Фэшн индустрия это – Нюансы фэшн-индустрии: к чему должен быть готов начинающий дизайнер

Содержание

Нюансы фэшн-индустрии: к чему должен быть готов начинающий дизайнер


«В индустрии моды заработок не ежемесячный, а сезонный»

IT-инструменты, которые использует Анна Есакова


Тот, кто решит заняться созданием одежды, будет уделять творчеству лишь 10% своего времени, предупреждает Анна Есакова, специалист в сфере fashion-бизнеса. В основном же ему придётся иметь дело с рутинными задачами – искать швей, контролировать производство, думать о продажах, продвижении и других вопросах. О том, с какими сложностями сталкивается любой начинающий дизайнер, Анна Есакова рассказала в своей авторской колонке.

Досье


Анна Есакова, кофаундер и куратор образовательных программ бизнес-школы 
Fashion Factory
. Закончила экономико-аналитический факультет МИФИ, после учёбы около 7 лет занималась международным производством марки Glance. Анна присоединилась к команде Fashion Factory в 2014 году. Её знания о том, как устроен бизнес в индустрии моды, помогли расширить линейку курсов и найти опытных лекторов. Сейчас в Fashion Factory действует около 20 образовательных программ, преподаёт порядка 200 лекторов, ежегодно прослушивают курсы около 3000 человек.

 

Смена вектора


Модная индустрия – это молодая отрасль, в которой сейчас только формируются правила игры. Ещё пять-семь лет назад fashion-рынок в России сводился к ателье с индивидуальным пошивом, именуемым домами моды, десятку независимых марок с собственными производствами и магазинами, и нескольким компаниями сегмента «масс-маркет». 


Кризис сменил ориентиры: порог входа в этот бизнес снизился, магазинам стало выгодно сотрудничать с местными производителями, с рынка ушли многие международные компании. На наших глазах мода превращается в бизнес со своими принципами, законами и сложностями. О последних и поговорим. 

Поиск производства


Первый серьёзный вопрос, который решает дизайнер – как выпустить свою коллекцию. Фабрик, готовых отшивать коллекции небольшими тиражами, сейчас в России больше, чем было три года назад. И разместить заказ на пошив, условно говоря, 10 единиц одежды теперь стало значительно легче. Но с оговоркой – преимущественно в Москве, Петербурге и центральной части России. Дизайнерам же из регионов приходится прибегать к услугам ателье и швей-надомниц. А это увеличивает себестоимость изделий. 


При выборе швейного цеха стоит сначала посмотреть, на чём специализируется предприятие, и со скепсисом отнестись к тем, кто может шить параллельно пальто и платья из шифона. 


Следующий шаг – это пошив тестового образца, желательно во всех размерах, и составление технического задания с последовательностью операций, схемами и фотографиями узлов (примерами того, как должны быть пошиты детали, какими швами и т.д.). В договоре, помимо всего прочего, нужно прописать штрафы за несоблюдение сроков и брак, а также обозначить, какие дефекты считаются браком. 


При выпуске следующих коллекций большой сложностью становится контроль качества и сроков исполнения, а также определение адекватной стоимости пошива. Самое оптимальное решение — оптимизировать работу с производством. При этом важно не только уметь экономить на пошиве, не потеряв при этом в качестве, но, самое главное, организовать процесс быстрого допроизводства. Так, можно отшить небольшую партию без риска, а если продажи пошли, то быстро дошить ещё. Это выгодно и с экономической точки зрения, и соответствует принципам устойчивой моды. 

Кассовый разрыв, о котором легко забыть


В индустрии моды заработок не ежемесячный, а сезонный. Распространённая ошибка тех, кто начинает заниматься производством одежды — вложить все средства в первую коллекцию. На самом деле, в начальный бюджет нужно закладывать создание и производство как минимум двух коллекций, и рассчитывать на реальную прибыль только через полгода. В противном случае – есть риск остаться без коллекции в следующем сезоне. 

Каналы продаж


Магазины, готовые брать у дизайнеров коллекцию под реализацию, и собственный онлайн-магазин – это тот минимум каналов продаж, с которого обычно начинают марки одежды. В идеале нужно стремиться к оптовым закупкам коллекций (что пока редкость для российских ритейлеров) и развивать собственные каналы продаж (для чего нужно вкладывать бюджет в продвижение). 


Как договориться об оптовой закупке вашей коллекции теми магазинами, с которыми уже налажено сотрудничество? Если коротко, то у марки должны быть модели, которых не хватает магазину, а для марки это означает – соответствие трендам, широкий модельный ряд, глубокий размерный ряд и выгодные условия закупки. 


Многие считают, что наличие собственного магазина для дизайнера или производителя одежды – это залог успеха. Но это не всегда так. Во-первых, нужно иметь довольно большой ассортимент моделей, чтобы «покрыть» площадь магазина. Во-вторых, правильно подобрать локацию, желательно в ключевом торговом центре. В-третьих, учитывать расходы на аренду, ремонт, работу, продвижение магазина. 

Коллекции, которые могут провалиться


Понимание о коммерческом успехе коллекции приходит с опытом. Важно найти баланс между задумками дизайнера и потребностями клиентов. Подписчики ваших страниц в соцсетях могут сколько угодно лайкать лукбуки в социальных сетях, но купят только, если вещь хорошо сидит и украшает человека. Конечно, есть ниши, например, зимняя одежда и женская одежда в стиле casual, в которых проще добиться высоких продаж, но и конкуренциях в них на порядок выше. 


Коммерческий успех первых коллекций просчитать сложно, это время для эксперимента и тестирования своих идей. Чтобы первая коллекция хорошо продавалась, дизайнеру нужно понимание своей целевой аудитории и её запросов, проработка посадки на людях разной комплекции, лёгкость в заказе онлайн и наличие бюджета на продвижение. 

Менеджеры, которые не имеют достаточно опыта


Уровень подготовки фэшн-специалистов сильно отстаёт от потребностей индустрии. И эта тенденция характерна не только для России, но и для всего мира. Как результат, нехватка кадров на рынке. Даже дипломированные дизайнеры зачастую не имеют никаких представлений о том, как устроена их работа в реальности. Толковых менеджеров и управленцев ещё меньше. Зачастую марки берут новичков и обучают на практике тому, что знают сами. Но без теории и представлений о том, как устроен рынок, опыт, приобретённый в одной компании, оказывается бесполезен в другой. 


Другая серьёзная проблема – нехватка швей. Закрытие профильных техникумов, низкая зарплата и изнуряющий труд сделали профессию непопулярной. 


Всё это привело к тому, что дизайнер должен быть готов плотно погрузиться во все процессы – от закупки материалов до поиска магазинов-партнёров. Предупреждаю, что творчество будет занимать 10% времени, всё остальное – операционная деятельность. 

Вместо резюме


Мода – это редкий бизнес, который действительно увлекает и затягивает. Но, несмотря на возникающие сложности, дизайнеры действительно наслаждаются и процессом, и результатом своей работы. 


Современным дизайнерам открыт весь мир, и некоторые отечественные марки уже выходят на международный рынок. Например, в выставках Pitti Uomo участвуют отечественные компании верхней одежды Krakatau, Shu, Arctic Explorer, GJO.E, а агентство Dear Progress каждый сезон организует шоурум  в Париже с участием российских марок. Они сделали российские марки интересными, заполучили доверие байеров и покупателей, наладили производственные отношения. Растёт новый рынок, и каждый может в нём развиваться и становиться лидером.



Читайте также: 


Как устроена дизайн-мастерская с размерным рядом от 2XS до 12 XL.
«Своё производство было ошибкой»: почему был продан бренд Nordwestfur
51 лайфхак фэшн-бизнеса: что нужно иметь в виду дизайнеру-предпринимателю.

13 февраля 2019

biz360.ru

Фэшн-индустрия: история и этапы развития

История моды очень богата и занимательна: еще в древние века уже придумывали различные фасоны одежды, создавали новые материи, добавляли новые элементы в волосы, аксессуары, украшения на шею, руки, уши. Бесспорно, модой больше интересуется прекрасная половина человечества, но и мужчины не уходят от нее далеко. Поэтому ассортимент модной продукции с каждым годом расширяется, а фэшн-индустрия работала и будет продолжать работать на человечество.

Мода как феномен

Известно, что мода относится к числу социальных феноменов, поскольку направлена на то, чтобы удовлетворять эстетические запросы общества. А модные вещи, в свою очередь, сами собой демонстрируют социальное положение своего владельца.

Моду как явление объяснили еще в начале двадцатого столетия, когда появился термин «просачивание». По мнению американца Торстейна Веблена и немца Георга Зиммеля, фэшн-индустрия изначально имела своей целью выделить из общей массы элиту, которая всегда старается отличаться от простых людей. Поэтому все новые течения появляются среди высшего класса, а средние и более низкие слои общества стараются подражать элитной прослойке и перенимают у нее любые новшества. Иными словами, модные тенденции «просачиваются» от верхушки вниз и перестают быть новинками, переходя в разряд «ширпотреба». Далее снова необходимо создавать что-то новое и модное, чтобы элита все так же выделялась. Идет процесс так называемого «цикла престижного потребления», который не прекращается.

Современная мода

На сегодняшний день классовые прослойки в обществе практически стерлись, но назначение моды осталось прежним – подчеркнуть принадлежность человека к той или иной социальной группе. Современная фэшн-индустрия создает вещи таких направлений, как молодежная мода, уличная, офисная и пр. При этом каждый человек способен подобрать себе одежду персональную, которая является способом самовыражения. Одеваясь модно и стильно, можно выделиться из толпы и продемонстрировать окружающим наличие вкуса и индивидуальности.

Исходя из этого, напрашивается вывод, что к модным вещам относятся только те, которые выставляются напоказ, демонстрируются.

Модные товары

Из общего числа товаров промышленного производства фэшн-индустрия содержит только те, которые считаются модными и удовлетворяют личные потребности человека. К ним относятся:

  • одежда,
  • аксессуары личного характера (сумочки, шляпы, наручные часы, пояса, чулки, перчатки и пр.),
  • косметика и парфюмерия,
  • украшения (ювелирные и бижутерия),
  • товары для дома (посуда, постельные принадлежности, белье, ковры).

Производством всего вышеперечисленного занимается определенный сектор экономики — так называемая «индустрия моды». Сектор этот включает изготовление и реализацию товаров. Здесь задействованы несколько отраслей легкой промышленности, среди которых следует отметить текстильную, парикмахерскую, парфюмерную, а также модельный бизнес. Как показывает статистика, со временем число модной продукции постепенно расширяется.

Тенденции в мире моды

Если ранее к модным вещам относились исключительно товары для прекрасной половины человечества, то в двадцатом веке эта тенденция преломилась, и мода коснулась мужчин тоже.

Примерно в это же время fashion-индустрия расширила круг модной продукции в связи с тем, что образ жизни изменился и стал публичным. Например, наши прабабушки и бабушки стирке не придавали особого значения, как и приему пищи. Сейчас же большинство из нас приобретают в магазине продукты питания и средства для стирки. Как результат – к модным товарам теперь относят практически все элементы персонального потребления, включая напитки, автомобили, мотоциклы, предметы мебели, канцтовары и пр.

Стадии развития модной индустрии

Выделяют несколько стадий развития, которые прошла индустрия моды. До конца девятнадцатого века такого направления не существовало, хотя понятие моды было. Начиная с 1890-х начинают свою деятельность производители одежды и аксессуаров, в процессе чего мелкий бизнес превращается в настоящее крупное производство. Выпускались даже модные журналы, где речь шла о трендовых вещах, которые принято носить в элитном обществе.

В 50-е годы прошлого столетия взяли курс на массовое потребление, а значит, требовалось прогнозировать модные явления. Появились фирмы, которые специализировались на анализе новинок и тенденций в мире моды. Масштабное производство модной одежды выдвигало свои требования – принимать решения о массовых закупках, выпуске и пр. Вследствие этого компании-производители готовых вещей уже зависели не только от «выдумок» модельеров, но и от изготовителей сырья. Позднее появилась система прогнозирования тенденций.

Разветвление моды

Начиная с 60-х годов двадцатого века происходят серьезные изменения – fashion (мода) разделилась на две ветви: «от кутюр» и «прет-а-порте». В этот период получили мировую известность такие модельеры, как Кристиан Диор, Юбер Живанши, Ив Сен Лоран, Коко Шанель и др.

В 90-е годы в модной среде появился термин «плюрализм», означающий отсутствие единого стиля и приверженность к дроблению на целый ряд различных направлений. Меняется скорость, с которой появляются новинки. Параллельно с этим мода «омолаживается», т. е. возможность покупать модные вещи появилась не только у богатых людей, но и у простой молодежи. Стилисты уже не имеют доминирующего влияния на моду, большей пропагандой занимаются известные торговые марки.

Следует отметить, что если до конца XX столетия модная индустрия затрагивала исключительно Европу, то в 21 веке мода приобрела глобальный характер, и дизайнеры из разных стран предлагают свои идеи. На сегодня уже имеет место быть огромное влияние восточных культур, и это отражается на товарах широкого потребления.

fb.ru

значение слова фэшн, что это за стиль в индустрии моды?

Молодые люди часто интересуются, что такое fashion. Итак, фэшн – молодежное заимствование английского слова fashion. Слово переводится как «мода». В русском языке слово является частью составных фраз, обозначающих работу модельера, показ мод, создание стильных образов.

Особенности моды

В 21-ом веке требования в моде становятся особенными. Наработанные правила перестают действовать. Тренды постоянно меняются, поэтому важно быть готовым к быстрым изменениям, остро реагировать на новое.

современная мода

Мода в 21-ом веке

Модная индустрия строится на модификациях, готовности пробовать себя в разных ролях и проявлять открытость к новому. Например, в женском гардеробе появляются мужские вещи, причем платья и юбки перестают быть популярными. Часто стильные образы предполагают выбор футболок, бомберов, свитшотов, брючных костюмов.

Фэшн-психология – наука 21-го века.

В действительности психология до сих пор не способна разгадывать личность по тому, в чем одет человек

Психология также не раскрывает секреты создания образов. Наука призвана изучать особенности восприятия одежды и ее понимания. Мода и стиль являются важной частью повседневной жизни, причем они вызывают социальные перемены, влияют на настроение в обществе, определяют возможности развития каждого человека.

Последние исследования доказывают: официальная элегантная одежда положительно влияет на абстрактное мышление, способствует улучшению финансового положения.

Что такое фешн (fashion)?  Мода, фешн-ритейл и фешн-макияж

По этой причине те, кто хотят добиться успеха в определенной отрасли, должны тщательно продумывать образы и правильно выбирать вещи для гардероба.

Наука также подтверждает: бренды предлагают инклюзивные вещи, улучшая жизнь общества

Например, люди с ограниченными физическими возможностями часто выбирают спортивные вещи для удобства, но сталкиваются с отсутствием понимания из-за гардероба, физических особенностей. 21 век – время перемен, поэтому бренды должны предлагать стильную одежду для людей.

Также нужно знать, что «фэшн из май профэшн» значит безвкусие или смешной образ, непонятный стиль. Появление таких фраз подтверждает серьезное влияние моды на жизнь каждого человека.

Особенности развития фэшн-ритейла

Фэшн ритейл связан с эффективной продажей стильной современной одежды. Это помогает людям создавать стильные образы с учетом особенностей образа жизни, личных предпочтений. Продавец-стилист оказывает следующие услуги:

  • ненавязчивая и полезная помощь в выборе вещей с учетом пожеланий клиента, пониманием персонального стиля;
  • подбор подходящей одежды, вне зависимости от имеющегося ассортимента вещей;
  • приглашение клиента в магазин при поступлении подходящей вещи.

Продавец-стилист проявляет индивидуальный подход к каждому клиенту, учитывая основы создания стиля, визуальной коррекции фигуры, работы с цветом одежды.

стилист работает над образом

Создание стиля

Особенности фэшн макияжа

Учитывая, что стиль fashion – это модный образ, представительницы прекрасного пола также заинтересованы в создании макияжа. Учитывают следующие отличия макияжа:

  1. Используется стойкая косметика. Косметические средства должны проявлять устойчивость к внешним факторам, одновременно подчеркивая красоту женского образа.
  2. Макияж поддерживает создаваемый стиль. При этом макияж не должен привлекать все внимание к себе. Женщина должна подчеркивать красоту и стиль выбранных вещей, аксессуаров, обуви.
  3. Предусмотрены разные техники макияжа. Вне зависимости от выбранного способа, особое внимание уделяется тону лица. Важно устранить следы несовершенств, усталости, жирного блеска.
  4. Допускается акцентирование глаз и губ для создания безупречного образа.

Каждая женщина должна «фешить», чтобы соответствовать стандартам красоты и реализовывать основные тренды моды или все-таки идти наперекор подобным нормам, проявляя индивидуальность. Женщины, как и мужчины, самостоятельно выбирают подходящий вариант.

модный женский образ

Фешн макияж

Особенности фэшн фотографии

Фотография и мода тесно взаимосвязаны, на этом должна основываться любая съемка. В последние несколько лет фэшн съемка приобрела особенности, отличающие ее от других жанров фотоискусства:

  1. Для качественного снимка требуется обязательная подготовка и часы съемки. Фотоискусство требует серьезных усилий, поэтому не все так просто, как кажется изначально.
  2. Каждая мелочь на фотографии приобретает смысл. Значение слова фэшн в 21-ом веке становится особенным. Это проявляется в моде и макияже, особенностях создания образов. Неудивительно, что каждый снимок приобретает смысл, акцентирует внимание на определенной социальной проблеме или важном вопросе. Непозволительными становятся лишняя тень, грязные пятна на вещах.
  3. На фотографии отражаются особенности характера, внутреннего мира модели. По этой причине уделяется повышенное внимание образу модели и окружающей обстановке. Внутренний смысл, посыл фотографии должен быть понятен каждому зрителю.
  4. Одежда, макияж, поза модели становятся значимыми. Основная задача – выделить снимок среди многочисленных других. Часто допускаются дерзкие и вычурные снимки, но это не значит, что фешен 21-го века обязательно будет таким во всех ситуациях.
  5. Свет в съемке играет важную роль. Он помогает строить интригу фотографии, диалог между фотографом и зрителем.
  6. Фотография должна быть связана с определенной вехой эпохи, передавать особенности настроения и развития, воплощать идеал времени.
  7. Любой снимок обрабатывается в графическом редакторе.

Каждый фотограф по-своему работает с моделью, но он должен помнить значение фэшн, чтобы подчеркивать стильный образ, передавать характер и настроение, делать акцент на актуальных трендах выбранной эпохи.

фэшн съемка

Фешн фотография

В наши дни существуют беспроигрышные тренды в съемке, которые могут означать определенное настроение, передавать характер модели:

  1. Линии макияжа становятся смазанными. Иногда используются нарочитые грубые дефекты. Например, яркую помаду можно смазать на щеки или подчеркнуть, как течет тушь. Это привлечет особое внимание к снимку, подчеркнет настроение хаоса и беспорядка.
  2. Часто делается акцент на спортивных формах. В наши дни становится популярным здоровый образ жизни. На этом строится фэшн индустрия и тематические съемки. Модель, обладающая подтянутыми формами и мышцами, может фотографироваться со спортивным инвентарем и в соответствующей одежде. Такие съемки проводятся на старом стадионе, дворовой площадки и даже в школьном спортзале.
  3. Использование масок. В модельном бизнесе принято делать акценты на личности и внутреннем мире модели. Однако маски закрывают лица, поэтому отмечается протест персонализации модных направлений. Маски частично или полностью прячут голову. Открытыми остаются только некоторые участки.
  4. Мокрые волосы и одежда. Такой эффект остается востребованным на протяжении нескольких лет. Влажная одежда выгодно подчеркивает формы модели. Мокрые волосы создают настроение протеста против стандартов красоты, стиля, моды.
  5. Сидячие позы в креслах или диванах. Обычно моделей фотографируют стоя, считая, что это красивее. Несмотря на это, можно фотографировать модель, которая вальяжно сидит в кресле или на диване, проявляя вызов для общества. Девушка подчеркивает свою независимость.
  6. Уличные съемки часто проводятся в неожиданных местах. Для этого выбирают старые городские улицы, районы с мусором, заброшенные дома. Основная задача – правильно создать нужный образ, сделать акцент на внутреннем настроении модели. Такая фотография становится противовесом для глянцевых снимков.
  7. В наши дни позволительно делать акцент на несовершенства фигуры и внешности: родинки, веснушки, неправильные черты лица. Если модель согласна, можно подчеркнуть несовершенство. Такие фотографии позволяют идти против стандартов красоты.
  8. Кукольные позы и сутулость смотрятся интересно на тематических фотографиях. Предварительно делают кукольный макияж для модели, выбирают необычную одежду. Иногда наблюдается нарочитое обезличивание персонажа. Считается, что такие фотографии подчеркивают, насколько значимой оказывается каждая личность.
  9. Пастельные тона и минимализм – это еще один тренд. Глянцевые журналы связаны с излишеством красок. Талантливые фотографы выбирают пастельные тона, неброскую одежду, минимум макияжа для модели. Даже фон может быть однотонным. Такие снимки отличаются от остальных.

что такое фешен

Fashion стиль

Зная, что в 21-ом веке фешен означает, можно продумать особенности создания стильного образа, подчеркивания внутреннего мира модели. С помощью моды и макияжа, фотоискусства часто удается акцентировать внимание на социальных проблемах в обществе, чтобы в дальнейшем с ними удавалось успешно бороться.

sunmag.me

5 секретов, которые скрывает от вас фаст-фэшн индустрия

Источник: The Huffingtonpost

Индустрия моды нынче поднимает вокруг себя много шума. Тут и перепроизводство, и откровенная сексуальная реклама, и гуманитарные проблемы, и ситуация с утилизацией отходов, и громкие судебные иски – этот список можно продолжать.

Гиганты индустрии тратят миллионы долларов на масштабные пиар-кампании, доходя до создания «сознательных коллекций» (Conscious Сollection – название коллекции H&M – прим. ред.) и перечисления выручки на благотворительность. Однако, несмотря на все эти усилия, правда одна – мода остается одной из самых грязных мировых отраслей. Вот что они скрывают от вас:

1. Модная индустрия умышленно заставляет вас чувствовать себя отставшей от актуальных тенденций спустя неделю после шопинга

Были времена, когда существовало всего два модных сезона: весна-лето и осень-зима. К 2014 году индустрия моды разделила год на 52 «микросезона». Изобретая каждую неделю новые тренды, «фаст-фэшн-индустрия» преследует одну-единственную цель – чтобы покупатели покупали как можно больше одежды и делали это как можно чаще.

Элизабет Клайн в своей книге Overdressed: The Shockingly High Cost of Cheap Fashion пишет, что цена «фаст-фэшн-товара» обычно намного ниже конкурентной цены, что приводит в действие бизнес-модель соотношения низкого качества и больших оборотов.

Клайн указывает на испанского ретейлера Zara, который первым применил принцип «фаст-фэшн», начав обновлять ассортимент своих магазинов дважды в неделю. На момент написания книги, по утверждению исследовательницы, H&M и Forever21 осуществляли ежедневные демонстрации новых моделей, а Topshop предлагал на своем сайте 400 новых вещей в неделю.

Поскольку дизайнеры создают новые образы каждые семь дней, на повестке дня у этих компаний умышленно заставлять покупателей чувствовать себя старомодными сразу после того, как они впервые надели какую-либо вещь.

2. Скидки на самом деле не скидки

Самые рачительные модники обожают зайти в магазины распродаж и выйти оттуда с вещами с дизайнерскими ярлыками, купленными за полцены. К сожалению, «остатки» или «нераспроданные вещи», которые, как нам кажется, мы покупаем, зачастую никогда до этого и не имели дизайнерского ярлыка.

«Вопреки общему представлению, одежда из центров распродаж никогда не попадает в обычные магазины и, скорее всего, была изготовлена совершенно не на той фабрике, где изготавливается «обычная» одежда», – сообщает Джей Холстайн в книге The Myth of  the Maxxinista.

В действительности агенты магазинов распродаж договариваются с дизайнерами о том, чтобы использовать их фирменные ярлыки на одежде дешевого пошива, произведенной на их фабриках, делающих низкокачественную одежду.

Популярная статья на портале Jezebel подтверждает: «Игра окончена: крупные бренды, такие как J. Crew, Gap и Saks΄Off 5th продают вам в своих магазинах распродаж не уцененный товар или вещи из коллекций прошлых сезонов. Вы покупаете кардиганы и штаны с узорами более низкого качества».

3. Ваша одежда содержит свинец и другие опасные вещества

По мнению Центра экологического здоровья, Charlotte Russe, Wet Seal, Forever21 и другие популярные «фаст-фэшн-сети» до сих пор продают кошельки, ремни и обувь, содержащие свинец в объемах, превышающих допустимые, несмотря на подписанное ими несколько лет назад соглашение ограничить содержание тяжелых металлов в своих товарах.

Статья в «Нью-Йорк Таймс» сообщает, что Центр экологического здоровья сосредоточен на сокращении содержания свинца в продуктах, которые покупают молодые женщины, потому что свинец, накопившийся в костях, может высвободиться во время беременности и причинить вред как матери, так и ребенку.

Контакт со свинцом также связывают с высокими показателями бесплодия у женщин, а также с увеличением риска сердечных приступов, инсультов и гипертонии. Многие ученые сходятся во мнении, что «безопасного» уровня контакта со свинцом не существует ни для кого.

Примесь свинца – это лишь добавка к пестицидам, инсектицидам, формальдегиду и другим известным канцерогенам, которые находят на одежде, которую мы носим.

4. Одежда сконструирована так, чтобы побыстрее развалиться

Гиганты «фаст-фэшн», такие как H&M, Zara и Forever21, озабочены прибылью и только прибылью. Их бизнес-модели зависят от желания потребителей, чтобы новая одежда изнашивалась – желания бессознательного, когда одежда разваливается после первой стирки.

«Такой магазин, как H&M, производит сотни миллионов изделий в год», – сообщила Элизабет Клайн Национальному общественному радио. – «Они делают низкую наценку на одежду и получают прибыль благодаря продаже моря одежды».

Почему это должно нас волновать? Потому что средний американец выбрасывает около 68 фунтов (около 31 кг., – прим. ред.) текстиля в год. Мы не говорим о той одежде, которую отдают благотворительным учреждениям или продают в комиссионные магазины. Эти 68 фунтов одежды отправляются прямиком на мусорные свалки. Из-за того, что большинство одежды сегодня производится из синтетических тканей на основе продуктов нефтепереработки, понадобятся десятилетия, чтобы эти изделия разложились.

«На некоторые вещи смотришь и понимаешь, что это полная дрянь. Просто дерьмо», – с таким заявлением выступил на Национальном общественном радио Саймон Коллинз, декан факультета моды Новой школы дизайна Парсона. – «И вы складываете эту вещь и думаете, что да, вы наденете это на субботнее мероприятие, и потом она скорее всего расползется».

5. Бусины и блестки свидетельствуют о детском труде

Отраслевые оценки предполагают, что от 20 до 60 % изделий шьется дома неофициальными работниками, о чем пишет Люси Сигл в своей книге To Die For: Is Fashion Wearing Out the World?

Хотя существуют машины, которые могут нашивать блестки и бисер так, чтобы они выглядели как ручная работа, они весьма дорогие, и фабрика пошива должна их закупать. Как утверждает Сигл, маловероятно, что иностранные фабрики будут инвестировать в оборудование, особенно, если эта одежда изготовляется для бюджетных «фаст-фэшн-марок».

Проведя собственное расследование, Сигл выяснила, что миллионы надомных работников, находящихся в отчаянном положении, скрываются в беднейших уголках мира, где «не разгибая спины, строчат и вышивают содержимое всемирного гардероба… в трущобах, где в одной комнате с ними может жить вся их семья».

Используя часто помощь своих детей, работники на дому шьют с максимальной скоростью, на которую они способны, до той поры, пока дневной свет позволяет им украшать и наводить блеск на одежде, которая в конечном итоге оказывается в наших шкафах. Сигл продолжает: «Они живут под постоянным гнетом, находясь под руководством комиссионеров, деспотичных посредников, которые платят им самые низкие зарплаты в швейной индустрии».

Как же стать более сознательным потребителем? Надо следить за новостями, покупать местное, покупать меньше, покупать бывшее в употреблении и шить на заказ.

Перевод с английского выполнен Мариной Леонтьевой специально для портала Матроны.РУ

www.matrony.ru

Фэшн-словарь — The Village

Мода и околомода, как и любая сфера деятельности, говорит на понятном только инсайдерам языке — где есть как профессионализмы, так и многозначные слова. В этом словаре модного новояза опущены обязательные для индустрии швейные термины, зато объяснены явления, поняв которые, разобраться в фэшн-изнанке будет проще.

Байер — это человек, который контролирует закупку ассортимента. Ему нужно знать по меньшей мере английский и итальянский, свободно ориентироваться в брендах и тенденциях, а еще понимать, для кого он работает. Байеры токийского Louis Vuitton, к примеру, выкупили больше половины совместной со Стивеном Спраузом коллекции, справедливо полагая, что кислотный принт быстро раскупится. Не очень опытный байер заполняет бумажки, тот, что не первый год в индустрии — посещает важные показы (у каждого магазина — свои таргеты) и лично отбирает подходящие модели. За размерную линейку отвечает также байер: в московский Chanel, к примеру, привозят большие размеры (среди клиентов — много бизнес-дам), а в Roberto Cavalli, напротив, нет ни одного платья 46-го размера. Сложнее всего формировать ассортимент в мультибрендах — поэтому лучшими московскими байерами заслуженно считаются работники Podium и Aizel.

Пример: «И для кого только байеры ЦУМа закупают Juicy Couture?»

Если по правилам, то винтаж — это когда вещи больше 50 лет, но она сохранила товарный вид и отвечает сегодняшним фэшн-требованиям. К примеру, сейчас особенное внимание уделяется линии плеча, поэтому черный блейзер Thierry Mugler из 80-х c поролоновыми подкладками считается винтажом, а еще каких-нибудь 5 лет назад не мог. Образцовый винтажный магазин — это нью-йоркский Ressurection, где продаются Chanel 2.55 какой-нибудь разорившейся оперной певицы и платья Пьера Бальмена (а не Кристофа Декарнена для Balmain). Позволить себе такую покупку может не каждый, но в последние годы образцом стиля считается мешанина — отсюда бесконечные дедушкины свитера с оленями, очки, как у Чикатило, и советские портфели с героями мультфильма «Ну, погоди!» — все это запылившееся барахло и секонд-хэнд -находкине должны, но почему-то тоже считаются «винтажом». 

Пример: «Майка Topshop, сумка Bershka, очки винтаж»

Ключевые образы коллекции или ее лейтмотив (какая-нибудь запоминающаяся деталь)- и есть гайд-лайн. Это каркас, смыслообразующий стержень показа — например, в прошлой летней коллекции Chanel гайд-лайном был звездочный принт, в нынешней Christopher Kane — шифоновые кружочки, делающие жакеты и платья хребетными и рельефными.

Пример: «Мне кажется, D&G сперли гайд-лайн у Chanel — и твид, и красно-белая полоска, очень похоже».

Икониной стиля называют тех, кто лезет вон из кожи для того, чтобы выглядеть моднее всех остальных: тщательно подбирает цвета и скурпулезно добивается ненамеренной небрежности или напротив, пытаются сделать собственную манеру одеваться неповторимой. Но, несмотря на все усилия, иконина стиля всегда выглядит идиотически —  потому что перестаралась. Распознать иконину стиля нетрудно — ее хочется спародировать и пошутить над ней злой шуткой. Другой признак — несокрушимая уверенность в себе.

Пример: «Эти розовые очки в пол-лица делают тебя икониной стиля»

Капсульная коллекция — это отдельная линейка, созданная в рамках бренда, чаще всего — приглашенным дизайнером или знаменитостью. Как правило (исключения вспомнить трудно), это маркетинг-фокус — во-первых, релиз капсульной коллекции придает бренду необходимую имиджевость — так, например, капсульная коллекция Кристофера Кейна для H&M несколько сближает масс-маркет-гиганта с лакшери-сегментом. Во-вторых — капсульная коллекция способна заманить случайных покупателей в магазин — из-за сотрудничества Comme Des Garcons с H&M (регулярно развлекающийся капсульными линейками) в магазин повалил народ самого разного достатка — даже тем, кто отоваривается только в Selfridge’s, хотелось отхватить немного Рэи Кавакубо для бедных. Наконец, капсульная коллекция дает бренду возможность быть лишний раз упомянутым в журналах и блогах — так, о бренде PPQ за пределами Англии узнали только благодаря капсульной коллекции Пичес Гелдоф.

Пример: «Я ничего не покупаю в Topshop, но иногда захожу туда посмотреть на капсульные коллекции»

Ласт Сизон — устаревший маст-хэв. То, за чем гонялись целых полгода, спустя несколько месяцев неизбежно выглядит невозможно немодным — взять хотя флюоресцентную пластмассу не шее, угги или туфли Louis Vuitton с дыркой в деревянной платформе.

Пример: «Резиновые сапоги мало того что уродство, так еще и ласт сизон»

Как правило, это маркетинговый трюк — раз сумки Gucci, признающиеся в любви Нью-Йорку, или кашне Alexander McQueen, вырученные деньги от продажи которого спасут деревце, могут вот-вот закончиться, нужно отложить все дела и успеть купить. Лимитированные линии крупных брендов — это, как правило, либо социально-проблемные проекты (по вседоступной цене — вроде футболок Marni с рисунками обездоленных африканских школьников за $50), либо бесстыдно роскошные вещи, фантастически накладные в производстве — например, Birkin с фурнитурой из белого золота.

Пример: «Футболка, конечно, ничего особенного, но зато лимитед эдишн»

Маст-хэв — это вещь, глядя на которую, можно поперхнуться — именно для такой фэшн-глянец не скупится на эпитеты ‘культовый’, ‘знаковый’, ‘правильный’ и ‘актуальный’. Термин выдуман редакторами моды, которые уверяют — у кого такой вещи (расшитого жакета Balmain с монструозными плечами, босоножек Spicy Louis Vuitton, ботильон Yves Saint Laurent из кожаной сетки с каблуком-стаканчиком для карандашей) нет, тот лох.

Пример: «Милый, ну ты не понимаешь, это же маст-хэв»

Ему может быть и 30, и 35 лет — а он всего-то вышел в финал «Русского Силуэта», продается в каком-нибудь шоу-руме за пределами Садового Кольца или дождался четырех абзацев в рубрике про новые имена в L’Officiel. Молодому дизайнеру никак не удается стать по-настоящему известным — по разным причинам; качество коллекций не всегда сердцевина проблемы. Некоторым удается всю жизнь прозябать в статусе «молодого дизайнера». 

Пример: «Я тебя познакомлю со своим приятелем, он молодой дизайнер, продает сумки в жж»

Поп-ап стор — это ритейловый лимитед эдишн. Поп-ап стор открывают на строго ограниченный период времени, скажем, на месяц, и об этом объявляется заранее. В Америке поп-ап сторы презентуют чуть ли не каждую неделю — магазины недолгого срока годности — это мощный катализатор консюмеризма. Открывать поп-ап стор нужно по особому случаю, приурочивая его к юбилею журнала (так, Comme Des Garcons подарил японскому Vogue поп-ап стор) или выпуску экспериментальнй коллекции (так поступил бренд Stussy). 

Пример: «Я такую классную сумку Chanel из коллекции Paris-Moscou видела вчера в поп-ап сторе в Подиуме!»

Реплика — фейк, но выполненный тщательно и аккуратно, пусть и из менее дорогих материалов. Между репликой и взаправду дорогой вещью можно не найти никаких внешних отличий, но у репличных туфель будет куда менее удобная колодка, репличное платье будет сделано не из итальянского шелка, а корейского полиэстра, а у репличной сумки будет фурнитура, на которой сильно сэкономили, и кое-как прикленные внутренние карманы. Но те, кто не избалован аутентичными куртками Moncler и кардиганами Missoni, разницу в качестве могут и не заметить — разве что покупая реплику, не стоит ожидать милых сердцу бонусов вроде мягкого мешка для обуви, флисового кофра или мини-каталога в фирменном конверте.

Пример: «Ты что, правда веришь, что у нее сумка Prada? Я тебя умоляю, это реплика»

Стилист — тот, кто подбирает одежду для фэшн-съемок или помогает с комплектами на бэкстейдже показа. Тяжелый труд стилиста (если у него нет ассистента, конечно) сопряжен с постоянной беготней по магазинам и требует физической выносливости и психологической устойчивости. Но чаще употребляется в отношении тех, кто никак не может определиться с родом занятий — вроде и одевается модненько, и общается с модненькими, а деть себя некуда.

Пример: «Ты его помнишь, сидел с нами весь день в Камергерском, он стилист кажется»

Тотал лук — образ, точь-в-точь скопированный с подиума, то есть комплект, составленный из одежды, обуви и аксессуаров одного бренда. Синоним плохого вкуса, и, как утверждают психологи, симптом закомплексованности.

Пример: «Видел вчера известную стилистку? Она вырядилась в тотал-лук. Деньги есть, ума не надо»

Регулярная писанина про одежду, похвальба любимым дизайнерам, кривые коллажи с поливора и селф-мейд фотографии про последние покупки — вот типичный фэшн-блог. У блоггеров поизбретательнее есть снимки фэшн-инсайдеров, аналитические заметки и релизы коллекций каких-нибудь Opening Ceremony. Когда покупка новой сумки Marc Jacobs, обсуждение с подружками Мирославы Думы и разглядывание i-D перестанут радовать, самое время заводить фэшн-блог.

Пример: «У меня много классных шмоток, надо сделать собственный фэшн-блог»

Когда редактор моды Грейс Коддингтон пришла на показ Givenchy в зеленом платье, все проглядели финальный выход Рикардо Тиши — болезненная любовь к черному вовлеченных в фэшн-индустрию кажется таким же привычным делом, как рассвет после темной ночи. На показах, кажется, свет можно вообще не выключать — из-за жакетов и платьев гостей первого ряда темно так, что хоть глаз выколи. Черный в сравнении с остальными цветами — все равно что Эмпайр Стэйт-Билдинг рядом с ТЦ «Европейский». А почему — объяснить так же сложно, как и отказаться от покупки девятитысячной черной юбки-карандаш.

Пример: «Черный — новый черный»

www.the-village.ru

Индустрия высокой моды: секреты профессионалов

Большинство людей представляет себе мир высокой моды как индустрию, где невероятно худые модели пытаются соответствовать требованиям строгих редакторов, получают огромные деньги и почти ничего не едят. На самом деле профессионалы индустрии моды — далеко не стереотипные манекенщицы, и в этом мире много людей, которые остаются без внимания публики. Именно они управляют тенденциями и могут поделиться секретами, которые не предназначены для всех.

Наценки на солнцезащитные очки

Вполне очевидно, что высокая мода предполагает не менее высокие наценки, тем не менее вы вряд ли задумывались о том, что больше всего цену завышают на солнцезащитные очки. Продажи дизайнерских очков предполагают наценку до 800 процентов! При этом практически все дизайнерские модели производятся одним из двух производителей, а ведь цена от бренда к бренду может быть очень разной. Сам модный дом, под именем которого выпускается аксессуар, не имеет отношения к этим очкам, ими занимаются посредники. Если хотите приобрести такую вещь, вы вполне можете купить ее на распродаже, это будет разумнее всего.

Опасность аутлетов

В аутлете нужно быть осторожнее. Можно подумать, что это очень хорошее место для покупки вещей прошлого сезона с большой скидкой. К сожалению, нередко вы получаете куда менее качественный предмет с именем дизайнера на этикетке. Дизайнерские аутлеты управляются отдельно. Для них используются менее качественные материалы и не такие удачные оттенки, а также откровенно устаревшие модели. Их не считают центром модного бизнеса, хоть они и приносят много денег. Дизайнерские вещи продаются в фирменных бутиках. Роскошные магазины покупают брендовые товары, но, как правило, в классических моделях сезон за сезоном. Словом, уникальные вещи, которые можно увидеть на подиуме во время показов, следует искать в бутике. Прежде аутлеты действительно были хорошим местом для распродаж, но теперь восемьдесят пять процентов товаров производятся специально для продажи именно там, так что качество заметно снизилось.

Перепады размеров

Задумывались ли вы, почему ваш размер меняется от сезона к сезону? Вполне вероятно, что вы просто подумали, что зимой слегка набираете вес. На самом деле причина вполне может быть в самих вещах. В модной индустрии крой и размер меняются из года в год. Всегда примеряйте вещи. Не стоит думать, что если что-то подходит вам в этом сезоне, то тот же размер подойдет вам в следующий раз. Дизайнерский подход меняется, эстетические решения становятся другими. Из-за этого размер на этикетке может ничего не значить. К тому же у каждого бренда свои размерные линейки, нет стандарта для всех. Выбирайте то, что вам нравится, то, что хорошо на вас сидит, не вдумываясь в конкретный размер.

Устаревшие тренды

Вам наверняка знакома такая ситуация: вы покупаете замечательные джинсы, но очень скоро они уже просто лежат в шкафу. Куда исчезает магия модных вещей? Так все и задумано! Прежде мода делилась на два сезона: осенне-зимний и весенне-летний. Теперь каждую неделю появляются новые тенденции. Индустрия делает все, чтобы ваши вещи казались устаревшими, тогда вам захочется купить еще новинок.

Правда о модельном бизнесе

Жизнь модели может показаться достаточно интересной. Нужно путешествовать по всему миру в окружении красивых людей, публикуя впечатляющие фотографии в социальных сетях! Впрочем, у мира модной индустрии есть и темная сторона. Очень многие модели сталкиваются с сексуальными домогательствами. Кастинги безопасны, если проходят в профессиональной обстановке, к примеру, в редакции журнала. Тем не менее могут возникнуть и проблемы — некоторые ведущие представители бизнеса рассчитывают на доступность моделей. Девушкам приходятся решать, готовы ли они отказаться от своих принципов ради карьерного роста. Если модель совсем юная, это может быть проблемой. Не все девушки знают, как заступиться за себя, что приводит к трагичным последствиям для них.

Маленькие зарплаты

Несмотря ни на что, трудно сочувствовать моделям, потому что вы просто не знаете, как мало они зарабатывают! У них нет стабильного дохода. Никогда не известно, когда придет следующий чек. Предсказать будущее нельзя, нет никакой безопасности, социального страхования или отчислений в пенсионный фонд. Обычно за работу над каталогами платят хорошо, но в мире высокой моды заработки могут быть достаточно маленькими, а иногда они практически отсутствуют. К примеру, модные показы полезны для портфолио, но денег за них практически не платят — иногда просто разрешают взять себе одежду. Работать на неделе моды и приносить дизайнерам состояния, а взамен получать одежду? Не слишком справедливый подход, о котором большинство людей даже не подозревает.

Моделям надо быть слишком худыми

Пожалуй, это самый неприятный секрет модной индустрии: в мире высокой моды манекенщица не может быть слишком худой. Ситуация крайне мрачная. Многие модели настолько истощенные, что ежедневно теряют сознание. Проблема в том, что дизайнеры требуют от моделей невероятной худобы, чтобы им подходила одежда, но совершенно не задумываются о том, что девушки голодают. Это тревожный замкнутый круг: девушка сбрасывает несколько килограмм, ее хвалят на кастинге, она решает худеть еще и никто ее не останавливает.

Искаженные фоторедакторами снимки

Когда модели слишком худые, фотографии редактируют в «Фотошопе», чтобы девушки казались более здоровыми. Это распространенная практика. Многие модели выглядят на снимках слишком истощенными. При этом тенденция никого не волнует. Ретушь позволяет исправить снимки, и в результате манекенщицы кажутся достаточно привлекательными. В реальной жизни истощенное тело вовсе не кажется соблазнительным. Торчащие кости, тусклые волосы, темные круги под глазами — все это скрыто от глаз посторонних, и бороться с такой ситуацией никто не спешит.

Обманчивое качество аксессуаров с камнями

Еще одна сфера модного мира, где кроются тайны, — аксессуары и украшения. Покупатели даже не представляют, откуда доставляются драгоценные камни. Оказывается, 95 процентов рубинов и сапфиров не являются натуральными. Не стоит думать, что драгоценные камни добываются в шахтах. Нередко камни создаются синтетическим образом, и по химическому составу и структуре они не отличаются от натуральных. Они оказываются дешевле.

Негативное воздействие на окружающую среду

Модный мир нацелен на роскошь и изобилие, а окружающая среда никогда не была в списке приоритетов. Дизайнеры стараются использовать более экологичные материалы, но десятки лет неправильного подхода исправить сложно. Крупные дизайнерские бренды активно используют кожу, а выращивание скота сильно вредит природе. К тому же кожаные изделия обрабатываются химическими веществами. К счастью, сейчас ситуация постепенно меняется: для дизайнеров стало очевидным, что традиционные технологии уже не позволяют производить качественные и востребованные товары.

Вам не нужна высокая мода, чтобы обзавестись уникальными вещами

Богачи всегда обращались к индустрии высокой моды, когда им требовались уникальные вещи. Времена меняются. Теперь вы можете купить сделанные на заказ вещи и в интернете. Индивидуальный пошив и оригинальные модели уже не ограничены только производством модных домов. Рано или поздно это изменит лицо всей индустрии.

fb.ru

быть или не быть? – Ярмарка Мастеров

Многие российские дизайнеры, рассказывая о своем творческом пути, часто сетуют, что из-за отсутствия в России модной индустрии практически невозможно реализоваться в качестве модельера, создавая собственную марку, которая пользовалась бы широкой известностью. С другой стороны, представители немногочисленных российских компаний по производству одежды жалуются, что сегодня сложно найти дизайнера, ориентированного на массовое производство, а еще сложнее работать с приглашенной звездой, то есть с дизайнером, который уже создал коллекции под собственной маркой и представил их на одной из Недель мод. Подобные попытки предпринимались не раз, и неизбежно складывалась безвыходная ситуация: дизайнеры отдельно, бизнес отдельно. Султанна Французова и Евгения Островская прекратили сотрудничество с компанией «Ж». На пресс-конференции, организованной по этому случаю, Султанна Французова отметила, что этот разрыв связан с финансовыми трудностями, а также с неправильной, по ее мнению, маркетинговой политикой владельцев марки: «Одежда — это не обувь, на нее нельзя делать скидки в размере 30-50% в самый разгар продаж. Так можно поступать лишь со стоками». Ей также не нравится, что под ее именем для удовлетворения ажиотажного спроса на марку продавалась одежда, купленная на китайских рынках, а не разработанная в ее дизайн-бюро. «Мы приняли решение покинуть проект, у которого нет будущего», — говорит Султанна. Июньская новость о прекращении сотрудничества стала самой обсуждаемой в профессиональной среде.Уверенность дизайнеров в бесперспективности дальнейшей деятельности компании «Ж» радует и одновременно удивляет. В настоящий момент они приступили к самостоятельной работе, намереваясь представить новые коллекции под другими марками уже в августе этого года. Очень хочется надеяться, что карьера Султанны и Евгении будет и в дальнейшем складываться наилучшим образом. Их поклонники переключатся на новые магазины и будут покупать вещи, правда, по более высоким ценам. Как говорится, безумству храбрых поем мы песню. Необходимо напомнить, что до того, как Султанна Французова была приглашена в качестве дизайнера в компанию «Ж», она создавала коллекции для марок LO и SORTIE DE BAL. Однако только в «Ж» с ее «непродуманной маркетинговой политикой» смогли сделать из талантливого, но малоизвестного дизайнера бренд SULTANNA FRANTSUZOVA. С Евгенией Островской дело обстоит похожим образом, с той только разницей, что ее послужной список до компании «Ж» был еще скромнее.Данное событие подчеркивает основную проблему российского fashion-бизнеса: часто талантливые дизайнеры с интересными идеями плохо представляют себе, что такое коммерция. Проходящие в Москве и других российских городах Недели моды как нельзя лучше иллюстрируют это утверждение. Модельеры настолько сконцентрированы на творческом процессе, что почти полностью игнорируют коммерческий компонент. Для них не имеет значения, насколько успешно будет продаваться та или иная модель, а, следовательно, им не интересно рассчитывать цены, продвигать товар, запускать рекламные кампании. Их, таких талантливых, практически некому взять под свое крыло, как это происходит на Западе. Однако в случае, если это все же случается, на первый план выходят амбиции чудо-модельера, и ему становится неинтересно работать на какую-то компанию. Ведь это его идеи, его мысли, а следовательно, и все деньги должны быть его. Вместо того, чтобы постепенно, набираясь опыта, параллельно запускать свои собственные линии (именно такая практика наиболее популярна в Европе), наши дизайнеры предпочитают пробиваться самостоятельно. К сожалению, в большинстве случаев из таких попыток ничего не получается.Говоря о тех дизайнерах, которым удалось создать свой бизнес, необходимо упомянуть о Валентине Юдашкине. Он является, пожалуй, единственным модельером, кому удалось создать из своего имени бренд, под которым выпускаются несколько коллекций одежды и обуви, а также линия очков, ювелирные изделия и парфюмерия. Помимо Юдашкина, нашли свои ниши Игорь Чапурин, одевающий не только российских знаменитостей, Виктория Андреянова, выигравшая не один тендер на госзаказ, а также Денис Симачев.К сожалению, при описанном выше подходе мы обречены еще в течение долгого времени наблюдать интересные, но никому не нужные коллекции.Однако судить об уровне российского дизайна и состоянии этого сегмента рынка могут в первую очередь те, кто работает в этой области. О проблемах отечественного модного бизнеса рассказывают представители российских компаний и совместных предприятий.1. Как бы Вы охарактеризовали современное состояние российского модного рынка (в данном случае речь идет о рынке марочной одежды, созданной российскими дизайнерами)?2. Какие проблемы препятствуют успеху российских дизайнеров?3. Кто из российских дизайнеров «созрел» до полноценного производства?4. Многие известные модные Дома начинали как маленькие частные ателье. Такая практика широко популярна в Италии. Может ли дизайнер создать себе имя, поработав в известном Доме, а затем открыв производство под собственным брендом?5. Возможно ли подобное «восхождении» в России?6. Какой из двух вариантов в наибольшей степени актуален для России? Не могли бы Вы привести примеры из российской практики?7. Нужны ли какие-либо формы дополнительного финансирования начинающих дизайнеров? Если да, то какие?8. Какие способы для привлечения инвестиций существуют у российских дизайнерских компаний?9. Кто должен управлять бизнес-процессами: сам дизайнер или же нанятый менеджер?10. В какие моменты роста количественные изменения становятся качественными, и как решаются проблемы управления компанией на этих этапах?Кирилл Анцупов, директор по маркетингу «Волжской текстильной компании»1. Рынок дизайнерской одежды весьма неоднороден по ценовому позиционированию и бизнес-моделям, которые используются в текущей работе. Современное состояние российского рынка марочной одежды, созданной российскими дизайнерами, можно охарактеризовать как переходное от локальных проектов с нишевой дистрибуцией к более крупным форматам работы в массовых сегментах рынка.2. Успех — понятие не формализованное. Вероятно, успехом следует считать достижение целей, которые ставит перед собой дизайнер на определенном этапе. Некоторые российские дизайнеры (Зайцев, Юдашкин, Чапурин) добились успехов в творческом плане, в создании коллекций. Но если под успехом понимать широкую известность имени и марки дизайнера среди массовой аудитории, то проблемы начинаются с создания коммерчески эффективных коллекций для реального сегмента покупателей, продолжаясь в процессах внедрения и производства коллекций, логистике и дистрибуции, мерчандайзинге и брендинге. Затем эти проблемы сменятся: на первый план выйдут вопросы конкуренции, ускорения цикла создания и продажи модного продукта, повышения эффективности процессов, капитализации бизнеса. 3. До полноценного производства из российских дизайнеров дошли те, кому удалось найти выход на массового покупателя, наладить взаимодействие с крупными дистрибьюторами или торговыми сетями, стать организаторами или участниками крупных проектов. Наиболее известны развивающиеся проекты с разработанной коммерческой и производственной частью: VASSA, SULTANNAFRANTSUZOVA, KETROY, GLANCE.6. На мой взгляд, реальность сложно уложить в две схемы, но очевидно, что для развития fashion-индустрии в России не хватает отработанных бизнес-технологий, а также практиков с опытом работы по международным стандартам. Работа в известном модном Доме дает дизайнеру серьезный практический опыт и понимание внутреннего устройства индустрии моды, что позволяет эффективнее участвовать в крупных проектах или приступать к производству под собственным брендом.Среди российских компаний можно назвать такие имена, как VASSA и «Дригант».7. Для одаренных начинающих дизайнеров может быть весьма полезна помощь в закупке тканей и фурнитуры для создания серьезной премьерной коллекции и информационная поддержка на начальном этапе. К сожалению, в нашей стране недостаточно позитивного опыта при решении вопросов объективной оценки одаренности и адресного финансирования.8. Выбор пока невелик: коммерческий кредит или целевое финансирование в рамках бизнес-проекта. Оптимальной могла бы стать схема венчурного финансирования.9. В теории, более эффективным управленцем считается профессиональный менеджер. В реальной жизни возможны различные варианты управления бизнес-процессами — все зависит от конкретных людей и обстоятельств.10. Основной качественный скачок происходит при переходе от эксклюзивных и штучных изделий к пилотным партиям и тиражам изделий, выпускаемым на хорошо оснащенных производствах, которые затем представляются потребителям в современных форматах торговли. При этом процесс разработки, производства и продажи коллекций имеет непрерывный характер. Проблемы управления компанией на этих этапах должны решаться технологично, профессионально, эффективно и быстро. Именно в этом залог успеха проекта. Дарья Пикалова, консультант по вопросам маркетинга в индустрии моды1. Желающих много, а результатов почти не видно.2. Главная проблема состоит в несоответствии амбиций дизайнеров их собственным возможностям. Конечно, здесь важно, что именно конкретный дизайнер считает основным признаком успеха. Если для него успех — это узнаваемость, то на данном этапе развития рынка ему, возможно, достаточно научиться эпатировать публику и почаще мелькать на светских тусовках. Правда, успех такого рода ему будет сопутствовать лишь до тех пор, пока не появится кто-то еще более эпатажный. Если же под успехом подразумевается в первую очередь прибыль, то здесь слагаемых значительно больше. Наверное, главное условие состоит в том, чтобы осознать, что продажа дизайнерской одежды — это не бесконечный творческий процесс, а бизнес, где требуется не только талант, но и такие банальные вещи, как деньги, специальные знания, управленческие навыки и т. п. Рекомендую всем молодым дизайнерам критически отнестись к своим способностям в этом плане. А кроме всего прочего, модельеру просто необходимо понимание потребностей своей аудитории.3. На мой взгляд, создавать изделия, которые были бы восприняты широкими массами, гораздо сложнее, чем подиумные модели, так что тот, кто «созрел», тот давно уже работает с производством. В связи с этим мне сложно назвать какие-то известные имена: я считаю, что дизайнеры, работающие в успешных российских компаниях, по определению более профессиональны.4. Первый вариант теоретически, конечно, возможен — в любом случае, прежде чем открывать собственное дело, необходимо набраться опыта. Но возможно ли создать себе имя, работая в известном модном Доме? Не слышала, чтобы российские модные Дома каким-то образом пиарили своих молодых перспективных дизайнеров — это противоречит их целям. Поэтому я считаю, что в России таким образом сделать себе имя вряд ли кому-то удастся. Набраться опыта, обрасти клиентурой — это возможно, но не более того.5. Оба варианта имеют право на существование, но рассматривать их можно скорее не как стартовую площадку, а как ценный опыт. Здесь многое зависит от конечной цели, которую ставит перед собой дизайнер. Если он мечтает работать в мире «высокой моды», то для него, конечно, предпочтительнее второй вариант — стажироваться у известного мэтра и учиться, в том числе и на чужих ошибках. Если же цель дизайнера заключается в выходе на массовый рынок, то ему следует учесть, что ателье и Дома моды — это сфера индпошива, в которой не только своя, особая клиентура, но и особое распределение обязанностей в коллективе, специфическая технология кроя и изготовления изделий. Придя в массовое производство с этим багажом, дизайнеру придется многому учиться заново.7. Модельерам они, конечно, очень нужны. Другое дело, что у нас много «начинающих дизайнеров», но мало по-настоящему талантливых. Поэтому я считаю, что лучшей помощью были бы инвестиции в образование. Лично я была бы очень рада, если бы нашлись люди, готовые вкладывать деньги в образовательные программы для дизайнеров. Игроки рынка модной одежды были бы им глубоко признательны. Возможно, каким-то компаниям имеет смысл вкладывать деньги и в обучение конкретных студентов: главное — не ошибиться с выбором кандидатуры и образовательной программы.8. Если речь идет именно о дизайнерских компаниях, то я не скажу ничего нового — пока это в основном спонсорство в различных проявлениях. Замечательный метод продажи лицензий заработает, думаю, еще не скоро, поскольку в этом случае имя дизайнера должно быть известно широким, но лично я пока таких имен не вижу.9. Даже если этот дизайнер — гений во всех отраслях человеческой деятельности, каждый должен заниматься своим делом. В большинстве же случаев российские дизайнеры, до сих пор не понимающие, что в современном мире все решает не качество одежды, а совсем иные характеристики, продолжают витать в облаках, и требуется кто-то, кто временами спускал бы их с небес на землю. Нашумевший «развод» Султанны Французовой и Евгении Островской с компанией «Ж» (если, конечно, это был действительно «развод», а не новая PR-акция, в чем я не уверена) навевает грустные мысли о перспективах этих девушек. Кто знал их имена до тех пор, пока Буздин не занялся ими? Кто вспомнит о них года через три? Компания «Ж» без них обойдется, а вот проживут ли они без «Ж»? Ну, разве что найдут менеджера не хуже… Максим Агаханов, директор по имиджу компании «Энроф»1. С моей точки зрения, сегодня рынок российской марочной одежды переживает период, если можно так выразиться, раннего детства. Это уже не бессмысленное младенчество, когда мир познается исключительно на эмоциональном уровне («я хочу быть модельером!»), но еще и не стадия активного взросления, когда приходит понимание необходимости конкретных, обдуманных действий для получения желаемого результата («я хочу создать модную компанию»). Сегодня у российской моды имеются громадные амбиции и случайные инвесторы, но ей пока недостает опыта, профессионализма и четкого понимания того, что нужно делать, чтобы добиться успеха.2. Приятно отметить, что согласно закону перехода количества в качество обилие Недель моды и других модных проектов в России за последнее десятилетие наконец-то начало приносить первые ощутимые плоды. У нас появилось сразу несколько марок одежды, вполне созревших для полноценного производства. Среди дизайнеров, стоящих за этими марками, выделяются Дмитрий Логинов, Денис Симачев, Сергей Теплов, Алена Ахмадуллина и Ольга Ромина. Эти люди не только стоят в авангарде моды на внутреннем рынке, но и формируют лицо российской моды за рубежом. А по ту сторону их успеха стоит хорошо отлаженная бизнес-модель.4. Мне кажется, что если назвать «вырастание» ателье в крупный модный Дом «итальянским» путем развития, то все вышеперечисленные дизайнеры ведут свой бизнес именно по итальянскому пути. Каждый из них начинал с небольшого частного бизнеса и постепенно развивал его до полномасштабного производства. До сих пор, при необходимости, каждый из них может совершенно самостоятельно моделировать, кроить и шить. Боюсь, что в условиях отсутствия в российской моде полноценного маркетинга и PR молодой модельер вряд ли сможет сделать себе имя, работая на крупную компанию. Скорее, наоборот — крупные компании сегодня пытаются привлекать к себе интерес потребителей и СМИ, приглашая на работу молодых талантливых дизайнеров.7. Полагаю, что финансовая поддержка начинающих модельеров крайне необходима. Жаль, что в России эта система пока не работает. Без молодых дизайнеров модный рынок начинает стагнировать, а молодые таланты — это всегда свежая кровь. Это хорошо понимают за рубежом. Например, в рамках Лондонской Недели моды существует постоянно действующий грант, предлагаемый известным британским брендом TOPSHOP для проведения нескольких показов для молодых дизайнеров—участников. Финансовая поддержка крайне важна при создании первых коллекций, для проведения первых показов и громкой заявки о себе. Необходимо помнить, что и Джон Галльяно (ныне креативный директор DIOR), и Марк Джейкобс (креативный директор LOUIS VUITTON) тоже когда-то были молодыми дизайнерами и смогли добиться успеха именно благодаря своевременной финансовой поддержке.9. С моей точки зрения, в бизнесе всегда побеждает команда. История успеха всех крупных модных Домов последних десятилетий (GUCCI, PRADA, BURBERRY и пр.) говорит о том, что сегодня побеждает дуэт: талантливый модельер плюс талантливый управленец. Уже недостаточно создать уникальную вещь — эту вещь нужно еще и выгодно продать. Одежда в качестве произведения искусства интересует разве что коллекционеров. Те же, кто рассматривает моду как бизнес, всегда нацелены на массовые продажи. А продавать, и тем более массово — это тоже искусство. В моде, как и в любом другом бизнесе, важно, чтобы каждый занимался тем, что у него лучше всего получается: модельер должен моделировать, а менеджер — управлять. Это и есть профессиональный подход. Валерий Малоземов, и. о. генерального директора компанииBERSAGLIO1. Я полагаю, что этот рынок сейчас находится в стадии формирования. Появляется много интересных коллекций и новых имен; некоторые из них потом пропадают. Думаю, что этот период продлится еще некоторое время.2. Дизайнерский путь начинается с момента создания коллекции и ее презентации. Однако удачное начало вовсе не гарантирует дальнейшее процветание. Процесс развития зависит от множества факторов, и даже случайного стечения обстоятельств.3. Само понятие «производство» можно трактовать как угодно широко. Необходимо четко представлять, в первую очередь, стратегию и тактику продвижения товара. Успешность бренда на массовом рынке определяют тесно взаимосвязанные понятия себестоимости производства, логистики, маркетинговой стратегии, целевой аудитории, мест продаж и дистрибуции в регионах. Прежде, чем приступать к производству, необходимо тщательно проработать всю цепочку и создать долгосрочную программу развития.4. Думаю, что подобное невозможно. Настало время транснациональных корпораций, конкуренция усиливается. Остаются национальные бренды, но за ними часто стоят уже интернациональные финансовые институты и широкая география производства.7. В данной отрасли трудно привлечь инвестиции, поскольку модный бизнес сам по себе очень сильно зависит от личностного фактора. Если компания не имеет раскрученного имени или бренда, под которые можно привлечь инвестиции, то получить их будет практически невозможно.8. Управлять бизнес-процессами должны профессионалы. Модный бизнес — это такой же бизнес-процесс, как и многие другие разве что более элегантный. Только грамотная проработка каждого звена цепочки «разработка коллекции — производство — логистика — сбыт — маркетинг — обратная связь» позволит компании быть рентабельным предприятием и добиться на рынке значительных успехов.На этапе перехода количества в качество в компаниях неизбежно возникают проблемы. В такие моменты компании нередко находятся на границе краха. Управление компанией — это очень непростой бизнес-процесс, который необходимо правильно построить. В его основе лежит принцип делегирования полномочий и система контроля.
Мария Калинина, PR-директор компании GINGER1. Российский модный рынок находится в развитии. Можно назвать десяток имен, которые являются достойными представителями российского дизайна, но в большинстве случаев мы видим не всегда удачное копирование чужих идей.2. Мне кажется, что нам не хватает сильной дизайнерской школы в университетах. Российский дизайнер достаточно ограничен в своем профессиональном кругозоре — у него нет возможности узнавать о новинках в области новых технологий производства сырья, декоративной отделки. Далеко не каждый может позволить себе поездку на крупные выставки, чтобы получить информацию о новых тенденциях. Наблюдается также недостаток профессиональной литературы. Отсутствует заинтересованность государства в развитии данной индустрии.4. Хотелось бы, чтобы это стало возможным, но на сегодняшний день отсутствие экономической культуры и понимания важности этих процессов не дает возможности дизайнерам идти этим путем.6. Я могу привести в качестве примера работу дизайнеров нашей компании. Долгое время они работали над созданием детской и подростковой одежды и приобрели колоссальный опыт и знания. Дизайнеры — это творческие люди, им свойственно развиваться, не останавливаясь на достигнутом. Они создали собственное дизайн-бюро и сегодня готовятся показать свои идеи в области молодежного дизайна. Мы готовы предоставить для нашей молодежи тот образ, которого они ждут — стильный и удобный.7. Конечно же, финансирование необходимо. Если мы не создадим сильную дизайнерскую школу в российских университетах, то чего же нам ждать в будущем? Нужна постоянная поддержка и условия для развития. В России любят хорошо одеваться, и мы просто обязаны предоставить нашим потребителям красивую стильную одежду.8. Хорошие коллекции, в которые инвесторам будет интересно вкладывать деньги. Дизайнеры не всегда могут разработать грамотные коллекции, потому что во время обучения на это не обращается должного внимания.9. Конечно же, наемный менеджер, хорошо разбирающийся в fashion-индустрии.10. Это зависит от управленцев. Кто-то основное внимание обращает на количество, игнорируя качество, и наоборот. Анна Сироткина, директор по продукту и рекламе компанииFINNFLARE1. Рынок российской модной одежды сейчас находится на подъеме. Российской потребитель стал гораздо более разборчив и брендоориентирован. Причем, согласно статистике, основной рост наблюдается в сегменте middle и high-middle; люксовый сегмент в России имеет всего 10% потребителей. Развитие рынка, в свою очередь, подталкивает к активным действиям самих дизайнеров. Сейчас для них очень благоприятное время, чтобы заявить о себе. Через 3-4 года, когда рынок будет близок к насыщению, станет сложнее пробиться. В качестве примеров грамотного маркетинга и позиционирования можно привести выход на рынок таких марок, как KIRA PLASTININA, SULTANNA FRANTSUZOVA, SUNIE LI. У дизайнеров есть два пути для самореализации: пойти работать на бренд или создать свою собственную торговую марку. Естественно, второй путь сложнее, он требует серьезной финансовой поддержки, но, в отличие от первого, это гарантия определенной свободы творчества.2. На мой взгляд, у российских дизайнеров существуют две проблемы на пути к успеху, и самой главной из них является финансирование. К сожалению, без солидной финансовой поддержки просто невозможно добиться успеха. Участие в выставках и Неделях моды требует вложения значительных средств. Вторая проблема — это российская ментальность. Исторически сложилось так, что наш потребитель по части одежды отличается тягой ко всему импортному. Причем корни этой любви стоит искать не в советской эпохе, когда покупка заграничных джинсов считалась большой удачей и поводом для завистливых взглядов, а чуть ли не в пушкинские времена, когда все светские барышни покупали французские платья, шляпки и духи. Можно даже предположить, что эта тяга перешла уже на генетический уровень, и российским художникам приходится намного труднее, чем иностранным, тем более учитывая жесткую конкуренцию. Имя российского дизайнера по определению ценится ниже, и только единицы получают «доплату» за свой бренд.3. Здесь следует провести строгое разграничение. Существуют российские бренды, которые никак не привязаны к конкретному имени дизайнера, работающего на него. И их целью изначально было как раз наладить производство одежды в промышленных масштабах (SELA, INCITY и пр.). Данный путь наиболее безопасен как для дизайнера, так и для бренда. Первый не несет никаких финансовых рисков, второй всегда имеет выбор и не зависит от определенного имени. Что же касается независимых дизайнеров, то полноценное производство в промышленных масштабах, на мой взгляд, смогли наладить Кира Пластиниа и Султанна Французова.5. К сожалению, в Италии и во Франции у дизайнеров совсем другие возможности. Например, в Италии нет возрастного ценза на успех. Роберто Кавалли прошел длинный путь, прежде чем его платья стала носить знаменитости. Донателла Версаче долго оставалась в тени своего брата. У российских дизайнеров нет времени на художественные поиски. Карьеру надо делать как можно раньше. В Москве, например, невыгодно содержать собственное ателье — все равно понадобится определенный «жировой запас», чтобы заполучить хорошую клиентуру. Пожалуй, на начальном этапе самый безопасный способ для модельера — это устроиться на работу в известный Дом моды или крупную компанию. Приобретенные в процессе работы опыт и нужные знакомства впоследствии могут послужить неплохим стартовым полигоном для открытия собственного ателье.6. Можно выделить Валентина Юдашкина и Дмитрия Логинова, который долгое время проработал стилистом в известном глянцевом издании.7. Безусловно, нужны. Как знать, прославился бы гениальный Кристиан Диор, если бы не финансовая помощь магната Марселя Буссака? В России можно начать даже с образования. Сейчас уже никто не возьмет начинающего дизайнера в хороший институт дизайна только из-за его исключительного таланта. Было бы идеально, если бы ведущие Недели моды по образцу миланской мебельной выставки SALONE INTERNAZIONALE DEL MOBILE предоставляли площадки бесплатно или на льготных условиях. Кроме того, в России не так много возможностей проявить себя, поскольку интересных мероприятий, где молодые дизайнеры могли бы продемонстрировать свои таланты, организуется очень мало.8. Здесь нет проверенного рецепта, который бы гарантировал 100%-ный результат. Самый простой способ — взять кредит в банке, но он чреват многочисленными рисками. Другой способ — это нужные связи или привлечение инвесторов. Однако, к сожалению, никто не подскажет, как заручиться такой поддержкой. Я считаю, что единицы всегда смогут прорваться к вершинам успеха, даже не имея необходимой финансовой базы, ведь многое зависит от характера человека.10. Каждый должен заниматься своей работой. В истории мировой моды трудно найти примеры, когда художник был бы еще и грамотным управленцем и маркетологом — скорее, все происходит с точностью до наоборот. На мой взгляд, дизайнеру даже не стоит отвлекаться на управленческие вопросы. Разумнее сделать бизнес-процессы прерогативой наемного менеджера. У дизайнеров даже взгляд на мир отличается от рационального и практичного ума менеджера. Художник — это не профессия, а судьба. Если менеджер может четко разграничить свою работу и личную жизнь, то для художника это затруднительно. К тому же любой дизайнер понимает, что в современном мире невозможно достичь финансового успеха без четкой проработки и контроля бизнес-процессов. Можно даже сказать, что сейчас успех одежных брендов наполовину состоит из таланта художника и наполовину — из грамотного менеджмента. Крупные специалисты-управленцы тратят не один год своей жизни, чтобы постичь все тонкости бизнеса. Александр Греб, руководитель PR-службы компании RALFRINGER1. Мне кажется, что если говорить о российском модном рынке, то он пока еще только формируется. Число дизайнеров в России очень невелико, число известных модельеров – ограничено, а число российских, известных за рубежом, стремится к нулю.2. Причин (или проблем) много. На мой взгляд, главными из них являются «юный возраст» нашего рынка модной одежды, советское наследство (восприятие покупателями импортного продукта как более стильного, модного и качественного по сравнению с отечественным) и недостаточный уровень благосостояния потенциальных покупателей. Впрочем, все эти проблемы преодолимы, но без сформировавшегося рынка, без отечественных брендов, которые бы знали и покупали по всей России, российский модный рынок вряд ли состоится. Для того чтобы число дизайнеров увеличивалось, на их работу должен быть спрос. Компания, имеющая некий бренд и сеть продаж, приглашает конкретного дизайнера для создания коллекции. Пока таких компаний мало, и спрос на работу дизайнеров ограничен. В компетенцию дизайнера, в свою очередь, входит создание коллекции, а не производство, продажа и логистика. Иными словами, необходим отлаженный рынок с развитой инфраструктурой и набором определенных компетенций.3. Денис Симачев и Султанна Французова.4. Мне представляется, что практика роста из «частного ателье» все-таки уходит в прошлое. Поскольку в этом случае, повторюсь, на дизайнера наваливается бремя компетенций, в которых априори не должен быть силен. И уже хотя бы поэтому ему будет сложно конкурировать с известными модными Домами. Путь современного дизайнера проходит через работу в крупных компаниях, в известных Домах. Это позволяет модельеру приобрести те знания, которые пригодятся ему при открытии собственного проекта.5. Россия – страна талантливых людей, которые умеют работать и создавать. Я принципиальный противник той точки зрения, что мы-де изначально не умеем создавать коллекции, отшивать стильную, модную одежду и обувь. Очень даже можем. Вопрос в другом: когда это произойдет и что для этого нужно сделать?6. Я уже сказал, это все-таки второй вариант. С примерами я затрудняюсь. Сейчас, когда из «Ж» ушла Султанна Французова, у нас есть возможность посмотреть, получится ли у нее запустить собственный успешный проект, и оправится ли «Ж» после ее ухода.7.Я противник «дополнительного финансирования», поскольку считаю, что есть другие пути. Первый из них — помощь в обучении и стажировках, второй — помощь в формировании рынка. Будет рынок — будет спрос и на дизайнеров, и на их продукцию. Без сформировавшегося рынка финансирование дизайнеров не будет окупаться.8. Не представляю. Легкая промышленность на данном этапе развития нашей экономики — не самый востребованный сектор среди инвесторов. Быстрая окупаемость сдерживается высокой долей риска, и можно найти множество аргументов «против», чтобы не вкладываться в российских дизайнеров.9. Теоретически, кто-то из дизайнеров может быть «многостаночником», и одновременно гением маркетинга и организации бизнес-процессов. Но в большинстве случаев лучшим вариантом будет наемный менеджер.10. Полагаю, что проблемы начнутся при выходе на индустриальные мощности, когда «частное ателье» превратится в машину по созданию и продаже модных товаров. Когда перед дизайнером встанет задача подготовить к конкретной дате определенное число моделей, с учетом данных маркетологов и продажников, с учетом тех материалов, которые готов предоставить отдел снабжения. В этом случае творческий процесс во многом превратится в производственную рутину с массой ограничений, в результате чего интересы разных сторон компании не будут совпадать. Например, дизайнер придумал отличную модель, а в отделе продаж говорят, что такой продукт не будет продаваться. В какой-то момент дизайнер может просто хлопнуть дверью. Лиза Романюк, арт-директор Дома моды «Вемина»1. Модная индустрия в нашей стране существует по принципу «не благодаря закономерности, а вопреки ей». Многим российским дизайнерам пришлось преодолеть немало трудностей, прежде чем они достигли положительных результатов. Казалось бы, можно было не изобретать велосипед, а воспользоваться ставшими уже классическими наработками западных Домов моды. Однако добиться желаемого оказалось не так просто. К заветной цели многие российские бренды (в том числе и марка «Вемина») шли тернистым путем проб и ошибок. Даже из четырех отечественных Недель моды на сегодняшний день осталось только две. На Московской Неделе моды, как мне кажется, показывают свои работы наиболее успешные российские модельеры — те, кто уже известен на мировых подиумах.2. Сегодня наша главная задача — сделать все возможное, чтобы потенциальные клиенты избавились от стереотипа приоритетности западной одежды. Не секрет, что многие известные европейские марки отшиваются в странах Азии. Но наши мастера делают это несравненно лучше! А если к этому добавить великолепный крой и дорогие материалы при меньших ценах, то отечественные Дома моды должны быть на российском рынке вне конкуренции.4, 5, 6. Среди российских модных Домов лишь немногие «выросли» из ателье. Пятнадцать лет назад мне удалось создать собственную компанию. И с самого начала это был Дом моды, в котором действительно работали дизайнеры, которые позже смогли сделать себе имя.7, 8. Мы живем в рыночном государстве, где каждый идет к успеху своим путем. Единственный цивилизованный способ финансирования — это банковские кредиты. Разумеется, можно привлечь и инвестиции в виде партнерских отношений, PR-акций или спонсорства. Однако в данном случае есть вероятность потерять самостоятельность.9. В идеале, дизайнер или художественный директор Дома моды должен заниматься творчеством, а бизнес-процессы делегировать наемному менеджеру. Однако если художественный директор является владельцем Дома, то контроль бизнеса обязателен.10. Мода и, следовательно, fashion-бизнес, относятся к области искусства. Это творческий процесс, поэтому количество в данном случае не имеет права переходить в качество. Наоборот, благодаря качеству наступает потребность в спросе на изделия. Тогда растет и количество.
Людмила Норсоян, дизайнер марки «Куссо»Российский модный рынок переживает логически обусловленный период бурного роста — пройдены предыдущие стадии развития, от веселого недоумения к выбору собственного пути для каждого дизайнера и каждой марки. Мы наработали свой опыт, освоили опыт мировой индустрии, попутно интегрировавшись в международную схему «подиум — производство — поставка», познали бизнес-компонент моды, и, наконец, выстроили, каждый сообразно своим амбициям, стратегию и тактику прорыва «к звездам».Что нас может подвести на пути к успеху? Как ни странно, не пресловутые организационные и финансовые проблемы роста, и даже не привычная мания «самоуничижения паче гордости». Нас может подвести заразившая нас «базаровщина»: препарируя моду, как лягушку, зачарованные маркетингом и мерчандайзингом, мы утратили одухотворенную сущность волшебства, именуемого модой. Упущено нечто эфемерное, вполне осязаемо влияющее на историю человечества, низведено до уровня «продукта для потребителя». Но в эпоху, когда главным дефицитом становится тепло человеческих отношений, подобное отношение к моде не имеет будущего.Я бы осмелилась утверждать, что к промышленному производству идеологически готовы практически все российские модельеры — они талантливы, опытны, рациональны, и вполне в состоянии организовать и контролировать бизнес-процессы. Многие из нас начинали даже не с крохотного ателье, а в качестве частных мастеров, и лишь в процессе эволюции становились тем, что принято называть брендами. Пока рано говорить о становлении модельеров под сенью более маститого коллеги — слишком мало времени прошло, да и пути становления у нас еще не отработаны, здесь пока слишком силен личностный фактор. Наш модельер может даже проработать несколько лет в именитых Домах Европы, как Юля Далакян, но ведь она уже туда уехала зрелым мастером, и, я подозреваю, что Дом CAVALLI многое у нее взял. Или взять Михаила Пантелеева, уехавшего работать в YAMAMOTO. Он, безусловно, талантлив и профессионален, но пока еще не стал самостоятельным брендом. А гениальной Парфеновой и вовсе не нужны были никакие стажировки — она сама себе учитель и наставник.Начинающих дизайнеров во всем мире воспитывают одинаково — дают шансы проявить себя, привлекают прессу и спонсоров, предоставляют возможность стажировок и финансируют создание коллекций. Дальнейшее зависит от самого юного дарования, от его самодисциплины и ясности жизненной установки. Когда же дизайнер «дорастает» до необходимости создания собственного Дома или бренда, он неизбежно начинает поиск команды единомышленников и источников финансирования. Это вопрос сугубо индивидуальный, даже интимный, и нет смысла перечислять методы нахождения искомого — они общеизвестны и бесконечно обсуждаются. Зарождающимся бизнесом, в большинстве случаев, управляет сам модельер, и это абсолютно правильно — в дополнение к своим талантам, поняв базовые принципы управления и финансирования, испытав все прелести индивидуальных и мелкооптовых продаж, он сможет в будущем не только собрать компетентных специалистов, но и грамотно ставить стратегические цели и тактические задачи на любом направлении работы. В определенный момент профессионального роста модельер неизбежно должен сделать выбор и стать тем, кем он и предназначен быть самой судьбой — мозгом и сердцем своего Дома моды.

www.livemaster.ru

Похожие записи

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о