Мариано фортуни: Художник Мариано Фортуни, биография и картины

Содержание

Художник Мариано Фортуни, биография и картины

   11 июня 1838 года на свет появился талантливый, одарённый художник и востоковед Мариано Фортуни. Он родился в испанском городе Реусе, в Каталонии. Его жизнь была яркой и интересной, наполненной светом, любовью, добром, калейдоскопом волнующих событий и фейерверком творческого вдохновения.

   Мариано был сиротой. После смерти родителей его воспитанием занимался дедушка. Он очень любил мальчика и заботился о нём. Дедушка работал столяром в мастерской, и в свободное время создавал восковые фигуры и статуэтки. Мариано нравился его труд, и он с удовольствием помогал дедушке раскрашивать изделия. Мальчик рано проявил интерес к рисованию. Он был знаком с местным художником и научился у него живописи. Мариано писал обетные картины, рисовал людей, природу, животных. Ему нравилось общение с окружающим миром. Он любил быть в уединении, мечтать, размышлять, творить!

   Юного Мариано привлекала скульптура. В четырнадцать лет он совершил путешествие в Барселону и познакомился со скульптором Таларном, который обнаружил у него многогранные таланты в искусстве.

Благодаря своему покровителю, юноша получил бесплатное обучение в Школе Изящных Искусств. Во время учёбы он получал стипендию. На свои первые деньги он ездил в Рим, где любовался художественными шедеврами гениальных живописцев. Здесь он продолжил образование. Его необычайной трудоспособностью восхищались учителя и наставники.

   В 21 год Мариано Фортуни отправился в Африку для сбора материалов, которые использовал в работе по написанию батального полотна о победе испанских войск. Он провёл в Африке около трёх месяцев. Там у Мариано раскрылся дар колориста. В этой стране он получил много ярких впечатлений, познакомился с восточной культурой, бытом, обычаями и традициями африканских племён, вдохновился экзотичной природой и открыл для себя много нового. Его пленили световые и цветовые эффекты этой удивительной страны, и каждый день, проведённый в Африке, был для него незабываемым! Восток его удивил и покорил. Он стал работать ещё больше и усерднее! Благодаря восточной стране его талант расцвёл, сияя всеми красками совершенства.

Солнце его творчества светило, озаряя душу вдохновением.

   На следующий год Мариано Фортуни отправился в Марокко, где был назначен хроникёром при штабе испанской экспедиции. В этом путешествии художник открыл много нового. Он усиленно работал, создавая этюды и картины с арабскими сюжетами, которые писал маслом и акварелью. Большое внимание Мариано уделял созданию гравюр на металле.

   Всю жизнь мастер кисти провёл в Италии, посещая иногда Испанию и Париж. На его творчество оказало влияние знакомства с известными живописцами, портретистами, скульпторами, литографами. Некоторые их работы он даже копировал. Художник был наделён прекрасным воображением, и оно приводило его к неожиданным и оригинальным решениям. Иногда он использовал для фона картины акварельные пятна или брал прокоптившийся лист бумаги.

   Мариано Фортуни был женат. Имел дочь Марию и сына Мариано, названного в честь отца. Сын художника стал известным дизайнером-модельером.

   Мариано Фортуни было создано много непревзойдённых авторских художественных работ! Он писал маслом свадебные церемонии, церкви, природу, путешествия, восточные мотивы и исторические сюжеты.

Художник питал интерес к старине и отражал её в живописи. Каждое творение мастера кисти было уникальным! Его шедевры сияют ясным солнцем Вселенной, в котором отражается жизнь разных эпох. Красочные, цветовые сочетания несут его картинам яркий звездопад искусства, дарят волшебную красоту, увлекают в мир, полный гармонии вещей. Художник умело передавал в работах своё настроение, красоту и богатство окружающего мира. Его картинами восхищались все!

   Мариано Фортуни ушёл из жизни рано. Он скончался от малярии, в Риме, 21 ноября 1874 года. Его работы хранятся во многих музеях мира и высоко признаны обществом.

Мариано Фортуни-де-Мадразо — дизайнер, художник, изобретатель.

Испаноязычные художники

Анна Борисова

Недавно мы вели разговор об испанских импрессионистах. Одновременно с ними в середине XIX века в стране творили другие талантливые художники, например, такие известные мастера более классического жанра, как Мариано Фортуни и Раймундо де Мадрасо-и-Гаррета.

Художник Мариано Фортуни-и-Марсал (1838-1874 гг.) за свою короткую жизнь (прожил 36 лет) смог достичь большого успеха, став одним из лидеров так называемого романтического ориентализма, видным представителем испанской классической школы в живописи. Уроженец Каталонии и сирота с детства, он воспитывался дедом - формовщиком терракотовых статуэток. В 14 лет мальчик пешком отправился в Барселону где, благодаря своему таланту, получил возможность бесплатного обучения в Высшей школе изящных искусств. Затем юноша продолжал образование в Риме и работал во многих городах Испании, а также во Франции и Марокко. Большую роль на полотнах Фортуни играют старинные вещи, - мастер был увлеченным антикваром. Творчество Фортуни оказало большое влияние на зарождение модерна, а его произведения представлены в музеях Нью-Йорка, Бостона, Балтимора, Москвы (музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина) и Санкт-Петербурга (Эрмитаж).

Мариано Фортуни-и-Марсал. Испанская свадьба

А вот живописца Раймундо де Мадрасо-и-Гаррета (1841-1920 гг.

) принято относить к последователям академического классицизма с элементами реализма. Этот мастер начинал свое обучение искусству в Королевской Академии Сан-Фернандо в Мадриде, после чего уехал в Париж, где копировал шедевры музеев Лувра и Люксембурга. Мадрасо-и-Гаррета начинал с исторической живописи, позже перейдя к небольшим жанровым сценам и портретам. В его картинах чувствуется влияние роккоко и японского искусства. Этот испанец особенно любим американскими коллекционерами, и некоторые из его картин сейчас можно увидеть в музее Метрополитен в Нью-Йорке. Также большая коллекция его картин хранится в испанском музее Прадо.


Раймундо де Мадрасо-и-Гаррета. Внутри церкви. Исповедь.

Итак, как же связаны между собой два этих испанских художника — Мариано Фортуни и Раймундо де Мадрасо-и-Гаррета, кроме того, что они были современниками и оба - живописцами жанровых сцен, портретов, ярких изящных деталей интерьеров и туалетов?

Они были родственниками.

Дело в том, что Мариано Фортуни был женат на дочери Мадрасо-и-Гаррета, и именно этот союз двух творческих семей наградил Испанию особенным гением, о котором у нас и пойдет речь сегодня. Имя этого человека - Мариано Фортуни-де-Мадразо. Среди его талантов и увлечений - живопись, скульптура, фотография, архитектура, постановка освещения на театральной сцене. Он был творцом, дизайнером, изобретателем, подлинным человеком-оркестром. Но обо всем по порядку.

Итак, Мариано Фортуни-и-Мадразо был сыном упомянутого выше Мариано Фортуни-и-Марсал и внуком Мадрасо-и-Гаррета. Многим он известен в основном в  качестве модельера. Он действительно отличился на этом поприще, - открыл свой дом моды в 1906 году и продолжал карьеру дизайнера одежды до 1945 года, но это далеко не основной из его талантов и умений.

Будущий мастер родился 11 мая 1871 года в Гранаде. Его знаменитый отец умер, когда ему было три года. Тогда вдова Фортуни (дочь Раймундо ле Мадразо и Гаррета) переехала с семьей в Париж, а в 1889 году - в Венецию.



Надо сказать что, несмотря на то, что мальчик почти не знал своего отца, так рано ушедшего их жизни, Фортуни-старший успел создать для сына целый мир, сформировавший вкус и художественное чутье будущего мастера. С детства Фортуни-младшего окружали родительские  коллекции живописи и тканей, купленных в разных уголках Европы, различные предметы искусства, даже рыцарские доспехи прошлых времен, которые при жизни собирал Фортуни-отец. С рождения любующийся прекрасными артефактами, молодой Фортуни полюбил путешествия по Европе в поисках новых источников вдохновения. И одним из таких источников для юноши стал великий Рихард Вагнер. После знакомства с немецким композитором и с основанным им театром (дело в том, что в городе Байройте Вагнер учредил собственный театр для постановки своих опер), Мариано загорелся идеей погрузиться в театральное дело с самых азов. Силясь вникнуть в каждую деталь нового «мира», Фортуни прошел через все должности, начиная с осветителя, архитектора, художника-декоратора и заканчивая директором театра.

 

Особенно отличился мастер своими экспериментами со светом в театре. Он выяснил, что свет меняет оттенок и интенсивность, отражаясь от разных поверхностей. Так в постановках, например, начало «оживать»  «небо» - оно становилось закатным, рассветным, пасмурным, любым.

В 1897 году в Париже Фортуни встретил свою будущую жену — Анриетту Негрину. И тот факт, что наиболее известные достижения Фортуни были сделаны в области дизайна модной одежды, - не в последнюю очередь заслуга его супруги. Анриетта была портнихой и часто помогала мужу в конструировании моделей. Большую часть жизни супруги прожили в старинном палаццо в Венеции, который дизайнер наполнил шедеврами своего отца и произведениями искусства из родительских коллекций, а также другими вдохновляющими его предметами и артефактами.


Анриетта Фортуни

Вероятно именно живопись, которой в свое время окружили его родители, и которой он продолжал окружать себя сам, помогла Фортуни так тонко чувствовать цвет и свет, что нашло свое применение в фотографии, в театральном деле и в деле создания костюмов.

За создание тканей и моделирование костюмов мастер берется как-раз после свадьбы. Увлечение древнегреческим и венецианским стилями и унаследованная от отца любовь ко всему азиатскому, привели Фортуни к большим открытиям в дизайнерском искусстве.

В конце 1890-х гг. он всерьез увлекся набойкой тканей и создал коллекции парчи, бархата и гобеленов в венецианской технике XIV-XV вв, а в 1901 году представил сшитые из этих материалов модели в Париже. Одним из его первых экспериментов в дизайне одежды были, так называемые, «Кносские шарфы» или «Кносские шали» (1906 г.) - своеобразное покрывало похожее на индийское сари. Прямоугольное полотно с геометрическим узором можно было обернуть вокруг тела, создавая различные комбинации, не стесняющие движений. Так шарф мог стать жакетом, туникой, юбкой. Стремясь подчеркнуть естественные изгибы женского тела, Фортуни был противником лишних деталей и аксессуаров, отвлекающих взгляд от естественной красоты.


Кносские шали

В 1907 году Фортуни создает свое бессмертное платье «Delphos” («Дельфос») - платье-тунику из плиссированного шелка. Колоннообразный силуэт и свободный покрой платья, по замыслу автора, «ничего не показывает, но ничего и не скрывает». Сначала «Дельфос» стало одеждой танцовщиц, так как оно было слишком «открытое» для носки вне сцены, но в то же время свободный покрой оказался удобен для движения. В 1909 году Фортуни получает на свое изобретение патент и создает целую серию таких платьев. «Дельфос» соответствовало духу эпохи модерн, на него начинают ориентироваться другие дизайнеры, так появляется различное множество его вариантов — с рукавами длинными, короткими, узкими, широкими, без рукавов. Часто рукава представляли из себя подобие крыльев летучей мыши, дополнялись широким вырезом горловины и шнурком, позволяющим регулировать плечи. Подол платья нередко украшался мелким венецианским стеклярусом. Кроме эстетической функции такой орнамент нес еще и функцию практическую, — под тяжестью бусинок плиссированный шелк четко струился вдоль фигуры, а не лежал как попало.

Платье стало настоящим открытием и спасением для туго затянутых в корсет женщин, однако долгое время оно считалось «чайным» или домашним, в нем принимали гостей в узком семейном кругу. И только в 20-е годы, когда мода дала добро на частичное обнажение женского тела, дамы осмелились вынести «Дельфос» за пределы домашних стен, и оно превратилось в настоящий революционный тренд. Именно тогда это платье приобрело статус вечернего наряда, хорошо знакомого нам по эстетике «Великого Гэтсби». Помните красоток «эпохи джаза» в мерцающем плиссированном шелке? Фортуни, еще на театральных подмостках детально изучивший свойства освещения, сумел наградить свои шелковые творения магией хамелеона — платья меняли свой цвет и оттенок в зависимости от освещения.


Платье «Дельфос» в сериале «Аббатство Даунтон»

Как мы уже знаем, Фортуни вдохновляли стили прошлого, особенно Древней Греции, отсюда эти одежды, струящиеся вдоль естественных изгибов тела. Причем плиссировка всегда выполнялась Фортуни собственноручно, и воссоздать ее также безупречно никому не удалось. Кроме того, используя древние методы, мастер сам производил пигменты и красители для окраски тканей. Так он красил бархат и шелк, используя пресс, который сам разработал. Сегодня многие платья авторства испанского маэстро в качестве произведений искусств находятся в музеях и частных коллекциях.


С 1909 года Фортуни открывает в Венеции демонстрационный зал, успешно продает свой текстиль и одежду. С 1920 года открываются магазины в Париже и Милане. Охваченный искусством, а не жаждой мгновенной наживы, Фортуни создавал проекты не сиюминутные, а действительно вечные, не подвластные времени и законам коммерческого рынка. Удивительный факт, но сама мода никогда не интересовала Фортуни. Его увлекал именно процесс создания, изобретения, а не рождение нового модного веяния, не внедрение новой идеи. Фортуни - инженер и изобретатель вещей, а не идей, он ремесленник, конструктор и практик, в том числе и в области костюма. На протяжении своей жизни Фортуни-дизайнер воздерживался от радикальных изменений своих моделей, поэтому сложно говорить о каких-то этапах его творчества. Если работы других модельеров так или иначе учитывали специфику времени, неизбежно для них было и устаревание, - это непреложный закон моды. Работы же Фортуни оказались вне времени, как чистое искусство, они актуальны поныне.

 

С 1901 по 1933 год Фортуни получил 18 патентов на свои изобретения, причем в самых разных областях. Так запатентованный создателем метод плиссировки шелка до сих пор носит название «плиссировка Фортуни». Еще несколько патентов принесли ему разработки в сфере декоративного и театрального освещения. Например, из шелка собственного изготовления Фортуни создавал абажуры для светильников. Ткань для них он производил на специально открытой для этих целей фабрике в Венеции. Знатоки не перепутают абажуры Фортуни ни с чем другим: опаловый цвет, узнаваемые узоры, шелковые шнуры с кистями и стеклянными бусинами.

Вскоре в Париже и Лондоне появились салоны Фортуни, в которых выставлялись ткани, одежда и светильники. Производство оригинальных абажуров, к которому приложил руку сам мастер, закончилось в конце 1920-х. Ни одна из венецианских фабрик позже не решалась повторить «Фортуни» из-за технической сложности и проблем с патентами.


Испанский дизайнер и изобретатель умер в мае 1949 года у себя дома в Венеции и был похоронен в Риме. Сегодня в венецианском палаццо четы Фортуни располагается музей гениального испанца и проходят различные выставки. Приобретя этот дом в начале XX века, творец называл его своим «мозговым центром» - именно в нем он прожил большую часть своей жизни и сделал многие свои открытия. Дом-музей по сей день посещают поклонники творчества маэстро. Известно, что жизнь и работа Фортуни были источником вдохновения для француза Марселя Пруста и многих других известных людей со всего мира, а сага о жизни этого мастера была запечатлена в новелле Пире Гимферерр «Фортуни».


Вот теперь и нас уютный свет абажура, мерцание джазовых платьев-туник и даже мелкий венецианский стеклярус будут отсылать к личности тонкого художника и виртуозного изобретателя из испанской Гранады.

"Волшебник из Венеции" Мариано Фортуни в Эрмитаже

Выставка: “Мариано Фортуни. “Волшебник из Венеции”. Коллекционер. Художник. Кутюрье”

Где: Эрмитаж, здание Главного штаба, 2-й этаж

Когда: Выставка открыта до 13 марта 2017 года

Деталь платья – дельфоса из коллекции Н. С. Мустафаева на выставке Эрмитажа. Источник: http://la-gatta-ciara.livejournal.com

В Эрмитаже представлены любимые платья Айседоры Дункан и Пегги Гуггенхайм из плиссированного шелка, театральные костюмы, эскизы и ткани с действующей фабрики Мариано Фортуни в Венеции. Это первая в России выставка знаменитого испанского дизайнера XX века Мариано Фортуни-и-Мадрасо, который еще при жизни прославился как «волшебник из Венеции». Он изобрел особенный способ плиссировки шелка, который до сих пор носит его имя. Длинные платья Delphos в античном стиле предпочитали другим актриса Сара Бернар, танцовщица Айседора Дункан.

Сергей Есенин, Айседора Дункан и ее приемная дочь Ирма, 1922. Ирма и Айседора – в платьях-дельфос Мариано Фортуни

Мариано Фортуни создавал коллекции парчи, бархата и гобеленов в венецианской технике XIV—XV веков. Фабрика дизайнера, открытая им в 1919 году на острове Джудекка в Венеции, до сих пор выпускает ткани по его проектам, соблюдая историческую технологию украшения. Платья из тканей, выпущенных на фабрике, носили героини сериала «Аббатство Даунтон».

Организаторы выставки дополнили наследие Мариано Фортуни историческими параллелями из коллекции Эрмитажа: итальянскими средневековыми и ренессансными тканями, коптскими тканями, античной скульптурой и восточной керамикой.

Палаццо Фортуни в Венеции

Выставка в Эрмитаже — совместный проект Эрмитажа и Городских музеев Венеции, которые предоставили для выставки более 150 работ, в основном это вещи из Музея Фортуни — дома и мастерской художника в Палаццо Песаро дельи Орфеи в Венеции — одного из 12 Городских музеев Венеции.

*Здание музея расположено по адресу: San Marco, 3780, Venezia.

Выставка Мариано Фортуни в Эрмитаже. Источник: http://la-gatta-ciara.livejournal.com

Один из главных шедевров коллекции Эрмитажа, представленный на выставке, носит историческое имя «Ваза Фортуни».  Альгамбрская испано-мавританская ваза с золотым люстром, датируемая второй половиной XIV века, считается одной из лучших в мире.

Ваза Фортуни. Эрмитаж. Ваза представлена на выставке

Она поступила в Императорский Эрмитаж в составе коллекции парижского антиквара Базилевского в 1885 году, который в свою очередь приобрёл ее из семьи Фортуни. Происхождение вазы было настолько существенным, что сохранилось в ее названии.

Мариано Фортуни

Мариано Фортуни. “Волшебник из Венеции”

Ткани Фортуни в виде цветов тюльпана, сделанные при его жизни. http://la-gatta-ciara.livejournal.com

Мариано Фортуни-и-Мадрасо родился 11 мая 1871 года в Гранаде в творческой семье: его отец, Мариано Фортуни-и-Марсель (Mariano Fortuny y Marsal) был известным жанровым живописцем, а мать — дочерью другого известного испанского художника Раймундо де Мадрасо-и-Гаррета (Raimundo de Madrazo y Garreta). После смерти отца, Мариано не исполнилось тогда еще и четырех лет, семья переезжает из Испании во Францию, в Париж. С раннего детства становится ясно, что юный Мариано унаследовал талант своего отца.

Тюльпаны росписи на тарелке напоминают ткань Фортуни. Источник: http://la-gatta-ciara.livejournal.com

Во Франции он проводит время, обучаясь живописи. Однако в 1889 году семейство снова меняет место жительства: на этот раз они переезжают в Венецию. Обладая недюжинными способностями в области живописи, фотографии, скульптуры и архитектуры, молодой человек начинает путешествовать по Европе в поиске выдающихся творцов искусства.

На рисунках текстиля от Фортуни явно присутствуют средневековые мотивы. Источник: http://la-gatta-ciara.livejournal.com

Фортуни справедливо полагал, что качество абсолютно любой продукции, как материальной, так и не материальной, можно в значительной степени улучшить, если иметь доскональное представление о процессе в целом, грубо говоря, если знать, что мы имеем в начале и что и как мы можем получить из этого в конце.

Средневековые мотивы. Мариано Фортуни. Ткань. 1920 гг, Венеция. Шелковый бархат, набойка. Фонд Городских музеев Венеции, Палаццо Фортуни. Источник: http://la-gatta-ciara.livejournal.com

Жена Мариано, Генриетта имела большой опыт в портняжном деле, и именно она на первых порах помогала своему возлюбленному воплощать в жизнь многие его задумки. Семейная чета жила в собственном палаццо в Венеции. Практически все помещение было заполнено картинами: здесь были работы отца Мариано, а также работы других художников, которые его отец коллекционировал. Позже к ним прибавились работы, собранные уже самим Мариано Фортуни.

Мариано Фортуни. Подушка. Выставка Эрмитажа. Источник: http://la-gatta-ciara.livejournal.com

Живопись вдохновляла Фортуни, именно она помогла ему научиться тонко чувствовать цвет, что не могло не найти отражения уже в другом его увлечении – моделировании одежды и создании ткани. Надо сказать, что Фортуни, как дизайнер, испытывал на себе два серьезных влияния — одно внутреннее, другое внешнее. К внешнему влиянию можно отнести модернизм, главенствующий в начале XX века абсолютно во всех областях искусства, а также столь обожаемые Фортуни древнегреческий и венецианский стили. К внутреннему же влиянию относится унаследованная им от отца любовь ко всему арабскому и азиатскому.

Фрагмент ткани XVI в., Италия. Фонд Венеции. Ткань с узором “Цветущая ветвь”, Флоренция XV в. (Фонды Эрмитажа), фрагмент ткани с крупным узором, XVI в., Венеция (Фонды Эрмитажа)

Карьера: с 1906 года выпускает знаменитые Кносские шарфы; с 1907 года – платья «Дельфос»; в 1909 году получает патент на свою одежду, на изобретенный им способ производства плиссированной ткани, а также патент на метод изготовления набивной ткани;  в 1909 году в Венеции открывает демонстрационный зал, в котором продает свой текстиль и одежду; в 1920 году открываются магазины в Париже и Милане.  На протяжении всей своей жизни Фортуни обретает популярность как великолепный художник, фотограф, выдающийся изобретатель и декоратор.

Фирма “Фортуни Inc.” подарила Эрмитажу ткань, изготовленную по эскизам Мариано Фортуни, которой оформлена часть экспозиции выставки. Источник: http://la-gatta-ciara.livejournal.com

Одной из особенностей характера Фортуни являлось то, что его совершенно не интересовала мода. Он шил платья ради искусства, а не на продажу. Несмотря на то, что он имел прекрасную возможность основать собственный Дом моды, он отклонил эту затею. Следуя своей эксцентричной натуре, Фортуни и в моде пытался изобрести что-то новое. Одним из его первых экспериментов в этой области явились так называемые «Кносские шарфы», представляющие собой большой кусок материи с геометрическим узором.

Мариано Фортуни. Театральный костюм (фрагмент). Отелло. Ок. 1930 г. Венеция. Шелковый бархат; набойка. Фонд Городских музеев Венеции, Палаццо Фортуни. Источник: http://la-gatta-ciara.livejournal.com

По существу это были даже не шарфы, а полноценный наряд, так как прямоугольное полотно можно было связать, обвернуть вокруг тела и использовать в самых различных комбинациях, создавая одеяния, совершенно не стесняющие движений. При желании простой шарф мог превратиться и в жакет, и в юбку, и в тунику. При создании вещей Фортуни стремился подчеркнуть исключительную красоту женского тела, его изгибы и формы, поэтому он был ярым противником излишних украшательств, которые могли бы все это скрыть.

Ткани и работы Фортуни на театральной сцене. Представлено на выставке Эрмитажа

Несмотря на то, что «Кносские шарфы» выпускались вплоть до 1930-го года, главным открытием Фортуни в области женской моды явились вовсе не они. В 1907 году дизайнер представляет на суд публики платье «Дельфос», ставшее настоящим революционным событием для затянутых в корсет женщин того времени. Платье простого покроя из плиссированного шелка, свободно спадало с плеч, облегая фигуру, подчеркивая естественные линии женского тела.

Мариано Фортуни. Пальто – кимоно голубое с набивным узором (фрагмент). 1920 – 1930 гг. Венеция. Шелковый бархат, набойка. Собрание Фортуни Inc. Выставка в Эрмитаже. Источник: http://la-gatta-ciara.livejournal.com

В 1909 году Фортуни получает на свое изобретение патент. Платье отличалось значительной оригинальностью и прекрасно соответствовало духу эпохи модерн. Появляется множество вариаций: с короткими рукавами, с длинными рукавами, с широкими рукавами, собранными к запястью, или вовсе без рукавов.

Это же пальто-кимоно было на актрисе сериала “Аббатство Даунтон”

Оригинальные платья «Дельфос» имели рукава, напоминающие крылья летучей мыши, широкий вырез «лодочкой» и всегда, независимо от формы, шнурок, позволяющий регулировать плечи. Кроме того, подол платьев неизменно украшался мелким венецианским стеклярусом, что преследовало двойную цель: во-первых, это было великолепным украшением, а во-вторых, бусинки прижимали платье к полу, позволяя запатентованному плиссированному шелку мягко струиться вдоль изгибов тела, а не лежать, как попало.

Платье «Дельфос». Выставка Эрмитажа. Источник: http://la-gatta-ciara. livejournal.com

Однако в своем дизайнерском решении Фортуни намного опередил свое время, и женщины просто не отваживались носить его платья в качестве повседневного наряда. Долгое время платье «Дельфос» считалось домашним платьем или так называемым «чайным» платьем, в котором можно было принимать гостей, и лишь спустя несколько лет, в 1920 году женщины осмелились носить его вне дома.

Эрмитаж поддержал тему Античности статуей и барельефом. Источник: http://la-gatta-ciara.livejournal.com

Изобретенный Фортуни метод плиссировки шелка оказался очень эффективным. До сих пор платья, созданные по этой технологии, обладают первозданной свежестью, как будто их только что сшили. Кроме того, платья можно хранить в скатанном виде, что делает их необычайно удобными в транспортировке, к тому же они не нуждаются в глажении.

Платье-дельфос. Фрагмент. Выставка Эрмитажа. Источник: http://la-gatta-ciara.livejournal.com

Кроме экспериментов с шелком Фортуни увлекался набивкой рисунка на бархатных тканях, из которых он также шил платья, жакеты или накидки, которые он предлагал носить поверх платьев «Дельфос». Для всех своих моделей Мариано Фортуни лично изготавливал особые краски по старинному рецепту. При помощи этих красок и изобретенного им самим устройства, Фортуни набивал нужный ему рисунок на шелковых и бархатных тканях.

Ткань платья-дельфос Мариано Фортуни. Источник: http://la-gatta-ciara.livejournal.com

Для Мариано Фортуни мода являлась тем же искусством, его неизменной частью, не подвластной законам коммерческого рынка. Одежда Фортуни отличается своей «вневременностью», и именно поэтому она не стареет. Элегантная простота, совершенный крой и необычный чувственный цвет – вот основа их неизбывной красоты. Все эти элементы делают платье от Фортуни не просто предметом одежды, но предметом искусства.

На мониторе показывают запись коллекции Valentino, сшитой из тканей Фортуни. На фабрике до сих пор выпускающей ткани по эскизам и технологии Фортуни. Источник: http://la-gatta-ciara.livejournal.com

Вот почему до сих пор различные музеи мира и частные коллекционеры стремятся заполучить в свое распоряжение хоть одно такое платье и готовы отдать за него практические любые деньги – на аукционах сумма может доходить до 40 тысяч долларов.

До 13 марта у вас есть возможность любоваться переливами шелка, а так же бархатом Фортуни лично. Всем в Эрмитаж!

МАРИАНО ФОРТУНИ – HiSoUR История культуры

Фортуни я Марсаль (Реус, Эль-Баш лагерь, 11 июня 1838 – Рим, 21 ноября 1874), был ведущим каталонский художник, карикатурист и писатель. Его краткая карьера охватывает работу по различным предметам распространенных в искусстве того периода, но оставила очень видную след в истории искусства, в то числе романтического увлечения востоковед темой, историзм жанровой живописи, военной живопись испанской колониальной экспансии, а а также дальновидный расшатыванию штриха и цвета. Фортуни не был равнодушен ко всему, что он видел и жил в его различных поездках. И все эти жизненные переживания вошедший в его работе.

Он был первым каталонским художником, который выделялся на международном уровне в качестве записывающего устройства. Его изобразительный стиль был очень влиятельным для других художников, потому что он даже создал тенденцию, fortunyisme.

В Реус, его имя было дано в театр (Teatro Фортуни, все еще существует), квадрат (Plaça дель Пинтор Фортуни, но известный как Плаза дель Condesito, один из символов, написанных Фортуни), а затем на проспекте.

Он был сиротой в возрасте шести лет, и был поднят его деда; Он был его наставником и его лучший valedor в его ранние годы, и в его раннем возрасте, в пользу его художественной подготовки с Reusian художника Domènec SOBERANO. Она рассчитывала на небольшой экономической помощи двух церковников Реус.

В детстве, Фортуни также работал с ювелиром и золотых дел мастера Антонио Басса, который будет влиять на детали, которые будут характеризовать его картину в будущем.

В 1852 году он переехал в Барселону с дедом. Там он продолжал работать в мастерской скульптора Domènec Таларн, который, доволен прогрессом своего молодого ученика, управляемом небольшую пенсию Благочестивый работы и бесплатное обучение в Школе изящных искусств Лоньи, где он получит за первое время официальной тренировки. Его учителями в школе будет Пабло Мила и Fontanals, Луис Rigalt и Клаудио Lorenzale, некоторые под сильным влиянием так называемого «Назарянина пуризма».

В 1858 году он переехал в первый раз в Рим с пенсией в Diputación-де-Барселона, где он будет устанавливать дружеские отношения с другими испанскими художниками в городе, как Эдуардо Росалесом или Диоскоро Пуэбла. Эта пенсия была строгое ограничение, так как он должен был постоянно посылать свои произведения к депутации, чтобы сделать его пребывание в силе.

В Риме он встретил нескольких итальянских художников; Среди них Аттили Simonetti (1843-1925) стал его учеником и братским другом.

В то же время он посещал частную школу Lorenzale, где он разработал вкус к романтике в более широком представлении.

В 1860 году Первая война Марокко вспыхнула, и Diputación-де-Барселона поручил Фортуни поехать в эту страну для того, чтобы стать летописцем гонки в компании Педро Антонио де Аларкон. Там было бы интегрировать как художник в полку генерала Хуана Прима, также происходящий из Реус. 12 февраля 1860 г., его прибытие в этих краях было зарегистрировано и начал свою работу в качестве летописца событий.

Африка будет открытием для Фортуни, ослепленный светом Северной Африки и ослепленный открытых равнинах, огней и жителей Марокко, даже изучение арабского понятия, чтобы лучше интегрироваться. Он будет освобожден от этого момента конвенций и academicisms, привлекает интенсивно восточные предметы. В результате, Фортуни окрашены некоторые из наиболее значительных произведений его производства, таких как Ла Баталья де Tetuán (Национальный художественный музей Каталонии, Барселона). Или ландшафты, где он практиковал все технические вклады, которые он добавлял к своей картине, как в Северной Африке Пейзаж (Museo Кармен Тиссен Малага), через которую ему удается придать интенсивный рассеянный ощущение полного солнца к композиции обманчиво несущественной внешний вид.

Кроме того, Фортуни был заинтересован в арабских picturesqueism, из которого он черпает вдохновение из того времени в остальной части его работы, в частности, подчеркивая в своей дальнейшей работе Одалиска.

После войны в Марокко после мирного соглашения с Испанией, Фортунь вернется в Испанию. По пути в Испанию, он будет оседать на некоторое время в Барселоне, где он создал бы дружбу с семьей Madrazo, от которого его дочь, Сесилия де Madrazo, станет его женой.

Однажды в Риме, он будет присутствовать в Академии изящных искусств Франции в городе Медичи, в котором он начинал эскизы для его работы «Битва Тетуана».

Позже, в сентябре и октябре 1862 года, он попросил депутацию Барселоны вернуться в Африку, чтобы сделать исследование свете места в обмен на передачу некоторых работ, которые усилят его пребывания в Марокко. Эта поездка имела большое влияние на его стиль, когда он вернулся из этого. Его работа стала восточным стилем, лучше всего виден в его работе «королева Марии Кристина, проходящей войско,» запрос герцога Riansares.

После его возвращения в Европу он вернулся в Рим. Он женился на Сесилии де Madrazo, дочери художника Федерико де Madrazo и сестрой художника Раймундо де Madrazo, с которым Фортуни бы установить тесную дружбу и с которыми он поделился интерес к корриде. Это художественное выражение очаровало художник, который был ослеплен его пластическими ценностями и под впечатлением от смеси цвета и ритуальной драмы, элегантности и жестокости корриды вселенной. Такие работы, как коррида. пикадоры живописца (Кармен Тиссна Малага) в 1867 году, оставили идиосинкраическую изысканность художника, чтобы захватить с обостренным чувством мгновенного движения ощущения грубой силы и безудержной драмой героев.

Вскоре после этого он написал один из его самых известных картин: викария (Национальный музей искусства Каталонии, Барселона), якобы вдохновленный пасторате своего прихода в Мадриде, но многие идентифицируют себя как пасторате Приоритета Сан-Педро-де-Реус , Рассмотренный в качестве кульминации своей карьеры. Здесь мы суммируем все характерные черты его работы; Тщательность и точность его набросков, методическое использование цвета и исчерпывающее исследование с использованием адекватного света. Теофиль Готье высоко оценил работу чрезвычайно, что способствовало увеличить свою известность. Дилер Adolphe Goupil, с которым Фортуни подписал эксклюзивный контракт в сентябре 1866 года, купил картину за 70000 франков и не хотел подвергать ее, боясь испортить его, пока он не перепродал его за 250000 франков.

Последующая публикация его работ «собиратель гравюр» и «Фантазия Sobre эль Фаусто де Гуно» закончат не вывело его работу до окончательного успеха.

К 1870 году Фортуни переехал в Париж, где он планируемое произведение Лувра и Люксембургский музей, с особым интересом в таких художниках, как Орас Верне, Фромантно, Александр Decamps и, в частности, Эжен Делакруа. В этом году он показал несколько работ в парижском зале Адольфе Goupil; Это шоу получило высокую оценку несколько критиков, такие как Теофиль Готье и является ключевым шагом в международной хиротонии.

В 1868 году Фортуни поселился в Гранаде, где Мариано будет рисовать различные работы и где он будет привлекать некоторых из своих друзей из Парижа, таких как Мартин Рико, Jules Worms или Эдуардо Замасуа из Бильбао (который, в конце концов умереть в Мадриде до прибытия).

Фортуни кратко отправился в Лондон, а затем в Неаполь и в небольшой городок Портичей на юге Италии. В то время у него были симптомы депрессии; Коммерческий успех был возведен завидным социально-экономическим положение, но клиентура потребовала ему типа картины, которая препятствовала ему развиваться. В мае 1874 года он вернулся в Париж с намерением сломать его отношения с Goupil. Наконец 9 ноября 1874 вернулся в Рим, где он умер 21 ноября, из-за кровотечения желудка, вызванной язвой.

В апреле 1875 г. картины все еще в своем кабинете и различные предметы, которые собраны Фортуни в его частной коллекции были проданы с аукциона в отеле Друо в Париже, уже достигнув втридорога.

Несмотря на его смерть в возрасте 36 лет, его стиль и техническая виртуозность работы определяют его как великий художник, который несмываемый целое поколение европейских художников. Он культивируется переносное Figuration, внимательный к деталям и игры света, формы с поразительной точностью прикосновением кисти, очевидно, свободной и спонтанной. Но коммерческий успех и требования его дилеры Goupil сдержанной эволюцию, что он хотел, и что может революционизировать испанскую живопись, оставшись в живых. Они указывают на этой новой линии его последние работы, как голый в пляже Portici или детей художника в японском зале (как в музее Прадо).

Его сердце утопает в Реус, его родном городе, в настоятелем Сан-Педро. В Реусе, также, его имя было дано в главном театре города (театр Фортуни, все еще существует), квадрат (на площадь художника Фортуни, более известный как Площадь Condesito, особа герой одного из самые популярные акварелей учителя), а позже к проспекту.

Его сын Мариано Фортуни и Madrazo был известным художником, сценограф и дизайнер.

Мариано Фортуни. Последний гений эпохи Возрождения

Мариано Фортуни был одним из самых талантливых творческих умов своего времени. В основном он работал в Италии, был известен своими тканями в стиле модерн и шелковыми платьями со складками и бархатными шарфами.

Современники называли его последним человеком эпохи Возрождения за его изобретения, которыми славится этот недооцененный Леонардо.
Мариано Фортуни-и-Мадрасо родился 11 мая 1871 года в Гранаде, Испания. Он посвятил свою жизнь искусству и прославился во всем мире своими тканями в стиле модерн, которые украшали лучшие музеи, церкви, дворцы и дома с 1906 года. Фортуни был опытным дизайнером-новатором, архитектором, изобретателем, кутюрье и светотехником. Его отец, Мариано Фортуни-и-Марсал, также был художником и коллекционером древних восточных тканей и ковров, редких гончарных изделий и металлического оружия.

Мальчик лишился отца в 1874 году, поэтому вместе со своим дядей переехал в Париж, где обучался живописи. В 1889 году он вместе с матерью переехал в Венецию и прожил там всю оставшуюся жизнь. Увлекаясь живописью, Фортуни также интересовался фотографией и сценографией. Под влиянием всех этих ремесел он научился контролировать все процессы в своих проектах. Например, для театра он создал новаторские техники освещения, изобрел свои собственные красители и ткани для декораций, а также машины для печати на ткани. В совокупности Фортуни получил более 20 патентов на свои изобретения.

Примерно в 1907 году платья Фортуни, которые были вдохновлены древнегреческой культурой (туника и пеплос), стали чрезвычайно популярными среди высших кругов Парижа. Это были великолепные и легкие шелковые платья с нежной окраской и свободой движений. Одни из этих платьев были просты в исполнении, в то время как другие имели сотни крошечных складок, простирающихся от шеи до стоп.

В том же 1907 году Фортуни создал свое самое эффектное платье в стиле модерн - «Дельфос». Оно было выполнено из плиссированного шелка и получило популярность благодаря Айседоре Дункан и Саре Бернар. Созданные в революционной форме и вдохновленные древнегреческим стилем, длинные платья были простыми и свободными, искусными и очень комфортными. Края изделия обычно отделывались бусинами из цветного венецианского стекла, которые были одновременно декоративными и функциональными. Весь плиссированный и набивной шелк, платья и шарфы были сделаны вручную в его мастерской, так же как и разноцветный бархат, атласная подкладка, шелковая нить и ремни.

На рубеже веков он экспериментировал с применением электрического света в оформлении сцены, а также работал со знаменитым итальянским писателем Габриэле Д'Аннунцио. Для внутреннего убранства он создал элегантные лампы Фортуни, которые рассеивали тонкий свет через опалесцирующие шелковые плафоны, натянутые на тонкую проволочную форму. Шелк был расписан вручную с использованием золотых мотивов, вдохновленных восточным искусством, а в качестве завершающего штриха лампы были украшены стеклянными бусинами и шелковой нитью.

В начале 1900-х годов Фортуни создал «шарф Knossos», выполненный из шелка прямоугольной формы с геометрическим асимметричным принтом. Для создания изделий шелка окрашивали во всевозможные цвета, нанося различные рисунки или цветовые комбинации.

При всем обилии изобретений невозможно не отметить живопись Фортуни - главную любовь мастера. Его работы были вдохновлены цветочными узорами османского текстиля, роскошной вышивкой эпохи Возрождения и абстрактными узорами, яркими цветами персидского искусства.

В Италии Мариано Фортуни основал свою мастерскую-лабораторию в великолепном дворце Палаццо Пезаро Орфей, который позже стал Палаццо Фортуни, а ныне Музеем Фортуни. Мариано Фортуни-и-Мадрасо умер в своем венецианском дворце в 1949 году и был похоронен в Римской церкви Верано.



В Париже выставили платья-колонны Мариано Фортуни :: Вещи :: РБК Стиль

Платье и пальто Delphos (деталь), ок. 1919-1920

© Stéphane Piera / Galliera / Roger-Viollet

Автор Нина Спиридонова

05 октября 2017

До 7 января 2018 года в Музее моды Галльера показывают платья-колонны Delphos любимого кутюрье Пруста — Мариано Фортуни-и-Мадрасо. Рассказываем, почему экспозицию «Fortuny, a Spaniard in Venice», стоит увидеть при первой возможности.

Кураторам выставки «Фортуни: испанец в Венеции» удалось собрать более 100 предметов одежды. Большинство из них взяты из архивов Palais Galliera, а также из мадридского музея Museo del Traje и венецианского Museo Fortuny. Основа ретроспективы Мариано Фортуни-и-Мадрасо (1871-1949) — его знаменитые «Дельфосы», созданные в 1909 году. Эти длинные, прямого кроя платья из тонкого шелка с мелкой плиссировкой — историки моды до сих пор не могут понять, как он добивался этого эффекта, — напоминали античные колонны. В Delphos не было ни корсетов, ни подчеркнутой талии, вместе с тем они прекрасно держали форму и показывали красоту женского тела. Чтобы сохранить плиссировку, платья держали свернутыми, как мотки пряжи, а по бокам и вокруг отверстий для рук и головы вшивали шелковые шнуры с бусинами из муранского стекла. В выставку также включили пальто из бархата с вышивкой в духе Ренессанса.

Модель в платье Delphos, ок. 1920

© Fondazione Musei Civici di Venezia / Museo Fortuny

Платья Delphos, 1919-1920 (слева) и 1940-е (справа)

© Stéphane Piera / Galliera / Roger-Viollet; Françoise Cochennec / Galliera / Roger-Viollet

Платье и пальто Delphos, ок. 1919-1920

© Stéphane Piera / Galliera / Roger-Viollet

До начала XX века Фортуни занимался живописью и архитектурой, работал художником-декоратором (он родился в семье художника в Гранаде, а после смерти отца семья перебралась в Венецию). Только в 1906 году Мариано обратился к тканям. Его первым опытом в моде стали так называемые «кносские шарфы» — широкие шелковые шарфы с принтами, на которые Фортуни вдохновили орнаменты с древнегреческих ваз минойского периода.

Платье Eleonora, ок. 1912

© Stéphane Piera / Galliera / Roger-Viollet

Пальто, ок. 1920

© Stéphane Piera / Galliera / Roger-Viollet

Клиентками Фортуни были графиня Греффюль и ее дочь, Глория Вандербильт, Айседора Дункан, британская актриса, главная исполнительница женских ролей в пьесах Шекспира Эллен Терри. Известности Фортуни немало способствовал Марсель Пруст, считавший кутюрье выдающимся мастером: в романе «В поисках утраченного времени» его платья носят (или мечтают носить) герцогиня Германтская, Альбертина и другие.

Выставка «Фортуни: испанец в Венеции» продлится до 7 января 2018 года. 

МАРИАНО ФОРТУНИ. СТИЛЬ ВНЕ ВРЕМЕНИ. часть 1: плиссировка: la_gatta_ciara — LiveJournal

Ведя этот ЖЖ, я обнаружила у себя маленькую слабость – меня увлекло творчество модельеров 1920-х годов. Я, как и многие, была убеждена, что 20-е – это прямой силуэт, стрижка «Боб» и туфельки с перемычкой. Но, на самом деле, тогда работало большое количество дизайнеров предлагавших интересные модели, стилизованные под разные эпохи. Начну я свой рассказ о трех известных в ту пору домах, с известного модельера Мариано Фортуни, чьи работы стали для многих хрестоматийными.


Имя Фортуни, конечно, связано не только с 20-ми годами, но на то время пришелся самый пик его популярности.
Очень не хочется повторять здесь всем известную информацию о Фортуни, но вдруг, кто не знает? Поэтому, копирую из Википедии:

«Сын известного художника-ориенталиста Мариано Фортуни-е-Марселя (1838—1874). Остался без отца в трёхлетнем возрасте, в детстве жил с матерью в Париже и Венеции, много путешествовал по Европе, был подающим надежды художником, скульптором, архитектором, фотографом, но предпочёл стать дизайнером. В 1897 году женился на Анриэтте Негрин.

В конце 1890-х Фортуни увлекся набойкой тканей и создал коллекции парчи, бархата и гобеленов в венецианской технике XIV—XV веков, а в 1901 году представил сшитые из этих материалов модели в Париже.

Немного позднее он запатентовал способ плиссировки шёлка, которая с тех пор носит название «плиссировка Фортуни»».

Википедия правильно указывает на две важные вещи в творчестве Фортуни, как дизайнера одежды: плиссированные платья «Delphos» (платья - хитоны в греческом стиле) и набивной бархат.
Плиссированные платья были придуманы им в 1907 году, а в 1909 - запатентованы. Художник не считал себя модным дизайнером, ему было интересно работать с тканью, формой, цветом и фактурами. Тем не менее, его платья были невероятно популярными.

Изначально, «дельфосы» носили дома – в качестве чайного платья. Напомню, что начало ХХ века – это корсеты и сложные силуэты, а модели Фортуни категорически исключают корсет. Но, как раз, чайное платье позволяло дома ходить в удобном и красивом наряде.

Разумеется, первым популяризатором этого платья была жена и муза дизайнера.

Но потом, его полюбили многие женщины. Самые известные клиентки Фортуни - актрисы: Сара Бернар, Айседора Дункан и Наташа Рамбова. Они стали появляться в подобных нарядах на публике, с тех пор, платье-дельфос от Фортуни стало ассоциироваться с артистичной женщиной, независящей от чужого мнения. А еще позже - стало модно и престижно обязательно иметь в гардеробе подобное платье.

Айседора Дункан и Сергей Есенин

Наташа Рамбова

Лилиан Гиш

Метод его плиссировки с одной стороны – понятен, но, с другой стороны, неповторим. Есть версия, которая мне кажется сомнительной, что вручную шелк сметывали в мелкие складочки, обрабатывали специальным составом, а потом прогоняли через горячие фарфоровые валики. Но добиться такого же результата, как у Фортуни, в наше время не смог никто.

Для подобного платья брали в 5 раз больше шелка, ведь плиссировка сжимает объем ткани. Для утяжеления края и подола Фортуни нашивал бусины из муранского стекла

Помимо плиссировки и подражания античным образцам меня в этих платьях восхищает их цвет.

В то время уже использовались анилиновые красители. Фортуни же красил свои шелка вручную и только с помощью натуральных красок.

На первый взгляд кажется, что такие платья сделать просто. Но на самом деле, качество работы Фортуни заключается в неповторимости: для каждой клиентки специально создавался новый оттенок.  Учитывалось и то, как движение и свет влияют на цвет.

Одним из его источников вдохновения был венецианский художник Карпаччо.

Вертикальная плиссировка делала ткани похожими на современный трикотаж: они становились эластичными и легко, словно струи водопада, стекали по женской фигуре, повторяя все её изгибы.

Как все просто и вместе с тем – восхитительно красиво! Такие платья хранились и продавались в скрученном состоянии в коробке, напоминающей шляпную.

«Дельфосы» не стирали, а если нужно было почистить – возвращали в мастерскую Фортуни, где их приводили в порядок и даже реставрировали складки.

Именно такой вариант одежды «от Фортуни» использовали художники по костюмам в фильмах «Крылья голубки» и «Возвращение в Брайдсхед», чтобы подчеркнуть в них независимость и артистическую склонность.


"Крылья голубки"


Возвращение в Брайдсхед"

Его платья вне времени, потому что имеют свой стиль.

Наталья Водянова на вечеринке

Известная модель и коллекционер винтажной одежды от кутюр Татьяна Сорокко

Во второй части я немного расскажу о набивных тканях Фортуни.

Фортуни, Мариано - Коллекция

Мариано Фортуни-и-Марсал ушел в потомство как один из величайших мастеров Испании XIX века. Уровень его искусства сопровождается памятью об огромном международном успехе, с которым мог сравниться только Соролья в свое время. Его работы, известные в Париже Второй империи, были одними из самых желанных для своего времени крупнейшими европейскими и американскими коллекционерами. Фортуни и его коллега из Мадрида Росалес породили широкий круг учеников, последователей и подражателей и оставались незабываемыми во второй половине столетия.
Родился в скромной семье, Фортуни осиротел в молодом возрасте и воспитывался дедом, скульптором и мастером. Свое раннее художественное образование он получил в школе Лонха в Барселоне, где господствующие наставления Назарено привели молодого Мариано к развитию необычайной любви к рисованию как средству подготовки своих работ. Вскоре он выделился среди своих соучеников, получив грант на поездку в Италию в 1857 году, где он изучал обычаи этой страны, выполняя необходимые стипендиальные работы.Еще до того, как истек срок его грантов, в 1860 году, академический престиж, который он заработал благодаря работам, которые он отправил обратно в Испанию, привел к тому, что региональное правительство Барселоны поручило ему нарисовать военные кампании в Северной Африке, где и каталонские ополчения, и герцог Прим - уроженец Реуса, как и Фортуни - сыграл важную роль. Единственная работа в рамках этого проекта, Битва при Тетуане (Барселона, Национальный музей искусства Каталонии), осталась незавершенной, что вынудило Фортуни вернуть экономические успехи, которые он получил от регионального правительства.Фактически, он хранил эту картину до конца своей жизни. Он намеревался предложить панорамный вид, задуманный с динамическим реализмом, который был весьма далек от того, что можно было ожидать от такого рода заказов. Тем не менее, это позволило ему посетить Марокко и обнаружить влияние открытого света на географию Африки. Это должно было оказать исключительное влияние на его работу, как видно из «Битвы при Вад-Расе» (P4331), которую он написал примерно в то же время. После своего пребывания в Африке он ненадолго побывал в Мадриде, где изучал коллекцию испанской живописи Музея Прадо.Это тоже оставило важный след в его стиле. Наконец, он путешествовал по Европе, получая из первых рук знания о картинах Версальского баталии и, тем более, об ориентализме, который Эжен Делакруа (1789–1863) и Эжен Фромантен (1820–1876) ввели в моду в Париже. В то время как впечатления Фортуни о Северной Африке присутствовали в его творчестве в то время, поездка в Париж и искусство, которое он там обнаружил, привели его к разработке стиля, более привлекательного для международного рынка.
В 1864 году он принял заказ на украшение одного из потолков в парижской резиденции герцога Риансара, чья жена, изгнанная королева Мария Кристина Бурбонская, была матерью Елизаветы II из Испании. Результатом стала королева Мария Кристина, инспектирующая войска (P4332), и этот придворный контакт стал началом заметности Фортуни в парижском высшем обществе.
Хотя его живой интерес к арабскому миру побудил его снова посетить Марокко в 1862 году, к тому времени он уже был вовлечен в создание композиций, напоминающих 18 век, в ответ на запросы рынка.Примерно в середине того десятилетия он встретил арт-дилера Адольфа Гупиля и стал одним из его звездных художников. Обязательства, порожденные этими коммерческими отношениями, побудили его создавать жанровые картины, отражающие международные вкусы: изображения чисто анекдотических событий, происходящих в более ранние времена. Ярким примером является «Дом священника» (1870, Барселона, Национальный музей искусства Каталонии), который Готье считал ярким выражением своей эстетической теории «искусство ради искусства». С этого момента слава Фортуни и цена его картин достигли уровня, немыслимого для любого другого испанского художника того времени.
Вскоре после этого успеха, который обеспечил его будущее экономическое благополучие, Фортуни посетил Севилью и Гранаду с друзьями, включая Раймундо де Мадрасо и Мартин Рико. Этот визит в Андалусию возродил его увлечение исламским миром, и там, в одной из классических обстановок европейского ориентализма, он смог более зрелым образом заинтересоваться ослепляющим белым и естественным светом этого региона.
Последние годы жизни он жил в Риме, где мог писать с большей художественной свободой.Таким образом, он отделился от «tableautin», ответственного за его славу и богатство, и проявил большую творческую независимость. Таким образом, в конце своей короткой жизни Фортуни выразил себя с богатым, ярким веризмом, который все больше приближался к реализму, основанному на его понимании света и сосредоточенному на повседневных событиях как наилучшей обстановке для его экспериментов. Это можно увидеть в шедевре, который отмечает конец его каталога: Пляж Портичи (Частная коллекция) (Дж. Наварро, К.in: El siglo XIX en el Prado, Museo Nacional del Prado, 2007, pp. 471-472).

Фотография, на которой воспроизводится оригинальный портрет Фортуни Федерико де Мадрасо-и-Кунц (Национальный музей искусства Каталонии), указана как HF0847 в Музее Прадо.

Художник Мариано Фортуни «Перевернутая судьба»

Испанский художник Мариано Фортуни был богат и знаменит в свои 30 с небольшим. Но ему не повезло, несмотря на свое имя, и он умер в 1874 году в возрасте 36 лет.Его репутация - построенная на грандиозных батальных сценах, востоковедной экзотике и исторических жанровых картинах - пошла на убыль с торжеством импрессионизма. В последние годы возрос интерес к некоторым категориям, которые Фортуни создал для себя, и мадридский музей Прадо пытается восстановить часть его утраченного блеска с помощью полномасштабной ретроспективы.

170-работа «Фортуни (1838–1874)», закрывающая 18 марта, содержит богатый выбор новаторских поздних работ художника, которые поднимают вопрос о том, в каком направлении он бы пошел, если бы жил.

Родился в семье провинциальных каталонских плотников, Фортуни получил классическое художественное образование в Барселоне и Риме. Он получил большой успех в начале 1860-х годов, когда каталонские власти отправили его в Северную Африку, чтобы вести хронику батальона солдат, сражавшихся в испано-марокканской войне. Впоследствии Фортуни создал традиционные панорамные полотна, такие как собственное 6-футовое полотно Прадо «Битва при Вад-Рассе», представленное на выставке.

Фортуни хотел перейти к более сложным предметам, но его привязанность к Северной Африке сохранилась.Он изобразил широкий спектр предметов, от пустынных пейзажей до городских продавцов ковров, в картинах, гравюрах и акварелях.

«Погонщик верблюдов» (1865)

Хавьер Барон, глава отдела живописи XIX века в Прадо и куратор выставки, надеется, что выставка подчеркнет виртуозность художника. «Фортуни произвел революцию в акварели», - говорит г-н Барон, цитируя картину 1865 года «Погонщик верблюдов», взятую на время в Музее искусств Метрополитен в Нью-Йорке.На базаре Танжера группа верблюдов и их погонщик появляются в роскошном отдыхе. Фортуни «смог с необычайной точностью передать не только положение или движение, но и настроение верблюдов», - говорит г-н Барон о своей работе.

Фортуни женился на испанской аристократии искусства - среди родственников его жены были известные художники и директор Прадо. Несмотря на свой успех, он, казалось, чувствовал себя как дома в тогда еще отдаленных форпостах, таких как дворец Альгамбра в Гранаде или окраина Неаполя.После его смерти люди увековечили Фортуни как «меланхолического гения», - говорит Оскар Э. Васкес, профессор истории искусств в Университете Иллинойса.

У него были сторонники по обе стороны Атлантики. Сахарный барон из Филадельфии Уильям Худ Стюарт, который купил работы Фортуни и консультировал его по вопросам финансов, появляется на одной из картин в другой картине, «Коллекционер гравюр» Фортуни (1863). На этом причудливом изображении ценителя искусства 18-го века Стюарт носит доспехи примерно 1600 года на настенном портрете, напоминающем Веласкеса и Ван Дейка.Барон.

В последние годы своей жизни Фортуни начал экспериментировать с более свободными мазками кисти и другими предметами. В ряде небольших пляжных и садовых сцен, часто с участием его собственной семьи, художник, казалось, достиг того же пункта назначения, что и импрессионисты, чьи собственные картины тогда продавались в Париже за гроши по сравнению с тем, что было в жанровой сцене Фортуни. мог принести.

«Я предпочитаю картины, которые он написал для себя», - говорит директор Prado Мигель Фаломир, ссылаясь на поздние пейзажи и изображения своих детей «в очень естественных позах.Шоу Prado включает в себя «Пляж в Портичи», в котором южно-итальянская обстановка сжата в высокий узкий спектр цветов. Он завершил его в последний год своей жизни.

Фортуни все еще знал рынок и продолжал снимать такие сцены, как «Выбор модели», костюмированная сатира римского мира искусства, действие которой происходит в палаццо.

Фортуни внезапно скончался в Риме, но эксперты расходятся во мнениях относительно причины. Возможно, это была малярия или язва желудка.

Где бы он взял свое искусство, если бы жил? Франсеск Килес Корелла из Национального музея Каталонии в Барселоне, который является крупным спонсором работ Фортуни, считает «Дети художника в японской комнате» знаком намерений художника.Картина, оставшаяся незавершенной на момент его смерти, изображает двух детей Фортуни в виде хрупких фигур перед огромным японским изображением бабочек размером с стену. Г-н Барон говорит, что Фортуни «был одним из первых европейских художников, который ассимилировал японские элементы» в своих работах, и эта тенденция окажется решающей для более поздних художников, таких как Поль Гоген и Винсент Ван Гог.

Copyright © 2020 Dow Jones & Company, Inc. Все права защищены. 87990cbe856818d5eddac44c7b1cdeb8

Около

История Бекки

Я выросла в Симсбери, штат Коннектикут, и закончила среднюю школу в 2006 году, затем училась и окончила университет Роджера Уильямса в 2010 году. В колледже у меня появился интерес к «новейшему увлечению» - социальным сетям - в форме Facebook и Twitter, поскольку я специализировался на коммуникациях и связях с общественностью.

После окончания учебы я прошел стажировку, затем работал в компании по производству свадеб и мероприятий в Баррингтоне, Род-Айленд, где работал помощником по организации мероприятий и менеджером сообщества в социальных сетях. Именно здесь я осознал свою любовь к социальным и цифровым медиа и их влияние на бизнес.

Осенью 2011 года я переехал в Бостон, чтобы начать свою карьеру в финансовом районе Weber Shandwick, глобального коммуникационного агентства.Я присоединился к цифровой команде в качестве координатора цифровых учетных записей и менеджера сообщества, и здесь я получил свой настоящий старт в корпоративном цифровом мире. В Weber я работал контент-менеджером веб-сайта и научился контролировать и поддерживать каналы в социальных сетях для множества брендов мирового уровня, которые я высоко ценил.

Зимой 2014 года я перешел в Elevate Communications в Бостонском районе Бэк-Бэй, где работал менеджером по работе с клиентами в социальных сетях и аналитике, а затем прошел путь до старшего менеджера по работе с клиентами.У меня была прекрасная возможность отточить свои аналитические навыки в Elevate, работая над учетными записями клиентов, нуждающихся в углубленной аналитике, и мне посчастливилось работать на многих крупномасштабных мероприятиях в области цифровых медиа в городе. Здесь я получил невероятный практический опыт работы с громкими именами в мире спорта.

Летом 2015 года я присоединился к потрясающей команде Lois Paul and Partners, PR-агентства в сфере здравоохранения и технологий, в качестве старшего специалиста по цифровой стратегии. В LPP я опирался на свой предыдущий опыт работы в агентстве, управляя и определяя всеобъемлющие органические и платные стратегии в социальных сетях для наших клиентов, и научился формировать целостный взгляд на успехи и недостатки. Я действительно узнал о необходимости измерения социальных сетей и о том, как добиться успеха в сегодняшнем мире платных игр.

Весной 2017 года я отошел от агентской жизни и стал директором по цифровой стратегии в tCognition Inc., глобальной ИТ-компании в районе Ньюмаркет в Бостоне. В tCognition я возглавлял сборы социальных и цифровых медиа для 14-летней компании, у которой была настоящая культура «стартапов». Моя предпринимательская искра разгорелась во время моего пребывания там, и мое видение создания собственного консалтингового бизнеса обрело форму.

После почти восьми лет глубокого опыта работы в индустрии социальных и цифровых медиа, я отправился в новое путешествие и запустил Mariano Media в 2018 году!

Мариано Педроса - терапевт и педагог

Родился в Бразилиа в 1966 году. Мариано Педроса покинул Бразилию в возрасте девяти лет и жил в Кот-д'Ивуаре, Анголе, Сенегале, Франции, США, а теперь и в Таиланде. Адаптация к таким разным культурным контекстам оказала глубокое влияние на его воспитание и мировоззрение, развивая его чувствительность и уважение к культурным различиям, и в то же время научила его глубокой транскультурной человечности, присущей всем нам.

Мариано - терапевт и педагог, посвятивший себя распространению интеллектуальных / телесных и системных (реляционных) методов, которые способствуют естественным механизмам восстановления здоровья, способности к саморегуляции, совершенствованию осознания и развитию эмпатической связи между людьми. . Его подход подчеркивает важность построения и укрепления автономии народов и признания ценности знаний, полученных из культурного наследия и жизненного опыта.

За последние 30 лет он накопил обширный клинический опыт в качестве биоэнергетического аналитика и соматического терапевта.Как консультант по травмам, его страсть заключается в том, чтобы дать отдельным людям, учреждениям и сообществам возможность стать более устойчивыми и играть более активную / активную роль в поддержании своего физического и эмоционального баланса.

Как педагог, он обучал людей с разным профессиональным опытом (медицинских работников, педагогов, социальных работников и других) TRE - снятию напряжения и стресса и ICT - интегративной общественной терапии, а также разработал специальный тренинг для самообучения. и агенты коллективного ухода, чтобы вести регулярные группы по снятию стресса и укреплению здоровья.Он работал в Бразилии, Колумбии, Мексике, Германии, Бельгии, Южной Африке, Нигерии, Мозамбике, Новой Зеландии и Вьетнаме, часто в сотрудничестве с институтами, правительственными и / или неправительственными организациями, религиозными учреждениями и агентствами гуманитарной помощи для реализации устойчивые сети по снятию стресса и укреплению здоровья в разнообразных и часто сложных контекстах. Упражнения для снятия травм / TRE - TFA https: // traumaprevention.com /

  • Сертифицированный практикующий соматик / SEP - Foundation for Human Enrichment https://traumahealing.org/

  • Сертифицированный консультант по травмам KReST - Центр психотравматологии и терапии травм ZPTN. - http://zentrum-psychotrauma.de/

  • Сертифицирован по интегративной общественной терапии / ИКТ - Федеральный университет Сеара - UFC и ABRATECOM http://abratecom.org.br/

  • Сертифицированный старший инструктор по внимательности - Международные тренинги по осознанности - MTI http: // mindfulness. com /

  • Сертифицировано в области биоэнергетического анализа / CBT - Международный институт биоэнергетического анализа - IIBA http://bioenergetic-therapy.com

  • Сертифицировано в области основной энергетики - Институт основной энергетики - https: //www.coreenergetics .org /

  • Сертифицирован в области профессиональной музыки - Музыкальный колледж Беркли - Бостон / Массачусетс, США. https://www.berklee.edu/

  • выступление Мариано Риверы, расписание и гонорар

    Один из лучших питчеров в истории бейсбола, Мариано Ривера делится своей вдохновляющей историей настойчивости и стремления узнать, как он преодолел скромные препятствия в воспитании и карьере, чтобы стать легендой янки и попасть в Зал бейсбольной славы.

    Величайший питчер всех времен, Мариано Ривера олицетворяет величие своей необыкновенной историей настойчивости, напористости и построения легендарной карьеры с нуля.

    Поле, которое вытащило его из нищеты в Панаме и вырвало его на величайшие бейсбольные поля всех времен, мало чем отличается от самого человека - скромно, но очень эффективно.

    Отточенный благодаря своим природным способностям и непоколебимой приверженности к совершенствованию, легендарный режущий инструмент Риверы действовал на руки нападающих, делая практически невозможным попадание в него и закрепляя наследие скромного питчера в долгой и легендарной истории этого вида спорта.В начале 2019 года Ривера, чья элегантная эффективность помогла Янки выиграть пять Мировых Серий, стал первым игроком, единогласно избранным в Зал бейсбольной славы.

    Несмотря на то, что он повесил бутсы, Ривера продолжает делиться своим мощным посланием о настойчивости, сосредоточенности и спокойствии. Он считает, что эти элементы являются ключом к успеху - независимо от того, находитесь ли вы на бриллианте или в зале заседаний.

    «Если бы я сделал это, это мог бы сделать каждый», - говорит Ривера. «Некоторые люди считают, что у них нет шанса достичь своих целей, но я хочу донести это до меня: да, вы можете осуществить свои мечты.”

    Путь Риверы к успеху отражен в его автобиографии-бестселлере The Closer . С его фирменным смирением и юмором тринадцатикратный участник Матча всех звезд рассказывает о своем стремлении к победе, секретах его легендарного хладнокровия и о том, почему самый тяжелый момент в его карьере стал одним из его величайших благословений.

    Помимо спорта, вера и благотворительность также играют огромную роль в жизни Риверы. Его фонд Мариано Риверы стремится предоставить образовательные возможности студентам с низкими доходами, в то время как он и его жена также спасли и отремонтировали церковь Прибежище надежды в Нью-Рошель, штат Нью-Йорк.Y. Для него его успех в бейсболе просто предоставил ему платформу для большего блага.

    В качестве спикера Ривера приводит зрителей в раздевалку этих легендарных команд янки, рассказывая невероятные истории из игр World Series с уникальной точки зрения. Он подробно описывает, какой тяжелый труд требуется для достижения успеха - будь то высший уровень игры или достижение какой-либо личной цели - предлагая действенные советы по преодолению препятствий.

    Объясняя, как стремление к совершенству, которое дремлет в столь многих из нас, привело его к успеху и никогда не отпускать, Ривера делится, что значит быть в постоянном стремлении продолжать учиться и двигаться вперед.

    Vallejo, Мариано Гваделупе | Encyclopedia.com

    Родился 4 июля 1808 г.

    Монтерей, Калифорния, Новая Испания (территория Испании)

    Умер 18 января 1890 г. , политик

    «Мы республиканцы - плохо управляемы и в плохом положении, как и мы, - тем не менее, все мы в настроении республиканцы ... Почему же тогда мы должны все еще колебаться, чтобы отстаивать нашу независимость?»

    Вальехо в обращении к калифорнийцам, призывая их настаивать на аннексии Соединенными Штатами, цитируется в Генерал Вальехо и Пришествие американцев

    В середине девятнадцатого века, один из крупнейших активистов США . Южная аннексия Калифорнии была не шахтером, солдатом или политиком США, а давним мексиканским владельцем ранчо и землевладельцем по имени Мариано Г. Вальехо. В первой половине девятнадцатого века Вальехо стал одним из крупнейших землевладельцев и самых влиятельных политиков на мексиканской территории Калифорнии. Но Вальехо стал нетерпеливым из-за бесхозяйственности мексиканского правления, и он стремился подчинить свою любимую страну более демократическому и просвещенному правлению Соединенных Штатов.Его хитрое политическое маневрирование и надежные союзы помогли ему пережить переход к американскому правлению и сыграть важную роль в росте Калифорнии как штата. Хотя сам Вальехо не был американцем, он внес большой вклад в американизацию Запада.

    Молодежь в далекой колонии

    Мариано Вальехо родился 4 июля 1808 года в прибрежном городке Монтерей, столице территории Калифорнии, в то время дальний форпост испанской колонии Новая Испания (Мексика).Его отец был государственным администратором и инженером, который никогда не поднимался до высоких должностей в городке с населением триста человек. Его сын будет лучше. Мариано был одним из трех местных мальчиков, которые привлекли внимание губернатора территории Пабло Висенте де Сола. Губернатор де Сола помог Вальехо получить формальное образование у наставника по английскому языку, но, что, возможно, более важно, он научил Вальехо, как справляться с деликатным балансом, определившим раннюю политику Калифорнии.

    В юности Вальехо Калифорния находилась в шатком положении.Поскольку Калифорния находилась далеко от испанского колониального правительства в Мексике (которое провозгласило независимость от Испании в 1821 году), официальное внимание Калифорнии не уделялось. Территориальные губернаторы, такие как де Сола и его преемники, управляли делами без особого вмешательства со стороны правительства Испании, и вскоре эту территорию регулярно посещали корабли из России, Великобритании, Франции и США. Каждая из этих стран имела некоторую надежду претендовать на Калифорнию, если представится такая возможность. После провозглашения независимости Мексики испанским солдатам (включая отца Вальехо) были предоставлены большие земельные участки, и они стали ранчеро (владельцами ранчо). Вальехо присоединился к своему отцу на их участке площадью почти девять тысяч акров к северу от Монтерея в 1822 году.

    Крупный землевладелец

    К двадцати двум годам Вальехо был уже опытным молодым человеком. В подростковом возрасте он получил военную подготовку и в 1829 году привел отряд калифорнийцев к победе над местным индейским племенем. Более того, он уже был членом законодательного собрания территории. В 1833 году он женился на Франциске Бенисии Каррильо, красивой, волевой женщине, которая останется его партнершей на всю жизнь.В том же году его послали основать военный пост в Сономе, примерно в сорока милях к северу от Сан-Франциско. За свои услуги Вальехо получил грант земли площадью почти шестьдесят шесть тысяч акров, включая долину Сонома, горы Сонома и реку Петалума. Вместе с землей он получил шесть тысяч голов крупного рогатого скота, шесть тысяч овец, обширный фруктовый сад, многочисленные постройки и магазины. «Этой землей, - пишет биограф Вальехо Алан Розенус в Генерал Вальехо и Пришествие американцев, , - Вальехо должен был распоряжаться по своему желанию - начало его личной империи. "

    Генерал Вальехо

    Вальехо и другие владельцы ранчо, владевшие большим количеством земли и ставшие довольно влиятельными в Калифорнии, стали возмущаться влиянием мексиканских губернаторов. Губернатор Фигероа умер в 1835 году и был заменен коррумпированным губернатором Николасом Гутьерресом, владельцы ранчо решили принять меры. Организовав свои собственные армии и поощряя некоторых американских поселенцев выдавать себя за армии повстанцев, владельцы ранчо запугали Гутьерреса и заставили его уйти в отставку и назначили Вальехо военным губернатором «Свободного штата Альта Калифорния»."Вальехо был выбран на эту должность не потому, что он был пламенным лидером, а потому, что он был осторожным мыслителем, который не навлекал неприятностей на своих сверстников. Двоюродный брат Вальехо, Хуан Баутиста Альварадо, был назначен гражданским губернатором. Осторожный Вальехо заключил мир с Мексикой ; Позже Мексика подтвердила мудрость захвата власти, подтвердив позицию Вальехо и поблагодарив его за патриотизм.

    Одной из самых больших проблем, с которыми столкнулись такие владельцы ранчо, как Вальехо, была сложность поиска колонистов для поселения в регионе.Большинство мексиканцев не хотели ехать на север, в далекую колонию, и мексиканское правительство ввело строгие ограничения на количество не мексиканцев, которые могли там жить. Владельцам ранчо казалось, что правительство ограничивает их право на рост. На протяжении многих лет, пока Вальехо пытался развивать свою империю и вести переговоры с мексиканским правительством о политике, которая поможет его империи расти, он пришел к убеждению, что лучший способ развития северной Калифорнии - это приветствовать небольшой, но растущий поток американских поселенцев. начало открывать для себя регион.В 1841 году он предложил свое гостеприимство группе Бидвелла-Бартлесона, которая пересекла горный хребет Сьерра-Невада, не в последнюю очередь потому, что некоторые из членов группы обладали навыками, необходимыми в его районе. В последующие годы Вальехо часто игнорировал официальные ограничения на американскую иммиграцию, если чувствовал, что иммигранты принесут пользу его общине.

    Целью Вальехо было долгосрочное процветание северной Калифорнии. Хотя он определенно заботился о благе региона, как крупнейший землевладелец он также извлекал выгоду из роста городов, торговли и сельского хозяйства в регионе.Стремление Вальехо к процветанию своего региона часто принимало неожиданные формы. Например, в 1844 году, когда выяснилось, что войска, которыми он командовал, могут попросить сражаться за мексиканского губернатора против некоторых из его союзников, оказавших сопротивление губернатору, Вальехо просто уволил войска Вальехо и ушел с поста генерала. Без войск, Вальехо не мог участвовать в надвигающейся гражданской войне или быть вынужденным изгнать американских поселенцев. Это был хитрый ход, позволивший избежать вооруженного конфликта и способствовавший его собственной цели.

    К 1845 году внешние влияния начали подталкивать Калифорнию к переменам. Бывшая мексиканская колония Техас была принята в Союз, и многие в Америке думали, что Калифорния станет еще лучшим дополнением к развивающейся стране. Кроме того, популярность явной судьбы - идея о том, что Соединенным Штатам суждено простираться от Атлантики до Тихого океана - побуждала многих мечтать о том, что однажды Соединенные Штаты будут контролировать Калифорнию. В том же 1845 году авантюрист и исследователь по имени Джон Чарльз Фремонт (1813–1890; см. Запись) вошел в Калифорнию со 150 мужчинами.Обосновавшись в форте Саттера (см. Запись Джона Саттера) в долине Сакраменто (вдали от ранчо Вальехо), люди Фремонта оказались и подрывной силой, и катализатором, сделавшим Калифорнию частью Соединенных Штатов.

    Республика Медведь Флаг

    Вскоре после того, как он прибыл в Калифорнию, Фремонт начал возбуждать дела среди американских поселенцев, которые уже стремились увидеть смену правительства Калифорнии. Изгнанный из Калифорнии губернатором за свою подрывную деятельность, Фремонт планировал вернуться и захватить Калифорнию для Соединенных Штатов.Фремонт ошибочно полагал, что Вальехо является его противником, и 14 июня 1846 года он призвал местных поселенцев штурмовать комплекс Вальехо в Сономе. (Историки спорят, был ли Фремон уполномочен правительством США или действовал самостоятельно; большинство полагает, что он действовал самостоятельно.) Мирно взяв территорию, налетчики подняли флаг с изображением медведя и звезды; они объявили себя лидерами Республики Медвежий Флаг. Они взяли Вальехо и нескольких его союзников в заложники и заключили их в Форт Саттера.Как только Фремонт решил, что рейд увенчался успехом, он ушел из армии США и возглавил независимую Калифорнийскую республику.

    Республика Медвежьего Флага просуществовала меньше месяца, потому что Фремонт присоединился к американским войскам, когда узнал, что Соединенные Штаты и Мексика находятся в состоянии войны (мексикано-американская Война, которая длилась с 1846 по 1848 год и велась за позицию южной границы Техаса). После почти года небольших столкновений и политических маневров американские войска под командованием генерала армии Стивена Кирни к январю 1847 года захватили всю Калифорнию, чему способствовало сотрудничество владельцев ранчо в северной части территории. Договор Гваделупе Идальго, подписанный 2 февраля 1848 года, сделал завоевание Калифорнии официальным и гарантировал калифорнийским землевладельцам, что их права собственности будут соблюдаться. Калифорниос, так называют испаноязычных жителей Калифорнии, пришлось бы договориться о новом месте на этой новой американской территории.

    В поисках места в новом порядке

    Вальехо был освобожден из заключения 2 августа 1846 года, и он провел остаток мексикано-американского конфликта - да и всю свою жизнь - пытаясь защитить свое положение в быстро меняющейся политической обстановке. орден Калифорнии.Одной из его самых серьезных проблем было неуважение со стороны американских поселенцев к его земле и собственности. Скваттеры строили на его территории хуторы, а угонщики часто крали его скот и лошадей. Хотя он пытался вернуть свою собственность законным путем, суды никогда не вернули ему все потерянное имущество Вальехо. (Позже он получил 48 700 долларов в качестве возмещения ущерба от правительства США, что составляет менее половины того, что он требовал, но все же самый крупный платеж, произведенный во всей Калифорнии. )

    Тем не менее Вальехо был далеко не бессилен в новой Калифорнии.Многие офицеры и официальные лица США обращались к нему за его опытом и рассудительностью в решении местных вопросов. Кроме того, Вальехо контролировал большую часть лучших земель в плодородной и красивой долине Сонома. (Позже он участвовал в сложной и в конечном итоге неудачной попытке предоставить землю для столицы штата.) Вальехо попросили работать в законодательном комитете по надзору за американским заселением Калифорнии, и он принял этот пост 15 февраля 1848 года. По словам Розенуса, Вальехо «надеялся продвигать законодательство, которое пошло бы на пользу стране, и это подтвердило бы его веру в выбранный им курс» (заключив союз с американцами).

    Врываются дураки: Золотая лихорадка в Калифорнии

    Золотая лихорадка в Калифорнии, начавшаяся в 1848 году с открытия золота на фабрике Джона Саттера (см. Статью Джона Саттера), превратила некогда тихую мексиканскую территорию Калифорнии в самый быстрорастущий штат в Соединенные Штаты. Для калифорнийцев (выходцев из Латинской Калифорнии), таких как Мариано Вальехо, изменения, охватившие Калифорнию, были не чем иным, как захватывающими дух. Беглый взгляд на цифры показывает, насколько сильно золотая лихорадка изменила Калифорнию.

    В 1841 году неиндейское население Калифорнии насчитывало от шестидесяти пятисот семи тысяч латиноамериканцев и менее четырехсот иностранцев всех национальностей (включая американских поселенцев). Это число немного выросло в течение десятилетия, до 1849 года, когда 32 тысячи человек вошли в Калифорнию сухопутными путями, а затем еще сорок четыре тысячи в 1850 году. Многие другие прибыли по морю. Калифорния официально стала территорией США в 1848 году, и только два года спустя у нее было достаточно жителей, чтобы подать прошение о предоставлении статуса штата.К 1852 году в штате проживало 250 000 человек.

    Калифорнийцы, некогда безоговорочно правившие в Калифорнии, вскоре оказались отвергнуты и проиграли голосам тысяч белых американских поселенцев, не обращавших внимания на традиции и законы. Новые поселенцы проголосовали за власть своих представителей, захватили земли, принадлежавшие Калифорнии, и различными способами дискриминировали испаноязычных аборигенов. Вальехо, чьей мечтой было привлечь поселенцев в этот регион, никак не мог ожидать того, что произошло в Калифорнии.

    Золотая лихорадка и дальше

    Вальехо, возможно, вернулся бы на действительно выдающееся положение в Калифорнии, если бы не одно важное событие: Калифорнийская золотая лихорадка. После открытия золота на земле Джона Саттера в долине Сакраменто в 1848 году тысячи и тысячи горняков хлынули в Калифорнию в поисках мгновенного богатства. Многие поселились в Калифорнии, даже если они не добывали золото, захватив любую землю, которую могли, и вскоре установили такое большое американское присутствие в штате (статус штата был предоставлен в 1850 году), что политическая власть была лишена некогда доминирующих фигур старой Калифорнии , в том числе Мариано Вальехо.В рассказе Вальехо о золотой лихорадке, озаглавленном «Что золотая лихорадка принесла Калифорнии», он горько жаловался на «набухший поток мошенников, прибывших из Миссури и других штатов США». Союз, «который» отнял у нас наши земли и наши дома, и без малейшего колебания, воссел в наших домах, как многие могущественные короли. Для них не существовало закона, кроме их собственной воли и их каприза ».

    Вальехо был огорчен судьбой, постигшей его, и он действительно потерял большую часть своей земли и свое состояние, которое было огромным.Он закончил свои дни на ранчо к северу от Сономы, управляя небольшой фермой и продавая продукты с фермы на местных рынках. Несмотря на эти трудности, Вальехо осуществил свою мечту: он помог Калифорнии обрести статус штата, и его любимая страна стала одним из самых процветающих и быстрорастущих штатов Союза. Его чествовали по всей Калифорнии. По словам Розенуса, «в течение 1870-1880-х годов почти не проводилось публичное мероприятие, на которое не был бы приглашен Вальехо - ни в качестве почетного гостя, ни в качестве оратора.В конце жизни Вальехо писал своему сыну в письме, цитируемом в Генерал Вальехо, : «Все обернулось к лучшему . .. [Мы] находимся в Соединенных Штатах, которые вскоре станут ведущей нацией на земле. Любите всех. Будь хорошим. Соблюдайте справедливые законы ... Не затаите злобу в своем сердце ».

    Восемьдесят один год Вальехо умер в своем доме 18 января 1890 года. Его смерть поминали на церемониях по всему штату, и его помнят. сегодня как один из людей, которые сделали возможной государственность.То, что он сделал это без кровопролития и с таким небольшим гневом и враждебностью, показывает, что он был одним из самых добросердечных строителей современных Соединенных Штатов.

    Для получения дополнительной информации

    Комсток, Эстер Дж. Вальехо и четыре флага: правдивая история ранней Калифорнии. Grass Valley, CA: Comstock Bonanza Press, 1979.

    Harlow, Neal. Завоеванная Калифорния: аннексия мексиканской провинции, 1846–1850 гг. Беркли: Калифорнийский университет Press, 1982.

    Розенус, Алан. Генерал Вальехо и пришествие американцев. Беркли, Калифорния: Heyday Books, 1999.

    Вальехо, Мариано Г. «Что золотая лихорадка принесла Калифорнии». В г. Курс Империи: отчеты из первых рук о Калифорнии в дни золотой лихорадки '49, под редакцией Валески Бари. Нью-Йорк: Кауард-Макканн, 1931.

    Мариано Модено нажил состояние, когда поселенцы пришли на запад

    Барбара Флеминг, специально для жителей Колорадо. Опубликовано 9:00 а.м. MT 6 января 2019 г.

    Барбара Флеминг (Фото: любезно предоставлено фото)

    Если бы вы были на необузданном Западе в 19 веке и натолкнулись на Мариано Модено (по-разному пишется Медина) в своих странствиях, вы были бы в то же время довольно встревожены и сильно встревожены. впечатлен - потому что он был настоящим пограничником.

    Зверолов, охотник, торговец, наполовину апачи, он хорошо знал дикую местность. Он работал гидом, работал в компаниях по торговле мехом и имел друзей среди себе подобных, таких как Джим Бриджер, Кит Карсон, Луи Васкес и братья Бент.

    Хесус Гарсиа Мариано Модено родился в Нью-Мексико. Он покинул дом в раннем возрасте, чтобы начать кочевой образ жизни. Он руководил исследователем Джоном Чарльзом Фремонтом, а затем помог капитану Рэндольфу Марси пересечь Скалистые горы.

    Когда торговля мехом пошла на убыль, Модено поселился недалеко от того места, где сейчас находится Лавленд, и объявил себя первым белым поселенцем в долине Биг-Томпсон. Насколько известно, был.

    Он был никем, если не предприимчивым. Поселенцы, направлявшиеся на запад, должны были перебраться через реку Биг-Томпсон, поэтому он открыл паромную переправу для переправы фургонов за 50 долларов золотом.Фрахтовщики могли заплатить до 100 долларов за переправу, а мексиканцы переправились бесплатно.

    Вполне возможно, что высокая стоимость перехода через реку побудила многих эмигрантов пустить корни прямо там, где они находились, без перехода, таким образом положив начало поселению, которое в конечном итоге превратилось в Лавленд.

    Бизнес был хорош; в свое время он построил мост, достаточно прочный, чтобы выдержать паводки во время весеннего стока, а затем построил торговый пост, который назвал «Перекресток Мариано» (он же Намаква).

    Около тысячи пони паслись в форте под опекой Модено, а его пост был известен как центр торговли лошадьми. Но 17 апреля 1861 года группа утесов скрылась с некоторыми животными, что вызвало ярость Модено. Через четыре дня он и двое друзей выследили воров, после чего Утесы скрылись с места происшествия.

    Модено кричал на них, что они трусы за то, что убегают, - оскорбление, которое заставило ютов повернуться и броситься на своих преследователей. Хотя они были в меньшинстве, Модено и его друзья устроили хаос, убив нескольких ютов и ранив других.Он собрал около 50 лошадей и торжественно вернулся в свой дом.

    Согласно одному сообщению, преуспевающий Модено ссудил Первому национальному банку в Форт-Коллинзе значительную сумму, 60 000 долларов, для открытия своего дела в 1871 году.

    В последние годы своей жизни Модено совершил заметный переход от суровой жизни пограничника. чтобы выглядеть модным джентльменом, который любил рассказывать истории о своей молодости, угощал посетителей прекрасными винами и хвастался своим оружием.

    Похожие записи

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *