Эдит фолле – Луи-Фердинанд Селин — врачеватель человеческих туш

Луи-Фердинанд Селин — Традиция

Луи-Фердинанд Селин (франц. Louis-Ferdinand Céline; 27 мая 1894,Курбевуа — 1 июля 1961, Мёдон) [1] — французский писатель.

Луи-Фердинанд Детуш (франц. Destouches), таково было его настоящее имя,[2] родился в 1894 году в пригороде Парижа Курбвуа, в семье буржуа средней руки: его отец был мелким служащим, а мать торговала в лавке своих родителей. Семья была достаточно благополучной. Селин получил приличное образование: некоторое время провел в Германии, потом в Англии, обучаясь там в пансионе.

Участник Первой Мировой войны, он получил тяжелое ранение в голову в сражении при Поэлькапель. Последствия этого ранения еще долго давали о себе знать — сильные головные боли преследовали Селина всю жизнь. За участие в боевых действиях Селин получил несколько боевых наград, в том числе и Военный Крест.

После демобилизации, в июне 1916 года он едет работать по контракту в Африку, — к этому времени относятся его первые литературные опыты. Через полгода он, не выдержав жутких условий жизни, разрывает контракт и возвращается в Париж. Потом переезжает в Ренн, где 10 августа 1919 года он женится на Эдит Фолле и начинает учебу в реннской Медицинской Школе под руководством своего тестя, который был директором этой школы и членом-корреспондентом Академии Медицинских Наук. 15 июня 1920 года у них рождается дочь Колетт, единственный ребенок Селина. После окончания школы доктор Детуш с семьей переезжает в пригород Парижа и устраивается работать в больнице. Он занимается научной работой, пишет диссертацию, много путешествует, какое-то время снова работает в Африке (в Нигерии и Сенегале).

В 1926 году он расстается со своей женой Эдит и сходится с 23-х летней американской танцовщицей Элизабет Крейг. Все эти события нашли в дальнейшем отражение в его первом романе «Путешествие на край ночи». Вышедший в 1932 году роман имел оглушительный успех и почти сразу же был переведен практически на все языки, в том числе и на русский.

К началу 1930-х Селин находился в прекрасных отношениях с Луи Арагоном, который упорно убеждал его посетить Советский Союз, дабы своими глазами убедиться в правильности выбранного русскими пути. В 1934 году в Москве выходит перевод романа Селина «Путешествие на край ночи», осуществленный женой Арагона Эльзой Триоле. На состоявшемся в 1934 году 1-м съезде Союза писателей, где присутствовали Андре Мальро и Луи Арагон, Горький заявил, что на примере этой книги видно, что «буржуазное общество полностью утратило способность интеллектуального восприятия искусства», а главный герой романа — Бардамю — «не имеет никаких данных, чтобы примкнуть к революционному пролетариату, зато совершенно созрел для принятия фашизма».
Роман был опубликован в Советском Союзе со значительными купюрами, был воспринят Селином крайне болезненно и побудил его порвать всякие отношения с Эльзой Триоле и Луи Арагоном, которых он считал виновниками искажения текста.

В 1935 году во Франции выходит второй роман Селина — «Смерть в кредит». На русский язык он не переводился, однако получил крайне негативные отклики в советской критике, которая охарактеризовала его как «произведение анархистское, циничное, нигилистическое»… Сам же Селин клеймится как писатель «глубоко антигуманный», выразивший в своем творчестве «презрение к человеку, человечеству, жизни». Селин посетил Ленинград осенью 1936 года в качестве простого туриста. Знакомство Селина с советской действительностью 1936 года вызвало у него крайне отрицательную реакцию, что нашло свое отражение в небольшом эссе «Mea culpa»[3] и скандально известном памфлете «Безделицы для погрома».[4]

Примерно к 1939 году относится знакомство Селина с танцовщицей парижской Оперы Люсетт Альманзор, ставшей его женой и разделившей с ним все тяготы последнего периода его жизни.

Дальнейшая судьба писателя сложилась трагически. Скандальные антисемитские памфлеты.

В 1944 году выходит роман «Банда гиньолей». Это шокирующее произведение, как и большинство книг писателя, автобиографично. В центре романа — двадцатидвухлетний француз Фердинанд, успевший повоевать на фронтах Первой мировой войны, человек с исковерканными телом и душой. Волею судьбы он оказался в Лондоне среди проституток, сутенеров, лавочников. Его жизнь — это бег с препятствиями, победить которые невозможно, ибо он — одинокий бродяга, пребывающий в вечном конфликте с окружающим миром и самим собой.

Селин вместе со своей женой покинули Париж и прибыли в Зигмаринген в начале ноября 1944 года, то есть примерно через два месяца после того, как туда переехало большинство членов правительства Виши.

В Дании, куда Селин вместе с женой бежали из Зигмарингена в марте 1945 года, прибыв в Копенгаген, Селин почти 10 месяцев находился на нелегальном положении. Ночью 18 декабря 1945 года Селин и его жена были арестованы и заключены в тюрьму Вестерфангсель в Копенгагене: она — на три месяца, он — на четырнадцать. В июне 1947 года Селин был освобождён из тюрьмы под подписку о невыезде за пределы Дании. С лета 1948 по лето 1951 года Селин проводит в ссылке, в ста километрах от Копенгагена, недалеко от маленького городишки Корсор, в хижине на берегу Балтийского моря. Летом 1951 года Селин наконец-то получает амнистию французского Верховного Суда, а с ней и возможность вернуться в Париж.

Остаток жизни Селин доживал в своем доме в парижском пригороде Медоне, где по-прежнему практикует в качестве врача и занимается литературным трудом. Снова шумный литературный успех, связанный с появлением романа «Из замка в замок» (1957), первой частью трилогии, в которую вошли также романы «Север» и «Ригодон». За это время он создает еще несколько книг: «Разговоры с профессором Y», «Феерия для другого раза», «Норманс». Последний роман «Ригодон» был опубликован уже после смерти автора. Луи-Фердинанд Селин умер 1 июля 1961 года. В момент смерти рядом была только его верная спутница Люсетт Альманзор-Детуш.[5]

В со­чи­не­нии 1938 года «Шко­ла тру­пов» Луи-Фер­ди­нанд Се­лин со­ста­вил спи­сок «иу­до­ло­гов», чьи ра­бо­ты ох­ва­ты­ва­ют об­ласть на­уч­ных зна­ний в ди­а­па­зо­не от «ис­то­рии» до «би­о­ло­гии ев­ре­ев», кои он на­сто­я­тель­но ре­ко­мен­ду­ет к оз­на­ком­ле­нию. «Их ра­бо­ты из­ве­ст­ны, не­о­спо­ри­мы, фун­да­мен­таль­ны. Все арий­цы долж­ны про­чи­тать Дрю­мо­на. Бо­лее со­вре­мен­ные ав­то­ры: Де Фриз, Де Пон­сэн, Зом­барт, Чем­бер­лен, а так­же Мон­та­дон, Даркье де Пель­пуа, Бу­ас­сель, Пти, Да­с­те, Ко­с­тон, Дез Эс­сар, Алекс, Сан­то».[6]

Романы:

Драматические произведения:

Памфлеты и др.:

Опубликованные на рубеже тридцатых-сороковых годов памфлеты «Безделицы для погрома» (Bagatelles pour un massacre) (1937), «Школа трупов» (L’Ecole des cadavres) (1938) и «Попали в переделку» (Les Beaux Draps) (1941) на долгие годы закрепили за Селином репутацию антисемита, расиста и человеконенавистника.[7] Во Франции и большинстве толерантных стран его антисемитские книги запрещены.

traditio.wiki

Луи-Фердинанд Селин. Подробная биография

Луи-Фердинанд Селин (настоящая фамилия – Дету́ш, Destouches) – французский писатель – родился 27 мая 1894 года в Курбевуа (Франция) в семье служащего страховой компании.

Селин получил приличное образование, обучаясь в пансионах Англии и Германии. Принимал участие в Первой мировой войне. В 1916 отправился в Камерун, где получил должность надзирателя за плантациями. В 1917, заболев дизентерией, вернулся во Францию.

В 1919 женился на Эдит Фолле. У них родилась дочь Колетт. В это время Селин поступил в Медицинскую школу в Ренне. Окончив ее, устроился работать в больницу, занимался наукой, совершал служебные поездки в Африку.

В 1926 Селин развелся с женой и сошелся с молодой танцовщицей Элизабет Крэг, которой посвятил вышедший в 1932 роман «Путешествие на край ночи». Роман поверг публику в шок: его большая часть посвящена описанию человеческого скотства. Роман полон безысходности и разочарования в людях.

Опубликованные на рубеже 30-40-х годов памфлеты «Безделицы для погрома» (Bagatelles pour un massacre) (1937), «Школа трупов» (L’Ecole des cadavres) (1938) и «Попали в переделку» (Les Beaux Draps) (1941) на долгие годы закрепили за Селином репутацию антисемита, расиста и человеконенавистника.

В 1943 писатель женился на танцовщице Люсетт Альмансор.

В конце Второй мировой войны Селина обвинили в пособничестве оккупационным властям, и он вынужден был бежать в Данию, где был арестован, предан суду и помещен в тюрьму. Освободившись в 1951, Селин вернулся во Францию и поселился в Медоне.

Новый шумный литературный успех пришёл к нему уже перед самой смертью, после появления первых двух томов автобиографической трилогии – «Из замка в замок» (D’un château l’autre, 1957) и «Север» (Nord, 1960), посвященной этому периоду жизни Селина. Завершающий трилогию роман «Ригодон» (Rigodon) увидел свет только в 1969, спустя восемь лет после смерти автора.

Луи-Фердинанд Селин умер 1 июля 1961 года Мёдоне (Франция).

Влияние творчества Селина на современную литературу огромно. Можно назвать имена Генри Миллера, Эзры Паунда, Уильяма Берроуза, Аллена Гинзберга, Чарльза Буковски и др. К столетию со дня рождения Селина на немецком телевидении был снят фильм «Падение Селина» (с участием Франсуа Жибо, иллюстратора книг Селина Жака Тарди и других).

Произведения:
Путешествие на край ночи / Voyage au bout de la nuit (1932)
Смерть в кредит / Mort à crédit (1936)
Mea Culpa / Mea Culpa (1936)
Безделицы для погрома / Bagatelles pour un massacre (1937)
Школа трупов / L’Ecole des cadavres (1938)
Попали в переделку / Les Beaux Draps (1941)
Guignol’s Band, или Паяцы I / Guignol’s band (1944)
Траншея / Casse-pipe (1949)
Феерия для другого раза I / Féerie pour une autre fois I (1952)
Норманс: Феерия для другого раза II / Normance: Féerie pour une autre fois II (1954)
Интервью с профессором Y / Entretiens avec le professeur Y (1954)
Из замка в замок / D’un château l’autre (1957)
Север / Nord (1960)
Лондонский мост: Guignol’s band II / Le Pont de Londres: Guignol’s band II (1964)
Ригодон / Rigodon (1969)

Биография

Произведения

Критика

Ключевые слова: Луи-Фердинанд Селин,Louis-Ferdinand Céline,Детуш,Destouches,биография Луи-Фердинанда Селина,скачать подробную биографию,скачать бесплатно,французская литература 20 в,жизнь и творчество Луи-Фердинанда Селина

md-eksperiment.org

СЕЛИН, Луи Фердинанд — Біографія — Письменник — Автор — Зарубіжна литература

СЕЛИН, Луи Фердинанд — творчество писателя

СЕЛИН, Луи Фердинанд (Celine, Louis-Ferdinand; автонім: Детуш, Луи Фердинанд — 27.05.1894, Курбевуа — 01.07.1961, Медон) — французский писатель.

Селин — одна из самых противоречивых фигур в литературе XX в. Он — герой Первой мировой войны и «антигерой» Второй, антикоммунист и безбожник, антисемит и коллаборационист, автор блестящих по стилю проникновенных романов и одиозных памфлетов, врач и заключенный, бунтарь-одиночка и последний из «проклятых» писателей Франции, провокатор и эстет, гений и злодей…

Родился Селин в пригороде Парижа Курбевуа, деп. Сена. Отец, Фернан Детуш, был чиновником страховой компании; мать, Маргерит Детуш, была владелицей магазина женского белья и кружева. В 1897-1899 гг. семья несколько раз переезжала из одного угла Парижа в другой. В 1900 г. Луи начал учиться в школе, которую окончил в 1907 г. Год он провел в Германии, где учился в пансионах Д’єпхольца и Карлсруэ, а в 1909 г. — в колледжах Англии (в Рочестере и Бродстейрсі). В декабре 1910 г. Селин вернулся в Париж. Нанялся учеником к торговцу тканями, работал в парижских ювелиров. В сентябре 1912 г. записался в двенадцатый кирасирский полк квартировал в г. Рамбуйе, дослужился до унтер-офицера (1914 г.), написал «Записки кирасира». В начале войны полк находился в Лотарингии, а затем его перевели во Фландрию. В октябре 1914 г. Селин был ранен в руку, перенес две операции, его наградили медалью и военным крестом. В 1915 г. медицинская комиссия признала его непригодным к военной службе.

Селин работал в паспортном отделе Генерального консульства Франции в Лондоне, где женился на Сюзан Небу, однако французское консульство этот брак не зарегистрировало. Через год Селин получил должность надзирателя за плантациями в Камеруне. В марте 1917 г. заболел дизентерией и был отправлен во Францию. По дороге он написал свое первое художественное произведение — новеллу «Волны».

В июле 1919 г. Селин в Рени получил степень бакалавра, а через месяц женился на Эдит Фолле, дочерью профессора и будущего директора Школы медицины в Рени, куда Селин вступил следующего года. В 1924 г. он защитил диссертацию, работал в Комиссии по гигиене при Лиге Наций; поселился в Женеве. В течение следующих двух лет совершил служебные поездки в США, Африку, страны Европы. Вскоре он развелся с Эдит и сошелся с Элизабет Крэг, которой он посвятит свой роман «Путешествие на край ночи». Работал над пьесами, статьями, совершил поездки в центральноевропейские страны.

В 1932 г. вышел в свет крупнейшее произведение Селина — роман «Путешествие на край ночи», Селин получил премию «Ренодо». Именно с этим романом связано появление псевдонима Селина — так звали его бабушку по материнской линии.

В романе «Путешествие на край ночи» Селин объявил «апокалиптический крестовый поход» против ценностей гуманизма и демократии, против «музыки оптимизма» как дурмана и оправданию насилия над человечеством. Он изобразил страшную, поистине апокалиптическую картину современного ему абсурдного и циничного мира. Жизнь в романе — длительная агония, «дорога гниения», единственной правдой и реальностью среди фантомов есть смерть. Главный герой и рассказчик произведения — Фердинанд Бардамю, образ автобиографический, в нем узнаются эпизоды жизни автора в течение 1913 — 1932 гг. Именно он путешествует «на край ночи», выворачивает мир наизнанку и показывает его гнилое нутро. Путешествие протагониста осуществляется в четыре этапа. Первый этап — фронт Первой мировой, куда он, студент-медик, пошел добровольцем под влиянием пропаганды. На войне он переживает ужас и лишения, видит горы трупов и бессмысленную бойню, и мечтает лишь о том, чтобы попасть в плен. Здесь он встречается с другим французским солдатом, Леоном Робинзоном, своим двойником. Бардамю получает ранение, лечится в Париже, знакомится с американкой Лолой и скрипачкой Мюзім. Опыт войны сделал Бардамю убежденным трусом, и на трусости основаны его антимілітаризм и неверие в будущее.

Второй этап путешествия героя — Африка, к берегам которой он отплывает через несколько месяцев после освобождения от военной службы. В одной из французских колоний он надеется встать на ноги, но получает впечатление ада. Герой чудом порятовується на корабле, снова встречается с Робинзоном, болеет малярией, и разочаровывается как в хищных колонизаторах, так и в покорных тубыльцах.

Третий этап — Америка, где Бардамю пробыл около двух лет. Сначала он работает учетчиком блох в карантинном госпитале, потом ходит без работы и без копейки в кармане, обращается за помощью к своей бывшей любовницы Лолы. Бардамю устраивается на завод в Г. Форда, однако вскоре отпуска. и это занятие, познакомившись в доме терпимости с Молли, ласковой и преданной девушкой, которая помогает ему материально. И в Америке Фердинанд случайно встречается с Леоном Робинзоном.

Наконец, Бардамю возвращается на родину, возобновляет занятия медициной, сдает экзамены, получает диплом и право вести врачебную деятельность. Он открывает собственный врачебный кабинет на окраине Парижа, в Гаренн-Драньє, где живут представители бедных слоев общества, деклассированные элементы. Впоследствии он устраивается ассистентом главного врача в психиатрическую больницу. В этой части романа тоже действует Робинзон. Бывший неудачник-убийца, который едва не потерял зрение, сбежал от своей невесты Мадлон. И приехала за ним в Париж, но ей не удается добиться от Робинзона согласия вернуться в Тулузу и жениться на ней, и она стреляет в него в упор из пистолета. Бардамю безразлично держит умирающего друга за руку, рассуждая мысленно о самого себя. Оказывается, ему не хватало того, «что делает человека больше ее собственную жизнь: любви к чужой жизни… Не было во мне человечности».

Романа, изображающий абсурд и хаос жизни, мир, который подошел к самому краю», соответствует и язык. С. порывает с традициями классической литературного французского языка, широко применяет разговорный «уличный» язык, арґотизми, неологизмы, табуированную лексику. «Путешествие…» повлияла на формирование екзистенціалістського типа романа и екзистенціалістського героя, который, по мнению Селина, есть «молодой человек без коллективной значимости… просто индивидом».

В 1933 г. Селин познакомился с Элизабет Поркероль, связь с которым продлится два года, и начал работать над своим вторым — и по времени, и по значению — романом «Смерть в кредит» (1936). Материал этого произведения нескрываемо автобиографический. Селин отказывается от вымышленного рассказчика, создавая максимально приближенную к автору лицо Фердинанда. Роман посвящен детским воспоминаниям и впечатлениям героя. Здесь изображен жестокого отца, больного полиомиелитом мать, которая работает продавцом, зарабатывая и содержа семью. Фердинанд оставляет дом и помогает осуществить отчаянные планы изобретателю и повітроплавцю Куртіалю где Перейру. Повествование в романе максимально приближена к непринужденной разговорной интонации. Стиль «Смерти в кредит» сам автор называл «дырчатым, кружевным», он характерен дискретностью, отрывочностью, недосказанностью повествования.

В 1935 г. вместе с пианисткой Люсьен Дельфорж писатель путешествует Данией, Германией, Австрией. В конце года он познакомился с танцовщицей Люсетт Альмансор, на которой женился в 1943 г. В мае 1936 г. Селин посетил Англию, а в августе — СССР. Поводом для поездки в Советский Союз было желание получить деньги за русский перевод «Путешествия на край ночи» (в 1934 г. его в сокращенном виде перевела Эльза Триоле). Селин провел в СССР два месяца, месяц жил в Ленинграде, посещал театры и музеи. Вот как он описывает свои впечатления после возвращения в частных письмах: «Я вернулся из России. Какой ужас! который никудышный блеф! какая грязная и нелепая история! Как все это гротескно, теоретически и преступно!»; «Все это отвратительно, страшно, немыслимо мерзко… ГряВНО, бедно — отвратительно. Тюрьма. Повсюду полиция, бюрократия и страшный хаос. Все блеф и тирания». В результате поездки Селин написал антикоммунистический памфлет «Меа culpa» (лат. — «Моя вина»). В нем он отрицает сами основы коммунизма, классовый антагонизм и возможности социального совершенствования. По мнению автора, причина этого кроется в самом человеке, «настоящего незнакомца всех возможных и невозможных обществ», ведь «человек настолько же человечная, насколько курица умеет летать». Умнее от социалистов были иерархи церкви, которые считали человека «грязью» и ничего не обещали ему, кроме загробного спасения. Того же года издательство Деноеля выдало «Меа culpa» и докторскую диссертацию Селина «Жизнь и творчество Филиппа-Игнаца Земмельвейса», посвященную венгерскому врачу-гинекологу XIX ст.

Зато с позиции анархиста, гонимого буржуазией, публикой, Селин перешел на позицию гонителя. Накануне войны он начал бороться за мир с парадоксальной позиции — пацифизма, построенной на расовой теории. Следующие два года были ознаменованы скандальными памфлетами «Мелочи для погрома « (1937) и «Школа трупов « (1938). В то же время писатель начал сотрудничать с антисемитскими организациями. В самом названии «Мелочи для погрома» кроется выпад против врагов нацизма. Селин писал, что не желает воевать за Гитлера», но не желает воевать и против него, за евреев». Он обвиняет евреев в разжигании войны, заявляет, что именно евреи «толкают нас к пулеметов». Памфлет «Школа трупов» было подвергнуто преследованию. В 1939 г. суд признал Селина и Деноеля виновными в клевете на доктора Руке; оба памфлеты на два месяца были изъяты из продажи как разжигающие расовую вражду.

С началом Второй мировой войны Селин хотел добровольно вступить врачом во французскую армию, однако по состоянию здоровья его признали непригодным для службы. В 1940 p. Селина назначили главным врачом диспансера в Сартрувілі, после оккупации он работал в диспансере Безона. В период оккупации Селин дал одиннадцать интервью, отправил в парижские газеты и журналы более тридцати писем. В 1941 г. вышел памфлет «Переполох», который был запрещен во французской неоккупированной зоне. В 1942 г. после возвращения из Берлина, куда Селин поехал в составе делегации французских врачей, он подписал «Манифест интеллигенции против преступников-англичан».

В марте 1944 г. писатель издал роман «Марионетки» («Guignol’sband»). В июне Селин с женой покинули Францию, поселились в Германии (Баден-Баден, Кренцлін, Зіґмарінґен). В 1945 г. они добрались до Копенгагена, а в то время в освобожденной от гитлеровцев Франции уже был выписан ордер на арест Селина. Франция обратилась к правительству Дании с просьбой об экстрадиции писателя, и в декабре он был арестован. Селин провел в тюрьме полтора года, где написал «Ответы на обвинения « и «Феерии для другого раза». 24 июня 1947 г. Селин был освобожден под честное слово, поселился в доме своего адвоката в Кларсковгаарді, где написал повесть «Траншея» («Casse pipe», 1949). 21 февраля 1950 г. Судебная палата Парижа заочно вынесла приговор Селину: один год тюрьмы, выплата 50 000 франков штрафа, лишение прав и конфискация половины имущества. В апреле 1951 г. писатель был амнистирован, а в июле он вернулся с женой во Францию, поселился в Медоне и вскоре открыл частный медицинский кабинет.

В последнее десятилетие своей жизни Селин выдал «Феерии для другого раза» (1952-1954), романы «Беседы с профессором Y» (1954), «Из замка в замок» (1956), «Север» («Nord», 1959). После смерти Селина были опубликованы романы «Лондонский мост» («Guignol’sband», II, 1964), «Рігодон» (1969), а также вышли «Селінівські тетради» («Cahiers Celin», 1976).

Романы «Из замка в замок», «Север» и «Ріґодон» составляют т.н. «военную трилогию». В них имеющийся значительный биографический элемент: побег из Франции в Германию, переезд в Данию, арест Селина, возвращение во Францию после амнистии. Любые связные истории в трилогии отсутствуют, есть только монолог автора, развернутый в три огромные книги. Этот монолог призван опровергнуть претензии на выражение идей, на свяВНОсть, на «порядок», которому писатель противопоставляет беспорядок. Поздние романы Селина — политические памфлеты, и, по словам О. Зверева, интересуют «в основном как иллюстрация его идеологических приоритетов и поступков, которые из них вытекали». Однако чрезвычайно интересной является позиция рассказчика трилогии. Он — предатель, что носит фамилию автора, к которому приближен и жизненными обстоятельствами, и образом мыслей. Он понимает свою обреченность, убегает, и все повествование разворачивается в трилогии вокруг темы бегства, которая, в свою очередь, порождает тему «сакрального» границы. То, что произведение написано с позиции обреченного изменника на фоне агонии гитлеровской Германии рубеже 1944-1945 гг., обуславливает основную тональность книги: отчаяние и исторический пессимизм. Однако нередко отчаяние обрывается смехом — горьким смехом человека, которая увидела убожество нацистской пропаганды, идеи «новой Европы».

На русском языке роман Селина «Путешествие на край ночи» перевел П. Таращук.

Есть. Васильев





zarlitra.in.ua

Современная французская литература

Селин Луи-Фердинанд

Селин (Céline, настоящая фамилия — Детуш, Destouches) (27.05.1894, Курбевуа — 1.07.1961, Мёдон) Луи-Фердинанд — французский писатель, врач по образованию. Родился в парижском пригороде Курбевуа в семье служащего страховой компании. В 1899 г. семья Детушей переехала в Париж. Будущий писатель неоднократно менял место учебы (учился во Франции, Германии, Великобритании). По возвращении на родину в декабре 1910 г. он живет сначала в Париже, затем в Ницце. В сентябре 1912 г. Селин поступил добровольцем в 12-ый кирасирский полк, написал «Записные книжки кирасира». Ко времени начала Первой мировой войны Селин получил звание унтер-офицера. В октябре 1914 г. Селин был ранен, награжден медалью и Военным крестом, позже, в декабре 1915 г. был комиссован с воинской службы.

19 января 1916 Селин женился на Сюзане Небу, однако их брак в консульстве зарегистрирован не был. В марте он получил должность надзирателя за плантациями и уехал в Камерун. Через год Селин заболел дизентерией и вернулся во Францию. По дороге домой написал свое первое художественное произведение — новеллу «Волны» (1917).

В 1919 г. Селин начал изучать медицину в Рене. В августе он женился на Эдит Фолле. В апреле как ветеран войны на льготных условиях Селин  поступил в Школу медицины. В 1924 г. он защитил диссертацию на тему «Жизнь и творчество Игнаца Филиппа Земмельвейса» («La Vie et l’œuvre de Philippe Ignace Semmelweis», о венгерском акушере) и переехал в Женеву, оставив семью в Рене. В следующие два года Селин совершил большое количество служебных поездок в США, Африку и страны Европы. В 1926 г. познакомился с Элизабет Крэг, которой впоследствии посвятил «Путешествие на край ночи». В этом же году началась работа над пьесой «Церковь» («L’Église», 1933), но издательство «Нувель ревю франсез» отвергло рукопись. Затем появились пьеса «Прогресс» («Progrès», 1927) и статья «Общественное здоровье во Франции» (1930).

В 1932 г. Селин передал рукопись первого романа «Путешествие на край ночи» («Voyage au bout de la nuit») в издательство «Нувель ревю франсез», затем — в издательство Деноэля, позже подписал контракт с «Деноэль & Стил». Фрагменты «Путешествия на край ночи» в октябре 1932 г. опубликовали в журналах «Эроп» и «Кайе дю сюд», а издательство Деноэля объявило о выходе романа. В 1934 г. этот роман по инициативе Л. Троцкого был переведен на русский язык Э. Триоле и опубликован в Москве. Селин был номинирован на присуждение Гонкуровской премии, однако в итоге он получил премию «Ренодо» (а Гонкуровскую — Ги Мазелин за роман «Волки»). О романе Селина см. статью: Селин Л.-Ф.: мета-герой его романов «Путешествие на край ночи» и «Смерть в кредит» (статья А. Д. Ретунских).

В 1933 г. Селин приступил к работе над романом «Смерть в кредит», который вышел в свет в мае 1936 г. В этом же году Селин посетил СССР. Затем последовали публикации памфлетов «Mea culpa» (1936), «Безделицы для погрома» («Bagatelles pour un massacre», 1937) и «Школа трупов» («L’École des cadavers», 1938). В это же время Селин активно сотрудничал с антисемитскими организациями, переписывался с их лидерами. В 1939 г. суд признал Селина и Деноэля виновными в клевете на доктора Руке в связи с выходом «Школы трупов». Памфлеты Селина на два месяца изъяли из продажи по причине разжигания расовой вражды.

В 1940 г. Селин получил назначение на должность главного врача диспансера в Сартрувиле. Во время оккупации он активно давал интервью и писал в парижские газеты и журналы. В феврале 1941 г. вышел памфлет «Попали в переделку», который вскоре был запрещен во французской неоккупированной зоне. В 1942 г. Селин ездил в Берлин в составе делегации французских врачей, по возвращении откуда подписал «Манифест интеллигенции против преступников-англичан». Памфлеты Селина надолго закрепили за ним славу антисемита, расиста и человеконенавистника.

В 1943 г. Селин женится на Люсетт Альмансор. В марте 1944 г. увидел свет роман «Банда гиньолей» («Guignol’s band»). 17 июня Селин вместе с женой покинул Францию в надежде добраться до Дании, но вынужден был задержаться в Баден-Бадене, затем в Кренцлине, во «французской колонии» в Зигмарингене.

В апреле Франция обратилась к правительству Дании с просьбой об экстрадиции писателя. 17 декабря Селин и Люсетт были арестованы в Копенгагене, где они поселились с конца марта. С декабря 1945 г. по июнь 1947 г. писатель находился в тюрьме. Там он сочинил «Ответы на обвинения» и «Феерию для другого раза». 24 июня 1947 г. Селина освобождают, заменяют тюремное заключение на ссылку. После освобождения Селин снова жил в Дании. В феврале 1950 г. Судебная палата Парижа заочно приговорила С. к одному году тюрьмы, штрафу в 50 000 франков, поражению в правах и конфискации половины имущества. В апреле 1951 г. Селина амнистировали. В 1951 г. Детуши вернулись во Францию, поселившись в парижском пригороде Медоне. В 1952 Селин опубликовал первую часть «Феерии для другого раза» («Féerie pour une autre fois»), лечил бедных, занимаясь частной медицинской практикой. Продолжал делать новые антисемитские заявления и отрицал Холокост.

Неожиданный литературный успех пришел в последние годы жизни, когда начиная с 1954 г. вышли в свет несколько произведений: «Интервью с профессором Y» («Entretiens avec le professeur Y», 1954), вторая часть «Норманс: Феерия для другого раза» («Normance: Féerie pour une autre fois II», 1954), «Балеты без музыки, без людей, без всего» («Ballets sans musique, sans personne, sans rien», 1956) и автобиографическая романная трилогия «Из замка в замок» («D’un château l’autre», 1957), «Север» («Nord», 1960) и «Ригодон» («Rigodon», вышел после смерти автора в 1969).

Несмотря на то, что во Франции сегодня произведения Селина не относятся к числу лучших произведений французской литературы, его многие антисемитские книги запрещены, о нем помнят, с ним спорят — словом, он никого не оставляет равнодушным. Влияние Селина обнаруживается в творчестве Г. Миллера, Э. Паунда, У. Берроуза, А. Гинзберга, Ч. Буковски и др. авторов. С 1994 г. в Санкт-Петербурге существует Российское Общество Друзей Селина (президент — Маруся Климова).

Маруся Климова (Татьяна Николаевна Кондратович), президент Российского Общества Друзей Селина.

Соч.: La Vie et l’œuvre de Philippe Ignace Semmelweis. Rennes, 1924; Voyage au bout de la nuit. P., 1932; L’Église. Paris, 1933; Mea Culpa. P., 1936; Mort à credit. P., 1936; Bagatelles pour un massacre. P., 1937; L’École des cadavers. P., 1938; Les Beaux Draps. P., 1941; Guignol’s band. P., 1944; Foudres et fleches. P., 1948; Scandale aux abysses. P., 1950; Féerie pour une autre fois. P., 1952; Normance: Féerie pour une autre fois II. P., 1954; Entretiens avec le professeur Y. P., 1955; D’un château l’autre. P., 1957; Ballets sans musique, sans personne, sans rien. P., 1959; Nord. P., 1960; Le Pont de Londres: Guignol’s band II. P., 1964; Rigodon. P., 1969; Progrès. P., 1978; Arletty, jeune fille dauphinoise. P., 1983; Céline vivant, anthologie des entretiens audiovisuels avec L.-F. Céline. P., 2007; Correspondance // Nouvelle rev. fr. P., 2009. № 591. P. 143–181; в рус. пер. – Путешествие на край ночи, М. ; Л., 1934; Смерть в кредит. СПб., 1994; Из замка в замок: [Роман]. СПб., 1998; Путешествие на край ночи. Харьков, 1999; Интервью с профессором Y. СПб., 2001; Север. СПб., 2003; Из замка в замок. СПб., 2003; Ригодон. СПб., 2004; Смерть в кредит: Роман. М.,1994; Громы и молнии: Пьесы, либретто, сценарии. СПб., 2005.

Лит.: Соболевский Н. Книга безнадежности и смерти // Новый мир. 1934. № 9; Олеша Ю. Путешествие на край ночи // Литературный журнал. 1936. № 20; Брагинский А. Откровения бывшего писателя // Иностранная литература. 1957. № 8; Шкунаева И. Д. Реакция под маской морали // Вопросы литературы. 1958. № 11; Ее же. «Маленький человек» в реакционной литературе (сочинения Л.-Ф. Селина и Ж. Ромена) // Шкунаева И. Д. Современная французская литература: Очерки. М., 1963; Селивановский А. П. Голос с того края. М., 1963; Токарев Л. Почему «возвращается» Селин? // Иностранная литература. 1975. № 6; Его же. Путешествие на край ненависти // Литература человеконенавистничества. Сборник статей. М., 1980; Ерофеев В. Путешествие Луи-Фердинанда Селина на край ночи // Иностранная литература, 1986. № 11; Ерофеев В. В. В лабиринте проклятых вопросов. М., 1990; Еремеев Л. А. Единственный изобретатель столетия // Французский литературный модернизм. Киев, 1991; Бреннер Ж. Луи-Фердинанд Селин. Моя история современной французской литературы. М., 1994; Токарев Л. Мы всегда одиноки, когда честны // Литературная газета. 1994. № 8; Ерофеев В. Селин // Французская литература: 1945-1990. М., 1995; Дубин С. Один день Луи-Фердинанда Селина // Независимая газета. 20.02.1998; Недосейкин М. Н. Концепция мира и человека в романе Л.-Ф.Селина «Путешествие на край ночи» // Дис. … канд. филолог. наук. Воронеж, 2000; Л.-Ф. Селин в России: Материалы и исследования. С.-ПБг., 2000; Климова М. Селин в России. СПб., 2001; Балашова Т. Бунтующий язык: (Речь героя и рассказчика в романах Луи-Фердинанда Селина) // Вопр. лит. М., 2002. Вып. 6. С. 187–213; Недосейкин М. Н. Роман Л.-Ф. Селина «Путешествие на край ночи»: Человек в мире. М., 2006; Altmann G. Rencontre avec L. F. Céline // Monde. 1932, 10/XII; Vitoux F. Céline. P., 1987; Verdaguer P. L’univers de la cruaute: Une lecture de Céline. Genève, 1988; Godard H. Les manuscrits de Céline et leurs lecons. Tusson, 1988. La revue des lettres modernes. P., 1988; Godard H. Céline scandale. P., 1994; Cornille J. L. Céline, Elstir et le Christ // Littérature. P., 1997. № 107. P. 64–74; Louette J.-F. Proust, Céline, Perec: pleins, vide, delies // Temps mod. P., 1998. A. 53, № 597. P. 176–189; Kaminski H. E. Céline en chemise brune // Temps mod. P., 1998. A. 53, № 597. P. 194–201; Lafont S. Le poème rentre de L. F. Céline // Littérature. P., 1999. № 116. P. 93–108; Destouches L. Céline secret. P., 2003; Amette J.-P. Tous les Céline // Point. P., 2004. № 1675. P. 68–71; Vargas Llosa M. Céline: le dernier maudit // Nouvelle rev. fr. P., 2008. № 587. P. 75–80; Sollers Ph. Céline en enfer // Nouvel observateur. P., 2008. № 2293. P. 53–54; Forestier F. Céline, l’homme en colère // Nouvel observateur. P., 2009. № 2309. P. 60; De Ton D. Dictionnaire des personnages de Céline, par Gael Richard // Nouvel observateur. P., 2009. № 2306; Dupuis J. Céline en toutes lettres // Express. P., 2009. № 3045. P. 68–69; Yonnet P. Le testament de Céline. P., 2009; Dupuis J. Céline en guerre // Express. P., 2011. № 3117. P. 68.

А. Р. Ощепков

 

Этапы литературного процесса: ХХ век: первая половина века. — Этапы литературного процесса: ХХ век: вторая половина века. — Теория истории литературы: Направления, течения, школы: Модернизм. — Персоналии: Французские писатели, литераторы. — Персоналии: Персональные модели современности. — Историко-культурный контекст: История.

 

 

modfrancelit.ru

Франсуа Жибо рассказывает о Селине

Франсуа Жибо рассказывает о Селине

“LIRE, HORSE SERIE” N° 7 – 2008

Люсетт Альманзор и Франсуа Жибо

Для тех, кто никогда не слышал о Франсуа Жибо, достаточно будет узнать, что он автор монументальной трехтомной биографии Селина, написанной в 80-ых. Она считается наиболее полной и точной среди множества других, поскольку содержит редкие материалы, документы и личные вещи Селина, которые любезно предоставила автору вдова Луи Фердинанд Селина – Люссет Альманзор. Юрист по профессии, Фрасуа Жибо с 1962 года защищал ее интересы. Кроме этого, он принимал участие в издании “Ригодона” и даже написал предисловие к этому роману Селина, помог в 1998 году издательству Галлимар выпустить “Lettres de prison à Lucette Destouches et à Maître Mikkelsen 1945-1947”. В настоящее время является руководителем Всемирного общества друзей Селина.

Каким был Селин?

Разговор с Франсуа Жибо

— Каким образом вы узнали о Селине?

Я познакомился с его супругой, Лусетт Детуш, через Андре Дамьена в июле 1962 года, спустя год после смерти Селина. Это произошло при необычных обстоятельствах: во время одного из своих путешествий я повредели спину. Люсетт дала мне уроки гимнастики, благодаря которым я выздоровил. Со временем мы познакомились лучше и она доверила мне расшифровывать манускрипт “Ригодона”. По будням я продолжал свою адвокатскую деятельность – в тот период я вел громкие дела – покушение на Де Голля, убийство Бен-Барки…а по выходным, вооружившись лупой, расшифровывал Ригодон, находясь в Медоне, там же, где Селин жил и работал последние годы. Я потратил на это много лет, мне иногда помогал в работе мой друг – Боб Вестхофф, бывший муж Франсуазы Саган, что облегчило этот непростой труд. В 1969 по просьбе Люсетт Альманзор я написал предисловие к роману “Ригодон”.

— Почему в последствии вы решите написать биографию Селина?

Мадам Детуш представила меня Марселю Эме (Marcel Aymé), Джену Полю (Gen Paul) , Анре Маэ (Henri Mahé), Жанну Дебюффе (Jean Dubuffet) и остальным друзьям Селина. Помимо этого, она показала мне его личные письма и фотографии. Однажды, Симон Галлимар, руководившая Mercure de France (литературный журнал), посоветовала мне написать биографию Селина. Я согласился, подумав, что вполне готов к этому. На все у меня ушло 15 лет. Я повторил все путешествия Селина: в Данию, Россию, Германию, Англию, Африку…Получил допуск к архиву Quai d’Orsay (МИД Франции) и военного трибунала. Госпожа Передсен, министр юстиции Дании, показала мне тюремную камеру, в которой Селин сидел в Копенгагене. Моя профессия адвоката и сопровождение мадам Детуш помогали расположить к себе даже самых несговорчивых собеседников, которые попадались мне на пути. Я бесконечно благодарен Люсетт и за то, что она ни разу не попросила меня показать ей черновики до того, как текст окончательно не был напечатан. Должен сказать, что это было невероятное путешествие, потому что Луи Фердинанд Селин был участником всех драм XX века, которые он запечатлил в своих романах, а его произведения во многом автобиографичны.


— Из какой среды он происходил?

Можно сказать – их мелко-буржуазной среды с аристократическими манерами и пролетарскими средставами. Отец, которого Селин не очень уважал, был обычным служащим в страховой компании, а его мать продавала кружевные изделия. Луи по сути был воспитан женщинами – своей мамой и бабушкой, имя которой Селин потом взял в качестве псевдонима. Луи родился 27 мая 1894 года в Корбевуа, после чего в возрасте двух лет переeхал с семьей в Париж. Мне удалось побывать в их парижской квартире: это действительно было довольно убогое место, нижний этаж которого представлял из себя магазин кружевных изделий, а наверху было несколько маленьких комнатушек.

— У него было счастливое детство?

Не совсем. Он был единственным ребенком в семье и родители часто давили на него. Они не имели ни автомобиля, ни загородного дома, почти никогда не выезжали на природу или в отпуск. Самые запоминающиеся события для Селина в детстве — спектакль Баффало Бил и Всемирная выставка 1900 года. Ничего особенного, в общем. Его семья не торопится отдавать сына в университет, она скорее хочет сделать из него торговца. Получив среднее образование, Селин отправится в Карлсруэ, в Германию и в Рочестер в Англию, чтобы учить языки необходимые ему для будущей карьеры. Судя по всему, склонность Селина к одиночеству возникла именно в те годы: в тот период он много времени проводил один. Он так и останется одиночкой, в литературе – тоже, не будет принадлежать ни к какой школе или течению. Его жизнь будет вечно в бегах, прежде всего от своего социального статуса. В определенном смысле, это будет также побег от традиционного языка и мировоззрения.

— Он вырос в антисемитской среде?

Не стоит забывать, что Селин родился в год, когда разразился скандал вокруг Дрейфуса. Это событие сильно повлияло на него. Когда Селин будет допрошен в 1945 году, он заявит, что является жертвой дела Дрейфуса, только на этот раз все наоборот. Его отец читал “La Libre Parole” Дрюмона (антисемитское издание). Он как и многие мелкие буржуа был уверен, что в их личных неудачах виноваты крупные фирмы и могущественные банки, которыми владеют евреи. Можно смело утверждать, что отец во многом повлиял на будущие взгляды Селина.

— Селин всегда будет подчеркивать, что пошел на Первую мировую войну добровольцем. Это правда?

И да, и нет, как часто это происходило с ним. На самом деле он так и так должен был быть призван в армию, но вступил в нее чуть раньше положенного срока. Как бы то ни было, Селин никогда не будет служить в профессиональных войсках. Несмотря на это, он окажется храбрым солдатом и примет участие в сражениях, которые мастерски опишет в “Путешествии на край ночи”. Уже в начале войны он будет дважды ранен. Первый раз рядом с ним взорвалась граната, повредив ему ухо, что вызвало у него серьезные проблемы со слухом, от которых он не избавился до конца жизни. Потом он будет ранен второй раз, 27 октября 1914 года во Фландрии, ему попадет пуля в руку. Сначала он хотел даже ампутировать ее, но потом, когда его признали инвалидом на 75%, оставил как все есть. Благодаря свой отваге он попал на обложку L’Illustré national и получил медаль. Но он травмированный герой, одновременно милитарист и пацифист, который возвращается с поля боя, ковыляя, изуродованный такими же несчатыми как и он сам.

— Потом последует странный период в Лондоне, о котором мало что известно…

После того, как он выздоровел, Селин был отправлен туда в 1915 году в качестве служащего французского консульства. Там он окончательно сформируется как личность. Вместе со своим другом Жоржом Жоффруа, он отрывается по полной программе, пытаясь забыть ужасы войны. Они посещают злачные места в Сохо и лондонском порту, не обходя стороной многочисленные бордели. Потом мы обнаружим эти эпизоды в романе “Банда Гиньоля”, который Селин напишет спустя тридцать лет. В 1916 году, все там же в Лондоне, он внезапно женится на некоей Сьюзан Небоут (Suzanne Nebout), с которой вскоре расстанется. “Я человек быстрых отъездов”, — напишет он своему дяде…Этот брак, будучи официально незарегистрированным, не будет иметь для Селина никаких последствий.

— Правда ли, как говорят, что там он встретил Мату Хари?

Известно, что Мата Хари якобы пригласила его к себе домой на ужин. Этому нет доказательств, но вполне вероятно, что все так и было. Она находилась в Лондоне в тот же момент, что и Селин, общалась с работниками посольств…

— Почему потом он отправится в Африку?

Когда Селину исполнится двадцать два, ему стукнет в голову идея разбогатеть. Франции и Англии, захватившим Камерун, бывшую немецкую колонию, потребуются люди, готовые там работать. Селин подписывает контракт с компанией Санга-Оубангуи (Sangha-Oubangui) и едет в Бикомимбо. Сразу привыкнув к новым условиям, он налаживает бартер с местными жителями – сигареты в обмен на слоновьи бивни…такой вот бизнес. В сентябре 1916 года его назначают управляющим плантаций какао в Дипикаре. Я поехал в те места, чтобы посмотреть на них своими глазами. По сей день это почти никем не заселенная саванна. Я часто представлял себе Селина там одного, ночью, окруженного насекомыми и прочими лесными тварями; все это он опишет в “Путешествии на край ночи”. Санитарные условия, в которых он находится, оставляют желать лучшего. В конце концов, так и не сколотив состояния, уставший и больной малярией, он возвращается в 1917 году во Францию.

— Его жизнь и вправду напоминает путешествие. В тот период он начинает писать?

Именно тогда. Возможно, раньше. Уже на фронте он будет делать записи в небольшой блокнот, например: “Даже не знаю, почему я записываю эти мысли”. Когда его ранили, он передал свой рюкзак, в котором находился блокнот, своему однополчанцу, Морису Лангле. Тот будет бережно хранить его и, спустя уже много лет, в 1957 году вернет блокнот Селину. В Африке он тоже делал робкие попытки и даже написал небольшой рассказ под названием “Волны” и две поемы, которые прочитают только его друзья.

— По возвращению во Францию он знакомится со странным человеком, который станет прототипом одного из его романов…

Да, это изобретатель Рауль Маркиз, он же Анри де Граффиньи. В романе “Смерть в кредит” его образ Селин использует для создания одного из персонажей персонажей — сумасшедшего ученого Куртиаля де Перейра. В настоящей жизни этот человек что только ни конструировал: аэростаты, бытовую технику…был настоящим графоманом, помимо всего прочего, сотрудничал с журналом “Эврика”. После себя он оставил не менее 140 текстов о воздушных змеях, автомобилях и моде. Похоже, что в молодости Селин помогал ему всем понемногу, был своего рода секретарем, подмастерьем.

— Что заставит Селина выбрать профессию врача?

В 1919 году он женится на Эдит Фоллет, отец которой, Атанас Фоллет, декан медицинского факультета в Ренне. Благодаря тестю Селин заканчивает ускоренные курсы и едет на практику в Париж, где работает в больницах и пишет диплом о венгерском медике Филлипе Игнаце Земмельвейсе. Я уверен, что Селин был профессионалом в своей области, умевшим четко ставить диагноз. Мне посчастливилось отыскать несколько рецептов, которые он выписывал больным. На одном лаконично было написано: “Никакого алкоголя, табака и кофе”. Это один из самых благополучных моментов в жизни Селина, если так можно выразиться. Представьте: доктор Детуш, зять уважаемого всеми университетского профессора, отец маленькой Колетт, которая родится в 1920 году, успешно начинает свою карьеру медика. Но как всегда, при первом же удобном случае, он бежит от всего, оставив жену и дочь. Я встретился с Эдит Фоллет, когда работал над биографией Селина. Это очаровательная женщина, которая к концу своей жизни простила Селина и даже установила дружеские отношения с Люссет Альманзор.

— Луи Детуш успеет поработать медиком в Швейцарии.

В Ренне ему становится тесно и он устраивается в качестве врача-гигиениста в Женеве. Селин должен будет сопровождать других врачей в Европу, Африку, США. Тогда-то он впервые и посетит Нью-Йорк. Делегации, в которые он входит, встречаются с тогдашним американским президентом Кулиджем и даже с Муссолини в Риме. В последствии Селин будет утверждать, что работал врачем на заводе Форд. На самом деле, он провел там всего 2 дня, написав небольшой отчет под названием “О санитарной ситуации на заводе Форд в Детройте”. Как всегда с ним бывало, Селина начинает с реального факта, чтобы потом превратить его в миф. В тот же период, в конце 1926 или начале 1927 года, он пишет пьесу “Церковь”. Издательство Галлимар откажется ее печатать, несмотря на следующий комментарий главного редактора: “В пьесе несомненно есть сатирическая составляющая, но ей не хватает последовательности. Она сочетает в себе совершенно разные стили”.

— И тогда он приступает к работе над “Путешествием на край ночи”?

В 1929 году, когда весь его жизненный опыт соберется в единое целое – войну, Африку, Нью-Йорк. Он работает над романом по вечерам, в своей квартире на улице Лепик. Селин всегда будет подчеркивать, что начал писать только лишь из-за денег, чтобы “платить за свет” как он говорил. Ничего подобного. Элизабет Крейг, с которой Селин познакомился в Женеве и которой посвятил этот роман, утверждала, что он буквально находился в трансе, когда писал “Путешествием на край ночи”. Представьте себе, провинциальный врач, не знавший лично ни одного писателя, посвещает себя всего написанию романа. До завершения работы Селин никому не покажет рукопись. Только потом, весной 1932 года, он решится отправить ее двум парижским издателям: Галлимару и Деноэлю. Первый постоянно медлит c решением и советует Селину урезать роман.А Деноэль, проглотив роман за одну ночь, тут же отправляет ее в печать. Желая сохранить анонимность, Луи Детуш выбирает себе псевдоним “Селин”. С самого начала совместной работы с Деноэлем, Селин проявляет особую щепетильность к своему тексту: “Пожалуйста, не переставляйте ни одну запятую без моего ведома! Вы угробите весь ритм как нечего делать”.

— Роман “Путешествие на край ночи” вызвал шок в литературных кругах?

Не то слово. Даже самые неискушенные читатели убедились, что перед ними совершенно новая манера письма, радикально отличающаяся от традиционной. Удивительно, что спустя столько лет на этом тексте не появилось ни единой морщинки. Последует невероятный успех, но Селин будет сильно разочарован случаем с премией Гонкур. Благодаря поддержке Люсьена Декава (Lucien Descaves), “Путешествие” едва не получит в 1932 главную премию. Селин был уверен в своем успехе. В день награждения он отправился за премией в компании своей супруги и дочери Колетт…Но премия неожиданно для всех будет присуждена Ги Мазелину за роман “Волки”. Селин был в бешенстве, для него это стало серьезным ударом. Как бы то ни было, сей факт не помешал его издателю продать 80 000 копий “Путешествия на край ночи”.

— Этот успех повлияет на его жизнь?

Едва ли, тем более, что его второй роман, “Смерть в кредит”, вышедший в 1936 году, будет менее популярен. Многие читатели выразят свое возмущение из-за отдельных фрагментов, которые не должны были быть напечатаны. А тем временем Селин продолжает зарабатывать на жизнь медициной и постепенно сближается с парижской богемой. Знакомится с художниками Джен Полем (Gen Paul) и Анри Маэ (Henri Mahé), актером Робером Лавиганом (Robert Levigan), Марселем Эме (Marcel Aymé) …очаровывается балеринами, их грациозностью, совершенством тел. “Я хочу закончить свою жизнь в школе танцев”, — напишет Селин однажды…Его особенно ранит неудача с американской балериной Элизабет Крейг, которая оставит его ради богатого американсого еврея. Селин даже поедет в Калифорнию, чтобы убедить ее вернуться, но в конце концов вернется один во Францию. Позже у него возникнет связь с датской балериной Карен Мари Енсен (Karen Marie Jensen). Известно кое-что о его непродолжительных отношениях с пианисткой Люсьен Дельфорж (Lucienne Delforge), молодой еврейкой из Австрии Cилли Пам (Cillie Pam) и белгийской писательницей Эвелин Полле (Evelyne Pollet).Несмотря на разрыв с Элизабет Крейг, Селин сохранит привычку посещать балетные школы. Так, в одной из них, он познакомится с Люсетт Альманзор, которая станет его последней женой.

— Как вы можете объяснить, что после двух успешных романов, Селин начинает писать антисемитские памфлеты?

С его стороны это был крайне неосторожно, почти донкихотство: он думал, что таким образом остановит войну. Сначала Селин публикует небольшой текст, “Mea Culpa”, о своих впечатлениях от поездки в СССР. Он будет потрясен увиденным до глубины души. Селин почувствует, что Европа постепенно втягивается в кровавую бойню, и как ветеран Первой мировой, он всячески не желает ее повторения; призывает заключить пакт с немцами. По его мнению евреи толкают Францию к войне с Германией и поэтому нужно во что бы то ни стало снизить их влияние. В 1937 году он публикует “Безделицы для погрома”, а спустя еще год – “Школу трупов”. Оба эти текста вызовут настоящий скандал, что в последствии вынудит Селина уволиться из больницы Клиши.

— Говорят, что Селин общался в свое время с Жано Муленом (героем французского Сопротивления)…

Возможно, это и так. Знакомство произошло в доме их общего друга, доктора Тусета, который жил в Кемпере. Там же Селин познакомится с Максом Жакобом.

— Где окажется Селин, когда война все-таки разразится?

С ним произойдет довольно забавный случай, очень селиновский, я бы сказал: он едва не утонет в Средиземном море. В сентябре 1939 года он устраивается врачем на борту корабля компании Пакэ, который плывет в Марокко. В ночь с 5 на 6 января 1940, близ Гибралтара, их судно столкнется с английским военным кораблем. Из британцев пострадает около 30 человек, Селин выживет и окажет им необходимую помощь. Кое-как он добирается до Марселя, перебирается в Сартрувиль, где участвует в эвакуации города. Картина выглядела следующим образом: Селин, Люсетт, два грудных младенца и пожилая дама находят машину неотложной помощи, на которой дают деру куда глаза глядят. Люсетт мне рассказала, как они потом одну ночь были вынуждены все вместе провести в каком-то хлеву вместе с коровами и лошадьми.

— Вопрос в лоб: Селин сотрудничал с нацистами?

Нет, но он имел контакты с немецкими, многих из которых он знал еще с предыдущей войны. С несколькими я встречался лично:с доктором Карлом Эптингом, директором Немецкого Института в Париже, сержантом Герардом Хеллером, которого Селин называл Зазу (такую кличку во Франции раньше давали поклонникам джаза), полковником СС Германом Биклером. Отыскать последнего было сложнее всего. Я нашел Биклера на его вилле недалеко от озера Маджоре в Италии. Мало кто знает, что Селин был одним из немногих, кто отказался ехать в знаменитое турне французских писателей в нацистскую Германию. Да, он ездил в Берлин в 1942, но по совершенно другому поводу. Ему было необходимо передать ключ от ячейки в одном из банков Копенгагена, где у него хранилось золото. Назвать Селина коллаборационистом было бы ошибкой, однако же в 1941 он опубликовал еще один антисемитский памфлет, что не делает ему чести. Единственным его сожалением после войны будет то, что он активно призывал молодежь вступать во французскую армию, откуда многие так и не вернутся.

— Когда в Париж войду Союзники, он сбежит из Франции…

Последние годы войны он проведет в своей квартире на улице Жирардон, где в 1944 году напишет “Банду Гиньеля”. Ему периодически угрожают, оставляя у дверей небольшие гробики. Останься он в Париже, его бы прикончили партизаны или трибунал приговорил к расстрелу. Селин проведет девять месяцев в Германии, которые и станут материалом для знаменитой северной трилогии, состоящей из трех книг: “Из замка в замок”, “Север” и “Ригодон”.

— Куда он потом поедет?

Все это время он приследует одну цель: во что бы то ни стало добраться до Дании, где он оставил золото. Добыв два поддельных паспорта, он вместе с Люсетт и котом Бебером едет в Баден-Баден, где к ним присоединяется актер Ле Виган, фигурирующий в романах немецкой трилогии.

— Почему они окажутся в Зигмарингене, этом французском анклаве в Германии?

У них попросту не было выбора. Они проживут там 4 месяца, бок о бок с маршалом Петеном и другими коллаборационистами.

— Если быть точным, что именно соответствует действительности в немецкой трилогии?

Селин берет за основу настоящие фактов и воспроизводит их на свой манер. Вот вам пример: при чтении вас не покидает ощущение, что Селин оказывается постоянно под артобстрелом или бомбежками, в то время, как ближайшие боевые действия разворачивались в 200 км от него.

— Оказавшись в Копенгагене, Селин не знает, что ему придется провести там 6 лет…

Приехав в Данию, Селин и Люсетт снимают небольшую квартиру, где намереваются переждать время. Несмотря на крайную осторожность (Селин даже отращивает бороду, чтобы его никто не узнал), его все-таки арестовывают по запросу французских властей. Селина помещают в одну из тюрем Копенгагена, которую мне тоже удалось посетить. Должен сказать, что условия там были чудовищные. Неудивительно, что он так резко сдал после того, как вышел оттуда. До Второй мировой войны Селин был привлекательным, статным мужчиной с красивыми голубыми глазами, а после Дании он превратился в старика, похожего на бродягу.

— Что он предпримет, когда его освободят?

Он рассмотрит разные варианты: поехать в Аргентину к своему другу Ле Вигану, в Испанию или же в Марокко! В конце концов, он решит вернуться во Францию, так как ему ужасно не хватает французской речи. В свои 57 лет Селин совершает первое в жизни путешествие на самолете и возвращается домой. Ради безопасности он поселится в пригороде Парижа, небольшом городке Медоне, где они с Люсетт проведут остаток своих дней.

— Как изменится интерес к его литературе по завершению войны?

После убийства его издателя Робера Деноэля в 1945 году, Селин запретит его наследникам публикацию своих романов. С большим трудом ему удастся вернуть права на “Путешествие на край ночи” и “Смерть в кредит”. Я нашел одно его письмо, в котором он писал своему адвокату:“Путешествие на край ночи стоит как целая фабрика. Фабрика, продолжающая работать сама по себе, волшебная фабрика!”
В 1951 году Селин продает права на свои основные тексты знаменитому издателю Гастону Галлимару в обмен на аванс в 5 миллионов франков и 18% от продаж. Однако, это не помешает Селину всячески поносить Галлимара, называя его “жалким торгашем” и “похотливым старым пердуном”.

— Селин вернет себе славу литературной звезды?

По началу ему будет непросто. Времена изменились, такие люди, как Сартр и Камю оказались на олимпе. А Селина все старались обходить стороной. Признание вернется к нему, когда Селина опубликуют в серии “Плеяда”. Тогда он начнет давать интервью для телевидения, в которых подтвердит свой статус законченного мизантропа. На самом же деле, Селин был гораздо сложнее, чем хотел показаться. Он был одновременно человеком жадным и щедрым, анархичным и упорядоченным, пацифистом и милитаристом, гуманистом, способным писать противоречивые памфлеты…

— Этот старый волк посвятит последние годы литературе?

Да, он будет постоянно что-то писать. Параллельно он будет пытаться лечить больных, чтобы не терять практику и иметь постоянный доход. Селин продолжит работать до последнего своего вздоха, когда он уже окажется бессильным перед болезнью, отнимавшей у него последние силы. Это видно по почерку, по последним страницам рукописи Ригодона…Он завершил роман 30 июня 1961 года и умер на следующий день. По началу Люсетт никого не оповестила, лишь нескольких самых близких людей; cреди них Арлетти и Марсел Эме. Его супруга заказала могильную плиту с изображением парусника, в память о морях, портах и путешествиях, которые были неотъемлемой частью Селина и его судьбы. А на надгробной плите была выбита простая надпись: “Луи Фердинанд Селин/ Доктор Луи Фердинанд Детуш 1894-1961”.

bizantine.livejournal.com

Эдит Вильсон — вторая жена 28 президента сша

В октябре 1914 года, спустя два месяца после смерти Элин, доктор Грейсон представил кузине президента, Элен Вудро Бонс, исполнявшей обязанности хозяйки Белого дома, красивую вдову по имени Эдит Болинг Гальт.

В марте 1915 года Элен пригласила симпатичную миссис Гальт на чай. Через несколько дней президент предложил миссис Гальт поужинать с ним. Затем он стал приглашать ее чаще и на более продолжительные прогулки.

Близкие и друзья Вильсона в этой дружбе видели шанс избавить президента от меланхолии и одиночества. Общественное мнение, напротив, ожидало продолжительного траура.

Вильсону очень нужен был близкий человек, и поэтому он не только быстро пустил ее в сердце, но и добился расположения. Биографы Вильсона утверждают, что он никому так не доверял, как жене.

Эдит была похожа на женщин Рубенса. Однажды Вильсон послал ей орхидею и приложил карточку со словами: «Ты единственая известная мне женщина, которая может носить орхидеи. Обычно — это женщина, которую носит орхидея». Для Первой леди Америки Эдит имела несколько необычное происхождение. По линии отца ее родословная восходила к дочери индейского вождя Покахонтаса, которая вышла замуж в Виргинии за англичанина Джона Рольфа. В 1675 году ее внучка вышла замуж за первого Болинга.

В середине XIX века среди Болингов были богатые плантаторы. Эдит родилась 15 октября 1872 года в 9 часов утра в Витевилле, в штате Виргиния. Ее отец, судья Уильям Холоком Болинг, с таким нетерпением ждал рождения ребенка, что не открывал двери суда, пока не узнал о появлении Эдит. Позже он шутил: «Первое, что моя дочь сделала в жизни, так это заставила ждать джентльменов».

Эдит выросла в обеспеченной семье. Ее отец изучал юриспруденцию в университете Виргинии и там же женился на красивой девушке Сэлли Уайт. Во время гражданской войны, как и подобает южанину, он сражался в армии конфедератов под командованием генерала Роберта Э.Ли. После поражения южных штатов с женой и двумя детьми вернулся на плантации отца в Витевилле, где ему предложили должность судьи. Сэлли родила одиннадцать детей. Эдит была седьмым ребенком. С шести лет бабушка обучала ее французскому языку, грамоте, домоводству, читала ей Библию. У бабушки было 26 канареек, и в обязанности Эдит входило чистить клетки и кормить птиц.

Отец также участвовал в воспитании детей, он читал им Шекспира, Диккенса и других писателей. Вскоре после первого замужества Эдит он умер, но мать дожила до того дня, когда дочь стала Первой леди Америки.

Судья Болинг полагал, что дочери сначала должны учиться в частной школе, а затем в высшем учебном заведении. Поэтому он отправил пятнадцатилетнюю Эдит в школу в Абингдон, о которой у нее остались самые плохие воспоминания. Уровень преподавания был низким, в школе экономили на еде и отоплении, так что на каникулы Эдит приехала домой такой слабой и изможденной, что на следующий год вынуждена была остаться дома. Когда ей исполнилось 17 лет, родители определили Эдит в престижную школу мистера Пауэла в Ричмонде, где она с радостью проучилась год и охотно осталась бы еще, но отец не мог больше платить за обучение. Всего за свою жизнь Эдит училась в школе лишь два года.

Через некоторое время она уехала в Вашингтон к старшей сестре Гертруде, которая была замужем за Александром Гальтом. Эдит нравилось в доме сестры, но финансовое положение супругов не позволяло ввести в общество города девушку на выданье.

Однажды вечером Эдит была на концерте Аделины Патти. Билет ей удалось получить в последнюю секунду, и поэтому, не имея времени переодеться, она пошла в скромном школьном платьице. Концерт произвел на нее огромное впечатление. Восторженная, она спешила домой, чтобы рассказать сестре и зятю о пережитом. Эдит застала их за ужином в обществе молодого человека, Нормана Гальта, кузена зятя и сына владельца известного в Вашингтоне ювелирного магазина «Гальтс». Серьезный молодой человек, будучи на десять лет старше Эдит, влюбился в нее с первого взгляда. Замкнутый по натуре, он тем не менее не мог долго скрывать любовь к Эдит. Она не была влюблена в него, но ценила его общество.

30 апреля 1896 года, после четырех лет «тесной» и «чудесной дружбы», они поженились в Витевилле. Это был счастливый брак. Гальт был достаточно богат и, путешествуя по Европе, покупал ей наряды в лучших парижских ателье. Один из парижских модельеров, Ворт, утверждал, что у Эдит фигура манекенщицы, и начал создавать модели специально для нее. Это было началом многолетнего сотрудничества, которое оказалось выгодно обоим. Эдит питала слабость к красивым платьям, и вскоре она заинтересовалась этим больше, чем другими делами.

В 1904 году Эдит была единственной женщиной в Вашингтоне, водившей автомобиль, что вызывало у прохожих восторг и удивление.

У четы Гальтов не было детей. Во время первой беременности у Эдит произошел выкидыш, после которого у нее остался такой страх перед больницей, что, когда понадобилось удалить аппендикс, врачам пришлось делать операцию в домашних условиях.

Едва Эдит оправилась после операции, как 28 января 1908 года от цирроза печени умер муж. Ему было 45 лет.

Она унаследовала ювелирный магазин мужа, а вместе с ним и долги, которые он сделал, чтобы выкупить у сестер их части. Эдит решила продолжать вести дела и продала все лишь спустя несколько лет.

Вскоре после смерти мужа она удочерила сироту, семнадцатилетнюю дочь друзей Элис Гордон, с которой много путешествовала. Элис познакомилась с частым гостем и врачом Белого дома, доктором Греем Грейсоном, который представил затем Эдит Элен Бонс. Обе дамы были одинаково симпатичны. Однажды они катались в автомобиле по парку Рок-Крик в Вашингтоне. Элен предложила после обеда заехать в Белый дом. Вначале Эдит отказалась, ссылаясь на грязную обувь. Но Элен уверила ее, что в Белом доме они никого не встретят, так как ее кузен с доктором Грейсоном заняты игрой в гольф. Эдит согласилась, но когда они выходили из лифта на втором этаже Белого дома, то неожиданно столкнулись с Вильсоном и доктором, которые — тоже в грязных туфлях — возвращались со спортивной площадки. Позже Эдит потешалась над удивительно неопрятной одеждой президента, сама же она была в элегантном черном костюме и красивой шляпке.

Мужчины переоделись, дамы отдали слуге привести в порядок туфли, и все встретились за чаем. Вильсон с удовольствием слушал истории, которые Эдит умела интересно рассказывать, сопровождая слова жестами и убедительной мимикой. Вильсон так увлекся ею, что попросил остаться на ужин. Она отказалась, но приняла предложение поужинать с ним на следующий день.

Во время второй встречи они говорили о детстве, о семьях и о жизни в южных штатах. Затем Вильсон стал приглашать Эдит на прогулки в автомобиле и на президентской яхте.

Он читал ее любимые книги, писал ей письма, не скрывая своих чувств, и даже велел провести частную телефонную линию между Белым домом и ее квартирой.

В 1915 году, во время первой встречи Вильсона с Эдит, в «Вашингтон Пост» вкралась следующая опечатка: «Вечером президент вступил в контакт с миссис Гальт». Вместо слова «entertaining» (встречать, принимать) было ошибочно набрано слово «entering» (вступать в контакт). Редакция попыталась изъять весь тираж, но часть его уже попала в киоски. Противники Вильсона использовали эту опечатку, чтобы пустить слух, представив президента героем-любовником. Его упрекали в том, что он имеет интимные отношения с «веселой вдовой», как называли миссис Гальт. В вашингтонских салонах ходил такой анекдот: «Как реагировала миссис Гальт, когда президент сделал ей предложение?» — «Она от страха упала с кровати». Перешептывались, что у Вильсона был роман с Эдит еще при жизни первой жены Элин, что Эдит была любовницей немецкого посла в Вашингтоне.

Вильсон и Эдит впервые встретились в марте 1915 года. 4 мая Вильсон сделал ей предложение. Эдит попросила время на обдумывание. «Ты не можешь любить меня, потому что ты меня совсем не знаешь… и кроме того, после смерти твоей жены еще даже и года не прошло», — сказала она. — «Я знаю, — возразил он. — Я знаю, что ты чувствуешь, малышка, но здесь время измеряется не неделями, месяцами и годами, а глубиной человеческого опыта. После ее смерти у меня ничего не было, кроме одиночества и боли в сердце». Затем он добавил, что уже сообщил о своих намерениях дочерям и кузине Элен Боне, которые одобрили его.

Эдит не дала окончательного ответа, разбив сердце Вильсона, по мнению Элен. Продолжая встречаться с Вильсоном, она выдвинула условие, что выйдет за него замуж, если он выиграет президентские выборы 1916 года…

В сентябре во время автомобильной прогулки по парку Рок-Крик она вдруг положила руку ему на плечо и сказала нежно, что если он еще не отказался от своего предложения, то она его с радостью принимает. Вильсон был в восторге. Он писал другу: «Она как особый дар небесный вошла в нашу жизнь… Я приобрел дорогую мне спутницу, которая поможет мне быстрее преодолеть невыносимое одиночество, окружавшее меня в трудные месяцы этой ужасной войны». Эдит опасалась, что объявление о свадьбе отрицательно скажется на президентских выборах 1916 года. Поэтому они обручились тайно, сообщив лишь членам семьи.

Двое советников Вильсона, его зять Уильям Мак-Эду и полковник Эдвард М. Хаус предупреждали президента, что может произойти скандал, если общественность узнает о тайной помолвке. Они напомнили Вильсону о попытках прессы устроить скандал из-за знакомства с Мэри Пек.

Желая отодвинуть срок свадьбы Вильсона, они сфабриковали письмо, в котором говорилось, что миссис Пек готова придать огласке роман с президентом, если он женится на Эдит Гальт. Мак-Эду поставил президента в известность об этом письме. Вильсон сомневался, что миссис Пек могла опуститься до такой подлой лжи, но попросил доктора Грейсона предупредить Эдит о возможных сплетнях. Если она поверит им, он готов разорвать помолвку. Это было драматическое решение глубоко оскорбленного человека. Эдит провела в раздумье всю ночь, не зная, что ответить Вильсону, а утром написала ему длинное, трогательное письмо, решительно заявляя, что в трудную минуту жизни она на его стороне, несмотря на нападки лживой прессы. Посыльный доставил в Белый дом письмо, которое приняли, но не распечатали. С большим нетерпением Эдит ждала ответа. Через три дня у нее дома вдруг появился доктор Грейсон и попросил сейчас же приехать к президенту, так как он очень болен, «не говорит, не спит, не ест», и только Эдит в состоянии помочь ему, но подчеркнул, что пришел по собственной инициативе. Она медлила, ей было о чем подумать, так как Вильсон не ответил на ее письмо.

Но все же Эдит отправилась в Белый дом. Президент лежал в затемненной комнате, похудевший и бледный. Когда она подошла к его кровати, он протянул ей руку, которую она пожала. Это было символическим выражением их единения. Он указал на запечатанный конверт. У него не хватило мужества прочитать письмо из-за страха получить известие о расторжении помолвки.

Чтобы избежать сплетен, они решили приблизить срок свадьбы. 6 октября было объявлено о помолвке президента. Вильсон лично отпечатал на машинке текст объявления. Свадьба Вильсона и Эдит Болинг Гальт состоялась 18 декабря 1915 года в доме Эдит. На торжество, которое носило частный характер, был приглашен лишь небольшой круг друзей, около 40 человек. Эдит было 43 года, Вильсону почти на 16 лет больше. Для американской прессы эта свадьба стала сенсацией. После Джона Тайлера и Гровера Кливленда Вильсон был третьим президентом, женившимся во время своего правления.

Венчали их два пастора: один, как и Эдит, принадлежал к епископальной церкви, другой к пресвитерианской, членом которой был Вильсон. На Эдит было черное бархатное платье и черная шляпа с белыми полями. После свадебного приема они отправились в двухнедельный отпуск в Хот-Спрингс, в Виргинии, что сохранилось в тайне.

Хотя президент Вильсон просил не присылать ему никаких свадебных подарков, из многих стран и от многочисленных американских организаций поступили поздравления. Три девочки из Калифорнии прислали Эдит маленький слиток золота, из которого сделали обручальные кольца.

В начале 1916 года президент и его супруга возвратились в Белый дом. Эдит привела в движение всю резиденцию. На рассвете она поднимала президента и заставляла играть в гольф. Вильсон был послушен жене, как ребенок матери. Она называла его «тигром», живущим в клетке под названием Белый дом.

Биографы утверждают, что она давала Вильсону полное сексуальное удовлетворение. Вильсон и Элин имели отдельные спальни. С Эдит он спал в большой кровати Авраама Линкольна, которую перенесли в спальню президента.

Когда Эдит взяла на себя обязанности Первой леди, в Европе шла первая мировая война. С самого начала стало ясно, что Эдит может быть не только заботливой супругой, но и секретарем, ассистентом и даже советчиком президента. Вильсон ей полностью доверял. Он даже сообщил ей личный код, которым пользовался для переговоров со своими эмиссарами в зарубежных странах, неизвестный даже министру иностранных дел Роберту Лэнсингу. Каждое утро Эдит провожала супруга до кабинета и целовала на прощанье. А после обеда она сидела с ним в кабинете и слушала беседы, которые велись там. Вечером они просматривали важные государственные документы, читали, сортировали почту. Эдит выполняла обязанности неофициального помощника президента Соединенных Штатов.

Вильсон научил жену так приветствовать гостей на официальных приемах, чтобы не уставать, посоветовав, подавая руку, опускать средний палец, тогда можно избежать слишком крепкого пожатия.

4 июня 1919 года конгресс утвердил дополнение к конституции, дающее женщинам избирательные права. Вильсон поддерживал его, но натолкнулся на сопротивление парламента, одобрение которого было необходимо. После долгих дебатов документ был ратифицирован. Эдит не выносила суфражисток, боровшихся за предоставление женщинам избирательных прав, называя их «презренными тварями», а их цель считала «недостойной дамы».

Вильсон ежедневно общался с женщинами — с двумя сестрами, тремя дочерьми и женой, поэтому он очень хорошо понимал их. Он совершил беспрецедентный поступок, пригласив впервые в истории Соединенных Штатов на пост вице-министра женщину. В 1920 году Энн Эбот Адамс стала заместителем генерального прокурора Соединенных Штатов. На этом посту она была до 15 сентября 1921 года.

Вступление Соединенных Штатов в войну в апреле 1917 года привело к значительному расширению круга обязанностей Эдит как Первой леди. Чтобы подать пример другим женщинам, она шила одежду для армии, организовывала встречи с солдатами и офицерами. В Белом доме она держала овец и доходы от продажи шерсти отдавала Красному Кресту. Доверие президента к ней было так велико, что он допускал ее к участию в дискуссиях на военные темы и прислушивался к ее советам.

4 декабря 1918 года, после окончания первой мировой войны, Вильсон отправился в Париж на мирную конференцию. Он был первым президентом Соединенных Штатов, который пересек Атлантический океан во время правления. Вильсон настоял на том, чтобы Эдит сопровождала его. Она была первой женой президента, покинувшей Соединенные Штаты в этом качестве.

Эдит посещала лазареты, центры реабилитации, предприятия и солдатские столовые. В это же время она заботилась о супруге, заболевшем гриппом. В Европе Эдит встречалась с коронованными особами. На приеме в Букингемском дворце какая-то дама спросила ее, не принадлежит ли она к квакерам, а получив отрицательный ответ, пояснила: «Я думала, что вы относитесь к квакерам, потому что не носите диадему». — «Я бы с удовольствием ее носила, — возразила Эдит, — но мой муж не может этого себе позволить». Одна снобистски настроенная представительница «высшего света» отклонила приглашение миссис Вильсон, объяснив это сербскому послу тем, что та — простая американка. Сербский посол рассказал ей, что Эдит является потомком индейского князя Покахонтаса из рода Поухэтэн, и предложение было принято. Всю эту историю посол поведал Эдит. Вначале она возмутилась, а потом рассмеялась, заявив, что пошлет этой аристократке открытку с видом отеля Поухэтэн в Вашингтоне, а на обратной стороне напишет, что это дворец ее предков, на время войны ставший отелем для аций и Версальский договор, который натолкнулся на сопротивление сената. Тогда президент решил обратиться к общественности с просьбой поддержать его политику. Он предпринял поездку по Соединенным Штатам, несмотря на возражения Эдит, которая боялась, что после напряженной Парижской конференции муж не выдержит подобного путешествия.

С 4 по 24 сентября Вильсон посетил 29 городов и произнес 40 речей. Эдит, видя усталость супруга, его головные боли и приступы астмы, попросила прервать поездку: «Давай отменим все эти мероприятия и поедем отдохнем, хотя бы на несколько дней». Вильсон решительно отказался.

25 сентября в Пуэбло, штат Колорадо, президент перенес сердечный приступ. Поездка была прервана, и Вильсоны возвратились в Вашингтон. В течение нескольких дней состояние здоровья президента не улучшалось. Утром 2 октября Эдит заметила, что ее муж сидит на кровати и безуспешно пытается достать бутылку с водой, стоящую на туалетном столике. Она подала ему бутылку и увидела, что его левая рука свисала с кровати. «Я совсем не чувствую эту руку. Помассируй ее мне», — попросил он.

Когда Эдит начала массировать руку, он попросил проводить его в ванную комнату. К своему ужасу, Эдит заметила, что, делая шаг, он морщился от боли. Она оставила мужа и побежала вызывать врача. Вдруг услышала шум в спальне и вернулась. Вильсон лежал на полу без сознания. Это был второй, более сильный приступ. Консилиум врачей решил, что Вильсон должен остаться в Белом доме, так как в больнице его трудно будет уберечь от «стаи журналистов».

Через неделю Вильсон почувствовал себя лучше. К нему вернулись его духовные, но не физические силы. Несмотря на это, он хотел продолжить прерванную поездку и бороться за вступление США в Лигу Наций. Эдит была решительно против.

Вначале Эдит считала, что ее муж должен оставить пост президента по состоянию здоровья. Невропатолог, доктор Деркам, убедил ее в том, что это ни в интересах пациента, ни в интересах страны. Вильсона нужно оберегать от возбуждающих разговоров. Эдит согласилась с этим.

В течение следующих семи месяцев Вильсон находился в полной изоляции от внешнего мира. Заходили к нему только Эдит, доктор Грей Т. Грейсон и его личный референт, Джозеф П. Тумулти.

В воспоминаниях Эдит подчеркивала, что для нее всегда самым важным была забота о здоровье любимого человека и уже во вторую очередь забота о президенте Соединенных Штатов. Поэтому она прислушивалась к советам врачей и игнорировала подозрения и упреки со стороны политиков. Только один раз она воспротивилась указаниям врачей: когда они хотели оперировать ему мочевой пузырь. И оказалась права, болезнь прошла сама собой.

Ежедневно Эдит сортировала почту президента, писала краткие обзоры содержания, приносила их мужу в постель и передавала соответствующим лицам замечания и предложения президента. В своих мемуарах Эдит писала: «Лично я никогда не принимала никаких решений по государственным делам. Я иногда просто решала, что важно, а что нет, что можно предложить мужу».

В Соединенных Штатах постепенно распространялся слух, что на самом деле страной правит Первая леди. Но в действительности Эдит не принимала никаких политических решений и не стремилась к контролю правительства. Заботясь о здоровье мужа, она следила за тем, кто и по каким делам мог быть допущен к президенту. Это приводило к конфликтам в администрации, так как Эдит одним симпатизировала больше, другим меньше. Ближайших сотрудников Вильсона — полковника Эдварда Хауза и министра иностранных дел Роберта Лэнсинга — она не любила. Все без исключения должны были спрашивать у Эдит разрешения поговорить с президентом.

После разговора с сенатором Хичкоком она стремилась уговорить мужа пойти на компромисс и поддержать сомнения сената в отношении создания Лиги Наций. Но Вильсон не изменил решения и обвинил жену в предательстве. Эдит больно было слышать упреки мужа, и в дальнейшем она уже не касалась этой темы. Республиканцы атаковали Вильсона за то,что он отдал в руки жены всю политическую власть. Насмешливо они называли Эдит «миссис президент», а его нарекли «Первым джентльменом» Соединенных Штатов. Пресса писала о «регентстве миссис Вильсон», называя ее «регентшей», «управляющей делами Первой леди» и «тайным президентом».

Во время болезни президента Белый дом выглядел одиноким и вымершим. Однажды сенаторы Альберт Б. Фолл и Гильберт М. Хичкок посетили президента, чтобы убедиться в его дееспособности. Они говорили о политических делах. Сенатор Фолл заметил, что Эдит записывала весь ход беседы, и язвительно сказал: «Как я вижу, вы очень заняты работой». — «Да, — ответила она, — я делаю записи, чтобы потом не возникли недоразумения и неверные объяснения». После этой беседы сенатор открыто заявил, что в умственном отношении президент вполне здоров.

Для Вильсона явилось ударом, что в марте 1920 года сенат оказался ратифицировать Версальский договор. Состояние здоровья Вильсона начало медленно улучшаться. В апреле 1920 года он созвал первое заседание кабинета за последние полгода, но обдумывал и отставку. У Эдит не было бы никаких возражений, если бы не тот факт, что дом в Вашингтоне, куда они хотели переехать после окончания срока его президентства, не был еще благоустроен.

В какой-то момент Вильсон сомневался, не стоит ли ему в 1920 году выставить свою кандидатуру в третий раз, чтобы спасти участие США в Лиге Наций. Но Эдит настойчиво отговаривала его.

4 марта 1921 года чета Вильсонов переехала в собственный дом. Эдит была растрогана до слез, когда увидела толпу приверженцев мужа, ожидавших их. Она побеспокоилась о том, чтобы ее любимая мебель и прочие личные вещи были заранее перевезены в новую квартиру. Она уговорила мужа писать мемуары и старалась помочь ему в этом.

Книгу, которую ему так и не суждено было закончить, он посвятил своей жене: «Э.Б.В., которая поведала мне, в чем состоит истинный смысл жизни. У нее сердце не только верное, но и мудрое. Ее мысли не только свободны, но и полны воображений. Она учит и направляет, оставаясь при этом самой собой. Ее путь освящает глубокое, инстинктивно возникшее понимание веры и чувства долга. Ее способность сочувствовать во многом облегчает труд и процесс мышления и приближает к тому, что ищешь. — Вудро Вильсон». Эдит часто читала супругу вслух, устраивала в доме просмотры фильмов, играла с ним в карты. В субботние вечера они ходили в театр. Она просматривала почту, стараясь оградить его от неприятных известий.

В начале 1924 года было объявлено, что Вильсон при смерти. Перед его домом собирались толпы людей. Смерть наступила 3 февраля 1924 года в 11.15. Последним словом Вильсона было «Эдит». Самый упорный противник Вильсона по вопросу Лиги Наций, сенатор Генри Кэбот, был назначен в комиссию сената по организации похорон. Эдит написала ему, что его присутствие на похоронах мужа неуместно и она рассматривает его как persona non grata. Сенатор от участия в похоронах отказался.

Эдит пережила мужа на 37 лет и 328 дней. В эти годы она делала все, чтобы сохранить память о Вильсоне. Демонстративно постоянно посещала заседания Лиги Наций в Женеве. Она появлялась на съездах демократической партии в 1928 и 1932 годах. В 1960 году ее посетил некий господин, на автомобиле которого красовались лозунги, призывающие на выборы Никсона. Когда гость покидал ее дом, она сказала ему энергичным тоном: «Никогда больше не оставляйте возле моего дома машину с плакатами республиканской партии».

Хотя в январе 1961 года стояли сильные морозы

, миссис Вильсон приняла участие в церемонии приведения к присяге президента Джона Ф. Кеннеди. Тогда ей было 89 лет. Присутствующий на торжестве бывший президент Гарри С. Трумэн расцеловал ее.

Эдит Вильсон умерла 28 декабря 1961 года в возрасте 89 лет в Нью-Йорке от нарушения сердечной деятельности. В этот день она должна была принимать участие в торжественном открытии моста через реку Потомак, названного в честь ее супруга: «Мост Вудро Вильсона». Это была 105-я годовщина со дня рождения Вильсона.

Эдит похоронили в Вашингтоне в церкви Св. Иосифа рядом с мужем. Она оставила объемную автобиографию под названием «Мои мемуары». Над этой книгой она начала работать в 1927 году и закончила ее через 10 лет. Опубликована она была в 1939 году, чтобы, как говорила Эдит, чтобы предать гласности личную жизнь, рассказать о ней правду, которая так часто искажается плохо информированными людьми.

Источник: «Первые леди Америки»

biozvezd.ru

folle — с французского на русский

  • folle — / fɔl:e/ [lat. follis sacchetto di cuoio, mantice , per traslato poi testa vuota ]. ■ agg. 1. a. (med.) [malato nelle funzioni mentali e abnorme negli atteggiamenti e nei comportamenti] ▶◀ demente, dissennato, malato di mente, Ⓖ matto,… …   Enciclopedia Italiana

  • folle — ит. [фо/лле] follement фр. [фо/льман] безумно …   Словарь иностранных музыкальных терминов

  • folle — folle, follery obs. ff. of foal, foolery …   Useful english dictionary

  • folle — 1. folle [ fɔl ] n. f. • 1553; lat. follis « enveloppe »; cf. fou, follicule ♦ Région. (Normandie) Filet fixe à grandes mailles pour la pêche en mer. folle 2. folle → fou ● folle nom féminin (mot normand, de l ancien français fol, soufflet) Filet …   Encyclopédie Universelle

  • folle — fol, folle (fol, fo l ) adj. Voy. fou 1. fou ou fol, folle 1. (fou ou fol, fo l ) adj. 1°   Qui a perdu la raison. Être, devenir fou.    Par exagération. Être fou de, avoir pour ainsi dire perdu l esprit à cause de. Il est fou de joie. •   La… …   Dictionnaire de la Langue Française d’Émile Littré

  • folle — 1fòl·le agg., s.m. e f. AU 1a. agg., s.m. e f., che, chi è privo di senno, pazzo: il dolore l ha reso folle, il delitto è indubbiamente il gesto di un folle Sinonimi: 1matto, pazzo, fuori di senno, malato di mente, mentecatto, squilibrato.… …   Dizionario italiano

  • Folle — Pour une définition du mot « folle », voir l’article folle du Wiktionnaire. Folle Épisode de Angel Titre original Damage Numéro d’ép …   Wikipédia en Français

  • folle — fofolle folle …   Dictionnaire des rimes

  • folle — {{hw}}{{folle}}{{/hw}}A agg. 1 Che agisce senza senno e raziocinio; CONTR. Savio. 2 Di ciò che è fatto o concepito sconsideratamente: un azione –f. 3 (mecc.) Detto di organo ruotante quando gira a vuoto, senza trasmettere il movimento: ruota… …   Enciclopedia di italiano

  • folle — n.f. Homosexuel : C est une folle …   Dictionnaire du Français argotique et populaire

  • folle — folle1 pl.m. e f. folli folle2 pl.m. folli …   Dizionario dei sinonimi e contrari

  • translate.academic.ru

    Похожие записи

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о