Кубанские казаки женщины: Почему кубанские казачки обладают независимым нравом и свободомыслием

Содержание

Женщины-казачки: от наложницы до полноправной хозяйки | Российское агентство правовой и судебной информации

Брачные обряды и права женщин у казаков не только сильно отличались от общерусских, но и заметно изменялись в XVII-XVIII веках. В этот период роль женщин в казачьем кругу радикально эволюционировала: от абсолютного бесправия до ведущих феминистских позиций той эпохи.

О всех аспектах правовых взаимоотношений мужчин и женщин в казачьем сообществе рассказывает в шестом эпизоде своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.


Российское государство, используя казаков как своих пограничников и передовой заслон от агрессивных южных соседей, долгое время не вмешивалось в их внутренние дела и не пыталось распространить на казачьи территории свою юрисдикцию в полном объеме. У казаков сложилось свое обычное право как регулятор отношений в сообществе. Они сами определяли границы прав каждого члена Войска и защищали их всеми доступными им мерами.

Судьей в станице во всех случаях выступал атаман. Для совершения правосудия к атаману в подписные старики (в судьи) избирались на станичном кругу десять лучших казаков. В их обязанности входило: 1) в случае опасности нападения неприятеля бегать по покосам и полям со знаменами, чтобы люди бросали работу и собирались для защиты своего городка; 2) мирить ссорящихся; 3) по общим делам брать штрафы «напоем»; 4) знать очереди в нарядах на службы; 5) давать сказки (обоснования) к отставке; 6) представлять казачьему кругу виновных в преступлениях и ждать от него приговора о наказании или прощении.

Записи при рассмотрении станичных судебных дел не велись. Даже установив прочные отношения с государством казаки не обращались в столицу и по сложным судебным вопросам. От Войска были определены следователи — судьи, именовавшиеся заказчиками. Они обслуживали по пять и более станиц, а также устанавливали границы юртов.

Главное Войско для рассмотрения дел станиц и распределения казаков по службам собиралось в мае. Для этого атаман со всеми старшинами Войска выезжал из столицы к окрестным возвышенным местам, поскольку они не затоплялись в это время весенними разливами Дона. Там разбивался большой лагерь и вершился суд.

На круг прибывали челобитчики от станиц с просьбами о «поновлении» (изменении, утверждении) спорных границ между станицами. В одних случаях разбирательство с выездом на место поручали кому-то из старшин, а в других — стремились склонить тяжущиеся стороны к признанию «общей правды». Последнее чаще всего выглядело как согласие спорящих с мнением какого-нибудь почтенного старика-казака, который давал клятву и был готов в качестве старожила по памяти точно указать старинную межу.

Сюда же приезжали и выступали перед кругом частные челобитчики. Было принято заслушивать всех обратившихся просителей и не оставлять без рассмотрения ни одной просьбы. Круг считал своей строгой обязанностью последовательно защищать права казаков.

В условиях отсутствия на Дону церкви и священнослужителей (практически до начала XVIII в. ) круг брал на себя и решения по гражданским вопросам, осуществлял и регулирование брачных отношений. До середины XVII в. большая часть казаков вела безбрачную жизнь. В городке часто насчитывалось всего не более двух-трех женатых казаков.

Постепенно, с увеличением населения и усилением личной безопасности, появилась возможность обзаводиться семьей. Первоначально казаки приводили в дом супругу из числа захваченных пленниц, часто это были турчанки, татарки или черкешенки. Понемногу изменилось и отношение казаков к семье. В станицах появились дети.

Обряд бракосочетания значительно отличался от христианского обряда по церковному уставу. В ранний период большинство казаков ограничивалось при заключении брака одним объявлением перед своими собратьями об избранной жене.

Для этого жених и невеста приходили вместе на собрание народа на площадь или к станичной избе. Помолясь богу, кланялись они на все четыре стороны и жених, назвав невесту по имени, говорил: «Ты, будь мне жена». Невеста, поклонившись ему в ноги, отвечала также называя его по имени: «А ты, будь мне муж». После этих слов они целовали друг друга и принимали от всего собрания поздравления.

Утвержденное таким образом бракосочетание считалось законным. Этот обряд в старину являлся всеобщим. Даже после распространения церковного обряда бракосочетания донцы предварительно исполняли свой старинный обычай.

Насколько легко по обычаям казаков заключался брак, настолько же быстро брачный союз расторгался. Отправляясь в дальний поход, или под предлогом, что жена ему не нравилась, казак имел право вывести жену на круг со словами: «Вот, честная станица, была она мне хорошей женой, верной, но теперь не люба мне, кому люба, тот и бери».

Взявший отказную жену прикрывал ее полою кафтана и также говорил перед народом: «Ты, будь мне жена» и т. д. Прикрытие полою казаки считали важным символом. Это означало снятие с отказной жены бесчестие развода. Зачастую за своеобразным разводом практически сразу следовал новый брак.

Эти простые брачные обряды, тем не менее, соблюдались очень строго. Сожительство без выполнения описанного обряда порою наказывалось лишением жизни, ибо считалось у донских казаков прелюбодеянием. Измена жены отождествлялась с тягчайшим преступлением. Даже легкий флирт со стороны женщины не допускался.

Власть мужа над супругой была ничем не ограничена. Жены в своей жизни ограничивались кругом семьи и редкими знакомствами с соседками, не имея права участвовать в беседах и делах мужчин. Было принято, чтобы женщина уступала дорогу казаку и кланялась каждому старику в пояс.

В конце XVII в. с приобщением казаков к земледелию обзаведение женой становится для них обычным делом и потребностью в организации своего оседлого хозяйства. Кочевая бродячая жизнь закончилась. Создание семьи для казаков-мужчин стало престижным и общепринятым.

Поэтому в первой половине XVIII в. семейно-брачные отношения донцов претерпевают существенные изменения. Обряд бракосочетания стал совершаться прежде всего по церковному уставу. Казак теперь уже не мог развестись с женой, сказав на кругу: «Она мне не жена, а я ей не муж».

Меняется и правовое положение женщины-казачки. Со временем она из рабыни превращается в почти равноправного члена казачьего общества. Она выступает как хранительница и защитница домашнего очага, и это вполне естественно, поскольку казак большую часть своей жизни проводил вне дома.

Постепенно на Дону формируется тип женщины, берущей на себя заботу о семье, ее благополучии, энергично занимающейся хозяйством, способной защитить свой дом от любых посягательств. С годами казачки получали все больше гражданских прав. Пожилые хозяйки даже могли теперь свободно высказывается на собраниях мужчин, но этим правом они не злоупотребляли.

С развитием земледелия роль женщины в семье и в казачьей общине еще более возросла. Действительная служба казаков, походы и войны надолго отрывали казака от дома. В отсутствии мужа женщина вела сама хозяйство, обрабатывала пай, поддерживала дом и воспитывала детей.

Хотя главой семьи всегда считался отец, после его смерти все его права переходили к матери, если даже в доме жил старший сын с семьей. Таким образом, права женщины-казачки были достаточно широкими и сравнительно большими, чем права крестьянок. Один из самых главных заветов казаков гласил: «Женщину-мать защищает круг».

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 14 января

История Кубанского казачества

Происхождение и становление казачества в России

Вопрос истории казачества последние десятилетия привлекает широкое внимание ученых, историографов, политологов, органов государственной власти, а также общественности. Некогда закрытая тема у нас в стране в последнее время получила огромный всплеск. Проводятся научные конференции, издаются монографические исследования, выходит бесчисленное множество статей и публикаций. Стали доступными и труды дореволюционных историков, а также работы, изданные за рубежом представителями казачьей эмиграции. И если период расцвета казачества, его роль в истории и судьбе России в XVII — XIX веках нашли наиболее полное отражение, хотя еще и здесь предстоит много поработать в плане устранения сложившегося в советский период отрицательного стереотипа казака, то древнейший период истории казачества, его формирования, изучен в наименьшей степени.

И в русской, и в советской, и в зарубежной историографии можно выделить три подхода к определению истоков формирования казачества.
1). Часть дореволюционных исследователей, а также казаков в зарубежье возводят процесс формирования казачества к дохристианскому периоду и даже говорят, что казаки древнее этрусков, основавших Рим. В своих предположениях исследователи, отстаивающие такую точку зрения, ссылаются на данные этимологии, порой делая выводы о генетической связи казаков с тюркскими народами, населявшими Кавказ и южные степи.
2). Дворянская и советская историография связывает истоки формирования казачества с утверждением в стране крепостничества и что беглые крестьяне явились той благодатной силой, на которой и выросло казачество.

При этом совершенно не принимается во внимание тот факт, что в русских летописях казачество упоминается гораздо раньше, чем в стране возникли феодальные и крепостнические отношения.
3). Сегодня, несомненно одно, что казачество сформировалось на славянской, православной основе в IV — V веках нашей эры во время так называемого переселения народов — процесс в который были вовлечены германские, тюркские и славянские племена. Наиболее активной зоной, через которую осуществлялось движение народов, было северное Причерноморье и Южнорусские степи. К IV веку относится появление славян в Южнорусских степях. Несомненно, что под воздействием пребывающего здесь славянского населения князю Святославу удалось совершить поход в Хазарский каганат и на Тамань. Где-то к VII веку относится принятие христианства казаками, задолго до официального крещения Руси. В последствии присутствие славянского населения на этих территориях обусловило создание Тмутараканского княжества, входившего в состав славянской Руси.
В дальнейший период Южнорусское славянство оторванное от митрополии, являясь коренным народом этой территории, переживало набеги кочевников, как половцев, так и татар. Выполняя военные функции в Золотой орде, казачество никогда не порывало с православием, что определило необходимость создания славянской епархии для удовлетворения духовных нужд славянского населения. Борьба за выживание во враждебном окружении разобщенного славянского населения определила необходимость формирования войсковой структуры как формы существования народа, с выборным лидером.

Несомненным является тот факт, что казачье население и войско, как форма его бытия включали в себя и неславянские народы и элементы, и это определило формирование термина — казак. Однако, в силу того, что жизнь казачьих общин, а затем и войска строилась по заповедям Господним, требовалась готовность каждого прийти на выручку ближнего, а иногда и пожертвовать своей жизнью, а это требовало от всех, в том числе и от вновь прибывших к какой бы этнической группе они не относились, принятия православия. Это было не только залогом единства, сплоченности, взаимовыручки и героизма, но и душевного спасения всех членов сообщества.

Изначально формировалось две ветви казачества, которые впоследствии оформились в Донскую и Запорожскую в зависимости от того, в сферу интересов каких государств они попадали, хотя и сами казаки находились иногда вне государственных территорий.

Возникновение Крымского ханства после распада Золотой орды, усиление Османской империи, захват Константинополя в середине XV века создало реальную угрозу христианским славянским государствам. Но завоевательские походы и набеги турок и Крымских татар встречали на своем пути казаков, которые, по сути являлись живой изгородью и для России и для Польши. Казаки прикрывали собой русское и украинское население. Именно с этого времени в Европейских государствах и России стало широко известно о казаках.

Московские князья и цари, как и правители Польши, в состав которой входила Украина в своей борьбе с исламскими завоевателями стремились опереться на казаков, выплачивая им жалование порохом и провиантом. И запорожское и донское казачество, создавая собой угрозу османской цивилизации, ведя непрестанную борьбу за свои исконные земли (а казаки здесь старожильческое население) находились вне государственной территории. Поэтому деловые связи Московское царство и Речь Посполитая с казаками вели через посольский приказ. На фоне начавшегося процесса закабаления крестьян наличие такого свободолюбивого центра, каким являлись Запорожская сечь и земли Донского казачества было притягательным для тех крепостных, кто стремился вырваться из неволи. Именно поэтому начался процесс пополнения казачества беглыми элементами. Но к этому времени казачество сформировалось и структурно и духовно, со своими жизненными принципами, войсковым бытом, элементами культуры и психологии. В связи с чем, сколько бы беглых не приходило в войско, они растворялись в нем, утрачивая все, что было и приобретая качества казака. Так сформировался тип казака, генетический тип, поглощающий в себе пришельцев, какого бы вероисповедания они не были.

С середины XVII века можно говорить о постоянных контактах казачества с государством и перехода казачества на службу. Но это не исключало того, что казачество, запорожское или донское, не проводило своей политики в отношении соседних народов. Зачастую действия казаков шли в разрез с политикой Российского государства.

В наибольшей степени процесс включения казачьих войск в состав государственной территории России и переход их на государственную службу связан с деятельностью Петра Великого. С 1722 года казачьими вопросами ведала не коллегия иностранных дел, как это было прежде, а военная коллегия. Петр I стремился подчинить государственной власти все и вся, в том числе и Русскую православную церковь. Он не мог допустить существования своевольного и необузданного казачества. Тем более что казачьи земли были уже включены в состав Российской империи.

Ликвидация казачьих вольностей, передача казачьих земель на протяжении XVIII века вызывали постоянное движение крестьянства, застрельщиком которого было казачество.

Государство было заинтересовано в использовании военного опыта казаков, накопленного столетиями и так недостающего России. Казачьи войска всегда выставляли воинский контингент, отличающийся особой выносливостью, храбростью и напористостью в достижении победы над противником, нередко превосходящим казаков по численности. Казачьи полки формировались по территориальному признаку, а это играло очень важную роль в достижении сплоченности и храбрости воинов.

Свои отношения с казаками государство строило по принципу военно-ленной системы. Государство, владея землей наделяло землями казачьи войска при условии несения ими воинской службы. Земля для казака и казачьей семьи была решающим фактором. Причем неважно на каком историческом этапе находилось хозяйство казака (естественные промыслы, такие как охота и рыболовство или же сельскохозяйственное производство). Войсковые земли представляли для казаков среду обитания.

Российская империя, как и другие государства, расширяла свои владения. Начиная с XVIII века государство, понимая роль и значимость казачества в обеспечении безопасности границ России, активно привлекает казачество к хозяйственному освоению новых территорий. Начинается процесс формирования новых казачьих войск за счет расселения существующих. Этот процесс длился более 100 лет. Постоянные переселения казаков, осуществляемые государством, привели к тому, что ни одно поколение не проживало на своей территории более 25 лет. Так возникло Волжское войско, впоследствии переселившееся на Кавказ. Терское семейное войско, Астраханское войско, Черноморское, Оренбургское, Сибирское, Амурское войска также были следствием государственной политики расселения казаков по рубежам. Параллельно этому шел процесс вольнонародной колонизации земель, переданных казакам.

Начиная с XVII века, т.е. с создания централизованного Русского государства, в России проводилась политика, направленная на создание обособленности каждой социальной группы, по отношению друг к другу. Наиболее ярко это выразилось в XVIII веке. Все русское общество делилось на сословия. Казачество в этом случае не стало исключением, хотя если говорить о культурно-этнических процессах, то с самого начала и до разгрома в нем проходили одновременно два процесса, определивших казачество как единственный и уникальный феномен в истории. С одной стороны, государство всячески насаждало казачеству сословность, определяло его как служивое сословие, все более и более выпячивая этот фактор. Это давало государству возможность вмешиваться в жизнь казачьих войск, переселять и упразднять их. С другой стороны, столь же сильными были этнические процессы и обособление культурной сферы, которая формировалась под влиянием соседних народов. Так формировались обычаи, право, костюмы, культура и самосознание казаков. Поэтому, пройдя через горнило испытаний в начале ХХ века, казачество сохранилось именно как этнос.

В наибольшей степени этнические процессы происходили в Донском, Кубанском и Терском казачьих войсках, каждое из которых отличалось своей неповторимой культурой и самобытностью. Особенно выделялись Кубанское и Терское войска (так называемые кавказские). Их культура развивалась под влиянием донского и запорожского казачества, а также под большим влиянием культуры соседних горских народов. К началу ХХ века эти войска представляли собой действительные этнические группы, причем замкнутые, поскольку притока в войска посторонних людей извне уже не было, и представляли собой неотъемлемую часть Северо-Кавказской цивилизации.

Формирование и развитие Кубанского казачьего войска

Кубанское казачество, как самостоятельная этносоциальная единица (субэтнос), сформировалась во второй половине XIX в. Формальной датой возникновения этого субэтноса можно считать 19 ноября 1860 г., время образования Кубанского казачьего войска. Следует отметить, что первоначально название «кубанские казаки» применялось к различным группам казаков (к примеру, некрасовцев), оседавших на Кубани в конце XVII – начале XVIII вв., но самоназванием еще не являлось.

Кубанское казачество – полиэтнично в своей основе. На Кубани в качестве исходных этноопределяющих начал выступили два компонента – русский и украинский, причем в своеобразной организационной форме казачьих войск. Поэтому целесообразно проанализировать их историю раздельно.

В начальный период русско-турецкой войны 1787–1791 гг. под покровительством князя Г.А. Потемкина было сформировано Черноморское казачье войско. Первоначально оно комплектовалось в форме волонтерных команд из казаков, служивших ранее в Запорожской Сечи. Но, в связи с малочисленностью бывших запорожцев, доступ в войско уже с октября 1787 г. получили представители разных социальных слоев российского общества.

В 1792–1794 гг. Черноморское казачье войско было переселено на Правобережную Кубань. И именно с этого момента принято считать время начала освоения казаками кубанских земель. Однако численность войска оказалась недостаточной для охраны границы и экономического освоения данного региона. Поэтому российское правительство организовало трехэтапное переселение на Кубань украинских крестьян (более 100 тысяч человек) из Полтавской, Черниговской и Харьковской губерний.

Вторая ветвь – это складывание русской этнографической группы в форме Кавказского линейного казачьего войска. В 1794 году, переселённые на Кубань донские казаки основали несколько станиц вверх по реке Кубани от Усть-Лабинской крепости и составили собой Кубанский казачий полк. В 1801–1804 гг. ряд казачьих станиц на Кубани основали казаки Екатеринославского казачьего войска, образовав, таким образом, Кавказский казачий полк. А в 1825 г. на Кубанскую линию были переселены казаки Хоперского казачьего полка. Далее, Высочайшим приказом от 25 июня 1832 г. шесть линейных полков и три казачьих войска были объединены в Кавказское линейное казачье войско.

Указом Императора Александра II 8 февраля 1860 г. правое крыло Кавказской линии было преобразовано в Кубанскую область, а левое 19 ноября 1860 г. – в Терскую область.

Черноморскому казачьему войску было повелено называться Кубанским казачьим войском. В его состав, помимо черноморцев, вошли первые шесть бригад Кавказского линейного казачьего войска. Остальные бригады составили Терское казачье войско.

С этого момента начинается отсчет времени существования Кубанского казачьего войска именно с даты его основания.

Однако, старшинство Кубанского казачьего войска принято считать по старшинству самого старейшего из полков, входивших в Кавказское линейное казачье войско – Хоперского, а именно с 1696 года.

Таким образом существует три даты старшинства формирования Кубанского казачьего войска: 1696 год – по старшинству Хоперского казачьего полка Кавказского линейного казачьего войска, вошедшего позже в Кубанское казачье войско; 1792 год – с момента переселения на Кубань черноморских казаков; 1860 год – с момента объединения Черноморского казачьего войска и некоторых частей Кавказского линейного казачьего войска и образования Кубанского казачьего войска.

Перед объединением численность Черноморского казачьего войска составляла около 180 тысяч человек. От Кавказского линейного казачьего войска в Кубанское казачье войско вошло почти 100 тысяч человек. Согласно годовому отчету за 1862 г. в Кубанском казачьем войске числилось 195636 мужчин и 189814 женщин.

К 1 июля 1914 г. население войска составило уже 1298088 человек (644787 мужчин и 635351 женщин).

Казачество активно участвовало во всех войнах России XVIII — XIX веков. Особую популярность ему снискали войны, направленные на защиту христианства и православия, которые вела Россия в Европе и на Кавказе. Память о доблести казаков до сих пор жива у народов, защищенных казаками. В этих войнах казачество проявило себя как защитник христианства и православия, только теперь уже не самостоятельно, а от имени Российской Империи.

Порядок прохождения воинской службы первоначально не регламентировался какими-либо законодательными актами. Служба не ограничивалась определенным числом лет. Срок действительной кордонной службы был установлен в один год, затем полагались два года льготы. В 1818 г. установлен определенный срок службы – 25 лет. В 1856 г. приказом военного министра установлены новые сроки службы: офицеры – 22 года, казаки – 25 лет (22 года полевой службы и 3 – внутренней). С 1864 г. срок полевой службы равнялся 15 годам, внутренней – 7 годам.

В 1882 г. принято Положение о военной службе. Служилый состав войска разделен на три разряда: приготовительный, строевой, запасный. В приготовительном казаки числились 3 года (с 18 по 21 год). В строевом – 12 лет (с 21 до 33 лет). В запасном разряде казаки находились 5 лет (с 33 до 38 лет). После этого казаки выходили в отставку и освобождались от отбытия воинской повинности.

В результате объединения двух войск, в войсковом составе Кубанского казачьего войска за 1861 г. значилось: частей – 42, генералов – 47, штаб-офицеров – 84, обер-офицеров – 652, унтер-офицеров и урядников – 2460, рядовых казаков – 32071.

По положению о воинской повинности Кубанского казачьего войска 1870 г. его состав в мирное время выглядел так: 2 лейб-гвардейских кубанских казачьих эскадрона Собственного Его Императорского Величества конвоя, 10 конных полков, 2 пеших пластунских батальона, 5 конно-артиллерийских батарей, конный дивизион в Варшаве и учебный дивизион. Полки получили названия: Таманский, Полтавский, Екатеринодарский, Уманский, Урупский, Лабинский, Хоперский, Кубанский, Кавказский, Ейский.

Общий военный состав нижних чинов был определен в 36000 человек.

В мае 1889 г. в войске сформировали 1-й Черноморский полк.

В 1860–1864 гг. действия кубанских казаков в составе отдельных отрядов войск Кубанской области сыграли важную роль в завершении многолетней Кавказской войны. Во время волнений в Польше в 1863–1864 гг. кубанцы участвовали в боевых действиях против повстанцев. Нелегкую службу несли казаки и на границах с Турцией и Ираном. Значительные силы Кубанское казачье войско выставило в годы русско-турецкой войны 1877–1878 гг. : 25 конных полков, 12 пеших пластунских батальонов, 5 конно-артиллерийских батарей и 2 сотни императорского конвоя. Один конный полк и две сотни пластунов были отправлены на Балканы, 14 полков, один пластунский батальон и четыре батареи – на Кавказско-Малоазиатский театр военных действий, остальные находились в пределах Кубанской области и Черноморской губернии.

В 70-80-е гг. XIX в. кубанцы приняли участие в ряде среднеазиатских походов. В 1879 г. отдельные сотни 1-го Таманского, 1-го Полтавского и Лабинского конных полков в составе Закаспийского отряда участвовали в походе в Ахал-Текинский оазис.

Три сотни Кавказского полка в составе Мургабского отряда участвовали в боях с афганцами на берегах р. Кушки.

Для участия в русско-японской войне 1904–1905 гг. в Кубанском казачьем войске мобилизовали 1-й Екатеринодарский, 1-й Уманский полки, шесть второочередных пластунских батальонов и 1-ю Кубанскую казачью батарею. Несмотря на то, что казаки прибыли на театр военных действий в заключительный период войны, они участвовали в ряде операций и их безвозвратные потери за три с небольшим месяца составили 116 человек.

В начале Первой мировой войны Кубанское казачье войско выставило 33 конных полка, 18 пластунских батальонов,5 конных батарей, 32 особых конных сотни и две сотни Варшавского дивизиона (примерно 48,5 тысяч человек). Всего за годы Великой войны было мобилизовано чуть более 106 тысяч кубанских казаков.

Во второй половине XIX и начале XX веков Кубанское казачье войско пребывало в зените своей славы, в своем расцвете. Жизнь войска вошла в стабильное русло. Войско владело огромными земельными наделами, имело управление отличное от управления других губерний России, имело и самобытное местное самоуправление.

Кубанское казачье войско управлялось наказным атаманом, назначаемым императором, который являлся одновременно и начальником Кубанской области.

С 1888 года Кубанская область была разделена на 7 отделов, во главе которых стояли атаманы, назначаемые наказным атаманом. Во главе станиц и хуторов стояли выборные атаманы, утверждавшиеся атаманами отделов. До 1870 года исполнительную власть в кубанских станицах осуществляло станичное правление, состоявшее из атамана и двух избранных судей. С 1870 года суд стал независимым и отделен от правления, в которое входили атаман, его помощник, писарь и казначей. Важнейшей функцией казачьей общины была земельно-распределительная. Земельная площадь Кубанского казачьего войска составляла свыше 6 миллионов десятин, из которых 5,2 миллионов принадлежало станицам. Остальные земли находились в войсковом запасе и в собственности казачьих офицеров и чиновников.

Общины наделяли казаков землей с 17 лет из расчета 16 – 30 десятин на 1 мужскую душу. Для равноправного пользования землей станичные земли периодически подвергались переделу. С естественным ростом казачьего населения паевой надел кубанского казака постепенно сокращался. В 1860-е годы он составлял в среднем 23 десятины, а в 1917 г. – всего 7,6 десятин.

В 1917 году Кубанское казачье войско насчитывало 262 станицы и 246 хуторов, в которых проживало 215311 казачьих семей, что составляло 52,3% всех хозяйств в сельской местности. Занимаясь земледелием, казачьи хозяйства лучше других категорий населения были оснащены сельскохозяйственной техникой.

Включенное в систему общероссийской юрисдикции, кубанское казачество сохранило присущие ему демократичность и самобытную традиционную культуру, отличную от других.

Довольно высоким для начала XX века у кубанских казаков был и уровень грамотности — более 50 %. Первые школы появились на Кубани уже в конце XVIII века. В 1860-х гг. в Кубанском казачьем войске была всего одна войсковая мужская гимназия и 30 начальных училищ. Через 10 лет в станицах было уже 170 школ. В начале XX в. до 30 войсковых стипендиатов ежегодно обучались в лучших ВУЗах страны.

С 1863 г. стала выходить газета «Кубанские войсковые ведомости» — первое на Кубани периодическое издание, с 1865 г. появились общественные войсковые библиотеки, в 1879 г. был создан Кубанский войсковой краеведческий музей, с 1811 по 1917 гг. работали войсковые певческие и музыкантские хоры, исполнявшие классические, духовные и народные произведения.

Кубанские казаки были глубоко верующими людьми. Первая на Кубани Покровская церковь была построена на Тамани еще в конце XVIII в. В 1801 г. в Екатеринодаре был воздвигнут пятиглавый Войсковой Собор. В начале XX в. на территории войска было уже 363 церкви, 5 мужских и 3 женских монастыря, а также один скит.

Кубанское казачество в годы советской власти (Гражданская война, годы репрессий, эмиграция)

К началу XX века в России существовало 11 казачьих войск общей численностью 4,5 млн. человек. Наиболее крупными из них были Донское, Кубанское и Терское войска.

Но политические события, последовавшие после революции 1917 года, почти перечеркнули все, что делало казачество для страны в предыдущие столетия. 24 января 1919 года была принята директива о беспощадной борьбе с казаками. И долгие годы из истории искоренялись даже напоминания о казаках-защитниках, их воинских подвигах и славе.

После Февральской революции 1917 г. на Кубани сложилась политическая ситуация, отличная от общероссийской. Вслед за назначенным из Петрограда комиссаром Временного правительства К. Л. Бардижем и возникшим 16 апреля Кубанским областным Советом, Кубанская войсковая Рада на своем I съезде провозгласила себя и войсковое правительство высшими органами управления войска. Сложившееся таким образом «троевластие» просуществовало до 4 июля, когда Рада объявила Совет распущенным, после чего К. Л. Бардиж всю полноту власти в области передал войсковому правительству.

Опережая развитие событий в Петрограде, заседавшая в конце сентября-начале октября II-я краевая Рада провозгласила себя верховным органом не только войска, но и всего Кубанского края, приняв свою конституцию — «Временные положения о высших органах власти в Кубанском крае». После того, как одновременно начавшиеся 1 ноября 1-я сессия Законодательной Рады и часть 1-го областного съезда иногородних объединились, они заявили о непризнании власти Совнаркома и на паритетных началах сформировали Законодательную Раду и краевое правительство. Председателем Рады стал Н.С. Рябовол, председателем правительства вместо избранного атаманом Кубанского казачьего войска А. П. Филимонова стал Л. Л. Быч.

8 января 1918 г. Кубань была провозглашена самостоятельной республикой, входящей в состав России на федеративных началах.

Выдвинув лозунг «борьбы с диктатурой слева и справа» (то есть с большевизмом и угрозой реставрации монархии), кубанское правительство пыталось найти свой, третий путь в революции и гражданской междоусобице. За 3 года на Кубани у власти сменилось четыре атамана (А. П. Филимонов, Н. М. Успенский, Н. А. Букретов, В. Н. Иванис), 5 председателей правительства (А. П. Филимонов, Л. Л. Быч, Ф. С. Сушков, П. И. Курганский, В. Н. Иванис). Еще чаще менялись составы правительства — в общей сложности 9 раз. Столь частая смена правительства во многом была следствием внутренних противоречий между черноморским и линейным казачеством Кубани. Первое, экономически и политически более сильное, стояло на федералистских (так называемых «самостийных») позициях, тяготея к Украине. Его наиболее видными представителями были К. Л. Бардиж, Н. С. Рябовол, Л. Л. Быч. Второе политическое направление, представленное атаманом А. П. Филимоновым, традиционно для русскоязычных линейцев ориентировалось на единую и неделимую Россию.

Тем временем состоявшийся 14-18 февраля 1918 г. в Армавире I съезд Советов Кубанской области провозгласил Советскую власть на всей территории области и избрал исполком во главе с Я. В. Полуяном. 14 марта Екатеринодар был взят красными войсками под командованием И. Л. Сорокина. Покинувшая столицу края Рада и ее вооруженные силы под командованием В. Л. Покровского объединились с Добровольческой армией генерала Л. Г. Корнилова, выступившей в свой первый Кубанский («Ледяной») поход. Основная часть кубанских казаков не поддержала Корнилова, погибшего 13 апреля под Екатеринодаром. Однако полугодовой период пребывания на Кубани советской власти (с марта по август) изменил отношение к ней со стороны казаков. В результате, 17 августа в ходе второго Кубанского похода Добровольческая армия под командованием генерала А. И. Деникина заняла Екатеринодар. В конце 1918 г. она на 2/3 состояла из кубанских казаков. Однако часть из них продолжала сражаться в рядах Таманской и Северо-Кавказской красных армий, отступивших с Кубани.

После возвращения в Екатеринодар, Рада приступила к решению вопросов государственного устройства края. 23 февраля 1919 г. на заседании Законодательной Рады был утвержден 3-х полосный сине-малиново-зеленый флаг Кубани, исполнен краевой гимн «Ты, Кубань, ты — наша Родина». Накануне в Париж на Версальскую мирную конференцию была послана делегация Рады во главе с Л. Л. Бычем. Идея кубанской государственности вступила в конфликт с лозунгом генерала Деникина о великой, единой, неделимой России. Председателю Рады Н. С. Рябоволу это противостояние стоило жизни. В июне 1919 года он был застрелен в Ростове-на-Дону деникинским офицером.

В ответ на это убийство с фронта началось повальное дезертирство кубанских казаков, в результате которого в Вооруженных силах юга России их осталось не более 15%. На парижский дипломатический демарш Рады Деникин ответил ее разгоном и повешением полкового священника А. И. Кулабухова. События ноября 1919 г., названные современниками «Кубанским действом», отразили трагедию судьбы кубанского казачества, выраженную фразой «свой среди чужих, чужой среди своих». Это выражение может быть отнесено и на счет кубанских казаков, воевавших на стороне красных.

Взятие Екатеринодара частями Красной армии 17 марта 1920 года, эвакуация остатков деникинской армии из Новороссийска в Крым и капитуляция 2-4 мая под Адлером 60-тысячной Кубанской армии не привели к восстановлению гражданского мира на Кубани. Летом 1920 года развернулось повстанческое движение казачества против советской власти в Закубанье и приазовских плавнях. 14 августа в районе станицы Приморско-Ахтарской высадился десант врангелевских войск под командованием генерала С. Г. Улагая, закончившийся провалом.

Тем не менее, вооруженная борьба кубанского казачества в рядах бело-зеленого движения продолжалась вплоть до середины 20-х годов. Из 20 тысяч эмигрировавших кубанских казаков более 10 тысяч осталось за границей навсегда.

Кубань дорогой ценой заплатила за установление советской власти. Из меморандума Краевой Рады известно, что только за весну-осень 1918 года здесь погибло 24 тысячи человек. Советские источники дают не менее устрашающую картину белого террора.

Тем не менее, в 1918 г. — начале 1920 г. краю удалось избежать негативного воздействия политики военного коммунизма и расказачивания, так как с осени 1918 года и до весны 1920 года Кубань находилась в тылу деникинской армии. В совокупности с мощным сельскохозяйственным потенциалом, наличием портов, это создало, сравнительно с другими регионами России, более благоприятные условия для экономического развития. То же можно сказать и о положении дел в сфере культуры и просвещения. В годы гражданской войны Екатеринодар стал одной из малых литературных столиц России. 

Основная масса кубанских казаков оказалась в эмиграции в результате крымской эвакуации в ноябре 1920 г. Большинство из них разместились первоначально на о. Лемнос в Эгейском море. Здесь после ожесточенных споров в декабре 1920 года на пост атамана Кубанского казачьего войска (вместо сложившего с себя полномочия генерала Н.А. Букретова) был избран генерал-майор В.Г. Науменко, находившийся в это время в Югославии. В выборах принимали участие члены Кубанской краевой рады и выборные от войсковых частей.

К весне 1921 года усилия генерала Врангеля и казачьих атаманов по вывозу казаков эмигрантов в страны Балканского полуострова увенчались успехом. С мая по сентябрь 1921 года они были перевезены в Сербию и Болгарию. Около 25 % казаков вернулись в Россию. Небольшая часть кубанцев осели в Греции и Турции.

Некоторое количество выходцев с Кубани оказались в эмиграции другими путями. Более 2 тысяч кубанцев во время подавления кронштадского мятежа ушли вместе с восставшими в Финляндию. Другие — оказались за границей в результате эвакуации с черноморского побережья Кавказа, переходе советско-польской и советско-грузинской границ.

Многие казаки-эмигранты первоначально находились в военных лагерях или лагерях для интернированных лиц. Но уходя на «собственные хлеба», казаки старались не терять связи друг с другом. Та часть казачества, которая осталась в рядах своих воинских подразделений, даже после перехода их на беженское положение, старалась найти такую работу, где могли бы работать все воинские чины данной части. В составе своих частей казаки работали в Югославии на прокладке шоссейных и железных дорог, строительстве мостов, в Болгарии — на угольных шахтах. Отдельные казачьи подразделения в полном своем составе устраивались на заводы и фабрики во Франции. Жить пытались компактно. Питание во многих частях было «котловое» (общее, с одного котла). На довольствии стояли не только воинские чины, но и их жены и дети. При частях создавались кассы взаимопомощи. Кроме того, более 300 кубанцев, разместившихся в Югославии, несли пограничную службу на границе с Албанией. За годы гражданской войны и эмиграции многие казаки настолько сблизились со своей частью и сослуживцами, что даже покинув по каким-либо причинам подразделение, старались по мере возможности поддерживать с ними хоть какую-нибудь связь.

Укрепляли связи между собой и казаки, порвавшие с армией. Бывшие станичники и однополчане вели переписку. В местах компактного проживания казаки создавали станицы и хутора, которые способствовали их общению, взаимопомощи и сохранению казачьих обычаев, обрядов и культуры вдалеке от Родины. Чаще это были общеказачьи объединения, включавшие представителей разных казачьих войск. В местах своего наибольшего сосредоточения кубанцы образовывали свои отдельные станицы и хутора.

Кроме того, кубанские станицы, согласно постановлению Кубанской рады, могли включать в себя всех жителей Кубани — как казаков, так и не казаков. Иногда станицы и хутора образовывались по профессиональному признаку. Таковы различные объединения казаков-студентов. Например, общеказачья студенческая станица в Праге или казачий студенческий хутор при Софийской станице.

Привычка к сельскому и вообще тяжелому физическому труду способствовали относительно безболезненной адаптации казаков за рубежом. Они охотно брались за любую работу и выполняли ее так, что в некоторых отраслях сельского хозяйства казаки высоко ценились во многих странах. В частности, безработных среди Кубанцев в 1923 году было всего 23 %.

За границей были и представители казачьей интеллигенции. Многие казаки в эмиграции стремились получить или завершить свое образование. Центрами казачьей интеллигенции были Белград, Варшава, Париж, Прага и София. Особое место в этом отношении занимала Прага, где были созданы: Общество изучения казачества, Общество кубанских журналистов и писателей, Общество кубанцев и многие др. В частности, Общество кубанцев при содействии чехословацкого правительства оказывало поддержку, в том числе и материальную, многим казакам, желавшим закончить высшие и средние учебные заведения. Благодаря его поддержке около 300 казаков получили дипломы инженеров, врачей, экономистов и др. Среди казаков-эмигрантов было немало писателей, поэтов, художников, скульпторов, актеров, ученых и многих других деятелей культуры и науки, внесших свой вклад в культуру зарубежных стран и российской эмиграции.

Часть казаков-эмигрантов в надежде на возрождение Российской империи приняла участие во Второй мировой войне на стороне фашистской Германии, что является одной из самых печальных и «черных» страниц в истории кубанского казачества. В составе фашистских войск создавались даже отдельные части, целиком состоявшие из казаков. Во главе этих частей стояли как немецкие, так и казачьи генералы (П.Н. Краснов, А.Г. Шкуро и др.), которые впоследствии были казнены и даже после распада СССР признаны не подлежащими реабилитации.

После окончания войны часть казаков была выдана союзниками советскому правительству.

В послевоенный период времени новым и основным центром расселения казаков-эмигрантов стали США, где до сих пор во главе со своим атаманом существует так называемое «Кубанское казачье войско за рубежом», состоящее из потомков кубанских казаков.

В тоже время, немалая часть казаков, приняла советскую власть и осталась на Родине.

Кубанские казаки приняли активное участие в Великой Отечественной войне, отважно сражаясь в рядах Красной армии, в составе которой также были регулярные казачьи соединения.

Одним из ярчайших примеров тому служит подвиг казаков 17-го казачьего кавалерийского корпуса под станицей Кущевской Краснодарского края, которые верхом на лошадях отразили крупнейшую танковую атаку противника. Этот подвиг вошел в историю как знаменитая «Кущевская атака», за которую 17-й казачий кавалерийский корпус, сформированный из кубанских и донских казаков-добровольцев, был переименован в 4-й Гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус.

По окончанию войны кубанские казаки в числе отдельных казачьих воинских подразделений приняли участие в Параде Победы на Красной площади в июне 1945 года.

Но даже несмотря на то, что особыми указами руководства страны кубанским и терским казакам во времена Великой отечественной войны даже разрешалось носить традиционную казачью форму одежды (черкеску), все подобные казачьи воинские соединения входили в состав Красной армии и подчинялись командованию армии, а соответственно и руководству Советского союза.

Само же Кубанское казачье войско с 1920 года на территории Кубани прекратило свое существование. Также с этого времени утратило свое значение понятие «атаман». Атаманов на Кубани вплоть до 1990 года больше не было, как не было и самого войска.

Жизнь и быт казаков растворились в общесоветской среде. Казачьи традиции, обычаи, традиционная казачья культура, фольклор, казачий уклад жизни, традиции казачьего самоуправления и неразрывная связь с православием в основном утаивались «казачьими сторожилами» и не передавались подрастающему поколению из-за опасений за свое собственное будущее, в связи с чем в настоящее время в большей части безвозвратно утрачены.

Образ кубанского казака, известный советскому человеку в частности из кинофильма «Кубанские казаки», был сильно стилизован и подстроен под идеологию советского времени, в связи с чем, во многом не соответствовал исконному кубанскому казачеству, смыслом жизни которого испокон веков было служение Отечеству и Святой Православной вере.

Роль женщин в процессах мирного взаимодействия казаков и горцев Северного Кавказа в ХVIII–XIX вв.

 

Цыбульникова Анастасия Александровна
старший преподаватель кафедры
регионоведения и специальных исторических дисциплин
Армавирского государственного педагогического университета

 

Продолжительное время, соседствуя и взаимодействуя с кавказскими народами, казачество впитывало в свою культуру и быт новые черты, одновременно передавая часть своих горцам. По особому это взаимовоздействие проявилось в сфере женских интересов, а также в их судьбах.

 Так, за исследуемый период произошло изменение хозяйственных обязанностей казачек под влиянием сельскохозяйственных и животноводческих традиций черкесов. Например, в это время велся взаимообмен посевными культурами – именно под влиянием горцев на Кубани стали широко использовать кукурузу, выращивать фасоль и горох. Это, в свою очередь, изменило традиционную кухню казачества. Женщины стали готовить кабачковую икру, мамалыгу, острые соусы, начали делать сыры, закваску для которых покупали или выменивали у адыгейцев [1]. Казаками перенимались традиции садоводства (адыги выращивали прекрасные сорта яблок, груш, винограда, которые были приспособлены к местным природным и климатическим условиям),  в станицах появились горские породы животных (коней, неприхотливых грубошерстных овец и т.д.). В то же время отдельные черкесские племена, переходящие к прочному оседлому образу жизни, стали выращивать завезенные переселенцами пшеницу, ячмень, овес и т.д. Многие кавказцы плуги и косы покупали у казаков [2]. Так, ногайцы – соседи линейных казаков – уже в начале XIX в. стали переходить к оседлому образу жизни, заимствовав у адыгов тип жилых и хозяйственных построек, а у казаков – посевные культуры (пшеницу, ячмень и овес) [3].  Под влиянием казачьей культуры в горской традиционной кухне появились подсолнечное масло, квашенная капуста, свекла; кавказские женщины даже научились готовить борщ [4].

Вместе с возникновением российско-горских меновых дворов (первый меновый двор учрежден в г. Екатеринодаре уже в 1794 г. [5])  в обиход казачек вошли различные черкесские товары, ремесленные изделия [6]. Причем потребность в обмене с обеих сторон была так велика [7], что нередко торговля выходила за рамки отведенных для этого мест. Так, в 1827 г. была зафиксирована «переписка о незаконной продаже соли, железа и пороха казаками Кубанского казачьего полка жителям закубанской местности» [8]. П.П. Короленко отмечает, что уже «в первые годы прибытия казаков на Кубань черкесы снабжали их хлебом, скотом, лесом и другими предметами местного производства, даже оружие давали; взамен же всего этого получали от черноморцев соль, которой во всей черкесской стороне не было» [9].  Большим   спросом пользовались у казаков привозимые черкесами звериные шкуры и туши диких кабанов и свиней. Одним из важных продуктов обмена являлись вытканные казачками холсты [10]. В свою очередь горцы привозили для женщин в станицы на обмен корень марены (естественный краситель) и лист кустарника желтинника (для дубления) [11]. Торговые отношения периодически прекращались под воздействием военных событий на Линиях, но в целом был характерен рост заинтересованности обеих сторон в расширении торговли. Кроме того, именно она способствовала сохранению мирных отношений с частью горцев [12].  

Более близкое знакомство с горской культурой раздвигало рамки представлений казачек о кавказских народах, их традициях и мировоззрении. Отношение к горцам  меняется и благодаря появлению в станицах черкесских детей, которые попадали к казакам после взятия аулов [13]. Эти дети не просто росли в казачьей среде и в процессе этого «оказачивались», вырастая, они обзаводились семьями здесь же, в станицах, внося тем самым горскую кровь в общий казачий генофонд. В ст-це Ильской Секлетея Моисеевна Кийко вышла замуж за выросшего в этой станице черкеса Ивана Кучму (по воспитателю Никифору Кучме). У них родилось семеро детей. По словам одной из жительниц хут. Карского Ульяны Талановской, в ст-це Ильской у казака Дубовина воспитывалась девочка-черкешенка, которая впоследствии вышла замуж за Василия Семиниенко. По-русски ее называли Марией [14].

О мальчике Егоре «из военопленных туземцев», взятом на воспитание казачкою станицы Чамлыкской Дарьею Поляковой, сообщают «Кубанские войсковые ведомости» [15].

Если девочка-горянка была аристократического происхождения, то ее могла взять на воспитание и семья пленившего ее офицера-дворянина. Например, Рафаэль Скасси, путешествовавший по Кавказу в начале XIX в., упоминает о том, что жена генерала Бухгольца была «урожденной черкесской княжной: она была захвачена в плен при взятии Анапы графом Гудовичем и была воспитана графом Коковским» [16]. Подобное невольное родство меняло отношение женщин и ко взрослому черкесскому населению.

Известны случаи, когда в станицы после многолетнего плена возвращались очеркесившиеся дети казаков. Попав в горы в совсем маленьком возрасте, они воспринимали горский менталитет, становились мусульманами, зачастую абсолютно  не знали русского языка,  но найдя родственников-казаков, оставались в станицах и вносили горский колорит в традиционный казачий быт. Перевоспитанием таких казачат занимались в первую очередь их матери или усыновившие их женщины.  В 1840 г. казачка ст-цы Екатеринодарской Анна Шевченко узнала по родственным чертам и ожогу на ноге в бежавшем из гор черкесе Мустафе своего сына Лаврентия. Он еще маленьким ребенком попал в горы и мог лишь догадываться, что на самом деле был из казачьей семьи  [17].

Новые культурные особенности в жизнь казачек Кубани вносили и черкешенки, добровольно или по вине обстоятельств вступавшие в браки с казаками.

Отдельные исторические источники указывают на то, что российско-кавказские брачные связи стали устанавливаться еще в Киевской Руси [18]. Так, сын Владимира Мономаха Ярополк, посланный в 1116 г. отцом на половецкую землю, привел с собой «ясы и жену полони себе ясыню» – Елену – девицу чрезвычайной красоты, дочь Ясского или Стенского князя Сварна. Всеволод Георгиевич, брат Андрея Боголюбского, имел жену ясыню Марию, сестра которой была с 1182 г. за Мстиславом, сыном Святослава – великого князя Киевского, Изяслав Мстиславович в 1154 г. женился на царской дочери «из Обезь» [19].

Самым известным российско-кавказским брачным союзом, относящимся к середине XVI в., является женитьба Ивана Грозного [20] на кабардинке Гошаней [21] (в крещении Марии), дочери князя Большой Кабарды Темрюка [22].

С XVII в. наиболее часто в брачные связи с горскими племенами стали вступать южнороссийские казаки. По сообщениям В.Д. Сухорукова, Н.М. Карамзина, П.А. Кулиша, в XVII в. донцы «доставали себе жен, как вероятно, из земли черкесской и могли сими браками сообщить детям нечто азиатское в наружности» [23]. Впрочем, межэтнические браки характерны для всех групп казачества в силу специфики их военной деятельности – как пограничные подразделения казаки часто жили в иноэтничной среде и нуждались в свободных женщинах для создания семей. Например, в 1622 г. патриарх Филарет в своем письме архиепископу Киприану отмечал, что многие сибирские казаки «с татарскими и с остяцкими, и с вогулицкими… женами смешиваются… а иные живут с татарскими некрещеными, как есть с своими женами» [24]. К началу XVIII в. среди жен уральских казаков встречались татарки, калмычки, казашки и даже персиянки.

Наиболее сблизились с кавказскими племенами гребенские и терские казаки. В результате многолетнего (преимущественно мирного) соседства с горцами среди замужних казачек было много женщин местного горского происхождения, особенно чеченок, кабардинок и ногаек [25]. Как отмечает И.Д. Попко, «казаки скоро вошли в дружеские и даже родственные связи с горцами… от которых брали на свое обзаведение зерновой хлеб, скот, лошадей и даже жен невенчальных» [26].

До XVIII в. особых препятствий для смешанных браков не было [27] и казаки быстро переняли кавказские обычаи: стали либо воровать себе невест, либо получать их в жены по договору с родителями (с необходимой выплатой калыма). Но так как калым был зачастую не по карману рядовому казаку (по словам П.С. Палласа, в конце XVIII в. он составлял «нередко свыше 1 000 гульденов» [28]), то наиболее частым способом получения невесты все-таки стало широко распространенное на Кавказе (по тем же причинам) «умыкание», т.е. похищение девушки [29]. Как отмечает Ф.А. Щербина, «русская казачья вольница на Тереке… в первые времена своего существования буквально-таки добывала себе жен на Кавказе» [30]. К примеру, гребенской казак Фролов был женат на дочери кабардинского князя Таймазовой, которую он в свое время похитил [31].

На Кубани так же, как и у терских казаков [32],  причиной брака могло стать пленение горянки [33] или договор с ее родителями  (с выплатой достойного калыма). Многие исследователи отмечают, что главной причиной подобных браков являлся недостаток женщин брачного возраста в кубанских станицах. Как отмечает Ф.А. Щербина, в первое время после переселения казаков на Кубань «…черкесы и черноморцы хотели родниться: черкешенки не прочь были выходить за русских, а казачьи старшины мечтали о женитьбе на черкесских княжнах» [34]. После выравнивания демографической ситуации (что совпало с окончанием военных действий на Северном Кавказе) браки с кавказскими женщинами в казачьей среде стали редкостью.

По данным фактам информатор из ст-цы Удобной Андрей Гамиев рассказал следующее. «Во время Кавказской войны его прадед (казак ст-цы Удобной по фамилии Прокопенко) женился на черкешенке, оставшейся в одиночестве с двумя детьми после ухода горцев. Одного ребенка взяли, по неизвестной причине, некие Романовы, а второй, Михаил, по-видимому, и продолжил род Прокопенко. Как рассказывают старики, ходила «энта турка» по улицам в штанах и с черным покрывалом на глазах и похоже была из богатой семьи, возможно какого-то горского князька. Тем более что после войны Прокопенко ездил куда-то на бричке со своей нерусской женой и вернулся со спрятанными черкесами сундуками» [35].

Стараясь прижиться в станицах, горянки  при конфликтах черкесов с казаками  часто становились на сторону последних. Дед жены информатора А. Гамиева – Анжелики (в девичестве Норкиной) – рассказывал, что их прапрабабушка – черкешенка, украденная прапрадедом (казаком  из ст-цы Передовой),  спасла эту станицу от нападения черкесов, подслушав разговор своих соплеменников, которые под видом «мирных» приехали в станицу на базар. Женщина  сообщила об услышанном атаману и казаки успели подготовиться к нападению, за что ее наградили медалью [36]. 

В свою очередь и казачки иногда становились женами кавказских горцев, правда, в основном путем похищения, а не традиционного для казаков сватовства. С течением лет они перенимали горские обычаи и язык, рожали детей. «Кубанские войсковые ведомости» сообщают о казачке Аксинье, вышедшей из плена «с грудным детем», лет 40-ка, которая «разговор по-русски мало знает» [37]. Видимо, она была похищена маленькой девочкой и за 30–35 лет, прожитых в горской среде, практически забыла родной язык. Такие пленницы даже при имеющейся возможности не возвращались в родные станицы. По свидетельству А.В. Верховых, похищенная горцами казачка из ст-цы Воздвиженской вышла замуж за черкеса и на предложение вернуться в станицу по прошествии 20 лет ответила следующее: «Я поехать не поеду. У меня уже тут семья. И дети» [38].

Рассказывает о подобном случае и летописец ст-цы Кавказской войсковой старшина А.Д. Ламонов. «В исходе лета 1864 г. в ст-цу Кавказскую приехала рослая старуха черкешенка с двумя сыновьями лет от 25 до 30, рослыми, рыжеватыми молодцами. В штабе бригады, в ст. Прочноокопской, черкешенка заявила, что она давно-давно была взята в плен, назвала станицу «Капкаская» и брата своего «Огопь», что она желает вернуться в станицу со своим семейством. Она удивлена была переменой станицы, полагая, что ее привезли не в «Капкасскую», а в другую какую-то станицу. Как потом оказалось, она взята в плен до 1830 г. Ее повели в старую, так сказать, станицу; она долго ходила по станице, отыскивая родной дом; как только вышла на бывшую главную улицу, так прямо пришла к дому Агапа Калгатина, указывая на дом, сказала: «Кардаш Огоп» (брат Агап). Радоваться ее возвращению было некому; Агап и его жена умерли. Сын Агапа, Иосиф, не знал свою тетку» [39]. Не найдя в живых брата, старуха уехала из станицы и, по версии рассказчика, переселилась с детьми в Турцию.

В целом межэтнические браки способствовали складыванию традиций куначества, которые в мирное время твердо поддерживались [40], а в момент обострения военной ситуации привлекались для освобождения из плена родственников [41]. 

Например, у линейцев-пластунов существовала система  укрывательства в семьях кунаков  при разведке за Кубанью [42].  Одна из современниц Кавказской войны вспоминает: «А чтобы ненависти, так у нас ее к горцам никакой не было…  У всякого казака из них кунаки были… Что правда, то правда, воровали, обижали они нас частенько, да ведь и наши не давали им спуска… Сойдутся на сотовку, бывало, ровно друзья какие; твоя кунак, моя кунак – говорят право…» [43].  По свидетельству информатора Е.И. Зыбина, «были случаи, когда дети кунаков-горцев воспитывались в казачьих семьях» [44].  В период переселения в Турцию некоторые адыги прятали и оставляли в казачьих семьях своих детей, им давали казачьи фамилии и воспитывали как своих [45].

Складыванию куначества между казаками и горцами способствовали и правительственные меры по расселению горских народов вокруг линейных станиц [46].  В 1817 г. выходит Высочайшее разрешение допускать селиться мирным горцам возле самого берега Кубани. Так размещаются на левобережье Кубани вблизи  Екатеринодара 30 дворов бжедухов [47].  Как отмечает Ю.Ю. Клычников, «есть факты и того, что администрация шла на удовлетворение земельных нужд горцев,  порой утесняя для этого казачье население» (курсив наш. – А.Ц.) [48]. 

Таким образом, отношения казаков с кавказскими горцами в указанный период далеко не всегда носили характер военного противостояния – было множество форм мирного  взаимодействия, менявших культурный облик обеих сторон. Во многих из этих процессов участвовали женщины – и горянки, и казачки. Влияние иной этнической культуры проникало в их хозяйственную деятельность, меняло состав их семей и представления об окружающем мире, способствовало складыванию межэтнического взаимопонимания.

 

Библиографические ссылки

 

1. Кубанские станицы: этнические и культурно-бытовые процессы на Кубани / Отв. ред. К.В. Чистов.  М., 1967.  С. 174–177.
2. Чирг А.Ю., Емтыль Р.Х. История Адыгеи (XVIII – 1860-е гг. XIX в.): Учебник.  Майкоп, 2002. С. 8.
3. История Дона и Северного Кавказа с древнейших времен до 1917 г.: Учеб. пособие для вузов. Ростов н/Д, 2001.   С. 169.
4. Кубанские станицы… С. 174–175.
5. Макаровская Н.Р. Город Екатеринодар как центр торговой жизни Кубани и роль в ней казаков // Историческое регионоведение Северного Кавказа – вузу и школе.   Славянск-на-Кубани, 2001. Ч. 2.  С. 33–36.
6. РГВИА. Ф. 13454. Оп. 1. Д. 153.
7. ГАКК. Ф. 324. Оп. 1. Д. 54, 165.
8. ГАСК. Ф. 79. Оп. 1. Д. 529.
9. Короленко П.П. Записки о черкесах // Русские авторы XIX в. о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа.  Нальчик, 2001. Ч. 2.  С. 153–237.
10.  Кубанские станицы… С. 20. 
11.  Кавказ.  1847.  № 11 (15 марта).  С. 2.
12.  ГАКК. Ф. 324. Оп. 1. Д. 71; ГАКК. Ф. 341. Оп. 1. Д. 30; Блиев М.М., Дегоев В.В. Кавказская война.  М., 1994.  С. 589.
13.  Например, подобный случай послужил основой сюжета повести Исхака Машбаша «Белая птица» (Майкоп, 1995).
14.  Харченко А., Харченко В., Кистерев А. Между Илем и Шебшем: Очерки истории Северского района Краснодарского края.  Краснодар, 1993.  С. 20–21.
15.  Кубанские войсковые ведомости.  1865.  № 47 (27 нояб.).  С. 3.
16.  Цит. по: Сукунов Х.Х., Сукунова И.Х. Черкешенка.  Майкоп, 1992.  С. 54.
17.  Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска: В 2 т.  Краснодар, 1992. (Репринт. Екатеринодар, 1910–1913.) Т. 1. С. 527–528.
18.  Сукунов Х.Х., Сукунова И.Х. Указ. соч.   С. 12.
19.  Белокуров С.А. Сношения России с Кавказом.  М., 1889.  С. 455.
20.  Как известно, у супругов родился сын Василий, который умер во младенчестве. Да и сам брак продлился всего 8 лет – в 1569 г. Мария умерла. См.: Скрынников Р.Г. Иван Грозный.  М., 1975.
21.  Макеев С. Черкесская жена грозного царя (очерк) // Историческое регионоведение Северного Кавказа – вузу и школе.  М.; Армавир, 2007.  С. 91–94.
22.  Горский С. Жены Ивана Грозного. М., 1912.
23. Цит. по: Королев В.Н. Черкесский элемент в донском казачестве (XVI – XVII вв.) // Россия и Северный Кавказ (проблемы историко-культурного единства).  Грозный, 1990.  С. 26–27.
24. Миненко Н. «Жена мужа бьет – не на худо учит» // Родина.  2004.  № 5.  С. 117.
25.  Гребенцы называли таких жен «манучками». См.: Кирюхин В.С. Отражение современной истории, этнических связей и национальных отношений в русском фольклоре на Северном Кавказе, а также на Дону, Прикаспии, Яике во взаимодействии.  Саратов, 2000. С. 194.
26.  Попко И.Д. Терские казаки со стародавних времен. СПб., 1880. Вып. 1.   С. 24.
27.  Мутиева О.С. Роль женщины-казачки в жизни населения Нижнего Терека в XIX – начале ХХ в.  Махачкала, 2006.  С. 35.
28.  Паллас П.С. Заметки о путешествиях в южные наместничества Российского государства в 1793 и 1794 гг. // Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII – XIX вв.  Нальчик, 1974.  С. 214–224.
29.  «Жены казаков в основном были горского происхождения, и нередко они попадали в станицы не по добровольному согласию, а путем хищения». См.: Омельченко И.Л. Терское казачество.  Владикавказ, 1991.  С. 62.
30.  Щербина Ф.А. Указ. соч. Т. 1.  С. 337.
31.  Великая Н.Н. Трепак и лезгинка // Родина.  2004.  № 5.  С. 110–113.
32.  Великая Н.Н. Казаки Восточного Предкавказья в XVIII–XIX вв.  Ростов н/Д, 2001. С. 58–59.
33.  В том числе и умыкание с добровольного согласия невесты. На Тереке в случае, если девушку умыкали или брали в плен как военную добычу, официальный брак мог не заключаться. См.: Заседателева Л. Вдоль по Тереку-реке // Родина. 2004.  №  5. С. 109.
34.  Щербина Ф.А. Указ. соч. Т. 1.  С. 611.
35.  Гамиев Андрей Иванович, 1971 г.р., ст. Удобная.
36.  Он же.
37.  Кубанские войсковые ведомости.  1865.  № 16 (24 апр.).  С. 3.
38.  Матвеев О.В. Враги, союзники, соседи: этническая картина мира в исторических представлениях кубанских казаков. Краснодар, 2002.  С. 63.
39.  Захарченко В.Г. Песни станицы Кавказской. Краснодар, 1993.  С. 306.
40.  Броневский С.М. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе.  Нальчик, 1999.  С. 188. (Репринт. М., 1823.)
41.  Блиев М.М., Дегоев В.В. Указ. соч.  С. 496.
42.  Там же. С. 190.
43.  Матвеев О.В. Враги, союзники, соседи… С. 60.
44.  Зыбин Евгений Иванович, 1935 г.р., г. Армавир.
45.  Корсакова Н.А. Культурные связи адыгов с Кубанским казачеством // Кавказская война: уроки истории и современность.  Краснодар, 1995.  С. 272–274.
46.  Кипкеева З.Б. Российский фактор в миграциях и расселении закубанских аулов XIX в.  Армавир; Ставрополь, 2002.
47.  Короленко П.П. Записки о черкесах // Русские авторы XIX в. о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Нальчик, 2001. Ч. 2. С. 215.
48.  Клычников Ю.Ю. К вопросу о мерах российской администрации по переселению горского и кочевого населения Северного Кавказа в 30-х гг. XIX в. // «Российскость» в истории Северного Кавказа. Армавир, 2002.  С. 42.

Источник: Казачество и народы России: пути сотрудничества и служба России: материалы заочной научно-практической конференции. Краснодар: Кубанский государственный университет, 2008

Образ казачки в модели жизненного цикла исторической памяти

Растатурин Вячеслав Иванович студент Института искусств АГУ

В душе каждого человека, в зависимости от его возраста и жизненного опыта, всегда существуют некие святыни, самые сокровенные и почитаемые образы и истины, которые наполнены для него важнейшим смыслом и являются своего рода ориентирами. Пожалуй, первой такой святыней, которую каждый из нас открывает для себя, является образ МАТЕРИ, женского начала.

История повествует нам о том, что человечество создавало и развивало высокие цивилизации лишь тогда и там, где женщина не была унижена, и где она принимала деятельное участие в управлении народом и в строительстве жизни. Вглядываясь в историю нашей страны, можно с уверенностью сказать, что казачество утверждало себя могучими человеческими характерами. На берегах казачьих рек время от времени рождались гении отваги и подвига, и в этом, прежде всего, заслуга матерей-казачек – воспитательниц грозных казаков прошлого. Очень мало в наше время говорится о славных казачьих матерях, о женщине-казачке, на которую с давних пор образ казачьего быта возложил главную обязанность о благополучии казачьей семьи. «Очень часто на экранах телевизоров можно увидеть женщину, девушку, будущую жену, мать в упрощенном нелицеприятном виде – то в роли «боксера», прыгающего по рингу и пинающего один другого, то в роли «бойца» рукопашного боя, то в роли этакого «Рэмбо» в камуфляже на коне с арканом…

Право же, «сердце сжимается», видя, как это милое нежное создание угощает свою подружку оплеухами и пинками, а свою роль в возрождении казачества видит в перебежках, переползаниях, в стрельбе и в восседании на коне знаменитой породы. Выставлять подобное за основу возрождения образа казачки – будущей жены, матери, согласитесь, было бы слишком упрощенно, да и неуместно. Надо уходить от пустого и праздного проведения времени. Такой образ казачки далек от реалий прошлого. Не нужны и этакие «активистки» у микрофона с декларациями и воззваниями» [1. С. 2].

Да, в прошлом казачке не раз приходилось участвовать в боевых действиях в роли, присущей женской природе: оказание помощи раненым, уход за ними, сопровождение транспорта с оружием, снарядами, продуктами, увозить в станицу раненых и убитых, но она и в боевой обстановке оставалась женщиной. И ошибочно понимать участие казачек в боевых действиях при защите своих детей, куреня и станицы в роли женщины-воина, несущейся на коне с саблей, или с винтовкой наперевес, идущей в атаку. Хотя в истории случались и такие «несуразицы». В исторических актах мы находим немало примеров подвигов казачек: 800 женщин вместе с казаками отбивали атаки турок в Азове в 1642 г. Женщины-казачки принимали активное участие и при отражении нападения горцев и татар на станицы и городки.

История сохранила имена казачек, совершивших личные подвиги: героиня Кавказской войны Мария Платова, известная в Европе по старинным гравюрам «Казачка невеста», «Ульянка», героиня романа П.Н. Краснова, «Все проходит» на Кубани; Елена Чоб, награжденная двумя Георгиевскими крестами и четырьмя медалями; Римма Иванова, сестра милосердия – Георгиевским крестом.

Примерами неустрашимого характера казачки история казачества наполнена многими именами, но в большей мере казачки проявили себя в областях, присущих женщине-матери: науке, культуре, медицине, педагогике, искусстве. История сохранила такие имена казачек, как: известная художница В.В. Краснушкина, А.И. Менделеева (урожденная Попова), артистки государственных театров Т.И. Степанова, О.М. Смирнова, Л.И. Филиппова, В.Я. Еланская (Поначевная), ведущий хирург М.И. Косоногова, писательница Л.К. Потанина, О.В. Омельченко и др.

Особую известность получили в истории украинские казачки. Их очень много, для сведения можно назвать лишь несколько имен: Разумиха, родоначальница рода графов Разумовских; Оболонская – кума императрицы Елизаветы Петровны, «львица» Петербургского высшего света графиня Орлова-Денисова, Мария Чухрай – украинская поэтесса XVII в., графиня из казачьего рода Дарья Денисова, дочери графа Платова и др.

«Казак десятками лет находился бессменно на службе, и казачка-мать воспитывала сама будущих героев: Краснощекова, Платова, Бакланова, Бородина, Бескровного, Кухаренко, Головатого. И если писать биографию отважного казака, нельзя не упоминать и о его матери, бабушке, которые своим тяжелым упорным трудом сберегали все хозяйство, воспитывали своих детей в вере в высшее, любви к родному краю, воспитывали их настоящими казаками. «Краса Черкасских дочерей» М.К. Ефремова, жена славного атамана С.А. Ефремова, открывала детские школы, следила за воспитанием детей, строила обители-монастыри для вдов и одиноких стариц. Бабка Кудинова по «часослову» учила грамоте в детстве героя Кавказа Бакланова. «Офицерши» – казачки в станицах и городах имели на дому частные пансионы – школы для детей, способствовали просвещению среди казачьей массы. Атаман Платов, вернувшись из заграничного похода (1812 – 1815 гг.), в обращении своем ко всем донским казачкам благодарил их, «низко кланяясь», за то, что они эти годы, когда все мужское население находилось на войне, вели всю «домашность». Так было и в последующие годы, и если у кого тогда курень был в порядке, и хозяйство в достатке, и дети учились в школе – хвала казачке» [1. С. 4].

Если в образе казака история запечатлела такие свойства, как лихость, отвагу и вечную неустрашимость, то в образе казачки – сильный неукротимый нрав, деловитость, преданность семейному очагу. Это верная, преданная жена, заботливая мать и экономная хозяйка. Века постоянных боевых тревог военно-полукочевого образа жизни выработали в казачке бесстрашную решительность и способность сохранять присутствие духа в моменты неожиданной опасности. Она умела достойно встать вместе с казаками с оружием в руках на защиту своих детей, куреня и станицы. И, несмотря на все это, она не теряла основных черт, присущих слабому полу: женственности, сердечности, кокетства, любви к нарядам. Наверное, как ни к кому больше, к казачке относится изречение древних: «Женщина приходит в мир, чтобы возвеличить его своей красотой, материнской добротой и любовью».

О красоте и внешности женщины-казачки авторы, не без основания, не скупились, да и сейчас не скупятся на комплименты, отмечая такие особенности во внешнем ее облике как стройность, гибкость, тонкий стан, прекрасные черты лица, в которых славянские черты смешиваются с горско-степными.

Вся внешность казачки полна изящества и очарования, и первое, что видится в казачке – это быстрота и проворность в действиях и поступках. Известный донской историк казачества В.Д. Сухоруков с восхищением описывал казачек: «Представьте красавиц роскошной Азии, смешанные вместе черты черкешенок, турчанок, татарок, русских и тогда получите общее понятие о красоте обитательниц Дона. Пламенные черные глаза, щеки, полные свежей жизни, величайшая опрятность и чистота в одежде. Они, как и все женщины, любили наряды, румянились, когда выходили в гости или в церковь» [3. С. 46].

По тому, как общество относится к женщине, какое положение она занимает в нем, можно судить о характере самого общества. Это отвечает характеру общественно-политических образований групп казаков. Своеобразие их общественного устройства, особенности быта и культуры наложили неизгладимый отпечаток и на казачку, чьё место и роль в общественной и культурной жизни и чьё особое правовое положение всегда вызывали интерес. Особая красота, сила характера, вольный уклад жизни в крепостной России сделали казачек необыкновенными женщинами, их воспевали поэты и художники. Вот что пишет этнограф Семен Номикосов в «Статистическом описании Области Войска Донского» в 1884 г.: «Из ленивой и изнеженной женщины Дона обстоятельства выработали энергичную, смелую, крепкую и неустанную в работе, какую мы знаем и до сей поры. Она умела не пустить нужды в дом в отсутствие казака-кормильца, умела приобрести хлеб и скот и умела сохранить свое имущество от степных хищников. Донская казачка с таким же искусством управлялась с вилами и косой, как с ружьем или шашкой» [3. С. 25]. И далее: «Чистота может поспорить с прославленной голландской чистотой. Заботливая хозяйка не позволяла упасть здесь ни пылинке, ни соринке» [3.С. 307]. Таковы были матери и воспитательницы грозных казаков старого времени.

«…А много, должно быть, интересного в жизни казака! Все-таки это не приниженный, как крестьянин, народ… А какие бойкие казачки. Вот умеют они за себя постоять», – так писал Антон Павлович Чехов [4. С. 6]. С помощью слова «бойкие», т.е. расторопные, ловкие, находчивые и быстрые, автор обобщенно изобразил всех казачек.

Семья для казака в течение уже нескольких веков является средоточием нравственной и хозяйственной деятельности, смыслом существования и опоры. Нравственным авторитетом в семье был дед, а фактической хозяйкой была бабушка. Она вставала до зари и давала зачин делам на весь день. Все руководство домашним хозяйством держала в руках, ведала, как говорится, ключами от всего дома. Под её присмотром оставались дети, когда отец и мать работали в поле. Основой любого казачьего общества является семья. Семья и община служат организующим началом в духовной жизни казачества. Семья не только выполняет семейные функции (брак, воспитание детей, родственная общность, единство бюджета и прочее), но является коллективом. Семейный союз в казачьем населении пользуется большим уважением. Почтительность к родителям и старшим родственникам − характерная черта этого союза. Мужчина и женщина почти полностью равноправны.

Казачка в отсутствии мужа, который часто отвыкает от полевых работ, своею деятельностью, своею опытностью в хозяйственных делах заставляет мужа невольно уважать себя и завоевывает себе значение, равное с ним, а часто и больше. Главой семьи всегда остается отец, а в случае его смерти главенство переходит к матери. В семье жены помогают мужьям, дети − родителям.

В силу особенностей военного быта исторически выработался особый тип женщины – неустанной труженицы, смело и энергично принимающей на себя все труды мужчины. Потому понятна поговорка о казачках: «Слава-то казачья – да жизнь у них собачья». Этой женщине присущи чувство национальной гордости и кровной близости к единоплеменникам, чувство собственного достоинства, наряду с уважением к человеческой личности и к старшим. Свободная, не знавшая гнета крепостничества, закрытых теремов, она сознательно, как полноправный член семьи отдавала свои силы для ее благосостояния и благополучия. Казачки могли пахать, сеять, косить, молотить. В казачьем роду родимая матушка всегда свято почиталась всеми членами семьи.

Рождение девочки не праздновалось так широко и торжественно, как мальчика. Оно было тихим, овеянным молитвенной радостью. В честь рождения девочки отец или дед сажали иву. Дерево росло вместе с той, в честь которой было посажено. Оно как бы опекало новоявленную казачку, храня тайну взаимного доверия. Атмосфера добра вокруг девочки считалась обязательной, но в ней не было слепой родительской любви, изнеженности и потакания. Девочка приносила в дом постоянное душевное тепло, доброту и ласку. С детства в девочке развивали женственность, хозяйственность, терпение, трудолюбие и отзывчивость. Поэтому с самого рождения ее воспитывали иначе, чем мальчика. С раннего возраста девочки-казачки стирали, мыли полы, ставили заплатки и пришивали пуговицы. Учились шить, вышивать, вязать. Особой их заботой было нянчить младших братьев и сестер.

«А детей у меня нет, одни девки», – так гласит казачья байка. Так в чем же коренилось общественное, социальное и семейное неравенство мужчин и женщин у казаков?

1. Патриархальные традиции казачества. Женщины лишены права голоса на казачьем круге и в семье, и только в исключительных случаях допускались на сходы.
2. Церковные традиции. Считалось, что в Храме женщина да молчит.
3. Государственные традиции в отношении казаков. За рождение казака семья получала семейный надел (пай), равный 3 га земли на черноземах, а в Сибири – до 10 – 15 га земли на казака. Девочка была не обуза, ее любили, но государству она не была нужна. Родился сын – в семье праздник. Родилась дочь – к бедности. У казаков считалось, что растить дочь – это растить 20 лет работника в чужой курень. «Дочерей кормить для людей, а сына кормить для себя». Воспитанием дочери занималась бабушка.

Бабушка готовила внучку к жизни. И первое, чему учила бабушка – это молиться. Она начинала воспитание внучки с духовного восхождения, передавала ей унаследованный опыт народной общности, соборности, хранящей, прежде всего, примеры праведного поведения. Бабушка знала, что доброта, терпимость, взаимное прощение обид, смирение, послушание, уважение к старшим – все это составляющие нравственного круга, которые смогут обеспечить в будущем крепкую семью, достаток. И эти нравственные категории постепенно впитывало девичье сердце.

Труд для девочки из неосознанной необходимости быстро превращался в нечто приятное и естественное, и поэтому не замечаемое. Тяжесть труда наращивалась с годами постепенно. С 4-х лет уже определялся круг обязанностей. В 5 лет приобретались навыки рукоделия. В 7 лет – работа в саду и огороде, уборка подворья, т.к. чистота должна быть идеальная. Полурабочий возраст девочки-казачки с 10 лет. Старшая, по обычаю, нянчила детей, ее называли няней. Девочке не обязательно было учиться, ее отрывали от учебы весной, когда начиналась посевная или когда надо было присмотреть за младшими. Посильный для девочки труд чередовался с играми, полезное срасталось с приятным незаметно. Первоначальные навыки шитья, вязания, вышивания укреплялись и развивались в девичьих играх с куклами. Маленькие мастерицы проявляли себя как портнихи, художники-модельеры, рукодельницы. Кукол в станичных магазинах в то время не было. Их шили сами из тряпок и набивали соломой или сухими листьями. Не было казачки, которая не могла бы шить, кроить, вязать чулки, носки, кружева, вышивать рушники, салфетки, украшать кружевом рубашки и кофты, стегать одеяло.

Особенно казачки славились кулинарным талантом. Из поколения в поколение передавались казачке от матери и бабушки секреты выпечки хлеба и других мучных изделий. Девичьи праздники отмечались в узком кругу на женской половине дома. Подарки буквально сыпались на девочку, так как знали, что ее жизнь, возможно, не будет сплошным праздником. Строгость в воспитании исходила от традиционно-нравственных установок. Девочка всегда должна быть в работе, чтобы не думать о шалостях. Старший (дед или бабушка) был в семье божеством с указывающим перстом. Его командное повелевающее слово и даже наказание никогда не подвергались сомнению. Росла девочка с мыслью, что она будущая хозяйка и мать, этому было подчинено все ее воспитание. Ей внушалось, что самое главное – спокойная душа и чистое сердце, а счастье – крепкая семья и достаток, честный заработок. Казаки, заклятые враги крепостного права, на женщинах тех народов, у которых существовало рабство, не женились, боясь этим передать своему поколению психологию раба. Вольный казак хотел, чтобы его избранница и подруга жизни была также вольной. «Бери себе жинку с воли, а казака с Дону и проживешь без урону»… Казачки очень гордились своим происхождением и любили повторять: «Не боли, болячка, я − казачка». Девушки избегали брака с иногородними. Долгое время у казаков церквей и священников не было. Бракосочетание было простым. Историк В.Д. Сухоруков так его описывает: «Жених и невеста, согласившись на супружество, приходили вместе в собрание народа (в Круг) на площадь или в становую избу. Помолясь Богу, кланялись на все четыре стороны, и невеста, поклонившись в ноги, жениху отвечала, также называя его по имени: «А ты будь мне муж». После сих слов вступившие в брак целовали друг друга и принимали от всего собрания поздравления. Этим оканчивался весь обряд» [3. С. 16]. Там же читаем, что легким был и развод – казак и его супруга снова приходили на майдан, муж свидетельствовал, что она была хорошей женой, но любви больше нет. И слегка отталкивал ее от себя. После чего другой холостяк был вправе накрыть ее полой зипуна, предлагая себя в мужья.

Начиная с XVIII в., брак в казачьих общинах обязательно завершается венчанием в церкви. Девушка-казачка уже с 18 лет была свободна в личном выборе мужа. Родители не посягали на ее волю и не выдавали помимо ее согласия. Обычно казачья семья была многолюдна с несколькими женатыми сыновьями. Женщины-казачки были равноправны вне зависимости от национальности, так как казачка была обязательно окрещенная. Ни о какой дискриминации и речи быть не могло. Казаки редко обижали своих жен. В своих воспоминаниях о казачьем быте И.Г. Георги писал: «У казаков мужья обходятся с женами ласковее, чем обыкновенно в России, и поэтому они веселее, живее, благоразумнее и пригожее» [1. С. 13].

Уважение к себе казачки завоевывали долго. Казак понимал, что его жена – это оплот семьи, его лицо, будущее рода. У казаков было «рыцарское» отношение к казачкам. Атаман Платов в 1816 г. в приказе по Войску Донскому писал о казачках: «Пускай верность и усердие их, а наша на то к ним признательность, взаимное уважение и любовь, послужат в дальнейшем правилом для поведения жен донских» [2. С. 17]. Казак и даже атаман не имел права вмешиваться в женские дела. Ее интересы составляли отец, муж, брат. Но одинокая женщина могла выбрать себе любого ходатая из числа станичников. А вдова или сирота находились под личной опекой атамана и совета стариков. Разговаривая с женщиной на кругу, казак должен был встать, а если она пожилая − снять шапку. Кто бы ни была женщина, к ней надо было относиться уважительно и защищать еe. Вот показательный пример. В 1914 г. утром по станице Отрадной проскакал казак с красным флагом, оповещая войну. К вечеру Хоперский полк (один из лучших и старейших полков Кубанского казачьего войска) уже двигался в походной колонне к месту сбора, а вместе с полком ехали провожающие старики и женщины. Одна из женщин управляла лошадью, запряженной в бричку, и проехала одной стороной колес по помещичьему полю. Один из офицеров, известный на весь полк фамилией Эрдели, подъехал к женщине и хлестнул ее за это плетью. Из колонны выехал казак и зарубил его. Такие были казаки, так свято чтили свои обычаи. Уважительное отношение к женщине – матери, жене, сестре обуславливало понятие чести казачки, чести дочери, сестры, жены. Защищая, отстаивая ее честь, казак обеспечивал будущее своего народа.

Культурная среда окружает человека с детства, в ней он приобретает нравственную силу, учится достоинству и благородству, приобщается к истории своего народа. Сложившиеся традиции в воспитании девочки-казачки сформировали особый тип женщин: свободных в выборе, самостоятельных в действиях и решениях. Какое воспитание получит человек в детстве, сыграет огромную роль в его дальнейшей жизни. Смолоду надо приучать ребенка к добрым поступкам, ответственности, сдержанности, порядочности, трудолюбию, как делали это наши предки.

Роль и место женщины-казачки в семье социально значимо: какова жена, таков и дом. Все она собирает воедино, ничего не уходит от ее догляда – дети, земля, скотина – все, что составляет основу жизненного уклада казачьей семьи. Её право на любовь достигается неустанным трудом и трогательной заботой. Её природная, исконная женственность, необыкновенный запас воли и самообладания, её бесконечная работа в хозяйстве, её долготерпение, выносливость, готовность не сломаться под ударами судьбы – все это ради будущего.

Уникальность казачки интересовала и будет всегда интересовать творческих людей. Песни, фильмы, стихи, художественные произведения – все это проявление интереса к образу красавицы-казачки. Любовь к родному краю прививается через народные обычаи, традиции, культуру. Главная задача современного общества состоит в том, чтобы не допустить исчезновения культуры казачества, продолжать её развитие в будущих поколениях.

Примечания:

1. Фролов П.З. Жемчужная слеза казачки. Краснодар. 1998.
2. Бойченко Н.В. Казачка. Что может быть красивее? – Режим доступа: nttp://www.nsportal.ru/shkola kazachka-chto-mozhet-byt-krasivee, 2012.
3. Сухоруков В.Д. Общежитie донскихъ казаковъ в XVII и XVIII столетияхъ. Новочеркасскъ, 1892.
4. Скорик А.П. Очерки истории. Ростов н/Д, 1995.

Вопросы казачьей истории и культуры: Выпуск 8 / М.Е. Галецкий, Н.Н. Денисова, Г.Б. Луганская; Кубанская ассоциация «Региональный фестиваль казачьей культуры»; отдел славяно-адыгских культурных свя-зей Адыгейского республиканского института гуманитарных исследова¬ний им. Т. Керашева. – Майкоп: Изд-во «Магарин О.Г.», 2012. – 220 с.

Портрет настоящей россиянки. Краснодар — Мы родом … — LiveJournal

Портреты россиянок из других городов и сёл

Краснодар. Жены казаков
SmartNews составил портрет жительницы Кубани

Красота российских женщин известна во всем мире. Образы россиянок так же разнообразны, как и национальный колорит нашей большой страны. И различия эти не только во внешности, но и в характере, на формирование которого повлияли уклад жизни, религия и культура. SmartNews выбрал индивидуальные черты жительниц России от Калининграда до Сахалина. ©

~~~~~~~~~~~



Пожалуй, кубанскую женщину можно охарактеризовать одним словом — воительница. И уже потом добавлять эпитеты: статная, верная, гордая. SmartNews составил портрет настоящей кубанской женщины.

Кубанская женщина традиционно несет через весь свой образ важную для всего региона историю кубанского казачества. Поэтому о том, как складывался образ кубанской женщины, что легло в основу ее характера, нельзя рассуждать, не углубившись в историю кубанского казачества.

— За годы Кавказской войны сформировался новый тип женщины, способной заменить мужа не только в хозяйственной, но и в военной сфере. В первые десятилетия жизни на Кубани женщины могли в одиночку справиться с 3-4 врагами. Постепенно сложилась и тактика массовой обороны станиц женским населением.

Обнаружено множество фактов участия казачек в открытых соревнованиях по наездничеству и джигитовке и даже участия в «кулачках» — рукопашных боях, и завоевания ими призовых мест. И это притом что уровень сложности военной подготовки был достаточно высок: помимо обязательных конных построений, преодоления препятствий верхом, в комплекс подготовки входили акробатические навыки (прицельные броски камнями на полном скаку, поднятие на скаку предметов с земли и т.д.). Соревнования по стрельбе могли потребовать навыка попадания в монету в вытянутой руке стоящего человека. Обязательным было владение шашкой.
Алла Цибульникова, кандидат исторических наук, доцент



Не секрет, что волевой характер и этот самый образ воительницы, сильной, мужественной женщины сложился во времени благодаря смешению кровей. Нередко казаки брали себе в жены кабардинок, ногаек, черкесок.

— В результате многолетнего соседства с горцами среди замужних казачек было много женщин местного горского происхождения, особенно чеченок, кабардинок и ногаек.
Алла Цибульникова, кандидат исторических наук, доцент


Александр Ригельман, первый историк казачества, описывал женщин Кубани и Дона, живших в XVIII веке.

— Жены их (казаков) лица круглого и румяного, глаза темные, большие, собою плотные и черноволосые, к чужестранцам неприветливы.
Александр Ригельман, первый историк казачества


Детей на Кубани любят, балуют, но в меру. В станицах дети более самостоятельные. Бегают по всей станице, в любой двор заходят — везде родня. Частенько с раннего возраста рядом со взрослыми, на огороде.
Фото: предоставлено Марией Ким

— Кубанские женщины умеют поддержать свою семью и мужчину. У них есть чувство долга перед семьей. Они патриотичны, любят Кубань и Россию. Естественно, что у них хорошие дети — нравственные, спортивные, уважающие себя и других. В связи со всеми этими положительными качествами, на мой взгляд, велика роль кубанских женщин во власти.
Виктор Крохмаль, действительный государственный советник РФ, доктор экономических наук


Матери за детьми следят строго. Девочки с детства знают, как блины завести, борщ сварить, закатку на зиму сделать. Вся жизнь на виду, поэтому очень важно, чтобы соседи «чего не подумали». Ссорятся тихо, «сор из избы не выносят», каждую неделю драят окна и следят, чтобы в хате было до стерильности чисто. Преданность семейному очагу и по сей день чтится свято.

— Худых на Кубани не любят. Что это за женщина безгрудая, да еще кости наружу? Настоящим казакам такие не нравятся. Наши красавицы высокие, статные, сильные. А борщ так приготовят, что пальчики оближешь. Да с салом, да с чесночком… Сало, чтоб вы знали, должно быть с запашком, старое. Как борщ готов, сало толкут со сваренной картошкой и чесночиной, и этой толкушкой борщ заправляют. Гречневой и рисовой каш на казачьем столе не водилось. Не собирали казаки и грибы, да и пельменей на казачьем столе не было. Женщины пили наливочку, которую готовили сами, а мужчины — самогонку, «кишмишовку» из винограда. Французская граппа рядом с виноградной самогонкой отдыхает.
Ирина Бегун, шеф-повар ресторана «Казачий курень», потомственная казачка


То, что девушки на Кубани далеко не пушинки, видно сразу — крепкие, здоровые на вид, улыбчивые, с искрящимися глазами. Образ настоящей кубанской красавицы очень удался актрисе Кларе Лучко. Как образцу кубанской женщины, на Кубани ей даже поставили памятник. Сама актриса говорила, что она трижды казачка. По корням и по ролям — сыграла в фильмах «Кубанские казаки» и «Цыган».

— Я в своей жизни красавиц много повидала. И восточных, и западных, и наших кавказских горянок. Хороши девчонки, ничего не скажешь. Но наши, кубанские, другие. Ее сразу видишь — кожа персиковая — это не салон, а солнышко потрудилось. Волосы густые, русые. Коса тугая, в руку толщиной. Плавают девчонки прекрасно, с вышек прыгают. Многие конным спортом увлекаются, в походы ходят. И характер сильный.
Елена Прожогина, педагог-консультант конкурса «Кубанская краса»


Согласно статистике, женщины на Кубани строят личную жизнь, как правило, до 25 лет. Так, в 25-29 лет 674 девушки из 1000 состоят в браке. Тогда как молодые люди в этом возрасте женаты 592 из той же 1000. Правда, уже в следующей возрастной категории — 30-34 лет — количество замужних женщин почему-то уменьшается, а количество женатых мужчин — увеличивается.
В традиционные праздничные дни на Кубани принято надевать традиционные кубанские костюмы, которые в свое время историк моды Александр Васильев по какой-то причине назвал вульгарными, а вместе с ними и образ кубанских женщин в целом.

— Европейская женщина хочет быть скорее незаметной, ищет, скорее, элегантность, ищет индивидуальность, ищет скрытый шик. А русская женщина хочет показать свою природную красоту — глубокое декольте, тонкую талию, широкие бедра. Высокие каблуки, наклеенные ногти, «пергидрольные» волосы — часто она выглядит вульгарно. Особенно, конечно, в южных районах России это цветет ярким пламенем. Почему? Недостаток мужчин, желание найти свое место под солнцем, желание заявить о себе.
Александр Васильев, историк моды



Тем не менее мужчин на Кубани предостаточно, а тонкая талия еще никогда не была недостатком. И одеваются сегодняшние молодые женщины на Кубани стильно, индивидуально и не без южного шика.

— Традиционный женский костюм на Кубани был скромным. Состоял из юбки и кофты, так называемая «парочка». Шился костюм из фабричных тканей — шелка, шерсти, бархата, ситца. Кофты, или «кохточки», были разнообразных фасонов: приталенные, по бедрам, с оборкой — «басочкой», рукав длинный, у плеча гладкий или сильно присборенный с «пухлями», на высоких или узких манжетах, воротник «стойка» или вырезан по объему шеи. Нарядные блузки украшались тесьмой, кружевом, строчками, гарусом, бисером. Юбка внизу украшалась кружевом, оборками, шнуром, мелкими складками. Нижняя юбка — «спидница» — обязательная принадлежность женского костюма. Шилась из тонкой белой или светлой ткани с кружевами, часто украшалась вышивкой. Необходимо отметить возрастные различия в одежде. Самым красочным и лучшим по качеству материала был костюм девушек или молодых женщин. К 35 годам женщины предпочитали одеваться в более темную однотонную одежду упрощенного покроя. На голове — красивые шелковые платки, на ногах — полусапожки. У девушек вместо платков — ленты в волосах.
Валерий Малинский, дизайнер, учитель ИЗО



Из комментариев:

— Сильные и волевые женщины. Какие же у них тогда мужчины, теряюсь в догадках. Ведь, чтоб такую укротить нужен настоящий казак.
Марина Алехина, администратор
——

— Думаю, что это описание больше подходит для женщин, живших лет так 50-70 назад. Теперь уже немного другие нравы и обычаи.
Сергей Антонов
——

— Все ждала когда про наших кубанок расскажут))). Утрированно конечно, не есть немного правды. Характер сильный, строптивый-потому что горы рядом. Пестро одеваются-да, ну это юг, как бразильский карнавал)). Забыли сказать что казаки пришли с Украины и многие черты от хохлушек. Ну а мужики-да…, повывелись у нас… Бабы командуют.
Marmelatto Cat

Людмила Шалагина, Нелли Шестопалова, Ксения Гагай,
Марина Алехина, Сергей Антонов, Marmelatto Cat

SmartNews, 31 августа 2013

Сравниваем: казачка или русская | Лики истории

У каждого народа и этнической группы есть свой идеал красоты, который воспевают поэты и музыканты, описывают в сказках и преданиях. Кстати, даже у людей, которые представляют схожие народности, могут быть разные представления о том или ином аспекте красоты. Так у русских и казаков можно найти различия не только в традициях и обычаях, но и в некоторых стандартах красоты.

Казачка

Сравниваем: казачка или русская

Идеально красивой у казаков считается белокожая и чернобровая девушка с длинной и толстой косой. Исследователями был проведен опрос среди жителей некоторых станиц, где проживают казаки, о том, как же выглядит красивая казачка по их мнению. По результатом было выявлено, что она должна быть стройной, статной, ухоженной, женственной и иметь чувство собственного достоинства.

Казачка уверена в своей сексуальности и не испытывает по этому поводу стеснения. Многие писатели говорили о том, что девушки могли заигрывать с местными мужчинами, кокетничать с ними, но не изменяли своему законному супругу.

В связи с тем, что мужчинам часто приходилось уезжать из дома по службе, все домашние заботы были возложены на женщин. Хозяйка дома самостоятельно решала все бытовые проблемы, заведовала финансовыми вопросами и урожаем.

Казакам нравились такие женщины: решительные, гордые, самостоятельные и уверенные в себе. Ведь такую жену не страшно оставлять дома на хозяйстве, когда уезжаешь на войну. Мужчина был уверен, что старики-родители и дети будут присмотрены, хозяйство ы порядке.

Сравниваем: казачка или русская

Исследователи изучили многие сказки и предания русского народа и выяснили, что смирение и покорность являются главными добродетелями русской женщины. В то время, как казаки признают главным достоинством смелость, решительность, верность.

Все представители славянских народов почитают материнство и поэтому идеалом красоты для всех считалась здоровая и способная к рождению детей девушка.

По результатам исследований считается, что идеально красивая русская девушка должна быть высокой, полной (дородной), с белой кожей и румяными щеками, с длинной русской косой.

Худобу признавали недостатком во внешности. Вплоть до 20 века считалось, что невеста должна быть «приятной полноты» и именно поэтому девушка на смотрины старалась надеть на себя побольше одежды, чтобы казаться более пышной. Стройность ассоциировалась с голодом, который негативно сказывался на способности к деторождению.

Одежда жителей Кубани — колорит кубанской культуры

Главная

Юг России

История нашего края

Одежда жителей Кубани


Одежда кубанских казаков всегда выделялась яркими красками женского костюма и широкими мужскими шароварами. Знакомство со старинной одеждой кубанцев – отличная возможность понять колорит их культуры.

Без описания национальных костюмов жителей Кубани невозможно сложить полноценную историю о Краснодарском крае. В костюмах местного населения отражены все вехи становления народа и изменения, происходящие с их родной землей. Их вещи – не куски материи, а настоящий памятник прошлому.

Мужская одежда

Одежда кубанского казака – способ выражения самобытности и независимости. Сначала их одеяния были трофейными, но по ходу развития края приобрели собственные отличительные черты.
Мальчишки обходились холщовой рубахой и брюками, а когда поступали учиться ремеслу, в наследство от отца или брата получали их традиционные предметы одежды.
Самым колоритным элементом наряда казака были шаровары. Ткань и расцветка для их пошива выбирались в соответствии с воинским званием мужчины и временем года. В праздник и на церковные службы положено было надевать штаны ярко-красного цвета, а будничные шаровары были синими. Зависела расцветка старинных брюк и от возраста хозяина.
Ширина штанов позволяла с удобством разместиться в седле и не мешала в боевых действиях. Подпоясывали шаровары тонким ремешком, который называли гашником. Он служил фиксатором для кошелька, который носили на талии.
Нижняя казацкая рубаха шилась из белого льняного полотна. Ее редко украшали вышивкой. Верхнюю кроили из белоснежной ткани, ворот пестрел вышитыми женской рукой узорами. Рубахи никогда не заправлялись, носились навыпуск.
Поверх рубашки дома и на улице носили бешмет. Без этого элемента невозможно представить полного костюма казака. Сейчас его называют курткой или гимнастеркой. Существовало несколько видов бешмета, носили как короткие, так и удлиненные модели.
Разнообразие цветов позволяло подобрать бешмет любой расцветки: желтый, коричневый, зеленый, синий, серый, черный. Его также подпоясывали ремнем, на который цепляли украшения и оружие.

Женский костюм

Кубанские казачки всегда отличались красотой и суровым нравом. Их гардероб отличался от мужского богатством цветов и разновидностей одеяний.
Девочки имели лишь длинную рубаху да сарафан, который надевали поверх нее. Только по достижению 15 лет старшей дочери шили или покупали новую юбку, кофту, платья.
Основным нарядом считалось платье, которое называли кубелек. Его носила каждая женщина, независимо от достатка и рода, отличалась лишь ткань. Это платье походило на камзол, надевать под него было принято рубашку, которая выглядывала на груди и из-под пышных складок рукавов.
Носили рубашки под горло или легкие кофты в сочетании с юбками из шерсти или ситца. Казачки старались украсить свои наряды как могли: вставляли кружево, вышивали яркие рисунки, притачивали мех и кусочки кожи.

Вам может быть интересно

Заметили ошибку или неактуальную информацию? Пожалуйста, сообщите нам об этом

Кубанское казачество и местная политика на JSTOR

Абстрактный

В статье рассматривается проблема современной казачьей идентичности, а также обсуждается вопрос о народной поддержке кубанской казачьей организации на юге России, в Краснодарском крае. В начале 1990-х годов казачье движение насчитывало от 3,5 до 5 миллионов человек и составляло значимое политическое движение в постсоветской России. Сегодня политическая сила движения ослабла.В этой статье утверждается, что одной из важных причин этого является противоречие между городской, официальной казачьей политикой и построением казачьей идентичности в сельских казачьих поселениях (станицах). Далее утверждается, что это напряжение вызвано исторически меняющимся отношением казаков к государству.

Информация о журнале

Решение редакции об изменении названия давно установившейся советской Исследования, впервые опубликованные в 1949 г., последовали за распадом Советского Союза. Союз в конце 1991 года.Это отражало веру в то, что в результате страны бывшего Советского Союза и Восточной Европы постепенно станет более тесным связаны как с Европой, так и с Азией, продолжая при этом представлять отличительные темы для исследования в результате их конкретного опыта. Советские исследования были главным академическим журналом в мире. посвящены политическим, экономическим и социальным вопросам того, что когда-то было Страны советского блока, в том числе их история в советский период. Европейско-азиатские исследования продолжают сосредотачиваться на этом корпусе исследований. темы.В то же время новое название призвано отразить то, как трансформация политической и экономической систем этих стран влияет на их отношения с остальной Европой и растущие связи между тем, что была Советская Средняя Азия и другие страны как в Европе, так и в Азии.

Информация об издателе

Основываясь на двухвековом опыте, Taylor & Francis за последние два десятилетия быстро выросла и стала ведущим международным академическим издателем.Группа издает более 800 журналов и более 1800 новых книг каждый год, охватывающих широкий спектр предметных областей и включая журнальные оттиски Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz и Taylor & Francis. Тейлор и Фрэнсис полностью привержены делу. на публикацию и распространение научной информации высочайшего качества, и сегодня это остается первоочередной задачей.

Почему казачество возвращается в Россию?

В московской Казачьей Лавке, или Казачьей лавке, не нужно быть богатым, чтобы быть казаком.Их версия знаменитой красной шляпы папаха из искусственного меха обойдется вам примерно в 10 долларов. Полные регалии с головы до пят, включая печально известный кожаный хлыст нагайка всадников, будут стоить примерно 100 долларов в рублевом эквиваленте. Сегодня магазин имеет филиалы в нескольких крупных городах России, а его интернет-магазин осуществляет доставку по всей стране.

Хотя это может быть благом для малого бизнеса, широкая доступность казачьей одежды имеет свою цену. В мае группа мужчин в папахах напала на антикоррупционного активиста Алексея Навального и членов его Фонда борьбы с коррупцией в аэропорту приморского города Анапа.Более 20 человек облили группу молоком, и завязалась драка. После инцидента возникла значительная путаница по поводу личности хеклеров — даже внутри казачьей общины.

Лидер или атаман местной анапской казачьей группы Валерий Плотников отрицал, что они были частью его команды, состоящей из 98 человек. Он сообщил СМИ, что «настоящие» казаки действительно пытались разогнать начавшуюся драку. Другой региональный бывший казачий атаман Владимир Громов сказал, что мужская одежда — не к чему.«Любой желающий может купить папаху в любом сувенирном ларьке», — сказал он.

Другие казачьи вожди встали на сторону штурмовиков. Начальник Таманской дивизии Кубанских казачьих войск Иван Безуглый защищал казаков и сообщил радиостанции «Эхо Москвы», что сам Навальный «спровоцировал» драку, оскорбив казачьего полковника. И еще один человек, назвавшийся казаком, широко цитировался в СМИ, говоря, что нападение на Навального было политически мотивированным.

AP

Командир казачьего отряда на действительной службе в Харьковской области, Украина, 21 июня 1942 года, наблюдая за продвижением своих войск.

«Мы просто хотели показать им, что здесь нет места Навальному, живущему на американские деньги», — цитирует слова человека, назвавшегося Дмитрием Слабода, радиостанция «Говорит Москва». Несколько запросов газеты «Слабода» о комментариях к The Moscow Times остались без ответа.

Последовавший за инцидентом допрос «кто настоящий казак» выходит за рамки простого вопроса формы. Нападение на мирных активистов оппозиции, включая женщин и детей, усилило опасения, что романтизированное прошлое казаков используется для легитимации действий поддерживаемых Кремлем военизированных формирований.В преддверии сентябрьских парламентских выборов обеспокоены не только оппозиционно настроенные россияне, но и некоторые традиционные казаки.

Реабилитация

Казачья культура практически исчезла, когда тогдашний президент Борис Ельцин издал указ о ее возрождении в 1990-х годах.

Казаки веками служили царям, одалживая свои сабли, чтобы помочь завоевать Сибирь, Кавказ и Среднюю Азию в обмен на земли и привилегии. Верные династии Романовых и Православной церкви, они сражались на проигравшей стороне против Красной Армии в 1917 году.Потерпев поражение, сотни тысяч казаков были убиты и преследованы советской политикой «расказачивания».

Указ Ельцина призывал к восстановлению казачества как «этнокультурной группы». К тому времени казаков осталось совсем немного. Вместо этого вакуум был заполнен людьми сомнительного казачьего происхождения, соблазненными романтическим видением всадников в южных степях. «Средний казак был мужчиной средних лет, который мечтал о патриархальных ценностях, необузданной мужественности и славном преследовании воображаемых предков», — говорит Брайан Бек, историк, исследовавший реабилитацию казаков в 1990-х годах.

В последующие годы возвращение Кремля к консервативным ценностям и боевому патриотизму при президенте Владимире Путине сделало глубоко консервативных и религиозных казаков естественным союзником. При Путине зарегистрированные казачьи организации были созданы по всей стране и стали символом патриотизма. Сегодня чувство патриотизма казаков в некоторых случаях опережает кремлевское.

Казачий атаман Безуглый в конце прошлого года, как сообщается, руководил сожжением чучела У.Президент С. Барак Обама и президент Турции Реджеп Эрдоган на Кубани на митинге в поддержку Путина.

Накануне аннексии Россией черноморского полуострова Крым два года назад казаки в черных шерстяных и меховых шапках стояли на страже у крымского парламента и занимали контрольно-пропускные пункты по всему полуострову. Позже под руководством атамана донских казаков Николая Козицына они устремились на восток Украины, чтобы сражаться с украинскими правительственными войсками. Там к ним присоединились местные новообращенные, которых привлекали гламурная форма, запасы казачьего оружия и, по многим сведениям, хорошие зарплаты.

Казачьи полки начала 20 века

Источник: РИА Новости

Внутри России казачьи патрули превратились в своего рода добровольную полицию нравственности. В Краснодаре, южном регионе, где произошло нападение на Навального и его команду, они даже были переведены на заработную плату в регионе в 2012 году. Их возросшее присутствие многие рассматривали как попытку сдержать рост числа мигрантов в приграничном регионе беспокойный Кавказский регион.И хотя у них не было полномочий проводить аресты или носить огнестрельное оружие, сообщение заключалось в том, что один казак предоставит полиции инструмент запугивания, менее ограниченный бременем публичной ответственности.

«То, что вы не можете сделать, то казаки могут», — цитировали тогдашнего губернатора Александра Ткачева, который сказал полиции, когда он объявил о создании казачьих патрулей.

Вливание государственных денег в местные казачьи организации подверглось критике после инцидента с Навальным.В 2015 году для казачьих отрядов на Кубани было выделено около 1 миллиарда рублей (15 миллионов долларов), сообщает газета РБК. Некоторые сейчас ставят под сомнение легитимность финансирования групп, имеющих репутацию тесных связей с местной преступностью. «Большинство этих казачьих дружин состоит из местных преступников, — говорит обозреватель Максим Шевченко. «Такая сволочь, которая ведет себя как ополченцы в интересах местных олигархов. Настоящие казаки так себя не ведут».

Создавайте культуру, а не войну

По словам Владимира Громова, который 17 лет служил атаманом Кубанского казачьего войска, проблема не в оплате казакам за службу в составе регулярной российской полиции и вооруженных сил.«Никто не работает ради благодарности», — сказал он The Moscow Times. В то же время он считает, что стремление Кремля включить казачество в федеральные структуры затмило традиционные культурные и духовные аспекты, которые являются центральными для казачьей идентичности.

«С одной стороны правительство, с другой — казачество. Они заключают договор, хорошо», — говорит он. «Но это не должно определять казачество».

Громов называет богатую культуру песни и социальные традиции, в том числе «уважение» к женщинам и старикам, как основную составляющую казачества.Некоторые из этих традиций близки к анахронизму. В качестве примера надлежащего казачьего поведения Громов сказал в широко освещаемом твите, что курящих женщин следует «пороть» казачьей плеткой, чтобы отговорить других. Позже твит был удален.

Прежде всего, честь и принуждение занимают центральное место в поведении казаков, — говорит Громов, осуждая эпизод с Навальным. «Если Навальный виновен в нарушении российского законодательства, есть правоохранительные органы, которые могут и должны предотвращать преступления», — говорит он.«При чем тут казаки? Но в головах людей остался образ казаков».

Глава Центральной избирательной комиссии Элла Памфилова уже осудила деятельность так называемых групп ряженных, или фальшивых, казачьих групп. По ее словам, «накануне избирательных кампаний наблюдается рост агрессивного поведения таких групп по отношению к идеологическим оппонентам». По ее словам, регулярные правоохранительные органы закрывают глаза на эти мошеннические казачьи отряды.

Дмитрий Слабода / Анапа сегодня / АП

Лидера оппозиции Алексея Навального и его соратников облили молоком у аэропорта Анапа на юге России 17 мая.

Ярлык «рязение» — используемый для русских шутов средневековой эпохи и в наши дни часто используется в отрицательном смысле для обозначения тех, кто носит чужой костюм — встретил сопротивление среди казачьего сообщества. В своем заявлении в сети атаман кубанских казаков Николай Долуда назвал заявление Памфиловой «некорректным и неприемлемым.«

«Это не только оскорбляет чувства разных поколений казаков и их семей», — сказал он. «Но это подрывает авторитет всего российского казачества».

Одной из причин такой враждебности может быть собственный интерес казаков к сохранению некоторой степени неясности относительно того, кто является, а кто нет, «настоящим» казаком. По данным переписи населения 2002 года, около 7 миллионов россиян назвали себя казаками, что можно рассматривать как знак того, что возрождение казачества, начатое в 1990-х годах, было успешным.Но, по словам историка Бека, каста казаков в значительной степени вымерла с 1920-х годов.

«Сегодня больше людей, заявляющих о своей казачьей родословной, остаются вне официальных казачьих организаций, чем те, кого они приняли», — говорит Бек. «Так что даже казачьи атаманы не могут рассматриваться большинством жителей региона как« настоящие казаки »».

По словам бывшего атамана Громова, описание групп как ряженых также мало объясняет случайное неправильное поведение казаков.«Есть хорошие казаки, а есть не такие хорошие, — говорит он. «В этом смысле казаки такие же, как и любой другой народ».

Свяжитесь с автором по [email protected] Следуйте за автором в Twitter: @EvaHartog

.

Султан Филимонов, альтаман кубанских казаков, приветствует Красный Крест Америки на ступенях своего дворца в Екатеринодаре. Султан выражает признательность себе, своему правительству и своему народу за помощь, которую принесли американцы — цифровой файл с оригинала

Подробнее об авторских правах и других ограничениях

Чтобы получить рекомендации по составлению полных цитат, обратитесь к Ссылаясь на первоисточники.

  • Консультации по правам : Нет известных ограничений на публикацию. Для получения информации см. «Коллекцию фотографий Национального Красного Креста Америки», https://www.loc.gov/rr/print/res/717_anrc.html.
  • Номер репродукции : LC-DIG-anrc-05211 (цифровой файл из оригинала)
  • Телефонный номер : LC-A6195- 8477 [P&P]
  • Консультации по доступу : —

Получение копий

Если изображение отображается, вы можете скачать его самостоятельно.(Некоторые изображения отображаются только в виде эскизов вне Библиотеке Конгресса США по соображениям прав человека, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на сайт.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Услуги копирования Библиотеки Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточного звена, такого как копия негатива или прозрачность.Если вышеприведенное поле «Номер воспроизведения» включает номер воспроизведения, который начинается с LC-DIG …, то есть цифровое изображение, сделанное прямо с оригинала и имеет достаточное разрешение для большинства публикационных целей.
  2. Если есть информация, указанная в поле «Номер репродукции» выше: Вы можете использовать номер репродукции, чтобы купить копию в Duplication Services. Это будет составлен из источника, указанного в скобках после номера.

    Если указаны только черно-белые («черно-белые») источники, и вы хотите, чтобы копия показывала цвет или оттенок (если они есть на оригинале), вы обычно можете приобрести качественную копию оригинал в цвете, указав номер телефона, указанный выше, и включив каталог запись («Об этом элементе») с вашим запросом.

  3. Если в поле «Номер репродукции» выше нет информации: Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Службу тиражирования.Укажите номер телефона перечисленных выше, и включите запись каталога («Об этом элементе») в свой запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

Доступ к оригиналам

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнять квитанцию ​​о звонках в Распечатках. и Читальный зал фотографий для просмотра оригинала (ов). В некоторых случаях суррогат (замещающее изображение) доступны, часто в виде цифрового изображения, копии или микрофильма.

  1. Оцифрован ли элемент? (Миниатюрное (маленькое) изображение будет видно слева.)

    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения могут быть смотреть в большом размере, когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения, когда вы находитесь за пределами библиотеки Конгресс, потому что права на товар ограничены или права на него не оценивались. ограничения.
      В качестве меры по сохранности мы, как правило, не обслуживаем оригинальный товар, когда цифровое изображение доступен. Если у вас есть веская причина посмотреть оригинал, проконсультируйтесь со ссылкой библиотекарь. (Иногда оригинал слишком хрупкий, чтобы его можно было использовать. Например, стекло и пленочные фотографические негативы особенно подвержены повреждению. Их также легче увидеть в Интернете, где они представлены в виде положительных изображений.)
    • Нет, товар не оцифрован. Перейдите к # 2.
  2. Указывают ли вышеприведенные поля с рекомендациями по доступу или Номер вызова, что существует нецифровой суррогат, типа микрофильмов или копий?

    • Да, существует еще один суррогат. Справочный персонал может направить вас к этому суррогат.
    • Нет, другого суррогата не существует. Перейдите к # 3.
  3. Если вы не видите миниатюрное изображение или ссылку на другого суррогата, заполните бланк звонка. Читальный зал эстампов и фотографий. Во многих случаях оригиналы могут быть доставлены в течение нескольких минут. Другие материалы требуют записи на более позднее в тот же день или в будущем. Справочный персонал может посоветуют вам как заполнить квитанцию ​​о звонках, так и когда товар может быть подан.

Чтобы связаться со справочным персоналом в Зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей Спросите библиотекаря или позвоните в читальный зал с 8:30 до 5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

Шапки из русского казачьего меха в аутентичном стиле

Показано с 1 по 17 (из 17 товаров)

Такие шапки из серого каракуля (персидского ягненка) на протяжении веков носили русские казаки, живущие на берегах…

Традиционные коричневые каракульские шапки из каракуля носили пастухи во многих странах, особенно в Восточной Европе, на Балканах и на Кавказе.Интересно, что французские…

Астраханская шапка-кубанка, которую традиционно носили русские казаки, живущие на берегу реки Кубань. Сделано вручную верхом…

Очень мягкая и теплая зимняя шапка ручной работы из настоящей овчины (овчины), похожая на ту, что носил Ханс Матесон в…

Зимняя шапка из папахи из настоящего каракуля (персидского ягненка), похожая на ту, которую носят армейские генералы. и другие высокопоставленные офицеры…

Такие черные каракульские шапки-кубанки на протяжении веков носили русские казаки, живущие на берегу…

Традиционные черные каракульские шапки (персидский барашек), которые носили пастухи во многих странах, особенно в Восточной Европе, на Балканах и на Кавказе.Интересно, что…

Серая зимняя шапка из овчины на хлопковой подкладке, которую носили казаки на Юге России. Сделанные из натуральной овчины,…

Такие коричневые шапки из персидского ягненка (каракуля) на протяжении веков носили русские казаки, живущие на берегах…

Традиционная серая шапка из персидского барана (каракуль), которую носили пастухи во многих странах, особенно в России. Восточная Европа, Балканы и Кавказ.Василий…

Коричневая зимняя шапка из овчины с хлопковой подкладкой, которую носили казаки на Юге России. Из натуральной овчины,…

Шапка из папахи советских полковников. Имеет характерный желтый шелковый крест на серой мягкой шерстяной ткани. Прототип этой…

Шляпа Папаха, которую носили генералы и маршалы советской и российской армий. С характерным желтым шелковым крестом на красном…

Белая зимняя шапка из овчины с хлопковой подкладкой, похожая на ту, что носил Юл Бриннер в фильме 1962 года «Тарас…»

Каракульская шапка кубанского казака с белой шерстяной короной, которую носил Белый Армейские офицеры на Корниловском коне…

Классическая женская шапка кубанского казака из персидского ягненка с хлопковой подкладкой.Изготовлена ​​вручную мастерами высшего класса из натурального каракульского меха (каракуль),…

Женская каракульская шапка на смесовой хлопчатобумажной подкладке. Подобно тому, что носила Кира Найтли на показе Джакомо Кампиотти…

Показано с 1 по 17 (из 17 товаров)

преступлений и массовое насилие в ходе Гражданских войн в России (1918-1921 гг.) | Науки По Массовое насилие и сопротивление

Революции 1917 года в Российской империи привели к чрезвычайно жестоким гражданским войнам в 1918 году.Как и в любой гражданской войне, особенно трудно провести различие между военными операциями как таковыми и «побочным» насилием — если использовать этот анахроничный термин в контексте событий тех лет: массовые убийства гражданского населения, захват заложников, депортации населения, коллективно рассматриваемые как «враги». В этих разнообразных конфликтах ни одна из сторон не имела монополии на насилие. Тем не менее нельзя отрицать, что большевики теоретизировали насилие в гораздо большей степени как «массовый террор», центральную концепцию в работах Ленина.Ленин начал развивать эту концепцию в 1905 году, когда он объяснил, что пролетариат и бедняки фермеров должны прибегнуть к «массовому террору», столкнувшись с насилием царского режима во время революционных событий 1905-1906 годов. Призыв к «массовому террору» вновь появился вскоре после прихода к власти большевиков в октябре 1917 года. В то время большевики, составлявшие лишь небольшое меньшинство в стране, поощряли все формы социального насилия — насилие со стороны солдат, дезертировавших из армии. миллионное разложение царской армии, насилие крестьянских восстаний, вспыхнувшее в хаосе осени 1917 года, насилие перемещенного и голодающего городского пролетариата.Самым важным для Ленина было то, что удалось направить эти различные формы насилия под контроль партии, чтобы направить все насилие на «классовых врагов», которых уже называли «врагами народа» (Указ Совета Народных Комиссаров от 28 ноября, г. 1917 г.). «Массовый террор» гораздо больше, чем просто направление социального насилия, распространялся и развивался как решительная, теоретически обоснованная и утвержденная политика, без какого бы то ни было сдерживания, как акт возрождения всего социального тела. Затем «массовый террор» стал инструментом политики социальной гигиены, направленной на устранение групп, определяемых как «враги», из строящегося нового общества.Действительно, с самого начала новый режим классифицировал и классифицировал население, проводя различие между друзьями и врагами. «Дружественными» группами были в порядке старшинства сначала «настоящий рабочий пролетариат» (произвольное понятие, используемое в стране, где подавляющее большинство из примерно трех миллионов рабочих были выходцами из сельского крестьянства), затем сельскохозяйственных рабочих и бедняков. ; враги — буржуазия, землевладельцы, папы и «кулаки», последние определяются как «эксплуатирующие фермеров» в марксистском подходе «классовой борьбы», который не может объяснить сложности сельского мира, который в значительной степени игнорировался и презирался. за то, что новая большевистская власть восприняла как «азиатскую отсталость».Тем менее подавляющим было устранение врагов, осужденных самой эволюцией Истории, которые марксистский сциентизм и теория «классовой борьбы» позволили большевикам понять. В ленинском дискурсе эти враги были низведены до состояния «вредных насекомых», «вшей», «паразитов», «микробов». Ленин писал, что необходимо безжалостно «очищать», «очищать» и «очищать» российское общество от «беглецов», «насекомых» и «паразитов», заражающих и загрязняющих его (Ленин, Как организовать соревнование? , Декабрь 1917 г.).Нельзя отрицать, что такие формулировки проложили путь к убийству, дегуманизируя жертв, которые с помощью риторических уловок оставались неминуемой и смертельной угрозой, несмотря на то, что уже были осуждены Историей. «Массовый террор» должен был привести к новому, возрожденному и очищенному миру согласно большевикам и, в частности, чекистам, агентам ЧК (Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляциями), созданной политической полицией нового режима. 10 декабря 1917 г.Об этом убедительно свидетельствует следующая статья (18 августа 1919 г.), среди множества других подобных текстов, опубликованная в киевской газете ЧК Красный Меч (Красный Меч):

«Мы отвергаем старую мораль и« человечность », изобретенную буржуазией для угнетения и эксплуатации низших классов. Наша мораль не имеет прецедентов, наша человечность абсолютна, потому что она зиждется на новом идеале: уничтожить любую форму угнетение и насилие. Для нас все дозволено, потому что мы первые поднимаем мечи не для угнетения и порабощения, а для того, чтобы освободить человечество от его цепей… Кровь? Да прольется кровь! Только кровь может окрасить черный флаг пиратской буржуазии, превратив его раз и навсегда в красное знамя, знамя Революции. Только окончательная гибель старого мира навсегда избавит нас от возвращения шакалов ».

«Красный террор» (сентябрь-октябрь 1918 г.) **

1918; 31 августа — 4 сентября: «В ответ» на двойное нападение 30 августа 1918 г. на главу Петроградской ЧК Моисея Урицкого и на Владимира Ленина в Москве, около 1300 «буржуазных заложников» удерживались в Петрограде и Кронштадтские тюрьмы устроили чекисты.

1918; 5 сентября: г. Постановление Совета Народных Комиссаров «О красном терроре», призывающее «изолировать классовых врагов Советской республики в концентрационных лагерях и казнить всех лиц, причастных к организациям белогвардейцев, восстаниям или беспорядкам».

1918; Сентябрь-октябрь: г. Массовые расстрелы «буржуазных заложников» в Москве, Петрограде, Твери, Нижнем Новгороде, Вятке, Перми, Ивано-Вознесенске, Туле и т.д. 27 октября 1918 г .; Леггетт, 1981 г.).За несколько недель ЧК, политическая полиция нового режима, произвела в два-три раза больше казней, чем царский режим выносил смертные приговоры за 92-летний период с 1825 по 1917 год. В условиях режима смертные приговоры выносились в соответствии с судебными процедурами, а затем часто заменялись приговорами к принудительным работам.

++++

Суммарные казни бастующих рабочих ЧК (зима 1918 — весна 1919) ***

Конец 1918 — начало 1919: Несколько крупных забастовок (иногда наряду с мятежами частей Красной Армии), вызванных ухудшением жилищных условий и арестами рабочих-меньшевиков или эсеров, были жестоко подавлены спецподразделениями ЧК.Наиболее жестокие репрессии (массовые убийства или казни забастовщиков) имели место либо в городах, завоеванных белыми или оппонентами социалистов (эсерами и меньшевиками), где рабочие поддерживали антибольшевистские силы (Уральский регион), либо в городах, занимающих стратегические военные позиции во время забастовок или произошли мятежи (Астраханская область). Среди самых кровавых и лучших задокументированных эпизодов:

1919; 12-14 марта: г. Суммарные казни и утопление бастующих рабочих и мятежников 45-го стрелкового полка в Астрахани.В начале марта 1919 года в Астрахани вспыхнули забастовки по экономическим причинам (очень низкие нормы нормирования), а также по политическим причинам (аресты социалистов-небольшевиков), только чтобы перерасти в беспорядки, когда 45-й I.R. отказался стрелять в митингующих рабочих в центре города. Мятежники присоединились к забастовщикам в рейде на штаб-квартиру большевистской партии, в результате чего было убито несколько партийных деятелей. Серж Киров, председатель Военно-революционного комитета Астраханской области, приказал «всеми силами беспощадно истребить белогвардейских паразитов.«Подразделения ЧК подавили и забастовку, и мятеж. В период с 12 по 14 марта от 2000 до 4000 бастующих и мятежников были казнены или утоплены, брошены с барж посреди Волги с камнями на шее. С 15 марта репрессии поразили «буржуа», которого обвиняли в «вдохновении белогвардейского заговора», в котором рабочие и солдаты были лишь рядовыми. Несколько сотен «буржуа» были убиты (Мельгунов, 1927: 58-60; Силин in Чернов, 1922, с.248-255).

1919; 17-18 марта: г. Суммарные казни в Шлиссельбургской крепости около 200 рабочих петроградских Путиловских заводов после большой забастовки, вспыхнувшей в начале марта в этом «рабочем оплоте» Петрограда. 10 марта общее собрание Путиловских рабочих приняло прокламацию с осуждением большевистского правительства и требованием свободных выборов в Советы и фабрично-заводские комитеты, отмены ограничений на количество продуктов, которые рабочим разрешалось привозить в Петроград из деревни (1). .5 пудов или 54 фунта) и освобождение всех активистов «подлинной революционной партии» (меньшевиков и эсеров), удерживаемых ЧК. Когда Ленин лично приехал в Шлиссельбург 13 марта, он столкнулся с враждебной толпой, кричащей: «Долой евреев, долой комиссаров!» 16 марта вооруженные отряды ЧК штурмовали Путиловские заводы, которые защищали взявшиеся в руки рабочие. 900 рабочих были арестованы. В течение следующих дней было казнено около 200 забастовщиков (Бровкин, 1994: 69-72; Леггетт, 1981: 313).

1919; 20-22 марта: г. Суммарные казни около тридцати рабочих в Туле при подавлении забастовки на городских арсеналах. Забастовка в Туле началась из-за ухудшения жилищных условий и арестов, проведенных ЧК среди рабочих-меньшевиков (Бровкин, 1994: 74-75).

«Расказачивание:» 1 этап (февраль-март 1919 г.) и 2 этап (2 семестр 1920 г.) **

«Расказачивание», заключающееся в устранении донских и кубанских казаков как социальной группы, было чрезвычайно значительным в рамках революционного проекта и среди большевистских практик.Действительно, впервые новый режим решил принять комплексные меры депортации и массовых убийств, чтобы уничтожить все население, которое считается коллективно ответственным, с территории, которую большевистские лидеры считают «советской Вандеей». «Расказачивание» не было результатом боевых действий в пылу битвы. Этот процесс был инициирован политическим решением, принятым лидерами большевистской партии. «Расказачивание» было ненадолго прервано большевистскими военными неудачами весной 1919 года и возобновилось в 1920 году, когда большевики отвоевали Донские и Кубанские казачьи территории.

1919; 24 января: Секретное постановление ЦК партии большевиков, призывающее к «массовому террору против богатых казаков, которые должны быть истреблены и физически уничтожены до последнего».

1919; Февраль-март: Массовые расправы над «казачьими заложниками» регулярными войсками Красной Армии во время их продвижения на Дону. В течение нескольких недель было казнено 8000 казаков … (Бровкин, 1994: 103-105; Генис, 1994: 42-55; Холквист, 1997: 127-162).

В июне 1920 года лидер ЧК Карл Ландер был провозглашен «Полномочным представителем Кубани и Дона». Он учредил тройки, особые трибуналы, отвечающие за «расказачивание», которые приговорили к смертной казни несколько тысяч казаков. Система «заложников» (члены казачьих семей были объявлены вне закона) была расширена до простого бюрократического аппарата, а «заложники» были заключены в концентрационные лагеря, крупнейшим из которых был Майкоп (Бровкин, 1994: 128–129).

1920; Конец октября — начало ноября: г. Пять казачьих станиц (больших поселков) (Калиновская, Ермоловская, Романовская, Самачинская, Михайловская) были полностью лишены жителей, которые были депортированы в Донецкий бассейн для работы на шахтах в качестве принудительных работ.Число депортированных: около 17 000 (Werth in Courtois, Werth et al, 1997: 114–117).

++++

«Красный террор» на Украине (май-август 1918 г.) *

В те несколько месяцев 1918 года, когда Красная Армия оккупировала крупные города Украины (в то время как сельская местность в основном ускользнула от оплота большевиков), шаткое положение большевистской власти на Украине потребовало репрессивной политики против элиты старого режима. кто не успел бежать. Были объявлены колоссальные «компенсации от буржуазии»: в ожидании выплат большевистские власти сажали в тюрьмы большое количество «буржуазных заложников», унижая других (в Одессе, Киеве и Харькове «буржуазных женщин» реквизировали для уборки общественных уборных или военных лагеря, где часто происходили изнасилования).Летом 1919 года произошло множество массовых убийств и суммарных казней «буржуазных заложников», особенно в дни перед отступлением большевиков перед наступлением Белой армии. Среди наиболее важных:

1919; 8-11 июня: г. Массовые расстрелы «буржуа» в тюрьмах Харькова до того, как Белая армия захватила город (12 июня 1919 г.). Предполагаемое число жертв: от 500 до 1000.

1919; Июнь-август: Массовые расстрелы «буржуазных заложников» в Одессе.Предполагаемое число жертв: около 2000.

1919; Август: г. Массовые расстрелы «буржуазных заложников» в Киеве. Предполагаемое число жертв: около 1800 «буржуа» были убиты за две недели до того, как Белая армия взяла город под свой контроль (28 августа). Во время большевистской оккупации города (февраль-август 1919 г.) всего было убито 3000 человек (Бровкин, 1994: 119-126).

Погромы на Украине (1919-1921) *

Во время гражданской войны еврейское население Украины (и в меньшей степени Белоруссии) пострадало от самых ужасных погромов, когда-либо имевших место в регионах, где погромы 1903–1906 годов уже нанесли серьезный ущерб еврейскому населению.Приблизительно 150 000 еврейских жертв (125 000 на Украине, 25 000 в Беларуси) умерли в период с 1918 по 1922 год. 1919 год, несомненно, был самым смертоносным годом. Погромы совершали различные вооруженные формирования: Белая армия генерала Деникина, войска Украинской Народной Республики под командованием С. Петлюры, отряды различных военачальников «Атаман» (Соколовский, Козырь-Зырка, Григорий, Зеленый), отряды «зеленых» (восставших крестьян) и даже части Красной Армии (в частности знаменитая Конармя , 1-я Конная армия под командованием С.Буденного). В некоторых поселках Украины и Беларуси за погромы одновременно несут ответственность разные подразделения. Города (Харьков, Екатеринослав) не обошли стороной, особенно после их захвата белыми, которые систематически идентифицировали евреев как большевиков после «еврейско-большевистской» амальгамы, используемой всеми исполнителями погромов, независимо от их принадлежности. Среди самых крупных погромов:

1919; 15-17 февраля: г. Проскуров (Подольская область): массовые убийства, изнасилования, грабежи вооруженными формированиями Украинской Народной Республики.Предполагаемое количество жертв: около 1500

1919; 22-26 марта: г. Житомир (Волынская область): массовые убийства, изнасилования, грабежи вооруженными формированиями Украинской Народной Республики. Расчетное количество жертв: от 500 до 700.

1919; 11-12 мая: Городище (Киевская область): Грабежи и грабежи отряда Григорийского атамана.

1919; 13 мая: г. Тальное (Киевская губерния): погромы и грабежи отряда Григориевского атамана.

1919; 12-14 мая: г. Умань (Киевская область): Грабежи и грабежи отряда Григорийского атамана. Расчетное количество жертв: от 800 до 1200.

1919; 18-19 мая: г. Смела (Киевская область): Грабежи и грабежи отряда Григорийского атамана.

1919; 15-20 мая: г. Елизаветград (Киевская область): погромы, изнасилования, грабежи отрядом Григорийского атамана. Предполагаемое количество жертв: от 1300 до 3000.

1919; 26-28 мая: г. Тростянец (Подольская губерния): массовые убийства и грабежи, совершенные местными крестьянами и дезертирами («зелеными»). Расчетное количество жертв: 400.

1919; 15-18 июня: Харьков: Грабежи и грабежи после взятия города частями армии Деникина. Предполагаемое количество жертв: от 800 до 2500 человек.

1919; 24 июня: г. Александрия (Херсонская область): погромы и грабежи отряда Григорийского атамана. Предполагаемое количество жертв: от 300 до 700.

1919; 16-18 августа: г. Погребище (Киевская область): погромы и грабежи отряда Зеленого атамана. Предполагаемое количество жертв: от 400 до 500.

1919; 2-8 сентября: г. Фастов (Киевская область): Грабежи и грабежи отрядами Белой Армии. Предполагаемое количество жертв: от 1000 до 1500.

1919; 28-29 сентября: г. Смела (Киевская область): Резня и грабежи отрядами Белой Армии. Расчетное количество жертв: 112.

1919; 14-15 декабря: Смела (Киевская область): Резня и грабежи отрядами 1-й Конной армии (Красная Армия). Предполагаемое количество жертв: 107 (Heifetz, 1922; Miliakova, Rozenblat & Elenskaia, eds, 2006).

++++

Белый террор в восточных регионах (Урал, Сибирь) под управлением адмирала Колчака (конец 1918 — середина 1919 года) *

По сравнению с красным террором, белый террор никогда не создавался как система. В основном неконтролируемый и совершаемый «полевыми командирами», такими как казачьи атаманы Семенов или Анненков, Белый террор, тем не менее, был нацелен на определенные группы: боевиков-социалистов, подозреваемых в сочувствии большевикам, евреев (ассимилированных с большевиками) в наследство от дискриминационных репрессий старого царского режима.Как это часто было и во времена красного террора, самые массовые убийства противников и гражданских «врагов» совершались непосредственно перед тем, как покинуть город или позицию. Среди наиболее крупных массовых убийств:

1918; 25-26 декабря: Избиение нескольких сотен социалистических боевиков и рабочих, заключенных в Омске подразделениями генерала И. Красильников (Армия адмирала Колчака).

1919; Середина апреля: г. Расправа над 670 заключенными (боевые эсеры, рабочие) в Уфе.

1919; Май: г. Расправа над 350 заключенными в Чите.

1919; 10-14 июля: Погром в Екатеринбурге. Примерно 2200 жертв, в основном евреи (Бровкин, 1994: 205-206; Мельгунов, 1923: 78-90).

Массовые расстрелы мирных жителей большевиками в Крыму (середина ноября — конец декабря 1920 г.) *

За исключением погромов, учиненных в 1919-1921 годах на Украине и в Беларуси самыми разными вооруженными формированиями, массовые убийства гражданского населения достигли своего апогея в Крыму во время эвакуации последних частей Белой армии.В течение нескольких недель (с середины ноября до конца декабря 1920 г.) было расстреляно или повешено примерно 50 000 человек, большинство из которых — гражданские лица, часто принадлежащие к социальной элите, которые следовали за отступлением Белой армии на Крымский полуостров. Во-первых (с середины ноября до начала декабря) «стихийно» увеличивались массовые убийства мирных жителей, не вышедших на борт с эвакуируемыми войсками. Во-вторых, большевистские власти начали регистрировать население основных городов Крыма с максимальной точностью, учитывая обстоятельства.Каждый житель должен был зарегистрироваться в местной ЧК, заполнив длинную следственную анкету. На основании этого «расследования» население было разделено на три категории: расстрелять, отправить в концлагерь, пощадить (Бровкин, 1994: 346-349; Мельгунов, 1924: 187-202).

Массовые расстрелы заложников и заключение гражданского населения в концлагеря после подавления восстания крестьян в Тамбовской области (лето 1921 г.) ***

Из всех крестьянских восстаний, спровоцированных массовыми политическими реквизициями сельскохозяйственных продуктов, восстание в Тамбове было самым длительным, наиболее важным и наиболее организованным.Чтобы подавить это восстание, генерал Тухачевский, назначенный Политбюро в качестве «главнокомандующего кампанией по ликвидации бандитов Тамбовской области», прибег к откровенному политическому террору, сочетая захват заложников, массовые казни и интернирование десятков тысяч мирных жителей. концентрационные лагеря, применение удушающего газа, депортация целых деревень, подозреваемых в помощи или укрывательстве «бандитов». В частности:

1921; 11 июня: Приказ № 171 от Тухачевского, планирующего «стрелять на месте, без суда и следствия, любого гражданина, отказывающегося назвать свое имя», «стрелять в заложников в деревнях, где спрятано оружие», «стрелять на месте без суда и следствия». старший сын бандитских семей.«

1921; 12 июня: Приказ Тухачевского «очистить леса, где прячутся бандиты, удушающим газом».

1921; Июль: г. Открытие 7 концлагерей в Тамбовской области для интернирования «семей восставших бандитов». К концу июля 1921 года в этих лагерях содержалось около 50 000 заключенных, большинство из которых — женщины, старики и дети. Тиф, холера и голод взяли свое. Осенью 1921 г. смертность достигала 15–20% в месяц (Данилов, Шанин, 1994).

++++

Источники

Бровкин В., 1994, В тылу гражданской войны , Princeton University Press

Бугай, Н., 1995, Л. Берия-I. Сталину: «Согласно Вашему указанию», Москва, АИРО-XX

Бугай, Н., 1997, Депортация народов Крыма , Москва

Чернов В. (ред.), ВЧК. Материалы по деятельности чрезвычайных комиссий , Берлин, Из.ЦКПСР, 1922

Данилов В., Шанин Т. (ред.), 1994, Антоновщина , Тамбов

Данилов В.П., Мэннинг Р., Виола Л. (ред.), 1999-2006, Трагедия советской деревни. Документы и материалы, 1927-1939 , 5 томов, Москва: Росспен

Данилов В.П., Берелович А. (ред.), 2000-2007, Советская деревня глаз ВЦК, ОГПУ, НКВД, 1918-1939 , 5 том, Москва: Росспень,

Еженедельник ВКК, 6 выпусков, опубликованных с 22 сентября 1918 г. по 27 октября 1918 г.

Генис, В.Л., 1994, «Расказывание в Советской России», в Вопросы истории 1994/1

Гонов А., 1999, Народ в эселонакс , Москва.

Гурьянов А. (ред.), 1997, Репрессии против Поляков и польских городов, , Москва: Звеня,

Heifetz, E., 1921, Резня евреев на Украине в 1919 году , Нью-Йорк: Т. Зельцер.

Холквист, П., 1997, «Провести беспощадный массовый террор». Расказачивание на Дону, 1919 », в Cahiers du Monde russe , n ° 38 (1-2), 27-162

Иванов, В.А., 1998, «Операция бывшие люди в Ленинграде, февраль 1935 г.», № Новый Касовой , 1998 г., № 6-7

.

Юнге М., Биннер Р., 2003, Как Террор сталь большой , Москва: АИРО-ХХ

Кондрасин В., Пеннер Д. (ред.), 2002, Голод 1932-1933 в советской деревне , Самара-Пенза

Леггетт, Г., 1981, ЧК: Политическая полиция Ленина , Нью-Йорк: Oxford University Press

Мартин Т., 1998, «Истоки советской этнической чистки», в The Journal of Modern History , n ° 70, 813-861

Мартин, Т., 2001, Империя позитивных действий. Нации и национализм в Советском Союзе , 1923-1939, Cornell University Press

Мельгунов, С., 1923, Tragedia Admirala Koltchaka , Берлин

Мельгунов, С., 1924, Красный Террор в России, 1918-1923 , Берлин, Ватага

Мельгунов, С., 1927, La Terreur rouge en Russie , 1918-1924,: Payot

Милякова Л.Б., Розенблат Е.С., Еленская И. (ред.), 2006, Погромы на Украине, в Белоруссии и Европейской Кастии России, 1918-1922 .Сборник документов, Москва

Ohayon, I., 2006, Du nomadisme au socialisme. Седентаризация, коллективизация и аккультурация казахов в СССР, 1928-1945 гг. ,: Maisonneuve

Охотин Н., Рогинский А. Из истории немецкой операции НКВД 1937-1938 // Щербакова И.Л. (ред), 1999, Наказанный народ , Москва: Звеня

Охотин Н., Рогинский А., 2000, 30 Октября, № 4

Петров Н.В., Рогинский А.Б., «Польская операция НКВД 1937-1938», в Гурьянов А.Е. (ред.), 1997, Репрессии против Поляков и Польский Граждан , Москва, Звенья

Пихоя Р.Г., Козлов В.П. (ред.), 1997, Катынь , Москва: МФД

Поляков И. (ред), Население России в XX веке , т. 1, Москва: Росспень

Полян П., 2001, Не по своей полевке, История и география принудительных миграций в СССР , Москва, ОГИ-Мемориал

Разумов А.Я. и др., 1998, Ленинградский мартиролог, 1937-1938 , том III, Санкт-Петербург

Щербакова, И.Л. (ред.), 1999, Наказанный народ , Москва: Звеня,

Шаповал Ю., Васильев В. (ред.), 2001, Команды большого голода , Киев: Генеза

Силин П., 1922, «Астраханские расстрелы», Чернов, В. (ред.), ВЧК. Материалы по деятельности чрезвычайных комиссий , Берлин: Из.ЦКПСР

.

Хлевнюк О.В., Девис Р.У. et al (eds), 2001, Сталин и Каганович, Переписка 1931-1936 , Москва: Росспен

Татимов М.Б., Козыбаев М.К., Абылхозин З.Б. (ред.), 1991, Голод в Казахской степи. Письма тревоги и боли , Алма-Ата

Виола, Л., 2005, «Голод 1932-1933 годов в Советском Союзе», в Vingtième Siècle. Revue d’Histoire , № 88

Werth, N., 1997, «Un État contre son peuple», in Courtois, S., Werth, N. et al, Le Livre Noir du Communisme ,: R. Laffont

Werth, N., 2002, Repenser la Grande Terreur, in Le Débat , n ° 122

Верт, Н., Мироненко, С. (ред.), 2004, Массовые репрессии в СССР, История Сталинского Гулага, , том I, Москва: Росспен

Werth, N., 2006 / a, L’Ile aux cannibales. 1933, Undeportation-leaveon en Sibérie ,: Perrin

Werth, N., 2006 / b, «Les opérations de masse de la Grande Terreur», Bulletin de l’IHTP , n ° 87

Яковлев А.Н., Наумов В., Сигачев Ю. (ред.), 1999, Лаврентий Берия, 1953. Стенографическая запись июльского пленума ЦК КПСС и другие документы, Москва: МДФ

Земсков, В.Н., 2003, Спецпоселенцы в СССР , Москва: Наука,

++++

Библиография

1- Гражданская война и «военный коммунизм»

a) Сборник документов

Бернштам М. (ред.), 1982, Урал и Прикамье, ноябрь 1917 — Январь 1919 . Документы и материалы,: YMCA Press

Белов, Г.А. (ред), 1958, Из истории Всероссийской чрезвычайной комиссии, 1917-1921 , Москва: Политиздат,

Чернов В.(ред), ВЧК. Материалы по деятельности чрезвычайных комиссий , Берлин: Из.ЦКПСР, 1922

Данилов В., Шанин Т. (ред.), 1994, Антоновщина , Тамбов

Фельштинский Ю., 1992, Красный Террор в год Гражданской войны , Лондон: Зарубежные публикации

Meijer, J. (ed), 1964, The Trotsky Papers, 1917-1922 , The Hague: Mouton

Милякова Л.Б., Розенблат Е.С. & Еленская, И. (ред.), 2006, Книга Погромов.Погромы на Украине, в Белоруссии и Европейской Касти России, 1918-1922 гг. . Сборник документов, Москва: Росспен

б) Исследования

Baynac J., 1975, La Terreur sous Lénine ,: Sagittaire

Бровкин В., 1994, В тылу гражданской войны , Princeton University Press

Будницкий О.В., 2006, Российские евреи между красными и белыми , Москва: Росспен

Courtois, S., Werth, N. et al, 1997, Le Livre Noir du communisme ,: Laffont

Фигес, О., 1989, Крестьянская Россия, Гражданская война. Поволжская деревня в революции 1917-1921 годов , Oxford University Press

Френкин М., 1987, Трагедия крестьянских восстаний в России, 1918-1921 , Иерусалим: Лексикон

Грациози А., 1997, Большевики и крестьяне на Украине, 1918-1919 , Москва: АИРО-XX.

Heifetz, E., 1921, Резня евреев на Украине в 1919 году , Нью-Йорк: Т. Зельцер.

Холквист, П., 1997, «Проведение беспощадного массового террора».Расказачивание на Дону, 1919 », в Cahiers du Monde russe , n ° 38 (1-2), 127-162

Холквист, П., 2002, Война, революция. Континуум кризиса в России, 1914-1921 гг. , Cambridge University Press

Леггетт, Г., 1981, ЧК: Политическая полиция Ленина , Нью-Йорк: Oxford University Press

Мельгунов С., 1924, Красный Террор в России, 1918-1923 , Берлин: Ватага

Осипова Т., 1997, «Крестьянские восстания: происхождение, масштабы, динамика и последствия», Бровкин, В.(ред), Большевики в русском обществе , Нью-Хейвен и Лондон: издательство Йельского университета

2 — 1930-е годы

a) Сборник документов

Данилов В.П., Берелович А (ред.), 2000-2007, Советская деревня глаз ВЦК, ОГПУ, НКВД, 1918-1939 , 5 том, Москва: Росспень,

Данилов В.П., Мэннинг Р., Виола, Л. (ред.), 1999-2006, Трагедия советской деревни. Документы и материалы, 1927-1939 , 5 т., Москва: Росспен,

Данилов, В.П., Красильников С.А. (ред.), 1992-1994, Спецпереселенцы в Западной Сибири, 3 том, 1930-1938 , Новосибирск: ЭКО

Головкова Л.А., Любимова К.Ф. и др., Бутовский полигон, 1937-1938. Книга памяти жертв политических репрессий , т. 1-5, Москва: Мемориал

Graziosi, A., 1989, «La famine en Ukraine et dans le Caucase du Nord à travers les rapports desiplomates italiens, 1932-1934», Cahiers du Monde russe et soviétique , 30 (1-2), 5- 106

Кокурин, А., Петров Н., 2000, ГУЛАГ, 1917-1960 , Москва: МФД

Кондрасин В., Пеннер Д. (ред.), 2002, Голод 1932-1933 в советской деревне , Самара-Пенза

Кульцыцкий, С.В. (ред), 1990, Холод 1932-1933 годов на Украине Киев

Кульцыцкий, С.В. (ред), 1993, Голодомор 1932-1933 в Украине: Прицыны и наслидки , Киев

Литвин В.М., (ред.), 2003, Холод 1932-33 годов в Украине, , Киев

Пихоя, р., Козлов, В. (ред.), 1997, Катынь , Москва: МФД

Разумов А. и др., 1995-1999, Ленинградский мартиролог, 1937-1938 , т. 1-4, Санкт-Петербург: Мемориал

Шаповал Ю., Васильев В. (ред.), 2001, Команды большого голода , Киев: Генеза

Татимов М.Б., Козыбаев М.К., Абылхозин З.Б. (ред.), 1991, Голод в Казахской степи. Письма тревоги и боли , Алма-Ата

Верт Н., Мироненко С. (ред.), 2004, Массовые репрессии в СССР, История Сталинского Гулага, , том I, Москва: Росспен

Хаустов, В., Наумов В., Плотникова Н. (ред.), 2003-2005, Лубянка. Сталин и ВЦК-ГПУ-ОГПУ-НКВД , т. 1, 1922-1936; Т. 2, 1937-1938, Москва: МФД

++++

б) Исследования

Conquest, R., 1995, Sanglantes Moissons; La Grande Terreur ,: R. Laffont

Дэвис, Р.У., Уиткрофт, С.Г., 2004, Годы голода: советское сельское хозяйство, 1931-1933 гг. , Нью-Йорк: Praeger

Гурьянов А. (ред.), 1997, Репрессии против Поляков и польских городов , Москва: Звеня,

Илич, М.(ред.), 2006, Возвращение к сталинскому террору , Лондон: Palgrave MacMillan

Ивницкий Н., 1996, Коллективизация и раскулачивание , Москва: АИРО-ХХ

Юнге М., Биннер Р., 2003, Как Террор сталь большой , Москва: АИРО-ХХ

Хлевнюк О., 1995, «Цели Большого террора, 1937-1938», в: Купер Дж., Перри М. и Рис Э.А. (ред.), История СССР, 1917-1953 гг. : Очерки в честь Р.У. Дэвиса, Лондон: MacMillan

Хлевнюк, О., 1998, «Les mécanismes de la Grande Terreur des années 1937-1938 au Turkménistan», в Cahiers du Monde russe , n ° 39 (1-2), 197-209

Mcloughlin, B., Mcdermott, K. (eds), 2003, Сталинский террор: высокая политика и массовые репрессии в Советском Союзе , Лондон: Palgrave MacMillan

Мартин, Т., 2001, Империя позитивных действий. Нации и национализм в Советском Союзе, 1923-1939 , Cornell University Press

Мартин Т., 1998, «Истоки советской этнической чистки», Журнал современной истории , № 70, 813-861

Охайон, И., 2006, Du nomadisme au socialisme: Седентаризация, коллективизация и аккультурация казахов в СССР, 1928-1945 гг. ,: Maisonneuve

Пьянкола Н., 2004, «Голод в степи. Коллективизация сельского хозяйства и казахские пастухи, 1928-1934», в Cahiers du Monde russe , n ° 45 (1-2), 137-192

Pohl, J.O., 1997, Сталинская пенитенциарная система: статистическая история советских репрессий и террора, 1930-1953 гг. , Джефферсон, Северная Каролина, Mc Farland & Co Publishers

Поляков, Ю.(ред), 2001, Население России в XX веке, том. 1, 1900-1939, , Москва: Наука,

Самосудов В.М., 1998, Большой террор в Омском Приирчье, 1937-1938 , Омск

Щербакова, И. (ред.), 1999, Наказанный народ. Репрессии против Российских Немцев , Москва: Звеня

Werth, N., 2002, Repenser la Grande Terreur, in Le Débat , n ° 122, 118-141

Werth, N., 2006, L’Ile aux cannibales. 1933. Une déportation-leaveon en Sibérie ,: Perrin

.

Верт, Н., 2007, La Terreur et le désarroi. Staline et son système ,: Perrin

Земсков В., 2003, Спецпоселенцы в СССР, 1930-1960 , Москва: Наука,

3 — 1940-е и начало 1950-х годов

Бугай Н., 1995, Л. Берия — И. Сталину: «Согласно Вашему указанию», Москва: АИРО-XX

Бугай Н., Гонов А, 1998, Кавказ. Народы в еселонах (20-60е года) , Москва: ОГИ

Некрич А., 1979, Наказанные народы.Депортация и судьба советских меньшинств в конце Второй мировой войны , Нью-Йорк: Norton

Pohl, O., 1999, Этнические чистки в СССР, 1937-1949 гг. , Вестпорт: CT

Полян П., 2001, Не по своей полевке, История и география принудительных миграций в СССР , Москва, ОГИ-Мемориал

Кубанское казачье возрождение и местная политика

Граннес, А., Геральдствейт, Д. (1994) Этниск насьонализм. Народная группа и конъюнктура и Каукасия и

Центральная Азия [Этнический национализм.Люди и конфликты на Кавказе и в Центральной Азии] (Отта,

Тано).

Грант Б. (1995) В Советском Доме культуры. Век перестройки (Princeton, Princeton

University Press).

Дженкинс Р. (1996) Социальная идентичность (Лондон, Рутледж).

Харстенко В., Харстенко А., Кистерев А. (1993) Между илем и себсем. Очерки истории

Северского района Краснодарского края (Краснодар, Краснодарское издательство-полиграфичес-

кое производственное предприятие).

Корнблатт, Дж. Д. (1992) Казачий герой в русской литературе. Исследование культурной мифологии

(Мэдисон, Университет Висконсина Press).

Лаба Р. (1998) «Казачье движение и Российское государство 1990–1996», Археология и этнография

Северного Кавказа. Сборник научных трудов (Краснодар, Кубанский государственный университет).

Ланкина Т. (1996) «Казаки: гарант мира или мина в федерализме в России»,

Национальные документы, 24, 4, стр.720 — 726.

Ливен, А. (1998) Чечня. Надгробие российской власти (Нью-Хейвен, издательство Йельского университета).

Лонгворт П. (1969) Казаки. Пять веков бурной жизни в российских степях (Лондон,

Constable & Company).

Мануйлов, А. (2006) «Традиция и модернизация в правовом положении казачества: около

аспектов преемственности», Обычное право кубанских казаков (Санкт-Петербург, Алетея).

Миронов И.О. (1914) Станица Северская 1864–1914.(К 50-летию юбилею станицы) (Экатаринадар,

Типо-литография С. Казарова).

Осипов А. (1996) «Краснодарский край: миграция, национализм и региональная риторика», Кавказский

Регионоведение, 1,1.

Песман Д. (2000) Россия и душа: исследование (Лондон, издательство Корнельского университета).

Скотт, Дж. К. (1998) Видеть как государство: как некоторые схемы улучшения условий жизни человека потерпели неудачу

(Нью-Хейвен, издательство Йельского университета).

Ситон, А.(1985) Всадники степей. История казаков (Лондон, The Bodley

Head Ltd).

Скиннер, Б. (1994) «Формирование идентичности в российском казацком возрождении», Европа-Азиатские исследования, 46, 6,

стр. 1017 — 1037.

Тейлор, К. (1994) «Политика признания» , в Goldberg, DT (ed.) (1994) Multiculturalism: A

Critical Reader (Oxford, Blackwell), стр. 75-106.

Тишков В. (1997) Этническая принадлежность, национализм и конфликты в и после Советский Союз.The Mind Ameme

(Лондон, Sage Publications).

Вердери К. (1996) «Этническая принадлежность, национализм и государственное строительство. Этнические группы и границы: прошлое

,

и будущее », in Vermeulen, H.C.G. (ред.) (1996) Антропология этнической принадлежности — за пределами этнических

Группы и границы (Амстердам, Het Spinhuis).

Уэбб Дж. (1994) «Краснодар: исследование сельского фактора в российской политике», Журнал

Современная история, 29, 2, стр. 229–260.

ИДЕНТИЧНОСТЬ КАЗАКА В НОВОЙ РОССИИ 1077

«Парад русских кубанских казаков» Рашида Валитова

Страна автора

AllAfghanistanAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamas, TheBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBritish Virgin IslandsBruneiBulgariaBurkina FasoBurmaBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongo, Демократическая Республика theCongo, Республика theCook IslandsCosta RicaCote d’IvoireCroatiaCubaCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEast TimorEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland острова (Мальвинские) Фарерских IslandsFijiFinlandFranceFrench ГвианаФранцузская ПолинезияФранцузские Южные и Антарктические землиГабонГамбия, ГрузияГерманияГанаГибралтарГрецияГренландияГренадаГваделупаГуамГватемалаГернсиГвинеяГвинея-БисауГайанаГайтиХерд-Айленд a й McDonald IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIranIraqIrelandIsle из ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, NorthKorea, SouthKuwaitKyrgyzstanLaosLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacauMacedoniaMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты ofMoldovaMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Mariana IslandsNorwayOmanPakistanPalauPalestine, Государственный ofPanamaPapua Новый GuineaParaguayPeruPhilippinesPitcairn IslandsPolandPortugalPuerto RicoQatarReunionRomaniaRussiaRwandaSaint HelenaSaint Киттс и NevisSaint LuciaSaint Пьер и MiquelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Томе и PrincipeSaudi АравияСенегалСербияСейшельские островаСьерра-ЛеонеСингапурСловакияСловенияСоломоновы островаS omaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyriaTaiwanTajikistanTanzaniaThailandTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited арабского EmiratesUnited KingdomUnited StatesUnited Штаты Экваторияльная IslandsUruguayUzbekistanVanuatuVenezuelaVietnamVirgin IslandsWallis и FutunaWestern SaharaYemenZambiaZimbabwe

.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *