнесмен, особенно в своих отношениях с FCC в связи с различными регламентационными баталиями. Он даже заработал прозвище Дарт Вейдер, по сообщениям, любезно предоставил Эл Гор, который узнал из первых рук, каким может быть жесткий переговорщик Мэлоун (или, может быть, потому, что он громкий передышку). Он также сделал обложку Проводная одетые как еще 1980s SciFi героя фильма - Безумный Макс, во время другой цепкой борьбы с FCC по кабельным телевизионным правилам.

HENNY RAY ABRAMS / AFP / Getty Images

Сомнительно, что либо Безумный Макс, либо Дарт Вейдер когда-либо отдавали столько же денег, сколько Джон Мэлоун. Большая часть его филантропических усилий отражает его научный опыт, изучая электротехнику и экономику в качестве субстрата, в конечном итоге получая кандидатскую диссертацию по исследованиям Джона Хопкинса. В 2011 году инженерная школа им. Джонса Хопкинса Уитинг получила подарок в размере 50 миллионов долларов (что также стало самым большим вкладом в школу), в результате чего в кампусе школы Homewood в школе появилось новое здание - Malone Hall. Еще 60 миллионов долларов пошли в школу Хопкинса в Коннектикуте для Мэлоунского научного центра и Хит-Коммонс, по сообщениям, получили имена от отца Мэлоуна и его любимого учителя, когда он был учеником самого Хопкинса. Институт биологических трансляционных терапий штата Колорадо также имеет финансовый вклад от Мэлоуна, чтобы поблагодарить за его существование, подарок в размере 42,5 млн. Долларов, сделанный в 2014 году Мэлоуном и его женой. Затем есть Фонд семьи Мэлоун, отвечающий за Программу Малоновых ученых за финансирование стипендий в более чем 30 частных университетах по всей стране.

Кеворк Дянзезян / Getty Images

Некоторые другие пирожки, которые пальцы Джона Мэлоуна были в течение многих лет, вероятно, будут вам знакомы, включая премиальный кабельный канал Starz и веб-сайт TripAdvisor. Он также имеет место на исполнительном совете киностудии Lionsgate, поэтому, возможно, это будет всего лишь вопросом времени, прежде чем он получит прозвище «Jigsaw», чтобы согласиться с Дартом Вейдером и Безумным Махом.

Чистая стоимость Malone выросла до $ 4,4 млрд в 2000 году, когда он организовал продажу TCI AT & T за 48 миллиардов долларов. Вслед за пузырем доткома его чистая стоимость упала до 1,3 млрд. Долл. США в 2002 году. Для его чистой стоимости потребовалось около 8 лет, чтобы получить более 4 млрд. Долл. США. К 2014 году его чистая стоимость выросла до 7,7 млрд. Долларов.

Через свою компанию Tele-Communications Джон Мэлоун выступает в качестве председателя Liberty Media, Liberty Global и Liberty Interactive. В 14 разных странах Liberty Global насчитывала 27 миллионов абонентов кабельных сетей по всему миру. Через Liberty Media империя Малоуна контролирует примерно 30% кабельных гигантов Charter Communications.

Ранее на этой неделе Хартия объявила, что приобретет Time Warner Cable для 55 миллиардов долларов наличными и акциями. Объявление о его сделке привело к тому, что собственный капитал Мэлоуна достиг всего рекордного уровня 9 миллиардов долларов.

УПРАВЛЕНИЕ

| Liberty Media Corporation

Грег Маффей курирует семейство компаний Liberty, соревнующихся в эпоху цифровой мобильной связи. Акции Liberty неизменно превосходят индексы и конкуренты. Liberty Media заняла 8-е место в рейтинге самых уважаемых компаний мира Fortune в 2021 году в сфере средств массовой информации и развлечений.

Маффей является президентом и главным исполнительным директором Liberty Media Corporation, которая владеет медиа и развлекательным бизнесом, включая дочерние компании Formula 1, SiriusXM и Atlanta Braves, а также участвует в Live Nation Entertainment.Он является президентом и главным исполнительным директором Liberty Broadband Corporation, которая в основном состоит из 25% голосующих акций компании Charter Communications и дочерней компании GCI, а также является президентом и генеральным директором Liberty Media Acquisition Corporation, недавно учрежденной компании по производству чеков-бланков, созданной с целью проведения слияние, биржа капитала, приобретение активов, покупка акций, реорганизация или аналогичное объединение бизнеса с одним или несколькими предприятиями. Маффеи также является председателем и главным исполнительным директором Liberty TripAdvisor, которая владеет контрольным пакетом акций TripAdvisor.

Кроме того, Маффей является исполнительным председателем Qurate Retail, Inc., владеющей бизнесом в области цифровой коммерции, включая дочерние компании QVC, HSN, Zulily и Cornerstone Brands. Маффей также является председателем связанных с Liberty компаний Live Nation Entertainment, SiriusXM и TripAdvisor, а также директором по чартерным коммуникациям и Zillow.

До прихода в Liberty в 2005 году Маффей занимал должности сопрезидента Oracle, председателя и генерального директора 360networks и финансового директора Microsoft.Он также работал директором Barnes & Noble, Citrix, DIRECTV, Dorling Kindersley, Electronic Arts и Starbucks, а также был председателем Expedia и Starz.

Маффеи является членом Попечительского совета Дартмутского колледжа и Совета по международным отношениям. Он получил степень магистра делового администрирования в Гарвардской школе бизнеса, где он был стипендиатом Бейкера, и степень бакалавра в Дартмутском колледже.

Американский миллиардер скупает Ирландию

Американский миллиардер Джон Мэлоун говорит, что покупает землю, потому что, повторяя поговорку Марка Твена, они больше не делают ее.Но в основном потому, что ему нравится кататься по суше верхом.

73-летний председатель гиганта кабельного телевидения и коммуникаций Liberty Media недавно превзошел Теда Тернера, основателя новостного канала CNN, как крупнейшего землевладельца в Соединенных Штатах.

Мэлоун, получивший прозвище «Кабельный ковбой», владеет примерно 2,2 млн акров земли, в основном ранчо и лесов.Согласно американскому журналу The Land Report , его владения включают более 5 процентов территории штата Мэн на северо-востоке.

Очень замкнутый человек, его часто можно увидеть на публике в своей обычной флисовой ветровке. Он известен тем, что каждое лето отправляется в путь в штат Мэн с женой в модернизированном автофургоне.

За последние два года Мэлоун обратил свое внимание на Ирландию.Он купил три дублинских отеля - пятизвездочный Westin, Hilton on Charlemont Place и Trinity Capital Hotel - и четвертый в городе Лимерик, отель Limerick Strand на реке Шеннон, потратив на это 150 миллионов евро. Он пытался инвестировать в основном в Дублин, потому что в столице восстановление происходило быстрее.

Что касается личной жизни, он ремонтирует замок Хьюмвуд в Ко-Уиклоу, свою первую инвестицию в Ирландию после аварии, в качестве своего ирландского дома.В 2012 году он купил викторианскую сваю за 8 миллионов евро. В прошлом году он купил 840 акров Ballylinch Stud в Томастауне, графство Килкенни, когда-то являвшейся частью поместья Маунт Джульетта.

Затем, в декабре, он выступил в роли другого представителя СМИ, сэра Энтони О'Рейли, в качестве владельца Каслмартина, особняка с восемью спальнями, построенного в 1720 году, и поместья площадью 750 акров, на котором он стоит. Это давняя резиденция О'Рейли в Ирландии, но он был вынужден уладить свою громкую долговую борьбу с государственным AIB.

Мэлоун купил недвижимость почти за 28 миллионов евро, в результате чего его расходы в Ирландии через три года приблизились к 200 миллионам евро.

Все это поднимает вопрос о том, хочет ли бизнесмен, родившийся и выросший в Коннектикуте, также стать крупнейшим землевладельцем Ирландии.

«Я не думаю, что это подходит для Ирландии», - говорит Мэлоун в длинном телефонном интервью из Флориды, где у него есть дом.«Я думаю, что мы занимаем около 2200 акров, и этого может быть достаточно», - добавляет он, смеясь.

Малоун на данном этапе своей феноменальной карьеры, оцениваемой в 7,5 миллиардов долларов (6,2 миллиарда евро), вкладывает деньги скорее ради любви, чем ради возвращения. Он и его жена Лесли, по его словам, влюбились в Ирландию, сельскую местность и людей, приезжая в качестве туристов и посещая собрания правления - Liberty владеет UPC, поставщиком кабельного телевидения и крупнейшим цифровым сервисом в Ирландии.

«Мы подумали, что было бы весело иметь там место», - говорит он с мягким американским акцентом и осторожно.

Пара огляделась и «пнула несколько шин», пока агент по недвижимости не представил Хьюмвуда. Его жена любит восстанавливать исторические объекты и умеет восстанавливать их, поэтому они воспользовались этой возможностью.

«Казалось, что Ирландия в то время боролась за занятость, что было бы много доступной квалифицированной рабочей силы, если бы мы захотели взяться за этот проект, и поэтому мы как бы просто взялись за это», - сказал он.

Мэлоун говорит, что дом с 18 спальнями, расположенный на территории площадью 500 акров, будет полностью отреставрирован в течение года.

Хьюмвуд привез с собой человека из Голуэя Джона Лалли, одного из застройщиков Ирландии времен бума, и бывшего биржевого маклера Пола Хиггинса. «Похоже, они, как и мы, были в значительной степени влюблены в Хьюмвуда, - говорит Мэлоун. Двое ирландцев предложили участвовать в реставрации, и все трое подружились.

«Я познакомился с ними и убедился, что они очень хорошо воспринимаются как управляющие недвижимостью и застройщики, но крах« Кельтского тигра »как бы повлиял, скажем, на их личную деятельность».

Мэлоун говорит, что шутит с Лалли, одним из крупнейших должников Национального агентства по управлению активами (Nama), спрашивая его: «Когда они собираются выпустить тебя из штрафной?» Галвежец начал рассказывать ему об инвестиционных возможностях в депрессивном гостиничном и офисном секторах, что заставило его финансовые антенны дергаться.

«Мы в любом случае стремились к финансовой диверсификации, помимо средств массовой информации, а также на международном уровне», - сказал он. «Просто казалось, что было бы интересно заняться, по сути, приобретением этих свойств у Намы или контроля Намы и возвращением их в полноценное обслуживание».

Лалли и Хиггинс теперь ирландские партнеры Мэлоуна. Их договоренность проста: Мэлоун приносит наличные, а ирландская пара приносит «капитал от пота», бегая работа, связанная с покупкой и управлением недвижимостью и бизнесом, что дает им частичное владение.

Судя по его словам, Мэлоун наслаждается своими финансовыми приключениями в Ирландии. «Это был забавный опыт», - говорит он.

Его ирландское происхождение - его предки были родом из Корка - также делает его вложения здесь чем-то вроде возвращения на родину. Очевидно, ирландская одержимость землевладением отразилась на нем.

«Моя жена так говорит», - говорит он.«Ну, это всегда было в моей семье. Мой дядя всегда говорил мне, что ему не нужно ничего, кроме своей фермы и тех, что были при ней связаны ».

Мэлоун назвал свою слабость к земле «вирусом», который он заразил от Теда Тернера. Его главный дом находится на краю Скалистых гор в Колорадо, но его участки земли расположены по всей территории США, включая собственность и леса в Нью-Гэмпшире и Мэне (которые он посещает с 1982 года), более 500 000 акров ранчо. земли в Нью-Мексико и животноводческие фермы в Вайоминге.

«Конечно, на самом деле ты никогда не владел землей», - сказал он. «Вы в некотором роде управляете этим, так что вы действительно хотите быть хорошим управляющим. Но когда вы на планете, несомненно, приятно иметь возможность прогуляться, сесть на лошадь или водить грузовик и быть на открытом воздухе. В Ирландии одни из самых красивых земель на планете Земля ».

Лошади - другая сторона интереса Мэлоуна к Ирландии.Его жена любит лошадей, а он любит землю, а также узнает о новом бизнесе, поэтому их совместные интересы привели их в кровавое стадо.

Отражая свои ирландские расходы в последние годы, Мэлоны приобрели коневодческие и тренировочные фермы во Флориде и открыли свой бизнес - ферму Бридлвуд в Окале, примерно в часе езды к северо-западу от Орландо. Ферма произвела на свет более 100 победителей ставок и хорошо подготовила победителя Кентукки Дерби 2004 года Смарти Джонса.

Bridlewood - это в основном тренировочная операция для чужих лошадей. У них около 175 скаковых лошадей, а также пара жеребцов, которыми они владеют для обслуживания местного рынка. Еще они строят «кобылью отряду».

В Ирландии Мэлоун посмотрел на курорт Маунт Джульетта и конный завод Баллилинч по соседству в Томастауне, графство Килкенни. Он подумывал о покупке обоих, но в конце концов отказался от курорта; он предпочитает коммерческие отели.Он сказал владельцам - Killeen Group, автомобильному бизнесу, основанному покойным Тимом Махони, - позвонить им, если они захотят продать шипы самостоятельно. Они сделали, и он купил это, устроив ему и его жене операцию по разведению скота в Атлантическом океане.

Бизнес по дрессировке и разведению лошадей «объединяет наши общие симпатии, и в пенсионные годы это даст нам чем заняться, находимся ли мы во Флориде, в Ирландии или в Колорадо», - сказал он.

Мэлоун попросил управляющего директора Ballylinch Джона О’Коннора узнать, есть ли у Каслмартина роль в их бизнесе по разведению животных. Он также рассматривает возможность восстановления животноводства на сельскохозяйственных угодьях Каслмартина, связав свое недавно приобретенное поместье с его операциями по разведению крупного рогатого скота в США в Вайоминге и Колорадо. Это потенциально могло бы создать ферму крупного рогатого скота и лошадей в поместье Килдэр.

О’Рейли однажды назвал Каслмартин своим «духовным домом».Его дедушка и бабушка и двое его внуков похоронены рядом со средневековой церковью, которую он перестроил на территории.

Примечательно, что Мэлоун не видел собственности Ко Килдэр, кроме брошюры агента по недвижимости, но он знает о тесных связях семьи О'Рейли с этой собственностью. «Мы не собираемся сдерживать их, скажем так, - сказал Мэлоун.

«Ужасный позор» - так он описывает падение О'Рейли.«[Это было] неудачное время и неудача, я бы сказал. Знаешь, дерьмо бывает. Я думаю, что он хороший парень, и даже с хорошими парнями случаются неприятности ».

Мэлоун и его жена планируют в ближайшее время поехать в Ирландию со своим архитектором, своим «внутренним парнем» и своим «конным парнем», чтобы проверить его недавно приобретенную собственность и наверстать упущенное в их других ирландских делах.

По мере того, как Мэлоун продолжает расширять свои интересы в новых областях, он осознает урок из старой шутки о кровавом скоте: «Как стать миллионером? Станьте миллиардером и инвестируйте в лошадей.”

«Я хорошо осведомлен об этих вопросах и в финансовом отношении очень консервативен», - сказал он. «Я не использую долги. Я не вкладываю ничего, что не могу позволить себе потерять. Это то, что действительно привлекло Тони: рычаги воздействия ».

Несмотря на разгул страны, подпитываемый долгами, Мэлоун положительно относится к Ирландии и проводимым финансовым ремонтным работам. Он хвалит правительство Fine Gael и Labor, выступающее за бизнес.

«Несмотря на свои небольшие размеры, - говорит Мэлоун, - Ирландия - это« место, где все работает ».

«То, как Ирландия справилась с финансовым давлением, подчеркивает надежность страны. Это было нелегко. Но Ирландия, так сказать, поднялась до упора и проделала свой путь, распределяя свои обязательства, но выполняя их. Он мог бы сыграть с Исландией, но этого не произошло.Я просто думаю, что это свидетельство хорошей солидной страны ».

Мэлоун присоединился к другим американским инвесторам, таким как имущественный магнат Дональд Трамп и миллиардер из Балтимора Чарльз Ноелл, в приобретении ирландских особняков и активов эпохи кельтского тигра.

Считает ли он Ирландию высокорисковой? «Лично мне все равно. Это относительно небольшая часть моих активов, и я делаю это, потому что мне это нравится, как со стороны финансовых вложений, так и со стороны личной деятельности.”

Сказав это, он говорит, что не считает Ирландию рискованной. «В моем мире высокий риск - это политический или социальный, а не финансовый», - сказал он. «Если страна солидная, она справится с любыми финансовыми проблемами. Если общество раздроблено, а политики не пользуются поддержкой широкой общественности в управлении страной, тогда у вас есть реальные проблемы. Поверьте, я потерял много денег в Аргентине. ”

Он отмечает, что, если ему повезло, он не потерял денег в Греции.«Когда вы смотрите на места за пределами США, где вы чувствуете себя комфортно, инвестируя как гражданин США, Ирландия выходит на первое место», - сказал он.

Мэлоун отмечает, что он «на самом деле не вкладывался в Ирландию, когда она находилась на дне», как это делали другие, например, нью-йоркский миллиардер Уилбур Росс или канадский инвестор Прем Ватса, которые инвестировали в Bank of Ireland.

«Мы, конечно, не покупали вещи по очень низкой цене», - сказал он.«К тому времени, когда мы решили купить, он уже был на пути к выздоровлению».

Мэлоун не исключил покупки дополнительных активов в Ирландии, которые могут заинтересовать Нама, учитывая, что они продают те, которые могут его соблазнить. «Я смотрю на Джона и Пола, чтобы сказать мне, что имеет смысл, экономический смысл, с точки зрения их справедливости, каковы их возможности, с какими суммами они могут справиться», - сказал он. «Да, мы все еще на рынке».

Выпускник Йельского университета по электротехнике и экономике, Мэлоун также имеет докторскую степень по исследованию операций в Университете Джона Хопкинса.Он начал свою карьеру с исследований в знаменитой Bell Labs, но заработал себе имя и большую часть своего состояния, превратив небольшую кабельную компанию в Денвере Tele-Communications Inc в крупнейшего кабельного оператора страны, продав свой бизнес AT&T в 1999 году за 59 долларов. миллиард.

Он так же ловок в сделках, как и яростный конкурент. Он сразился с Рупертом Мердоком с News Corp, а в прошлом году он организовал неудавшуюся враждебную заявку на покупку Time Warner Cable за 61 миллиард долларов.

Через Liberty он владел акциями целого ряда медиа, интернет- и телекоммуникационных компаний, от концертной группы Live Nation до британского провайдера кабельного телевидения Virgin Media, от торгового канала QVC до спутникового радио Sirius XM. Liberty также владеет бейсбольной командой Atlanta Braves.

Мэлоун не слишком обеспокоен тем, что новые границы потоковых веб-сервисов, таких как Netflix, Hulu и Amazon, приведут к резкому падению подписки на кабельное телевидение, что является традиционным бизнесом Liberty.По его словам, клиентам по-прежнему потребуется высокоскоростной Интернет, который предоставляет Liberty для «произвольного доступа» к онлайн-контенту.

«Все эти вещи как бы сливаются воедино. В целом сложно сказать, помогает это или больно. Я не уверен », - сказал он.

Одна область, в которой, по его мнению, требует серьезного перепрограммирования, - это система корпоративного налогообложения США. Меритократ и либертарианец, который верит в низкие налоги и отказ правительства от бизнеса, Мэлоун критикует очернение президентом Бараком Обамой корпораций, которые используют международную систему для минимизации налогов и увеличения прибыли.

Компании ведут себя так, потому что администрация Обамы не смогла создать у себя дома конкурентоспособную систему корпоративного налогообложения, которая поощряла бы компании оставаться и создавать рабочие места в США, говорит он.

«Администрация только настраивает эту риторику классовой войны перед следующими выборами, где они будут очернять людей с богатством и корпорации как популистскую тему, которую демократы попытаются удержать у власти с помощью этой темы.”

Согласно информационному агентству Bloomberg, Мэлоун избежал уплаты налогов в США на сумму около 200 миллионов долларов - а его акционеры приближаются к сотням миллионов долларов больше - путем переноса адреса его Liberty Global Inc из Колорадо в Лондон в 2013 году по такому сценарию. так называемая «корпоративная инверсия» - практику, которую Обама пытается искоренить.

Мэлоун однажды сказал, что зарабатывал так много, что деньги его не интересовали; его двигала любовь к игре.

«Я не злюсь на свои деньги», - сказал он. В процессе разработки он описывает деньги как «всего лишь систему измерения ваших реальных дел: конкурентоспособны ли вы? Для меня это то, где он находится ».

По его словам, даже если что-то никогда не будет приносить прибыль, он хочет, чтобы это работало эффективно. Это движет его существенной благотворительной деятельностью - в охране земель, в образовании, в медицинских исследованиях, в спасении животных.«Эндрю Карнеги [шотландско-американский промышленник] однажды сказал, что если ты умрешь богатым, тебе должно быть стыдно за себя», - заметил Мэлоун.

«Вы должны использовать свои деньги для того, чтобы делать то, что вы считаете хорошим для своего общества и своих собратьев, и я полностью согласен с этим. Я также не верю в наследственное богатство ».

Значит ли это, что он рассмотрит возможность передачи ирландскому государству прекрасных владений, которые он скупает в Ирландии? Он смеется.Большая часть его состояния, от 5 до 6 миллиардов долларов, пойдет на благотворительные фонды, на правлениях которых будут сидеть его дети и внуки.

«Я не государственник; Я определенно являюсь капиталистом свободного рынка », - говорит он. «Но вполне возможно, что я увижу эту [ирландскую] собственность в руках хороших трудолюбивых капиталистов и возьму созданный мною капитал - если мы создали капитал - и использую его в очень хороших благотворительных целях.”

Другими словами, он уедет на солнышко, оставив их другим ковбоям капитализма, таким же, как он.

Кто самый крупный собственник земли в США?

Кто является крупнейшим землевладельцем в Соединенных Штатах? В этом году эта честь принадлежит магнату кабельного телевидения Джону К. Мэлоуну.Малоун заработал состояние благодаря Liberty Media. Он использовал тогда вложенные средства в Atlanta Braves, Formula 1 Racing, Discovery Communications, Lionsgate и Starz. Через Liberty Media империя Мэлоуна контролирует примерно 30% кабельного гиганта Charter Communications, который несколько лет назад приобрел Time Warner Media через сделку, которую он лично организовал. Мэлоун владеет 2,2 млн акров в нескольких штатах, включая Мэн, Нью-Гэмпшир, Нью-Мексико, Техас, Вайоминг, Мэриленд и Колорадо.Его состояние составляет 9 миллиардов долларов.

Но как он стал крупнейшим землевладельцем в Соединенных Штатах и ​​сколько земли ему принадлежит, чтобы это было правдой?

Мэлоун родился в Милфорде, штат Коннектикут, 7 марта 1941 года. Он учился в престижной школе Хопкинса (основанной в 1660 году) и окончил ее, получив в 1959 году национальную стипендию за заслуги. и электротехника. Затем он получил степень магистра промышленного менеджмента в Университете Джона Хопкинса в 1964 году.

Скотт Олсон / Getty Images

После завершения образования Мэлоун отправился в Нью-Йорк, чтобы работать в Bell Labs. Несколько лет спустя он вернулся в Балтимор и к Джонсу Хопкинсу, чтобы получить докторскую степень в области исследования операций. После получения докторской степени он пошел работать в консалтинговую фирму McKinsey & Co. в Нью-Йорке. Он проработал там три года и обнаружил, что Уолл-стрит не любит кабельные компании. В 1973 году он устроился на работу в General Instrument, где руководил подразделением Jerrold, занимающимся производством мини-компьютеров для растущей в то время индустрии кабельного телевидения.На этой должности Мэлоун познакомился с Бобом Мэгнессом, который управлял почти обанкротившейся кабельной компанией Tele-Communications, Inc. Он предложил Мэлоуну должность генерального директора.

Мэлоун принял предложение, и они с женой переехали в Колорадо, чтобы попытаться спасти компанию. У бедствующей кабельной компании было всего 400 000 абонентов и 12 миллионов долларов годового объема продаж. Проблема заключалась в том, что это также было 132 миллиона долларов долга. К 1990 году Мэлоун превратил TCI в крупнейшую кабельную компанию в США с 8,5 миллионами абонентов. Затем Мэлоун продал TCI компании AT&T в 1998 году за 32 миллиарда долларов.Эта покупка сделала Мэлоуна гораздо более богатым человеком, а также дала AT&T возможность выйти за рамки местной телефонной связи и предложить высокоскоростной доступ в Интернет.

При продаже TCI Мэлоун сохранил контроль над Liberty Media, дочерней компанией TCI, которая была его собственной публичной компанией. Под руководством Мэлоуна компания Liberty прошла путь от относительно небольшого поставщика кабельного телевидения до владельца сетевого вещания. За прошедшие годы Мэлоун также приобрел упомянутые ранее компании, а также Virgin Media, QVC, Game Show Network и другие.В 2007 году Liberty Media приобрела Atlanta Braves, а Мэлоун превратил ее в отдельно продаваемую Liberty-Braves Group. Ему лично принадлежит 8% команды MLB. Мэлоун также приобрел гоночную гонку Формулы-1 для Liberty в 2016 году за 4,4 миллиарда долларов и превратил ее в другую отдельно торгуемую компанию, Liberty Media Formula One Group, в которой он владеет 2%. В 2017 году Discovery приобрела Scripps Networks Interactive за 14,6 миллиарда долларов. Это добавляет HGTV, Food Network и Travel Channel в портфель сетей Мэлоуна.

Крупнейший землевладелец в США

Джон Мэлоун владеет 890 000 га земли. Один гектар равен 107 639 кв. Футов или примерно 0,004 кв. Мили. Используя квадратные мили, Джону принадлежит 3500 квадратных миль земли.

Когда дело доходит до обширных земельных владений Мэлоуна и того, как он стал крупнейшим землевладельцем в Соединенных Штатах, все сводится к особому лету, которое он провел на семейной ферме в Пенсильвании. Воспоминания того лета остались в памяти Мэлоуна, и он решил инвестировать в землю.

Одной из его первых покупок было ранчо Белл в Нью-Мексико. В 2010 году он купил ранчо площадью 290 100 акров и площадью 453 квадратных мили. Цена покупки не разглашается, но собственность была выставлена ​​на продажу за 83 миллиона долларов. Затем он приобрел землю в Колорадо, Флориде, Мэне, Мэриленде, Нью-Гэмпшире и Вайоминге. Ему принадлежит чуть более миллиона акров лесных угодий в Мэне и Нью-Гэмпшире. У него есть дом в Бутбей, штат Мэн, и там он держит свои парусные яхты. Мэлоун также купил несколько престижных объектов недвижимости в Ирландии, в том числе замок Хьюмвуд в графстве Уиклоу.Замок площадью 32 668 квадратных футов расположен на 427 акрах, которые он купил за 11 миллионов долларов.

В 2013 году Мэлоун купил ферму Бридлвуд площадью 800 акров во Флориде за 14 миллионов долларов. Одна из лошадей, содержащихся там и принадлежащих Мэлоуну, Тэпрайт, выиграла в турнире Belmont Stakes в 2017 году.

Мэлоун также является крупным филантропом, который, помимо прочего, поддерживал школы, которые он посещал. Мэлоун пожертвовал 25 миллионов долларов на финансирование научного центра школы Хопкинса. Естественно, он был назван в его честь. Он также пожертвовал 50 миллионов долларов инженерной школе Йельского университета.В 2011 году он пожертвовал 30 миллионов долларов Университету Джонса Хопкинса на строительство исследовательского здания площадью 56 000 квадратных футов для инженерной школы.

Он получил прозвище «Кабельный ковбой» за покупку земли и коневодческую ферму. В свои 78 лет Мэлоун не собирается сбавлять обороты.

Кто такой Джон С. Мэлоун, миллиардер, владелец Формулы-1?

В 2016 году Джон С. Мэлоун стал владельцем одного из самых популярных автоспортов на планете. . Фото: thegentlemansjournal


Ваш браузер не поддерживает аудио теги.

В 2016 году Liberty Media купила Формулу 1 за 4,4 миллиарда долларов, и с этой астрономической цифрой Джон С. Мэлоун стал владельцем одного из самых популярных автоспортов на планете.

Мэлоун может быть одним из самых могущественных людей в мире, имя которого многим неизвестно. Но с собственным капиталом в 7,9 миллиарда долларов, по данным Forbes, этот человек из числа самых богатых людей в мире занимает 316 место. Известный как «Кабельный ковбой» Мэлоун известен своими слияниями и поглощениями в сфере кабельного телевидения с 1990 года.

¿Guerra de operadores y magnates? John Malone es el dueño de la Fórmula 1 y de un conglomerado de telecomunicaciones con fuerte presencia en el Caribe. Ахора ... ¡ва пор Колумбия!

Le contamos: https: //t.co/Inx2tF2tsK

- Forbes Colombia (@forbescolombia) 17 декабря 2020 г.

Однако это еще не все. Согласно The Land Report, американскому журналу, специализирующемуся на темах, представляющих интерес для тех, кто владеет или стремится владеть или инвестировать в землю, Мэлоун - это человек, которому принадлежат самые частные гектары в Соединенных Штатах - 2 200 000 га. Одно из его самых экстравагантных владений - замок Хьюмвуд, особняк площадью 32 668 квадратных футов, расположенный в Ирландии.

Также прочтите: 7 фактов о том, почему Хуан Пабло Монтойя - король Инди 500

Его состояние столь же многогранно, как и огромно. Мэлоун не только владеет Liberty Media, но он также является мажоритарным владельцем Liberty Global и Liberty Interactive и владеет 7% Lionsgate и Starz Inc. Что касается спорта, мы также можем сказать, что Мэлоун владеет Atlanta Braves, командой MLB с ориентировочная стоимость 1 $.875 миллиардов.

¡100 МИЛЛОНОВ ЗА 8 AOS! Огромное количество контрартов для Рональда Акунья-младшего с «Храбрыми духами» в Атланте. El venezolano de convierte en el jugador más joven en recibir un pacto por esa cifra. ¿Merecía más dinero? ¿Es por mucho tiempo? ¿Qué opinan del acuerdo? #MLBxESPN #ESPNBeisbol pic.twitter.com/gTucRzVPnn

- ESPN_Beisbol (@ESPN_Beisbol) 2 апреля 2019 г.

Мэлоун - высокообразованный человек со степенью доктора философии. Имеет степень магистра наук Университета Джона Хопкинса, степень бакалавра гуманитарных наук Йельского университета и степень бакалавра наук.

В политическом плане он идентифицирует себя как либертарианец, фактически, какое-то время он был президентом Института Катона, лаборатории идей, связанных с этим политическим течением. В 2016 году он поддержал кандидатуру Дональда Трампа и пожертвовал 1 миллион долларов на его инаугурацию.

Однако его позиция изменилась после второй кандидатуры Трампа. За это он решил поддержать ультрамиллионера Майкла Блумберга. Мэлоун сказал о бывшем президенте: «Половина людей, которых он нанял и бросил под автобус, теперь пытается убить его.Я имею в виду, что это? Это хаос »в интервью MSNBC.

Джон Мэлоун | Совет директоров, BOD КЛАССА III

Д-р Джон К. Мэлоун - председатель совета директоров Liberty Media Corporation, Liberty Broadband Corporation и Liberty Global plc. С 1996 по март 1999 года, когда Tele-Communications, Inc. (TCI) объединилась с AT&T Corp., он был председателем и главным исполнительным директором TCI. До этого, с 1973 по 1996 год, доктор Мэлоун занимал пост президента и главного исполнительного директора TCI.В настоящее время он входит в совет директоров Qurate Retail, Inc., Discovery Communications, Inc. и Charter Communications, Inc. Кроме того, доктор Мэлоун является почетным председателем совета директоров Cable Television Laboratories, Inc.

Родился в 1941 году в Милфорде, штат Коннектикут, доктор Мэлоун был Phi Beta Kappa и заслуженным ученым в Йельском университете, где он получил степень бакалавра наук в области электротехники и экономики в 1963 году. Он также получил степень магистра наук в области управления производством от Johns. Хопкинса в 1964 году и доктор философских наук (Ph.D.) по исследованию операций от Джона Хопкинса в 1967 году. Он получил две почетные степени доктора гуманитарных наук; первый из Денверского университета в 1992 году, а второй из Университета Джона Хопкинса в 2012 году.

Доктор Мэлоун начал свою карьеру в 1963 году в Bell Telephone Laboratories / AT&T в области экономического планирования, исследований и разработок. В 1968 году он присоединился к McKinsey & Company, а в 1970 году стал вице-президентом группы компаний General Instrument Corporation (GI). Позже он был назначен президентом Jerrold Electronics, дочерней компании GI.

Он работал директором Национальной ассоциации кабельного телевидения (NCTA) с 1974 по 1977 год, а затем с 1980 по 1993 год. В период с 1977 по 1978 год доктор Мэлоун был казначеем NCTA.

В 1983 году доктор Мэлоун получил премию NCTA Vanguard, одну из самых высоких наград в индустрии кабельного телевидения. Он получил множество других наград и наград, в том числе: награду журнала TVC «Человек года» - 1981; Золотая награда Wall Street Transcript лучшему генеральному директору кабельной отрасли - 1982, 1985, 1986 и 1987 годы; Серебряная награда Wall Street Transcript в 1984 и 1989 годах; Лауреат стипендии Бетси Мэгнесс «Женщины в кабеле»; Школа Уортона Пенсильванского университета Сол К.Премия Snider Entrepreneurial Center за заслуги перед выдающимся предпринимательством; Премия Шерилла К. Корвина в области человеческих отношений Американского еврейского комитета; Награда журнала «Коммуникационные технологии» за услуги и технологии; Бронзовая награда конкурса «Главный исполнительный директор года в финансовом мире 1993 года»; Награда за выдающиеся выпускники Хопкинса в 1994 году и медаль Хопкинса в 2004 году, высшая награда школы; Гуманитарная премия Стивена Дж. Росса от Федерации UJA в Нью-Йорке в 2016 году; Гражданин Запада на Национальной западной фондовой выставке в 2017 году.Он также признан стипендиатом Йельского университета (Круг Харкнесса).

Председатель Liberty Media Джон Мэлоун пожертвовал 25 миллионов долларов медицинскому центру

Обзор примечательных подарков, собранный Chronicle:

Long Beach City College

Маккензи Скотт пожертвовала 30 миллионов долларов в ответ на работу местного колледжа в г. приспособление к изменяющимся демографическим характеристикам учащихся, устранение разрывов в равенстве и работа в сфере расовой справедливости. Чиновники колледжа планируют направить пожертвования на улучшение успеваемости студентов за счет устранения пробелов в расовом равенстве; дальнейшие усилия по созданию более разнообразной, справедливой и инклюзивной среды кампуса; и расширение услуг по поддержке уязвимых студентов.

Это пожертвование является одним из 286 подарков, о которых Скотт объявил на прошлой неделе в раздаче на общую сумму более 2,7 миллиарда долларов, которые она направила ряду недостаточно финансируемых или исторически игнорируемых некоммерческих организаций, включая группу восьмизначных пожертвований двух- и четырехзначным организациям. годовые колледжи и университеты, в которых обучаются студенты из малообеспеченных или маргинализованных слоев населения.

Скотт - отмеченная наградами писательница, которая помогла своему бывшему мужу Джеффу Безосу основать гигантскую онлайн-торговлю Amazon.С состоянием почти 60 миллиардов долларов (по данным Forbes , ) Скотт является одним из самых богатых людей в мире. В прошлом году она много пожертвовала некоммерческим организациям и заняла 2-е место в ежегодном списке крупнейших доноров журнала « Chronicle» «Филантропия 50».

Медицинский центр штата Мэн

Джон и Лесли Мэлоун пожертвовали 25 миллионов долларов в честь 150-летия медицинского центра и на запуск его кампании по сбору средств «Следующие 150», которая направлена ​​на сбор средств для строительства современных и адаптируемых учреждений, обучения врачей. профессионалов, и разработать улучшения в уходе за пациентами.В медцентре планируют назвать новое здание для жертвователей.

Джон Мэлоун - председатель медиа и телекоммуникационных гигантов Liberty Media Corporation и Liberty Global в Денвере. Он занимал пост генерального директора Tele-Communications, кабельной компании, известной как TCI, с 1973 по 1996 год.

Миллиардер, чей собственный капитал оценивается в 7,8 миллиарда долларов, согласно Forbes , Мэлоун является одним из крупнейших частных землевладельцев в Соединенные Штаты. Он и его супруга - дачники Бутбей, Я., и получили помощь в медицинском центре.

Университетская школа

Уильям и Сьюзан Оберндорф выделили 25 миллионов долларов на стипендии в частной школе для мальчиков. Уильям Оберндорф окончил школу в 1971 году и более трех десятилетий работал в ней попечителем.

Он стал соучредителем инвестиционной компании SPO Partners в 1969 году. Он ушел из компании в 2012 году и в настоящее время является председателем правления Oberndorf Enterprises, холдинговой компании его семьи. Сьюзан Оберндорф - председатель WNC Corporation, другой холдинговой компании семьи.

Серебряная школа социальной работы Нью-Йоркского университета

Констанс МакКэтрин Сильвер и ее муж Мартин Сильвер пожертвовали 16 миллионов долларов на поддержку использования науки о данных и искусственного интеллекта в исследованиях и образовании в области социальной работы. Деньги будут использованы для создания Центра Констанса и Мартина Сильвер по науке о данных и социальному равенству, а также для создания ИИ. Хаб в университетском Институте политики и исследований в области бедности McSilver, а также создание Фонда Констанс и Мартина Сильвер профессора в области науки о данных и предотвращения.

Констанс Сильвер - психоаналитик, социальный работник и художник смешанной техники. Она много лет преподавала в Нью-Йоркском университете и с 2003 года работала в попечительском совете Нью-Йоркского университета. В 1978 и 1979 годах она получила степень бакалавра и магистра в области социальной работы в университете соответственно.

Мартин Сильвер основал Life Resources / DCI Biologicals, компанию по сбору плазмы, в 1973 году и продал бизнес Министерству здравоохранения Соединенного Королевства в 2002 году (впервые британское правительство приобрело частную компанию за пределами США.К.). Он получил степень бакалавра делового администрирования в Школе бизнеса Стерна Нью-Йоркского университета.

В 2007 году пара пообещала Школе социальной работы 50 миллионов долларов на поддержку стипендий для недостаточно обеспеченных студентов, наделение должности профессора по исследованиям бедности и начальные деньги для создания Института МакСилвера, чтобы включить опыт социальных работников в исследования бедность. В том году школа была названа в честь Сильверов.

Салезианум Школа

Мигель и Джеклин Безос пообещали выделить 12 миллионов долларов, из которых 10 миллионов будут использованы для создания и обеспечения фонда преп.Джеймс П. Бирн, OSFS, Мемориальная стипендия, которая предоставит стипендии на полное обучение 24 студентам с низким доходом, которые также получат финансовую помощь на случай непредвиденных расходов, которые часто создают препятствия для недостаточно обеспеченных студентов, включая книги, ретриты, служебные поездки и т. Д. и другие расходы.

Предпочтение в стипендиях будет отдаваться студентам из Уилмингтона и детям иммигрантов. Пара также планирует уравнять взносы в размере 100 000 долларов и более в фонд в течение следующих трех лет - до 2 миллионов долларов - от других доноров.

Мигель (Майк) Безос - инженер на пенсии, который работал в мировом нефтяном гиганте Exxon и является отчимом Джеффа Безоса, миллиардера-основателя Amazon. Майк Безос окончил частную католическую школу в Уилмингтоне, штат Делавэр, в 1963 году, через год после того, как он эмигрировал в Соединенные Штаты с Кубы в качестве одного из обвиняемых в операции «Педро Пан», совместной программе правительства США и католических благотворительных организаций, которая принесла Кубе детей в США в период с 1960 по 1962 год.

Школа инженерии Университета Коннектикута

Бетси и Марк Верньяно выделили 3 миллиона долларов на создание и поддержку Института инклюзии Верньяно, направленного на повышение разнообразия, равенства и интеграции в инженерии, предоставляя недостаточно представленным студентам доступ к стипендиям, возможностям наставничества и наставничества, а также другим ресурсам для карьерного роста.

Бетси и Марк Верньяно - выпускники университета. Марк Верньяно - генеральный директор Chemours Company, глобальной химической компании со штаб-квартирой в Уилмингтоне, Делавэр.

. Чтобы узнать о других крупных пожертвованиях, просмотрите нашу базу данных подарков на сумму 1 миллион долларов и более, которая регулярно обновляется.

Биография Джона К. Мэлоуна - факты, детство, семейная жизнь, достижения

Детство и ранние годы

Джон К. Мэлоун родился Джон Карл Мэлоун 7 марта 1941 года в Милфорде, Коннектикут, США.Его отец, Дэниел Л. Мэлоун, был инженером по профессии, а мать была домохозяйкой. Семья Джона имеет ирландские корни. Он вырос в пригороде, в двух часах езды от Нью-Йорка.

Он вырос в комфортной среде, но с самого детства Джон стремился к большему. Он учился в школе Хопкинса в Нью-Хейвене, штат Коннектикут, которую окончил в 1959 году.

Следуя по стопам отца, он стал инженером. Он получил степень инженера-электрика в Йельском университете.Он также получил степень бакалавра экономики в Йельском университете. Он был исключительно хорош в учебе - получил звание «Национальный ученый за заслуги перед Йельским университетом». Он также был членом общества «Фи Бета Каппа».

В 1964 году он получил степень магистра промышленного управления в «Университете Джона Хопкинса». Он также учился в «Нью-Йоркском университете» и получил степень магистра в области электротехники.

Он получил докторскую степень в 1967 году в Университете Джона Хопкинса.

Читать ниже

Вам может понравиться

Карьера

В 1963 году он получил свою первую работу в отделе экономического планирования и исследований и разработок в Bell Telephone Laboratories компании AT&T.После получения докторской степени он начал работать в McKinsey & Company.

Его самый большой карьерный прорыв произошел в 1970 году, когда он был принят на должность вице-президента группы в General Instrument Corporation (GIC), ведущего производителя электроники.

В 1973 году он присоединился к «Джерролд Электроникс» в качестве президента и. Он был президентом и председателем правления Tele-Communications Inc. в течение 24 лет.

Его сотрудничество с медиаиндустрией оказалось самым прибыльным предприятием за всю его деловую карьеру.В 1974 году он занимал пост директора «Национальной ассоциации кабельных и телекоммуникационных услуг» и оставался на этом посту до 1977 года.

В 2005 году он стал председателем недавно созданной «Liberty Global». Под его руководством компания процветала. Когда-то компания была дочерней компанией AT&T. Ранее он назывался «TCI».

В 1990-х годах, когда Джон взял на себя управление TCI, он превратил маленькое дочернее предприятие в гигантскую компанию. Однако в 1999 году TCI была продана компании AT&T за 48 миллиардов долларов.Это была одна из крупнейших сделок в истории американского бизнеса того времени.

Некоторое время Джон работал в компании, но, поскольку он был подотчетен совету директоров материнской компании, он чувствовал себя разочарованным. В начале 2000-х «AT&T» прислушалась к требованиям Джона и отделила подразделение медиакомпании, занимающееся производством контента, от основной компании (AT&T). Вновь созданная компания теперь называлась «Liberty Media».

В следующие несколько лет компания процветала, поскольку Джон выкупил огромные доли в нескольких медиакомпаниях, таких как «AOL Time Warner», «Discovery Channel» и «News Corp». .Его устремления стали глобальными, поскольку он купил доли во многих европейских и латиноамериканских кабельных компаниях.

В 2005 году была основана Liberty Global Inc., и Джон стал ее председателем. Работая в 18 странах, она стала одной из крупнейших в мире компаний, занимающихся широкополосным доступом в Интернет.

Продолжить чтение ниже

Компания безжалостно приступила к активным закупкам в Европе и Латинской Америке. Компания приобрела контрольные пакеты акций голландской компании Ziggo, бельгийской компании Telenet и карибской компании Cable & Wireless Communications.Однако в мае 2018 года компания объявила о продаже своих бизнес-операций в Германии, Венгрии, Румынии и Чехии компании Vodafone.

Liberty Global в настоящее время предлагает Netflix во многих странах, а также сотрудничает с ней. совместно с Amazon Prime Video для создания серии The Feed.

Помимо блестящей деловой карьеры, Джон также известен своими благотворительными усилиями, особенно в отношении образовательных учреждений. В 2000 году он пожертвовал 24 миллиона долларов на строительство Дома Дэниела Л.Мэлоунский инженерный центр в Йельском университете.

Он также пожертвовал 30 миллионов долларов инженерной школе Джонса Хопкинса Уайтинга на строительство нового здания, расположенного на территории кампуса Хоумвуд. Он назывался «Мэлоун Холл».

Он также пожертвовал средства «Школе Хопкинса» и «Государственному университету Колорадо».

Ему также принадлежат огромные ранчо в Колорадо и Вайоминге. В феврале 2011 года он стал крупнейшим частным землевладельцем в США, обойдя Теда Тернера. Большая часть его 2 100 000 акров земли расположена в штате Мэн.

В 1997 году он также основал «Фонд семьи Мэлоун», который предоставляет стипендии частным школам по всей стране.

Семья и личная жизнь

Джон К.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *