Фортуни мариано художник: Фортуны, Мариано. Все картины художника

Содержание

Мариано Фортуни - Все интересное в искусстве и не только. — LiveJournal

Он один из самых - самых испанских художников. Я им восхищаюсь. Мариано Фортуни вместе с Хоакином Соролла и Веласкесом образуют идеальное трио, которое меня очаровывает в образном искусстве этой страны. Это не умаляет множество других не менее важных имен, список которых не может возглавить никто, кроме Сальвадора Дали, Пикассо, Эль Греко, Раймундо де Мадразо, Гойи ... Во всяком случае, сделайте свой список по своему вкусу. Он будет хорошо подобран, независимо от того, какой вы сделаете)). Испания - бесконечный поставщик старых и новых имен в мировое искусство.

Мариано Фортуни и Марсал был настоящим новатором во всех своих произведениях. В масляной живописи его техника - точная, красочная и блестящая.
На это повлияло его мастерство в акварели – быстрое, нервное, точное, сделавшее ему имя. Он был великолепный гравер. И, наконец, страстный коллекционер антиквариата: собранные, найденные, отреставрированные им предметы теперь хранятся во многих музеях.

Но он рано умер, так рано – в 36 лет. Его жена, боясь, что интерес к Фортуно пропадет и она останется без средств, выставила все его наследие на два аукциона. И все ушло по непомерным ценам.

У Мариано была увлеченность восточно-восточными темами, историко - жанровой живописью. Но главным была его влюблённость в декоративную и роскошную ориенталистическую живопись, полную цвета и светимости. И в ней он Мастер.


Студия Мариано Фортуни в Риме,  работа Рикардо де Мадразо и Гаррета

Он родился в семье, полной художников, но его отец умер, когда Мариано был еще младенцем. Мать умерла, когда ему только исполнилось 6 лет. Его вырастил, дал образование и профессию – дед.  Именно дедушка поощрил его художественную карьеру, отдав его в учение художнику Доминеком Соберано.

У Мариано Фортуни и Марсала была короткая карьера, но он успел обрасти большим числом завистников, которые обвиняли его в академизме и склонности к конъектуре – писать на потребу буржуазии.

Он, да, был первым художником, по крайней мере, в Испании, который нанял дилера для продвижения и продаж своих трудов. Вот это и вызывало недовольство братьев по цеху. А еще неоспоримый, сильный и яркий талант Фортуни и Марсала. Но Фортуни заложил основы испанского импрессионизма, к которому позднее присоединится Соролла (Валенсия, 1863 - Мадрид, 1923).  Умерев, он стал мифом в своей стране – поговаривают, что он умер от магической атаки тертианского мага.

Ему была диагностирована малярия.

И последнее – он отец дизайнера и модельера Мариано Фортуни.

Мариано Фортуни художник- ориенталист. | Волшебная сила искусства

Совсем случайно встретились очень интересные работы испанского художника Мариано Фортуни.1838-1874гг.

       Его имя никогда мне не встречалось. Несколько картин привлекли моё  пристальное внимание.Его подлинное призвание - бытовой жанр.

              Но в своё время он был очень популярным.За короткую жизнь (художник прожил всего 36 лет) слава Фортуни успела достигнуть необыкновенных размеров — за любую его работу, от небольшой акварели или рисунка пером до сравнительно крупной картины, коллекционеры были готовы платить по нескольку тысяч франков.

        Превыше всего он ценил в живописи внешний блеск. Произведения мастера скорее поражают, чем трогают. Он схватывал остро, мгновенно, но неглубоко. И все же приравнять картины Фортуни к пустому, холодному искусству нельзя. 

О ХУДОЖНИКЕ.

Автопортрет.

             Фортуни родился в Каталонии (Испания) в семье столяра. У него рано обнаружились способности к рисованию, и девяти лет он начал посещать рисовальное училище, а с 1853 года учится в барселонской Академии изящных искусств. Уже в эти годы начинающего художника отличали необычайная работоспособность и страсть к рисованию.

                  В 1857 году, блестяще окончив Академию, Фортуни получает возможность на два года отправиться в Рим для дальнейшего образования, но судьба распорядилась так, что почти всю свою жизнь художник провел в Италии и лишь время от времени приезжал то в Испанию, то в Париж.

             В 1859 году, когда Испания начала войну с марокканцами, Фортуни получил от городского совета Барселоны предложение отправиться с войсками в Африку и собрать там материал для написания батального полотна о победе испанского оружия.

             В 1870 году была создана одна из наиболее известных картин Фортуни "Испанская свадьба".

 Испанская свадьба.1870г

  Фагмент .Испанская свадьба.

                Судя по костюмам, действие происходит в конце XVIII века в ризнице одной из церквей — просторной комнате, стены которой обтянуты тисненой кожей с поблекшей позолотой и украшены зеркалами в резных рамах. Здесь подписывается брачный контракт — господин средних лет с приметами бывшего щеголя женится на молоденькой, но, очевидно, небогатой девушке.

            Он склонился над столом, по-балетному поставив ноги, и прикладывает свою подпись там, где ему показывает одетый в черное каноник. Подобный сюжет можно было бы истолковать в драматических или сатирических тонах. Но не таков Фортуни: при всей точности обрисовки типажей действующих лиц главное внимание он обращает на колористическое богатство сочетаний костюмов молодой пары, родственников, свидетелей и подруг, особенно выделяя изящное белое платье новобрачной — предмет ее гордости.

                Справа на первом плане на скамье вдоль стены сидит тореро со своей дамой. Они не принимают участия в происходящем, а просто ждут своей очереди. Их сопровождают несколько кавалеров из свиты тореро в ярких национальных костюмах.

               В той праздничности, которую вносят в картину разноцветные шелка, цветы и веера испанок, их грациозные, горделивые позы, чувствуется влияние и даже, может быть, созвучие с некоторыми полотнами Гойи. "Испанская свадьба" имела необычайно громкий, даже для Фортуни, успех, говорили даже о новой эре в области жанра.

 Заклинатели змей.1870г.Музей им. Пушкина.

                 Картина  относится к жанровым композициям из арабской жизни. Свойственное живописи Фортуни сочетание ярких цветов, почерпнутых из колорита причудливо-пестрых восточных ковров, свободный мазок, мастерски выписанные аксессуары делают картину настоящей живописной феерией.

ДРУГИЕ РАБОТЫ ХУДОЖНИКА.

   Арабские развлечения.

Продавец ковров.

Le Factionnaire

Adelaida del Moral.

Viellard nu au Soleil

Одалиска перед зеркалом.

Одалиска.

Араб.

Арабский юноша.

Joven judía.

Цветы.

Старик.

Gitana

Хотелось бы узнать ваше мнение о художнике. 

Какую картину вы бы выделили?

Источники.

http://www.art-100.ru/text.php?id_texts=3865

http://www.bibliotekar.ru/slovar-impr4/129.htm

http://nevsepic.com.ua/art-i-risovanaya-grafika/13122-mariano-fortuny-y-carbo-1838-1874-205-rabot.​html

Мариано Фортуни-и-Мадрасо – биография и фото платьев

Мариано Фортуни-и-Мадрасо (исп. Mariano Fortuny y Madrazo) – 11.05.1871 – 03.05.1949 – выдающийся изобретатель и декоратор, великолепный художник и фотограф.

Мариано Фортуни родился 11 мая в 1871 в испанской провинции Гранаде. В семье, где все были связаны с искусством, и Мариано тоже мечтал стать художником. Его отец, Мариано Фортуни-и-Марсель, был известным живописцем, мать – дочерью известного испанского художника Раймундо де Мадрасо-и-Гаррета. Когда Мариано ещё не исполнилось четыре года, умер отец, и семья переехала во Францию, в Париж. С раннего детства уже было видно, что мальчик унаследовал талант своего знаменитого отца. Вскоре он начинает обучаться живописи.

Когда ему исполнилось 18 лет, семья покинула Париж и поселилась в Венеции. В дальнейшем оказалось, что Мариано обладал не только талантом живописца, но и другими разносторонними способностями: он преуспел в области фотографии, скульптуры и архитектуры. Помимо этого, Мариано заинтересовался тканями и красками, новыми способами нанесения рисунка на ткань. Это заставляет его экспериментировать с различными тканями – бархатом, шёлком и другими материалами.


Интерес ко многим видам искусства вызывает в нём желание путешествовать. Он ищет выдающихся творцов искусства. В Париже он знакомится с Рихардом Вагнером, немецким композитором, и едет в Германию, в город Байройт. Именно здесь, в Байройте, Вагнер построил театр для постановок своих опер. Как завороженный, смотрел Мариано на театр и всё, что в нём происходило.

Он загорелся возможностью вложить свой труд в жизнь театра и начал с правильного решения – чтобы добиться значительных успехов и результатов в задуманном, необходимо сначала изучить весь процесс, начиная от рождения идеи до ее реализации. По возвращении в Венецию, он решает нарисовать для Вагнера несколько сцен.

В театральных постановках Вагнера всё было взаимосвязано между собой – декорации, песни, танцы, музыка, архитектура, поэзия. Здесь царила особая атмосфера, где было место развернуться талантам Мариано.

Фортуни постарался вникнуть во все детали, связанные с постановками в театре. Он побывал в каждой театральной должности, начиная от осветителя, архитектора, художника-декоратора и заканчивая деятельностью изобретателя, а затем и директора театра.


Одним из самых выдающихся изобретений для театра явились его эксперименты со светом. Экспериментируя, Фортуни выяснил, что свет может изменять оттенок, отражаясь от разных поверхностей, а также интенсивность и некоторые другие свои свойства. Он сумел при помощи света и своих изобретений создать в театральной постановке любое «небо» – от заката до рассвета.

Его театральные изобретения позволили создать многое в мировой драматургии, однако имя Мариано Фортуни осталось в памяти потомков, благодаря его дизайнерским изысканиям.

Именно живопись помогла Фортуни научиться тонко чувствовать цвет. И это помогло ему в моделировании одежды и создании тканей. В какой-то мере этим занятиям способствовала и его жена, Генриетта Негрин, которая имела большой опыт в портняжном деле. Фортуни был увлечён древнегреческим и венецианским стилем, а унаследованная им от отца любовь ко всему азиатскому подвигла его на большие открытия в дизайнерском искусстве.


В начале 20-го века модернизм главенствовал во всех областях искусства. Семейная пара жила в собственном палаццо в Венеции. Почти все помещения были заполнены картинами: здесь были не только работы отца Мариано, но и работы многих других художников, которые коллекционировал его отец. А позже к ним присоединились картины, собранные самим Мариано Фортуни.

Мода совсем не интересовала Мариано. Почему же появились платья-шедевры? Он их шил ради искусства. Его убеждали основать собственный Дом моды, но не для него была эта затея – Мариано и в моде пытался изобрести что-то новое. Он был не только художником и фотографом, печатником и коллекционером, но и инженером-изобретателем, что заставляло его искать и экспериментировать.


Одним из первых экспериментов в 1906 году были, так называемые, «Кносские шарфы», или «кносские шали» – покрывало типа сари, которым в своих танцах прикрывала своё грациозное тело Мата Хари. Это было прямоугольное полотно с геометрическим узором, которое можно было обернуть вокруг тела, создавая при этом самые различные комбинации, не стесняющие движений. Простой шарф мог превратиться и в жакет, и в юбку, и в тунику. При создании всех своих вещей Фортуни, как настоящий художник, стремился подчеркнуть изгибы и формы женского тела. Поэтому он всегда был противником излишних украшательств, которые отвлекали взгляд от настоящей красоты.


В 1907 году дизайнер создаёт платье Delphos – «Дельфос», платье-тунику из плиссированного шёлка, ставшее бессмертным. Оно было признано произведением искусства и стало настоящим событием для затянутых в корсет женщин. Подобно платью античной статуи, подол платья тяжёлыми складками ложится на пол, создавая колоннообразный силуэт. Платье простого покроя, которое «…ничего не показывает, и ничего не скрывает…», свободно ниспадает с плеч, оно без вытачек и подкладок, мягко облегает фигуру и подчеркивает естественные линии женского тела.

Платье-туника становится платьем современных танцовщиц. Это было изобретение, на которое в 1909 году Фортуни получает патент. Вдохновлённый греческим платьем и эротизмом, Мариано Фортуни создал целую серию платьев Delphos. Платье соответствовало духу эпохи модерн, на него ориентировались многие дизайнеры, особенно его друг Поль Пуаре, а затем и японец Иссей Мияке. Появляется множество различных вариантов платья-туники: с длинными рукавами, с короткими, широкими рукавами или вовсе без рукавов.


Платья «Дельфос» имели рукава, которые напоминали крылья летучей мыши, широкий вырез горловины – «лодочкой» и шнурок, позволяющий регулировать плечи. Были платья по подолу украшавшиеся мелким венецианским стеклярусом, что являлось не только великолепным украшением, но в то же время и технической идеей – под тяжестью бусинок плиссированный шелк мягко струился вдоль тела и ниспадал, облегая фигуру, а не лежал, как попало.

Долгое время это платье женщины не могли отважиться надеть в качестве повседневного наряда. Это платье считалось «чайным» платьем, или домашним, в котором принимали гостей, причём в узком кругу. И только в 20-е годы, когда наряды обнажили женское тело «донельзя», дамы осмелились носить его вне дома. Платье приобрело статус вечернего наряда. Это был наряд необыкновенной красоты – плиссированный шёлк мерцал и струился, а его серебристый цвет менял свой оттенок в зависимости от освещения. Ведь никому другому так не было достаточно известно о свойствах освещения, как это было известно Мариано Фортуни.


Фортуни изобрёл метод плиссировки шёлка, который оказался весьма эффективным. Платья, созданные по этой технологии, секрет которой до сих пор остаётся нераскрытым, надолго сохраняют свою свежесть. Кроме того, эти платья не нуждаются в глажении, а в сложенном виде их можно поместить в маленькую коробку, что создаёт удобство во время поездки.

Мариано Фортуни экспериментировал не только с шёлком, но и бархатом. Он увлёкся набивкой рисунка на бархате, из которого шились платья, жакеты, накидки. Мариано сам лично изготавливал краски по старинным рецептам, изобрёл устройство для набивания рисунков, за что получил патент.


С 1909 года, открыв в Венеции демонстрационный зал, он продает свой текстиль и одежду. С 1920 года открываются магазины в Париже и Милане. Для Мариано Фортуни мода являлась частью искусства, не подвластной законам коммерческого рынка. В то время как многие современники Фортуни предлагали миру моды проекты, рассчитанные на определённый момент жизни и обречённые на постепенное угасание, изобретения Фортуни отличаются тем, что они вне времени, они не стареют. Элегантная простота, совершенный крой и необычный цвет – все эти элементы делают его изделия не просто предметом одежды, но и предметом искусства, в том числе и платье – Delphos.

До сих пор различные музеи мира и частные коллекционеры стремятся приобрести себе хотя бы одно такое платье и готовы отдать за него практически любые деньги. К слову сказать, на аукционах сумма может доходить до 40 тысяч долларов. Все модели Фортуни можно считать музейными экспонатами, настолько они ценны.

Сегодня в Венеции, в доме выдающегося человека, располагается музей. Этот дом Фортуни приобрел в начале 20-го века. Именно здесь он прожил большую часть своей жизни и сделал многие свои открытия. Этот дом он называл своим «мозговым центром». Теперь здесь часто проходят различные выставки.

С 1901 по 1933 год Мариано Фортуни получил 18 патентов на свои изобретения, причём, в самых разных областях.


Ткани Мариано Фортуни. Первая выставка легендарного художника-модельера в России. — Digital-журнал The Mood

Что бы ни означала для человека одежда — продолжение собственного я, способ самовыражения и сотворения образа или просто вещь, способную защитить тело и дать физическое тепло, — её создание является особым, полным нюансов и нуждающимся в знании процессом. Начинается он не с пошива, а с момента изготовления ткани — не менее важного для качества наряда, чем хорошие навыки портного. Большие модные дома и вовсе не работают с «готовой» тканью — они создают её сами, продумывая всё от состава до фактуры и дизайна. Наверное, об этом мало кто задумывается, но каждое существующее сегодня полотно (шёлк, плиссировка, набивные ткани и проч. и проч.) когда-то были созданы впервые и каждого есть автор-творец.

Иллюстрации к моделям платьев Мариано Фортуни

Таким был легендарный Мариано Фортуни — один из ключевых художников и модельеров 20-го века. Как ни странно, в России выставка Фортуни проходит впервые. «Волшебник из венеции» — совместный проект Эрмитажа и городских музеев Венеции. Коллекции работ, эскизы, выкройки и зарисовки модельера представлены в Главном штабе Эрмитажа на втором этаже. Всё, что он успел увидеть за свою недолгую, но яркую и насыщенную жизнь, — он воплотил в тканях. Через призму одежды этот удивительный человек воспринимал всё — разные страны, древние культуры, духовные ценности, человеческую ментальность — многообразие этого мира художник осмыслил и воплотил в искусстве создания костюма. Имя его широко известно в мире моды и искусства. Говоря о Фортуни, необходимо добавить, что он был не только художником и носителем редкого визуального восприятия, а модельером, фотографом, историком инженером — создателем в прямом смысле снова. Это открытиями и практическими методами пользуются до сих пор. История «волшебника из Венеции» очередное доказательство, что изучение наследия прошлого — не архаика, не узкоприменимые знания и не скука — а единственный способ угнаться за сегодняшним! днём и понять как всё устроено как самом деле. Говорить о тканях и строгой зависимости прошлого и настоящего можно вечно, поэтому ограничимся обзором полотен, которые особенно востребованы и объявлены тенденцией в текущем сезоне.

1.Исторические референсы. Ткань. Художники, модельеры и дизайнеры всегда обращались за вдохновением и знаниями к прошлому, но сегодня, когда мир моды, казалось, видел всё и удивить его нечем, просматривается тенденция возвращения «к истокам», классике, атрибутике, присущей ушедшим эпохам. Историки моды пророчат, что гобелен, бархат, набивные ткани — и другие элементы культуры патриархальным монархий останутся с нами ещё надолго. За создание особой «набивной» техники ткани как раз и стоит поблагодарить Фортуни. Увлечённый культурой народов стран, в которых ему довелось побывать, он попытался воссоздать текстуры костюмов прошлого. Источником вдохновения и кладезью древних сокральных техник создания костюма для художника служили совершенно разные эпохи: Ренессанс, исчезнувшие античные цивилизации, греко-минойская культура и Ближний Восток (Византия, Персия, Турция). Мастер лично участвовал в археологических раскопках, изучал музейное наследие и литературу и в итоге — воспроизводил текстуру, усовершенствовал её и преподнеся в материал своё. Всё созданное Фортуни появилось экспериментальным путём: он сам окрашивал бархат, тестируя различные комбинации красителей, а после, добившись нужного эффекта, выкладывал на ткани узор, — набивку. Получив впечатляющий результат художник никогда не останавливался — он продолжал развивать знания и технику. После изучения японской техники создания ткани он передал Европе навык трафаретного набивного рисунка. Что интересно, ткани его не оставались лишь тканями — создав материал художник немедленно приступал к созданию формы, художественного образа по личным эскизам. Уже в 1901-м году Мариано Фортуни представил модели женских нарядов, сшитые из собственных материалов из парчи, бархата и гобеленов, созданные по венецианской технике 14-15 века.

2. Исторические референсы. Фасон. Силуэт. Крой. Но не только материалы прошлого вдохновляли в вдохновляют по сей день создателей одежды. Как бы далеко не ушла современная культура — едва ли не каждый модный тренд — новые песни о старом. Греческие платья- туники, модели с одним плечом, рукава-фонарики и многое-многое другое, что по-разному обыгрывается в современных моделях из сезона в сезон — ничто иное как записки из прошлого. Проводником к этому самому великому прошлому во многом, опять же, послужил Фортуни. Он собирал информацию о моделировании, процессе пошива и крое одежды различных времён. В его коллекции представлены модели, вдохновлённые народными копскими, греческими, византийскими, арабскими и многими другими силуэтами.

1. ПлатьеDelphos Мариано Фортуни 1901 года. 2. Платье из коллекции Valentino весна-лето 2017 в греческом стиле

3. Вечная плиссировка. Из сезона в сезон на подиумах появляется плиссировка, поданная в классическом стиле или обыгранная совершенно по-новому — она не исчезает никогда. Создать качественную плиссированную ткань — не самая простая задача. Однажды Мариано Фортуни увидел в учебнике древнегреческие платья-хитоны и решил, что женщины современности заслуживают носить такую роскошь не меньше аристократок древности. Решил — и детально воссоздал ювелирную технику создания шёлковой плиссировки, тут же создав из неё едва ли самое знаменитое своё платье «Delphos». Наряд не подлежал стирке и хранился в скрученном состоянии в маленькой коробочке.

Сам Фортуни вовсе не считал себя модным дизайнером и увлекался по большей части процессом изучения фактуры прошлого и воссозданием её материальной формы в настоящем. Но его работы молниеносно становились культом и желанным объектом в самых передовых кругах. В его платьях на лучших вечерах и в лучших заведениях современности появлялись Айседора Дункан Сара Бернар, Наташа Рамбова и другие. Ревностное отношение к деталям и энциклопедический подход к работе сделали из Фортуни культовую личность в мире модерна и авангарда. И по сей день его инженерные открытия и особое художественное виденье служат вдохновение для модельеров современности.

Конспектируем в памяти яркий аксюморон — чтобы понимать настоящее и преуспеть в нём, необходимо постигнуть будущее, и отправляемся на редчайшую выставку тканей Мариано Фортуни в Главный штаб Эрмитажа. Успеть нужно до 13-го марта!

Государственный Эрмитаж представит выставку работ Мариано Фортуни

12 декабря 2016 г. Историк

 

Впервые в России Государственный Эрмитаж представит коллекцию предметов искусства Мариано Фортуне, известного итальянского дизайнера, вошедшего в историю как "Венецианский волшебник". 

 

 

Мариано Фортуни, "Венецианский волшебник"

 

Мариано Фортуни (1871, Гранада - 1949, Венеция) - художник, дизайнер, инженер и фотограф, одна из знаковых фигур в искусстве второй половины ХХ в., известный своими новаторскими разработками в моде и дизайне интерьеров. Страсть к искусству, художественный талант и жажду знаний Мариано унаследовал у отца, испанского художника Мариано Фортунь-и-Марсал, умершего довольно рано, но передавшего сыну творческий дар. Фортуни был плодовитым дизайнером, иногда сложно поверить, что он создал так много работ. У него было мало интересов за пределами его работы и творчества.

 

 

 

Отец художника, Мариано Фортунь-и-Марсал

 

Жемчужиной коллекции работ Фортуни является "Ваза Фортуни", выполненная еще отцом художника, страстно увлекавшегося антиквариатом. Альгамбрская испано-мавританская ваза с золотым люстром, датируемая второй половиной XIV в., попала в Эрмитаж в составе коллекции известного собирателя христианских памятников византийского и западноевропейского искусства Александра Базилевского, который в свою очередь выкупил реликвию у Фортунь-и-Марсала. Коллекцию Базилевского в 1884 г. приобрело русское правительство для собрания Государственного Эрмитажа. 

 

 

На выставке Фортуни в Эрмитаже. На переднем плане "Ваза Фортуни"

 

Выставка Фортуни в Эрмитаже организована руководством музея совместно с Фондом городских музеев Венеции (объединяющего 12 венецианских музеев), в лице его директора Габриэллы Белли. Фонд предоставил в пользование 174 предмета искусства, отобранных из дома и мастерской Фортуни, являющихся в настоящее время музеем художника, который находится в палаццо Песаро дельи Орфеи в Венеции. Помимо этого на выставке представлены предметы из частных коллекций Италии и России: шелковые ткани, выполненные по проектам Фортуни с соблюдением технологий эпохи ренессанса, платья и костюмы дизайнерского дома Фортуни, а также образцы средневековых итальянских и коптских тканей, античных статуй и керамики.

 

Выставка продлится до 13 мая 2017 г.

 

 

 

 

 

 

Эрмитаж облачается в платье от Мариано Фортуни и его фабрики

Накидка "Вог" и платье "Дельфос" Фортуни. Vogue. 1924. Фото: Государственный Эрмитаж

Творческая биография Мариано Фортуни (1871–1949) поражает разнообразием направлений и видов искусства, в которых проявился его талант. Даже для Belle Epoque, когда господствовал стиль модерн с его идеей синтеза искусств, такая разносторонность была редкостью. Модельер, дизайнер, сценограф, но и основатель фабрики тканей в Венеции, до сих пор носящей его имя.Сын известного в Испании художника-ориенталиста Мариано Фортуни-и-Марсала (1838–1874), он унаследовал от отца не только дар живописца, но и страсть к истории искусства.

Родители Фортуни собирали испано-мавританскую керамику, старинное оружие, персидские ковры, восточную чеканку и ткани.

Их увлечение стариной и Востоком не могло не оказать влияния на молодого Мариано. В конце ­1890-х он всерьез занялся набойкой тканей и изобрел свои технологии окрашивания текстиля и печати по ткани, где воспроизводил глубину и цвет старинных материалов. В начале 1900-х  дизайнер создал целую коллекцию парчи, бархата и гобеленов в венецианской технике XIV–XV веков. В Венеции до сих пор работает фабрика Фортуни, выпускающая ткани, в том числе по его эскизам и технологиям.

От производства тканей Фортуни перешел к созданию моделей одежды, сшитой из тканей собственной фабрики. В Венеции же он открыл свой  дом моды, клиентками которого были тогдашние звезды, в том числе танцовщица Айседора Дункан и актриса Сара Бернар. Они же популяризировали придуманный Фортуни фасон платьев в античном стиле. Специально для этого мастер разработал и запатентовал свой способ плиссировки шелка, позднее названный «плиссировкой Фортуни». Еще одним направлением деятельности Фортуни было создание абажуров из шелка — для этой цели он открыл вторую фабрику, которая действовала до конца 1920-х.

Понятно, что выставка в Эрмитаже не может объять необъятное, но представит главное: там будут авторские платья и ткани Фортуни, а также современная продукция его фабрики. Большинство экспонатов приедет в Санкт-Петербург из музеев Венеции, будут там вещи и из частных собраний. А еще ее украсит хранящаяся в Эрмитаже испано-мавританская ваза с золотым люстром, датируемая второй половиной XIV века, из коллекции семьи Фортуни. Ее приобрел один парижский антиквар, а в 1885 году в составе его большой коллекции она поступила в музей. Выставка обещает быть более чем зрелищной, поскольку, по замыслу ее куратора Татьяны Лехович, наследие художника будет выставлено вместе с итальянскими средневековыми и ренессансными тканями, античной скульптурой и восточной керамикой из собрания Эрмитажа.

Эрмитаж показывает выставку «Мариано Фортуни. Коллекционер. Художник. Кутюрье»

В коллекции Государственного Эрмитажа хранится шедевр, датируемый второй половиной XIV века. Альгамбрская испано-мавританская ваза с золотым люстром поступила в музей еще в 1885 году в составе коллекции парижского антиквара Александра Петровича Базилевского, в свою очередь приобретшего редкую вещь в семье Фортуни.

Провенанс вазы сохранился в ее названии. Славу же семье принесли два ее представителя — испанский живописец Мариано Фортуни-и-Марсала (1838–1874), чьи полотна пронизывала восточная экзотика, и его сын Мариано Фортуни-и-Мадрасо (1871–1949), великий декоратор ХХ столетия, инженер и фотограф, еще при жизни получивший прозвище «волшебник из Венеции». Несмотря на то, что его вещи хранились в нескольких крупных коллекциях в России, в Эрмитаже это первая выставка знаменитого мастера.

Фортуни родился в испанской Гранаде. В четыре года вместе с матерью переехал в Париж, а затем в Венецию, где начал экспериментировать с тканями и новаторскими способами их окраски и нанесения рисунка. Познакомившись с композитором Рихардом Вагнером, Фортуни приступил к работе над «Вагнерианским циклом», серией живописных полотен, а в 1900 году в миланском театре была постановлена опера Вагнера «Тристан и Изольда» с декорациями испанца.

Фортуни придумал так называемые кносские шали — покрывала с геометрическим узором, в которых блистали на сцене Мата Хари и Айседора Дункан, и платье-тунику дельфос из плиссированного шелка.

В 1909 году декоратор открыл в Венеции шоу-рум, где продавал свой текстиль и одежду. В 1920 году его магазины появились в Париже и Милане. Фабрика Fortuny, выпускающая ткани по эскизам и технологиям выдающегося испанца, по сей день функционирует на венецианском острове Джудекка. Ее современная продукция и стала частью дизайна выставки в Эрмитаже. Кроме этого, в экспозиции представлены сто пятьдесят работ (ткани, платья, театральные костюмы) из коллекции Музея Фортуни — дома и мастерской художника в палаццо Песаро дельи Орфеи в Венеции.

Чтобы провести историческую параллель яркому наследию Мариано Фортуни, Эрмитаж извлек из своих хранилищ итальянские средневековые, ренессансные и коптские ткани, античную скульптуру и восточную керамику.

Лампа стеклянная в виде вазы, расписанная разноцветными эмалями

Старинная ткань с арабским орнаментом | Старинная ткань с растительным узором

Старинная ткань с орнаментом

Ткань бархатная разноцветная с растительным узором по белому атласному фону
первая половина XV в.

Ткань зеленого цвета с узором с изображением герба увенчанного короной
XVI в.
Нидерланды, Утрехт

Гадалка | Чикагский институт искусств

Гадалка

Дата:

н.о.

Автор:

Мариано Хосе Мария Бернардо Фортуни и Карбо
Испанский, 1838–1874

Об этом произведении

Статус

В настоящее время отключено от просмотра

Отделение

Печать и рисунки

Художник

Мариано Фортуни и Марсал

Название

Гадалка

Происхождение

Испания

Дата

Даты работы художника 1858–1874 гг.

Средний

Офорт на бумаге

Размеры

110 × 170 мм (плита)

Кредитная линия

Коллекция Чарльза Диринга

Справочный номер

1927 г.3090

Манифест IIIF Международная структура взаимодействия изображений (IIIF) представляет собой набор открытых стандартов, обеспечивающих широкий доступ к цифровым медиа из библиотек, архивов, музеев и других культурных учреждений по всему миру.

Узнать больше.

https: // api.artic.edu/api/v1/artworks/44355/manifest.json

Расширенная информация об этой работе

Информация об объекте находится в стадии разработки и может обновляться по мере появления новых результатов исследований.Чтобы помочь улучшить эту запись, напишите нам. Информация о загрузке изображений и лицензировании доступна здесь.

знаменитостей XIX века на выставке в Далласе | Искусство и поиск

В кампусе SMU музей Медоуз продвигает свою новейшую выставку под ярким, привлекательным лозунгом «Fortuny Who?» Действительно, большинство людей не знают имени Фортуни и не считают Фортуни одним из великих художников.

«Даже несмотря на то, что сегодня в Америке мы ничего не слышали о Фортуни, его имя было нарицательным в художественных кругах при его жизни и сразу после нее», - сказала Аманда Дотсет, куратор музея Медоуз. «Есть замечательные цитаты из Парижа XIX века. «Вы должны увидеть картины Фортуни!» Он до некоторой степени оставлен безвестным, особенно в США.С. »

Мариано Фортуни-и-Марсал, испанский художник XIX века. Предоставлено: Музей Медоуз

.

«Фортуни: друзья и последователи» в музее SMU Meadows до 2 июня 2019 г. Подробности.

В музее Медоуз экспонируются работы Мариано Фортуни-и-Марсала из фильма «Фортуни: друзья и последователи». Акцент на «последователей». Выставка, представленная более чем 70 работами, отражает влияние Фортуни, которое многие художники называют «Фортунизмом». (Да, у него был свой -изм .)

Обладая статусом знаменитости 19-го века, Фортуни путешествовал со свитой, когда бывал за границей. В это окружение входили члены семьи Мадрасо, испанской артистической династии Фортуни, с которой женился Фортуни, а также художники Эдуардо Замакоис и Мартин Рико. Вместе они посетили Испанию и Северную Африку.

Потом были художники, которые не знали Фортуни лично, но определенно находились под его влиянием. Американский художник Уильям Меррит Чейз, также представленный на этой выставке из 23 художников, не получил возможности встретиться с Фортуни перед его безвременной смертью.(Он умер в 36 лет.) Вместо этого Чейз поехал в Венецию, чтобы встретиться с вдовой Фортуни, Сесилией.

«Значит, была глубокая близость [к Фортуни]. Часть того, что мы пытаемся показать здесь, - это такие отношения. Следовательно, почему это «друзья и последователи», - сказала Доцет.

«Миссис. Чейз и ребенок (я собираюсь увидеть бабушку) »Уильяма Мерритта Чейза. Эта картина предоставлена ​​Художественным музеем Сан-Антонио. Предоставлено: Музей Медоуз

.

Произведения Фортуни продавались как пресловутые горячие пирожки.«У него был очень известный торговец в Париже, который продавал его работы еще до того, как он успел их закончить. Это был своего рода его хлеб с маслом; это то, чем он был известен », - сказал Доцет. Искусство Фортуни ценилось дилерами даже в Америке. Вместо того, чтобы рисовать грандиозные исторические сцены, как академики его времени, Фортуни рисовал бытовые сцены. Когда мир искусства обратился к импрессионизму, его подход быстро завоевал популярность. Получив формальное образование, Фортуни также был известен своей техникой и артистическим мастерством.

Доцет сказал, что мы знаем, что Фортуни не хотел показывать свое искусство в знаменитых художественных салонах Франции. Фортуни хотел рисовать для потребителей, а не для академических кругов. На этом он нажил состояние (не каламбур).

«Мы знаем, что он прошел формальное обучение. Вначале он был очень талантлив. Он был вроде как в нужном месте в нужное время, - сказал Доцет. «Он был не только очень талантливым художником, но и сообразил, что можно рисовать определенные виды предметов, которые будут популярны - и разошлись.Мы знаем, что к моменту его смерти он был очень амбициозным и пытался немного оторваться от своего дилера ».

Доцет объяснил: «Сегодня мы говорим о музыкантах, которые подписывают эти ужасные контракты со звукозаписывающими компаниями, и это немного похоже на это. У него была договоренность со своим дилером, и он чувствовал себя подавленным. Его дилер хотел, чтобы он нарисовал те же самые вещи, которые так хорошо продавались, и хотел добиться успеха ».

«Сегодня мы говорим о музыкантах, которые подписывают эти ужасные контракты со звукозаписывающими компаниями, и это немного похоже на это.”

На одной из картин Фортуни высмеивает французских ученых-художников. «Выбор модели», предоставленный Национальной галереей искусств в Вашингтоне, округ Колумбия, является буквальным изображением мужского взгляда: пять богато одетых мужчин смотрят на обнаженную женскую модель XVIII века.

«Здесь они смотрят на эту обнаженную модель, потому что, конечно, ключевой частью художественного обучения было рисование с натуры и рисование с обнаженных моделей. Но он как бы играет с этой идеей, потому что они не похожи на особо изощренных, образованных людей.И они как бы глазеют на эту красивую женщину, повернувшись спиной к тому, что Фортуни поставил здесь на задний план, а именно ко всем этим замечательным историческим произведениям искусства, многие из которых мы можем идентифицировать », - сказала Дотсет.

Фортуни считал, что академикам следует изучать исторические произведения искусства, а не использовать свою практику в качестве предлога для того, чтобы смотреть на обнаженных моделей.

«Выбор модели» работы Фортуни, предоставленной на время в Национальной галерее искусств в Вашингтоне, округ Колумбия. Исторические произведения искусства находятся в тени за колоннами.Фотография предоставлена: Музей Медоуз

. На создание

«Выбор модели» потребовалось шесть лет. «Опять же, этот ушел к американскому коллекционеру - был продан еще до того, как он его закончил», - сказал Доцет.

Частично популярность Фортуни обусловлена ​​тем, что он был художником-востоковедом, то есть он, наряду со многими другими западными художниками, экзотизировал людей и предметы из Испании, Азии и Африки. Они практически не имели представления о том, откуда были взяты артефакты, которые они рисовали. Художник иногда смешивал наряды, предметы и артефакты в одной картине.Одной из таких картин была картина Жана-Леона Жерома «Тигр на дозоре». Жером добавил южноазиатского тигра на пейзаж Северной Африки, который он писал.

«Тигр на дозоре» Жан-Леона Жерома. Пример западноевропейской экзотики иностранного.

Сегодня большинство сочло бы такой подход оскорбительным. На вводной панели этой части выставки говорится: «Империалистические военные кампании и инновации в транспортных сетях во второй половине девятнадцатого века открыли для европейских и американских художников как никогда ранее незнакомые земли в Северной Африке, на Ближнем Востоке, и Восточная Азия.Панель заканчивается словами: «Эти художники провели большую часть своего времени и участвовали в более широких тенденциях буржуазного общества, включая коллекционирование экзотики, а также искусство, которое она вдохновляла».

Последняя картина Фортуни, «Пляж в Портичи», послужила вдохновением для создания коллекции Медоуза, сказала Доцет. Фортуни умер, работая над картиной своей семьи на пляже недалеко от Неаполя. Работа - это непрерывная работа. Один из любителей пляжа навсегда останется безликим.

«Это последняя картина Фортуни.Он прожил только до 36 лет. Он умер в 1874 году. На самом деле, это было в его мастерской, когда он умер, поэтому он оставил ее незаконченной. Хотя это в основном закончено - вы можете увидеть эту фигуру здесь - он так и не успел закончить ее, нарисовать ей лицо, - сказал Доцет.

Картина примечательна еще и тем, что показывает, что Фортуни двигался в сторону импрессионистического стиля живописи. Если бы он дожил до 36 лет, он, вероятно, стал бы импрессионистом.

«Пляж в Портичи» от Фортуни. Это последняя незаконченная работа Фортуни.На нем изображена его семья на пляже. Фотография предоставлена: Музей Медоуз

.

Фортуни умер от болезни, хотя никто не может согласиться с тем, что это было. Одни говорят, что это была малярия, другие - болезнь желудка. Работы Фортуни, получившие широкое распространение после его смерти в 1874 году, были представлены на Всемирной Колумбийской выставке 1893 года в Чикаго. Благодаря музею Медоуз этот влиятельный художник XIX века получил еще 15 минут славы.

Мариано Фортуни Марсал (испанский, 1838–1874)

Фортуни был одним из самых разнообразных и коммерчески успешных художников своего времени.Активно продвигаемый французским дилером Гупилем, Фортуни прославился своими жанровыми предметами, которые отличались легкостью прикосновения и были в значительной степени вдохновлены работами таких художников, как Ватто, и яркой палитрой венецианских художников, таких как Тьеполо. Его также ценили как историка и художника-востоковеда, который оживил прошлое и Ближний Восток с сильным чувством реальности и цвета, которое было передано в путешествиях по Европе и Северной Африке.

Эта картина - одна из самых значительных востоковедных композиций художника. Она была приобретена непосредственно у Фортуни его другом, швейцарским коллекционером Вальтером Фолем.Вторая версия, которая сейчас находится в Художественной галерее Уолтерса в Балтиморе, была написана для Гупиля и была приобретена американским коллекционером Уильямом Стюартом (рис. 1). Различия между двумя полотнами заключаются, прежде всего, в замене головы быка на голову льва во второй версии и в незначительных корректировках фигур на переднем плане.

Настоящая сцена описывает предмет, популярный среди художников-востоковедов, группу воинов, неистово танцующих под звуки собственной выстрела, и объединяет в единую композицию разрозненные элементы, свидетелем которых Фортуни стал во время поездки в Танжер в 1862 году; К ним относятся продавцы фруктов, еврейский торговец (держит вазу в левом углу), шейхи и сами танцоры, которые были наложены на архитектурный фон, который, согласно Ириарту ( op.соч. ) наблюдается прямо с натуры. Практика объединения различных мотивов была распространена среди большинства художников-востоковедов, которые стремились оживить свои полотна с ощущением почти кинематографической драмы, наполняя их экзотическими этнографическими деталями.

Яркое чувство цвета и движения, а также мощное чувство композиции Фортуни, которые так воплощены в этом холсте, наиболее полно пробудились после первой поездки художника в Марокко в 1860 году, заменив более линейный стиль его ранних лет.Он немедленно откликнулся на яркий свет и экзотическую среду, создав великолепные полотна, которые передают сильное чувство местного колорита и напоминают бурные полотна ориенталистов Эжена Делакруа. Настоящее полотно демонстрирует все эти тенденции с особенно сильным акцентом на тени, цвет и движение. Также особенно эффектен контраст между похожими на фризы фигурами, окрашенными в основном в разные оттенки белого, и кружащимися красочными танцорами на переднем плане.

Мариано Фортуни: Идеальный момент:

Из угла, где ты сидишь,
Посмотри на свет,
Трава, деревья и мх
Камень в беседке

Это отмеряет время на солнце,
И кувшинки, пучки
О мечтать о неподвижном
Вода фонтана.

Над вами полупрозрачные
Складки и складки листьев,
Бледно-голубое небо,
Белые облака.

Черный дрозд поет
Сладко, как если бы голос
Сада говорил с вами.
В такой тихий час

Используйте глаза хорошо, смотрите
Как будто вы нежно прикоснулись
Каждую вещь. Вы должны поблагодарить -
За такое чистое спокойствие

Без удовольствия и боли -
К свету, на скорую руку.
Пойдет, как ты.
Вдалеке слышно

Обманчивое дерево
Время, движущееся
Навстречу зиме. Тогда
И ваша медитация, и этот

Сад, который вы созерцаете,
Зачарованный светом,
Должен лечь в долгий
Сон, немой и темный.
- «Сад» Луиса Чернуды из Избранных стихотворений , перевод с испанского Реджинальда Гиббонса, Беркли, Калифорнийский университет Press: 1977 г.

Чем дольше вы смотрите на эту, казалось бы, скромную картину, тем удивительнее она становится. Сесилия де Мадрасо - портрет жены художника, запечатлевший тихий момент семейной жизни - но с каким размахом. Ясность композиции захватывает дух: женщина сидит лицом влево со стулом, а изогнутая линия высокого куста роз в горшке обрамляет ее фигуру.Ее белая блузка, украшающая ее голову, приглушена на контрасте с искусно выполненными волнами ее полосатой юбки, свидетельством мастерства Фортуни. Фон прорисован нежными акварельными красками; Фортуни был выдающимся акварелистом своего времени. Уловлено богатство маленького идеального момента, чтобы мы не упускали из виду сладость жизни в спешке из одного момента в другой.

В августе 1874 года, за три месяца до своей смерти, Мариано Фортуни написал: «Теперь я могу рисовать для себя, как мне нравится, как мне нравится... Это то, что дает мне надежду показать себя таким, какой я есть на самом деле ». Испанский художник и его семья проводили лето в Портичи, пляжном городке недалеко от Неаполя, когда Фортуни заболел малярией. Он умер в Риме от язвы желудка, которая Марьяно Фортуни-и-Марсал (1838-1874) был всего лишь тридцатью шестью годами, но он уже был художником с международной репутацией, его работы хранятся в музеях и частных коллекциях по всей Европе и Северной Америке. Его поклонники чувствовали, что он на грани совершения чего-то нового, когда он умер.Сегодня его репутация была омрачена репутацией его сына Мариано Фортуни-и-Мадрасо (1871-1949), венецианского текстильного дизайнера, но возобновление интереса к испанскому искусству дает повод для нового взгляда.

Современники обожали творчество Фортуни, Винсента Ван Гога, среди них выделялись американцы Джон Сингер Сарджент и Томас Икинс. Пабло Пикассо, соотечественник-каталонец, восхищался Фортуни также из патриотических соображений. Фортуни был коллекционером произведений искусства и бесстрашно развесил свою коллекцию в своей студии, смешивая работы прошлого со своими собственными, чтобы создать личную эстетическую среду.

Мариано Фортуни осиротел в возрасте шести лет и впоследствии воспитывался дедом, который поддерживал артистический талант мальчика небольшой стипендией от местной церкви. Антонио Басса, ювелир и художник по миниатюрам, научил Фортуни ценить тщательность в искусстве. Его дед сопровождал его в Барселону, где Фортуни начал свое формальное обучение искусству в 1852 году. Затем, в 1858 году, он выиграл желанную Римскую премию, награду, которая изменила его жизнь.

В Париже, центре мира искусства в конце 19 века, где проживала растущая и влиятельная буржуазия, Фортуни добился известности.Похвала писателя и критика Теофиля Готье работе Фортуни открыла двери молодому испанцу, что привело к заключению эксклюзивного контракта с известным арт-дилером Адольфом Гупилем. Фортуни недавно женился на Сесилии де Мадрасо, дочери директора Прадо в Мадриде, и вместе они составили впечатляющую пару.

Буржуазия влюбилась в Фортуни, мальчика-стипендиата из Таррагоны, художника, который сам сделал себя, который из скромных начал добился мирского успеха. В его удаче они увидели подтверждение своих собственных ценностей, их социальную добродетель, позволившую ему добиться успеха, подтвердили их конформизм и отрицали их ограниченность.Внук краснодеревщика был восхвален международным миром искусства как законченный художник - его виртуозность с масляной краской открыла новые способы изобразить свет на холсте, его подвижное мастерство рисования стало основой его уверенного обращения с акварелью, обновившей среду. в Испании, Франции и Италии, и его соотечественники считали Фортуни лучшим мастером глубокой печати со времен Гойи.

У популярности были свои недостатки: Фортуни устал рисовать шаблонные востоковедные работы, которые в то время были в моде, работы, которые он считал все более мелкими.И если мы посмотрим на эти картины сейчас, мы увидим его мудрость в том, что они блокировали его развитие как художника. Фортуни также чувствовал себя окруженным повествованием, которое сделало его таким привлекательным для многих посетителей. С некоторым облегчением пара переехала в Гранаду в 1868 году, где поселилась в отеле «Вашингтон Ирвинг» в Альгамбре. Значение Альгамбры в истории садов трудно переоценить. Для Фортуни это был настоящий рай на земле.

Сады Испании богаты историей, сочетая в себе дизайны древних персидских и римских садов с более поздними исламскими дополнениями времен мавританской Испании и Андалусии.«Райский сад» организован вокруг центральной оси с дорожками, расходящимися в четырех сторонах света. Солнце и тепло, основные элементы испанского климата, смягчаются прохладой и влажностью фонтанов и водотоков. Фортуни нарисовал все это с ясностью и непосредственностью, немалый подвиг. Достаточно сравнить его работы с работами другого каталонского художника Сантьяго Русинола (1861-1931), чьи яркие пейзажи относительно жестки и неубедительны.

Поздние пейзажи Фортуни совсем не жесткие, они полны света и цвета. Пляж в Портичи , незавершенный на момент его смерти, был настолько высоко оценен, что был помещен на видном месте в Американском павильоне на Всемирной колумбийской выставке 1893 года в Чикаго. Александр Терни Стюарт, коллекционер из Нью-Йорка, купил картину в 1875 году, зная, что работа над ней еще не завершена. Концентрация деталей на деревьях на заднем плане и на пляже в сочетании со свободной кистью листвы на переднем плане вряд ли может быть улучшена для общего эффекта. Стена красиво очерчивает пространство вокруг человеческих фигур, наслаждающихся отдыхом в солнечный день.Необычно большая картина для Фортуни, ее относительно широкий холст давал простор для его необычайной способности выражать красоту обыденного.


В Соединенных Штатах картины Фортуни находятся в коллекциях Музея изящных искусств в Бостоне, Художественного музея Уолтерса в Балтиморе, галереи Коркоран в Вашингтоне, округ Колумбия, и Латиноамериканского общества Америки в Нью-Йорке.

Поэма «Сад» является образцом творчества Луиса Чернуды. Для него мир природы был неотделим от человека, воспринимающего его, не антропоморфизмом, а чем-то более тонким.Таким же образом говорящим в стихах «Я» был Чернуда-наблюдатель, а не эго.
Луис Чернуда (1902-1968) был самым космополитическим из современных испанских поэтов; он погрузился во французских поэтов-сюрреалистов, в английских романтиков через Гете и в американскую литературу. Чернуда родился в Севилье, но переехал в Мадрид, центр испанской литературной культуры. Напротив, каталонский город Барселона, куда в молодости тяготел Фортуни, был родиной современного испанского искусства.

Социальная жизнь в Испании начала 20 века была меланхолическим зрелищем, ограничивающим и ценившим конформность превыше всех других ценностей. Чернуда мог быть устрашающим в своих осуждениях буржуазии, как в этих. строки из «Раскаяния в черном галстуке»: («Серый человек идет по туманной улице. / Никто не подозревает. Пустое тело / пустое, как равнина, море или ветер: / Суровые пустыни под безжалостным небом».)

Жила Чернуда. большую часть своей сознательной жизни в изгнании, poete maudit , чьи песни остались неуслышанными в пустыне.Одинокие, антирелигиозные и гомосексуальные, Чернуда проповедовали против церкви, используя свою собственную символику, чтобы высмеивать их. Он отверг их жесткую мораль в надежде на более органичную. Я надеюсь, что этот вкус аромата произведений Чернуды побудит читателей искать его стихи.

Fortuny : ретроспектива проходила в Прадо в Мадриде с 21.11.2017 по 21.02.2018.

Изображений:
1. Мариано Фортуни - Портрет жены художника Сесилии де Мадрасо , 1874 год, акварель, гуашь на голубой бумаге, Британский музей, Лондон.
2. Мариано Фортуни - Девушка в саду мастерской художника - Гранада , после 1868 года.
3, Мариано Фортуни - Пляж в Портичи (незаконченный), 1874, Музей Медоуз, Даллас.

Прекрасные картины Боттичелли эпохи Возрождения были поддержаны Медичи

Сандро Боттичелли, получивший крещение Алессандро ди Мариано ди Ванни Филипепи, начал жизнь около 1445 года как младший сын кожевника во Флоренции, маленьком итальянском городе-государстве. Опустошенный столетием назад Черной смертью, город восстановился и вырос в известности и процветании.Могущественные купцы и банкиры вложили свои состояния в живопись, скульптуру и архитектуру, и Флоренция стала эпицентром нового движения, которое наиболее красноречиво выражало свои ценности - гуманизм, мудрость и истину - через искусство. Работы Сандро Боттичелли воплотили ценности раннего Возрождения, сочетая органическую красоту с геометрической точностью.

Golden Boy

Боттичелли включил этот автопортрет в свой «Поклонение волхвов», 1475-76, Галерея Уффици, Флоренция

Фотография Scala / Florence

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

У Сандро был старший брат, которого якобы называли «бочонком» из-за его коренастого телосложения, и считается, что именно поэтому молодой Сандро получил прозвище Боттичелли. Это имя запомнилось ему на всю оставшуюся жизнь и стало синонимом некоторых из величайших произведений искусства Флоренции. (См. Также: Сикстинская капелла, шедевр Микеланджело.)

Подробных сведений о ранней жизни художника немного. Историк XVI века Джорджо Вазари писал о детстве Боттичелли: «Хотя [Боттичелли] легко узнал все, что хотел, тем не менее он был беспокойным.... [и, следовательно,] уставший от капризов мозга своего сына, в отчаянии отец отдал его в ученики на ювелира ». Этот опыт проявляется в картинах Боттичелли в виде тщательно продуманных и замысловатых рисунков.

В молодости Боттичелли Флоренция была центром инноваций в итальянском искусстве. Флорентийский скульптор Донателло использовал свои обширные знания о классических произведениях, чтобы поднять свое искусство на новый уровень. В доминиканской базилике Санта-Мария-Новелла находилась фреска Мазаччо «Святая Троица».Завершенный в 1427 году, он считается первой работой, в которой полностью применяются законы линейной перспективы. (См. Также: «В поисках утраченного» шедевра Донателло.)

Ученые Мэйна считают, что Веспуччи, богатые знакомые семьи Боттичелли, обеспечили его ученичеством у фра Филиппо Липпи, одного из величайших художников региона. У Липпи была мастерская в соседнем городе Прато, и молодой Боттичелли учился у него и написал свои первые работы под руководством Липпи.

Флорентийские финансисты

Художники эпохи Возрождения, такие как Липпи и Боттичелли, полагались на влиятельных покровителей для финансирования своей работы.Во Флоренции 15 века могущественная семья Медичи финансировала многих величайших художников той эпохи. Флорентийская ветвь семьи разбогатела на текстиле и банковском деле. (См. Также: «Как привычные нам манеры за столом были изобретением эпохи Возрождения.) Боттичелли 1475-76 «Поклонение волхвов.”

Фотография PAOLO GALLO / AGE FOTOSTOCK

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Козимо де Медичи пришел к власти в 1434 году и немедленно приступил к обширной строительной программе, в том числе отделке бросающего вызов гравитации купола Филиппо Брунеллески на дуомо Санта-Мария-дель-Фьоре во Флоренции. Вся эта новая архитектура создавала потребность в произведениях искусства, чтобы заполнить их, и художники были только рады предоставить их. (См. Также: Купол Бруннеллески.)

В 1464 году, когда Боттичелли был учеником, Козимо умер, и ему наследовал его сын Пьеро ди Козимо де Медичи. Пять лет спустя сыновья Пьеро, Джулиано и Лоренцо (позже «Лоренцо Великолепный») стали соправителями и продолжали подпитывать страсть к великому искусству, начатую их дедом.

Примерно в 1468 году Боттичелли покинул Липпи, чтобы учиться у других мастеров, в том числе у Андреа дель Верроккьо, учителя Леонардо да Винчи, влияние которого придало скульптурное и прочное качество фигурам Боттичелли.В 1470-х годах Боттичелли основал собственную мастерскую. Хотя его покровители часто выбирали его предметы - как священные, так и светские, - Боттичелли воплощал идеал эпохи Возрождения отдельного художника, свободно позволяя своему гению определять свой особый стиль. Он проявил себя как искусный художник в написании алтарей и круговых религиозных картин под названием тонди, из которых самая известная - «Мадонна из Магнификата».

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Посвящения

Мадонна с младенцем была популярной темой для Боттичелли с самого начала его карьеры. Возможно, самым известным из них является тондус 1483 года, известный как «Мадонна Магнификата» (справа), который тонко отражает новшества в художественном видении Боттичелли. Некоторые аспекты картины отсылают к традиции: синий цвет одежды Марии символизирует верность, в то время как красный цвет ее платья и плод, который держит младенец Христос, представляют грядущие Страсти Иисуса.

Фотография SCALA, ФЛОРЕНЦИЯ

В это время Боттичелли установил тесные рабочие отношения с Медичи, которые заказали ему несколько картин. К ним относятся «Портрет юноши с медалью Козимо Старшего» 1474–1475 годов и «Поклонение волхвов» 1475 года, в котором представлены портреты членов семьи Медичи, отдающих дань уважения Святому семейству. (См. Также: Кто были тремя королями в рождественской истории?)

Карьера Боттичелли совпала с расцветом неоплатонизма, философии эпохи Возрождения, основанной на учении Платона.Неоплатонизм признавал превосходство духа над материей и рассматривал интеллект и любовь как ведущие души к Богу. Козимо поощрял эту философию, которую продолжили его наследники. Они также обращались к классическому миру, чтобы проиллюстрировать истину о своей собственной.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Кто эта девушка?

За свою короткую жизнь Симонетта Каттанео считалась одной из самых красивых женщин Флоренции эпохи Возрождения.Родилась в 1453 году в Генуе, в 15 лет вышла замуж за Марко Веспуччи и переехала во Флоренцию. Ее короткая жизнь закончилась в возрасте 20 лет в 1475 или 1476 году, но слава о ее красоте надолго пережила ее. Лоренцо Великолепный, соправитель Флоренции в то время, посвятил ей сонет в день ее смерти. Для Медичи лицо Симонетты идеально соответствовало их представлениям об идеальной красоте. Вскоре после ее смерти поэт Полициано написал о том, как брат Лоренцо, Джулиано де Медичи, посвятил свою победу в рыцарском турнире Симонетте за год до ее смерти (поэт постарался подчеркнуть, что отношения были полностью платоническими).Хотя нет никаких документальных свидетельств того, что Боттичелли рисовал женские фигуры с ее мыслями, давняя традиция идентифицировала физиономию Симонетты в нескольких его самых известных работах, включая «Примавера» и «Рождение Венеры».

Фотография AKG / Альбом (слева) и фотография BPK / SCALA FLORENCE (справа)

Самые известные работы Боттичелли также черпают вдохновение из классического мира. Его великие мифологические произведения 1480-х годов, созданные по заказу Медичи, в том числе «Примавера», «Рождение Венеры» и «Паллада и Кентавр», отражают ценности неоплатонизма в прекрасной интерпретации классического материала.На первый взгляд, эти работы завораживают, но плавная манера письма Боттичелли и замысловатые детали создают новые уровни смысла, как аллегорического, так и символического, чтобы привлечь внимание зрителя.

Боттичелли завершил «Примавера» (Весна) в 1482 году для родственника Лоренцо де Медичи. Картина изображает классическую аллегорию, действие которой происходит справа налево: нимфа Хлорида схвачена Зефиром и превращается в Флору, богиню весны. Над Венерой, в центре, Купидон выпускает стрелу любви в три танцующих грации.Слева Меркурий отгоняет облака от сада. Одно прочтение картины - это аллегория, подчеркивающая взгляд неоплатоников на любовь и брак, поскольку желание трансформируется и освящается на более высоком уровне.

Изображение ORONOZ / АЛЬБОМ

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Меняются времена, меняется искусство

Религиозные произведения Боттичелли также принесли ему известность. В 1481 году он совершил редкую поездку в Рим, чтобы работать над фресками Сикстинской капеллы.Рассказ Вазари о визите в Рим представляет собой интересное представление о том, как Боттичелли жил в целом: «Быстро растратив свои заработки, он жил беспорядочно, как обычно».

Power and Art

Башня Палаццо Веккьо XIV века во Флоренции, когда-то резиденция правительства Медичи, возвышается перед галереей Уффици, где выставлены многие работы Боттичелли.

Фотография Джованни Симеоне / FOTOTECA 9X12

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

В 1492 году политический климат во Флоренции изменился после смерти Лоренцо Великолепного. Доминиканский монах Джироламо Савонарола приобрел влияние после смерти Лоренцо и привлек многих духовных последователей, которые выступали против Медичи. По словам Вазари, Боттичелли подпал под влияние Савонаролы, что заставило его отказаться от живописи - единственного средства заработка на жизнь. Вазари записал: «Тем не менее он оставался упорным членом секты».

Этот мастер итальянского Возрождения умер в 1510 году в возрасте 64 лет.К тому времени многие из его самых знаменитых работ были вывешены на достопримечательностях его района, зданиях, которые он знал с детства, включая церковь Огниссанти, где он был похоронен в скромной гробнице.

Ручьи снаружи: проект

Обзор выставки

В своей последней версии Brooks Outside, Музей искусств Мемфис-Брукс участвует в Outings Project, движении, запущенном художником и режиссером Жюльеном де Касабьянкой (французский язык, 1970 г.Художник, получивший название «Робин Гуд уличного искусства», установил свои бумажные фрески более чем в 50 городах мира - от Ханоя до Москвы и от Мумбаи до Лос-Анджелеса.

Brooks Outside, инновационная кураторская программа, которая была запущена в связи со столетним юбилеем музея в 2016 году, состоит из постоянной серии уличных инсталляций, которые, в зависимости от масштаба каждого проекта, оживят и оживят территорию музея Брукс, Овертон-парк или наше сообщество в большой. Эти временные инсталляции выбраны так, чтобы они находили отклик еще долгое время после их удаления, чтобы расширить охват сообщества и облегчить обсуждение миссии и постоянной коллекции Бруксов, а также процесса создания искусства в целом.Прошедшие выставки Brooks Outside включают перформанс проекта RedBall Курта Першке, который проходил в Мемфисе с конца апреля до начала мая 2016 года, инсталляцию Amanda Parer's Intrude на площади музея в январе 2017 года и Tape Art Майкла Таунсенда, преобразившего фасад музея в Май 2017.

В рамках проекта Outings Project де Касабьянка берет изображения «персонажей» из экспонатов музейной коллекции, перепечатывает их и размещает на городских улицах, предоставляя сообществам новые возможности для открытия, активного наблюдения и участия в процессе.Де Касабьянка будет работать в Мемфисе до конца этой недели. В пятницу, 28 сентября, он разместит работу на фасаде Брукса во время празднования Дня общины с 17:00 до 19:00. Бесплатное мероприятие включает фургоны с едой, произведения искусства для всех возрастов, DJ Siphne Aaye и демонстрацию артистов Toonky Berry. В 19:00 де Касабьянка даст бесплатную лекцию для художников в аудитории Дороти К. Хоэнберг в Brooks.

Brooks Outside: Outings Project - настоящий арт-проект сообщества. Впервые артист отправился в Мемфис в мае 2018 года, где встретился с пятнадцатью представителями города из всех слоев общества.Вместе они выбрали 20 «персонажей» из постоянной коллекции Бруксов, в том числе картины, сделанные в Италии эпохи Возрождения, и работы любимого мемфисского художника Кэрролла Клоара, которые теперь размещаются как работы в натуральную величину по всему городу, в таких местах, как Район искусств Брод-авеню, Купер-Янг, Кросстаун, Даунтаун, Восточный Мемфис, Фрейзер, Медицинский район, Мидтаун, Орандж-Маунд, Соулсвилл и Университет Мемфиса.

К 29 сентября де Касабьянка завершит три «монументальных» работы: шестиэтажную подборку из картины Вильгельма-Адольфа Бугро 1886 года «У подножия утеса» на 62 E.H. Crump Blvd., двухэтажная инсталляция из свадебной вечеринки Cloar’s в 154 G.E. Паттерсона и 20-футовая подборка из произведений Луки Джордано «Убийство Медузы» на Летней авеню 3177. С 1 октября в музее будет проводиться конкурс фотографий в Instagram, участники которого попросят участников использовать хэштеги #brooksmuseum и #outingproject. В то время как погода и местоположение определяют, как долго работы будут оставаться на виду, большинство установок должно продлиться до ноября.

Спонсоры выставки

При поддержке
ArtsMemphis
Дебора и Боб Крэддок

Особая благодарность
A2H - Инженеры
● Архитекторы ● Проектировщики
Монтгомери Мартин Контракторс, ООО
Владельцы зданий, в зданиях которых размещены установки Проекта Outings

Экскурсии Сайты проектов:

Circuit Playhouse, 66 Cooper St.

Карл Гутерц, Пикник на Сене, 1885, холст, масло, 21 5/8 x 28 7/8 дюйма (54,9 x 73,3 см), подарок мистера и миссис Маршалл Ф. Гудхарт 87,10

Сейчас нет на просмотре

Café Ole, 959 S. Cooper St.

Уинслоу Гомер, «Чтение у ручья», 1879, холст, масло, 15 7/8 x 22 3/4 дюйма (40,3 x 57,8 см), покупка Комиссией Мемфис-парка 43,22

Сейчас на просмотре в галерее Дэвиса

Gloco Iron, 1709 Lamar Ave.

Кэрролл Клоар, Историческая встреча Э. Х. Крампа и У. К. Хэнди на Бил-стрит, 1964 г. Казеиновая темпера на масоните, 28 × 44 дюйма (71,1 × 111,8 см), Национальная ассоциация First Tennessee Bank, LI.2017.3

Сейчас на просмотре в галерее Cloar

Whitten Bros. Hardware, 2909 Park Ave,

Уилфорд Конроу, Мазер-эль-Дин Ходжа, 1916, холст, масло, 25 1/2 x 20 1/8 дюйма (64,8 x 51,1 см)

Дар художника 34.5 © Усадьба художника

В данный момент не просматривается.

2734 Park Ave.

Кэрролл Клоар, Там, где Южный крест - Желтая собака, 1965, казеиновая темпера на масоните, 23 x 33 3/4 дюйма (58,4 x 85,7 см) Рама: 28 3/4 x 39 5/8 дюйма (73 x 100,6 см), покупка фонда Brooks Fine Arts Foundation 65,17

Сейчас на просмотре в галерее Cloar

Newby’s, 539 S. Highland St.

Анри Гарпиньи, Река, 1897, холст, масло, 26 1/4 x 32 1/4 дюйма.(66,7 x 81,9 см), подарок мистера и миссис Морри А. Мосс, 59,30

Сейчас на просмотре в галерее Brooks League

Дом искусств Мемфисского университета, 3715 Central Ave,

Артур Боуэн Дэвис, Осенняя беседка, 1907, холст, масло, анонимный заем, LI2012.196

В настоящее время находится на просмотре в галерее Дэвиса.

600 С. Перкинс ул.

Abbott H. Thayer, Gladys, ca. 1915, холст, масло, 30 x 25 дюймов.(76,2 x 63,5 см), подарок г-на Фрэнсиса М. Велда 44,1

Сейчас на просмотре в галерее Дэвиса

2571 Broad Ave.

Кэрролл Клоар, Windy Corner в Вера-Крус, 1951, казеиновая темпера на масоните. 18 x 24 дюйма (45,7 x 61 см), подарок мистера Чарльза Рэя Гриффина 66,11

Сейчас на просмотре в галерее Cloar

2574 Frayser Blvd.

Пеллегрино ди Мариано Россини, Мадонна с младенцем, святым Иоанном Крестителем и святым Бенардино Сиенским, ок.1450, Темпура на деревянной панели, 23 x 16 ½ дюйма (58,4 x 85,7 см), Дар Фонда Сэмюэля Х. Кресса, 61,198

Сейчас на просмотре в Moss Gallery

472 N Watkins St.

Джордж Люкс, Гадалка, ок. 1920, холст, масло, 43 5/8 x 38 7/8 дюйма (110,8 x 98,7 см), закупка Комиссией Мемфис-парка 54,2

Сейчас на просмотре в галерее Дэвиса

381 N. Main Street

Ричард Уилсон, Тиволи: Храм Сивиллы и Кампанья, ок.1763-1767, холст, масло, 37 x 49 1/2 дюйма (94 x 125,7 см), дар мистера и миссис Морри А. Мосс 59,26

Сейчас на просмотре в галерее Schering-Plough

52 С. Фронт ул.

Джек Грю, Олд-Мэн-Ривер, ок. 1940, темпера на масонитовой доске, 36 3/4 x 26 7/8 дюйма (93,3 x 68,3 см), приобретено на средства, пожертвованные друзьями Джека Грю, 56,275 © Поместье художника

Сейчас нет на просмотре

Kudzu’s, 603 Monroe Ave.

Леон Боном, La Femme en vert (Женщина в зеленом), 1909, Картон, масло, 30 3/4 x 23 7/8 дюйма (78,1 x 60,6 см), покупка в Музее искусств Мемфис-Брукс; средства предоставлены мистером и миссис Ларри Даггинс, 2007 г. 26

Сейчас на просмотре в галерее Brooks League

Memphis Plating Works, 682 Мэдисон авеню,

Роберт Анри, Кори с кошкой, 1907, холст, масло, 24 x 20 дюймов (61 x 50,8 см)

Мемфис-Парк Комиссионная покупка 54.1

Сейчас на просмотре в галерее Дэвиса

1600 S. Lauderdale St.

Кэрролл Клоар, Историческая встреча Э. Х. Крампа и У. К. Хэнди на Бил-стрит, 1964 г. Казеиновая темпера на масоните, 28 × 44 дюйма (71,1 × 111,8 см), Национальная ассоциация First Tennessee Bank, LI.2017.3

Сейчас на просмотре в галерее Cloar

945 E. McLemore Ave,

Кэрролл Клоар, Свадебная вечеринка, 1971, акрил на масоните, 28 x 40 дюймов.(71,1 x 101,6 см), Eugenia Buxton Whitnel Funds 73,24

Сейчас на просмотре в галерее Cloar

Музей искусств Мемфис-Брукс, 1934 Поплар-авеню,

Кэтрин Августа Карл, Портрет Бесси Вэнс, ок. 1890, холст, масло, 48 1/8 x 34 дюйма (122,2 x 86,4 см), подарок миссис Сэмюэл Гамильтон Брукс, 16,4

Сейчас нет на просмотре

МОНУМЕНТАЛИ:

62 Э. Crump Blvd.

Вильям-Адольф Бугро, Au pied de la falaise (У подножия утеса), 1886, холст, масло, 43 1/4 x 26 1/4 дюйма (109,9 x 66,7 см), завещание Морри А. Мосса 93,4

Сейчас на просмотре в галерее Brooks League

154 г. Паттерсон авеню

Carroll Cloar, Wedding Party, 1971 г., акрил на масоните, 28 x 40 дюймов (71,1 x 101,6 см), фонды Юджинии Бакстон Уитнел 73,24

Сейчас на просмотре в галерее Cloar

3177 Летний просп.

Лука Джордано, Убийство Медузы, ок. 1680 г., холст, масло, 40 x 135 дюймов (101,6 x 342,9 см), Дар мистера и миссис Хьюго Н. Диксон 57,111

Сейчас на просмотре в галерее Шиллинга

Подпишитесь, чтобы прочитать | Файнэншл Таймс

Разумный взгляд на мировой образ жизни, искусство и культуру

  • Полезные чтения
  • Интервью и отзывы
  • Кроссворд The ​​FT
  • Путешествия, дома, развлечения и стиль

Выберите вашу подписку

Испытание

Попробуйте полный цифровой доступ и узнайте, почему более 1 миллиона читателей подписались на FT

  • В течение 4 недель получите неограниченный цифровой доступ премиум-класса к надежным, отмеченным наградами бизнес-новостям FT

Подробнее

Цифровой

Будьте в курсе самых важных
новостей и мнений

  • MyFT - отслеживайте самые важные для вас темы
  • FT Weekend - полный доступ к материалам выходных
  • Приложения для мобильных устройств и планшетов - загрузите, чтобы читать на ходу
  • Подарочная статья - делитесь до 10 статьями в месяц с семьей, друзьями и коллегами

Подробнее

Распечатать

Печатное издание

FT доставляется с понедельника по субботу вместе с доступом к электронной бумаге

  • Доставка на дом или в офис с понедельника по субботу
  • FT Газета выходного дня - стимулирующее сочетание новостей и статей об образе жизни
  • ePaper access - цифровая копия печатной газеты

Подробнее

Команда или предприятие

Premium FT.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *