Китайские мотивы в русском искусстве: Китай по-русски. XVIII–начало XX века / Музей-заповедник «Царицыно»

Содержание

Китай по-русски. XVIII–начало XX века / Музей-заповедник «Царицыно»

Выставка рассказывает о том, как увлечение китайской культурой возникло и развивалось в России, и как это увлечение проявилось в русском искусстве — от стиля шинуазри до авангарда.

Экспозиция в семи залах Большого дворца включает более 600 редких предметов не только китайского, но также русского и западноевропейского искусства в «китайском» стиле из 13 ведущих музеев Москвы и Санкт-Петербурга и Российской государственной библиотеки.

Выставка приглашает посетителя в пространство воображения, где возникает образ таинственной, закрытой для русского человека Срединной империи — чужой, но притягательной, далекой и одновременно очень близкой страны, у которой с Российской империей не только общая граница, но и долгая история политических, торговых и культурных контактов.

Выставку открывает раздел, представляющий китайские редкости из собрания Кунсткамеры, привезенные в начале XVIII века по велению Петра I специально для первого публичного музея России. Среди них механические игрушки, научные приборы, изделия из резного камня и эмали.

В разделе «Фантазии шинуазри» собраны произведения китайского декоративного искусства конца XVII–XVIII века, предназначавшиеся для продажи европейцам, а также предметы в китайском стиле, которые создавались в Западной Европе и России на волне увлечения восточной экзотикой: шелковые обои с росписями, мебель, фарфор, серебро, вещицы из резной кости, украшавшие Китайский дворец Екатерины II в Ораниенбауме, Екатерининский дворец в Царском Cеле, Монплезир и Большой дворец в Петергофе. Впервые широкой публике будет показана садовая мебель из парковой беседки в усадьбе Кусково. Изделия Мейсенской фарфоровой мануфактуры и Императорского фарфорового завода в стиле шинуазри напомнят о том, что и появление европейского фарфора было отмечено страстным увлечением Востоком.

Отдельная и особенно актуальная в наше время тема в отношениях России и Китая — история развития торговых связей. Русская купеческая культура, выросшая на чайной торговле с Китаем в XIX веке, показана через яркие рекламные вывески, дорогие кантонские изделия, роскошные китайские шелка и русские чайные сервизы, мотивы росписи и красочная палитра которых служат выразительной иллюстрацией того, как выглядел Китай «по-русски».

Во второй половине XIX столетия новый всплеск увлечения Китаем и интерес к изучению и собиранию китайских древностей был вызван все более крепнущими контактами между империями, научными экспедициями, путешествиями на Восток, развитием российского востоковедения. Впервые в Москве показаны уникальные предметы из собраний видных политических деятелей и коллекционеров восточного искусства рубежа XIX и XX веков А. А. Половцева и Э. Э. Ухтомского, а также «редкости китайской культуры», приобретенные служащим русской чайно-торговой компании Д. М. Мельниковым, который 64 года прожил в Китае, собрав за это время коллекцию, которая сейчас хранится в Государственном музее Востока.

Завершающий раздел экспозиции посвящен образам Китая в русском модерне и авангарде. Здесь показаны произведения живописи, скульптуры, декоративного искусства, костюмы и модные аксессуары, созданные художниками в конце XIX — начале XX века.

На выставке «Воображаемый Восток» можно увидеть не только музейные раритеты, но и современные «фантазии на китайскую тему». Сюрпризом станет «беседка Конфуция» со старинной бронзовой статуей мыслителя и оригинальными изданиями сочинений китайских мудрецов, впервые переведенных на русский язык в XVIII веке. В отдельном зале посетителей ждет инсталляция «Волшебный фонарь», созданная по мотивам традиционного китайского театра теней. Еще один сюрприз — новая линия сувениров, которая будет представлена на вернисаже. Это не только взгляд дизайнеров XXI века на шинуазри, но и подтверждение актуальности темы Востока в наши дни.

Организаторы
Участники проекта: Музеи Московского Кремля, Государственный Эрмитаж, Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера), Государственный исторический музей, Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Государственная Третьяковская галерея, Государственный музей Востока, Музей-заповедник «Петергоф», Государственный музей керамики и «Усадьба Кусково XVIII века», Московский музей-усадьба Останкино, Государственный музей архитектуры имени А. В. Щусева, Государственный музей-заповедник «Царское Село», Российская государственная библиотека.

Куратор проекта
Ольга Соснина

Дизайнер
Юлия Наполова

Расскажите о китайских мотивах в русском искусстве. Полный текст автореферата диссертации по теме "Стилистические тенденции "шинуазри" в русском искусстве второй половины XVIII века"

Расскажите о китайских мотивах в русском искусстве. Полный текст автореферата диссертации по теме "Стилистические тенденции "шинуазри" в русском искусстве второй половины XVIII века"

на правах рукописи

РГБ ОД

1 3 ДЕК Ш •

ВУ Ю-ФАНГ

СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ "ШИНУАЗРИ" В РУССКОМ ИСКУССТВЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХУШ ВЕКА

Специальность 17. 00. 04 изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения

Работа выполнена на кафедре истории русского искусства Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. 2СОО года

Ученый секретарь диссертационного совета Б.Н.КОХНО

Данная работа является попыткой обобщения и анализа изобразительных материалов и литературных источников, относящихся к истории и стилистическим тенденциям "шинуазри" в России второй половины XVIII века.

Европа познакомилась с китайскими художественными изделиями еще в начале XVII века. Особенно изумила европейцев изящная роспись фарфора. Мотивы росписей нашли отображение во многих видах декоративно-прикладного искусства. Их стали использовать при оформлении комнат в "китайском стиле", а также в живописи и графике.

Китайская живопись цветы и птицы. Живопись цветы-птицы Китай

Живопись цветы-птицы Китай

В китайской живописи со времен империи Тан существовал жанр «цветы и птицы».
В течение почти двух тысячелетий китайские художники изображали цветы.
Каллиграфия и живопись считались самыми чистыми формами искусства. Орудием были кисть сделанная из шерсти животных, и черные чернила, изготовленные из сосновой сажи и животного клея. В древние времена также картины писали на шелке. Однако, после изобретения бумаги в 1-м веке н.э., шелк постепенно был заменен новым и более дешевым материалом. Оригинальные сочинения знаменитых каллиграфов были очень дороги на протяжении всей истории Китая и висели на стенах так же, как картины.

Lou Dahua. Лотосы

В китайской традиционной культуре картины птиц и цветов очень популярны. С древних времен всем видам цветов, растений и птиц были даны различные символические значения. Выбор предмета, будь то пион, лотос, бамбук, орхидея или слива много говорит о вас. Таким образом, символическое значение становится все более богатым и конкретным.

Есть много способов выражения символического значения картин китайских цветов и птиц. Чаще всего эта символика отражает стремление людей к счастью. Например, картины так называемых «Четырех благородных» и «Трех друзей зимы». Цветы сливы, орхидеи, бамбука и хризантемы были известны как «Четверо благородных» . Их общие черты- благородство, скромность и целостность.

И как изображения растений «Трех друзей зимы» — сосны, бамбука и сливы- часто связаны с людьми большой добродетели.

Пион представляет высокое положение, большое богатство и процветание; сосны долговечность и целостность, бамбук символизирует скромность и последовательное продвижение по службе, красный журавль является символом долголетия и так далее. Их благоприятные значения связаны с верованиями китайского народа.

Картины современных художников Китая
Пинг Пинг Чэнь (Ping Ping Chen) Красивые цветы в стиле гунби.

Ping Ping Chen Лотосы

Пинг Пинг Чэнь (Ping Ping Chen) признанная музыкант, художник, бывшая Мисс Китай и Телеведущая демонстрирует свои картины.В 2007 году она была награждена Золотой Чрезвычайной премией Китая и 2007-2010 годах Специальным призом за живопись в музее Лувра во Франции, где показываются ее работы ежегодно в декабре.

Китайская живопись тушью. Традиционная китайская живопись

Традиционная китайская живопись появилась в период неолита и постоянно эволюционирует вплоть до сего момента. Китайские художники повлияли на все мировое искусство, их мастерством восхищаются и наши современники.

Искусство китайского рисунка кистью

Каноны китайского стиля зародились под воздействием разных философских течений: учений Лао Цзы, Будды и Конфуция. Живопись в китайском стиле — Гохуа (что означает «народная живопись») разнится с западной из-за технических приемов, которые используются при создании рисунка. При помощи простых линий разной толщины передаются окружающее пространство, объем, динамика. В западном творчестве для этого используется светотень. Каждый штрих должен быть безукоризненным: ведь переделать работу уже не получится. Китайские картины пишутся без предварительных эскизов. Для рисования художники могут использовать и свои пальцы. Тонкие линии рисуют ногтем, а широкие штрихи подушечкой пальца.

Чтобы нарисовать картину в этом ключе, необходима кисть, черная тушь (или акварель разных цветов) и палочка для нее, рисовая бумага и камень для растирки. Для выполнения работ могут применяться шелк или хлопчатобумажное полотно. Большое значение имеет качество туши. Некоторые студии проводят уроки, обучающие такой технике, есть и книги на эту тему.

Существуют разные жанры китайской живописи:

  • «Пейзаж «горы и воды». Образ пейзажа в китайской живописи напоминал зрителям, что человек и мир вокруг него представляют собой одно целое. Горы символизировали мужскую энергию, а вода — женскую.
  • «Портрет и фигуры».
  • «Цветы и птицы».
  • «Бамбук и растения».

Особое внимание китайцы уделяли орхидее, дикой сливе, бамбуку и хризантеме. Каждое из этих растений символизировало определенные человеческие качества.

Живопись в китайском стиле характеризуется лаконичностью. На произведении творцы оставляли пустые участки, которые давали простор фантазии зрителя. В свои работы авторы вносили элементы поэзии и каллиграфии. На картине имелась надпись в стихах, созданная в каллиграфическом стиле. Такие стихи передавали взгляды автора. Китайские картины полны символизма. Это разговор творца и наблюдателя. Мастера имели свою печать, которой и помечали произведение вместо подписи.

В традиционной китайской живописи не рисовали натюрморт. Неподвижные объекты по мнению китайцев далеки от действительности и лишены жизни. А в художественном произведении необходимо присутствие динамики.

Древняя китайская живопись

Согласно данным археологических раскопок, живопись Древнего Китая появилась и начала прогрессировать во времена Сражающихся царств. В ходе раскопок были обнаружены изображения на шелке. А вот основные жанры оформились уже в 8 веке н. э. Т. к. Китай — крупное государство, многие стили развивались отдельно друг от друга.

Мастер Гу Кайчжи, живший в 4 веке н. э., сформулировал основные законы, которые отличали хорошие работы:

  • Одухотворенность.
  • Естественность.
  • Композиция.
  • Постоянная основа.
  • Следование традиции.
  • Искусное владение тушью и кистью.

Вокруг этого свода правил классическая китайская живопись будет эволюционировать долгие годы, видоизменяясь в различные исторические периоды.

В период власти династий Тан и Сун был расцвет изобразительного искусства. Тогда было создано множество эталонных произведений, на которые ориентировались последующие поколения. В эпоху Сун была распространена пейзажная живопись. В правление династий Цинь и Хань эволюционировала живопись по сырой штукатурке. Прогресс храмовой живописи был во время правления династий Вэй и Цзинь. В эпоху Мин часто передавали образы растений и животных. Изображения имели символический характер. Тогда же произошел скачок в развитии живописи фигур, начали изображать обнаженную натуру.

В древности картины имели вид шелковых или бумажных полотен, размер которых мог достигать нескольких метров. Их скручивали вокруг деревянного валика, который складывали в предназначенный для него футляр.

Китайские художники большей частью использовали игру линий. Есть 2 манеры письма: гунби и сеи. Гунби — это так называемая «тщательная кисть», когда детали прорисовываются четко. Интерьеры покоев императорских семей разрисовывались именно в этом стиле. Сеи наоборот рисуется грубой кистью. Задача тут — передать идею. Художник творит под влиянием настроения. Произведениям присущи широкие мазки. Поначалу преобладал стиль гунби, потом стал распространяться стиль сеи.

Китайцы обращают внимание не только на видимую сторону картин, но и на их внутреннюю силу и характер. Классическая живопись Китая развивалась на протяжении многих тысячелетий, сохраняя старые традиции. Она продолжает приковывать внимание почитателей и коллекционеров до сих пор.

Китайские художники 21 века. Самые дорогие современные художники Китая

В китайской живописи активно развивается направление, получившее название цинический реализм. До недавнего времени художники, работающие в этом стиле, считались в Китае вне закона: не участвовали в выставках, их имена были мало кому известны на родине и за рубежом, работы практически не продавались. Но в начале 90-х годов в политике Китая произошли существенные изменения, в результате которых цинический реализм вышел из подполья. Сейчас можно говорить о том, что китайские живописцы и инсталляторы потеснили американцев и европейцев, уверенно прорвавшись в ТОП-100 самых дорогих современных художников. Интерес к Китаю растет, на Sotheby’s регулярно проходят торги современного азиатского искусства.

Предлагаем познакомиться с наиболее яркими китайскими живописцами, полотна которых считают за честь приобрести известные музеи и галереи современного искусства.

Фанг Лиджун: революционер от искусства

Картины этого китайского художника (см. главное фото), работающего в стиле цинического реализма, очень узнаваемы. Идеология направления проста: вывернуть наизнанку проповедуемые в Китае принципы соцреализма, усилить обезличивание интересов конкретного человека. Это бунтарское искусство востребовано на международном рынке, коллекционеры готовы платить большие деньги за картины Фанг Лиджуна. Его полотна практически невозможно спутать ни с какими другими. Если на картине изображен лысый человек азиатской внешности, то, почти наверняка, автором окажется Фанг Лиджун. На всех работах присутствуют бритоголовые молодые люди, на лицах которых отражается вселенская скорбь или утомленность. Еще одна интересная деталь: художник принципиально отказывается давать названия своим картинам, вместо них проставляет номер или дату создания.

Чжан Сяоган: художник, лечащий душу

Искусствоведы называют его одним из самых ярких и перспективных современных художников. Работы, скорее, можно отнести к сюрреализму, чем к циничному реализму.

Самой дорогостоящей картиной считается полотно «Площадь Тяньаньмэнь». Оно было продано на аукционе в Гонконге за 3,8 миллиона долларов. Эта площадь очень многое символизирует для китайцев, выросших при социализме. Стоит обратить внимание на то, что картина выполнена в желтом цвете. В Китае этот цвет ассоциируется с властью императоров.

Несмотря на это, Чжан Сяогана нельзя назвать политизированным художником. В первую очередь, его интересует личность человека, психологические проблемы. Именно на этом он старается делать упор в своих работах.

Ю Минчжун: человек с грустной улыбкой

The Silly Man — такое название во всем мире получили авангардные работы китайского живописца Ю Минчжуна. Он сам улыбается нам с каждой картины. Улыбающийся человек, в интерпретации художника-бунтаря, не вызывает у зрителей чувства радости. Художник рассказывает не о счастье, а о кошмарах, издевательствах, боли. Но, благодаря этим вымученным улыбкам, художник получил мировую славу. Одно из его полотен на аукционе Sotheby’s было продано за шесть миллионов долларов.

Другие интересные новости из мира искусства читайте.

Известные китайские картины. Зарождение живописи

Нет единого мнения насчет того, когда зародилась живопись в Поднебесной. Официальная версия называет «родителями» китайского изобразительного искусства квартет художников, творивших в 4-8 столетиях:

  • Гу Кайчжи;
  • Лу Таньвэй;
  • Чжан Сэньяо;
  • У Даоцзы.

Но проведенные раскопки подталкивают археологов на мысль, что первые мастера кисти появились за тысячелетие до этого. Споры на этот счет не утихают до сих пор.

Национальный живописный стиль в Китае называется «гохуа». Он появился в неолитовую эпоху и дожил до нынешних времен.  

Китайская живопись в стиле гохуа. Закат

Уже тогда оформились главные мотивы рисунков:

  • растения;
  • цветы и птицы;
  • животные;
  • портреты;  
  • пейзажи.

Остановимся на некоторых художниках, которые стояли у истоков искусства.

Гу Кайчжи

Родился в Цзиньскую эпоху, а именно в 344 году в южной части Поднебесной. Происходил из знатного рода, в числе которого значились многие чиновники и государственные мужи.

Самого художника современники называли странным, если не сказать «чудаком». Его выходки, а также работы отличались эксцентричностью с налетом волшебных мотивов. Кроме способности к художеству он открыл в себе талант поэта.

Гу Кайчжи. Фея реки Ло

Главные картины Гу Кайчжи представляют собой прямоугольные, вытянутые, горизонтально ориентированные свитки;

  • «Мудрые и добропорядочные женщины»;
  • «Наставления старшей придворной дамы»;
  • «Фея реки Ло».

У Даоцзы

Жил и творил в период империи Тан – родился в 685 году там, где сейчас находится район Хэнань, умер в 740 году. Детство было незавидным: мальчик в раннем возрасте стал сиротой, жил бедно. Но природа наградила его недюжинным художественным талантом, благодаря которому уже в возрасте 15 лет он мог прокормить себя.

Карьера начиналась с заказов от частных лиц и храмов. Всего насчитывается порядка трехсот работ с изображением экстерьеров и интерьеров построек, дворцов, храмовых комплексов. Известная его работа – портрет Конфуция .

У Даоцзы. 87 небожителей. Фрагмент картины

У Даоцзы овладел многими техниками в живописи:

  • был в числе создателей стиля китайских пейзажей – шань-шуй;
  • прекрасно передавал сюжеты – жэнь у;
  • рисовал тушью бамбуковое растение, что тоже было отдельным направлением – мо-чжу;
  • владел техникой трехмерного изображения и оптических иллюзий.

Ван Си Мэн

Один из известных, но в то же время таинственных художников времен раннего средневековья. Он родился в эпоху Сун, в 1096 году, а год смерти доподлинно неизвестен. Предполагается, что это был 1119 год.

Его биография покрыта тайной, многие моменты из его жизни неизвестны. Он учился в Академии художеств при императоре, которым и был замечен.

Единственная работа Ван Си Мэна, дошедшая до нынешних времен, – свиток под названием «Горы и воды на тысячу ли». Критики называют его шедевром пейзажа. Сейчас он хранится в Пекинском музее.

Ван Си Мэн. Горы и воды на тысячу ли

Свиток представляет собой полотно размером больше чем 0,5 метра в ширину и 1,1 метра в длину. Работа выполнена тушью и натуральными красками.  

Цветовая гамма была необычайно яркая для тех времен, когда многие придерживались монохромной живописи тушью. Возможно, поэтому картина не была оценена современниками по достоинству, лишь спустя годы получив всеобщее одобрение.

О дальнейшей судьбе художника известно лишь из слов Цай Цзиня, премьер-министра императорского двора. Он писал, что автором свитка был юноша лет восемнадцати, а несколько лет спустя он умер в молодом возрасте.

Ван Мэн

За эпохой Тан и Сун последовали времена династий Юань, Мин, Цин. Художественные работы этих трех эпох вобрали в себя особенности стиля Сунской империи.

Одним из «Четырех великих мастеров эпохи Юань» стал Ван Мэн. Он родился в 1308 году в семье аристократов-художников: картины писали его отец, дядя и дед по материнской линии. Именно дедушка посвятил его в основы искусства – так происхождение определило будущую профессию мальчика.

Ван Мэн. Пишущий книгу под соснами

Ван Мэн был способным учеником и, кроме живописи, любил заниматься поэзией, каллиграфией. Но основным родом его деятельности была государственная служба – к 35 годам он был на небольшом посту в администрации. Однако политическая власть в стране поменялась, стала властвовать династия Мин, и Ван Мэн вынужден был прекратить карьеру.

Тогда мужчина решил посвятить себя творчеству и переехал ближе к городу Ханчжоу, поселившись на горе, а в 60-х годах 14 века перебрался в город Сучжоу. Там он написал множество своих знаменитых картин и стал весомым членом местной творческой элиты.

Художник любил писать пейзажи. Но его стиль был далек от реализма, скорее ближе к экспрессионизму: горные пики специально немного искажены, будто напряжены от проходящих вибрационных волн.

Выделяют три главных труда-свитка мастера:

  • «Жилище в горах Цинбянь»;
  • «Скромное пристанище»;
  • «Лесная пещера в Цзюйцюе».

Ван Мэн

В 1380 году художник был арестован по политическим причинам и скончался в тюрьме спустя несколько лет.

Произведения китайского искусства в дворцовых резиденциях российских правителей XVIII века Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

Теория и история культуры

Ю. Г. БЛАГОДЕР

ПРОИЗВЕДЕНИЯ КИТАйСКОГО ИСКУССТВА В ДВОРЦОВЫХ РЕЗИДЕНЦИЯХ РОССИйСКИХ ПРАВИТЕЛЕй XVIII ВЕКА

Автор рассматривает пути формирования первых дворцовых коллекций предметов китайского искусства (изделия из слоновой кости, шелка, лаковые предметы и другие экзотические раритеты, секрет изготовления которых был неизвестен Западу).

Ключевые слова: ориентализм в искусстве, коллекции предметов китайского искусства, «шинуазри», китайский кабинет, Петергоф, Царское село, Ораниенбаум.

Изделия китайского искусства, обращавшие на себя внимание необычным материалом и непонятными изображениями, начали собирать в Московии с конца XVII века. Их таинственный вид пленял воображение, обладать ими почиталось особой роскошью. Уже в следующем столетии это переросло в серьезные как с художественной, так и с этнографической точки зрения собрания -в Кунсткамере, в императорских дворцах (Петербург, Петергоф, Царское Село, Ораниенбаум) и особняках знати.

Возвращаясь из дальнего странствия, немногочисленные путешественники, торговцы и миссионеры поражали воображение слушателей удивительными, почти неправдоподобными рассказами о фантастически богатых землях «идеального государства». Внимание к Срединной империи стало даже преувеличенным. Усматривая в китайском орнаменте «романтическое» восприятие человека и природы, европейцы позволили проникнуть ему в различные сферы декоративного искусства. Он стал уместен как для мебели внутренних покоев, так и для садово-паркового зодчества, его можно было увидеть на обоях и в росписи посуды - использование китайских мотивов, стилизованных образов и художественных приемов («шинуазри») в европейском искусстве получило развитие как одно из направлений стиля рококо.

Растущий спрос на восточные творения подталкивал к действию не только дипломатов и купцов, снаряжавших караваны на Восток, но и искусных ремесленников. В странах Европы, а затем и в России за сравнительно короткий срок было налажено производство художественной продукции «на китайский манер».

Поскольку информация о Китае поступала крайне скупая, разрозненная и субъективная, мастера не стремились к детальному воспроизведению оригиналов и домысливали образы на основе собственных представлений. Надо отдать должное таланту умельцев, создававших при этом не примитивные имитации, а целостный единообразный мир «своего» Китая (экзотические источники теряли свой первоначальный смысл: восточная форма впитывала дух европейской цивилизации). Предложенный тем самым иллюзорный образец китайской культуры пришелся «ко двору»: стиль рококо заставлял состоятельную

публику погрузиться в мир театральной игры - мифических сюжетов, прихотливых узоров, изящных предметов. Интерес, не осложненный проникновением в глубинные смыслы восточной философии, отличающийся поверхностным восприятием, в полной мере нашел свое воплощение в декорации интерьеров. В украшенных вызолоченной резьбой и лаковыми панно апартаментах стали размещать бесценные коллекции китайской фарфоровой посуды, изделий из слоновой кости, камня, лака и эмали.

Воцарению «шинуазри» в России прежде всего содействовала императорская семья. Для украшения своих дворцов Петр I пытался пригласить мастеров непосредственно из Китая, однако пекинский двор не одобрил этот проект «северных варваров».

Уже в XVII столетии в покоях представителей высших слоев общества стали появляться небольшие богато убранные комнаты, где все напоминало утонченный восточный мир. Получавшие с течением времени все более широкое распространение, подобные кабинеты стали предназначаться для хранения предмета особой гордости хозяев -коллекции китайского и японского декоративно-прикладного искусства.

«Мало кто знает, что форма открытых шкафов с полочками для показа статуэток и фарфоровой посуды была заимствована нами из Китая, так же как резные и вышитые ширмы, столики-консоли для ваз или комнатных растений в керамических кашпо» [1]. Экспонирование большого количества фарфоровых предметов вызвало необходимость в особой мебели, прежде не бытовавшей в Европе и России. Для оформления галерей, лестничных маршей и кабинетов в «китайском стиле» требовались небольшие шкафчики или пристенные консоли (мраморные, бронзовые или позолоченные деревянные). Вестибюли стали украшать высокими цилиндрическими вазами для тростей и зонтов.

В 1720 году во дворце Монплезир архитектор И. Браунштейн устроил «Лаковую камору», стены и двери которой украшали привезенные в Россию (ранее подлинные) створки лаковых китайских ширм, заново расписанные по черному фону восточными сюжетами: летящими среди облаков сказочными птицами, фантастическими дракона-

"Культурная жизнь Юга России" № 2 (40), 2011

ми и сценами китайского быта, творчески переосмысленными голландским мастером Брумкор-стом и его русскими учениками. Первоначально эта комната представляла собой небольшой музей китайского фарфора; позже собрание пополнялось изделиями мастеров эмали, лаковой мебелью и иными произведениями.

Данью увлечению этим искусством можно считать Западный и Восточный китайские кабинеты, расположенные симметрично относительно центральной оси Петергофского Большого дворца. Их сверкающее золотом и серебром красочное убранство дополняют выложенный из нескольких тысяч разноцветных кусочков ценных пород древесины фигурный паркет и изящные предметы лака, фарфора, эмалей, драгоценных пород дерева. Каждая деталь была подобрана таким образом, чтобы создавалось представление о необыкновенной красоте далекого экзотического мира. Для украшения стен использованы створки ширм с росписями, сюжеты которых представляют собой традиционные для Китая, но совершенно непривычные русскому взору композиции: плывущие по воде лодки-джонки, небольшие мостики, на островах домики с загнутыми вверх краями крыш, люди в странных одеяниях, занятые повседневным трудом.

Присутствующая в этих сюжетах древняя символика имела благожелательный характер. В частности, изображенные сосны говорили о долголетии, летучие мыши обозначали счастье, пион - знатность и т. д. Чтобы понять философский смысл, при котором важна общая идея, а не каждый элемент в отдельности, необходимо было ознакомиться с глубинными основами образов китайской культуры. Большинство коллекционеров не видели в том необходимости: изящные художественные изображения служили лишь декором и обрамлением для других живописных произведений. У российских аристократов преобладал интерес не столько к социальной системе, литературе и искусству китайского народа, сколько к возможности украсить интерьеры экзотическими изделиями, секрет изготовления которых восточные мастера старались хранить в тайне. Однако проявленное русскими умельцами серьезное отношение к изучению приемов восточной живописи позволило мастерски выполнить росписи плафонов, дверей, оконных откосов и панелей в царской загородной резиденции.

В Западном кабинете помещались подлинные китайские стол красного лака и тяжелые инкрустированные перламутром кресла с сиденьями и спинками, имеющими мраморные вставки. Уникальный распил мрамора сделан таким образом, что его собственная структура создает рисунок пейзажных композиций. Формы других многочисленных предметов были европейскими, лишь отдельные их детали имитировали элементы искусства Цинской империи. Так, в Восточном кабинете стулья, письменный стол и напольные часы -изготовление английских мастеров, привнесших с помощью лаковой живописи восточный колорит. Рассмотреть этот «островок китайской культуры»

помогали светильники-фонарики с расписными стеклами. Достижения китайского искусства демонстрировались гостям и в других залах дворца. На стенах Диванной красовался китайский расписной шелк, используемый в России с петровских времен в качестве обоев. В Коронной подобный материал интересен не только качеством выделки, но и сюжетом композиции (сюжет, изображающий процесс производства фарфора). Об особом увлечении экзотическим азиатским искусством свидетельствует и тот факт, что небольшая коллекция китайских фарфоровых ваз располагалась даже в залах временного пристанища (путевой деревянный дворец в Стрельне).

Прилегающие к дворцовым помещениям земли также были «охвачены Востоком». Созданный в 1866 году Китайский сад представлял собой один из наиболее ранних российских образцов синтеза японо-китайской ландшафтной архитектуры и европейской скульптуры. Мода проводить чаепитие в садово-парковых ансамблях (на лужайках, берегах рек) способствовала появлению китайских павильонов (так называемых чайных домиков).

В нашей стране этот напиток стал известен с XVII века благодаря посольским дарам. Известно, что посол Василий Старков даже отказывался от подарка, по его мнению, «ничтожного и бесполезного». Тем не менее, чай был доставлен в Москву и испробован [2]. Он вошел в употребление сначала при дворе, а затем в кругу московских бояр и купечества. Из высших слоев общества привычка к чаю распространилась и на среду простых горожан. К концу столетия целебный тонизирующий напиток стали продавать вместе с другими обыденными товарами в лавках; его употребление росло как в столице, так и в провинции. В XVIII веке объем импорта чая возрос настолько, что правительство усматривало в нем способ увеличения дохода казны.

Культура употребления чая способствовала возникновению и развитию производства ряда специальных предметов (самоваров, сервизов и других принадлежностей). «В России, богатой залежами белой каолиновой глины, стали открываться многочисленные фарфоровые заводы, но, тем не менее, много чайной посуды продолжало привозиться из Китая» [3].

Хотя непременной принадлежностью императорских дворцов китайские предметы стали при Анне Иоанновне и Елизавете Петровне, наибольшей популярностью китайское искусство пользовалось в период правления императрицы Екатерины II, которая, упразднив указом 1762 года государственную монополию в сфере российско-китайских торговых контактов, легализовала частное предпринимательство.

Купцам и путешественникам заказы на покупку китайских изделий поступали не только от правителей и их ближайшего окружения, но и от менее высокопоставленных семей. Успех посольских поездок в Китай подчас определялся не политическими победами, а выгодными торговыми договорами, обилием привезенных подарков. Этим,

в частности, можно объяснить разочарование российского посла С. Л. Владиславича-Рагузинского скромными дарами, полученными от обитателей Запретного города. Китайские чиновники обещали «парчи, коей на продажу не бывает, токмо во дворце ханского величества делаетца на обиход» [4]. В подарок российской императрице, согласно реестру, было доставлено 90 отрезов парчи и шелка, а также два ящика посуды: «японского лаку» 13 шкатулок, 12 чашек, 4 блюда, чайник, кроме того, расписанные цветами, драконами белые и цветные фарфоровые чашки, блюда и вазы [5].

Ораниенбаум - предмет гордости его первого владельца князя А. Д. Меншикова, любимое место военных развлечений императора Петра III и, по сути, первое дворцовое владение императрицы Екатерины II - пленяет не только красотой архитектурно-паркового ансамбля. Его жемчужиной по праву считаются образцы направления «ши-нуазри». Более двухсот композиций, украшавших двери, оконные и дверные откосы, панели стен Картинного зала, Кабинета, Опочивальни и Буфетной во дворце Петра III, выполнены в 1761-1762 годах «лакирных дел мастером» Ф. Власовым и его учениками. Затейливая резьба талантливых умельцев дополняет декоративные росписи с изображением маленьких островков, мостиков, китайских домиков и беседок.

Четыре интерьера, отделанных по заказу Екатерины II изображением знаков-символов, животных, птиц, драконов, растений, свойственных мифологии Китая, и декорированных подлинниками китайских художественных произведений, определили наименование еще одного дворца - Китайский. Желая превзойти супруга, императрица, к тому времени уже ставшая единоличной правительницей, направляет в Китай специальный караван с целью подбора вещей для украшения залов. В стеклярусном кабинете на каминной полке располагались бронзовые с золочением скульптуры цапель и бога долголетия Шоу-Син (Китай, XVIII в.) и вышитые стеклярусом каминные экраны с изображением пагод. Некоторое время спустя живописец С. Бароцци покрыл стены миниатюрного «кабинетика» императора Павла Петровича орнаментами, в которые включены китайские пейзажи, мраморные и деревянные таблички с резными фигурками и иероглифами.

Уже достаточно к тому времени распространенный в искусстве дворцового интерьера стиль «китайщина» был ярко воплощен в Большом и Малом Китайских кабинетах. В оформлении последнего особенно заметно собственное видение русскими мастерами культуры, разительно отличающейся от их собственной. Контрастные насыщенные цвета строгих геометрических орнаментов в сочетании с затейливым растительным узором и тонко прорисованными сценками китайской жизни придают внутреннему пространству помещения неповторимый облик. Стены затянуты зеленым шелком, расписанным излюбленными художниками Востока изображениями в жанре «цветы и птицы». Мебель (шкаф-сундук черного лака с накладными чеканными украшениями,

стулья черного лака с золоченым орнаментом, бронзовые с эмалью курильницы и иные предметы) была традиционным предметом китайского экспорта и, практически, обязательным элементом «восточных» комнат. Фарфоровые напольные вазы, статуэтки и лаковые шкатулки прекрасно дополняли декоративный ансамбль помещения. Узору пола Малого Китайского кабинета придавали роскошь образцы различных пород дерева, подобранные в широкой цветовой гамме. Для поддержания общей тональности в паркет включались фигурные вставки с китайскими иероглифами и благожелательной символикой.

В «китайском вкусе» были расписаны и затянутые белым атласом стены Китайской Опочивальни. Продолжение экзотической темы прослеживается в обстановке Большого Китайского кабинета: потолок с живописным плафоном представляет аллегорию «Союз Европы и Азии», по обеим сторонам которой изображена чета китайских правителей. Декоративную палитру отделки этого уникального зала обогащают резные восточные орнаменты, лепные изображения птиц и драконов. Стены Большого Китайского кабинета выложены мозаиками из тонких пластин разных пород дерева с изображениями китайцев на фоне пагод, беседок, пейзажей с цветущими деревьями и летящими птицами. Композиции, лишенные глубины пространства, развертываются, по китайской традиции, сверху вниз. Задерживают на себе взгляд фонари в виде голов дракона и деревянные скульптуры с изображением богов. Отделка и обстановка комнаты воплощали творческое постижение людьми той эпохи духовной сути древнего искусства Востока.

Небольшие произведения русского зодчества -Китайский дворец и Китайская кухня - органично вписались в дворцово-парковый ансамбль Ораниенбаум. Точные линии цветников, бассейн строгой геометрической формы, сень многовековых деревьев создавали особую торжественную атмосферу, которую нарушали лишь небольшие образчики театрализованного быта эпохи барокко, так называемые «парковые обманки». Выполненные из дерева и ярко раскрашенные фигурки китайских мальчиков в национальных костюмах внезапно появлялись на аллеях, окружавших павильоны, перед прогуливающимися дамами и кавалерами.

В 70-е годы XVIII века европейское увлечение Востоком становится безудержным, находит горячую поддержку и в среде российской аристократии. В парках Царскосельской резиденции появляются такие сооружения, как Малый и Большой каприз, Китайская деревня, Китайский театр, несколько железных китайских мостов, а также Скрипучая беседка (павильон в так называемом китайском стиле). Главным выездом в дворцовый парк в период царствования Екатерины II служил Большой каприз - прорезающая искусственную гору гигантская арка, на которой возвышалась беседка с изогнутой расписной кровлей.

В самом дворце привлекала особое внимание Голубая гостиная. Обои из привезенного в пери-

"Культурная жизнь Юга России" 8 ^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

№ 2 (40), 2011

од правления Екатерины II голубого шелка с яркими росписями (жанровые сцены из жизни китайских крестьян и пейзажи), с рисунком зонтика (неизменная ассоциация с Китаем) в наборном паркете придавали интерьеру игривый вид. Фарфоровые вазы (XVП-XVШ вв.) в каждом уголке пространства: на каминной полке, на столиках в центре зала и между окон - акцентировали особое отношение к китайской культуре. Интерьер удачно сочетал отделку в стиле классицизма с подлинными китайскими произведениями (вазы и блюда из фарфора, шахматы из слоновой кости) и псевдокитайскими декоративными изделиями.

Здание придворного Летнего театра также не избежало пристрастия к «китайщине», столь распространенного в эпоху рококо (загнутые на восточный манер углы кровли, пестрый карниз, золотистый шелковый занавес со сценами из жизни Поднебесной, изображения фигур китайцев, символических животных и знаков зодиака в оформлении плафона, сцены и лож, а также небольшая коллекция образцов декоративно-прикладного искусства). «Мишурная, маскарадная, напоминающая картонную бонбоньерку зала должна была воссоздать фантастический, условный Китай, понимаемый как игрушечное царство наслаждений и праздности, как страна нелепых затей и забавного искусства, мир беспечной жизни» [6].

В 1780-е годы возникла идея создания Китайской деревни. По замыслу знаменитых в то время архитекторов А. Ринальди, Ч. Камерона, В. Неелова, здесь должны были появиться небольшие улочки из нарядных, окруженных садиками китайских домиков и восьмиугольная площадь с двухъярусной пагодой-обсерваторией в центре. Выбор последней постройки не случаен: пагоды, доминируя в китайском пейзаже, составляют одну из наиболее запоминающихся примет. Задуманный проект постепенно, пусть и не в полном объеме, получил воплощение. Красочные узоры в восточном вкусе украшали стены фасадов. Полихромно расписанные изогнутые крыши декорировались затейливыми фигурками драконов, дельфинов. Бесспорно, мастера уже достаточно много знали о китайском быте и достаточно хорошо владели соответствующими художественными приемами.

Характерные черты архитектуры «шинуазри» (крыши с загнутыми краями, изображения драконов) нашли отражение и в конструкции Скри-

пучей беседки, выполненной по типу китайских парковых павильонов. Столь необычное наименование этому образчику парковых забав досталось благодаря тому, что установленный на крыше флюгер при поворотах издавал необычные звуки.

С течением времени китайская культура не теряла своей популярности: менялись стили, вкусы и мировоззрения, а восточные мотивы, придающие обстановке особенный колорит и причудливый облик, находили себе достойное место. В связи с этим приток в Россию предметов дальневосточного искусства становился все более интенсивным. Как отмечает известный русский исследователь китайской культуры В. П. Васильев, «Китай может обойтись без иностранного привоза, но большая часть света не может обойтись без китайских произведений. Вот почему, когда Китай не знал страха, и другие боялись помериться с ним силами, все державы искали благосклонности Пекинского двора, переносили не только унижения, но даже оскорбления» [7].

Вплоть до начала царствования Николая II приличное платье и приятные манеры если и не открывали все заветные двери, то, во всяком случае, позволяли издали полюбоваться миром высокого искусства и роскоши - дворцовый парк был открыт для посещения, входная плата не взималась.

Искреннее восхищение образцами китайского творчества привело к созданию в дворцовых резиденциях и особняках великолепных камерных коллекций эмали, фарфора, бронзы, шелка, вееров, живописных свитков, а также образцов ландшафтной архитектуры, ставших свидетельством тонкого вкуса их обладателей и неуклонного расширения сферы интереса к истории культуры, нравам и обычаям народов Востока.

Литература

1. Китайская грамота. Россия и Китай в период правления династии Цин (1644-1911 гг.): ист.-до-кумент. выставка. М., 2007. С. 21.

2. Там же. С. 22.

3. Там же. С. 23.

4. Российско-китайские отношения в XVIII в.: материалы и док. (1725-1727 гг.). М., 1990. С. 450.

5. Там же. С. 451.

6. Фишман О. Л. Китай в Европе: миф и реальность XIII-XVIII вв. СПб., 2003. С. 404.

7. Васильев В. П. Открытие Китая. СПб., 1900. С. 45.

yu. g. blagoder. works of Chinese art in the palaces of Russian emperors of the xviii century

The author considers the ways of forming of the first palace collections consisting of works of Chinese art (ivory, silk, varnished articles and other exotic rarities, the secret of their manufacture was unknown in western countries).

Key words: orientalism in art, collections of Chinese art works, «Chinoiserie», Chinese study, Petergof, Tsarskoe Selo, Oranienbaum.

Шинуазри - Интерьерные стили - Дизайн и архитектура растут здесь

Шинуазри - это использование китайских мотивов и стилистических приемов во европейском искусстве 18 века.

Активный ввоз, начиная с XVII века, из Китая и Японии экзотических изделий из фарфора, лаковой живописи и прочих образцов декоративного искусства вызвал у европейцев увлечение, давшее толчок к появлению характерного стиля. Французское слово chinois, «китайский» дало ему название шинуазри. Сложение и развитие этого стиля определялось самостоятельной интерпретацией европейскими художниками мотивов и приемов дальневосточных мастеров. В различных своих модификациях стиль просуществовал около двухсот лет, причем типы китайского и японского орнамента комбинировались, а порой присутствовали в одном произведении.

Шинуазри вошёл в моду с 1720-х годов в эпоху рококо. После величия и пышности барокко с открытыми репрезентативными пространствами, в рококо с его любовью к роскошной и одновременно удобной обстановке, был создан особый тип камерных интерьеров. В китайском стиле декорировались, в основном, небольшие мужские кабинеты, будуары, гостиные, реже - спальни или столовые. Эти интерьеры наряду с подлинными китайскими вещами украшались европейскими картинами, панно, шпалерами, ширмами, каминными экранами с китайскими мотивами.

В шинуазри работали многие известные мастера того времени: прелестные китаянки бродили на полотнах Ф. Буше, необычайно популярна была "китайская" мебель французских  мастеров  М. Карлена, П. Мижона, Э. Мишара. Китайские мотивы - всевозможные геометрические плетёнки и ножки в виде птичьей лапы, сжимающей шар, украшали мебель английского мастера Томаса Чиппендейла. Оригинальный и изобретательный, камерный стиль аристократических гостиных и будуаров, рококо легко усваивал любые модные веяния, но шинуазри не был исключительно рокайльным явлением. 

В  1730-х годах французские мебельщики братья Мартен изобрели цветные лаки, похожие на китайские и с этого времени интерьер шинуазри обогатился не только чёрно-красно-золотыми комодами и шкафами, но и жемчужно-голубыми и оливково-зелёными с золотой пудрой мебельными вставками и панно. Общую атмосферу утончённой роскоши дополняли всевозможные фарфоровые изделия подлинно китайские и европейские (делтфские фаянсы, мейссенский фарфор).  

 

Архитектура

С возникновением интереса к чаепитию, в дворцово-парковых ансамблях стали появляться уникальные сооружения под названием «чайные домики» или китайские павильоны. Едва ли не первым опытом такого рода была выстроенная в XVII веке Китайская деревня при Дроттнингхолмском королевском дворце в окрестностях Стокгольма. Подобные сооружения захотели иметь и другие государи Европы, включая французского короля и саксонского курфюрста (Пильниц).

В 1762 году британский архитектор Уильям Чэмберс возвёл ради развлечения публики грациозную 50-метровую Большую пагоду в Королевском ботаническом саду (Кью Гарденс близ Лондона).

Одним из ярчайших образцов «чайного домика» является павильон в Сан-Суси, резиденции Фридриха Великого (архитектор И. Г. Бюринг, скульптор И. П. Бенкерт).

Круглый в плане, китайский домик «населён» позолоченными «китайцами». Они встречают посетителя прямо у входа, как бы приглашая выпить с ними чаю. Изваяния выполнены в полный рост, одеты в фантазийную восточную одежду и имеют вполне европейские черты лица. «Китайцы» живут своей «жизнью»: мы застаём их во время трапезы. Внутреннее пространство павильона также изобилует сценами из восточной жизни — живописные композиции украшают стены и потолок. Особенно удивительны «китаянки» — полнотелые и массивные, они больше напоминают придворных дам, нежели стройных китайских танцовщиц.

Китайский мостик в Царском Селе

В России увлечение китайским стилем воплотилось в создании Китайского Дворца в Ораниенбауме. Китайский дворец создавался в 1762—1768 годах под руководством архитектора Антонио Ринальди. Ринальди слыл мастером псевдокитайского стиля. Для размещения гостей императорской резиденции в Царском селе он срисовал с принадлежавшей императрице гравюры и построил целую Китайскую деревню, в состав которой вошли, помимо самих домиков, ряд причудливых мостиков в восточном духе и даже шутливая имитация пагоды. Неподалёку был расположен Китайский театр, в котором давал для русского двора премьеры своих новых опер прославленный композитор Джованни Паизиелло. Театр сгорел во время Великой Отечественной войны и с тех пор не восстанавливался.

В эпоху Ар Деко шинуазри вновь начал пользоваться спросом. Особенно это заметно в декоративно-прикладном искусстве 1920—1930 годов: в форме пепельниц, ламповых плафонов, чернильниц, а также в оформлении фарфоровой посуды. Лидером фарфоровой индустрии, использовавшем эстетику шинуазри в 1920—1930 годы была венгерская фирма Herend.

Виртуальная выставка «Китайская шкатулка. Образы и мотивы Китая на русской музыкальной сцене»

26 марта, в преддверии Всемирного дня театра, на сайте Санкт‑Петербургской государственной театральной библиотеки в разделе «Виртуальные выставки» (https://www.exhibitions.sptl.spb.ru/) появится новая экспозиция «Китайская шкатулка. Образы и мотивы Китая на русской музыкальной сцене».

Интерес европейцев к загадочному Востоку, в частности к Китаю, начал формироваться во времена Великих географических открытий. Расцвет ориентализма – увлечения восточным искусством и культурой – приходится на вторую половину XVII столетия. Китайский стиль, китайские мотивы и образы тогда прочно утвердились в культурной жизни Европы.

Шелковые ориентальные обои, лаковая мебель, беседки в виде пагод в садово-парковых ансамблях, веера и зонтики, вазы с китайскими узорами – все это приметы стиля «шинуазри» (chinoiserie), что в переводе с французского означает «китайщина». Данное направление было очень популярным вплоть до конца XVIII века.

Китайские мотивы использовались в архитектуре, живописи, не обошли они стороной и театральное искусство. Комические оперы «Китайская принцесса» А. Р. Лесажа и «Китаянки» К.В. Глюка, опера «Китайский идол» Дж. Паизиелло, опера-феерия «Бронзовый конь» Д. Обера и другие спектакли шли на сценах европейских театров.

Не исключением была и русская музыкальная сцена. Благодаря европейскому репертуару в середине XVIII столетия «экзотический восточный вкус», в частности китайский, вторгся на театральные подмостки. Ставились оперы и балеты на «восточные» сюжеты: «Золотая ветвь» на музыку Й. Штарцера (1760), «Китайское императорское свадебное празднество» Ф. Кальцаваро (1760), «Китайский сирота» Г. Анджолини (1777), «Китайцы» К.В. Глюка (1761). В 1779 году в Царском Селе закончилось строительство Китайского театра по проекту архитектора В.И. Неелова, в котором 19 августа того же года состоялось первое представление в России оперы Дж. Паизиелло «Китайский идол».

В XIX столетии были поставлены «Хензи и Тао, или Красавица и чудовище» В. Антонолини (1819), «Киа-Кинг» Дж. Россини (1832), «Лилия» А. Сен-Леона (1869), «Китайские девицы, или Три рода драматического искусства» К. Соливы (1833), «Бронзовый конь» Д. Обера (1837) и др.

В XX веке появились оперы и балеты на китайскую тему, написанные русскими композиторами. Это «Соловей» И.Ф. Стравинского, «Красный мак» Р.М. Глиэра и «Сын солнца» С. Н. Василенко.

Виртуальная выставка «Китайская шкатулка. Образы и мотивы Китая на русской музыкальной сцене» познакомит с балетами и операми, для создания которых источником вдохновения послужил загадочный и экзотический мир Китая. «Бронзовый конь», «Сын мандарина», «Соловей», «Сын солнца», «Турандот», «Лилия», «Красный мак» – все эти спектакли были поставлены в разное время на русской сцене и по-разному восприняты критикой и зрителями.

На выставке экспонируются гравюры, рисунки и фотографии, представляющие сцены из спектаклей, исполнителей главных ролей и постановщиков. Все эти материалы опубликованы в книгах и журналах из фондов Санкт‑Петербургской государственной театральной библиотеки. Демонстрируются также хранящиеся в библиотеке либретто опер, балетов и эскизы костюмов, созданные для первых постановок.

 

Китайская деревня | Александровский парк | Царское Село

Разработка проекта всего комплекса сооружений Китайской деревни и его осуществление в натуре в 1780-х гг. обычно связываются с именем Камерона. [Вопрос об участии Камерона в строительстве Китайской деревни проанализирован автором данной книги в исследовании: «Китайская деревня в городе Пушкине», 1947 (рукопись в архиве ГИОП).] Между тем просмотр сохранившихся планов Царского Села убеждает в том, что проект был разработан еще в начале 1770-х гг., т. е. за несколько лет до приезда Камерона в Россию. Конфигурация, размеры и количество зданий, их расположение в виде восьмиугольника («октагона») и выбор места были предрешены в проекте планировки пейзажной части Екатерининского парка и реконструкции Нового сада.

В первой половине 1770-х гг. строительные работы, а отчасти и проектирование новых сооружений в парках Царского Села вел В.И. Неелов. В разработке проектов ложнокитайских сооружений ему могли помочь увражи таких авторов, как В. Чемберс, В. и Д. Хальфпенни и другие. Но в Петербурге работал архитектор, выступивший еще в 1760-х гг. как тонкий мастер и знаток декоративных форм искусства Китая, — Ринальди. Под его руководством были отделаны «в китайском вкусе» некоторые интерьеры ораниенбаумского Китайского дворца — этого «подлинного чуда полного чудес XVIII века». [И.Э. Грабарь. История русского искусства. М., Изд. Кнебель, т. III, стр. 292.]

Вероятно, именно Ринальди принадлежала разработка проекта Китайской деревни, основного ядра «Китайского комплекса» Александровского парка.

До 1941 г. в собрании дворцов-музеев г. Пушкина сохранялась деревянная модель Китайской деревни, выполненная в точном соответствии с проектными чертежами и сыгравшая свою роль при осуществлении проекта в натуре.

[Вновь обнаруженные документы датируют изготовление модели и вместе с тем раскрывают назначение центрального павильона. 5 июня 1772 г. Кабинетом были ассигнованы средства на оплату работ по изготовлению «Китайской модели», т. е. модели Китайской деревни. Исполнялась она в мастерских Конторы строения домов и садов. Раскраской модели был занят «лакирный мастер» Федор Власов, участник работ в Китайском дворце в Ораниенбауме и в Китайских кабинетах Большого Петергофского дворца. Одним из исполнителей модели был «вольный кровельного дела мастер» Филипп Риддер (ЦГАДА, Дворцовый отдел, оп. 446, 1772 г., д. 61161, л. 56).

Исполненные им работы были освидетельствованы и оценены Фельтеном. Следует отметить, что в 1772 г. в Лондон, в распоряжение русского посла были переведены 471 р. 68 к. «за модель китайского строения». Что это было за строение, в документах не указывается, но возможно, что из Лондона была получена модель пагоды, построенной В. Чемберсом в Кью и повторенной в модели Китайской деревни.]

Модель включала, кроме зданий самой деревни, и Большой каприз, увенчанный китайской беседкой. Таким образом, пространственные границы ансамбля Китайской деревни трактовались иначе в 1770-х гг., чем это представляется нам ныне. Большой каприз входил в комплекс китайских сооружений, а его меньшая арка служила воротами для прохода на территорию Китайской деревни.

С помощью модели и сохранившихся чертежей мы можем ясно представить себе первоначальный замысел Китайской деревни.

Композиционным центром ансамбля, сравнительно несложного по плановому решению, был павильон-обсерватория, увенчанный сильно вынесенной и круто изогнутой кровлей и башней-фонариком.

Проект обсерватории был идентичен гравированному виду китайской пагоды в «Описании Китайской империи», изданном Ост-Индской компанией во второй половине XVII в. Автор заимствовал не только весь замысел здания в целом, но и мельчайшие декоративные детали фасада.

[Описание нравов, быта, фауны и флоры Китая, изданное Ост-Индской компанией во второй половине XVII столетия в Амстердаме, выделялось среди аналогичных изданий своей полнотой и богатством иллюстративного материала. Две гравюры из «Описания Китайской империи» легли в основу проектов сооружений, входящих в китайский ансамбль Александровского парка.

См.: «Die Gesandschaft der Ost — Indischen Gesel- schaft in den Vereinigten Niederlandern an den Tartarischen Khan und nunmehr auch Sinischen Kaiser, verrichtet durch Peter de Gojern und Iacob Keisern». Amsterdam, 1669, стр. 152 (изображение пагоды в Синкисьене). Другая гравюра, послужившая образцом для создания Большого каприза, помещена в издании 1670 г., стр. 289.

Гравюра, изображающая китайскую пагоду, привлекла внимание не только русских зодчих. Она была повторена в вышедшем в Лейпциге в 1725 г. труде одного из выдающихся мастеров европейского барокко — И. Фишера фон Эрлаха: «Очерк исторической архитектуры» («Entwurff einer Historischen Architektur»).]

Конфигурация павильона повторялась в плане просторной восьмиугольной площади, обстроенной одноэтажными домиками. Со стороны Большого каприза на площадь вела коротенькая уличка из китайских домиков, по четыре с каждой стороны. При въезде на уличку предполагалось построить ворота, типа китайских «пайлу», однопролетные, из двух столбов, перекрытых двускатной кровлей с загнутыми кверху краями.

Ансамбль дополняла не осуществленная в натуре, но показанная на чертежах и выполненная в модели восьмиярусная «таа» — башня-пагода, повторявшая с отступлениями знаменитую десятиярусную башню-пагоду Чемберса в Кью-гардене близ Лондона.

[Фото с натуры башни в Кью см.: Patrick М. Synge. The Royal Botanic Gardens, Kew. «The Geographical Magazine», 1959, № 9, стр. 290—302. Пагода Чемберса сохранилась доныне и служит главным украшением парка в Кью. Юна воспроизводила знаменитую «фарфоровую башню» в Нанкине, разрушенную в 1858 г. Сильно выступающую кровлю первого яруса башни в Кью поддерживают тонкие колонны. Такие же колонны украшали отдельные здания и в модели Китайской деревни.]

Пагода в Кью имела значение бельведера, позволявшего обозревать сад и его окрестности. В комплексе Китайской деревни эту роль выполнял Большой каприз с увенчивавшей его беседкой.

Прошло целое десятилетие после разработки проекта Китайской деревни, прежде чем началась ее постройка. Руководство работами Екатерина II возложила на Камерона. [5 октября 1781 т. Камерон представил Екатерине II смету на новые строительные работы в Царском Селе. В смете был следующий пункт: «19 китайских домов, 3 ворота да башню о семи этажах разными красками из фаянца сделать, 4 или 5 раз жечь и работу надежну сделать, также лаком навести, который против мороза и дождя простоит и все закрепит, чтоб вода между не проходила» (ЦГАДА, ф. 14, д. 52, ч. 2, л. 252). В 1782 г. началась постройка первых четырех китайских домиков. В 1784 г. было построено вчерне еще шесть домиков.] Из восемнадцати домиков ему удалось отстроить полностью только десять.

Здание обсерватории было поставлено на возвышенной площадке — стилобате с откосами, выложенными крупными, грубо околотыми глыбами гранита. Высокие проемы с полуциркульными завершениями прорезали его стены. Задуманный автором проекта венчающий здание легкий восьмигранный двухъярусный фонарик с китайской кровлей не был осуществлен.

Постройка башни-пагоды не была начата. Неудачей закончился опыт с облицовкой стен домиков фаянсовыми глазурованными плитками. Изготовленные на фаянсовой фабрике Альберта Конради в Красном Селе, они оказались непрочными и потрескались от морозов. Облицовку пришлось снять, а стены домиков заново оштукатурить и расписать альфреско «различными цветами по вкусу китайскому». Позднее роспись была забелена.

В 1940-х гг., после многих лет, в течение которых здания стояли без ремонта, на стенах под побелкой проступили изображения драконов.

В китайской архитектуре, в отличие от европейской, крыша служила одним из основных средств художественной выразительности. Китайские зодчие придавали ей едва ли не большее значение, чем обработке плоскостей стен, обычно отодвинутых в глубину, затененных и частью скрытых галереями из колонн, поддерживающих свесы кровли.

В зданиях Китайской деревни крыши, сложные и затейливые по форме, силуэту и расцветке, также играли важную, по существу главенствующую в художественном отношении роль.

Орнаментальный убор кровли каждого отдельного домика был своеобразным. Так, на двойной кровле одного из домиков, построенных в 1784 г., был установлен высокий шест с нанизанными на него семью вырезанными из жести и раскрашенными цветами. Дымовых труб на крыше этого домика не было. Дым выходил из пастей четырех железных позолоченных и покрытых лаком драконов.

Кровля другого домика завершалась металлическим зонтом, вышиною более двух метров, и «гвилохиями» (от франц. guilochis — узоры) под ним. По углам кровлю украшали пучки пальмовых листьев из белой жести. Дымовые трубы на некоторых домиках оформлялись в виде «раковинных китайских улиток». Еще один домик увенчивали шар, более полуметра в диаметре, и «знак на подобие фонаря», вышиною около двух метров. Общим почти для всех сооружений в «китайском вкусе» был мотив китайских драконов. Из пастей драконов спускались цепи с висящими на них бронзовыми колокольчиками.

[В документах, связанных со строительством Китайской деревни в 1780-х гг., упоминаются и другие мотивы украшения кровель — пальмы, дельфины, кустики, змеи, флюгера и просто «китайские штуки» (ЦГИАЛ, ф. 468, оп. 400/512, 1784 г., д. 276, лл. 138-140).

Цветистость и красочность придавала зданиям полихромная роспись кровель «шахматами» и «рыбьей чешуей». Фантастический и сказочный декоративно-орнаментальный убор Китайской деревни был утрачен в большей своей части при перестройке домиков Стасовым. Небольшие «китайские» домики Стасов соединил попарно, застроив промежутки между ними. Домики подверглись внутренней перепланировке с целью их приспособления под жилье. Над восьмиугольным павильоном-обсерваторией Стасов вместо двухъярусного фонарика возвел сферический купол. Он упростил облик павильона и лишил его «китайских» черт.

На прилегающем к Китайской деревне участке парка Менелас распланировал семь отдельных садиков, оградив их железными решетками с чугунными столбиками и хрустальными фонарями.

Домики в Китайской деревне в XIX веке использовались под жилье только летом. В одном из них в 1820-х гг. жил Н. М. Карамзин.

Китайскую деревню не удалось построить так, как она была задумана в 70-х гг. XVIII века. В начале XIX столетия ее облик был искажен. Но, несмотря на это, она остается основной частью Китайского комплекса Александровского парка.

Китай по-русски. XVIII – начало XX века»

Музей-заповедник «Царицыно» 24 ноября открывает выставку, которая расскажет о том, как увлечение китайской культурой возникло и развивалось в России, и как это увлечение проявилось в русском искусстве – от стиля шинуазри до авангарда

Экспозиция в семи залах Большого дворца включает более 600 редких предметов не только китайского, но также русского и западноевропейского искусства в «китайском» стиле из 13 ведущих музеев Москвы и Санкт-Петербурга и Российской государственной библиотеки.

Этот проект – не о реальном Китае, с его историей, географией и экономикой. Выставка приглашает посетителя в пространство воображения, где возникает образ таинственной, закрытой для русского человека Срединной империи – чужой, но притягательной, далекой и одновременно очень близкой страны, имевшей с Российской империей длинную общую границу и долгую историю политических, торговых и культурных контактов.

Выставку открывает раздел, представляющий китайские редкости из собрания Кунсткамеры, привезенные в начале XVIII века по велению Петра I специально для первого публичного музея России. Среди них механические игрушки, научные приборы, изделия из резного камня и эмали.

В разделе «Фантазии шинуазри» собраны произведения китайского декоративного искусства конца XVII - XVIII века, предназначавшиеся для продажи европейцам, а также предметы в китайском стиле, которые создавались в Западной Европе и России на волне увлечения восточной экзотикой. Среди них – шелковые обои с росписями, мебель, фарфор, серебро, вещицы из резной кости, украшавшие Китайский дворец Екатерины II в Ораниенбауме, Екатерининский дворец в Царском Cеле, Монплезир и Большой дворец в Петергофе. Впервые широкой публике будет показана садовая мебель из парковой беседки в усадьбе Кусково. Изделия Мейсена и Императорского фарфорового завода в стиле шинуазри напомнят о том, что и появление европейского фарфора было отмечено страстным увлечением Востоком.

Отдельная и особенно актуальная в наше время тема в отношениях России и Китая – история развития торговых связей. Русская купеческая культура, выросшая на чайной торговле с Китаем в XIX веке, показана через яркие рекламные вывески, дорогие кантонские изделия, роскошные китайские шелка и русские чайные сервизы, мотивы росписи и красочная палитра которых служат выразительной иллюстрацией того, как выглядел Китай «по-русски».

Во второй половине XIX столетия новый всплеск увлечения Китаем и интерес к изучению и собиранию китайских древностей был вызван все более крепнущими контактами между империями, научными экспедициями, путешествиями на Восток, развитием российского востоковедения. Впервые в Москве показаны уникальные предметы из собраний А.А. Половцева и Э.Э. Ухтомского, видных политических деятелей и коллекционеров восточного искусства рубежа XIX и XX веков, а также «редкости китайской культуры», приобретенные Д.М. Мельниковым, служащим русской чайно-торговой компании. В Китае он прожил 64 года, где и собрал свою коллекцию, сейчас хранящуюся в Государственном музее Востока.

Завершающий раздел экспозиции посвящен образам Китая в русском модерне и авангарде. Здесь показаны произведения живописи, скульптуры, декоративного искусства, костюм и модные аксессуары, созданные художниками в конце XIX – начале XX века.

На выставке «Воображаемый Восток» зритель увидит не только музейные раритеты, но и современные «фантазии на китайскую тему». Сюрпризом станет «беседка Конфуция» со старинной бронзовой статуей мыслителя и оригинальными изданиями сочинений китайских мудрецов, впервые переведенных на русский язык в XVIII веке. В отдельном зале посетителей ждет инсталляция «Волшебный фонарь», созданная по мотивам традиционного китайского театра теней.

Еще один сюрприз – новая линия сувениров, которая будет представлена на вернисаже. Это не только взгляд дизайнеров XXI века на шинуазри, но и подтверждение актуальности темы Востока в наши дни.

Куратор проекта – Ольга Соснина

Дизайнер – Юлия Наполова

Участники проекта: Музеи Московского Кремля, Государственный Эрмитаж, Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера), Государственный исторический музей, Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Государственная Третьяковская галерея, Государственный музей Востока, Музей-заповедник «Петергоф», Государственный музей керамики и "Усадьба Кусково XVIII века", Московский музей-усадьба Останкино, Государственный музей архитектуры имени А.В.Щусева, Государственный музей-заповедник «Царское Село», Российская государственная библиотека.

Партнеры выставки:

Volga Group – частная инвестиционная группа. Основана в 2007 году. Стратегическими направлениями работы являются энергетика, транспорт и логистика, инфраструктурные проекты. Volga Group объединяет инвестиции в более чем 10 компаний, работающих на территории России. Компании, входящие в Volga Group, обеспечивают более 32 тысяч рабочих мест по всей стране и последовательно реализуют концепцию социальной и экологической ответственности.

Основатель и акционер Volga Group – российский предприниматель Г.Н. Тимченко. Геннадий Тимченко обладает более чем 30-летним опытом работы на российском и международном рынках. Активно занимается благотворительной, спортивной и общественной деятельностью. Является председателем Российской части Российско-Китайского Делового Совета. Возглавляет Экономический совет Франко-российской торгово-промышленной палаты.

Китайский Культурный Центр в Москве является государственным учреждением Китая, организованным Министерством культуры КНР на основании «Соглашения между Правительством Китайской Народной Республики и Правительством Российской Федерации о взаимном учреждении культурных центров» от 13 октября 2009 г. Центр осуществляет свою деятельность под общим руководством главы дипломатического представительства КНР в РФ.

Культурный центр является некоммерческой организацией, работа которого будет направлена на ознакомление общественности России с культурой Китая, китайским духовным наследием, богатым научным и культурным потенциалом.

Региональная Общественная Организация Знатоков Конфунцианства создана по инициативе группы граждан Китайской Народной Республики, проживающих на территории Российской Федерации и граждан Российской Федерации, объединившихся на основе приверженности учению великого китайского мудреца и мыслителя Конфуция.

Информационные партнеры:

Выставка «Воображаемый Восток: Китай по-русски. XVIII – начало XX века» будет работать в Большом дворце с 25 ноября 2015 по 3 апреля 2016 года.

Контакты для СМИ:

Елена Гришина

alengris@gmail.com

press@tsaritsyno.net

+7 499 725 72 48

+7 926 051 73 15

История китайского шинуазри в России

Китай, когда-то самая загадочная и закрытая страна в мире, на протяжении веков был источником вдохновения для европейских художников, дизайнеров и архитекторов. Результат этого художественного увлечения Китаем стал известен как Шинуазри. Мы немного углубились в это уникальное представление китайской культуры, и вот что мы нашли.

Шинуазри, начавшаяся как аристократическая мода, основанная на интересе к Китаю, быстро завоевала мир искусства в восемнадцатом веке и вошла в образ жизни многих людей.

Франция была первой страной в Европе, которая влюбилась в очарование Китая. Первая волна шинуазри совпала с популярностью архитектуры барокко во второй половине семнадцатого века. В 1660-х годах чай впервые был упомянут в Европе как «китайский напиток» - это было также время, когда чаепитие стало чрезвычайно популярным, наряду с использованием фарфора, который импортировался непосредственно из Китая и, следовательно, был очень редким и чрезвычайно дорогим. .

Вторая волна шинуазри, которая привела этот стиль в золотой век, началась в начале восемнадцатого века.Доминирующим стилем в то время было высоко декоративное рококо - азиатские мотивы, орнаменты и цвета прекрасно вписывались в этот стиль. Работы Франсуа Буше - хороший образец шинуазри в сфере живописи.

"Китайский сад" (фрагмент) Франсуа Буше (1742) | © Франсуа Буше / WikiCommons

В восемнадцатом веке Франция все еще была лидером в продвижении стиля шинуазри. Декор в азиатском стиле можно было увидеть не только в домах богатых и влиятельных людей, но и обычных горожан.Все хотели, чтобы в своих домах были экзотические китайские элементы.

Пересекая Ла-Манш, китайский шинуазри вскоре прибыл в Англию, где вызвал такой же уровень популярности, как и во Франции. Модницы того времени интегрировали шинуазри в свой гардероб, используя изысканные материалы, такие как шелк и детальную вышивку. Они переняли шляпы в китайском стиле, шелковые вееры и крошечные туфли, пытаясь максимально подражать китайской моде.

В Германии лихорадка шинуазри была даже сильнее, чем в других странах.В то время Германия играла ключевую роль в развитии золотого века китайского шинуазри и, в частности, в создании европейского фарфора. Фабрика Meissen была первой в Европе, кто начал производить фарфор, точно напоминающий китайские бренды. Это означало, что любители шинуазри могли покупать украшения по доступной цене. Скоро все будут в поезде «Шинуазри».

Чайница, около 1735 г., Мейсенский фарфоровый завод | © Дадерот / WikiCommons

Как страна с общей границей, Россия выстроила торговые отношения с Китаем задолго до того, как на свет появился китайский язык.Есть разные записи об отношениях между Россией и Китаем, некоторые из которых относятся к XVI веку. Россия познакомилась с шелком и чаем даже раньше, чем Европа, но интеграция товаров никогда не покидала торговый сектор.

Учитывая популярность в XVIII веке стилей барокко и рококо, Петр I решил реформировать Россию и сделать ее более европейской. Вскоре шинуазри пронеслось по России среди других европейских идей и изобретений. Как и в Европе, китайские стили сначала стали популярными среди королевской семьи и аристократии.Прекрасным примером китайского стиля эпохи является китайский дворец в Ораниенбауме, построенный для Екатерины II в 1762-1768 годах.

Популярность чаепития также повлияла на ландшафтный дизайн по всей стране, так как было модно проводить чайные церемонии в специально спроектированных пагодах на открытом воздухе. Это внесло в ландшафт дополнительные декоративные элементы, такие как «пагоды чаепития», дополненные такими элементами, как статуи и мосты. Сегодня вы можете увидеть такой пример в Царском Селе под Санкт-Петербургом.

Китайская деревня в Царском Селе | © Алекс Бахарев / WikiCommons

В девятнадцатом веке стиль распространился за пределы дворцов и проник в дома богатых горожан и бизнесменов чайной промышленности. Чайная культура Китая вдохновила на создание русского самовара (чайника), который иногда писали в стиле шинуазри.

Начало двадцатого века принесло некоторые изменения в шинуазри: модернистский дизайн сменился на более минималистский. Бурное время, последовавшее за революцией и советским режимом, принесло огромные изменения в российское общество, и хотя в России все еще присутствовали некоторые китайские элементы, дизайн больше не оказывал сильного влияния.

Хотя золотой век китайского шинуазри пришелся на восемнадцатый век, мы все еще можем наблюдать интерес к китайской культуре, проявляющийся в международном дизайне и современной архитектуре. Он никогда не исчезнет по-настоящему.

Прекрасный фарфор матушки России - StarTribune.com

Даже английский принц Уильям и Кейт, его будущая простая невеста, будут жить скромно по сравнению с русскими королевскими особами прошлого. Когда она умерла в 1796 году, только в ее летнем дворце было спрятано 15 тысяч платьев Екатерины Великой.Когда Николай I заказывал новую посуду, он планировал разместить 500 человек.

Жизнь в таких экстравагантных масштабах сегодня трудно представить кому-либо, кроме сотрудников тех пяти крупнейших банков Уолл-Стрит, которые в этом году выделили почти 90 миллиардов долларов на «компенсацию».«Но давайте не будем углубляться в современное неравенство, когда Музей русского искусства предлагает« Ужин с царями: российский императорский фарфор ». Выставка, представленная до 7 августа, представляет собой восхитительное визуальное пиршество, в котором излагается история России от Основание Императорского фарфорового завода в 1744 году до большевистской революции 1917 года, которая привела к отречению и кровавой смерти последнего царя Николая II.

Почему фарфор? В качестве предмета, на который можно повесить историю, материал идеален.Изобретенный в Китае фарфор был редким и ценным импортом в Европе, пока немецкие химики не открыли секрет его производства в начале 1700-х годов. С тех пор европейские суды соревновались в производстве товаров для рекламы превосходных технических достижений и артистизма своей страны. Дорогой и хрупкий, фарфор был высшим предметом роскоши той эпохи, настолько дорогим, что, по мнению участников выставки, поначалу его использовали только для государственных мероприятий. Для повседневного использования королевским особам приходилось довольствоваться золотой и серебряной посудой!

Изменения в правилах и стилях

В исключительно красивой инсталляции шоу разворачивается в хронологическом порядке, перемежается красивыми знаменами, которые суммируют правление восьми царей и разделяют галерею на интимные ниши, заполненные фарфоровыми ящиками их эпох.Оригинальное меню коронационных обедов Александра III (1883 г.) и Николая II (1896 г.), а также меню ужина 1913 г., посвященного 300-летию Дома Романовых, представляют выставку на пышно праздничной и пикантной ноте. Спустя всего четыре года после того, как Николай и его гости потягивали пунш Виктории и обедали черепашьим супом и седлом дикого козла на юбилейном ужине, царя и его семью закололи в подвале, а их тела бросили в поспешные могилы в близлежащем лесу.

Продукция Императорского фарфорового завода - это показатель постоянно меняющегося вкуса. Самые ранние произведения украшены светом, цветочными орнаментами или нарисованными вручную сценами Рима и других европейских достопримечательностей. Екатерина Великая (1762-96), захватившая власть, свергнув мужа в результате переворота, подарила своим сторонникам чаши, украшенные императорскими гербами.Сама Екатерина предстает в бюсте почти в натуральную величину с короной из лавровых листьев.

Ее сын и преемник, Павел I, был мерзким самодержцем, правившим всего за пять лет до того, как был убит в своей спальне группой знати.Тем не менее ему удалось выдать замуж нескольких своих дочерей в европейские дворы и обеспечить каждой из них красивое фарфоровое приданое. Его сын Александр I жил лучше, правив четверть века, в течение которого русские победили Наполеона и представили местные мотивы - русские сцены и людей - на неоклассическом фарфоре.

Патриотические темы продолжились при Николае I (1825-55), который возродил исторические стили, чтобы укрепить свой руководящий девиз: «Православие, самодержавие и нация.«Не ленив в отделе фарфора, он заказал для выставки самый роскошный и самобытно русский фарфор -« Кремлевский сервиз »- 4000 инкрустированных золотом тарелок и чаш, богато украшенный дизайн которых перекликается с древними византийскими мотивами.

Его сын, Александр II, был освободителем, который освободил 23 миллиона крепостных в России - одну треть населения - раздал миллионы акров земли и устроил суд присяжных.Его правление представлено красивым чайным сервизом из селадона с золотой монограммой его жены и необычной десертной тарелкой 1871 года, изображающей военнослужащих, совещающихся на илистой поляне. Пережив шесть покушений, он был убит террористической бомбой в 1881 году.

Последний расцвет фарфора был при Александре III (1881-94), который правил из загородного дворца недалеко от Св.Петербург. Его коронационный фарфор поразительно без украшений, но он также заказал элегантный «Сервиз Рафаэля», воспроизводящий виньетки с лоджии в Эрмитаже. Последняя королевская служба фабрики для Николая II и его жены датского происхождения Александры - это перистые розовые деревья, окруженные толстыми золотыми полосами. Может быть, метафора золоченой клетки, в которой жили и умирали Романовы?

Есть, конечно, гораздо больше, в том числе полковые подносы, тарелки для яхт, окруженные якорями, бюсты и барельефы правителей, керамические пасхальные яйца размером со страуса.Выставка даже включает небольшую информативную экспозицию о химическом составе и эстетических качествах, которые различают твердый и мягкий фарфор и костяной фарфор, их английский аналог.

Коллекция Висконсина

Невероятно, но все предметы взяты взаймы у Раймонда Пайпера, бывшего школьного учителя из Ошкоша, штат Висконсин.Он начал коллекционировать в 1960-х годах, будучи аспирантом в Лондоне, где делал покупки в легендарных антикварных магазинах и блошиных рынках на Портобелло-роуд. Впервые увлекшись иконами и русским серебром, он расширил свои занятия еще в Соединенных Штатах, где он обнаруживал императорский фарфор в антикварных магазинах, аукционных домах и через других коллекционеров.

Фарфор, скорее всего, уехал из России вместе с аристократами, спасавшимися от революции 1917 года, или был продан позже скудным советским правительством, сказала Маша Завьялова, хранительница российского музея Миннеаполиса.

«Кремлевская служба была продана правительством в 1960-х годах, но она была последней», - сказала она. «После этого они как бы опомнились и перестали продавать имперские сокровища».

mabbe @ startribune.com • 612-673-4431

Китай | Культура, история, карты и люди

Китай , китайский (пиньинь) Чжунхуа или (латиница Уэйда-Джайлса) Чжун-хуа , также пишется (пиньинь) Чжунго или (латиница Уэйд-Джайлса) Чун-куо , официально Китайская Народная Республика или китайский (Пиньинь) Чжунхуа Жэньминь Гунхэгуо или (латиница Вэйд-Джайлса) Чун-хуа Джен-мин Кунг-хо-куо , страна Восточной Азии.Это самая большая из всех азиатских стран и самая большая по численности населения страна в мире. Занимая почти всю территорию Восточной Азии, он занимает примерно одну четырнадцатую часть суши Земли. Среди основных стран мира Китай уступает по площади только России и Канаде, и он почти такой же, как вся Европа.

Британская викторина

Познакомьтесь с Азией

Шри-Ланка, Индия и Индонезия - это всего лишь несколько мест, куда вы можете отправиться, чтобы почувствовать вкус новых культов, кухонь и языков.В этой викторине разберитесь с фактами о разных странах и городах Азии.

В Китае 33 административных единицы непосредственно подчиняются центральному правительству; они состоят из 22 провинций, 5 автономных районов, 4 муниципалитетов (Чунцин, Пекин, Шанхай и Тяньцзинь) и 2 специальных административных районов (Гонконг и Макао). Островная провинция Тайвань, находящаяся под отдельным управлением с 1949 года, рассматривается в статье Тайвань.Пекин (Пекин), столица Народной Республики, также является культурным, экономическим и коммуникационным центром страны. Шанхай - главный промышленный город; Гонконг - ведущий торговый центр и порт.

В пределах Китая существует очень разнообразная и сложная страна. Его топография охватывает самые высокие и одни из самых низких мест на Земле, а рельеф варьируется от почти непроходимой гористой местности до обширных прибрежных низменностей. Его климат варьируется от чрезвычайно сухих, похожих на пустыню условий на северо-западе до тропических муссонов на юго-востоке, и Китай имеет самый большой контраст температур между северными и южными границами любой страны мира.

Разнообразие как рельефа Китая, так и его климата привело к образованию одной из самых обширных в мире экологических ниш, и эти ниши были заполнены огромным количеством видов растений и животных. В самом деле, практически все виды растений Северного полушария, кроме растений полярной тундры, встречаются в Китае, и, несмотря на непрерывное вторжение людей на протяжении тысячелетий, Китай по-прежнему является домом для некоторых из самых экзотических животных в мире.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Вероятно, единственная наиболее узнаваемая характеристика Китая для жителей остального мира - это размер его населения. Примерно пятая часть человечества имеет китайскую национальность. Подавляющее большинство населения составляют китайцы (хань), и поэтому Китай часто характеризуют как этнически однородную страну, но лишь в немногих странах есть такое большое разнообразие коренных народов, как в Китае. Даже среди ханьцев существуют культурные и языковые различия между регионами; например, единственной точкой лингвистической общности между двумя людьми из разных частей Китая может быть письменный китайский язык.Поскольку население Китая настолько велико, плотность населения страны также часто считается равномерно высокой, но обширные районы Китая либо необитаемы, либо малонаселены.

Исследуйте культовый памятник культуры Китая Великую Китайскую стену

Обзор Великой Китайской стены.

Contunico © ZDF Enterprises GmbH, Майнц Посмотреть все видео к этой статье

Китай с более чем 4000-летней историей является одной из немногих существующих стран, которые также процветали экономически и культурно на самых ранних этапах мировой цивилизации.В самом деле, несмотря на политические и социальные потрясения, которые часто опустошали страну, Китай уникален среди наций своим долголетием и устойчивостью как дискретная политико-культурная единица. Большая часть культурного развития Китая была достигнута при относительно небольшом влиянии извне, и распространение буддизма из Индии составило серьезное исключение. Даже когда в страну проникли такие «варварские» народы, как маньчжуры, эти группы вскоре в значительной степени стали частью ханьской китайской культуры.

Эта относительная изоляция от внешнего мира сделала возможным на протяжении веков расцвет и совершенствование китайской культуры, но она также оставила Китай плохо подготовленным к тому, чтобы справиться с этим миром, когда с середины XIX века он столкнулся с технологически превосходящими иностранные страны. Затем последовал век упадка и дряхлости, когда Китай оказался относительно беспомощным перед лицом иностранного нападения. Травма этого внешнего вызова стала катализатором революции, которая началась в начале 20 века против старого режима и завершилась созданием коммунистического правительства в 1949 году.Это событие изменило глобальную политическую географию, и с тех пор Китай вошел в число самых влиятельных стран мира.

Центральным элементом давней идентичности Китая как унитарной страны является провинция, или шэн («секретариат»). Провинции в их нынешнем виде восходят к династии Тан (618–907 гг.). На протяжении веков провинции приобретали все большее значение как центры политической и экономической власти и все больше становились центром региональной идентификации и лояльности.Власть провинций достигла своего пика в первые два десятилетия 20-го века, но с момента создания Народной республики эта власть была ограничена сильным центральным руководством в Пекине. Тем не менее, хотя китайское государство оставалось унитарным по форме, огромные размеры и население китайских провинций, сопоставимых с крупными и средними странами, определяют их непреходящую важность как уровень субнационального управления.

Земля

Китай простирается примерно на 3250 миль (5250 км) с востока на запад и на 3 400 миль (5 500 км) с севера на юг.Его сухопутная граница составляет около 12 400 миль (20 000 км), а его береговая линия простирается на 8 700 миль (14 000 км). Страна ограничена Монголией на севере; Россия и Северная Корея на северо-востоке; Желтое море и Восточно-Китайское море на востоке; Южно-Китайское море на юго-востоке; Вьетнам, Лаос, Мьянма (Бирма), Индия, Бутан и Непал на юге; Пакистан на юго-запад; и Афганистан, Таджикистан, Кыргызстан и Казахстан на западе. В дополнение к 14 странам, которые граничат непосредственно с ним, Китай также сталкивается с Южной Кореей и Японией через Желтое море и Филиппинами, которые лежат за Южно-Китайским морем.

Британский империализм в Китае | Управляемая история

По Тао Хэ

Основным мотивом британского империализма в Китае в девятнадцатом веке был экономический. На британском рынке был высокий спрос на китайский чай, шелк и фарфор. Однако Британия не располагала достаточным количеством серебра для торговли с Империей Цин. Таким образом, была создана система бартера, основанная на индийском опиуме, чтобы решить эту проблему оплаты. Последующий экспоненциальный рост опиума в Китае между 1790 и 1832 годами привел к появлению поколения наркоманов и социальной нестабильности.Столкновения между правительством Цин и британскими торговцами в конечном итоге переросли в печально известные Опиумные войны. В результате англичане получили остров Гонконг и торговые права в портах Кантон и Шанхай. Хотя британский империализм никогда политически не укреплялся в материковом Китае, как в Индии или Африке, его культурное и политическое наследие все еще очевидно сегодня. Гонконг остается значительным центром мировых финансов, и его правительство по-прежнему функционировало во многом так же, как и при британском колониализме.Кроме того, английский язык и британская культура более века оказывали сильное влияние на общество Гонконга и Южного Китая.

Это руководство состоит из четырех основных компонентов. Первый раздел посвящен определениям и квалификациям империализма. Эта часть в основном состоит из печатных источников, посвященных политическим, экономическим и социальным механизмам империализма. В нем представлены научные точки зрения и критические замечания относительно его причин и следствий. Второй раздел состоит как из печатных, так и из интерактивных источников.Этот раздел посвящен теме британского империализма в Китае с британской точки зрения. Источники включают различные политические оправдания и финансовые факторы, влияющие на дипломатические решения и империалистическую тактику Великобритании. В третьем разделе представлена ​​китайская точка зрения. Источники в этом разделе объясняют развитие китайского национализма и сложности международных отношений при дворе Цин. Последний раздел посвящен наследию британского империализма в Гонконге и южном Китае.Приведенные здесь источники исследуют культурный и политический след британцев в этом регионе.

Политическая карикатура, изображающая политику открытых дверей

г.
Год Событие
1600 Основание Ост-Индской компании. Королевский устав компании был утвержден Елизаветой I
1644 В Китае основана маньчжурская династия Цин
1680 Смесь опиума и табака для отдыха, впервые завезенная в Китай голландцами
1720 Парламент Великобритании запрещает импорт текстиля из Азии для увеличения внутреннего производства
1720-1839 Китайский чай как один из основных товаров на британском рынке
1729 Первый правительственный запрет на распространение опиума в Китае (не строго соблюдается)
1760 Британцы начали использовать опиум в качестве денежного урожая как для китайских товаров, так и для серебра
1773 1000 сундуков опиума, импортированных в Китай.
1813 Рост числа опиумных наркоманов среди китайской бюрократии вызывает озабоченность в судах Цин
1815 Конец наполеоновских войн, Британия укрепляет имперскую власть в Азии и Африке
1832 20000 сундуков опиума ввезены в Китай
1836 Суд Цин формально запрещает весь импорт опиума и пытается закрыть порты Кантона и Шанхая
1839 Комиссар Линь Цзэсу открыто сжег 1.2 миллиона килограммов конфискованного опия
1839-1842 Первая опиумная война: Империя Цин против. Великобритания и ее союзники во Франции, США и России
1842 Нанкинский мирный договор открыл порты Кантон и Шанхай. Гонконг стал британской колонией
1856 Захват китайцами британского судна «Стрела» по подозрению в пиратстве
1858 Тяньцзинь, переговоры между китайскими, британскими, французскими и американскими дипломатами
1859 Британским и французским дипломатам отказано во въезде в Пекин
1860-1862 Вторая опиумная война, разграбление императорского дворца Цин в Пекине
1898-1901 Китайское восстание против иностранцев, Восстание боксеров
1900 «Политика открытых дверей» Джона Хэя призывает к равным торговым правам между европейцами в Китае
1912 Официальный крах Империи Цин и создание Китайской Республики
1912 Лондонское миссионерское общество основывает Гонконгский медицинский колледж, который позже стал Гонконгским университетом.Первый западный институт высшего образования в Гонконге
1997 Гонконг возвращается как территория Китайской Народной Республики

Спенс, Джонатан Д. В поисках современного Китая. Нью-Йорк W.W. Norton & Company Inc. 1999

Портер, Эндрю. Оксфордская история Британской империи: Том III: девятнадцатый век. Oxford : Oxford University Press.2001

  • Империализм: идея и реальность британской и французской колониальной экспансии

Винфрид Баумгарт посвящает это исследование определению идеи европейского империализма. Он разделил эту широкую концепцию на три отдельные и более управляемые подкатегории. Во-первых, он объясняет политическую атмосферу Европы середины девятнадцатого века. Он определяет различные предпосылки, которые сделали возможной восточную экспансию.Он подчеркивает важность раннего торгового порта, военно-морских разработок, миссионерской деятельности, исследований и технологических достижений. Во-вторых, он подходит к теме империализма с националистической точки зрения. Он объясняет социальную концепцию национализма и «бремя белого человека» не только для экспансии в чужие страны, но и для культурного просвещения местных жителей. Кроме того, Баумгарт также объясняет конкурентный характер национализма среди других европейских империалистических стран. Важность политического и экономического господства становится главной проблемой между империалистическими странами.Его последняя подкатегория - это экономическая теория, лежащая в основе этого экспансионистского предприятия. В этой части книги Баумгарт обсуждает применение капиталистических и меркантилистских экономических теорий на зарубежных рынках. Он анализирует экономическую политику протекционизма, которая важна для понимания империалистических инициатив в опиумной войне. Эта книга служит сильным введением в широкую идею империализма.

Баумгарт, Винфрид. Империализм: идея и реальность британской и французской колониальной экспансии, 1880-1914. Оксфорд. Издательство Оксфордского университета. 1982

  • Экономика европейского империализма

Алан Ходгарт дает всестороннюю оценку экономических сил европейского империализма. Эта книга подходит к этой теме с марксистской и антимарксистской точек зрения. С одной стороны, марксисты, такие как Ленин и Гобсон, описывают империализм как оппортунистическое расширение капитализма. Вывоз капитала на иностранные и менее конкурентные рынки был движущей силой всех империалистических предприятий.Политика и идеологии были просто оправданием этого экономического явления. С другой стороны, антимарксисты, представленные Йозефом Шумпетером, утверждают, что империализм был результатом беспредметного национального стремления к расширению. Автор также выражает идею Вебера о духе капитализма; что в интересах могущественного капиталиста непрерывное расширение. Экономическое описание империализма Ходгартом не только дает более глубокое понимание этого периода, но и показывает сложность этого явления; что европейский империализм можно оправдывать и критиковать с самых разных точек зрения.

Ходгарт, Алан. Экономика европейского империализма . Нью-Йорк. W.W. Norton & Company Inc. 1977

Основанная в 1600 году Ост-Индская компания была одним из самых известных империалистических образований Великобритании в Азии.
  • Британский империализм: 1688-2000

Подробная история на 700 страницах, охватывающая все основные колониальные и империалистические предприятия с 1688 года.Этот источник служит каталогом событий; он документирует все цифры, войны, договоры и эмбарго от раннего колониализма до деколонизации после Второй мировой войны. Эта книга очень похожа на типичный учебник истории. Это актуально и событийно; он в основном фокусируется на рисовании картины прошлого, а не на анализе концептуальных сил, таких как национализм или экономические теории. Хотя описание каждого события краткое, оно является отличной отправной точкой для понимания исторического значения того периода.

Каин, Петерс. Хопкинс, Тони. Британский империализм: 1688-2000, Нью-Джерси. Пирсон. 2001.

  • Почетная компания: история английской Ост-Индской компании

Ост-Индская компания была одним из важных кораблей британского империализма. Он контролировался богатыми купцами и был известен торговлей чаем, фарфором, специями, солью и опиумом. Во время британского колониального периода в Индии Ост-Индская компания даже создала собственное военное подразделение для защиты своих чисто экономических интересов.Этот источник охватывает историю компании с момента создания королевской хартии в 1600 году до ее краха в конце девятнадцатого века. В этой книге объясняются коммерческие аспекты империализма, на примере теоретических экономических факторов, связанных с империализмом. Что еще более важно, это сужает сферу империализма от политических и экономических действий нации до действий компании, над которой британское правительство не имело прямого контроля. Он также содержит всесторонний обзор сделок компании по поставкам чая и опиума с империей Цин в Китае.В нем анализируются события опиумных войн с коммерческой точки зрения.

Кей, Джон. Почетная компания: История английской Ост-Индской компании. Нью-Йорк, Scribner Press. 1994

Политические карикатуры представляют сатирический взгляд на британский империализм.

«Punch» был викторианским еженедельным журналом, который заработал себе репутацию издателя сатиры и резких комментариев. Хотя журнал во многих отношениях был консервативным, священных коров у них не было; все и вся было доступно для высмеивания и высмеивания.Репутация и карьера были созданы и разрушены карикатурами и статьями, изображенными в этом журнале. Тот факт, что Punch комментировал события по мере их возникновения, означает, что он предоставил историкам бесценный источник современных ценностей и идей ».

Нажмите здесь, чтобы перейти на сайт

Первичные источники

  • Жизнь в британской колонии Гонконг

Следующий источник представляет собой описание культуры и образа жизни в британской колонии Гонконг в 1930-х годах.Автор был наполовину британцем, наполовину французом. В первой части книги рассказывается о детстве автора в Гонконге и ее общении с местными жителями Китая, а также с жителями Европы. Он служит антропологическим взглядом на классовую динамику этой колонии. Вторая половина посвящена японской оккупации Гонконга во время Второй мировой войны.

Йонг, Ивонн Блэкмор де. Необычная молодежь: взросление в Британском Гонконге , Сиэтл, издательская платформа Create Space Ind.2010.

  • Документальное собрание Спенс
  1. 6.1 Комиссия лорда Маккартни от Генри Дандаса, 1792– Этот документ представлял собой письмо Генри Дандаса, представителя Ост-Индской компании, написанное лордом Маккартни, британским дипломатом в Китае. Это письмо отражает раннее отношение европейцев к империи Цин. Тон этого письма демонстрирует британское достоинство, но при этом уважает авторитет китайцев.Это отношение существенно изменится после индустриализации и Опиумных войн.
  2. 7.5 Объявление войны лордом Пальмерстоном (20 февраля 1840 г.) - Официальный ответ на захват и уничтожение британского опиума правительством Цин. Лорд Пальмерстон, главный государственный секретарь по иностранным делам, информирует цинское правительство о намерениях Великобритании защитить свои интересы в Китае. Это был документ, с которого началась не только первая опиумная война, но и первый из многих конфликтов между цинским Китаем и промышленно развитыми западными державами.

Спенс, Джонатан Д. Ченг, Пей-Кай. Лестц, Майкл. В поисках современного Китая: сборник документальных фильмов. Нью-Йорк W.W. Norton & Company Inc. 1999

  • Разрушение Старого Летнего дворца в 1860 году

Во время Второй опиумной войны в 1860 году европейские империалисты оккупировали столицу Китая Пекин (Пекин). Старый Летний дворец, китайский аналог национального музея Цин, был разграблен и впоследствии сожжен.Различные награбленные артефакты сегодня появляются в музеях по всему миру.

Ниже приведены ссылки на некоторые из этих бесценных предметов.

Французская выставка награбленного из Старого Летнего дворца в 1861 году

Опиумная война 1839 года была первым крупномасштабным военным конфликтом между Империей Цин и западными имперскими державами.После официального запрета на опиум в 1836 году в Китае правительство Цин начало кампанию по конфискации всего опиума, импортированного из-за границы в Кантоне. В 1839 году комиссар Линь Цзэсу изъял более миллиона килограммов опиума и сжег их. Британская империя ответила отправкой военных и развязала первую опиумную войну. Результат этой войны не только привел к потере Китаем острова Гонконг, но и выявил военную слабость правительства Цин. До этого момента западные империалистические державы опасались Империи Цин, но после этого конфликта Китай начинает испытывать ряд невыгодных экономических давлений со стороны Великобритании и других европейских империй.В книге Питера Фея Опиумная война, автор объясняет экономические намерения Британской империи в Китае до 1839 года и после 1842 года. Он подчеркивает значение первой опиумной войны, ее наследие дальнейшей западной агрессии и последующие китайские движения военная индустриализация и самоукрепление.

Фэй, Питер Уорд. Опиумная война: 1840-1842 гг. .Чепел-Хилл. Пресса Университета Северной Каролины. 1998

  • Письмо королеве Виктории от Линь Цзэсу

Ниже приводится переведенное письмо комиссара Линь Цзэсу королеве Виктории накануне первой опиумной войны 1839 года.Хотя это письмо так и не дошло до королевы Виктории, оно, тем не менее, отражало взгляды Линя как на торговлю опиумом в Кантоне, так и на более широкую идею свободного рынка. Линь подходит к теме ограничения опиума уважительным, но напористым тоном. Он также обращается к проблеме империализма. «Мы [китайцы] обнаруживаем, что ваша страна [Британия] находится в шестидесяти или семидесяти тысячах ли [примерно 4800 миль] от Китая. Однако есть барбанские корабли, которые стремятся прибыть сюда для торговли с целью получения большой прибыли. использовали для наживы варваров.Хотя Линь не до конца понимает западную концепцию империализма, он является одним из первых китайских чиновников, признавших «варваров» будущей угрозой как власти Цин, так и китайскому обществу.

Щелкните здесь, чтобы просмотреть письмо.

  • Наследие опиумных войн

Линь Цзэсюй почитается как национальный герой Китая за то, что он выступил против империалистических держав и сжег более миллиона килограммов незаконного британского опиума.Эта статуя находится в Хумэне, месте битвы во время первой опиумной войны, где сейчас находится Музей опиумной войны.

Джонатан Д. Спенс - один из самых известных ученых в области истории Китая. С 1993 по 2007 год он работал профессором Йельского университета. В его учебном пособии « В поисках современного Китая» дается исчерпывающий обзор истории Китая с с начала 1600-х годов до наших дней. Его описание британского империализма, опиумных войн и боксерского восстания дает обзор как с точки зрения Империи Цин, так и с точки зрения китайских националистов.Библиография учебника - это архив достоверных источников. Кроме того, в качестве дополнения к учебнику Спенс также составил собрание первоисточников в своем «Документальном собрании ».

  1. 7.1 Мемориал легализации опиума (10 июня 1836 г.) - Этот документ представляет собой просьбу чиновника суда Цин Сюй Найджи к Императору о легализации опиума. В 1836 году торговля опиумом была запрещена, но строго не соблюдалась. В южных регионах Кантона, где сильно британское влияние, контрабанда опиума была очень распространена.Португальская колония Макао служит основным портом контрабанды индийского опиума. В результате серебро, официальная валюта Цин, испытало серьезную инфляцию. Сюй утверждает, что, поскольку запрет был неэффективным, легализация и государственная монополия на опиум могут быть лучшей альтернативой в разрешении социального кризиса наркомании и экономического кризиса инфляции.
  2. 7.2 Мемориал о запрещении опиума (октябрь 1836 г.) - В этом документе представлен другой взгляд в более широкой китайской перспективе.Чжу Цзунь был членом Совета обрядов, который настаивал на полном запрете опиума. Чжу представляет консервативную точку зрения и считает, что империя Цин легко могла победить иностранцев. Он приводит примеры неблагоприятных экономических последствий опиума в различных регионах и настаивает на принятии правительством мер по обеспечению соблюдения запрета
  3. 7.3 Императорский указ 1836 г. - Официальный указ императора Даогуана, требовавший более строгих ограничений на торговлю опиумом в южном Китае.Император согласен с мнением Чжу и назначил Дэн Тинчжэня, генерал-губернатора кантона, исполнять новые запретительные законы.
  4. 9.3 Принц Гун в колледже Тонгвен: три памятника 1861, 1865, 1866– После опиумной войны Империя Цин узнала, что ее военная мощь намного слабее, чем у европейских империалистов. Таким образом, Китай начал период самоукрепления и реформ. Принц Гун был самым активным реформатором в правительстве Цин.Этот документ представляет его усилия по продвижению колледжа Тонгвен, учреждения, специализирующегося на западных исследованиях, включая язык, правительство и технологии. Этот документ также свидетельствует об осознанности и реакции Китая на европейские угрозы.
  5. 9.4 Цзунли Ямэнь Документ о неравноправных договорах, 1878– Цзунли Ямен был импровизированным отделом иностранных дел, созданным принцем Гун для борьбы с требованиями и агрессией империалистических держав.Следующие документы представляют собой критику и интерпретацию различных иностранных договоров, которые Империя Цин была вынуждена подписать. Эти документы показывают отчаянные усилия реформаторов, таких как Прайс Гонг, по посредничеству между западными империалистами и консерваторами во главе с вдовствующей императрицей Цыси.
  6. 9.8 Китайский анти-иностранец, 1892– Этот документ представлял собой брошюру, распространявшуюся в Кантоне. В конце девятнадцатого века Кантон находился под влиянием Британии. Вместе с купцами и империалистами пришла новая волна религиозных защитников и миссионеров.Эта брошюра высмеивает христианство как религию и распространяет тревожные и ложные стереотипы о белых иностранцах. Этот документ служит китайским аналогом британской точки зрения «коренных варваров» в Китае, Индии и Африке.
  7. 10.5 Мемуары боксеров: устные отчеты о восстании боксеров - Восстание боксеров в 1900 году было восходящим, неорганизованным восстанием ханьских националистов против слабого маньчжурского режима Цин и иностранного империализма. Эти два рассказа подробно описывают события восстания и показывают анти-иностранные социальные настроения китайцев на рубеже веков.

Спенс, Джонатан Д. Ченг, Пей-Кай. Лестц, Майкл. В поисках современного Китая: сборник документальных фильмов. Нью-Йорк W.W. Norton & Company Inc. 1999

Британский / гонконгский паспорт до 1997 г.

  • Историческая память об империализме XIX века

Следующий веб-сайт является частью архива Гувера, посвященного европейскому империализму XIX века в Азии. Поскольку это страница с расширением .gov, она в некоторой степени представляет политическую память того периода.Этот источник представляет политически американскую точку зрения на такие события, как Опиумные войны и Боксерское восстание. Этот веб-сайт стоит изучить, потому что он рассматривает политическую память об империализме с точки зрения нации, которая участвовала, но в основном оставалась в стороне. Он описывает этот период империализма в ретроспективе и может быть сопоставлен с различными первоисточниками, чтобы получить более глубокое понимание эпохи.

Щелкните здесь, чтобы перейти по ссылке

<< http: // hoover.archives.gov/exhibits/China/Political%20Evolution/19thc / >>

  • Развитие Гонконга

Следующий источник освещает историю Гонконга от его колонизации в 1839 году до его возвращения в Китай в 1997 году. Эта книга объясняет стратегическое экономическое положение Гонконга по отношению к имперской глобальной торговле. Он также фокусируется на социальной адаптации этнических граждан Гонконга. Этот источник служит всесторонним анализом политического, экономического и социального развития этого острова с учетом глобальных изменений девятнадцатого и двадцатого веков.

Цанг, Стив. Современная история Гонконга. Лондон. И. Б. Таврический. 2007

  • Проблемная гибридная культура

Поскольку остров Гонконг находится под британским политическим и культурным влиянием более века, его возвращение в Китай сталкивается с дилеммой культуры. В этой книге объясняется сложность таких конфликтов. Во-первых, наиболее очевидным культурным конфликтом было общение. В течение последнего столетия в Гонконге использовалась двуязычная система.Горожане в основном говорили на кантонском диалекте, но официальным письменным языком был английский. Это создает внутренний языковой барьер, потому что официальный язык китайского - мандарин. Другой культурный конфликт - это природа системы правосудия. Гонконг принял западную систему суда присяжных, но коммунистическое правительство судит преступников без присяжных. В этой книге обсуждается решение этих дилемм между Гонконгом и Китаем. Из-за таких проблем коммунистическое правительство в настоящее время проводит политику, позволяющую Гонконгу функционировать так же, как и под британским контролем еще 50 лет.

Аббас, Акбар. Гонконг: культура и политика исчезновений . Миннеаполис. Университет Миннесоты Press. 1998

Гонконг в 1900 г.
Современный Гонконг

Альбом презентационных фотографий в серебряной оправе

Китайско-Восточная железная дорога

Китайско-Восточная железная дорога (Китайско-Восточная Железная Дорога) была однопутной веткой Транссибирской магистрали, которая обеспечивала короткий путь из Читы через Харбин через северную внутреннюю Маньчжурию во Владивосток на Тихом океане.Строительство началось в 1897 году, а завершение маршрута было завершено в 1902 году. Регулярное пассажирское сообщение из Санкт-Петербурга во Владивосток по Транссибирской магистрали началось в июле 1903 года.

Китайско-Восточная железная дорога занимала видное место в международных отношениях. Россия получила право построить Китайско-Восточную железную дорогу в Маньчжурии после Первой китайско-японской войны (1894-1895). Однако после того, как Россия потребовала от Китая монополии на права в Маньчжурии, Китай заключил союз с Японией и США против России.

Во время русско-японской войны (1904–1905) русские потеряли полуостров Ляодун и большую часть железной дороги, ведущей в Японию. Участок линии от Чанчуня до Люшуня попал под контроль Японии и стал частью Южно-Маньчжурской железной дороги. Более десяти лет спустя, во время Гражданской войны в России, русская часть Китайско-Восточной железной дороги перешла под управление Белой армии.

Александр Михайлович Любимов

Александр Михайлович Любимов (1879-1955) был живописцем, графиком, карикатуристом, учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества.С 1901 по 1909 год работал в мастерской Репина при Академии художеств, впоследствии стал видным советским живописцем. Любимов прославился своими иллюстрациями, которые публиковались в многочисленных русских сатирических журналах в период с 1905 по 1907 год. Его работы представлены в крупных собраниях, таких как Государственный Русский музей и Киевский музей русского искусства.

Иван Михайлович Грабовский

Иван Михайлович Грабовский (1878-1922) был живописцем и графиком, с 1894 по 1901 год учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества.С 1903 года Грабовский выставлялся в Академии художеств, где учился у Репина и Чистякова. Его знаменитые сатирические рисунки были опубликованы во многих российских журналах, таких как «Пулемет», на обложке которого была опубликована его работа 1905 года «Его Высочество Всероссийский пролетарий». Работы Грабовского представлены в Государственном Русском музее и других крупных собраниях.

Китайская угроза США

Что, если в Китае дела идут плохо? С начала прошлого года я задавал людям как внутри Китая, так и за пределами Китая версии этого вопроса.Под «плохим» я не имею в виду морально. Очевидно, что во внешней политике важны моральные и этические факторы, но я говорю о другом.

Речь идет не в основном об экономике, хотя для Китая краткосрочная стабильность и долгосрочное улучшение рабочих мест, заработной платы и уровня жизни имеют основополагающее значение для выживания правительства. При однопартийном коммунистическом устройстве Китая продолжительный экономический провал, естественно, вызовет вопросы о системе в целом, как это было в Советском Союзе.Действительно, экономические показатели современного Китая даже во время спада похожи на показатели Советского Союза во время его подъемов. Но отсутствие политического выхода для недовольства аналогично.

Прослушайте аудиоверсию этой статьи: Загрузите приложение Audm для своего iPhone, чтобы слушать другие заголовки.

Вместо этого вопрос заключается в том, изменилось ли что-то фундаментальное в направлении развития Китая и нужно ли Соединенным Штатам пересмотреть свою политику в отношении Китая. На протяжении более 40 лет, прошедших после исторических встреч Никсона и Мао в начале 1970-х годов, эта политика была на удивление стабильной.От одной администрации к другой она строилась на одних и тех же элементах: все большее взаимодействие с Китаем; постоянное стимулирование его модернизации и роста; откровенное разногласие в случае столкновения экономических интересов или политических ценностей двух стран; и расчет на то, что враждебность в стиле холодной войны нанесет гораздо больший ущерб, чем сложное и несовершенное партнерство, поддерживаемое двумя странами.

Эта политика пережила самое серьезное напряжение - жестокие репрессии на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.Он пережил вступление Китая во Всемирную торговую организацию в 2001 году и колоссальный рост положительного сальдо торгового баланса Китая с Соединенными Штатами и другими странами после этого. Он пережил бомбардировку посольства Китая в Белграде в 1999 году (действие, которое все китайцы считали намеренным), периодические президентские решения продавать оружие Тайваню или встречаться с Далай-ламой, а также столкновения из-за цензуры и прав человека.

Из нашего выпуска за декабрь 2016 г.

Ознакомьтесь с полным содержанием и найдите свой следующий рассказ, который стоит прочитать.

Подробнее

Восемь президентов, которые руководили отношениями США с современным Китаем, от Никсона до Обамы, по сути, опирались на один и тот же сценарий. На девятый день может сложиться иначе. Китай 2016 года является гораздо более контролируемым и репрессивным, чем Китай пять лет назад или даже 10. Я жил там в то и другое время - в Шанхае в 2006 году и в Пекине пятью годами позже - и лично видел изменения. . Учитывая хаотические противоречия современного Китая, то, что видит каждый, может быть исключением.Что меня поражает, так это последовательность доказательств, свидетельствующих о том, что страна принимает жесткие меры, закрывается и наносит удары способами, отличными от ее курса в предыдущие 30 с лишним лет.

Следующий президент столкнется с этим клише, с вызовом, который также является возможностью. Вызов состоит в том, чтобы в течение нескольких лет препятствовать развитию событий из Китая: внутренние репрессии, внешняя резкость, кажущееся безразличие к партнерской составляющей американо-китайских отношений. Возможность состоит в том, чтобы изложить условия новых отношений в тот самый момент, когда они, скорее всего, привлекут внимание Китая: в начале работы новой администрации.

Вы можете сказать, к каким вопросам новая администрация относится серьезно и считает решающими для своего политического и реального успеха. Президент произносит важную политическую речь; большие мыслители пишут эссе; Департаменты Кабинета министров разрабатывают планы реализации бюджетные решения следуют. Вот такие усилия я надеюсь увидеть в начале следующего года. Я могу сообщить, что во всем мире китайских ученых и ветеранов политики люди уже много думают о том, что должно быть в такой речи.

Работа с Китаем неизбежна.Становится все труднее, а может и сложнее.

The Voorhes

Почему Китай должен занимать первое место в списке приоритетов нового президента? Потому что изменилось важное предположение.

На словах и на деле президенты США, начиная с Никсона и далее, подчеркивали поддержку продолжающегося экономического подъема Китая, исходя из теории о том, что обогащающийся Китай лучше для всех, чем остающийся бедным, даже если это означает, что центр мировой экономики будет двигаться в сторону Китая.В одном из своих разговоров с Джеффри Голдбергом из The Atlantic Барак Обама сказал: «Я очень четко сказал, что нам больше следует опасаться ослабленного, находящегося под угрозой Китая, чем успешного, растущего Китая».

В основе этой стратегической оценки лежало предположение о вероятном направлении развития Китая. Это не была упрощенная вера в то, что, если Китай станет богаче, он превратится в либеральную демократию. Никто не знает, может ли это произойти, и когда это произойдет, и будет ли Китай на самом деле продолжать процветать.Вместо этого предполагалось, что с каждым годом дистанция между практиками в Китае и в других развитых странах будет сокращаться, и с Китаем будет легче, чем сложнее иметь дело. Больше путешественников, студентов, инвесторов и семей будут иметь прямые связи с остальным миром. Большая часть его людей отдыхала бы во Франции, училась в Калифорнии или пользовалась Интернетом за пределами Китая и ожидала бы такой же свободы выбора дома. Время будет на стороне мира для углубления связей с китайскими институтами.

В течение длительного периода предположение остается в силе. Несмотря на взлеты и падения, Китай 2010 года, несомненно, был богаче и свободнее, чем Китай 2005 года, который был богаче и свободнее, чем Китай 2000 года, и так далее.

Но это уже не так. Вот области, которые вместе указывают на поворот:

Связь. Интернет в Китае, всегда подвергнутый цензуре и защищенный брандмауэрами, теперь еще более строго отделен от остального мира, чем когда-либо прежде, и становится все больше.Собственные китайские интернет-компании (Baidu в качестве поисковой системы, а не Google, WeChat для Twitter) подвергаются более жесткой цензуре. Виртуальные частные сети и другие обходные пути, допущенные десять лет назад - ученый, который изобрел китайскую систему цензуры «Великий брандмауэр» даже хвастался шестью виртуальными частными сетями, которые он использовал, чтобы следить за зарубежными разработками, - теперь подвергаются нападкам со стороны правительства. Когда вы находите сеть, которая работает, вы не осмеливаетесь упоминать ее название в социальных сетях или на веб-сайтах, которые могли бы предупредить правительство о ее существовании.«Это бесконечные кошки-мышки», - недавно сказал мне основатель калифорнийской VPN-компании, которую я намеренно не называю. «Мы придумываем новый маршрут или патч, а потом они замечают, что люди используют нас, и выясняют, как это заблокировать. В конце концов они утомляют большинство пользователей ». Во время многонедельного визита в Китай в начале прошлого года я переключился между тремя VPN и смог подключиться к большинству международных сайтов, используя Wi-Fi в номере отеля. Во время многодневного визита в декабре прошлого года хлопоты по установлению связей не стоили того, и я просто обошелся без западных источников новостей.

Печатные и вещательные СМИ Китая всегда контролировались государством и были проправительственными. Но десять лет назад я слышал от ученых и партийных чиновников, что «разумная» критика со стороны прессы, как и онлайн-комментарии, действительно имеет важную функцию предохранительного клапана, предупреждая правительство о возникающих проблемных точках.

Политический климат темнеет. «Китай переживает самые устойчивые внутренние политические репрессии со времен площади Тяньаньмэнь».

Те дни прошли. Каждую неделю или две в китайской прессе появляются все более и более явные предупреждения президента Си Цзиньпина и его коллег о том, что инакомыслие недопустимо и интересы партии превыше всего.Также в этом году правительство запретило СМИ, принадлежащим иностранным владельцам, то есть всем СМИ, находящимся вне его прямого контроля, публиковать что-либо в Китае без одобрения правительства. Он расправился с несколькими изданиями (в частности, деловым журналом Caixin и газетой Southern Weekend из Гуанчжоу), которые годами овладели искусством обхода государственного контроля.

В прошлом феврале The Guardian опубликовала пронзительную статью о молодых журналистах в Китае, которые решили, что нет смысла даже пытаться освещать проблемы своего общества.«Быть ​​журналистом больше не имеет смысла», - сказал Тому Филлипсу The Guardian человек, названный «редактором 30-летнего возраста из одной из ведущих новостных организаций Китая». «Я больше всего чувствую, что в последние годы свободы отрасли достигли самого низкого уровня в истории». Несколькими неделями ранее я был в Шанхае на встрече с группой 20-летних китайских студентов-реформаторов, которые все еще оставались идеалистами, и говорили о своих долгосрочных надеждах. Один студент хотел открыть консультации по оказанию юридической помощи трудящимся-мигрантам; другой - служба новостей о городском неравенстве в стиле разоблачения; другой - центр по правам женщин.Несколькими годами ранее я был бы рад услышать такие планы. Теперь я боюсь - и ожидаю, что, если эти студенты в конечном итоге осуществят свои мечты, они сделают это в какой-то другой стране.

Репрессии против гражданского общества. На протяжении коммунистической эпохи китайское государство подавляло рост любой формы организации, кроме самой партии. Например, религиозная практика разрешена для пяти официально утвержденных конфессий (буддизм, даосизм, ислам, католицизм и протестантизм), но разрешены только разрешенные государством храмы, мечети и церкви.То же самое касается профсоюзов (все партийные), НПО и любых других средств, с помощью которых люди могут объединяться.

За последние пять лет все эти и другие группы еще больше затянули гайки. По всей стране сносят церкви якобы в рамках планов городского развития. Многие из государственных защитников и адвокатов страны сейчас находятся в тюрьме. Как и видные феминистки и экологические организаторы. 21 апреля на обложке журнала The New York Review of Books в этом году статья Орвилла Шелла из Азиатского общества, писавшего о Китае с 1960-х годов, была названа «Новый террор в Китае.«В своей жизни я не представлял, что доживу до того дня, когда Китай вернется к своим маоистским корням», - сказал мне Шелл. «Я боюсь этого сейчас».

Экстерриториальность. Недавние репрессии еще хуже, потому что китайские чиновники пытаются распространить их за пределы Китая. Страны всегда пытались использовать экономические силы для достижения политических или идеологических целей. В случае Китая наиболее очевидным примером является продолжающееся экономическое наказание Норвегии (в частности, бойкот ее лосося) за наглость Норвежского Нобелевского комитета, который шесть лет назад выбрал все еще находящегося в заключении писателя Лю Сяобо лауреатом Нобелевской премии мира.Но недавно китайское правительство заключило в тюрьму или преследовало родственников активистов и диссидентов, покинувших страну, и оказало давление на иностранные компании и организации, чтобы те применяли стандарты цензуры Китая за пределами страны. Два года назад было обнаружено, что американская компания LinkedIn подвергала цензуре критические сообщения о Китае из своей всемирной сети, даже когда эти сообщения были написаны и предназначены для чтения только людьми за пределами территории Китая. Соглашение было условием работы LinkedIn в Китае.Твиттер там до сих пор запрещен, но в апреле он нанял инженера, который когда-то работал в вооруженных силах и службах безопасности Китая, в качестве управляющего директора в Китае. В одном из своих первых твитов она написала CCTV, тщательно контролируемой государственной телекомпании, говоря: «Давайте работать вместе, чтобы рассказать миру великую историю Китая!»

Неудачная реформа. Наиболее заметной частью программы Си Цзиньпина с момента его прихода к власти в ноябре 2012 года была антикоррупционная кампания, рекламируемая как прелюдия к очищению от китайской версии кланового капитализма.На протяжении большей части десятилетий своего бума в Китае была форма «эффективной коррупции», которая также была очевидна в Японии и Южной Корее в годы их послевоенного роста. Некоторые привилегированные люди стали очень богатыми - глава правящей в то время Либерально-демократической партии Японии попал в беду, когда следователи обнаружили в его доме золото и другие активы на сумму 50 миллионов долларов, - но у всех остальных дела шли достаточно хорошо, чтобы не обращать внимания на жалобы. Поскольку экономика Китая замедлилась и стали распространяться новости о состояниях элитного уровня, восприятие коррупции внутри страны и за ее пределами сместилось с «необходимого зла» на «экзистенциальную угрозу».

«В моей жизни я не мог представить, что увижу день, когда Китай вернется к своим маоистским корням. Я сейчас этого боюсь ».

Поводом для последнего раунда контроля над прессой стало разоблачение Дэвида Барбозы в 2012 году в The New York Times о том, что у семьи тогдашнего премьер-министра Вэнь Цзябао были миллиарды долларов в секретных активах. В то время Вэнь пользовался репутацией доброжелательного общественного сознания Китая; то, что даже его семья была в опасности, говорит о том, что ни одна часть системы не застрахована от гниения.Десятки высокопоставленных чиновников были заключены в тюрьму, свергнуты или публично осуждены по обвинению в коррупции, в том числе давний директор государственной безопасности и многие высокопоставленные чиновники Народно-освободительной армии. Десятки тысяч чиновников низшего звена были наказаны, а миллионы по всей стране напуганы. Мой анекдотический опыт совпадает с тем, что я постоянно слышал от других: китайская общественность настолько раздражена неравенством и коррупцией, что поддерживает эту часть программы Си.Но до сих пор было трудно отличить эти усилия от безжалостной зачистки политических соперников Си.

День за днем ​​жизнь на улицах китайских городов, которые я недавно посетил, кажется такой же свободной и коммерческой, как всегда. Но национальная политика имеет большее значение, чем за многие годы, и политический климат темнеет. «Китай переживает самые устойчивые внутренние политические репрессии со времен площади Тяньаньмэнь», - написал в этом году Карл Минзнер, эксперт по китайскому праву, преподающий в юридической школе Фордхэмского университета.Почти все, с кем я разговаривал, согласились.

Анти-иностранец. В апреле китайское правительство выпустило обучающий видеоролик, который в разгар Второй мировой войны сочли бы грубо пропагандистским, если бы он был предоставлен каким-то министерством военной информации. Он назывался «Опасная любовь» и предупреждал молодых китаянок о том, что они не должны поддаваться сладким разговорам иностранных студентов или профессоров. Что, если этот красивый студент на самом деле шпион ?! В том же месяце Тэ-Пин Чен из The Wall Street Journal сообщил, что государственные школы Китая представили игру под названием «Найди шпиона!». разработан, чтобы помочь детям быть внимательными к подрывной деятельности в их рядах.

Я разговаривал с главой некитайской компании-разработчика программного обеспечения, которая за 20 лет продала китайским университетам, а также местным и провинциальным органам власти. Он сказал, что клиенты начали информировать его в прошлом году о том, что они должны переключиться на китайских поставщиков. (Когда я пишу о Соединенных Штатах, я стараюсь никогда не использовать «слепые» цитаты. Именно из-за усиленных репрессий, которые я здесь описываю, мне нужно сделать это, когда я пишу о Китае.) Этой весной правительство Китая заблокировало iTunes от Apple. сервисы и приложения фильмов и iBooks в Китае.Вскоре после этого Apple сообщила о своем первом за 13 лет глобальном снижении выручки, отчасти из-за резкого падения доходов из Китая, и ее рыночная капитализация упала на 40 миллиардов долларов. Мотив китайского правительства в принятии жестких мер против Apple был, вероятно, политическим, а не чисто коммерческим. Как показал анализ Variety , растущая популярность потокового видео на iPhone и других устройствах сделала сайты Apple важными иллюминаторами для фильмов, документальных фильмов и других материалов из внешнего мира.Но независимо от причины, эффект заключался в том, чтобы нанести ущерб Apple по сравнению с ее китайскими конкурентами (в частности, компании по производству смартфонов под названием Xiaomi), так же как политически мотивированные репрессии против Google нанесли ей ущерб по сравнению с ее основным китайским конкурентом Baidu.

Эффект распространился не только на технологии. Ежегодно Американская торговая палата в Пекине опрашивает некитайские компании о деловом климате в Китае. Согласно последнему опросу, почти половина компаний сообщила о неизменной или падающей выручке и об ухудшении условий ведения бизнеса.Три четверти из них заявили, что «иностранный бизнес менее приветствуется в Китае, чем раньше».

Военные. Это наиболее известный аспект изменившегося отношения Китая. Китай имеет сухопутные границы с более чем дюжиной стран и связан Восточно-Китайским и Южно-Китайским морями с еще полдюжиной стран. В настоящее время у него есть территориальные споры со многими из этих стран, все из которых находятся на его морских границах, из-за его недавней программы «строительства островов» и настойчивых требований к расширению прав на вооружение, рыболовство и разработку полезных ископаемых в регионе.В июле международный трибунал в Гааге вынес решение в пользу Филиппин и против Китая в споре о новых притязаниях Китая на экспансию в Южно-Китайском море. С тех пор обе стороны, похоже, отказались от столкновений между кораблями в открытом море, но основные разногласия остаются. «Им удалось оттолкнуть или запугать многих когда-то дружелюбных соседей, тем самым без надобности усилив напряженность в регионе», - сказал мне Орвилл Шелл. «Единственным исключением являются Путин и [Родриго] Дутерте», новый резкий президент Филиппин.

Видео: Что меняющийся Китай означает для США?

Это все Си Цзиньпин? Изменения в китайской политике удобно связывать со сменой китайского руководства: от осторожного, преуменьшенного Ху Цзиньтао к яркому, лично доминирующему Си Цзиньпину. Но, по мнению большинства, эти изменения происходили до начала срока Си.

Было бы ошибкой рассматривать недавние действия Китая «в первую очередь как продукт… агрессивного лидера», - писал в этом году Джеффри Бейдер, эксперт Совета национальной безопасности по Китаю во время первого президентского срока Обамы.«Наращивание военной мощи, напористое поведение в Южном и Восточно-Китайском море… политические репрессии и отказ в основных правах» - все это, по мнению Бадера, предшествовало правлению Си и будет позже. Вместо того, чтобы основываться исключительно на личностях, эти изменения чаще всего связаны с сообщениями - одновременно обнадеживающими и тревожными, - которые китайское руководство извлекло из мирового финансового краха 2008 года.

Сообщения заключались в том, что, возможно, момент для Китая наконец-то наступил. Финансовый кризис начался в Америке после пяти лет катастрофической войны на Ближнем Востоке - и точно так же, как Китай на Олимпийских играх в Пекине казался блестящим и неудержимым во всех отношениях.В то время я жил в Пекине и не мог пропустить тон в государственных СМИ и правительственных чиновников о том, что подъем и упадок империй происходят быстрее, чем кто-либо ожидал. «Кризис сделал руководство гораздо более уверенным и напористым за границей, но при этом стало еще больше беспокоиться и нервничать по поводу того, что может случиться с их собственной экономикой у себя дома», - сказал мне иностранный ученый, который не пожелал называть своего имени. «И сочетание высокомерия за границей и параноика дома - наименее желательная комбинация из всех, с точки зрения остального мира.”

Парадоксальное сочетание незащищенности и агрессивности не ограничивается Китаем. У Соединенных Штатов слишком много примеров из собственной политики. Но этот парадокс в национально-стратегическом масштабе для Китая соответствовал тому, что многие люди рассказывали мне о самом Си как лидере: чем больше он неуверен в дипломатическом и экономическом положении Китая в мире, и тем больше он слышит ворчание по поводу продолжающихся репрессий. тем более «решительно» он будет действовать. «Си - слабый человек, который хочет выглядеть сильным», - сказал мне иностранный бизнесмен, много лет проработавший в Китае.«Он сын известного отца [Си Чжунсюнь, который сражался вместе с Мао в качестве партизана и стал важным коммунистическим лидером] и хочет доказать, что достоин этого имени. Как мы видели в других культурах, это может быть опасная смесь ». Десять лет назад, когда я посетил ориентированный на оборону аналитический центр в Пекине, я был поражен, увидев гигантскую настенную карту, на которой показаны лагеря и вооружение американских военных на каждой границе Китая, кроме той, которая граничит с Россией. Я пришел к выводу, что графическая выдающаяся фигура U.С. военный отразил довольно широко распространенное подозрение, что Соединенные Штаты желают Китаю зла, находятся под угрозой его подъема и не хотят видеть успех Китая. Однако почти никто из тех, с кем я недавно разговаривал, не предвидел реальной опасности перестрелки между Китаем и Соединенными Штатами или любым из их союзников, включая часто обсуждаемый сценарий непреднамеренного морского или воздушного столкновения в Южно-Китайском море. Фактически, в течение последних нескольких лет военные руководители США во главе с ВМС привлекали своих коллег из Народно-освободительной армии на собрания, конференции и учения именно для того, чтобы уменьшить риск войны из-за просчетов.«Военно-морские силы на самом деле довольно хорошо умеют деэскалацию и уклоняться друг от друга», - сказал мне старший офицер ВМС США.

Обеспокоенность по поводу более агрессивного в международном масштабе Китая связана не с повторением Советского Союза в самые напряженные годы холодной войны, а с гораздо большей версией сегодняшней России. То есть: препятствие, а не актив во многих экономических и стратегических проектах, которые Соединенные Штаты хотели бы продвигать. Пример клептократии и персонализированного правления.Сила, которая иногда, кажется, определяет свои интересы, склоняясь к тому, что может доставить беспокойство Соединенным Штатам. Настоящий противник, а не просто сложный партнер. Китай сейчас во многих отношениях бросает вызов и становится все более репрессивным, но все может ухудшиться. И все это отдельно от воздействия на собственный народ Китая и от ограничений, которые он накладывает на свои академические, научные, коммерческие и культурные достижения, отрезая себя от мира.

Оливер Мандей

Что делать? Следующий президент столкнется с затруднительным положением, которое часто называют «ловушкой Фукидида».Эту концепцию популяризировал гарвардский политолог Грэм Эллисон. Его предпосылка состоит в том, что на протяжении 2500 лет, прошедших после Пелопоннесской войны, о которой писал Фукидид, восходящие державы (такие как Афины тогда или Китай сейчас) и действующие державы (например, Спарта или США) обычно заканчивались смертельной битвой. главным образом потому, что каждый не может не играть на худших страхах другого. «Когда восходящая держава угрожает сместить правящую власть, стандартные кризисы, которые в противном случае можно было бы сдержать, например, убийство эрцгерцога в 1914 году, могут вызвать каскад реакций, которые, в свою очередь, приведут к результатам, которые ни одна из сторон в противном случае не имела бы. выбрана », - написала Эллисон в эссе для TheAtlantic.com в прошлом году.

Ни один здравомыслящий американский лидер не выберет конфронтацию с Китаем. У следующего президента нет рационального выбора, кроме как продолжать пытаться извлечь максимум из этих отношений. Сотрудничество двух стран в области климата и энергетики - это главное, что дает остальному миру хотя бы слабую надежду на прогресс. Американо-китайское сотрудничество и компромисс были важны для достижения Парижского соглашения по парниковым газам в прошлом году и не менее важного Кигалийского соглашения о запрете очень вредных хладагентов на основе ГФУ (гидрофторуглерода) в октябре.Без поддержки Китая (и России) сделка по контролю над ядерной программой Ирана не состоялась бы.

Экономика Китая и США становится все более взаимосвязанной; Университеты США зависят от китайских студентов, которые оплачивают полный фрахт; Культура каждой страны обогащается взаимодействием с другой. Миллионы людей с каждой стороны, включая мою жену и меня, наслаждаются, уважают и любят людей, которых они встретили, и встречи, которые у них были в другой стране. Из-за плохого воздуха и подозрительной еды мы часто болели, живя в Китае, но повседневная яркость жизни там заставляла нас чувствовать себя более живыми.

Соединенные Штаты не смогут полностью реализовать свой национальный потенциал, если они больше не смогут иметь дело с Китаем. Но условия взаимодействия, возможно, придется изменить.

«Я лично и многие люди, которые всю свою жизнь пытались понять Китай, были обеспокоены, казалось бы, значительными изменениями в его внутреннем и внешнем поведении, и неуверенны в том, как США должны реагировать», - Сьюзан Ширк, руководитель из Центра политики Китая в Калифорнийском университете в Сан-Диего, сказал мне недавно.Ширк и Орвилл Шелл сформировали двухпартийную рабочую группу по политике США в отношении Китая, состоящую из почти двух десятков ученых и ветеранов недавних республиканских и демократических администраций. Он планирует представить отчет новому президенту, в котором будут рассмотрены варианты, если в Китае действительно дела обстоят плохо.

Работа этой группы все еще формируется, и ее члены, как и другие, которые имели дело с противоречиями современного Китая, естественно, расходятся во мнениях по поводу деталей и акцентов. Но после разговора с рядом китайских ветеранов я думаю, что некоторые мнения широко разделяются и предлагают элементы следующей политики Китая.В их число входят:

Тщательно выбирайте битвы. Моря вокруг Китая были театром самых драматических недавних событий в Китае по мускулам. Но по причинам географии, истории и национальной психологии они могут быть неподходящим местом для широко разрекламированных попыток провести черту.

Майкл Пиллсбери, давний аналитик китайских вооруженных сил, которого обычно считают ястребом, предложил одну причину. В журнальной статье 2012 года под названием «Шестнадцать страхов: стратегическая психология Китая» Пиллсбери утверждал, что те самые шаги, с помощью которых Соединенные Штаты могут наиболее естественно попытаться продемонстрировать решимость и присутствие в регионе, с наибольшей вероятностью вызовут враждебный ответ Китая. .Например, первыми тремя пунктами в его списке были «страх блокады острова», «страх потери морских ресурсов» и «страх перекрытия морских коммуникаций». (Список сопоставимых страхов США начнется со «страха перед внезапным нападением» по модели Перл-Харбора или 11 сентября, а затем «страха национального упадка», относящегося к самым ранним дням нации.) Итак, что США могут иметь намерение, поскольку усилия по восстановлению норм, существовавших до Си Цзиньпина в этом районе, могут стать ловушкой Фукидида и превратиться в поединок по поводу престижа, политических ценностей и общего положения в мире.

«Си - слабый человек, который хочет выглядеть сильным… Как мы видели в других культурах, это может быть опасная смесь».

«Я действительно думаю, что мы рискуем слишком серьезно относиться к Южно-Китайскому морю, как к кубинскому ракетному кризису», - сказала мне Сьюзан Ширк. «Это не кубинский ракетный кризис. Интересы США ограничены, и нам не нужно делать что-то только для того, чтобы обеспечить «доверие» ».

Обеспокоенность на данный момент, уверенность в долгосрочной перспективе. Для большинства посторонних стратегический выбор китайского руководства в эпоху Си кажется опрометчивым, чрезмерным и в конечном итоге обреченным на провал.(Очевидно, что Китай - не единственная страна, которая когда-либо просчитывалась таким образом.) Нынешняя модель репрессий Китая внутри страны и агрессия за рубежом может нанести стране настолько большой ущерб, что ее собственные лидеры, наконец, выберут другой курс.

Внутри страны главной угрозой для амбиций Китая в области высоких технологий и высокой культуры является усиление репрессий времен Си Цзиньпина. Китайские университеты всегда будут второсортными, пока они ограничены интернетом, доступным только Китаю. Его инвестиционный климат будет ограниченным до тех пор, пока правительство явно манипулирует финансовыми рынками.«Их политическая модель абсолютно не привлекательна даже для их собственного народа», - сказал мне Чес Фриман. Фриман был послом США в Саудовской Аравии при первом президенте Буше, но 20 лет назад, будучи молодым офицером Госдепартамента, он служил переводчиком во время первых встреч Ричарда Никсона в Пекине. «Это система sui generis, которую никто не копирует».

Почти все, с кем я разговаривал, согласились с тем, что чрезмерные шаги Китая вызвали недовольство намного сильнее, чем добрая воля, порожденная его иностранной помощью и институтами Конфуция, которые должны преподавать китайский язык и продвигать китайскую культуру во всем мире.

Эта оценка подразумевает, что внимание США следует сосредоточить на том, чтобы пережить наступающие времена трудностей, которые могут длиться годами или десятилетиями, без паники, так как теперь история, похоже, отдает предпочтение репрессивной китайской модели управления. «Это правда, что стратегия Китая обречена на провал», - сказал мне этой весной директор национальной разведки союзной США страны. «Но я боюсь, что это не будет достаточно правдой, достаточно быстро, чтобы сделать боль достаточно очевидной для людей, которые имеют для них значение, чтобы они изменились.«Для его страны и для США, - сказал он, - справиться с этим запаздыванием китайской обратной связи было сложной задачей.

Стабильное формирование выбора Китая. Ближе к концу разговора я спрашивал каждого человека: «Какой лучший инструмент Соединенные Штаты могут использовать, чтобы изменить поведение Китая?» И каждый делал паузу, смотрел в окно или делал глоток кофе, а затем начинал с чего-то вроде «Ну, это сложно, потому что ...» Сложность в том, что США и Китай стали настолько взаимосвязаны в экономическом и конструктивном отношении. сотрудничество в различных научных, экологических, академических и даже дипломатических сферах, что почти любая мера, которая «накажет» Китай, обязательно нанесет ущерб Соединенным Штатам и большей части остального мира.Самый простой пример: когда в октябре Дональда Трампа спросили, как США должны реагировать на различные эксцессы Китая, он сказал, что, если «мы разорвем [экономические] отношения с Китаем, Китай так быстро разорится». Конечно, так же поступили бы и все остальные, учитывая интеграцию Китая в производственные цепочки поставок США и его крупные инвестиции в недвижимость и финансовые рынки США. Причина, по которой эти меры приведут к обратным результатам, не в том, что Китай «контролирует» Соединенные Штаты, как опасаются многие американцы. Проблема в том, что две экономики теперь являются частью одного большого целого.

Точно так же в лекциях и публичных ругательствах Китая не зафиксировано никаких изменений в поведении его правительства; во всяком случае, они только усугубляют ситуацию.

Что может сработать, так это стратегия, которую один бывший посол западной страны в Китае охарактеризовал как «формирование реальности таким образом, чтобы для Китая было непривлекательно придерживаться своего нынешнего курса». Самый яркий недавний пример - это взлом китайскими военными корпоративных секретов США. Год назад, когда Си Цзиньпин посетил Вашингтон (сразу после Папы Франциска, который привлек больше прессы и толпы), широко считается, что президент Обама сообщил ему, что Соединенным Штатам достаточно на этом фронте.Правительственный шпионаж и взлом? Конечно, это нормально. Но слежка со стороны правительства за иностранными компаниями с целью помочь их отечественным конкурентам была иной. И если это не прекратится, правительство США найдет способы усложнить жизнь китайским компаниям. Используя собственные грозные инструменты Америки для кибермеддинга? Через препятствия для инвестиций? Из-за изменений в визовой политике для влиятельных китайских семей и официальных лиц? Обама мог оставить средства на усмотрение Си. Он не был конкретным, не представлял прямой угрозы и не был публичным, но выступление Обамы, очевидно, было эффективным.По большому счету, количество китайских военных хакерских атак на корпорации США уменьшилось.

Соединенные Штаты не во всех сферах имеют рычаги воздействия, которые их кибератаки дают им в области радиоэлектронной борьбы. Но он по-прежнему является более сильным партнером в отношениях с более развитой экономикой, несравненно более мощными вооруженными силами и значительно превосходящей сетью союзов. И он может использовать их, чтобы формировать реалии, в которых Китай выбирает свой будущий курс.

Итак, вот часть речи, которую новый президент мог бы произнести в начале следующей администрации, о новых предпосылках для взаимодействия:

В течение 45 лет мои предшественники взяли на себя обязательства по партнерству, которое поможет Китаю экономически развиваться и возобновить его выдающееся положение среди народов.Мы верили в то, что помогаем построить лучшее будущее для народа Китая. Благодаря этому контакту наша национальная жизнь обогатилась. Это достижение, которым народ Китая, наш собственный народ и весь мир могут гордиться.

Но отношения были построены на предположении баланса и взаимной выгоды. Мы откроемся для людей и идей Китая, а Китай будет открыт для наших. Мы включили бы китайские фирмы в нашу экономику, и у наших фирм были бы хорошие шансы в Китае. События последних лет заставили нас задуматься о том, по-прежнему ли китайское руководство рассматривает это как сбалансированные и взаимовыгодные отношения.Мы надеемся, что со своей стороны они тоже пересмотрят свои недавние действия и вернутся на путь сотрудничества. Китайские лидеры часто цитируют известные изречения из своей литературы, и я процитирую одно из наших знаменитых американских высказываний: мы можем сделать это легким путем или трудным путем. Соединенные Штаты предпочли бы более легкий путь сотрудничества, который так выгоден для наших двух стран. Но мы готовимся к нелегкому пути.

Неофициальное искусство русских и китайских художников

Эрик Булатов, «Красный горизонт», бумага, цветной карандаш, 11 х 12.25 дюймов, 21,25 x 21,75 дюйма в рамке, Коллекция Нила К. Ректора, не для продажи

Образная диаспора
До 4 марта 2018 г.
Нью-Йоркская академия искусств
https://nyaa.edu/figurative-diaspora/

Нью-Йоркская художественная академия (NYAA) представляет произведения «неофициального искусства», созданные пятью русскими художниками советской эпохи и пятью современными китайскими художниками. Кураторы Дина Питера Дрейка и художника Марка Тэнси, «Фигуративная диаспора» станет первой выставкой, проследившей прямое художественное влияние СССР на художников Китайской Народной Республики, и обещает стать захватывающим взглядом на эволюцию изобразительного искусства. как на Востоке, так и на Западе.

«Что объединяет фотографии, так это схожесть жеста, фигуральной динамики и голоса социалистического реализма». ~ Марк Тэнси

Александр Косолапов, «Персей (Убийство Троцкого Сталиным)», 1983, холст, масло, 73,75 х 45,5 дюймов в рамке, Собрание Нила К. Ректора, не для продажи

«Исторически в Китае не было традиций масляной живописи», говорит NYAA. «Однако, начиная с 1950-х годов, молодые студенты-художники в Китае обучались советскими преподавателями искусств как в СССР, так и в Китае, как делать пропагандистские фрески Мао и идеализированные изображения социалистических рабочих.Таким образом, два поколения китайских художников прошли тщательную подготовку по принципам советского соцреализма и классической техники. Однако и в Китае, и в России некоторые художники начали использовать свое академическое образование для создания подрывных, насмешливых, политических и, в некоторых случаях, очень опасных произведений. Это считалось «неофициальным искусством»: работы, сделанные с официальным обучением, но без разрешения государства.

Лю Сядун, «Мой родной город», 2014, холст, масло, 30 x 38 дюймов, коллекция Артура Цекендорфа, не для продажи

«Соц-арт 1970-х и 1980-х годов, считавшийся ответом СССР поп-арту, использовал иконографию и пропагандистские символы Советской России, чтобы разрушить и разрушить устоявшиеся мифы, в то время как китайские художники использовали реализм, чтобы подвергнуть сомнению официальные утопические взгляды на коммунистический Китай.«Фигуративная диаспора» показывает, что фигуративное искусство, будучи несколько маргинализованным в западной системе художественного обучения, сохранялось и развивалось в Китае и России, где художественные школы и движения вырабатывали свой собственный идиосинкразический язык.

Ю Хун, «Резолюция», 2015, холст, акрил, 70,87 x 78,74 дюйма, частная коллекция, не для продажи

«В 1994 году Виталий Комар, ключевая фигура движения соц-арт, представил Марка Тэнси сообществу китайских художников. который недавно приехал в Нью-Йорк из Пекина.Как и все художники, получившие государственное образование, китайские художники были обучены безупречной технике соцреализма, и Танси был поражен как уровнем технического мастерства, так и его применением в образной идиоме. Затем Тэнси организовал неформальную выставку их картин в своей нью-йоркской студии под названием «Трансформации».

Ни Джун, «Китайское центральное телевидение в стадии строительства», 2008 г., холст, масло, 17,7 x 17,7 дюйма, 5900 долларов США 4 «Двадцать три года спустя« Фигуративная диаспора »теперь представляет картины пяти китайских художников, трое из которых участвовали в трансформации Танси. выставки (Ю Хун, Ни Цзюнь и Лю Сяодун), и двое из которых являются членами одной школы (Лу Лян и Се Дунмин).Их работы будут представлены вместе с работами пяти российских художников, десятилетиями ранее создававших «неофициальное искусство» (Эрик Булатов, Александр Косолапов, Комар и Меламид, Ирина Нахова и Олег Васильев). «Фигуративная диаспора» представит плодотворные работы обеих групп, в том числе «Персей » Косалапова («Убийство Троцкого» Сталиным) , который был центральным элементом знаковой выставки соц-арта в Новом музее в 1986 году.

«Благодаря общей советской системе обучения и взаимному опыту между китайскими художниками, получившими образование в России, и русскими художниками, которые преподавали в Китае, одна и та же изобразительная грамматика и тематические проблемы объединяют произведения искусства, созданные на разных континентах в разные десятилетия.Картина Эрика Булатова Red Horizon (1971-2000), изображающая группу офисных работников, несообразно блуждающих по пляжу к недостижимому горизонту, параллельна картине Лю Сядонга My Hometown (2014) с случайными фигурами, идущими гуськом над построенной государством плотиной.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *