Китайская модель вэнь: как очаровать Victoria’s Secret, Estee Lauder и Forbes — Магазета

Содержание

как очаровать Victoria’s Secret, Estee Lauder и Forbes — Магазета

В список Forbes “30 самых успешных до 30-ти лет в Азии” попасть непросто: активное развитие экономики региона не обходится без исключительных достижений поколения 80-х, а конкуренция среди них только в Китае за место в рейтинге огромная. Но самая-самая китайская супермодель Лю Вэнь определенно заслужила себе в нем место. Предложение “Лю Вэнь – первая китайская модель, которая…” можно продолжить целым списком ее достижений, но безусловно она – супермодель, о которой надо знать всем читателям Магазеты.

Лю Вэнь (刘雯)

1988 года рождения
китайская супермодель, официальное лицо Estee Lauder
8-е место в списке самых высокооплачиваемых моделей мира

“Лю Вэнь – первая китайская модель, которая… Источник: Fashion Editorials

Она абсолютно не соответствует китайским стандартам красоты, высокая (рост 179 см) и с маленькими глазами (без двойного века), тем не менее это не мешает Лю Вэнь входить в число самых востребованных моделей мира, зарабатывать в год до 7 млн долларов и иметь 18 млн подписчиков в Weibo.

Читать далее: Секреты чунцинских красавиц

Лю Вэнь родилась в древнем, но малоизвестном даже в Китае городе Юнчжоу (провинция Хунань). После окончания школы она поступила в туристический колледж и мечтала, что ее работа будет связана с путешествиями. В какой-то степени ее мечта осуществилась — только Милан она посетила более 35 раз, хотя и без туристической программы.

По китайским стандартам Лю Вэнь далеко не красавица. Источник: www.thebeijinger.com

В публикациях озвучено несколько вариантов биографии Лю Вэнь. По одной из версий, в школу моделей ее привела мама, которая надеялась, что занятия помогут дочери с осанкой: из-за высокого роста та сильно сутулилась. По другой, Лю Вэнь решила в 2005 году участвовать в конкурсе New Silk Road World Model Contest, надеясь выиграть и получить компьютер в качестве главного приза. Жюри конкурса красоты не обратило на нее должного внимания, но это сделали представители брендов, которые и пригласили ее поработать в Пекин.

7 млн в 2016 и 6.5 млн в 2017 — Лю Вэнь занимает 8-е место в числе самых высокооплачиваемых моделей. Источник: www.thebeijinger.com

В течение нескольких лет Лю Вэнь работала на показах внутри страны, сотрудничая с местными брендами. Прорывным годом для нее стал 2008, когда она попала на показ Burberry в рамках Недели высокой моды в Милане. Как она кокетливо вспоминает в интервью Marie Claire, для этого показа ей впервые пришлось надеть высокие каблуки.

В следующем же году Лю Вэнь вышла на подиум более 70 раз, став самой востребованной моделью в мире. В том числе в 2009 году она оказалась первой восточно-азиатской моделью, приглашенной в главное фэшн-шоу года – показ Victoria’s Secret. В 2010 году она стала первым азиатским лицом компании Estee Lauder, чью косметику Лю Вэнь представляет до сих пор.

Читать далее: 5 китайских дизайнеров одежды, которых надо знать

Жесткий график и постоянные перелеты между фэшн-столицами практически не оставляют ей времени на личную жизнь. Когда в интервью в начале своей карьеры Лю Вэнь отшучивалась, что в Китае не принято выходить замуж до 24 лет, то сейчас отсутствие бойфренда вызывает множество вопросов у поклонников 30-летней модели. Правда, сейчас с ее достижениями в материальных вопросах поиск достойного супруга заметно осложняется, но несильно озадачивает Лю Вэнь, которая пока не готова отказаться от своего образа жизни.

Из-за плотного графика у Лю Вэнь не остается времени на личную жизнь. Эти фотографии — из реалити-шоу, где она принимала участие. Источник: www.thebeijinger.com

Однако попытки симуляции личных отношений Лю Вэнь предпринимала. В 2015 году она приняла участие в реалити-шоу “Мы влюблены” (We are In Love), где ее партнером стал южнокорейский поп-певец Чхве Ши Вон. По условиям шоу они должны были изображать влюбленных.

Читать далее: Китай – фабрика интернет-селебрити

В ближайшие несколько лет Лю Вэнь надеется на следующий шаг в своей карьере и планирует сняться в кино, причем роль просто красивой женщины ее не устраивает: Лю Вэнь мечтает проявить себя и в актерском мастерстве. Статус не просто медийной фигуры, но и интернет-селебрити, накладывает на Лю Вэнь огромную ответственность. Она осознает, что своим примером может повлиять на судьбы тысяч и тысяч молодых девушек по всему Китаю: вера в себя, упорная работа и умение обращать свои недостатки в главные достоинства безусловно делают ее образ достойным подражания.

Лю Вэнь вдохновляет миллионы: у нее 18 млн подписчиков в Weibo. Источник: www.thebeijinger.com

Для заглавной иллюстрации использовано фото Лю Вэнь с показа Victoria’s Secret в 2017 году.

Читать истории других китайских предпринимателей

Wǒ Magazeta

Вам понравилась наша статья? Возможно, она будет интересна и вашим друзьям — поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebook, vk, instagram, telegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.


Привет! Меня зовут Саша. Я главный редактор Магазеты.

Мы собираем базу знаний о Китае и китайском языке при поддержке читателей уже 16 лет.

У нас нет рекламы, есть только вы. Поддержите Магазету и помогите сохранить её бесплатной и без рекламы.


Китайская модель Лю Вэнь в фотосессии Джамбо Цуй для журнала ОК!

Лю Вэнь (Liu Wen) снялась для китайской версии журнала ОК! Фотосессия названа Girl With the Pearl Earrings – OK! Что значит- «Девушка с жемчужными серьгами». Лю Вэнь — первая азиатский супермодель по опросу состоявшемуся в апреле 2013 года. Она также была названа первым азиатским лицом компанией Estee Lauder в 2010 году, Лю пошла дальше, она появилась в рекламных кампаниях Tiffany & Co., H&M and Oscar de la Renta.

Над фотосессией работала фотограф Джамбо Цуй (Jumbo Tsui). Восточная красавица в женском видении выглядит очень нежно. Стилист Мин Руи (Min Rui) подобрала изумительные наряды от мировых брендов Prada, Louis Vuitton, Miu Miu, Marc Jacobs и др.   Над макияжем и укладкой волос трудилась: Личи Чжан (Litchi Zhang) и Чао Шен (Chiao Shen).

На фотографии, где Лю Вень держит в руках сигарету, представлено платье с большим белым цветком. Данный элемент выполнен методом аппликации и является центральным. Изображение растений очень часто используются в китайских ( и не только) традиционных нарядах, что ярко отражено на этой фотографии. Цветы крючком вязаные или выполнены иным способом, абсолютно не важно, главное, что они в этом году являются неотъемлемой частью моды.

Лю Вэнь является первой китайской моделью которая участвовала в показах Victoria’s Secret Fashion Show. В 2010 году она стала лицом Estée Lauder вместе с такими моделями как Констанс Яблонски и Джоан Смэллс (Smalls).

Данные и параметры модели Лю Вэн:
Реальное имя: Liu Wen (刘雯)
Дата рождения: 27 января 1988
Место рождения: Yongzhou, Хунань, Китай
Рост: 179 см (Европа)/ 5 футов 10,5 дюйма(США)
Вес: 50 кг (Европа) / 110 lb (США)
Грудь: 80 см (Европа) / 31.

5 (США)
Талия: 59.5 см (Европа) / 23.5 (США)
Бёдра: 87.5 см (Европа) / 34.5 (США)
Цвет глаз: Карий
Цвет волос: Чёрный
Размер одежды: 2 (США), 32 (Европа)
Агентства: Marilyn, Нью-Йорк и Париж
D’Management Group — Милан


Чжао Цюянь: Китай: стабильность экономики и сотрудничество с Беларусью

Китайская Народная Республика в условиях профилактики и борьбы с эпидемией COVID-19 демонстрирует рост экономики по итогам первого квартала, а также увеличение показателей экспорта и импорта. Об этом в интервью корреспонденту БЕЛТА рассказала советник по торгово-экономическим вопросам посольства КНР в Беларуси ЧЖАО ЦЮЯНЬ, которая коснулась тенденций развития китайской экономики, а также белорусско-китайского торгово-экономического сотрудничества в современных условиях.

— В первом квартале ВВП Китая возрос более чем на 18,3% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, что является самым высоким показателем с 1992 года. Не могли бы вы рассказать об основных тенденциях экономического развития Китая в настоящее время?

— Достижения Китая в области профилактики и борьбы с коронавирусной эпидемией, а также экономического и социального развития по итогам первого квартала очень заметны. Совершенно очевидно, что экономика в начале года стабильно продолжала восстанавливаться, жизнеспособность субъектов рынка повышалась, к тому же мотивация для качественного развития усиливалась. Очень важно, что были сохранены рабочие места, что сказалось, соответственно, на уровне благосостояния населения и на стабильности в обществе.

Коснусь более подробно нескольких основных аспектов. В пользу стабильности на рынке труда свидетельствуют такие цифры: уровень безработицы составил в среднем 5,4%, снизившись по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

В городах и поселках было создано 2,9 млн новых рабочих мест.

Отмечено также ускорение роста промышленного производства. К примеру, празднование Китайского Нового года китайскими гражданами у себя в стране способствовало быстрому восстановлению промышленного производства.

В КНР большое внимание уделяется новым источникам энергии, и это мы считаем очень благоприятной тенденцией развития. В первом квартале добавленная стоимость высокотехнологичной обрабатывающей промышленности увеличилась на 31%, а выпуск автомобилей на новых источниках энергии увеличился более чем в 4 раза.

Кроме того, большие усилия направлены на эффективное стимулирование деятельности субъектов рынка. В первом квартале количество новых зарегистрированных субъектов рынка составило 2,7 млн, увеличившись на 86%. Любопытный факт — среднесуточное количество появления новых субъектов рынка достигло 65 900, увеличившись более чем на 73%.

Наряду с этим наблюдается устойчивое восстановление инвестиций и потребления. Так, в первом квартале инвестиции в основной капитал увеличились на 25%, средний рост за два года составил 2,9%. Общий объем розничных продаж социальных товаров широкого потребления возрос на 33,9%.

Хочу обратить внимание и на тот факт, что мы наблюдаем рост деловой активности по многим направлениям. И, конечно же, идет устойчивое повышение уровня жизни населения.

— А какая ситуация с импортом-экспортом?

-В первом квартале общий объем импорта и экспорта товаров Китая увеличился почти на 40% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Общий объем импорта и экспорта товаров Китая составил $1303,6 млрд, увеличившись по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 38,6%.

Экспорт составил более $709 млрд (рост по сравнению с аналогичным периодом прошлого года 49%), а импорт — $593,6 млрд (увеличение на 28%). Положительное сальдо торгового баланса составило $116,36 млрд.

В целом рост внешней торговли достиг нового максимума с 2011 года. При этом структура торговли постоянно оптимизируется. Всестороннее развитие традиционных рынков позволило добиться хороших результатов, торговые связи с развивающимися рынками стали более тесными, а жизнеспособность частных предприятий возросла.

Хотя это и считается «сезон затишья», но внешняя торговля Китая в первом квартале имела хороший результат в основном вследствие того, что восстановление международного спроса и высокое производственное предложение китайской внешнеторговой отрасли дали совокупный эффект.

В то же время мы ясно видим, что текущее развитие внешней торговли Китая по-прежнему сталкивается со многими нестабильными и неопределенными факторами. Прежде всего, эпидемия остается самым большим неопределенным фактором, глобальные поставки вакцин не сбалансированы, а трансграничные потоки товаров и людей по-прежнему ограничены. Кроме того, политизация торговых вопросов непосредственно влияет на международное производство, предложение и торговые возможности, что нарушает порядок международной торговли. Международная цепочка производств и поставок претерпевает глубокие изменения, что приводит к росту нестабильности.

— Существенный рост в первом квартале этого года отражает устойчивость и стабильную динамику развития китайской экономики, что, вероятно, придает мощный импульс восстановлению мировой экономики…

— Под руководством Центрального комитета Компартии во главе с Си Цзиньпином все региональные ведомства Китая последовательно осуществляют разработанный стратегический план ЦК и Государственного совета, консолидируют достижения в области экономического и социального развития, в области профилактики и борьбы с эпидемией, а также четко проводят макроэкономическую политику.

Мы продолжаем укреплять политику приоритетов в сфере занятости, снижать нагрузку на участников рынка, оптимизировать бизнес-среду, содействовать справедливой конкуренции и обеспечивать высокий уровень открытости для внешнего мира.

Кроме того, активно продвигается новый тип урбанизации, всесторонне реализовываются основные региональные стратегии, осуществляется дальнейшее укрепление научно-технического инновационного потенциала, а также оказывается содействие качественному развитию обрабатывающей промышленности. Осуществляется возрождение сельских районов и модернизация сельского хозяйства, а также активно проводится работа по нейтрализации пиков выбросов углерода в атмосферу.

— В минувшем году, несмотря на неблагоприятную мировую конъюнктуру, в торговле между Китаем и Беларусью наблюдался рост. Скажите, пожалуйста, как вы оцениваете состояние торгового сотрудничества между двумя странами в этом году?

— Несмотря на то, что эпидемия еще не утихла, торговое сотрудничество между Китаем и Беларусью продолжает сохранять высокую динамику развития. Согласно статистике Главного таможенного управления Китая, общий объем импорта и экспорта товаров между Китаем и Беларусью в первом квартале составил $914 млн, что на 81% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

В частности, следует отметить, что торговля сельскохозяйственной продукцией стала изюминкой двустороннего сотрудничества в новых условиях. С января по февраль объем экспорта белорусского продовольствия в Китай удвоился, а переговоры о допуске различных сельскохозяйственных продуктов в Китай ведутся в установленном порядке. Можно сказать, что китайско-белорусское торговое сотрудничество имеет прочную основу и огромный потенциал.

Основываясь на анализе имеющихся факторов, мы полагаем, что экономика Китая, как ожидается, сохранит стабильную и усиленную тенденцию к росту в течение всего года, что, несомненно, является большим преимуществом для углубления торгово-экономического сотрудничества между Китаем и Беларусью.

Хочу обратить внимание, что Китай выстраивает новую модель внутреннего и международного развития, продвигает политику реформ и открытости с более высокой отправной точки, что предоставит больше возможностей для взаимодействия со странами по всему миру, включая Беларусь, и откроет более широкое пространство для дальнейшего сотрудничества.

Китайская сторона готова продолжать работу с Беларусью по расширению ассортимента торговых товаров в торговле, раскрытию потенциала двусторонней торговли, постоянному повышению ее уровня.

Мы уверены, что в течение этого года добьемся нового прорыва в торговом сотрудничестве.

Алина ГРИШКЕВИЧ,

БЕЛТА.-0-

Ангел Victoria’s Secret должна бренду Coach $22 млн. Как китайская модель погорела на политических распрях

Ангел Victoria’s Secret Лю Вень из Китая заплатит 22 миллиона долларов американскому бренду Coach. Причиной стало расторжение ей контракта из-за политических разногласий. Дело в том, что бренд «оскорбил» Пекин, объявив Гонконг отдельной страной. Подробности опубликовало издание Daily Mail.

«Целостность суверенитета и территории Китая является священной и не должна быть нарушена в любое время», — заявила 31-летняя супермодель.

Путь Китая. Как остановят протесты в Гонконге

Подробнее

Пекин и Шанхай на футболках бренда Coach были отмечены как китайские города, а Гонконг на нескольких вещах из прошлогодней коллекции был указан как отдельное государство. И только теперь дизайн жестко раскритиковали в китайских средствах массовой информации. Интернет-пользователи тоже посчитали маечки «оскорбительными для Китая».

Гонконг — особенно чувствительная тема для Китая, так как этот город в последние месяцы погрузился в протестные акции, а международные бренды оказались под перекрестным огнем. Ранее Пекин и Вашингтон вступили в словесную перепалку из-за протестов в Гонконге. Китай обвинил США в организации этих акций, а представитель Штатов назвал Пекин «бандитским режимом».

За расторжение контракта супермодель должна заплатить. В СМИ просочилась информация, что Coach платил Лю Вень 1,5 миллиона долларов в год, чтобы она представляла бренд в Китае. Штраф за нарушение контракта будет в 5-10 раз превышать годовой оклад.

«Поскольку я неосмотрительно выбрала бренд, это ранило всех вас. Я извиняюсь перед вами здесь. Я люблю свою родину и решительно защищаю суверенитет Китая», — заявила одна из самых модных фигур китайских подиумов.

Она продемонстрировала в соцсетях письмо от своего адвоката, из которого следует, что инициировать процесс увольнения. Бренд Coach также извинился перед интернет-сообществом, сообщив, что компания обнаружила «серьезные ошибки» в дизайне футболок. Вещи уже сняты с продажи по всему миру. Кроме того, проведена проверка других продуктов, чтобы избежать повторения ошибок.

Поделиться статьей

Расцвет киноиндустрии Китая

Апрель 2016 г.

Эмма Бэреклаф, независимый журналист

Десять лет назад, когда Джеффри Янг, юрист из компании Reed Smith, вернулся в родной Шанхай, проработав почти десять лет в Лондоне, он увидел, что улицы города заполнены лоточниками, продающими пиратские DVD-диски. «Они были на каждом шагу. Можно было купить новейший блокбастер в момент его выхода на экран. Я тогда подумал, что пиратские диски точно уничтожат киноиндустрию», — вспоминает он.

К счастью для сотрудников киноиндустрии, прогноз Янга оказался слишком пессимистичным. Наоборот, история развития китайской киноиндустрии — это в общем-то история успеха. В ее сюжете есть борьба с пиратами, технологическая революция и труд преданных строителей империи. Эти три линии тесно переплетаются, помогая понять, как китайской киноиндустрии удалось спастись от продавцов пиратских DVD-дисков, а заодно пойти совсем другим путем.

Рост продаж билетов в кино

В центре первой «сюжетной линии» — рост популярности походов в кино среди городской молодежи Китая и его зарождающегося среднего класса. По данным Государственной администрации прессы, печати, радио, кино и телевидения, в прошлом году китайцы потратили более 6,5 млрд долл. США на билеты в кино — т. е. почти на 50 % больше, чем за год до этого, притом что для удовлетворения спроса каждый день открывалось более 20 новых киноэкранов. Если кассовые сборы в Китае будут расти с нынешней скоростью, то к концу 2017 г. они достигнут 11,9 млрд долл. и превысят показатели США.

По мере развития китайской киноиндустрии растет популярность и профессионализм ее звезд (сверху) (фото: Zhang Zihong).

На китайские фильмы пришлось чуть более 60 % кассовых сборов, а в пятерку наиболее кассовых фильмов наряду с американскими блокбастерами «Форсаж 7» и «Мстители: Эра Альтрона» вошли местные боевики и приключенческие фильмы «Охота на монстра» и «Моцзинь: забытая легенда», а также комедия «Приключения в Гонконге».

По данным Эми Лю из компании EntGroup, которая занимается консультированием и анализом данных в киноиндустрии, более 80 % доходов китайской киноиндустрии приходится на кассовые сборы. При этом кинопроизводители в США зарабатывают на продаже DVD-дисков, прав на трансляцию и сувенирной продукции не меньше, чем на продаже билетов. По мнению Цяовэя Шеня, профессора маркетинга из Уортонской школы бизнеса при Университете Пенсильвании, у китайской киноиндустрии есть огромный потенциал роста, учитывая двузначные темпы роста и тот факт, что размер населения приблизительно в четыре раза больше, чем в США, и оно по большей части является неохваченным. Лю считает, что хотя китайские кинопроизводители, как и их коллеги в других странах, по-прежнему сталкиваются с проблемой подделок, пиратских DVD-дисков и незаконного стриминга контента, ситуация улучшается. «Еще совсем недавно Китай был не в состоянии создавать бренды вокруг собственных фильмов, как это делают в Голливуде. А сегодня мы видим, что развивается многосерийное кино и заключаются сделки о кобрендинге с местными компаниями». Китайские кинопроизводители начинают использовать потребительский спрос на связанную с кино сувенирную продукцию. В прошлом году расположенная в Пекине компания под названием Mtime, занимающаяся онлайновой продажей билетов в кино, заключила с крупнейшей китайской сетью кинотеатров Wanda сделку, согласно условиям которой в кинотеатрах будут созданы розничные магазины для продажи лицензионной сувенирной продукции.

Политика государства

Вторая «сюжетная линия» истории про китайскую киноиндустрию связана с твердым намерением государства развивать творческие отрасли. По словам Эндрю Уайта, доцента кафедры творческих отраслей и цифровых медиа филиала Ноттингемского университета в Нинбо, активно развивающаяся национальная киноиндустрия не только имеет большой потенциал «мягкого влияния», но и может помочь Китаю перейти на этап постиндустриального развития. «Китай хочет, чтобы его города могли соперничать с Лондоном, Токио и Нью-Йорком, и он понимает, что для этого ему нужны мощные творческие отрасли».

Этим объясняется ужесточение подхода к охране интеллектуальной собственности (ИС). Разработка законопроектов для укрепления законодательства в области авторского права, ратификация Китаем в 2014 г. Пекинского договора по аудиовизуальным исполнениям и готовящийся к принятию Закон о содействии развитию киноиндустрии говорят о намерении государства обеспечить охрану авторского права в этой сфере в Китае. Но несмотря на то, что юристы советуют кинопроизводителям использовать законы Китая для преследования нарушителей авторского права, размеры компенсации по-прежнему невелики. По словам Чэня Цзихуна, сотрудника юридической фирмы Zhong Lun, «размеры компенсации не так велики, как в США или в Европе. Если невозможно определить размер фактического ущерба, нанесенного владельцу авторского права, и фактический размер незаконной прибыли, то в настоящее время объем компенсации не может превышать 500 000 юаней (75 000 долл.  США), что очень ограниченно действует как сдерживающий фактор».

Еще один момент, важный для этой сюжетной линии, состоит в том, что государство решило установить предел числа иностранных фильмов, которые идут в кинотеатрах страны. Политика квот дала китайской киноиндустрии время и пространство для развития, хотя и вызвала негативную реакцию у иностранных киностудий. После принятия заградительных законов в отношении производства иностранными компаниями собственных кинофильмов в Китае началось создание совместных предприятий и заключение соглашений о совместном производстве, что дало китайским кинопроизводителям больший доступ к иностранным ноу-хау, а иностранным компаниям — возможность входа на китайский рынок. Оглядываясь назад, можно утверждать, что противоречивая система квот способствовала гармонизации интересов сторон, выступающих за повышение уровня информированности об ИС и создание более жесткой системы охраны авторского права, так как китайские кинопроизводители и государственные компании, занимающиеся дистрибуцией иностранных фильмов, хотят положить конец пиратству не меньше, чем любой голливудский продюсер.

Технологические экосистемы

Третий и наиболее важный «сюжет» истории про китайскую киноиндустрию связан с технологической и социальной революцией. В тот же период, когда растущий наличный доход сделал походы в кино любимым видом времяпрепровождения китайских горожан, начался взлет интернет-технологий. Сегодня в этой стране число пользователей интернета превысило этот показатель других стран, а при поддержке государственной политики появились местные технические гиганты: от производителя смартфонов Xiaomi до масштабных интернет-платформ, которые все вместе называются BAT: поисковая служба Baidu, площадка электронной торговли Alibaba и социально-сетевая компания Tencent.

Компании BAT реализуют амбициозные стратегии, чтобы создать так называемые онлайн-офлайновые экосистемы, стремясь достичь того, чтобы люди совершали как можно больше повседневных действий (от покупки билетов в кино до просмотра фильмов) на их платформах. В ходе строительства своих империй компании BAT и другие платформы как производят аудиовизуальный контент самостоятельно, так и заключают соглашения с партнерами по цепочке создания контента. Например, в 2013 г. компания Baidu купила видеопровайдер PPS. Годом позже ей удалось получить инвестиции от Xiaomi в размере 300 млн долл. США для своей платформы видеостриминга iQiyi. Эта сделка была заключена на той же неделе, когда компания Xiaomi купила акции Youku Tudou, еще одной платформы видеостриминга, частично принадлежащей Alibaba. В прошлом году Alibaba и Tencent купили еще больше акций Huayi Brothers, крупнейшей частной кинокомпании Китая, которая сняла фильм «Моцзинь: забытая легенда».

По данным Государственной администрации прессы, печати, радио, кино и телевидения, в прошлом году китайцы потратили более 6,5 млрд долл. США на билеты в кино — т. е. почти на 50 % больше, чем за год до этого. На китайские фильмы пришлось чуть более 60 % кассовых сборов. (фото : Beijing Forbidden City Film Company Limited).

Учитывая, что число пользователей интернета в Китае составляет 650 млн человек, понятно, почему компании видят большой потенциал в онлайновых платформах. Но с точки зрения ИС нужно отметить, что сегодня для их роста очень важны сделки, связанные с авторским правом. В ходе создания своих экосистем платформы хотят максимально задействовать потенциал кино, чтобы обеспечить рост мобильных игровых приложений, продаж сувенирной продукции и других производных форм развлечений. «Сделка по ИС — это новое модное понятие, — говорит Ник Гарнетт, консультант по вопросам авторского права и электронной торговли компании Tilleke & Gibbins.  — Главное — это распространение ИС на разные платформы, многие из которых носят местный характер. Примечательно, что авторское право теперь является не препятствием для инноваций, а их стимулом. Возможность обладания ИС — это основа всего процесса строительства этой империи».

Компании BAT и другие, подобные им, размывают различия между отдельными видами аудиовизуального контента, давая пользователям возможность смотреть на разных устройствах блокбастеры, телефильмы, пользовательский контент, телешоу и все большее число программ, производимых самими компаниями. Они также экспериментируют с различными бизнес-моделями: от основанных на рекламе до предполагающих подписку или оплату просмотра. Их цель, к которой стремятся многие в глобальной киноиндустрии, состоит в том, чтобы сделать свои экосистемы настолько всеобъемлющими, чтобы пользователям было удобнее получать контент на законных основаниях (пусть и не бесплатно), чем искать возможность получения пиратского контента.

В отличие от сетей кинотеатров и производителей DVD-дисков, онлайновые платформы в состоянии накапливать самую разную информацию о предпочтениях своих пользователей: какую музыку они слушают, что покупают в интернете и на страницы каких актеров подписываются в социальных сетях. Это дает возможность перекрестного использования данных и создания фильмов с учетом вкусов зрителей. «Производство фильмов в Китае — это довольно-таки научный, логический процесс и в меньшей степени творческий», — шутит Эми Лю из EntGroup. Столь коммерческий подход, возможно, не помогает китайским кинопроизводителям побеждать на международных конкурсах, но совершенно точно способствует обеспечению финансового будущего киноиндустрии.

Поскольку в Китае не было сложившихся и мощных отраслей, основанных на использовании авторского права, как во многих других регионах мира, новые динамичные интернет-компании Китая имели больше возможностей для развития по инновационным моделям. «Молодые сотрудники компаний знают только о том, как использовать онлайновый контент, — говорит Гарнетт. — В этом отличие этой страны от Европы и США, где компании все время задаются вопросом: а придется ли нам жертвовать тем, что у нас уже есть?»

Скачкообразное технологическое развитие Китая не означает, что его онлайновый переход не вызвал проблем в киноиндустрии страны. Кинопроизводители по-прежнему страдают от интернет-пиратства, хотя китайские суды все более жестко относятся к интернет-платформам, которые способствуют нарушениям авторского права, и к рекламодателям, благодаря которым незаконные сайты могут осуществлять свою деятельность. Как говорит Хань Юйфэн, бывший судья, а сегодня сотрудник юридической фирмы Lung Tin, занимающиеся вопросами ИС чиновники закрывают все больше незаконных стриминговых сервисов. А Чжан Вэньлун, координатор программ Национальной администрации Китая по вопросам авторского права, предупреждает пиратов о том, что в этом году против них будут предприняты более конкретные меры в рамках ежегодной кампании Sword Net. Даже торговый представитель США в своем ежегодном отчете Special 301 положительно охарактеризовал недавние мероприятия китайских властей по борьбе с пиратством, подчеркнув, что в 2014 г. на сайт видеостриминга QVOD был наложен административный штраф в размере 42 млн долл. США за размещение пиратских фильмов и телешоу для своих подписчиков.

Многие китайские онлайновые платформы начинали свою деятельность в серой правовой зоне. Но затем они создали законные бизнес-модели, войдя в число наиболее дорогих технических компаний мира. Сегодня на крупных сайтах удаление незаконного контента часто осуществляется на основе принципа «заметил — удали». Результатом этого стал резкий рост лицензионной прибыли кинопроизводителей.

«Сиквел»?

Разрабатываемые китайскими компаниями бизнес-модели для дистрибуции фильмов и аудиовизуального контента в интернете превратили Китай в своего рода лабораторию авторского права, за работой которой пристально следят компании отрасли и исследователи. Например, группа ученых под руководством сотрудника Эдинбургского университета Эдинбурга Шэня Сяобая работает над проектом для CREATe (Центра авторского права и новых бизнес-моделей в творческой экономике исследовательских советов Соединенного Королевства) и исследует новые модели производства и дистрибуции цифрового кино, музыки и электронных книг в Китае.

«Те китайские компании, которые ранее чувствовали, что находятся на стороне получателя в контексте режима ИС, сегодня видят, как они могут использовать все эти инструменты в собственных целях, — говорит Шэнь.  — Компании привлекают лучших специалистов к разработке и оттачиванию этих инструментов, а потом испытывают их на китайском рынке. Судя по всему, при творческой разработке новых бизнес-моделей на них влияет меньше сдерживающих факторов, чем на их партнеров».

В истории китайской киноиндустрии есть множество «сюжетов». В них рассказывается о новых бизнес-моделях в использующих авторское право отраслях, об исчезновении границ между фильмами и другим аудиовизуальным контентом, а также об изменении способов потребления такого контента. Очень может быть, что все это лишь первая часть длинного сериала.

ВЭНЬ — это… Что такое ВЭНЬ?

    ВЭНЬ—У (кит. письменность/культура—воинственность)—пара категорий китайской философии и культуры, составляющая оппозицию по модели инь ян. Доминирующий элемент этой оппозиции—категория “вэнь”, имеющая широкий спектр значений: “культурность”, “цивилизованность”, “гражданский”, “гуманитарный”, “литература”, “изящная словесность”, “письмена”, “письменные знаки”. В самом широком значении вэнь—явленная упорядоченность, исходящая от природы. Этимологическое значение — “узор”, “орнамент” — восходит к обозначению раскраски и татуировки, отличавших “культурные” племена. Согласно философичному приложению к “Чжоу И”—“Си цы чжуани” (“Комментарий привязанных слов”, ок. 4 в. до н. э.), “узоры” (вэнь) созерцаются в небе (I, 2), т. е. обусловлены Небом (тянь) как высшим природным началом (ср. современное тяньвэньсюэ—астрономия, буквально “наука о небесных узорах”). Там же “узоры (вэнь) Неба и Земли”, т. е. знаки природной упорядоченности, связаны с “образами” (графическими символами “Чжоу и”), посредством которых “совершенномудрый” “достигает предела глубочайшего и постигает мельчайшее” (I, 10). В конфуцианстве вэнь—воплощение мудрости “совершенномудрых” государей древности (см. Шэн), подлежащее хранению и передаче. В “Лунь юе” (VII, 26) вэнь—одна из четырех “дисциплин”, которым обучал Конфуций, наряду с “действием” (син, см. Чжи-син), “преданностью” (чжун, см. Чжун шу) и “благонадежностью/доверием” (синь). Конфуций противопоставлял “культурность” (вэнь) “естественности/природности” (чжи): “победа” над вэнь приводит к “дикости”, тогда как подавление “естественности/природности” способно сделать из человека не более чем чиновника; лишь равновесие “культурности” и “естественности/природности” превращает личность в “благородного мужа” (цзюнь цзы) (“Лунь юй”, VI, 16).     Предпосылки дихотомии вэнь—у содержатся в конфуцианских канонах (см. “У цзин”), где титулы основателей династии Чжоу ( 11—3 вв. до н. э.) Вэнь-вана (“Царь Культуры”) и У-вана (“Царь Воинственный”) составляют пару Вэнь—У, которая применяется как обобщающее обозначение этих “совершенномудрых” правителей и их духовного наследия. Считается, что Вэнь-вана отличало внимание к этоко-ритуальной стороне жизни общества и интерес к традиционному знанию — ему, в частности, приписывается создание гексаграмм (см. Гуа) “Чжоу и”; его наследник У-ван одержал военную победу над династией ШанИнь. В одном из основополагающих трактатов школы “военных философов” — бин щзя, “Сунь-цзы бин фа” (“Военное искусство Сунь-цзы”, (5—4 вв. до н. э.), сформулирована проблема “необходимого выбора” между началами “вэнь” и “у”, т. е. их сбалансированного применения: под “вэнь” понимались забота о воинах и щедрые награды, которые привлекают воинов к полководцу, под “у” — строгие наказания, поддерживающие страх перед начальниками и укрепляющие дисциплину. “У” стало толковаться как сфера принуждения, насилия и разрушения, дополняющая культуросозидающую сферу “вэнь”. Идеологема “[взаимного] дополнения культурного/гражданского и военного/боевого начал” была сформулирована мыслителем и сановником династии Хань Лу Дзя, который в таком “взаимодополнении” видел “искусство долголетия [государственной власти]”. Одну из причин падения первой централизованной империи Цинь (221—207 до н.э.) Лу Цзя усматривал в “предельной воинственности” ее основателя Цинь Ши-хуана, причем под “воинственностью” (у) понимались основные принципы политической теории и практики легизма. Формула “взаимодополнения” вэнь γ со 2 в. до н. э. вошла в идеологию имперского конфуцианства и пронизала все слои культуры старого Китая.     В политической культуре утвердилось разделение гражданской администрации (вэнь) и военного командования (у), обозначившее две главные области государственной практики при безусловном доминировании вэнь. Идеологема “взаимодополнения” вэнь—у обусловила характер воспитания и образования элиты, предполагавших прилежное постижение гуманитарного наследия при устойчивом интересе к занятиям “боевыми искусствами” (у шу, у и). Соотнесенность вэнь— у с космическими началами предопределелила отношение к “боевым искусствам” в Китае как к сакральной сфере, приобщающей к истокам мироздания, и ритуальный характер традиционных китайских “боевых искусств”, которые как духовный феномен развивались гл. о. в среде синкретических сект и связанных с ними тайных обществ. Во 2-м тысячелетии н. э. общей чертой многочисленных сект типа “Белого лотоса” (Байлянь цзяо), служивших главным каналом проникновения идей “ортодоксальных” конфуцианства, даосизма и буддизма в малограмотную народную среду, было деление на уровень вэнь и уровень у. В общинах (“алтарях”) вэнь сосредотачивалась руководящая элита сект, хранители канонов, преданий и “тайного знания”, в “алтарях” у— рядовые члены сект, для которых одним из основных видов ритуальной практики и радений были занятия “боевыми искусствами”.

    А. Г. Юркевич

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

что вынесут США на очередной раунд переговоров с КНР — Клуб «Валдай»

В соглашении по второй фазе речь, очевидно, пойдёт о требованиях ограничения государственного субсидирования китайских предприятий, прежде всего тех, что участвуют в амбициозной экспортной программе технологического превосходства «Сделано в Китае – 2025». Многие предприятия в КНР (это по большей части предприятия базового цикла и некоторые высокотехнологические предприятия отрасли тяжёлой промышленности) – дотируемые. Делается это за счёт прямых дотаций и выделения невозвратных или как минимум беспроцентных кредитов, государственных долгосрочных дотационных инвестиций и так далее. Формально это противоречит классической модели рыночной либеральной экономики, основанной на свободной конкуренции, однако с самого начала 1980-х Китай методично выстраивал государственно-ориентированную патерналистскую модель нелиберальной, но конкурентоспособной экономики.

Второй блок вопросов – это меры по ограничению глобального влияния компаний – лидеров высоких технологий Китая. Пока Китай был «мировой фабрикой», выпускающей массовый ширпотреб, США это не волновало. Но после выхода на мировые рынки компаний типа Huawei, ZTE и многих других стало ясно, что Китай вторгается в те сферы, где США и их союзники являются монополистами, в том числе в сферу искусственного интеллекта, высокоскоростной передачи данных, генной инженерии. А столь быстрый научно-технический прорыв Китая обеспечен поддержкой со стороны государства. Ежегодно Huawei со 100 млрд долларов выручки в год тратит 15 млрд долларов на исследования в области высоких технологий.

Американская сторона считает, что Huawei, получая субсидирование со стороны государства, занимается воровством интеллектуальной собственности. И это ставит в неравные условия американские компании. К тому же у США есть вопросы к китайским облачным технологиям, и они требуют сделать контроль за их безопасностью более прозрачным.

Ещё один блок вопросов связан с открытием китайского рынка для иностранных компаний, в том числе, конечно, для американских, оказывающих финансовые услуги. Эти компании должны получить равные права с китайскими игроками. Формально, если отбросить нюансы (хотя они вполне существенные), уже сегодня иностранные компании пользуются почти теми же правами, что и китайские. Так, в 2018–2019 годах уже произошла заметная либерализация китайского рынка и открытие практически всех сфер для иностранных инвестиций – кроме крайне узких областей из «негативного списка».

С финансовым сектором сложнее: здесь много ограничений, масса юридических тонкостей, поэтому иностранные компании не могут на равных конкурировать с китайскими и в реальной жизни не получают равного доступа. К тому же есть ряд запретов на участие в китайских электронных платежах, типа AliPay, WeChatPay и других. Поэтому США будут требовать полностью открыть китайский финансовый рынок. Вновь пойдёт разговор о соблюдении прав интеллектуальной собственности, причём не только о том, что красть патенты плохо, а о создании простого и очевидного механизма решения проблем прямо на месте. И в данной схеме именно Китай будет обязан отслеживать подобные эксцессы.

Основными рычагами давления во второй фазе торговой сделки будут уже не тарифы, а методы экспортно-импортного контроля, инвестиционные ограничения и, возможно, санкции против отдельных китайских компаний.

Лю Вэнь — Профиль модели

Родом из Китая, Лю Вэнь широко известна как первая в Китае супермодель и пионер в индустрии моды.

В 2006 году Лю Вэнь был обнаружен в Пекине и немедленно доставлен в Париж. Вскоре она улетела в Нью-Йорк, где сняла свою первую рекламную кампанию со Стивеном Мейзелом, и быстро стала неотъемлемой частью подиумов высокой моды в Нью-Йорке, Париже и Милане.

Новаторское достижение Лю Вэнь в отрасли наступило, когда она стала первым азиатским представителем в мире, заключившим международный косметический контракт, подписав его с престижным брендом Estée Lauder в январе 2011 года.В настоящее время она является глобальным послом Chanel Beauty.

Помимо области красоты, Лю Вэнь является обладателем многих других новаторских достижений. В 2009 году она стала первой восточноазиатской моделью, которая когда-либо участвовала в шоу Victoria’s Secret. В том же году она стала первой азиатской моделью, вошедшей в список самых высокооплачиваемых моделей Forbes. В 2014 году она стала первым человеком в мире, который надела Apple Watch на обложку модного журнала (Vogue China), и этот подвиг широко рассматривается как новаторский шаг в постоянном пересечении моды с технологиями.В 2017 году Лю Вэнь стала первой китайской моделью, представленной на обложке американского Vogue.

За свою весьма успешную карьеру Лю Вэнь сняла множество статей о моде для ведущих отраслевых изданий, таких как американский, китайский, французский, итальянский и японский Vogue, Harper’s Bazaar и журнал V. Она также участвовала в рекламных кампаниях известных международных брендов, включая Prada, Calvin Klein, Chloe, Oscar de la Renta, Tiffany & Co. , Roberto Cavalli и Coach.

Ближе к началу своей карьеры Карл Лагерфельд сказал о Лю Вэнь: «Лю Вэнь — лучший из нового поколения, он станет великой звездой». Сегодня, в соответствии со всеми ее похвалами, многие ведущие международные СМИ, от New York Times до CNN, окрестили Лю Вэнь первой китайской супермоделью.

5 фактов о «первой добросовестной супермодели Китая» Лю Вэнь — это Шанхай

Sino Celeb — ежемесячный выпуск, в котором мы знакомим наших читателей с китайскими знаменитостями.

Даже если вы не слышали о Лю Вэнь, вы, должно быть, видели ее раньше. Китайская супермодель из провинции Хунань украсила обложки множества журналов, в том числе Vogue China , Style и Forbes Asia . После участия в конкурсе моделей мира «Новый Шелковый путь» в 2005 году известность Лю стала популярной и с тех пор доминирует на подиумах.

Вот пять вещей, которые вы должны знать о женщине, которую считают первой супермоделью Китая.

1.«Первая настоящая супермодель Китая»

New York Times даровала этот титул Лю в 2012 году, поскольку она продолжала вызывать трепет у всех в модной индустрии. В следующем году журнал Forbes и поставил ее на пятое место среди самых высокооплачиваемых моделей с заявленным доходом в 4,3 миллиона долларов.


Изображение из @liuwenlw / Instagram

2. Стремления гида

Лю никогда не планировал быть моделью. Согласно E! News Asia, она мечтала стать гидом, чтобы путешествовать по миру.Хотя ведущие туристы никогда не играли в карты, она определенно много путешествовала, участвуя в бесчисленных модных показах и фотосессиях по всему миру.

3. Victoria’s Chinese Secret

В 2009 году Лю стала первой китайской моделью, вышедшей на подиум на показе Victoria’s Secret Fashion Show, всего через год после ее дебюта на подиуме в Милане.


Лю Вэнь на показе мод Prada. Изображение через @liuwenlw / Instagram

4.

Доминирование в социальных сетях

Все любят дружелюбное лицо, а милая индивидуальность и яркая улыбка Лю сделали ее одной из самых популярных моделей в различных социальных сетях.У нее около 24 миллионов подписчиков в Weibo и 4,5 миллиона в Instagram.

5. Любовная жизнь убаюкивает

В то время как Лю продолжает делать невероятно успешную модельную карьеру, ее статус в отношениях сказывается. Live RampUp однажды процитировал Лю: «В моей жизни нет никого — это очень грустно. Возможно, вы можете сказать в интервью, что я ищу парня; они могут связаться с моим агентом ».

Для получения дополнительной информации о Sino Celeb, щелкните здесь .

[Изображение на обложке через @ liuwenlw / Instagram]

Интервью модели Лю Вэнь | Allure

Лю Вэнь, которую часто считают первой китайской супермоделью (и которую вы, скорее всего, узнаете как одно из лиц Estée Lauder за последние шесть лет), недавно открыла New York Magazine ‘s The Рассказ о том, каково это быть одной из первых крупных азиатских моделей в Соединенных Штатах. Среди откровений — признание Вэнь, что она не считает себя красивой (мы просим не согласиться), что она рада, что решила не делать операцию на монолидах, и что один из секретов ее потрясающей кожи — это тип суп из свиных лапок и коллагена.Но больше всего нас поразило то, что она сказала о стереотипах, которые часто ассоциируются с азиатскими женщинами.

Вэнь красноречиво резюмирует идею о том, что красота есть в индивидуальности. «Я надеюсь, что когда люди видят азиатских женщин, они поймут, что мы все разные», — говорит она. «Мы много времени проводим с кавказцами, они просто объединяют нас как азиатских людей. Но даже в разных городах Китая люди имеют разные личности … Мы выглядим азиатами, но все равно выглядим по-разному. Мы не выглядим одинаково. .

Вэнь также продолжает говорить об эволюции, которую она наблюдала, когда дело доходит до того, как люди воспринимают и ценят монолиды, и о том, как макияж повлиял на эту трансформацию. Когда ее спросили, чувствует ли она, как изменилось восприятие красоты азиатами, она обсуждает, как восприятие одинарных век развилась в последние годы. «Возможно, раньше двойные веки были не так распространены. Я думаю, что раньше люди не знали, как с этим справиться или что-то исправить, поэтому его красоту оценивали несправедливо … Я получал комментарии, когда люди видели мои фотографии и говорили: «О, сингл веко красивое.«Она также отмечает важность разнообразия репрезентаций во многих изображениях, которыми мы наводнены каждый день». Девушки, у которых были единственные веки, возможно, раньше думали, что у этой красоты была только одна форма глаз. Но теперь они видят все больше и больше типов, поэтому изменения будут ».

Зайдите в The Cut, чтобы прочитать полное интервью Вэня.

__ Загляните в шкаф для красоты Allure : __

Лю Вэнь — Мода Элит

Лю Вэнь — сенсация из Юнчжоу, города в провинции Хунань в центральном южном Китае, крупнейшая звезда моды Китая, глобальный посланник Est & eacute; e Lauder и в авангарде азиатского вторжения на подиумы в Европе и Европе. Америка.

На фотографиях: карьера Лю Вэнь на подиуме и за ее пределами
В сентябре 2009 года Лю сломала стереотип и стала первой китаянкой, которая стала моделью для шоу Victoria’s Secret в Нью-Йорке. В апреле прошлого года она стала первым китайским лицом — или «глобальным послом». как их любят называть — Est & eacute; e Lauder. По оценкам, компания будет продавать кремы и косметику для лица на сумму 300 миллионов долларов в год в Китае, самом быстрорастущем рынке компании и крупнейшем за пределами США.Последняя рекламная кампания Лю предназначена для книги Est & eacute; e Lauder «Каждая женщина может быть красивой», в которой основное внимание уделяется различным оттенкам кожи. В нем Лю вместе с пуэрториканкой Джоан Смоллс и французской моделью Констанс Яблонски.

На фотографиях: азиатские модели в главных ролях на подиуме
У Лю потрясающая заразительная улыбка, которая приводит к глубоким ямочкам на щеках. Она очень нестандартная — профессиональная, прямолинейная и любит поболтать. Она говорит быстро и на удивление бегло. Когда она приехала в Нью-Йорк из Пекина год назад после подписания контракта с Est & eacute; e Lauder, Лю мало говорила по-английски.«Я не могла разговаривать с людьми, только да и нет, и я чувствовала себя такой глупой. Я ничего не могла понять ». Но она быстро училась, постигая английский у фотографов, стилистов, друзей, смотрела телевизор и фильмы, особенно« Сумерки ».

Возглавляя модную революцию в Китае
«Мне нравится моя работа, поэтому у меня хорошая энергия», — говорит она на удивление глубоким голосом. Чтобы поддерживать уровень энергии, она пьет кофе, ест мороженое, отдыхает и пьет много воды. «Сегодня моя кожа немного пересохла, поэтому я использую ночную сыворотку Est & eacute; e Lauder Advanced Night Serum — это хорошо!»

К концу сезона Лю отыграет все крупные шоу, от Ralph Lauren до Dolce & Gabbana, Chanel и Louis Vuitton).«Каждый раз, когда наступает китайский Новый год, это Неделя моды в Нью-Йорке», — говорит она. «Как это ни печально, но вы работаете. На этот раз я был в Лос-Анджелесе, снимаясь с Est & eacute; e Lauder. Они всегда очень милые и говорят: «С китайским Новым годом». Годом ранее это была неделя моды в Нью-Йорке, и никого не волновало, что это китайский Новый год, поэтому вам грустно, что вы не можете быть вместе со своей семьей. Но с Est & eacute; e Lauder все прошло хорошо — команда похожа на семью ». Лю, дракон, согласно китайской астрологии, не был дома в течение последних трех новогодних праздников.Но она настроена оптимистично.

«Мода — хорошая работа для молодой девушки. Я люблю одежду — люблю играть с одеждой. Мне нравится DIY; Я люблю шить одежду. Стиль модели очень важен. Я многому учусь ». И несмотря на то, что она приехала из страны, где мода не существовала не более десяти лет назад (Джорджио Армани отметит 10-летие в Китае мероприятием в Пекине 28 мая), Лю У нее сильный стиль — несмотря на длинные волосы, она сорванец, предпочитает мужские рубашки, мальчишеские блейзеры и ботинки DM.

Мать Лю и ее 69-летняя бабушка ошеломлены ее новообретенной склонностью к винтажной одежде. «Я люблю лондонский стиль — винтажные магазины. У меня много винтажной одежды. Лондон очень шикарный и индивидуальный. В Китае нет винтажа. Моя мама недовольна — она ​​говорит, что он такой старый. Я потратил много денег на винтажные куртки, обувь, украшения; Мне нравятся все стили 60-х, 70-х и 50-х годов, чем старше, тем лучше. Мама говорит, что не стоит тратить на это деньги, просто покупайте новые вещи.Раньше я не знала, что такое мода. Я вырос в маленьком городке — ни модной работы, ни моды. Я ничего не знал ».

Лю описывает свое детство в Юнчжоу как нормальное. «Мой родной город очень скучный. Промышленности мало — много деревьев. Это не Пекин, где всегда темно. В моем городе небо голубое и светит солнце. Мой любимый город — Майами, — добавляет она, улыбаясь. «Здесь очень свежо и солнечный пляж.В школе она усердно училась, делала домашние задания, выучила китайские танцы и играла в пинг-понг. ‘Мне было скучно. Я любил слушать музыку, ходил в музей и смотрел много фильмов. Я был ленив, просто хотел остаться дома с родителями и закончить школу ».

Единственное, что было немного необычно для Лю Вэнь, — это ее рост. В начальной школе ее рост был 5 футов 6 дюймов (1,68 м). «Мои родители были высокими; моей маме 1,68, моему отцу [бизнесмену] 1,78 [5 футов 10 дюймов], так что сейчас я такой же.Моему дедушке было 1.80, так что он был выше. Сейчас мы всего лишь один ребенок, и мы едим действительно хорошую пищу, поэтому тело изменилось ». Она была самой высокой в ​​школе. «Моя спина сгорбилась, потому что я был таким высоким». Это было одной из причин, по которой ее мать посоветовала ей принять участие в конкурсе моделей в 2005 году. «Моя мама хотела, чтобы я был уверен в себе и перестал сутулиться, поэтому я приняла участие в конкурсе. Я действительно просто хотел выиграть компьютер [первый приз]. Я учился в школе, поэтому не мог позволить себе дорогой компьютер. Я был так счастлив, когда выиграл — это означало, что я мог быть связан с миром. Это был ноутбук Lemon. Не Apple. Не так много людей используют Apple в Китае. Лимон производится в Китае ». В наши дни Лю использует яблоко. По ее словам, это «красивее».

После победы в конкурсе Лю Вэнь переехала в Пекин, чтобы попытаться стать моделью. «Я много снимал для местных кампаний. Я нечасто выступала на подиумах, подиум для меня был очень трудным — я не мог ходить на высоких каблуках ». Приезд Лю в Пекин совпал с запуском в сентябре 2005 года Vogue China, журнала, который растет в феноменальная скорость и изменение взгляда китайцев на моду.Сейчас это второй по величине источник дохода от рекламы для Cond & eacute; Наст после американского Vogue. Кэти Филлипс, международный директор по красоте Cond & eacute; Nast Asia вспоминает, что до Vogue китайские модные журналы были больше похожи на каталоги покупок. Ситуация меняется с появлением большего количества авангардных модных журналов, таких как Numero, который выпустил в сентябре прошлого года две обложки, на каждой из которых Лю Вэнь стилизован по-разному.

Лю Вэнь — очень известная, без сомнения, самая успешная модель в Китае, тем более что она получила контракт Est & eacute; e Lauder. О Лю был снят телевизионный документальный фильм о ее семье из Хунани. По ее словам, только после того, как они увидели ее в рекламе Est & eacute; e Lauder, Gap и Calvin Klein, ее родители действительно поняли, что она сделала. (Ее мать, которая уже была поклонницей продуктов для кожи Est & eacute; e Lauder, теперь регулярно получает посылки с продуктами, которые ей присылает Лю.)

Филипс с интересом наблюдает, как китайцы находят больше уверенности и индивидуальности в своей одежде. Лю с ее причудливым мальчишеским стилем, легкой улыбкой, более темным оттенком кожи и нестандартным отношением к жизни является отличным образцом для подражания. Но китайцы не считают Лю классической китайской красавицей. «Что им нравится, так это большие глаза, маленькое лицо, бледная кожа по направлению к белому и кукла — им не нравится челюсть», — говорит Филлипс. Они одержимы белой кожей и любят светлые волосы — это традиционное представление о красоте.

Джош Олинс, британский фотограф, который несколько раз снимал Лю Вена для различных журналов и рекламных кампаний , включая текущий выпуск i-D, британский Vogue и рекламу Benetton, говорит: «Лю Вэнь — это просто фантастика.Их рабочие отношения, кажется, включают в себя то, что он заставляет ее смеяться, и это ее счастливый, беззаботный дух, который он блестяще передает, особенно на обложке i-D. «Она очень профессиональна. Она была пионером этой волны китайских моделей. После Лю прошло пять или шесть человек ».

Лю — первый член ее семьи, который когда-либо выезжал за пределы Китая, но с момента переезда в Нью-Йорк год назад ее жизнь полностью изменилась . «Я не знала, как доехать на метро до отливок и арматуры.В агентстве есть стажеры, которые водили меня в метро, ​​научили доставлять еду и все такое. У тебя не так много времени на раздумья, ты просто идешь на работу ». Ее букер взял ее на просмотр« Волос на Бродвее »- она ​​впервые побывала в театре. «Я не могла поверить в это», — говорит она. «Люди были голыми! В Китае так не делают. Я был так шокирован, и он сказал, что все в порядке, вы в Нью-Йорке, наслаждайтесь ».

Недавно она купила родителям новую квартиру, и у ее матери, которая на пенсии, теперь есть время научиться готовить (раньше ее бабушка и отец готовили большую часть еды дома).«В Китае у вас только один ребенок, поэтому я не хочу, чтобы они слишком много работали, и хочу, чтобы они отдыхали. Моделирование может принести им много денег и сделать их более комфортной жизнью ». Она скучает по своей семье, но говорит, что они используют ее« Baidu »(китайский эквивалент поиска в Google), чтобы увидеть, что она делает, и они много говорят по Skype.

Лю до сих пор не может поверить в то, как сложилась ее жизнь. «Я живу своей мечтой», — говорит она. «Я так счастлив и так взволнован, что не могу поверить в это. Китайским девушкам очень тяжело работать на международном уровне.Раньше я не думала, что азиатская девушка может устроить бьюти-кампанию. Я провожу кампанию для всего мира, а не только для Азии ».

Лю Вэнь, фотомодель,

Ее лицо повсюду в Китае? Совершенно верно, хотя Лю быстро добавляет, что модели не так важны в Китае, как актрисы . Но ее останавливают в метро в Нью-Йорке и в метро в Париже, где ее реклама Est & eacute; e Lauder находится в Galeries Lafayette (по словам Леонарда Лаудера, недавно опрошенного для Women’s Wear Daily, 45% оборота косметики в Galeries Лафайет в Париже — это благодаря китайцам за рубежом — часть того, что он называет «китайской волной»).Люди останавливают ее и спрашивают, не модель ли она Лю Вэнь, и просят сфотографироваться. «Это очень большая перемена в моей жизни», — говорит она. «Это все изменило».

Источник: http://fashion.telegraph.co.uk/

О Лю Вэнь: Китайская модель (1988-)

Лю Вэнь (упрощенный китайский: 刘 雯; традиционный китайский: 劉 雯; пиньинь: Лю Вэнь ; родился 27 января 1988 г.) — китайская модель. В 2012 году газета The New York Times назвала ее «первой добросовестной супермоделью Китая».Она первая модель восточноазиатского происхождения, принявшая участие в показе Victoria’s Secret Fashion Show, первая представительница восточноазиатского происхождения для Estée Lauder и первая азиатская модель, когда-либо входившая в ежегодный список самых высокооплачиваемых моделей журнала Forbes журнала . В 2017 году она стала первой китайской моделью, появившейся на обложке американского журнала Vogue . В настоящее время она представлена ​​Управлением Общества и базируется в Нью-Йорке.

Ранние годы

Единственный ребенок, Лю родился в семье рабочего 27 января 1988 года в Юнчжоу, провинция Хунань.В подростковом возрасте ее мать поощряла ее заниматься профессионализмом, хорошо питаться и участвовать в конкурсе моделей, что привело к открытию Лю. Изначально Лю планировал работать гидом.

Карьера

Лю начала свою модельную карьеру в 2005 году, когда она приняла участие в конкурсе моделей New Silk Road World Model Contest , который ранее выиграла международная кавер-модель Du Juan. Несмотря на то, что она не выиграла конкурс, Лю вскоре начала работать моделью на полную ставку и в конечном итоге стала национальной историей успеха после работы с такими популярными в Китае модными журналами, как Vogue и Harper’s Bazaar .

В сентябре 2007 года Лю привлекла внимание международной индустрии моды, когда она сняла передовую статью в одежде, созданной Карлом Лагерфельдом, Виктором и Рольфом, а позже она будет выступать за оба этих бренда. В 2008 году ее пригласили в Париж, чтобы подписать контракт с агентством и принять участие в Неделе моды в Париже.

В феврале 2008 года она появилась в четырех статьях о моде для китайского журнала Vogue . В том же месяце она дебютировала на международных подиумах, выступая за Burberry и закрывая осенний показ Trussardi в Милане.Через неделю она гуляла по магазинам Chanel, Jean Paul Gaultier и Hermès в Париже. Год спустя, в феврале и марте 2009 года, Лю Вэнь появилась на 74 показах в Нью-Йорке, Лондоне, Милане и Париже в сезоне ready-to-wear сезона осень 2009 — это было наибольшее количество показов для модели в этом сезоне. Это также остается рекордом по количеству представлений, которые когда-либо проходили модели азиатского происхождения за один сезон. За этим последовал сезон прет-а-порте Весна 2010, проведя 70 показов в тех же четырех городах.Эта статистика сделала ее второй по популярности моделью в сезоне после французской модели Констанс Яблонски.

Лю появлялся в кампаниях Calvin Klein, Dolce & Gabbana, Roberto Cavalli, Oscar de la Renta, Hugo Boss, Alexander Wang, Rag & Bone, H&M, Marni, Lane Crawford, Bergdorf Goodman, Diesel, Gap и Vivienne Tam. . Ее рекорд за один сезон — семь, включая DKNY Jeans, The GAP, Barneys New York, Benetton, Alexander Wang, Converse и cKone весной 2009 года.Она была единственной женщиной в крупных редакционных статьях Vogue для Vogue Germany , Vogue Espana , Vogue China , Vogue Italia , British Vogue и American Vogue . Она также была представлена ​​в редакционных статьях для Numéro (а также обложки), GQ , V magazine, Harper’s Bazaar , Pop Magazine , Allure , iD (а также обложка), Interview и W .

В 2009 году Лю стала первой женщиной китайского происхождения, принявшей участие в показе мод Victoria’s Secret. Лю также участвовал в шоу 2010-2012 годов. Она снова вернулась на подиум Victoria’s Secret в 2016 году.

В апреле 2010 года было объявлено, что Лю вместе с Констанс Яблонски и Джоан Смоллс будут представлять косметическую компанию Estée Lauder. В марте 2012 года номер The New York Times представил Лю Вэнь на обложке и в главной роли в выпуске журнала Style «T» о путешествиях, и ее окрестили «первой добросовестной супермоделью Китая».В том же году она впервые посетила Каннский кинофестиваль. Весной 2013 года H&M назвала Лю Вэнь одной из «Новых икон» за ее вызывающий всеобщее восхищение уличный стиль.

В 2013 году она также стала первой азиаткой, которая вошла в пятерку лучших в списке самых высокооплачиваемых моделей мира Forbes, заняв пятую позицию. Она повторила свой подвиг в 2014 году, когда ее зарплата выросла с 4,3 миллиона долларов в предыдущем году до 7 долларов. миллион. Также в 2013 году Лю заняла 3-е место в списке 50 лучших моделей женщин по моделям.com. Она является самой высоко оцененной моделью азиатского происхождения в истории. В июле 2014 года Models.com повысил ее статус до «Новой супермодели», первой азиатской модели, удостоенной этой награды. Она остается в этом списке по состоянию на февраль 2015 года.

Лю Вэнь собрала множество подписчиков в социальных сетях на таких платформах, как Instagram и Weibo. Необъятность ее аудитории привела к тому, что журнал American Vogue назвал ее лидером цифрового движения, заявив в выпуске за апрель 2014 года, что «Лю также имеет, безусловно, самую большую аудиторию в социальных сетях из всех моделей».

В апрельской статье 2014 года о подъеме социальных сетей в индустрии моды американский журнал Vogue отметил, что у нее «на сегодняшний день самая большая аудитория в социальных сетях среди всех моделей». Models.com назвал ее первой азиатской «новой супермоделью» в июле 2014 года. А в октябре того же года Лю стала первым человеком в мире, который продемонстрировал Apple Watch на обложке журнала, когда она появилась на Vogue China. ‘ s ноябрь 2014 г.

В апреле 2015 года она и южнокорейский певец Чхве Шивон приняли участие в китайском спин-оффе южнокорейского варьете « We Got Married ».

В 2017 году Лю Вэнь стала первой китайской моделью, появившейся на обложке американского Vogue для его 125-летнего выпуска в марте 2017 года, сфотографировано Инез Ван Ламсверде и Винуд Матадин вместе с Адвоа Абоа, Эшли Грэм, Джиджи Хадид, Имаан. Хаммам, Кендалл Дженнер и Виттория Черетти.

Противоречие

В феврале 2018 года Лю Вэнь опубликовала в Instagram фотографию, описывающую ежегодный праздничный сезон, где она и Венди Дэн Мердок с надписью на английском языке «Happy Lunar New Year!» Привлекли большую группу китайских пользователей сети, обвиняющих ее. забыть свои китайские корни, потакать другим азиатским странам.Многие другие китайские и международные пользователи сети защищали ее использование этой фразы. В результате позже она изменила английскую подпись на «Happy Chinese New Year».

Личная жизнь

В прошлом Лю говорила, что после моделирования ей может понравиться работать стилистом или, если появится возможность, стать актрисой — она ​​считает, что моделирование и актерское мастерство имеют много общего, но сейчас она любит моделировать и работать в индустрии моды. Она заявила, что знает, что выбор профессии модельером или стилистом будет «очень тяжелым трудом», но теперь она более серьезно подумывает о том, чтобы стать стилистом, потому что она хотела бы «поделиться своим модным стилем — сорванцом. , винтажные и удобные — со всем миром ».

Она дружит с другими моделями Джоан Смоллс, Констанс Яблонски и Линдси Уиксон, а также китайскими моделями Шу Пей, Ду Жуан, Фей Фей Сун, Суй Хэ, Сяо Вэнь Цзюй и Мин Си.

Лю много раз говорила в прессе, что у нее никогда не было парня и что она остается без него. Она сказала: даже мама спрашивает меня: «Где твой парень?» Но я для этого немного занят. «Я много путешествую по работе, и я не могу сказать парню:« Пожалуйста, подождите меня, я должна пойти на работу »», — добавила она.

Лю Вэнь рассказывает о славе, ответственности и поиске смысла в своей карьере | Vogue Singapore

Лю Вэнь не новичок, когда дело касается истории. 33-летняя девушка стала первой китайской моделью на обложке американского Vogue и первой азиатской моделью, которая выступила в образе ангела Victoria’s Secret и стала лицом Estée Lauder. «Я смиренно ценю такое признание, хотя мне кажется, что я просто работаю, как и все», — говорит она, будучи одной из самых успешных супермоделей в мире.«Для меня успех определяется не только тем, как тебя считают другие, но и тем, кем ты себя считаешь. Я не думаю, что получил наивысший балл ни по одному экзамену, и возможно, что я никогда этого не достигну, но я все равно буду чувствовать себя удовлетворенным в конце ».

Синее атласное платье Miu Miu, ботинки Jacques Wei Лесли Чжан

Возможно, первые годы работы моделью научили ее, что второе место не является определяющим фактором для блестящего будущего. Одним из ее первых набегов в мир моделирования был 2005 год, когда Лю проиграла китайской модели Ду Цзюань в конкурсе моделей New Silk Road World Model Contest.Хотя она и не получила главный приз, конкурс принес ей высокую оценку модельных агентств, а впоследствии и карьеру на ведущих мировых подиумах. Спустя шестнадцать лет после этого поворотного момента вам будет трудно найти хоть одного человека в моде, который не распознал бы эту красоту с ямочками на щеках.

«От подзарядки не следует отказываться из-за плотного графика — она ​​должна быть частью существующего распорядка»

За это ей нужно поблагодарить покойного модного редактора и стилиста Джозефа Карла.Он обнаружил относительно неизвестную Лю в конце 2006 года и научил ее смотреть в камеру, укреплять уверенность в себе и учиться у других. В результате получается уравновешенная, но уравновешенная Лю, прагматичная, когда говорит о славе, которая приходит с ее работой. «Эта карьера принесла мне много счастья, и я влюбился в нее. Конечно, в славе есть радость, но есть и немало трудных периодов, которые предстоит пережить. Быть подавленным или нервным — это обычное дело, но я использую это как мотиватор, чтобы оставаться стойким и смотреть в будущее.”

Трикотажное боди, пояс, сандалии и серьги Chanel Лесли Чжан

Она задумчиво добавляет: «Моя обязанность как супермодели состоит в том, чтобы отбросить славу и использовать свои действия для поощрения тех, кто может нуждаться в поддержке, чтобы другие также чувствовали себя мотивированными в своих путешествиях».

Прекрасно зная, что ее дни долгие и требовательные к физическим нагрузкам, опытная модель твердо выделяет время для себя и вдохновляет других делать то же самое. «Это похоже на то, когда в вашем мобильном телефоне разряжается аккумулятор.Если нужно, розетка всегда найдется, если присмотреться. Подзарядка — это не то, от чего вы должны отказываться из-за плотного графика — она ​​должна быть частью существующего распорядка », — говорит она. Она также раскрывает свой собственный совет по красоте — регулярно мыть волосы перед каждой работой, чтобы повысить уровень своей энергии.

Розовое платье с лентой Noir Kei Ninomiya, босоножки Prada Лесли Чжан

Лю, которая не возвращалась в свой нью-йоркский дом более года из-за COVID-19, также описывает, как жизнь в Большом Яблоке стала ее центром.«Свет, который пронизывает его улицы, имеет почти мифическую привлекательность — он постоянно заставляет вас узнавать разные грани красоты и эмоций», — с энтузиазмом говорит Лю, добавляя, что ее обычным тусовкам, включая зеленый рынок на Юнион-сквер и Ист-Виллидж, придется подождать. .

«В первое десятилетие я начал свой путь в качестве модели. Во втором десятилетии я влюбился в эту индустрию. В этом третьем я надеюсь внести положительный вклад в развитие отрасли »

Для супермодели это обязательное условие — излучать мистическую и преобразующую энергию, учитывая бесчисленное количество подиумов, на которых можно ходить в модный сезон.От волнистых цветов у Marc Jacobs до минималистичных пальто у Bottega Veneta — это преданная группа моделей, которые воплощают коллекцию из зарождающейся мечты в реальность. Лю описывает моду как «расширяющую возможности» индустрию, наполненную творческой энергией, воображением и талантами.

Белое платье Prada и прямая накидка из тафты Лесли Чжан

После того, как она достигла вершины своего мастерства в создании модных мечтаний, займется ли она чем-нибудь еще? Лю неуловима в своем ответе.«Гораздо важнее заниматься повседневными делами и полностью погружаться в каждый опыт», — говорит она. «Я могу попробовать то, чего раньше не пробовал, будь то работа с новыми производственными командами или использование моих собственных идей для инновационных дизайнов. Мне бы понравился такой путь, где я смогу принять участие в творческом процессе ».

Лю уверен, что следующий год — или десятилетие — вот-вот сделает полный круг. «Это начало третьего десятилетия 21 века. В течение первого десятилетия я начал свой путь в качестве модели.Во втором десятилетии я влюбился в эту индустрию. В этом третьем я надеюсь внести положительный вклад в развитие отрасли ».

Белое платье Prada и прямая накидка из тафты Лесли Чжан

Фотограф: Лесли Чжан
Модный директор: Даниэла Паудис
Исполнительный продюсер: Адам Чен
Стиль: Одри Ху
Макияж: Синь Мяо
Волосы: Джон Чжан
Производство: Улун Чжан
Художник по декорациям и реквизит: Сяолинь Цзяо, Бэй Юань, Шуцзе Чай Ат Фувафува, Чжан Тонг (художник по декорациям)

Режиссер: Чжу Цзы
Оператор-постановщик: Сяо Синь
Гаффер: Ганг Лю
Монтаж: Zanvisualpro
Помощник директора: Линн Ван

Ассистенты по фотографии: Джиабин Шен, Дунбинь Цяо
Ассистенты по укладке: Дэнни Ли, Вэнь Цзе, Ян И
Ассистенты по укладке волос: Вэйтао Кэ, Шерман
Ассистент по макияжу: Зои Чжан
Ассистенты по производству: Рой Чжао, Нин Ча, Чжичэн Ли
Студия: Geek Studio

Чтобы увидеть больше подобных историй, подпишитесь на печатное издание Vogue Singapore.

Лю Вэнь и Джоан Смоллс: новые влиятельные лица моделирования | Модели

Forbes опубликовал на этой неделе список 10 самых высокооплачиваемых моделей, и наряду с новостями о том, что Жизель Бюндхен (№ 1) зарабатывает примерно 42 миллиона долларов (примерно 27 миллионов фунтов стерлингов) в год, примечательным событием стало то, что Впервые список не был полностью составлен из белых женщин. Китайская модель Лю Вэнь занимает пятое место с годовым доходом в 2,75 миллиона фунтов стерлингов, в то время как пуэрториканка Джоан Смоллс заняла восьмое место с 2 фунтами стерлингов.2м.

Джоан Смоллс на шоу Victoria’s Secret в 2011 году. Фотография: Рэнди Брук / WireImage

. Не только деньги, которые они зарабатывают, выводят этих женщин в высшую лигу. На влиятельном отраслевом веб-сайте models.com Smalls занимает первое место, а Вэнь — пятое (рейтинг основан на шумихе, популярности в отрасли, обложках журналов и т. Д.). Вэнь была первой китайской моделью, представленной на показе Victoria’s Secret, а Смоллс стала первой латиноамериканской моделью, выигравшей прибыльную кампанию Estée Lauder.Кара Делевинь, возможно, занимает большинство заголовков, но Смоллс и Вен, обоим по 25 лет, незаметно появляются как лица, определяющие наш возраст.

Отчет Forbes пришел как раз вовремя. Если в последние несколько лет в дебатах о моделировании доминировал размер, то сейчас все говорят о гонках. Статья в New York Times, опубликованная в прошлом месяце, назвала недостаточную представленность меньшинств на большинстве подиумов «слепым пятном моды» и указала на некоторые шокирующие статистические данные: 82,7% моделей на последней неделе моды в Нью-Йорке были белыми, а Селин — самой любимой. брендов — не использовала черную модель на подиуме с тех пор, как в 2009 году креативным директором была назначена Фиби Фило.

Но, похоже, все же происходят изменения. Наряду с деньгами, поступающими от Вен и Смоллса, Prada использовала в своей осенней рекламной кампании Malaika Firth, свою первую черную модель за 19 лет, а на показе модной одежды Dior в июле были представлены шесть черных моделей.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.