История шелкоткачества – История шелкопрядства и шелкоткачества

История шелкопрядства и шелкоткачества

Ханьская империя была в свое время единственной страной мира, производившей шелковые ткани. Шелководство и шелкоткачество, имеющие давние традиции в древнем Китае, достигли к первым векам до нашей эры весьма высокого уровня развития. Совершенствование методов выращивания шелковичного червя, применение более прогрессивных конструкций ткацкого станка, повышение качества красителей создают условия для производства чрезвычайно разнообразной продукции, получившей известность далеко за пределами страны. Главными центрами шелководства и шелкоткачества были в то время Линьцзы (Шаньдун), Синъи (Хубэй), Чэнду (Сычуань) и др. В этом отношении особенно славился Шаньдун: население этого района, по словам Бань Гу, одевало всю Поднебесную.

Ткачество было единственной отраслью ремесла, рассматривавшейся как основное, а не побочное занятие: если земледелие было уделом мужчины, то разведение шелкопряда, обработка шелка-сырца, прядение и ткачество считались основным занятием женщины. Не случайно император Цзинди утверждал, что он сам работает в поле, а императрица в это время занята сбором листьев тутовника; в императорских рескриптах земледелие и шелководство постоянно упоминаются рядом.

На изображениях сцен сбора тутового листа, относящихся к V—IV вв. до н. э., можно видеть два различных вида тутового дерева. Один из них отличается значительной высотой, и сборщицы с корзинами вынуждены залезать на дерево; именно о таких тутах упоминается в «Цзочжуани»; цзиньский Вэнь-гун во время своего пребывания в Ци разговаривал со своими спутниками под тутовым деревом, на котором в это время сидела оставшаяся незамеченной девушка, собиравшая листья. Наряду с этим встречаются изображения тутов, высотой не превышающих роста человека. Этот вид тутового дерева отличается обилием листвы и является, поэтому экономически более выгодным.

Туты сажали преимущественно вдоль межей, около жилищ и т. д. Но в ряде районов страны можно было видеть и значительные площади тутовых садов. Применяя специальные методы посадки, некоторые хозяева получали значительные урожаи листьев тута: одного му площади было достаточно для того, чтобы обеспечить кормом три решета шелкопряда.

По традиции утром первого дня третьего месяца женщины отправлялись на реку промывать яички шелкопряда. После этого их помещали в специальные кормушки и ставили в теплое место. Считалось, что если поливать яички шелкопряда отваром полыни, то гусеницы появятся скорее. Весьма ответственной - операцией было выкармливание гусениц: в это время необходимо поддерживать в помещении определенную температуру, которая не должна быть слишком высокой; нужно следить за тем, чтобы на гусениц не попадала вода; листья тута, скармливаемые гусеницам, должны быть чистыми и т. д. Примерно через 21—22 дня гусеницы начинали вить коконы. Куколок шелкопряда замаривали, а коконы варили в кипятке и разматывали.

Основными приспособлениями для выращивания шелкопряда были плоские корзины прямоугольной формы, плетенные из тростника или расщепленного бамбука. Такие кормушки бывали или самодельными, или купленными на рынке (один из сподвижников первого ханьского императора, Чжоу Бо, в юности зарабатывал на жизнь тем, что плел кормушки для тутового шелкопряда). После того как гусеницы начинали вить коконы, их помещали в специальные решета, устанавливаемые на стеллажах в среднем по десять решет на каждой полке. Таким образом, в ханьское время использовались те же самые приспособления для выращивания шелкопряда, что и в настоящее время. Совершенствование технологии позволяло производить шелковое волокно, по своим качествам приближающееся к современному. В частности, изучение образцов ханьских тканей, обнаруженных в Пальмире, показывает, что толщина шелковой нити составляла в то время 0,02—0,03 мм (современный гуанчжоуский шелк — 0,0218 мм, японский — 0,0273, сирийский— 0,029, французский — 0,0316 мм и т. д.

Письменные источники ханьского времени содержат упоминания о многочисленных видах и сортах производившихся тогда шелковых тканей. Исследование их материальных остатков, находимых в погребениях ханьской эпохи, позволяет выделить среди них четыре основных типа, различающихся по способу переплетения: одноцветные безузорные, камчатые, газовые и узорные полихромные.

Шелковые ткани (главным образом одноцветные) изготовлялись в шелководческих районах почти в каждом крестьянском хозяйстве. Помимо этого существовали значительные по размерам частные и казенные мастерские. В зависимости от сорта изготовляемых тканей в мастерских применялись различные по конструкции ткацкие станки, хотя и принадлежавшие в целом к одному и тому же типу.

Основные детали традиционного древнекитайского ткацкого станка упоминаются уже в текстах доханьского времени (в частности, в «Шицзине»). Это рама для закрепления основы, челнок, подножки. Устройство станка для производства простых безузорных тканей может быть реконструировано по изображениям на барельефах II в. н. э. (всего в настоящее время известно восемь таких изображений; все они обнаружены в Шаньдуне и прилегающих районах). Устройство всех восьми станков одинаково: закрепленная на горизонтальной стороне наклонная рама для основы, две подножки, соединенные с ремизками и обеспечивавшие зевообразование. Для производства полихромных тканей применялись станки более сложной конструкции. В частности, важные нововведения в устройство ткацких станков были осуществлены ученым III в. н. э. Ma Цзюанем. Однако изображений такого рода станков не сохранилось.

Важное место в технологии производства полихромных тканей занимало крашение. В ханьском комментарии к «Чжоули» отмечается, что окраске шелка непременно предшествовала подготовка нитей: «Выварщики приготовляют шелк, который окрашивают красильщики. Если первая работа не выполнена, то краски не сядут на шелк». Шелковые нити вываривали в воде с добавлением золы, затем отбеливали их с помощью извести, получаемой из жженых раковин, и, наконец, протравливали железным купоросом или квасцами. Для окрашивания нитей и готовых тканей применяли преимущественно растительные красители. Из минеральных красителей наиболее широкое применение имела киноварь.

Единицей измерения тканей ханьского времени был кусок длиной в 4 чжана (около 9 м). Ширина ткани зависела от размеров станка, составляя в среднем около 45—50 см. Ширина узорчатых полихромных тканей, производившихся в казенных мастерских, была строго регламентирована и составляла 2 чи и 2 цуня (около 50 см). Именно такой ширины, зафиксированной в письменных источниках, полихромные шелковые ткани, хранящиеся в Государственном Эрмитаже.

olmatex.com

Шелководство – история промысла тысячелетий | history-thema.com История

В каждую историческую эпоху существовали свои товары, имеющие на мировом рынке исключительно высокую ценность, побуждавшие отчаянных людей рисковать жизнью и здоровьем ради их поиска и сбыта. Пожалуй, только золото и драгоценные камни высоко ценились как раньше, так и сегодня. Сегодня богатство тем, кто торгует ими, приносят нефть и опийный мак, дорого стоят плутоний и, о чем хорошо знают работники правоохранительных органов всех стран, наркотические вещества. Дорогие в наше время медвежьи шубы в старину носили только сельские простолюдины. В средневековой Европе на вес золота ценились пряности из Южной Азии. А в эпоху древних цивилизаций и раннего Средневековья исключительно дорогим товаром как в Европе, так и в Азии был шелк.

Шёлк – ткань, изготовляемая из нити, производимой шелковичным червем, то есть, гусеницей тутового шелкопряда (Bombyx mori). В период окукливания гусеница, питавшаяся листьями тутового дерева (шелковицы), выделяет особое вещество, которое на воздухе застывает, превращаясь в нить. Из этой нити гусеница плетет вокруг себя кокон – своеобразный мягкий мешок или футляр, в котором превращается в куколку. На фермах по производству шелковичного сырья, когда гусеницы заплетаются в коконы, их обдают горячим паром, чтобы размягчить и сделать легкой размотку. Это необходимо сделать прежде, чем из куколки выведется

бабочка и разрушит кокон, чтобы выйти наружу. Вывестись дают только нескольким бабочкам, которых оставляют на развод. Из одного кокона добывают нить длиной до трех километров. Из шелковичных нитей прядут саму шелковую ткань. Главная ценность ее заключается в исключительной прочности, легкости и мягкости. В старину, когда не существовало синтетических способов изготовления ткани, шелк очень ценился, потому что одежду из него носить было легко и приятно, удобно укрываться шелковыми одеялами. Но и не только поэтому. Вплоть до Нового Времени, когда появились всевозможные инсектициды и средства от паразитов, приборы для мытья, через которые вода подается под напором, люди часто страдали от вшей и блох. Шелковая одежда хорошо защищала от этой проблемы: шелк – ткань довольно гладкая, и лапкам насекомых на нем не за что зацепиться. Поэтому в шелковой одежде кровососущие паразиты не селились.

Шелковая одежда была уделом богатых людей, а не простолюдинов, да и не каждый богач мог себе позволить постоянно в ней ходить. Потому что в течение двух тысячелетий производством шелка занимались исключительно в Китае. Шелковая монополия приносила такой богатый доход в казну китайских правителей, что законы страны предписывали тщательно скрывать секрет производства шелковой ткани от иностранцев. Купцы из других стран Азии прибывали в Китай и дорого скупали шелка, но не могли выведать, каким же образом изготовляется эта чудесная ткань. Индийские купцы, закупив шелка в Китае, у себя на родине перепродавали их купцам из Сирии, а в Сирии шелк в портовых городах перепродавался европейским купцам, которые развозили его по городам Средиземноморья. Система караванных дорог, связывавшая Восточную Азию с Европой, по названию самого дорогого из провозимых по ним товаров в 1877 г. была названа исследователем Ф. Рихтгофеном Великим шелковым путем. Возникнув во II в. до н.э., он просуществовал до XV в., пока жестокие военные конфликты в Средней и Передней Азии, а также развитие европейского мореплавания не побудили купцов предпочесть для перевозки шелка и других товаров морской путь (через Индийский и Атлантический океаны).

В китайских письменных источниках шелковичный червь впервые упоминается около 2600 г. до н.э. При археологических

раскопках в провинции Шаньси в культурном слое, относящемся примерно к 2000 г. до н.э., найдены коконы шелкопряда. Первый достоверно зафиксированный случай нарушения монополии Китая на производство шелка относится к 552 г. н.э. Византийский император Юстиниан (483 – 565 гг.) предпринял ряд военных и дипломатических мер, направленных на то, чтобы шелк в Византию поступал непосредственно из Китая, что сделало бы, конечно, его закупку в разы дешевле для византийских купцов. По данным, приведенным византийским писателем Прокопием Кесарийским, два монаха из Сирии предложили императору доставить яйца шелкопряда из Китая. Их рискованное мероприятие прошло успешно, монахи смогли пронести драгоценные яйца через китайскую таможню в полых посохах. По указу (эдикту) Юстиниана шелковичного червя стали разводить на востоке Византийской империи. Однако у византийцев не было соответствующих навыков шелководства, и очень быстро оно пришло в упадок. Серьезный прорыв китайской шелковой монополии наступил в период завоеваний Арабского Халифата
. Арабы захватили и области в Центральной Азии, ранее принадлежавшие Китаю, а вместе с ними – и находившихся там шелковичных червей, и работников, умевших их разводить. После этого шелководство широко распространилось по всему Халифату, территория которого охватывала Малую Азию, Северную Африку, Испанию и Сицилию. С Сицилии шелковичных червей завезли в Италию, однако широкого распространения оно там не получило: теперь шелк поставлялся из Халифата напрямую в христианскую Европу, стоил не так дорого, как раньше, и знатные европейцы предпочитали его просто покупать у мусульман, чем тратить средства на кропотливую работу по разведению шелкопряда.

Но в период крестовых походов (1095 – 1290 гг.) европейцы стали уделять больше внимания развитию шелководства в собственныхстранах. Мусульманский мир вступил тогда в долгую полосу упадка и военных конфликтов, и импорт шелка в Европу снизился. После четвертого крестового похода венецианцы привезли в Италию из Константинополя яйца шелкопряда. Шелководство распространилось сначала в долине реки По на севере Италии, а с XVI в. – на юге

Франции при короле Генрихе IV (1553 – 1610 гг.). В России первые попытки шелководства были предприняты с воцарением династии Романовых – при царе Михаиле Федоровиче. При царствовании сына Михаила Алексея Михайловича в подмосковном селе Измайловка были произведены посадки шелковичного дерева. Позднее в более теплых и благоприятных для шелководства областях России (в Астрахани, в Ахтубе) были заложены шелковичные плантации. По указу Петра I шелковичные плантации были разведены в Киеве, Константинограде, на Тереке. С присоединением к России Крыма в конце XVIII в. шелководство получило распространение в Крыму. Однако значительного веса шелководство в российском хозяйстве не достигло даже в характеризующееся государственной предприимчивостью советское время, так как не очень благоприятный для шелкопряда климат приводил к частым болезням гусениц.

Производство шелка в Средней Азии. Фотография 1872 г.

В настоящее время шелководство распространено практически во всех теплых странах Азии и Европы. Наиболее интенсивное производство шелка осуществляется в Японии, Корее, Вьетнаме, Индии и еще некоторых южноазиатских странах. Но мировым лидером по производству шелка остается, как и четыре тысячи лет назад, Китай. Технологии развития шелководства довольно мало изменились за прошедшие тысячелетия, что связано со сложной спецификой производства шелка. Это – дело очень кропотливое и трудоемкое, даже механизация труда ненамного повысила его производительность, так как саму нить производят все так же гусеницы, а не машины. Сильно препятствует интенсивному развитию шелковой промышленности и то, что качественный шелк можно получить лишь от гусениц, питающихся листьями тутового дерева, но на выращивание деревьев до соответствующего размера уходят годы, а в более прохладных регионах шелковица сбрасывает листья на зиму. В то же время шелк остается очень важным в хозяйстве материалом, в частности, из него изготовляют прочные и тонкие хирургические нити. Появившийся в наше время синтетический шелк не может полностью заменить натуральный. Поэтому, хотя из-за натурального шелка теперь уже не организуются авантюристические мероприятия и не ведутся кровавые войны, стоимость его по-прежнему очень высока. В России не менее 1500 р. за погонный метр ткани.

6 739

history-thema.com

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ШЕЛКОТКАЧЕСТВА

Кравцова М.Е. Мировая художественная культура. История искусства Китая: Учебное пособие. — СПб.: Издательства «Лань», «TPИADA», 2004. — 960 с.

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ШЕЛКОТКАЧЕСТВА

Китайское текстильное производство освоило выпуск всех известных для мирового текстиля основных видов тканей, сделанных из растительных и животных (шерсть) волокон. Но абсолютно приоритетное положение в нем на протяжении многих веков занимали, как известно, шелковые ткани, изготавливаемые из специфического природного материала — волокон, получаемых из коконов бабочки тутового шелкопряда.

Происхождение шелкоткачества овеяно в Китае, подобно бронзовому производству, легендами и возводится к предельно архаическим временам. Чаще всего оно связывается с богиней по имени Лэй-цзу, супругой Желтого императора. Известно, что культ Лэй-цзу как покровительницы шелкоткачества со второй половины чжоуской эпохи входил в круг официальных религиозных представлений и сопровождался специальными жертвоприношениями в ее честь, которые совершались лично государыней, а затем — императрицей. О высочайшей степени общественного авторитета шелководства и шелкоткачества в Древнем Китае свидетельствует также исполнение нефритовых изделий в виде гусеницы шелкопряда и включение сцен на тему процесса изготовления шелка (сбор листьев тутового шелкопряда, тканья и тому подобных процедур, подробно см. далее) в орнаментацию бронзовых сосудов и позже в погребальные рельефы и стенописи. Сама шелковица тоже почиталась священным деревом. Такие представления о ней прослеживаются еще для иньской эпохи и раннечжоуского периода 372.

Как и во многих других случаях, справедливость традиционной версии о предельно архаическом происхождении шелкоткачества полностью подтвердилась археологическими материалами. Выяснилось, что оно восходит к неолитической эпохе. Древнейшими находками, подтверждающими факт существования в неолитическом Китае шелкоткачества, пусть даже в его предельно примитивном,

------

372 В том числе сохранились сведения, что алтари иньского правящего дома и некоторых из чжоуских княжеских фамилий находились в рощах из тутовых деревьев, обозначаемых специальным термином Санлинь — «Лес шелковиц». Места под однотипным названием «Шелковичная пещера» (Кунсан, Цюнсан) постоянно фигурируют в мифологических повествованиях и легендах о древних правителях и выдающихся исторических личностях в качестве мест их рождения. И наконец, именно к шелковице восходит, как мы помним, образ мифологического Солярного древа — Фусан.

—725—

зародышевом состоянии, являются детали специального инструментария — деревянные валики для наматывания готовой ткани, ножи для обрезания основы, насечки для зевообразования 373. Все они были обнаружены (1975, 1978 гг.) для юго-восточной очаговой культуры Хэмуду, что позволяет датировать начало китайского шелкоткачества VI-V тыс. до н. э. (!), а его родиной — считать регион нижнего течения Янцзы. Первые образцы собственно шелковых тканей — крошечные фрагменты (2,4 х 1 см), обнаружены для культуры Лянчжу и относятся, по результатам их радиокарбонного анализа, к 2750 г. до н. э. (± 100 лет).

Они представляют собой ткань типа тафты с плотностью 40 нитей основы на 48 нитей утка на 1 см2 , которая была выполнена, по данным специальных химических экспертиз, из нитей одомашненной шелковичной гусеницы. Это означает, что лянчжуские мастера владели не только искусством шелкоткачества как такового, но и умением разводить бабочек и гусениц тутового шелкопряда. От иньской эпохи подлинных образцов шелковых тканей не сохранилось. Однако и в данном случае имеется немало материальных свидетельств иньского шелкоткачества. В качестве таковых выступают отпечатки тканей на бронзовых и нефритовых изделиях. Дело в том, что тогда было принято обертывать предметы погребального инвентаря кусками ткани. Прежде чем истлеть, при определенных благоприятных для этого условиях они оставляли отпечатки на металлической и нефритовой поверхности, причем настолько четкие, что по ним удается восстановить тип, фактуру ткани и даже наличие на ней вышивки. Оказалось, что иньцы умели уже делать гладкие и полихромные шелковые ткани, которые по некоторым технологическим показателям (преобладание на единицу измерения плотности основных нитей над уточными) совпадают с чжоускими и ханьскими шелками. Согласно письменным источникам, в иньскую эпоху имелось несколько региональных центров шелководства и шелкоткачества, которые были сосредоточены на юго-востоке, юге и юго-западе страны — на территории современных провинций Цзянсу, Аньхуэй, Хунань и Сычуань.

Самые ранние подлинные образцы древних шелковых тканей, по-прежнему лишь небольшие их фрагменты, относятся к раннечжоускому периоду и периоду Весен и осеней. Начиная со второй половины чжоуской эпохи шелка, как в виде кусков, так и в виде предметов одежды, настойчиво присутствуют в погребениях, в первую очередь в чуских 374. Подобные находки совместно с письменными сведениями позволили почти полностью и в деталях восстановить репертуар древних шелков и технологию их производства. Установлено, что именно на протяжении периода Борющихся царств и ханьской эпохи оформились все основные производственные операции китайского шелкоткачества, сложился базовый набор типов тканей и определился ареал главных шелкопроизводящих центров. Перечисленные ранее шелкопроизводящие регионы дополни-

------

373 Примечательно, что приспособления, аналогичные найденным в Хэмуду, до сих пор используются в «поясных станках», которые применяются в промыслах народностей, населяющих периферийные юго-восточные и южные районы Китая (Гуандун, Юньнань).

374 О степени насыщенности чуских захоронений шелковыми тканями и одеждами можно судить по женскому погребению из комплекса Цзянлин (1982 г.), датируемому промежутком 340-378 гг. до н.э. Усопшая была облачена в 13 слоев одежды, состоявших в общей сложности из 31 предмета, включая 8 халатов на шелковой вате, 3 легких халата, 1 кофту и 2 юбки. Поверх одежд находились 3 покрывала и 1 саван. Они были изготовлены из гладких и узорчатых тканей — тафты, газа, полихромных шелков. Еще 452 куска шелковых тканей, представляющих более 60 их разновидностей, были складированы в 4 бамбуковых корзинах.

—726—

лись северо-восточным (Хэбэй), восточным (Шаньдун) и северным (Шаньси). В танскую эпоху китайское шелкоткачество вступило в качественно новую фазу своего развития, обусловленную освоением китайскими мастерами ранее неизвестной им ткацкой техники — самит, с которой они познакомились благодаря ткацкому искусству тюркоязычных народов. К середине VIII в. эта техника заняла господствующее положение в местном шелкоткачестве, приведя к решительному обновлению способов ткачества и типов тканей. В последующие исторические эпохи происходила дальнейшая эволюция шелкоткацкого производства во всех его аспектах. Своего наивысшего расцвета оно достигло в XVI-XVIII вв. Тогда же установился и окончательный вариант ареала его главных производственных центров. Так, еще при Тан они располагались преимущественно в центральном регионе (Хэнань), в северо-восточных, восточных (Хэбэй, Шаньдун) и юго-западных (Сычуань) районах. Именно там производилось подавляющее большинство тканей, поставляемых ко двору и предназначенных на экспорт. Начиная с Северной Сун наметилась тенденция к перемещению шелководческих и шелкоткацких центров вновь на юг и юго-восток. В XIV в. сычуаньское производство окончательно пришло в упадок, зато в полную силу заявили о себе юго-восточные мастерские — в Нанкине, Сучжоу и Ханчжоу, которые остаются самыми авторитетными шелкоткацкими центрами и по сей день. В конце XVII — начале XVIII в. шелководство и шелкоткачество укрепились в районе Гуанчжоу, что также было во многом вызвано потребностями экспортной торговли, и, кроме того, наметилось его некоторое оживление в Сычуани.

Шелкоткацкое производство состоит из трех масштабных операций, производимых в рамках относительно самостоятельных промыслов и ремесленных занятий: шелководства, обработки нитей и ткачества. Шелководство включает в себя разведение тутовника и бабочек шелкопряда, выращивание гусениц, получение коконов и нитей, а также их первичную обработку. Все эти процедуры осуществлялись в древнем и традиционном Китае в специализировавшихся на них крестьянских хозяйствах.
Получение будущего шелка начинается со сбора грены — яичек бабочки тутового шелкопряда, и уже от подбора грены зависело качество нитей и тканей. Жизненный цикл гусеницы приблизительно 40 дней, в течение которых они превращаются в полупрозрачных, телесного цвета червей, длиной 7-8 см и толщиной с мизинец мужчины. Уход за гусеницами — чрезвычайно трудоемкое и хлопотное занятие. Гусеницы подвержены массовым заболеваниям (известно немало исторических прецедентов, когда подобные эпидемии охватывали целые уезды, приводя к разорению крестьянских хозяйств) и, кроме того, исключительно чутко реагируют на любые раздражители:

—727—

колебания температуры, сквозняки, запахи и звуки. Все это приводит к ухудшению их самочувствия и, как следствие, качества нитей. Столь же привередливы гусеницы и в еде. Листья, идущие на их кормление, должны собираться в строго определенное время суток, с определенных участков деревьев (верхние, нижние ветви) и специальным же образом нарезаться, причем следует избегать их слишком мелкой или крупной нарезки. От подбора сортов листьев зависит натуральный цвет нитей. Если гусениц кормить исключительно листьями садовой тутовой шелковицы, что и практикуется на юго-востоке, то получаются нити почти чисто белого цвета. Когда гусениц кормят листьями садовой шелковицы лишь во второй период их жизненного цикла, а первые двадцать дней — листьями дикого (горного) тутовника, то нити приобретают желтый цвет. Такой режим кормления соблюдался в Сычуани и в восточных прибрежных районах. И наконец, существует так называемый дикий шелк, получаемый при кормлении гусениц листьями особой породы дуба, растущего в горах северо-восточных районов Китая, на территории Ляодунского полуострова. Он представляет собой коричневого цвета, с трудом поддающиеся отбеливанию грубые на ощупь и легко рвущиеся нити, из которых при всех последующих технологических ухищрениях и орнаментальных уловках невозможно получить сколько-нибудь качественную ткань.

Далее наступает период витья коконов, продолжающийся в течение 3-4 суток, во время которых соблюдаются все те же предосторожности (поддержание температурного режима, ограждение от сквозняка, запахов, шума), что и в период выращивания гусениц. Готовые коконы сортируются. Лучшие из них оставляются для получения нового поколения бабочек.

Следующая и столь же ответственная процедура — размотка коконов, которая может осуществляться несколькими способами. В древности коконы обдавались кипятком. Затем предпочтение стали отдавать их распариванию в горячей воде, для чего употребляются специальные приспособления. Они состоят из котла, обычно соединенного с жаровней, помогающей поддерживать необходимую температуру воды, и деревянной конструкции, образованной рамой с мотовильным барабаном и ножным приводом. У каж-

—728—

дого кокона освобождается кончик волокна. Так как природные волокна микроскопически тонкие, они сразу же соединяются в пучок от 4 до 18 коконов, который через направляющий крючок и кольцо (как правило, из нефрита) выводится на мотовило. Последние слои кокона, близкие к гусенице, не поддаются размотке и идут на изготовление шелковой ваты. Самые же непригодные для ремесленного использования остатки употребляются для удобрения полей. Длина нити, получаемой из одного кокона, колеблется в зависимости от породы бабочек, условий кормления гусениц и прочих тому подобных обстоятельств от 350 до 1000 м. Для получения 1 кг нитей (шелка-сырца) требуется 18 кг коконов, а их совокупная длина составляет 300—900 км. Употребление горячей воды при размотке коконов обусловлено необходимостью удаления с натуральных волокон сирицина — природного вещества, склеивающего их в кокон. В холодной воде сирицин тоже растворяется, но очень медленно. Однако при таком способе размотки нити получаются более крепкими и упругими, чем при употреблении кипятка или горячей воды. Поэтому старые чиновники-специалисты, курировавшие шелкоткачество, нередко призывали крестьян отказаться от распаривания коконов и перейти к их размотке в холодной воде, обращаясь с соответствующими петициями и ко двору. Размотка коконов в холодной воде еще недавно применялась в китайском промышленном производстве для получения особо прочных нитей, которые до внедрения синтетических волокон использовались в военно-технических целях, например, для изготовления парашютного шелка.
После размотки коконов нити перематываются на мелкие бамбуковые мотовила и, в случае необходимости, повторно утолщаются или скручиваются, хотя их качество позволяло в принципе обходиться без скручивания. Этой процедурой завершалась стадия шелководства, и нити поступали в распоряжение других специализированных хозяйств и ремесленных производств.

Обработка шелковых нитей включает в себя их повторную очистку, подготовку к крашению и крашение. Данная операция не является строго обязательной, так как ткани могли изготавливаться из необработанных нитей и проходить все перечисленные далее способы обработки уже в готовом виде. Нити промывались для удаления с них остатков сирицина и возможных загрязнений, вываривались, отбеливались и в зависимости от красителя подвергались травлению. Для окраски употребляются красители из растительных и минеральных пигментов. Древнейшими растительными пигментами являлись трава-лань, местная разновидность индиго, корень морены, дающий красный цвет, плоды гардении (желтый цвет), желуди китайского дуба (черный цвет). При Ранней Хань к ним добавился сафлор (красный цвет) — растение, попавшее в Китай по маршруту Великого шелкового пути и быстро там одомашненное. По письменным свидетельствам, в некоторых районах страны выращивались целые плантации сафлора, шедшего на нужды

—729—

шелкокрасильных мастерских. Из минеральных пигментов употреблялись киноварь (красный цвет), охра (темно-красный), свинцовые соединения. Разнообразие цветовой гаммы чжоуских и ханьских шелков при столь ограниченном наборе красителей объясняется тем, что древнекитайские мастера-красилыцики в совершенстве владели техникой многослойного окрашивания и умением добиваться нужных оттенков путем комбинирования красок. Так, для получения нитей светло-багрового цвета их окрашивали три раза, для получения темно-пурпурного и черного с пурпурным отливом, соответствующего колористическим характеристикам цвета-сюань (такими должны были быть некоторые из ритуальных одеяний), — соответственно 5 и 7 раз.

При Тан набор красителей значительно расширился. В красильном деле стали активно применяться малахит, азурит, уже знакомые нам по живописным краскам ауро-пигмент и гуммигут, а из растительных пигментов — са-пан, из древесины которого получают красители красного цвета, персидский индиго и т. д. Среди привозных красителей встречались и весьма экзотические, например «пурпурный минерал» — вещество, выделяемое «лаковыми насекомыми» (шеллак), которые специально для этого разводились в лесах Юго-Восточной Азии.

Собственно ткачество начинается с приготовления основы (сновки) и шпулей для утка. Сновка, тоже исполняемая на специальном станке, состоит из горизонтально натянутых и плотно пригнанных друг к другу нитей. Для подготовки уточных шпулей в ходе истории шелкоткацкого производства употреблялись различные по конструкции шелкокрутильные приспособления. Например, еще в XIV в. это было мотовило, приводимое в движение рукой. Наиболее существенные изменения в шелкокрутильной технике

—730—

произошли в XVIII в., когда появились станки с колесом, приводимые в движение обеими ногами, что резко повысило производительность труда.

Ткацкие станки тоже постоянно совершенствовались. Приблизительно до середины чжоускои эпохи повсеместно использовались «луские станки» — без подножек, с двумя навоями, бердом и приспособлениями для ручного зевообразования. В позднечжоуский период и при Хань данный тип ткацкого станка значительно модифицировался и превратился в конструкцию с деревянной рамой и двумя крутящимися — передним и задним — барабанами-навоями. Кроме того, станок теперь имел две подножки, при помощи которых осуществлялось механическое разделение основы для образования зева. Так как руки ткача оставались свободными, он сам мог, без привлечения помощников, продевать челнок с утком и гребнем и протягивать утки. Опытный ткач (или ткачиха, обычно ткачеством занимались женщины) мог изготовить на таком станке за день работы до 3 м гладкой ткани. Не лишним будет заметить, что аналогичные по конструкции ткацкие станки были изобретены в Европе в VI в., а широкое распространение получили лишь к XIII в.

Для изготовления узорчатых и полихромных шелков использовались еще более совершенные станки. Уже древние, чжоуские, узорчатые ткани исполнялись, видимо (их изображения не сохранились, а письменная информация крайне отрывочна), на станках, снабженных рейками или планками, разделявшими нити основы соответственно рисунку, и педалями для образования зевов. Судя по сложности узоров, они должны были иметь до 4 подножек и более 300 планок.

Шелкоткацкое производство традиционного Китая располагало еще более внушительной серией конструктивных типов станков. Наиболее сложным устройством обладали

—731—

станки, предназначенные для крупноузорного и многоцветного тканья. Данный тип станков был изобретен предположительно в конце танской эпохи, о чем можно судить по характеру дошедших до нас образцов позднетанских и ран-несунских тканей. И вновь уместно вспомнить, что его первый европейский аналог, способный ткать только узкие ленты, появился в Германии в XVI в., а узорное ткачество как таковое фактически утвердилось в Европе в XVIII в., после изобретения приспособления для механического подъема нитей основы.

Станок для крупноузорного многоцветного тканья, в том виде, какой он получил в XVI—XVII вв., представляет собой подлинное инженерное сооружение масштабных размеров, включающее в себя горизонтальный навой и ремизный аппарат с педальным механизмом. Его обслуживали два человека: ткач, работавший внизу, у основы, и его помощник, располагавшийся вверху, у верха вертикальной рамы. Изготовление многоцветной ткани начиналось с создания заготовки-тяохуа («протянутые цветы»): на рисунок будущего раппорта наиболее опытные (и, заметим, высокооплачиваемые) мастера наносили тонкую сетку, по которой раппорт сплетался из тонких шнуров. Их расположение точно соответствовало узору рисунка — так получалась тяохуа. Затем заготовка укреплялась в верхней части вертикальной рамы, а концы шнуров прикреплялись к веревочному передаточному приспособлению, соединенному с бурами ремизным аппаратом. Помощник ткача тянул то одну, то другую группу шнуров, изменяя расположение нитей основы, а ткач пропускал челнок через определенное число нитей. Для тканья однотонных и мелкоузорных тканей также использовались собственные, упрощенной конструкции типы станков.

Процесс создания ткани завершался либо их окончательной подправкой (у окрашенных и многоцветных), либо разрезанием двойных волокон (у бархата), либо, в случае их исполнения из шелка-сырца, окраской и лощением.

С XVIII в. началось замедление технического прогресса китайского шелкового производства и его постепенное, но неуклонное отставание от европейской техники шелкокручения и шелкоткачества, что, впрочем, мало сказалось на качестве и общей популярности китайских шелков.

Технический уровень и постоянный прогресс китайского шелкоткацкого производства полностью соответствуют богатству репертуара тканей, основные типы которых выделились, повторим, еще в чжоуские и ханьские эпохи.


Читайте также:


Рекомендуемые страницы:

Поиск по сайту



Поиск по сайту:

poisk-ru.ru

"Шелковый путь" с древних времен до наших дней. Экскурс в историю

Как часто мы слышим слова: "нежнейший как шелк", "шелковый блеск", "шелковое прикосновение", хотя эти слова и не всегда относятся к шелку, мы рисуем в воображении именно шелк. Шелк — очень символическое слово. Пожалуй не одна ткань не играла такой роли в истории мира. Даже сегодня оно символизирует собой роскошь, говорит о ценности, изготовленной из него одежды, изделий и о чувстве вкуса его владельца. Не зря в нашей речи сохранились словесные обороты: "Одета в шелка" , "Нежная как шелк", "Для одежды выбирай шелк, а для дружбы — принца"

Наверное, многим читателям знакома красивая легенда о том как появился шелк в Китае 5 тыс лет назад. В чашку с чаем, который пила китайская императрица, жена Желтого китайского императора, упал кокон тутового шелкопряда, когда она пыталась его выловить, он начал расплетаться и очаровал императрицу мерцанием волокон и подал идею как можно распутать кокон, а нить использовать.

Как бы там ни было, но первенство открытия изготовления шелка принадлежит Китаю и тайну производства шелковых тканей они охраняли на протяжении 3 тыс лет под страхом смертной казни. Носить одежду из шелка могли себе позволить лишь высокопоставленные особы .

Завоевательные походы Александра Македонского значительно расширили познания Запада и Востока друг о друге, создавая предпосылки для установления торговых связей. Китай начал экспортировать шелк как только осознал свою потребность сначала в нефрите и жадеите из копей Хотана и Яркенда, потом в породистых арабских скакунах, которые значительно превосходили по своим качествам низкорослых китайских лошадок. Так возник шелковый путь — самый длинный на протяжении двух тысяч лет, соединивший все великие цивилизации старого света — Китай, Индию, Ближний Восток и Европу.

Шелк был денежным эквивалентом не только в Китае. Благодаря торговле шелком зарождались и гибли цивилизации и империи, начинались войны и заканчивались перемирия. Из обычных крестьян, простых торговцев люди становились богатыми и знаменитыми, пример тому династия Медичи, которая вела свое начало от удачливых продавцов шелком. Шелк ценился на вес золота — фунт на фунт. Сохранились до наших дней в Китае более 35 предметов одежды в идеальном состоянии, возраст которых насчитывает 2500-2800 лет.

Шелкомания охватывала страны и пленяла не только женщин, но и весьма серьезных мужчин. Императоры и полководцы, короли и куртизанки -все обожали шелк и готовы были отдать за заветный отрез любые деньги.

Так как в Китае на протяжении 3тыс лет ревностно оберегали тайну изготовления шелка, в Европу секрет пришел только 550 г в Византию благодаря двум монахам, сумевшим вывести несколько коконов для византийского императора Юстиана I

Только в 13 веке шелк начали производить в Италии. Для людей эпохи Возрождения было характерно неутомимое стремление к новизне, будь то ремесло, искусство или другой вид творческой деятельности, никогда до и после не были так востребованы и почитаемы художники, поэты и музыканты, развивалось искусство и ремесло. Европейские дома соревновались в роскоши и власти. Великие мужчины и женщины эпохи Возрождения словно торопились чувствовать и жить, любить и властвовать, украшая себя великолепными нарядами из бархата и шелка.

Портрет Марии Медичи

Настоящий итальянский шелк сегодня в цене так же как и несколько столетий назад и тому есть много причин. Он живой, трудно найти другой материал, в котором было бы столько жизни, игры отблесков, шелк по разному реагирует на свет, цвета шелка не блекнут с годами, вискоза поблекнет через 10 лет, шелк - никогда.

Блеск шелковых нитей происходит от того что оно покрыто слоями протеина, придающих глянец, в срезе волокно треугольное

и поэтому как призма отражает свет и блестит. На Востоке считается, что он обладает сильными энергетическими свойствами.

Это чувство действительно возникает при общении с ним, созерцании переливов его блеска, от ощущений мягкости и гладкости поверхности. Он защищает нас от жары летом и согревает зимой. Это очень уютный и нежный материал, он - как вторая кожа.

Все знают что шелковые волокна производят гусеницы шелкопряда, знаете ли вы что существует паучий шелк, продукт особых пауков - золотопрядов, достаточно редкий, поэтому более ценный. Его знали и изготавливали еще в Древнем Китае, называя эту ткань -"ткань восточного моря". Процесс его изготовления был настолько сложен, что одежду из этой ткани мог себе позволить только сказочно богатый человек, такие подарки дарили только членам королевской семье. Например у французского короля Людовика ХIV были перчатки и чулки связанные из паучьего шелка.

Широкого распространения эта ткань не получила из-за сложности производства, но в наше время британский ученый-искусствовед Саймон Пирс и его американский друг-бизнесмен Николас Гудли создали уникальное полотно, из которого была сшита накидка, потратив на это 5 лет и 500 тыс долларов. Эта накидка легка и прочна, весит всего 1,5 кг и переливается приятным природным золотистым оттенком, украшена сложной вышивкой и аппликацией, посвященной паучьей теме. Выставлена эта накидка в Музее Естествознания в Нью-Йорке.

Только женские особи паука-золотопряда создают уникальные волокна с золотым отливом. У меня возникает аналогия с женщинами -рукодельницами. Между человеком, изготавливающим изделие из шелка возникает связь не просто на уровне тактильного прикосновения, но и ощущение радости, от того что изделия получаются живыми как природа, теплыми как лучи солнца, струящимися как вода. Их приятно делать, их приятно носить, это ощущение на уровне чувственности очень женственно и красиво. Шелк живет с вами, общается, защищает от жары, холода, лечит ваши недуги, радует ваш глаз своими живыми переливами, успокаивает и украшает. Шелк очень уютный и нежный материал... как женщина. Шелк помогает нарисовать эмоцию, фантазию, вашу идею, сделать ее живой, яркой, запоминающейся.

Вот так и возник "Шелковый путь" длиной в 5 тысяч лет, путь соединивший нас с древними предками, путь исторический и материальный, так как мы можем прикасаясь к шелку, прикоснуться к истории и тонкая нить, связывающая нас никогда не прервется.

www.livemaster.ru

Шелк | Синология.Ру

Шелковые ткани не только занимают ведущее место в китайском текстиле, но и в течение многих веков служат одним из культурных символов Китая.
 
Технология шелкоткачества. Шелкоткацкое производство состоит из трех масштабных операций, производимых в рамках относительно самостоятельных промыслов и ремесленных занятий. Это: шелководство, обработка нитей и ткачество.
 
Шелководство включает в себя разведение тутовника и бабочек шелкопряда, выращивание гусениц, получение коконов и нитей, а также их первичную обработку. Все эти процедуры сложились еще во второй половине I тыс. до н.э. и вплоть до ХХ в. осуществлялись в специализировавшихся на них крестьянских хозяйствах. Получение будущего шелка (сы  絲) начинается со сбора грены — яичек бабочки тутового шелкопряда. Жизненный цикл гусеницы длится приблизительно 40 дней, в течение которых она  превращается из крохотного создания в полупрозрачного червя телесного цвета длиной в 7–8 см, и толщиной с мизинец взрослого мужчины. Уход за гусеницами — чрезвычайно трудоемкое и хлопотное занятие. Они подвержены массовым заболеваниям (известно немало исторических примеров тому, что подобные эпидемии охватывали целые уезды, приводя к разорению крестьянских хозяйств). Кроме того, черви шелкопряда исключительно чутко реагируют на любые раздражители: колебания температуры, сквозняки, запахи и звуки — все это приводит к ухудшению их самочувствия и сказывается на качестве будущих нитей. Столь же привередливы гусеницы и в еде. Листья, которыми они питаются, следует собирать в предназначенное для этого время суток, с определенных участков деревьев (верхних, нижних ветвей) и специальным же образом нарезать: не слишком мелко и не слишком крупно. От сорта листьев зависит натуральный цвет нитей. Если гусениц кормить исключительно листьями садовой тутовой шелковицы, то нити приобретают почти идеальный белый цвет. Кормление гусениц листьями дикого (горного) тутовника (в течение первых двадцати дней) и листьями садовой шелковицы (во второй период их жизненного цикла) обеспечивает желтый цвет нитей. Существует также «дикий шелк», получаемый в результате кормления гусениц листьями особой породы дуба, растущего в горах северо-восточных районов Китая (на территории Ляодунского полуострова). Это — нити коричневого цвета, с трудом поддающиеся отбеливанию, грубые на ощупь и легко рвущиеся.
 
Период витья коконов занимает трое-четверо суток, во время которых соблюдаются все те же меры предосторожности, что и в период выращивания гусениц (поддержание температурного режима, ограждение их от сквозняка, запахов, шума). Готовые коконы сортируют, оставляя лучшие для получения нового поколения бабочек. Размотка коконов может осуществляться несколькими способами. В древности коконы обдавали кипятком, затем в практику вошло их распаривание в горячей воде. Для этого употребляются специальные приспособления, состоящие из котла (который обычно соединен с жаровней, что помогает поддерживать необходимую температуру воды) и мотовила.
 
Станок для размотки коконов (с книжной гравюры)
 
Мотовило — деревянная конструкция из рамы с мотовильным барабаном и ножным приводом. У каждого кокона освобождается кончик волокна, и, поскольку природные волокна микроскопически тонки, они сразу же соединяются в пучок (от 4 до 18 коконов), который через направляющий крючок и кольцо (как правило, из нефрита) выводится на мотовило. Последние слои кокона, близкие к гусенице, не поддаются размотке и идут на изготовление шелковой ваты. Самые же непригодные для ремесленного использования остатки употребляются для удобрения полей. Длина нити, получаемой из одного кокона, колеблется, в зависимости от породы бабочек, условий кормления гусениц, от 350 до 1000 м. Для получения 1 кг нитей (шелка-сырца) требуется 18 кг коконов, а их совокупная длина составляет 300–900 км. Употребление горячей воды при размотке коконов обусловлено необходимостью удаления с натуральных волокон сирицина — природного вещества, склеивающего их в кокон. В холодной воде сирицин тоже растворяется, но очень медленно. Однако при таком способе размотки нити получаются более крепкими и упругими, чем при употреблении кипятка или горячей воды. Размотка коконов в холодной воде еще недавно (до внедрения синтетических волокон) применялась в китайском промышленном производстве для получения особо прочных нитей, которые, использовались в военно-технических целях, например, для изготовления парашютного шелка.
 
Полученные нити перематываются на мелкие бамбуковые мотовила и, в случае надобности, повторно утолщаются или скручиваются, хотя их качество позволяет обходиться без скручивания. Теперь это — «полуфабрикат», поступающий в другие специализированные хозяйства и ремесленные центры, где из нитей делают собственно шелковую пряжу, для чего требуется их дополнительная обработка и крашение. Нити промывают, удаляя остатки сирицина и возможных загрязнений, вываривают, отбеливают и, в зависимости от красителя, подвергают определенному режиму травления. Для окраски употребляют красители на основе растительных и минеральных пигментов. Древнейшими растительными пигментами являлись трава лань 藍 (местная разновидность произрастающего на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии растения индиго, из которого получается краситель синего цвета), корень морены (дает красный цвет), плоды гардении (чжи-цзы  梔子, желтый краситель), желуди китайского дуба (содержат черный пигмент). Во II–I вв. до н.э. в качестве сырья для красного красителя стали выращивать сафлор (кит. хун-хуа 紅花 — «красный цветок») — растение, попавшее в Китай по Великому шелковому пути и быстро адаптированное к местным условиям. Из минеральных пигментов употреблялись киноварь дань 丹, дающая красный цвет, охра чжэ-ши  赭石 (из которой получаются красители красного, желтого и коричневого тонов), свинцовые соединения. Уже древнекитайские мастера-красильщики в совершенстве владели техникой многослойного окрашивания, умели добиваться нужных оттенков путем комбинирования красок. Так, для получения нитей светло-багрового цвета их окрашивали три раза, используя попеременно красные и синие (или красные и черные) пигменты  в разных пропорциональных соотношениях. В VII–VIII вв. набор красителей значительно расширился, в основном в результате экспортных поставок и заимствований технологического опыта других народов. В красильном деле стали активно применять малахит (кит. кунцюэ-ши 孔雀石, «павлиний камень», шилюй  石綠 «каменная зелень») синий азурит (ланьтун 藍銅, «лазурная медь», шицин 石青, «каменная синева»), аурипигмент (кит. цыхуан  雌黃, самородный сульфид мышьяка, дающий желтый цвет), а из растительных пигментов — гуммигут (затвердевший сок одной из индокитайских древесных пород, родственных мангостану, из которого получается высококачественный золотисто-желтый пигмент), сапан (из сока этого дерева получают красители красного цвета), персидский индиго. Среди привозных красителей встречались и весьма экзотические, например, «пурпурный минерал» — вещество, выделяемое «лаковыми насекомыми» (шеллак), которые специально для этого разводились в лесах Юго-Восточной Азии.
 

Шелковая ткань кэ-сы с изображениями птиц и цветов. Эпоха ЮаньТкани могут изготавливать из необработанных нитей (шелка-сырца) с последующей обработкой уже в готовом отрезе. Такие ткани обычно использовались в качестве основы для станковой живописи, хотя и живописный шелк иногда подвергался специальной обработке. Так, в эпоху Тан (618–960) — времени первого расцвета китайской станковой живописи, шелковое полотно погружали в кипящую воду с добавленным в нее порошком крахмала и затем отбивали деревянными валиками. В результате шелк приобретал гладкую и блестящую поверхность. Однако многие художники, предпочитали работать по шелку-сырцу, справедливо полагая, что он лучше впитывает краску и тушь.
 

Шелковая ткань кэ-сы с зооморфным и цветочным декором. XI-XII вв.Процесс ткачества начинается с натягивания сновки (основы) и приготовления шпулей для утка. Сновка формируется на специальном станке из нитей, плотно пригнанных друг к другу в горизонтальном направлении. Для наматывания нитей утòчных шпулей в истории шелкоткацкого производства употреблялись различные по конструкции шелкокрутильные приспособления. Например, еще в XIV в. это было мотовило, приводящееся в движении рукой. Наиболее существенные изменения в шелкокрутильной технике произошли в XVIII в., когда появились станки с колесом, приводимые в движение обеими ногами, что резко повысило производительность труда.
 
 Ткацкие станки тоже постоянно совершенствовались. Приблизительно до VI–V вв. до н.э. использовались достаточно простые по конструкции станки: без подножек, с двумя навоями, бердом и приспособлениями для ручного зевообразования. Уже к началу н.э. такой тип станка, пройдя через значительную модификацию, превратился в инструмент с деревянной рамой и двумя крутящимися (передним и задним) барабанами-навоями. Кроме того, станок теперь имел две подножки, при помощи которых осуществлялось механическое разделение основы для образования зева. Так как руки ткача оставались свободными, он мог сам, без привлечения помощников, продевать челнок с утком и гребнем и протягивать утки. Опытный ткач (или, чаще, ткачиха, т.к. в Китае ткачеством обычно занимались женщины) мог изготовить на таком станке за день работы до 3 м гладкой ткани. Аналогичные по конструкции ткацкие станки были изобретены в Европе только VI в. н.э., и  вошли в широкое употребление лишь к XIII в. По мере усложнения техники шелкоткачества появлялись все более сложные конструктивные варианты станков. Особенно совершенные в техническом отношении станки требовались для изготовления узорчатых и полихромных шелков (подробно см. далее). Уже во второй половине I тыс. до н.э. узорчатые ткани исполнялись, видимо, на станках, снабженных рейками или планками, разделявшими нити основы соответственно рисунку, и педалями для образования зевов. Судя по сложности узоров дошедших до нас образцов, станки должны были иметь до 4 подножек и более 300 планок. Наиболее сложным устройством обладали станки, предназначенные для крупноузорного и многоцветного тканья, изобретенные, предположительно, в конце эпохи Тан. Впервые европейский аналог станков такого конструктивного типа (способный, однако, ткать только узкие ленты), появился в Германии в XVI в., при этом узорное ткачество как таковое утвердилось в Европе лишь в XVIII в., с изобретением приспособления для механического подъема нитей основы. Китайский станок для крупноузорного многоцветного тканья, окончательно доработанный в XVI–XVII вв., представляет собой настоящее инженерное сооружение. Он включал в себя горизонтальный навой и ремизный аппарат с педальным механизмом и обслуживался двумя лицами. Ткач работал внизу, у основы, а его помощник находился наверху, у вертикальной рамы. Изготовление многоцветной ткани начиналось с создания специальной заготовки (тяо-хуа 挑花, «протянутые цветы»). Намечая рисунок будущей ткани, наиболее опытные мастера наносили на заготовку едва заметную сетку, по которой раппорт (повторяющаяся часть узора) сплетался из тонких шнуров. Их расположение точно соответствовало контурам и основным линиям рисунка — так получалась тяо-хуа. Затем заготовка укреплялась в верхней части вертикальной рамы, а концы шнуров прикреплялись к веревочному передаточному приспособлению, соединенному с бурами ремизным аппаратом. Помощник ткача тянул то одну, то другую группу шнуров, изменяя расположение нитей основы, а ткач пропускал челнок через определенное число нитей.
 
Процесс создания ткани завершался их окончательной подправкой (у окрашенных и многоцветных), разрезанием двойных волокон (у бархата), либо, в случае их исполнения из шелка-сырца, окраской и лощением.
 
Основные этапы истории развития шелкоткачества. Принято считать, что все основные операции китайского шелкоткачества окончательно сложились во второй половине I тысячелетия до н.э. Однако его история восходит к значительно более древним временам, напоминания о чем сохранились в китайских легендах, в которых происхождение шелкоткачества, как правило, связывается с образом богини Лэй-цзу 雷祖, супруги Хуан-ди 黃帝 — Желтого императора, мифического родоначальника китайского этноса и основоположника китайской государственности. Известно, что культ Лэй-цзу как покровительницы шелкоткачества действительно существовал в Древнем Китае. Прослеживаемый со второй половины эпохи Чжоу 周 (XI–III в. до н.э.), т.е. приблизительно с середины I тыс. до н.э., он входил в круг официальных культов и сопровождался специальными жертвоприношениями, которые исполнялись лично государынями.
 
Новейшие археологические материалы доказали, что шелкоткачество зародилось еще в эпоху неолита в районах нижнего течения р. Янцзы в VI–V тыс. до н.э. Самыми ранними находками, подтверждающими факт его существования, являются деревянные валики для наматывания готовой ткани, ножи для обрезания основы и насечки для зевообразования. Все эти артефакты были обнаружены (1975, 1978) на территории археологических памятников, относящихся к неолитической культуре Хэмуду (Хэмуду-вэньхуа 河母渡文化 5000/4500–3400 до н.э., юго-восток Китая, северная часть совр. пров. Чжэцзян). Первыми известными сегодня образцами китайских шелковых тканей выступают крохотные фрагменты (2,4 х 1 см), обнаруженные в материальном наследии более поздней юго-восточной культуры — Лянчжу (Лянчжу-вэньхуа 良渚文化, 3200–2200 до н.э.). Датируемые на основании радиокарбонного анализа 2750 г. до н.э., они имеют плотность 40 нитей основы на 48 нитей утка на 1 см(т.е. представляют собой ткань типа тафты) и были выполнены, согласно данным химической экспертизы, из нитей одомашненной шелковичной гусеницы. Следовательно, неолитические мастера владели не только навыками шелкоткачества, но и умением культивировать бабочек и гусениц тутового шелкопряда.
 
Следующий этап в истории шелкоткачества соотносится с эпохой существования древнейшего китайского государства Шан-Инь 商殷 (XVII–XI вв. до н.э.) и первой половиной эпохи Чжоу. Хотя эта эпоха не оставила подлинных образцов шелковых тканей, имеются косвенные материальные свидетельства — отпечатки шелка на бронзовых и нефритовых изделиях, уцелевшие благодаря обычаю обертывать предметы погребального инвентаря кусками ткани. Прежде, чем истлеть, ткани (при определенных благоприятных для этого условиях), оставляли следы на металлической и нефритовой утвари, причем, настолько четкие, что по ним удается восстановить тип, фактуру ткани и даже наличие на ней вышивки. Оказалось, что иньские мастера умели производить гладкие и полихромные шелка. Среди находок, датируемых XI–V вв. до н.э., имеются дошедшие в небольших фрагментах подлинные образцы шелковых тканей, которые в целом совпадают с реконструированными иньскими шелками.
 
Качественно новый этап в эволюции шелкоткачества связан со второй половиной чжоуской эпохи, точнее, с периодом Сражающихся царств (Чжань-го 戰國, V–III вв.), от которого впервые во множестве сохранились куски тканей и даже предметы шелковой одежды. Наиболее часто они встречаются в богатых захоронениях аристократии царства Чу (Чу-го 楚國, XI–III вв. до н.э.), располагавшихся в районах среднего и нижнего течения р. Янцзы. Например, только в одном женском погребении (340–378 до н.э., открыто в 1982) обнаружено 452 рулона шелковых тканей. Тело усопшей было облачено в 13 слоев одежд, состоявших в общей сложности из 31 предмета, включая 8 халатов на шелковой вате, 3 легких халата, 1 кофту и 2 юбки. Сверху тело было покрыто тремя шелковыми покрывалами и саваном. Установлено, что в течение указанного периода и эпохи Хань 漢 (III в. до н.э. — III в. н.э.) не только окончательно оформились все основные производственные операции китайского шелкоткачества, но и сложился базовый набор типов тканей, а также определилась география главных шелковопроизводящих центров, которые находились как на юге и юго-востоке страны (терр. царства Чу), так и на востоке (совр. пров. Шаньдун), северо-востоке (пров. Хэбэй), севере (пров. Шаньси) и юго-западе (пров. Сычуань).
 
Важный  этап в истории китайского шелкоткацкого производства, знаменовавший  подлинно революционные изменения, соотносится с эпохой Тан, когда китайские мастера, наследуя опыт тюркских народов, освоили ранее неизвестную им ткацкую технику — саммит. Благодаря этой технике, занявшей господствующее положение в местном шелкоткачестве к середине VIII в., способы тканья и репертуар типов тканей решительно обновились. Не менее важно и то, что танское шелкоткачество надежно представлено материальными объектами. В японской императорской коллекции Сёсоин (кит. Чжэнцанъюань 正倉院, г. Нара), сохранилось 1 700 000 образцов тканей и сделанных из них предметов (одежды, входившей в ансамбль парадного костюма императоров и буддийских иерархов, вотивных знамен, книжных футляров и т. д.).  В последующие исторические эпохи происходила дальнейшая эволюция шелкоткацкого производства, достигшего совершенства в XVI–XVIII вв., хотя в это время китайское шелкоткачество уже не претерпевало столь радикальных изменений, как в танскую эпоху.
 
Основные типы шелковых тканей. Существует огромное число разновидностей шелковых тканей, которые различаются, во-первых, по толщине нитей и их средней плотности пересечения нитей основы и утка на 1 см2. Во-вторых, по характеру плетения горизонтальных (оснòвных) и продольных (утòчных) нитей, исходя из которого шелка подразделяются на оснòвные и утòчные (к последней категории относится самит). В-третьих, ткани отличают по цветовой гамме (позволяющей подразделять их на монохромные и полихромные) и орнаментам. Монохромные (однотонные) ткани распадаются на гладкие (среди них — газ, репс, тафта, атлас, бархат) и узорчатые (это — газовые и камчатые ткани, в которых рисунки образуются путем определенного  переплетения нитей). Среди полихромных шелков выделяются малоцветные (не менее двух цветов), многоцветные, мелкоузорные, крупноузорные и ткани с рельефным узором.
 
Базовый репертуар древних шелков включал в себя, во-первых, гладкие ткани, называемые мань 縵, которые подразделялись на несколько типов. В их числе шелк-лянь 練,  вываренный посредством кипячения; шелк-цзюань 絹  с плотными редкими нитями;  шелк цзянь-縑  с двойными нитями и, наконец, белый блестящий шелк-су 素 . В дальнейшем термином су стали обозначать шелк-сырец и сделанную из него ткань, имеющую натуральный цвет. Все типы древнекитайского гладкого шелка сводятся к тафте и оснòвному репсу, характеризуясь при этом плотностью 60–90 нитей основы и 30–50 нитей утка на 1 см2. Лучшей гладкой тканью письменные источники называют шелк-ва 襪, судя по его литературным описаниям, представлявший собой тонкую белую блестящую ткань, которую в европейских изданиях обычно именуют «ледяной (глянцевитой) тафтой». Говорится, что такая ткань производилась в I–II в. н.э. на п-ове Шаньдун, затем секрет изготовления был утрачен, но упоминания о «ледяной тафте» сохранились в легендах. Рассказывалось, например, что шелк-ва производился из нитей коконов волшебных шелкопрядов — огромных червей, с чешуйчатым телом и рогами, обитавших где-то в чудесных горах, вдали от мира людей, и вивших многоцветные коконы под снежным покровом. Ткань, полученная из их нитей, как будто имела чудесные свойства: она не намокала в воде и не горела в огне.
 
Другие типы древнекитайских шелков — это чжоу 縐, ша 紗 и ци 綺. Чжоу —  шелковый креп (его синонимом иногда выступает прочная конопляная ткань высокого качества), изготовленный из нитей слабой или сильной скрутки (в последнем случае плотность нитей основы и утка равнялась соответственно 40–60 и 40–50 на 1 см2). Ша — газовые ткани, представленные гладкими и узорчатыми шелками-ху 縠. К данному типу изначально примыкал и шелк-ло 羅, который, согласно объяснениям в древних текстах, являл особую разновидностью узорчатой газовой ткани. Впоследствии знак ло приобрел в китайском языке максимально широкое значение — «шелковая ткань». Все древнекитайские газовые ткани характеризуются употреблением двух разных видов основы — «фоновой» и «работающей» (или «газовой»), и наличием «глазков», расположенных в шахматном порядке. Они имеют «просветы», разделяющие в полотняном переплетении группы трех уточных и четырех основных нитей  (среди последних — две «работающие» и две, образующие фон, их соединяет одна нить утка).
 
Техника переплетения узорчатых тканей обладает некоторым отличием: здесь ряды «просветов» образованы единственным утком, благодаря чему наиболее характерным украшением таких материй сделался  орнамент в виде соединенных ромбов. Ци — камчатые ткани, среди которых письменные источники выделяют особый тип шелка-лин 綾, украшенный орнаментом, напоминающим ледяные узоры. Все древнекитайские камчатые ткани выполнялись  двумя способами. Первый из них, восходящий к шанскому времени, задействует нити основы и утка в пропорции 3:1 (т. е. основные нити, проходя над тремя нитями утка, опускались на одну нить). Во втором способе основы, образующие узор на полотняном фоне, чередовались с основами, работающими в полотняном плетении.
 
В древнем ткачестве производились и полихромные ткани — цзинь 錦 (в дальнейшем так обозначалась парча), выполнявшиеся в технике, производной от полотняного плетения. При этом узор образовывался сменой основ и в процессе их прохождения над тремя, пятью или семью нитями утка. Такая техника, продержавшаяся в китайском шелковом производстве до рубежа VII–VIII вв., позволяла исполнять достаточно сложные тканые узоры, например, геометрический орнамент из различных ромбовидных, S-образных, шестиконечных и других геометрических фигур.
 
На протяжении III–VI вв. (эпоха Шести династий, Лю-чао) указанный репертуар тканей не претерпел значительных изменений, последовавших лишь в эпоху Тан, когда китайскими мастерами были освоены технологии производства таких тканей, как атлас (дуаньцзы 緞子), бархат (сыжун 絲絨), парча и «резаный шелк» (кэсы 刻絲).  Атлас и бархат сближаются между собой в том, что оба они — это оснòвная саржа (или полотно), в которой большое число тонких оснòвных нитей полностью перекрывают уток. Вместе с тем, обе ткани значительно разнятся между собой в технологическом и эстетическом отношениях. Бархат — мягкая ткань, поверхность которой покрыта ворсом из разрезанных петель. Эффект атласа основан на сочетании блестящих и матовых участков, за счет фактурного контраста полотняного и саржевого плетения нитей. В парчовом тканье использовались шелковые нити, на которые накручивались тонкие полосы золотой и серебряной фольги. Не исключено, что такой тип тканей, но выполненный в технике полотняного плетения был освоен уже в древнем ткачестве. Об этом свидетельствуют многочисленные находки шелков с орнаментом в виде облаков и животных в погребениях гуннской знати конца I в. до н.э. — начала I в. н.э., расположеных в районе Ноин-Улы в Монголии, которые прекрасно сохранились в условиях вечной мерзлоты. В таком случае главной новацией танского шелкоткацкого производства стал переход в тканье парчи на технику саммит, которая, видимо, повысила качество ткани и расширила ее орнаментальный потенциал.
 
Существенные изменения претерпел и характер орнаментации всех полихромных шелков. На смену традиционным (восходящим к древнему шелкоткачеству) узорам и мотивам пришли орнаменты чужеземного происхождения — «ячеистый», «клеточный», «жемчужные цепи». «Ячеистый» орнамент имеет ближневосточные истоки и состоит из ритмичных кривых, образующих ячейки с помещенными в них растительными и зооморфными фигурами, реже — антропоморфными изображениями фронтально стоящих «человечков». «Клеточный» орнамент, восходящий к сасанидскому искусству, образован сеткой из горизонтальных и вертикальных линий с размещенными в прямоугольных полях вертикально ориентированными изображениями буйволов, львов, слонов. «Жемчужные цепи» — орнамент средиземноморского происхождения, состоящий из круглых или овальных медальонов, обрамленных кружками-«перлами» и включающих фигуры людей, животных и птиц (павлинов, фениксов, «небесных коней»).
Пик популярности полихромных шелков с заимствованными орнаментами пришелся на VII — начало VIII в., затем их удельный вес стал снижаться в пользу тканей с растительным орнаментом, что означало возвращение шелкоткачества к национальным художественным традициям.
 
Основной центр изготовления парчовых и полихромных тканей, получивших образное название Шу-цзинь 蜀錦 («парча из Шу») сложился на юго-западе (совр. пров. Сычуань) танской империи. Известно, что налаженное в нем производство находилось на очень высоком технологическом уровне. Там, например, употреблялись станки для перемотки шелка (дафан-чэ 大紡車), позволявшие осуществлять эту операцию одновременно на 12 веретенах.
 
«Резаный шелк» — гладкая полихромная ткань с рисунком, близкая к европейскому безворсовому ковру-гобелену, техника которой была воспринята от уйгуров, а термин кэсы, возможно, восходит к арабо-персидскому слову «газ». Такие ткани исполняли на маленьком ручном станке из шелка-сырца в основе и окрашенных нитей в утке. Основа закреплялась на деревянных штырях, после чего на нее наносили контуры будущего узора. Шелковая пряжа вручную прокладывалась нить за нитью с помощью миниатюрных бамбуковых челноков и затем плотно пригонялась деревянной щеткой. В соответствии с рисунком, уток создает на границах цветовых участков просветы, и в результате получается своеобразный «орнамент» из отверстий, определивший, как это принято считать, китайское название техники («резаный шелк»). Изготовление кэсы требовало много труда и времени, например, производство ткани для пошива только одного женского халата занимало около месяца работы. В эпоху Тан исполнялись кэсы, орнаментированные преимущественно геометрическими узорами и растительными завитками. Но уже в XI–XIII вв. на них стали воспроизводить причудливые цветочные композиции и даже полноценные пейзажные и сюжетные сцены.
 
Типы тканей, освоенные в эпоху Тан, прочно утвердились в китайском шелкоткачестве последующих исторических эпох. А вот его география существенно изменилась после частичного завоевания Китая чжурчжэнями (XII в.) и установления владычества монгольской династии (эпоха Юань, 1271–1368). В ходе военных действий многие прежние производственные центры были полностью разрушены или пришли в упадок, как это случилось с юго-западным шелкоткачеством. Лидерство перешло к новым центрам, сосредоточенным на юго-востоке страны, в г. Нанкин (Наньцзин 南京, пров. Цзянсу), Сучжоу 蘇州 (пров. Цзянсу) и Ханчжоу 杭州 (пров. Чжэцзян), которые и сегодня играют первостепенную роль в китайском промышленном и ремесленном шелкоткачестве. Мастерские Нанкина исходно специализировались на выпуске атласных, бархатных и парчовых тканей, славившихся яркостью красок, преобладанием золотисто-желтого, красного и глубокого голубого тонов, четкостью рисунка и обилием золотого и серебряного тканья. Особенно знаменита нанкинская «облачная парча» (юньцзинь 雲錦). Сучжоу превратился в главный центр производства прозрачных газовых, однотонных и мелкоузорных тканей, в орнаменте которых превалирует мелкий геометрический рисунок, состоящий из медальонов, соединенных сложной сетью ломаных линий. Традиционные ханчжоуские ткани близки по характеру к сучжоуским, но отличаются преобладанием более светлых тонов и растительных мотивов. Сейчас в Ханчжоу производятся практически все типы тканей, считающиеся в самом Китае лучшими образцами национальных шелков.
 
Литература:
Виноградова Н. А. и др. Традиционное искусство Китая. Терминологический словарь. М.,1997; Лубо-Лесниченко Е. Древние китайские ткани и вышивки (V в. до н.э. – III в. н.э.) в собрании Государственного Эрмитажа. Л., 1961; он же. Китай на Шелковом пути. М., 1994; Кравцова М.Е. История искусства Китая. СПб., 2004; Моран А. де. История декоративно-прикладного искусства. М., 1982; Стужина Э. П. Китайское ремесло в XVII–XVIII вв. М., 1970. Шелковый путь. 5000 лет искусства шелка. СПб., 2007; Шефер Э. Золотые персики Самарканда. Книга о чужеземных диковинах в империи Тан (Пер. с англ.), М., 1981; Сычжоу чжи лу Хань Тан чжиу (Шелковый путь. Ткани [эпох] Хань и Тан. Пекин, 1972; Чжунго гунъи мэйшу цыдянь (Словарь китайского декоративно-прикладного искусства)/Под ред. У Шаня. Тайбэй, 1991; Scott H. The Golden Age of Chinese Art. The Lively T’ang Dynasty. Tokyo. 1970; Textiles in the Shoso-in. Vol. 1–2. Tokyo. 1963; Watson G. C. Y., Wardwell A.E. When Silk was Gold: Central Asian and Chinese Textiles. N.Y., 1997.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М.Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М.: Вост. лит., 2006–. Т. 6 (дополнительный). Искусство / ред. М.Л. Титаренко и др. — 2010. — 1031 с. С. 282-288.

www.synologia.ru

История шелка - Шелковый Кот

История шелка берет свое начало в древнем Китае, в 27-ом столетии до н.э. Самая ранняя находка шелкового кокона со следами обработки относится к периоду между 5000 и 3000 г.г. до н.э в одном из поселений Янгшао, в Ксия, Шанкси. Фрагменты примитивного ткацкого станка были обнаружены на месте поселений Хемуду в Юйао, Чжэцзяне, и датированы приблизительно 4000 г. до н.э.

В течение достаточно длительного промежутка времени — до последней половины первого тысячелетия до н.э., шелк использовался исключительно внутри Китая, причем не только для изготовления одежды, но и для удовлетворения множества других хозяйственных нужд. В то время наличие шелковых вещей служило своеобразным индикатором богатства их обладателя.

Постепенно Китай утратил свою монополию на изготовление шелка: с 300 по 500 годы нашей эры шелк появился в Корее, Японии, несколько позже в Индии, и в Арабских странах (причем арабы успешно производят шелк до настоящего времени), хотя некоторые упоминания в Ветхом Завете позволяют думать, что шелк был известен в западной Азии даже несколько раньше. Некоторые ученые полагают, что начиная со 2-го столетия до н.э. в Китае существовала коммерческая структура, нацеленная на экспорт шелка на Запад. Археологические исследования доказали, что этот роскошный материал был известен и высоко оценен в зарубежных странах задолго до появления Великого Шелкового Пути.

Крестовые походы перенесли шелковое производство в страны Западной Европы — сначала в Италию, оттуда во Францию, и дальше, хотя усилия многих европейских государств в развитии собственной шелковой промышленности долгое время были неудачны. Изменила ситуацию промышленная Революция: были изобретены станки для переработки хлопка, этот материал стал использоваться очень широко, отодвигая распространение более дорогого, в том числе и в обработке, шелка. Новые текстильные технологии, однако, не только увеличивали эффективность производства, но и способствовали повышению популярности шелковых тканей: ярким примером служит ткацкий станок Жаккарда, изобретенный в 1790 году и явившийся предшественником современных компьютеризированных станков, применяющихся для производства машинной вышивки.

Вообще, текстильная промышленность на раннем этапе своего развития отличалась замечательными технологическими инновациями; однако, технология производства шелка долгое время оставалась неизменной. Только в XVII-XVIII веках стало ощутимо упрощение и стандартизация процесса изготовления шелковой нити, что повлекло за собой увеличение объемов производства шелка. С 1801 года шелковое производство стало высоко механизированным благодаря уже упоминавшемуся ранее станку Жаккарда; позднее, в результате усовершенствования станков, производство шелка можно было уже назвать массовым.

Кстати, изобретение ткацкого станка не приветствовалось рабочими, которые опасались сокращения рабочих мест и безработицы. В 1831 году произошло известное восстание рабочих-канутов города Лиона; второе восстание вспыхнуло в 1834 году.

Массовому производству шелка мешало также множество других проблем, как например эпидемии болезней тутового шелкопряда, которые наносили непоправимый урон производству шелка в Евпропе, и особенно, во Франции — первая такая эпидемия зарегистрирована в 1845 году.

Время от времени появление новых тканей, типа нейлона, уменьшало значение шелка. Это случилось, например, во время Второй Мировой войны, когда поставки шелка из Японии по понятным причинам были невозможны. Впрочем, вскоре после войны Япония стала передовым экспортером сырого шелка, благодаря усовершенствованным технологиям и протекционистской рыночной политики. Таким образом, Китай и Япония во все времена являлись крупнейшими поставщиками шелка; с 90-х годов прошлого века Китайская Народная республика, благодаря рыночным реформам уверенно занимает первое место в производстве шелка. Изделия из шелка традиционно широко представлены в Китае, и далеко не последнее место занимают уникальные картины мастеров ручной вышивки шелком по шелку — жемчужины восточных искусств, известные во всем мире, как Сучжоуская вышивка.

 

Возможно, Вам будут интересны также статьи:

Великий путь шелка

Впервые шелковая ткань появилась в Китае, археологические раскопки дают основание полагать, что она использовалась еще пять тысяч лет назад, то есть это одна из древнейших тканей, известных человечеству.

Сучжоу — главные исторические вехи

Город Сучжоу на востоке Китая представляет собой невероятное сочетание старинных садов и каналов с современными дорогами и промышленными объектами. Когда-то отсюда начался Великий Шелковый Путь, и до сих пор бережно передается из поколения в поколение старинное мастерство ручной вышивки шёлковых картин.

Традиционные сюжеты искусства Китая

Китай является древнейшей цивилизацией мира, имеет долгую, непрерывную историю, уходящую в прошлое более чем на 6 тысяч лет и состоящую из множества культур народов, населяющих эту огромную территорию Восточной Азии.

Шелковый рай на земле

Город Сучжоу на востоке Китая известен и знаменит своими садами и парками, но наибольшую известность эта местность получила своими знаменитыми шелковыми изделиями. Когда-то именно здесь начался Великий Шелковый Путь.

silkcat.ru

Шелкоткачество

Производство шелковых тканей было одним из самых древних видов китайского ремесла. Ткани в Китае изготовляли из шелка, хлопка, конопли, значительно меньше — из шерсти и льна.

В Ханьское время (206 г. до н. э.— 220 г. н. э.) достигла расцвета техника ткачества простых, без многоцветных узоров, шелковых тканей.

Образцы ханьских шелков были найдены в могильниках Внешней Монголии, Синьцзяна и Хунани. В этих шелках узор получался за счет основы, поэтому они назывались цзиньцзин (т. е. основный шелк). Прекрасная коллекция древних китайских тканей находится в Эрмитаже; она исследована и описана в книге Е. Лубо-Лесниченко

Уже тогда уровень шелкоткачества в Китае был значительно выше, чем в Римской империи и Западной Азии, куда методы шелкоткачества проникли именно из Китая.

В Танское время основным центром производства была пров. Сычуань. Отсюда партии шелка отправлялись на запад — на внешний рынок, и на восток — ко двору китайских императоров, в Чаньань, Лоян, Кайфын. По месту изготовления сычуаньские шелковые ткани стали называться шуцзинь.

Древнее название Сычуани — царство Шу.

В Танское и Сунское время производство шуцзиня достигло небывалого расцвета. Существовало множество образцов этих шелковых тканей, описания которых составили целые книги [см., например, «Шуцзинь пу» — «Трактат о шуском (сычуаньском) шелке»]. В X— XI вв., в период борьбы с кочевниками, этими тканями платили дань, а также обменивали их на лошадей для императорской конницы. Насколько высока была техника обработки шелка, можно судить хотя бы по станку для перемотки шелка, дафанчэ, где намотка шла одновременно на двенадцать.

Рисунок, изображающий этот станок, приводится в книге юаньского автора Ван Чжэня «Нуншу», но японский ученый Ота Эйдзо относит этот станок ко времени Сун, основываясь на исследовании способов переплетения сунских, юаньских и минских тканей.

К XIV в. сычуаньское шелковое производство пришло в упадок. Резко сократились и размеры луаньского производства (пров. Шаньси), достигавшего значительного уровня развития в Сунское время.

В XIV в. на смену им выдвинулись новые центры шелкоткачества — Наньцзин, Сучжоу, Ханчжоу, развивавшиеся на базе шелка-сырца провинций Цзяннань и Чжэцзян.

К концу XVII — началу XVIII в. возникло шелкоткачество и на юге Китая — в Гуанчжоу и Фошане (пров. Гуандун) и началось некоторое оживление в шелкоткачестве Сычуани.

wushu-zentrum.com

Похожие записи

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о