Модная критика: Как одеваются главные редакторы модных журналов и модные критики в повседневной жизни: фото — www.wday.ru

Содержание

Александр Васильев уверен, что большинство звезд не умеют подбирать очки - Секреты стиля

В своей постоянной рубрике для журнала «7 дней» Александр Васильев обычно комментирует одежду знаменитостей, однако на этот раз модный критик решил обсудить аксессуары, а именно — очки. «Раньше многие стеснялись быть „очкариками“. А сегодня звезды с удовольствием демонстрируют свои стильные оправы! Но помните, очки — такая деталь, которая может сделать весь образ. Их нужно выбирать очень тщательно», — заявил Васильев.

Александр считает, что знаменитости часто ошибаются с формой или цветом оправы очков. Так, Анастасии Стоцкой критик посоветовал подобрать к этому яркому образу красную или золотую оправу, а вот черная только утяжелила лицо.

Иван Охлобыстин тоже ошибся. «На мой взгляд, это просто летние солнцезащитные очки. Они создают пляжный образ и для города вообще неприемлемы», — отметил Васильев.

Очки секс-символа Дмитрия Нагиева тоже не понравились Александру. По его словам, актер в них похож на одного из своих криминальных героев. «Массивная темная оправа с затемненными стеклами — это стиль мафиози. Да еще татуированный крест. Явный перебор!» — заявил критик.

Васильев считает, что круглые очки совершенно не идут Эвелине Бледанс: «Посмотрите,какой неприятный эффект: глаза актрисы кажутся совсем маленькими.

Нужно поискать оправу поделикатнее».

Ани Лорак допустила ту же ошибку: оправа ее очков также слишком большая и объемная. Глаза певицы стали маленькими и менее выразительными.

Очки Виктории Дайнеко критик назвал слишком банальными. Александр считает, что певица могла подобрать аксессуар оригинальнее.

instagram.com/victoriadaineko

Без критики не остался и Максим Галкин. Историк моды заявил, что телеведущий застрял в образе подростка, а ведь Максиму уже 40 лет. «Эти обтягивающие футболки, челочка все-таки больше подходят для тинейджера. Зато очки его красят, придают солидности образу», — отметил Александр.

Наталья Водянова тоже ошиблась с выбором очков. С этой оправой звезда напоминает не модель, а секретаршу.

А вот Ксению Собчак Васильев похвалил. Он считает, что телеведущей идут очки «киски»: «Ей идет такая оправа, она деликатно корректирует черты ее лица и форму бровей. Ксения сразу же выглядит более женственной, пикантной, игривой».

Отметил критик и очки своей коллеги Эвелины Хромченко: «У нее в гримерке хранится не менее сорока пар различных очков. Поэтому не говорите, что она ходит в одних и тех же. Просто оправа „кошачий глаз“ стала ее визитной карточкой».

Советуют модные критики — Wonderzine

 Меня иногда спрашивают: как я нахожу новые марки и как понимаю, что за ними стоит следить? Думаю, что я настолько сильно люблю дизайн одежды, что могу разглядеть интересного новичка буквально по одной картинке. Так было с Horror Vacui: я увидела в фейсбуке фотографию без подписи и нашла сайт через поисковик, а потом добавила страничку марки в инстаграме. И через какое-то время начала слышать от разных знакомых: «А, это тот самый бренд с непонятным названием и сложными платьями в цветочек». Думаю, что это очень круто, когда информация разлетается по принципу сарафанного радио, а не потому, что была куплена реклама во всех крупных изданиях.

Horror Vacui на латыни означает «боязнь пустоты», состояние, при котором хочется заполнить всё свободное пространство вещами и деталями. Меня подкупила — помимо непосредственно дизайна вещей — сама концепция: пока все увлекались минимализмом, упрощали и очищали, дизайнер из Мюнхена Анна Хайнрихс начала делать сложные платья с кучей фестонов, оборок, шнуровок и завязок. Но удивительно, что несмотря на перегруз деталировки, все вещи выглядят очень легко и современно. Мне нравится, что само название Horror Vacui звучит формалистски: в нём не зашифрован конкретный образ, оно всего-навсего намекает на то, что платья не будут простыми, но в то же время в нём есть и глубина, и ирония.

Казалось бы, в эпоху неоромантики можно было ограничиться рюшами и оборками с простой обработкой, но тут всё-всё в фестонах, обработанных чисто! Плюс огромное количество мелких складок для создания формы отдельных деталей, плюс дополнительные объёмные элементы, плюс шнуровки. Трудозатратность обработки здесь в ладах и с ценой, и с аудиторией: понятно, что такие платья покупают ценительницы, которые к тому же понимают необходимость тщательного и недешёвого ухода за подобным изделием. Та же тщательность, неторопливость будет проявляться и в эксплуатации: аккуратно надеть, расправить, зашнуровать. Дополняя линейку более простыми вещами (каких мало), они сохраняют в них всю суть и узнаваемость марки. То же самое — в аксессуарах: тряпичных сумочках, резинках для волос, украшенных фестонами.

Шарлотту де Гейтер я впервые увидела в Антверпене, на выпускном шоу Королевской академии изящных искусств. На фоне претенциозных и безумных коллекций бельгийских студентов её работа была трогательной и хрупкой, а после показа именно коллекцию де Гейтер выставили на первом этаже Музея моды, где её можно было как следует рассмотреть. Я подписалась на страничку дизайнера в инстаграме и потому в числе первых узнала, что она запустила собственную марку вместе со своей мамой Бернадеттой: шёлковые платья простых силуэтов с цветочными принтами, которые рисует сама Шарлотта.

Bernadette — это, по сути, минимализм: отрицание многого для того, чтобы добиться лучшего (минимализм — это именно это, а не бесконечные бежевые тренчи). У Шарлотты нет интереса экспериментировать с конструкцией и формой — наверное, ей всё это надоело в Академии, — но, поверьте, чтобы добиться такой силуэтной простоты, нужно потрудиться. Мне нравится работа с палитрой. С такими яркими холодными, доходящими до флуоресцентных цветами любит обращаться Раф Симонс — это вообще какая-то очень бельгийская палитра. На протяжении всего времени существования марки не меняется идея принта: это всегда цветы, цветы и цветы. Стена над рабочим столом дизайнера заклеена картинками с изображением цветов. Это гиперпопулярная тема в дизайне женской одежды, но Шарлотта выбирает из всего многообразия рисунков именно «свои» цветы. Шарлотта и Бернадетт стали лучшими моделями для собственных коллекций. Девушка снимает образы на телефон и публикует на главной странице сайта, дополняя их короткими видео. Кстати, единство силуэтов и принтов позволяет коллекциям плавно перетекать друг в друга, а благодаря простоте презентации можно быстро подгружать новинки, не разрушая общий стиль страницы (но этот лайфхак работает только для небольших брендов с небольшим бюджетом).

Среди крупных брендов у меня есть свои любимчики — Prada, например, — но мне регулярно не хватает свежего воздуха, который привносят в моду молодые дизайнеры. Наверное, у меня характер естествоиспытателя: мне нравится открыть «новый вид» и следить за тем, как он растёт и развивается. И ещё очень интересно наблюдать за тем, как небольшие локальные марки вдруг выходят на авансцену и формируют глобальные тренды, как это было с Batsheva или Cecilie Bahnsen. Отдельно меня сильно волнует тот факт, что у начинающих дизайнеров, как правило, нет больших бюджетов — но это не мешает им устанавливать свои правила игры и побеждать.

«Лицо как ведро, глаза дикие». Наши эксперты моды, вызывающие смех

Верховной «диктаторшей» мировой моды считается главред американского Vogue Анна Винтур. Как она выглядит, все знают, тем более что она уже лет 40 остается «в одной поре»: суровое каре с челкой, непроницаемые очки на пол-лица, редкая улыбка, подчеркнуто сухая худоба и закрытые, отчужденные позы.

На показе Виктории Бэкхем в 2015 году

Reuters

Ее профессиональный авторитет неоспорим. Но о ее стиле и манерах за глаза отзываются с иронией. За ней даже закрепилось прозвище Nuclear Wintour («Ядерная Винтур», по созвучию с известным выражением nuclear winter – «ядерная зима»).

Обыватели не видят в Анне пример для подражания. По их мнению, она в своем однотипном образе выглядит в супердорогих подиумных вещах скорее странно, чем красиво.

посмотреть в Instagram
посмотреть в Instagram

Особенно ее критикуют за платья без рукавов, выставляющие напоказ дряблые жилистые руки, а также за пристрастие к натуральным мехам и коже, что на Западе благодаря защитникам животных давно стало моветоном.

посмотреть в Instagram

А давайте-ка по аналогии взглянем на отечественных законодателей моды. Anews изучил мнения в интернете и собрал фотогалерею.

Ульяна Сергеенко: «Лицо как ведро, глаза дикие»

Глянцевые издания наперебой хвалят нашу Ульяну. Словами русского InStyle: «Дизайнер, от гордости за которого захватывает дух». Ее бренд – единственный из российских, которому руководство французской индустрии моды разрешает устраивать показы и продавать вещи под маркировкой «от-кутюр» (высокая мода).

РИА Новости / Владимир Астапкович

За границей Ульяну прозвали «Русская матрешка». А в нашей системе координат она бывшая жена олигарха и классическая обитательница Рублевки, с «Роллс-Ройсом» на подъездной дорожке и штатом филиппинской обслуги. Возможно, поэтому соотечественницам кажется, что она «очень манерная и постоянно находится в напряжении, стараясь держать образ».

Getty, Spletnik.ru

В комментариях к ее фото задаются вопросом: «Почему у Ульяны глаза выражают всегда одно и то же – ничего? Абсолютное ничего. Где луч таланта в них? Или ума хотя бы. Пустота...»

«Ну и страшна же Ульяна: лицо как ведро, глаза дикие. И этот макияж пугающий – глаза как у жуткой старой куклы, нарисованные на белом фарфоровом лице».

Александр Васильев: «Олицетворение эпатажа и безвкусицы»

Историк моды и судья программы «Модный приговор» хлестко и остроумно критикует как звезд, так и простых россиян за безвкусицу.

посмотреть в Twitter

Но и ему в ответ достается по первое число, причем многие реагируют с нескрываемой злобой. «Чудик» – это еще мягкое слово, которым его обзывают.

«Сам на попугая похож, а учит еще!»

«Т.е. одеваясь безвкусно, он имеет право говорить о том, как безвкусно одеваются россияне?»

«Может, он о моде и знает все, но одевается смешно».

Александр Васильев / Instagram

Яркого Васильева соотечественники считают «олицетворением эпатажа и безвкусицы», «павлином» и даже недружелюбно замечают, что он «похож на Чикатило».

РИА Новости / Виталий Белоусов

Многие привыкли, что наш мужик должен быть суров и одеваться только в темные «брутальные» вещи, так что они очень превратно понимают артистичную игривость и кокетливость Александра.

Александр Васильев / Instagram

В любом случае, даже те, кто восхищается Васильевым как экспертом, в большинстве не готовы брать с него пример.

Александр Васильев / Instagram

Маша Фёдорова: «Позорище, не доярка поди»

С февраля 2018 года Маша является главным редактором журнала Vogue, а до того много лет возглавляла Glamour. До недавнего времени она была очень грузной, носила бесформенную одежду и воплощала скорее «антигламур», чем глянцевую ухоженность и стильность.

РИА Новости / Валерий Левитин

Федорову, конечно, много критиковали. Но она не пыталась измениться – наоборот, под ее началом Glamour потихоньку превращался в журнал для толстушек. Там все больше были задействованы модели размера «плюс», в том числе с признаками нездорового ожирения.

Слева: Маша с дочерью Вероникой

РИА Новости / Валерий Левитин

Маша Федорова / Instagram, коллаж Moimir.org

Классические модницы приходили в ужас: «И это главный редактор журнала о новинках индустрии моды и красоты! Икона стиля!»

«И эти люди запрещают нам ковырять пальцем в носу».

Однако с приходом в Vogue стало сложно игнорировать упреки в запущенности и невнятном стиле. Маше пришлось провести серьезную работу над собой. Она стала стройной и пересмотрела свой гардероб.

Маша Федорова / Instagram

Но периодически ей все равно указывают на заметные недостатки – например, на заскорузлые пятки на фото ниже.

Маша Федорова / Instagram

«Позорище, не доярка поди. Думать надо, стоит ли такое показывать при своей должности».

«Для дамы ее профессии это непозволительно. Человек занимает такой пост, где ее внешний вид будет рассматриваться под лупой. Она должна соответствовать. В ее случае – это работа!»

Мирослава Дума: «Жертва ксерокса»

Примечательно, что у девушки, которую наши модные журналы и сайты льстиво называют «царицей моды» и «эталоном безупречного стиля и тонкого вкуса», нет русскоязычной страницы в Википедии. Зато о ней пишут на английском, голландском и... армянском.

Да и сама она делает подписи в инстаграме на английском и проводит основное время за границей.

Мирослава Дума / Instagram

Сегодня Дума, мать троих детей, предпочитает комфортный стиль – треники и худи. Но раньше дочь российского папы-сенатора и жена олигарха постоянно красовалась в кутюрных нарядах на самых престижных показах в Париже, Лондоне и Нью-Йорке.

Утрированный фольклор – лучший способ привлечь западных папарацци (на фото – в Нью-Йорке)

Getty

Постоянные читатели российского глянца тоже хорошо знакомы с Мирославой – долгое время она в качестве гуру вела колонки в популярных журналах. А позже запустила сайт о модных тенденциях для миллениалов Buro 24/7.

Однако ее собственный стиль, так восхваляемый коллегами, многие воспринимают скептически. Например, при своем росте дюймовочки (154 см) Дума нередко надевает то, в чем кажется еще приземистее. Раньше она также удивляла тягой к унылому коричневому, в который драпировалась с головы до пят.

Getty

Как итог – комментарии такого рода: «Девушка симпатичная, но вкуса нет абсолютно. Только пафос сплошной».

«Ее смело можно назвать женщина-безвкусица. Наряды – мрак и вечный оскал».

«Жертва ксерокса ваша Мирослава. Имея деньги и возможности, можно выглядеть и получше».

Эвелина Хромченко: «Как переодетая Набиуллина»

Бывший главред журнала L'Officiel и бессменный «прокурор» в телешоу «Модный приговор» однажды шокировала россиянок заявлением, что после 40 лет женщинам запрещается носить наряды без рукавов. (Интересно, кстати, как бы отреагировала на это упомянутая Анна Винтур).

Но к самой Эвелине табу не относится, потому что после 40-ка она продолжает красоваться с голыми плечами и руками. Мисс Совершенство!

С возлюбленным Дмитрием Семаковым

РИА Новости / Екатерина Чеснокова

Россиянки, конечно, обижаются, что их считают «недостойными», и охотно критикуют саму Эвелину. Ее советы, по их мнению, зачастую не отличаются профессионализмом и удивляют банальностью: «Ничего нового она не говорит, всегда вещает прописные истины, но с видом знатока!»

Она как-то перечислила, что должно быть в базовом гардеробе женщины, и там оказались вещи, которые идут далеко не всем (майка-алкоголичка, юбка-карандаш) и вообще не сильно-то и нужны в нашем климате (бежевый тренч, к примеру).

Эвелина Хромченко / Instagram, Первый канал

А уж как злословят про то, как выглядит она сама... Многие находят ее стиль «старообразным», ассоциируют с образом строгой училки, библиотекарши. Шутят, что она «как переодетая Эльвира Набиуллина».

«Я уважаю Хромченко, но мертвый блонд, укладка волос к волоску, пергаментная кожа, даже не одежда, а монументальные одеяния – старят. Плюс 15 лет к ее возрасту ну точно добавляют».

РИА Новости / Екатерина Чеснокова

Про снимок ниже: «Ей 43, а на фото 83».

С сайта Kleo.ru

Среди мнений про Эвелину нередко встречается выражение «сапожник без сапог». Дамы-критики замечают мельчайшие несоответствия тому, что она веско внушает другим.

«Закатанные как попало брюки, морщинки на колготках, выкрашенная зеленкой лиса....И причесочка оставляет желать лучшего. Это не ухоженность – скорее небрежность. Да, а закатывать можно джинсы, а не брюки со стрелками, это нонсенс», - язвят в комментариях.

Кстати, не думайте, что это наши люди так придирчивы. «У них» тоже любят показать пальцем на несовершенства, особенно про тех, кто обычно кажется безупречным. Примеры тут: 7 «безобидных» вещей, которые выдают в женщине неухоженную дурнушку

Хилари Александр: "Не обязательно скупать все вещи, чтобы любить моду"

Хилари Александр – одна из самых известных британских критиков моды, офицер Ордена Британской империи, постоянный автор Daily Telegraph в прошлом и просто одна из самых приятных людей, которых вам доведётся встретить в мире моды. Недавно Хилари по приглашению Mercedez-Benz Fashion Week Almaty посетила Алматы и заодно рассказала нам, почему она организовывает благотворительные показы, что ей нравится в молодых дизайнерах и что она делала на Байконуре в 2005 году. 

Чем вы занимаетесь сейчас, после ухода с Daily Telegraph?

О, у меня много занятий. Я курирую коллекции выпускников модных университетов, пишу для Hello Fashion Monthly, занимаюсь благотворительностью, недавно написала книгу, посвященную моему любимому принту – леопардовому. А вообще, я очень рада, что с фрилансом стало больше возможностей распределять своё время правильно. Например, мне очень важно заниматься благотворительностью. Я делаю показы с животными и называю их dogwalk, одежду для них создают британские дизайнеры – Vivienne Westwood, Richard Quinn, Jonathan Anderson. Делала бы и с кошками, но они, к сожалению, не так послушны (смеется).

Мода по-прежнему остается важной составляющей вашей жизни. И сейчас она переживает тектонические изменения – скорость производства увеличивается, соцсети стали ключевым способом коммуникации... Вы начинали работать, когда всего этого не было. Что вам нравится и не нравится в происходящем? 

Думаю, мне, как и многим, не нравится эта дизайнерская чехарда, когда ты уже не можешь запомнить, кто куда перешел. Крупные модные дома сами не понимают, насколько сильно это ударяет по их индивидуальности, ведь каждый старается делать что-то своё, пусть и вдохновляясь архивами. Их историческое наследие размывается, особенностей становится всё меньше. Поэтому мне очень нравится британская мода: Richard Quinn похож на Richard Quinn, Simone Rocha – на Simone Rocha. Конечно, это отличный пиар-ход, который работает на дополнительное упоминание бренда в прессе. И это, с другой стороны, помогает продавать больше сумок, очков, кошельков и парфюма. Я не говорю, что эта ситуация применима ко всем брендам, но к большим – в частности. Возможно, это именно то, что им нужно. Но сама мода, в первоначальном её значении, остается за бортом. 

А что вы думаете насчет недавних переходов и новых назначений? 

Я очень ждала первую коллекцию Рикардо Тиши для Burberry, и она стала для меня откровенным сюрпризом. После того, что он делал в Givenchy, от него как минимум ждешь фейерверков на подиуме. Но коллекция была очень прямолинейной, понятной и носибельной. Возможно, это было требованием руководства – создать одежду, которую люди действительно будут покупать и носить. Чтобы не было скандалов со сжиганием остатков. Они не хотят продавать эти вещи дешевле, но хотят сделать их более понятными. В этом есть своё рациональное зерно. Но стоит для этого нанимать такой талант, как Рикардо Тиши?

Вы сейчас больше не пишете критических обзоров?

Нет. 

А нужна ли модная критика дизайнерам сейчас? Ведь она теряется в информационном шуме... 

Я думаю, сейчас она нужна им больше, чем когда-либо. Вы правильно заговорили об информационном шуме – благодаря соцсетям отыскать честный отзыв всё сложнее, потому что лидеры мнений и инфлюенсеры вряд ли напишут правду. Ведь бренды приглашают их на показы, дарят одежду. А трезвый взгляд со стороны нужен всегда. Сейчас осталось не так много настоящих критиков. Например, Сюзи Менкес "жгла глаголом", когда работала на International Herald Tribune Magazine, но после перехода в Vogue International её отзывы стали менее острыми. 

Это был мой следующий вопрос. Как написать честную рецензию, если этот бренд – ваш рекламодатель? 

Вы знаете, я никогда не писала полностью разгромных отзывов. Потому что я прекрасно понимаю, какая работа стояла за этой коллекцией – шесть месяцев труда дизайнера и его команды. Возможно, эта одежда не понравилась мне, но обязательно понравится кому-то другому, ведь внешний вид – вещь очень субъективная. Поэтому, даже если я даю строгий, критический отзыв, я всегда стараюсь найти хоть что-то хорошее – цвета, формы, если совсем всё плохо – локация и шоу... Но если коллекция настолько плоха, что просто нет слов, то лучше ничего не писать. В мире и так достаточно плохого. Возможно, в каком-то смысле, New York Times и Daily Telegraph были более объективны в плане отзывов. 

Расскажите, как раньше вы писали рецензии? Во времена до интернета?

О, это было забавно. Помню, на своё первое шоу в Париже я поехала в 1986 году. Со мной был фотограф, которому пришлось превратить свою ванную в dark room для проявки фотографий. Процесс отбора фото происходил так: если мы видели, что на фотографии у модели видны зубы (на негативе они подсвечивались черным цветом), то, вероятно, модель улыбалась, у нее было приветливое выражение лица, а, значит, и фото было удачным. Не всегда удавалось угадать, конечно. 

После написания рецензии я звонила в Йоркшир (шесть часов утра, на минуточку), где на другом конце провода сидела девушка, которая записывала мой текст. Всё было хорошо ровно до того момента, когда возникала потребность записывать имена дизайнеров. Их я надиктовывала по буквам. Например, Yamamoto – Y for yellow, A for apple, M for mother... Кошмар начинался с бельгийцами – Ann Demeulemeester и Walter Van Beirendonck, например. 

Потом нам подарили первые компьютеры, и стало немного легче. До сих пор помню, как мы отдирали ковры в гостиничном номере, чтобы добраться до телефонного шнура. А скорость передачи была "фантастической". И часто случалось так, что передача фотографий могла прерваться на 97%! Поэтому то, что происходит сейчас, мне нравится гораздо больше. 

А расскажите о ваших самых любимых показах и дизайнерах.

Трудно вспомнить всё. Наверняка, одним из них будет показ Гальяно для Dior, тот, который был на Аустерлицком вокзале. Гальяно раздобыл старинный поезд, работающий на пару, и перед ним вышагивали Линда Евангелиста, Наоми Кэмпбелл и Клаудиа Шиффер. Потом, я навсегда запомнила показы Маккуина, например, его последний – Atlantis. Или тот, где модель Шалом Харлоу вращалась на подиуме, а два робота обрызгивали её краской, создавая уникальный рисунок. Из любимых дизайнеров – Дрис ван Нотен, конечно. Обожаю его ткани. Помню, как он рассказывал мне забавную историю. Чтобы достать какой-то особенный шелк, он сделал заказ в Узбекистан, что не так далеко отсюда. И чтобы передать его в DHL или Fedex, поставщики почти два дня везли его на ослах до ближайшего населенного пункта с этими сервисами. Чудесная история! Люблю Simone Rocha, Richard Quinn, John Galliano. Но почти не покупаю дизайнерские вещи. 

Почему? 

Они очень дорогие. И потом, чтобы любить моду, совсем необязательно скупать всю одежду, которую ты видишь на подиуме. Я очень люблю красивые вещи, обожаю смотреть показы, делать исследования. И ведь когда вы приходите в галерею, вы же не обязаны покупать все эти произведения искусства? Так и с модой. Я наслаждаюсь самим процессом, например, очень люблю смотреть коллекции молодых дизайнеров. В них столько драйва и запала. Да и некоторые вещи я бы просто не смогла носить, они созданы для того, чтобы любоваться ими. 

И последний вопрос: вы говорили, что вы в Алматы уже второй раз. А когда вы побывали здесь впервые? 

О, это было в 2005 году. Тогда я узнала, что в Казахстане есть космическая база и на ней планируется запуск ракеты. Именно в тот сезон очень много дизайнеров сделали массу вещей, вдохновленных футуризмом, новыми технологиями и прочим подобным. Например, у Comme des Garçons было много вещей белого и серебряного цвета, и мне очень хотелось снять их на фоне ракетного запуска. Я связалась с министерством туризма Казахстана, и мне дали разрешение на съемку. Мы привезли модель, фотографа, множество красивых вещей – помню, это были фантастические шляпы от Филиппа Трейси и плащи от Рей Кавакубо. Поездка до Байконура от Алматы заняла целый день, но, примерно за километр до самого центра запуска, мы обнаружили ограждения и толпы людей, которые отказались нас пускать туда. Как оказалось, Владимир Путин решил посмотреть именно этот запуск и находился в тот момент там! До сих пор помню, как я умоляла пустить нас на территорию хотя бы на 20 минут, чтобы сделать фото на фоне космического музея и статуи Юрия Гагарина. Но нет, всё было тщетно. Нас не пустили. До сих пор жалею об этой съемке. Но тогда мы отправились на Чарынский каньон и в город Кызылорда, где сделали несколько замечательных фото на фоне голубых мечетей. Тяжелая была поездка, но фотографии того стоили. 

 

Саша Варламов о белорусской модной журналистике и фешн-блогерах: "Право говорить надо заслужить"

В своем авторском блоге на LADY.TUT.BY Саша Варламов берет интервью у молодых дизайнеров. Сегодня мы решили взять интервью у него и поговорить об экспертах и критиках моды. Образование и опыт художественного критика дают Саше полное право вынести "приговор" отечественной модной журналистике.

n1.by

– Не кажется ли вам, что у нас почти все считают себя экспертами и критиками моды и воспринимают эту область как ту, в которой они чувствуют себя специалистами?

– Это не совсем так. Одежда – это то, что каждый из нас покупает, носит и по-своему оценивает. И нельзя сказать, что только эксперты имеют право на оценку одежды. Например, недавно ушла из жизни Джоан Риверс, одна из голливудских актрис, ей было за 80 лет. Она в последнее время занималась на телевидении программой "Полиция моды": критиковала, разбирала, издевалась над той одеждой, которую носят известные люди… Ее смотрели, слушали, соглашались или не соглашались, смеялись ее шуткам, карикатурам…

Джоан Риверс

Говорить о моде, об одежде других, о других, это так же естественно, как, к примеру, жарить яичницу.

Когда мы жарим яичницу, готовим чай, утюжим белье и т. д., то мы вправе иметь собственное мнение на этот счет. Мы не имеем права иметь собственного мнения по поводу того, как делается космическая ракета, к примеру, потому что мы в этом не разбираемся. Не все из нас хирурги, и поэтому глупо оценивать то, как они ведут себя во время операции, но мы все напеваем песни в душе, мы все носим одежду, едим и читаем. Поэтому у нас, естественно, есть свое мнение об этих процессах, и каждый имеет право его высказывать.

Существуют интернет-платформы, где можно просто "выкрикнуть" свое мнение и все на этом. А есть какие-то более серьезные порталы и издания, которым бы хотелось представить профессиональный анализ того, о чем пишут – писать умеют абсолютно все, все обучены грамоте. Но эта писанина не имеет отношения к профессии критика моды, искусствоведа и публициста. К профессиональному мнению следует относить только то, что разбирается в соответствии с определенными законами, условиями, с определенных профессиональных и объективных позиций. Объективность – это, наверное, самое трудное. Когда мы оцениваем, мы должны по возможности исключить свое субъективное отношение к предмету оценки.

– А это возможно?

– Это самое сложное. Потому что мы сами являемся рабами собственных внутренних установок и симпатий. Вот я, к примеру, терпеть не могу внешность Карла Лагерфельда. Он мне несимпатичен, я ведь имею на это право? Поэтому я предвзято отношусь и к тому, что он делает и публикует. Хотя когда я убираю мое личное отношение к Лагерфельду, как человеку и его физическому образу, то мне практически все, что он представляет, начинает нравиться. Но как только я включаю свое отношение лично к нему, то начинаю ворчать и мне все становится неинтересным. Это был только пример. Но так происходит и с дилетантами, и с профессионалами. Правда, у профессионалов их работа уже выработала специальные внутренние механизмы, которые позволяют абстрагироваться от личного. Не у всех, правда.

Карл Лагерфельд

– Каким образом вы выключаете личное? Как можно абстрагироваться от себя?

– Я начинаю смотреть на одежду безотносительно того, кто ее сделал. Первый вопрос, который я себе задаю: является ли это модой или арт-объектом.

– Чем различаются эти понятия?

– Мода – это достаточно прагматичная вещь. В моде есть такое понятие как соответствие модному образу. Даже если используются заимствования из предыдущих эпох, все эти нюансы должны быть переосмыслены и поданы под современным и непременно авторским углом зрения. Потому что попытка простого копирования приводит лишь к повторению чужого открытия или чужого взгляда на предмет. Сегодня мы будем уже по-другому перепевать любимую песню, которую слушали 30 лет назад, потому что мы изменились. Так же и в моде.

Есть еще понятие "арт-объект", когда высокое искусство преобладает над прагматикой. Это случаи, когда представляется предмет прекрасного, возвышенного, психологично-драматического, утонченного, многопланового… В настоящем арт-объекте всегда есть много глубинных смыслов. Глядя на такие вещи, можно читать между строк, додумывать, фантазировать. Но это практически не носимо. Это искусство в чистом виде. И смотреть на это надо с точки зрения искусства.

Другими словами, модная вещь должна соответствовать сегодняшним тенденциям развития образа. Необязательно, чтобы все были в сиреневеньких цветочках, завтра – в зелененьких кружочках, а послезавтра – в кубиках. Нет, не это главное. Главное – это соответствие модному образу. А какими средствами и способами мы этот образ решаем, это уже совершенно индивидуально. Я могу пойти на рынок и посмотреть, как решают этот образ производители одежды для масс-маркета и сделать для себя вывод, что в этом сезоне будет мода à la школьница, к примеру. Но это совсем не значит, что это соответствует модному образу. Покупая такую одежду, вы просто соглашаетесь приобретать вещи, сознательно произведенные для стран третьего мира: по расцветке, крою, сложности деталей и отделок. Это неприхотливая одежда для людей с мировоззрением "ложкомойки".

– "Ложкомойки"?

– "Ложкомойка" – это не тот человек, который моет посуду. Мы все моем посуду за собой или за другими, периодически или постоянно. "Ложкомойка" – это тип мышления "тетки в фартуке", которая смотрит на мир с точки зрения хозяйки кухни на полевом стане и для которой главным является, чтобы все были сыты (и даже чересчур), тут не до эстетики. Так вот, все, что мы видим вокруг себя и на себе, в том числе это продукция, предназначенная и произведенная для стран с развивающимся рынком – "стран третьего мира". Мне приходилось присутствовать при разговоре, когда нас называли людьми в обносках. Жестоко, невоспитанно, непрофессионально, но правда. Горькая правда. Нужно иметь мужество, чтобы это признать. Никто не будет стремиться привезти сюда что-то очень новое, потому что это стоит в десятки раз дороже, и вряд ли у нас найдутся люди, которые смогут это купить. Да и носить это у нас практически негде.

Среди дизайнеров принципиально ставится вопрос: делать моду или то, что продается. Либо шить то, что купят, потому что потом, после принятия этого решения, нужно купить ткань, раскроить, сшить, продать, получить прибавочную стоимость, за счет которой можно будет жить. Либо делать высокое искусство, а это уже блажь художественная, доступная лишь тем, кто не думает о хлебе насущном. К примеру, мне очень редко удавалось продать самые красивые костюмы из своих коллекций. Ведь чтобы носить произведение искусства, человек должен уметь вынести этот костюм психологически. Такие вещи долго шьются, дорого стоят и редко носятся. Есть "Лявониха", а есть балет "Шопениана" для сравнения. В каком случае это искусство, а в каком – расхожий фольклорный мотив, который напевается под жареную картошку?  

– На что еще нужно обращать внимание модному критику?

– Должен быть "насмотрен глаз". Когда выходит платье, я понимаю уже через 20 секунд, хорошо оно или плохо.

– Вы делаете это интуитивно или вам помогает накопленный опыт?

– Это похоже на интуицию. У меня глаз уже так стал устроен, что когда я вижу, то ловлю себя даже на своих физических ощущениях. Если они у меня появляются, значит, все хорошо. И тогда я уже начинаю искать и вдумываться, почему именно это хорошо.

– Должен ли профессиональный критик говорить: "Это мне нравится/это мне не нравится"?

– Нет, он не имеет права так говорить. Если он говорит такие вещи, его нужно выгнать. Сидеть и примерять все на себя с мыслью, что мне пойдет, а что нет –  это "теткина философия", а не профессиональная художественная критика. Должны быть объективные основания: цвет, отделка, крой, соответствует ли это настроению, характеру персонажа, будет ли это продаваться, как формируется одежда вокруг человека. Ведь одежда – это формирование пространства. Критик должен видеть, где оно формируется: в области груди, бедер, коленей. За последние 100 лет модный образ претерпел значительные изменения. Если в начале прошлого века силуэт напоминал оплывшую свечу, то сегодня – перевернутую каплю, когда весь объем формируется вверху и соприкасается с землей только "иголочкой" капельки. Но ведь может быть абсолютно противоположное гениальное решение. А это уже зависит от гениальности автора. При этом стоит обращать внимание и на то, есть ли новации в коллекции или это всем известные перепевы. Никогда еще американские майки, шорты и бейсболки с кроссовками, к примеру, не были модой. Это одежда, а не мода.

– Вы критичны...

– А почему я должен относиться к другим некритично, если я критично отношусь к себе? Моя профессия – художественная критика. При этом я не выпячиваю себя, я разбираю и свою, и чужую работу. Я должен быть занудой по определению. Нужно помнить, что критика – это не приговор. Часто бывает, что искусствоведческие "приговоры" терпели фиаско, потому что какой-то раскритикованный стиль, вопреки мнению искусствоведа, становился очень популярным и расхожим. Например, феномен Versace. У него очень специфический стиль, но это не значит, что модный образ должен развиваться в этом направлении и только. Когда Версаче диктовал моду, его стиль был популярен. Когда он перестал диктовать моду, его стиль остался, но я бы не назвал его модным сейчас.

– Какими специальными знаниями должен обладать модный критик?

– В первую очередь, он должен понимать, сшито это криво или ровно. Он должен понимать и какие-то технологические моменты, потому что мода – это прикладное искусство. Он должен видеть, где и почему располагаются строчки, случайно это или нет.

– Считаете ли вы необходимым развитие у нас направления критики и аналитики моды?

– Да, это необходимо, потому что критика дает холодный и объективный разбор, где получилось и где нет. На показы приходит до 70% знакомых и друзей дизайнера, которые только ходят и вздыхают, а там на самом деле, может, и смотреть не на что. Кроме того, именно благодаря художественной критике и авторитету публициста, можно вытянуть зарождающийся талант, не дать его заклевать. Профессиональная критика – это крепостная стена, за которой можно укрыться, переждать, набраться сил и пойти в атаку.

– То есть критик полезен, в первую очередь, для самого дизайнера?

– Да, если дизайнер неглуп. Всегда лучше услышать правду. Критик нужен не для публики, он нужен для дизайнера. Если дизайнера в конце показа завалят цветами, то настоящий серьезный профессионал скажет ему, где он недоработал. Критик сделает анализ и покажет дизайнеру профессиональное мнение. Дизайнер дизайнеру никогда не скажет, что другой – бездарность. Они будут только петь друг другу дифирамбы. А критик не боится поставить под сомнение чужой незаслуженный апломб.

– Как высказаться критику, чтобы не ранить дизайнера?

– Не нужно зависеть от дизайнеров. Отношения между критиком и дизайнером не должны быть дружескими. Если вы дружите с дизайнером, вы уже не имеете права его критиковать. Потому что вы или потеряете друга, или будете писать неправду.

– Для дизайнера важнее быть модельером или конструктором?

– Важнее быть конструктором, знать крой. И только потом, после освоения конструкции, если Бог даст – ты начнешь мыслить пространственно и станешь модельером. А если ты модельер, но не конструктор, то ты и не модельер. Наши учебные заведения учат конструкции совсем чуть-чуть, не учат технологии вообще – некому учить, не хватает знающих профессионалов и практиков. Ну кто из профессионалов пойдет работать за такую мизерную зарплату. Сейчас еще есть несколько преподающих профессионалов, которые занимаются этим просто из любви к своему делу. Прожить за такие деньги невозможно.

– В вашем блоге вы берете интервью у молодых дизайнеров. Вы можете обобщить их мнение о модных критиках?

– Они не знают, что это такое. Их собственные клиенты говорят им, что они гениальны. Поэтому они не знают правды о самих себе. Так удобнее, комфортнее.

– Есть ли у нас авторитетные модные критики?

– Нет, и в России тоже нет. Мы не формируем ни моду, ни стили, ни мнение, мы подражаем. И только. Искусство и мода формируется не у нас, а там, где это потребляется и носится, где все это востребовано и где за это платят. Это закономерно.

– Имеет ли значение внешний вид модного критика? Должен ли он быть одет по последней моде?

– Ни в коем случае. Если он следует моде, он уже жертва моды. Критик должен быть вне моды. Посмотрите, как одеваются дизайнеры. Они выше этого вещизма, чванства и мещанства. По большому счету, концерт Чайковского можно слушать и в джинсах. Мне очень близки слова Маяковского: "Слава, Слава, Слава героям! Впрочем, им довольно воздали дани. Теперь поговорим о дряни". И дальше: "Без серпа и молота не покажешься в свете! В чем сегодня буду фигурять я на балу в Реввоенсовете?!". Это про красное платье.

– Можете ли вы назвать зарубежных критиков, к чьему мнению вы прислушиваетесь?

– Я безоговорочно прислушиваюсь к Гальяно. Даже если я его не понимаю, это значит, что мне надо еще в чем-то разобраться. Мне очень нравится Вивьен Вествуд. И если я чего-то не понимаю, я думаю: "В чем же я такой кретин, что ее не понимаю?". Не она плоха, а я недостоин. Мне всегда нравился Армани.

– А Йоджи Ямамото?

– Хорошая одежда, но она довлеет над человеком и "насилует" его психику, его ментальность.

– Но те, кого вы перечислили, это творцы, не критики.

– Да, но они вышли на уровень""иконы". В XX веке у нас были Марлен Дитрих, Грета Гарбо, Софи Лорен, Джина Лоллобриджида…

kirovchanka.ru

Тогда у нас, их ровесников и поклонников, были кумиры высокого вкуса и стиля, глядя на которых все остальные умолкали и только восхищались. Сейчас людей с таким высочайшим уровнем стиля нет. Подражают тем, на кого сами похожи. Теперь вкус и стиль диктует улица, а на улицу до сих пор, случается, помои выливают…

– Может, их пока нет?

– Нет, их не будет больше. Ушло это время. Если в XX веке мы восхищались кем-то, то в XXI веке мы восхищаемся собой.

– Чего не хватает нашим критикам?

– Им не хватает профессии.

– Где им этому поучиться?

– Надо общаться с мастерами, читать, смотреть, но не восхищаться, а анализировать. Все глянцевые журналы носят рекламный характер. Печататься в глянцевом журнале для критика – это провал. Учиться нужно у профессионалов и специалистов. Надо идти к Гальяно и Вествуд, слушать что они говорят, какой у них взгляд на мир. Нужно полностью убрать свое мнение и сформировать взгляд на мир с точки зрения дизайнера. Критик – это чаще всего человек, который очень хорошо разбирается, но сам сделать ничего не может. Но он специалист, который знает, что такое стиль, а не просто называет модные слова.

– Обязательно ли критику иметь художественное или журналистское образование?

– Нет, можно набраться знаний, общаясь в среде, слушая, что говорят, оценивая. Случайное образование отличается от профессионального тем, что оно просто затягивается на большее время. Если я общаюсь в какой-то среде, я могу там получить больше знаний, чем от преподавателей, которые ходят на работу и выдают мне информацию по графику.

– Как отличить профессионального критика от любителя?

– Когда я читаю текст, я вижу, о чем пишет автор. По-сумасшедшему хвалить или ругать – это необъективно. Я физиологически чувствую, когда вещь, текст, музыка сделаны хорошо: у меня проходит головная боль, когда я вижу качественную работу. Ведь я получил образование искусствоведа, театрального критика в ГИТИСе в Москве. Разбор спектакля, образа, роли, сквозная тема, все это работает и в моде, и в музыке, и в кино, и театре. При этом нельзя четко идти за схемой и применять шаблон с закрытыми глазами, чтобы не превратиться в школьного учителя или чиновника. 

Вообще, мы сами несовершенны, субъективны к себе и другим, поэтому мы не имеем права судить и оценивать, требовать от других следовать нашим правилам. Проще всего сказать гадость, а ты попробуй сделать лучше. 

– Как вы относитесь к модным блогерам?

– Я их не читаю, потому что они скучны. Они становятся блогерами исключительно для саморекламы. Они думают, что если они называются модными блогерами, это значит, что они имеют отношение к моде. Это смешно.

beautyinsider.ru

– Что вы можете пожелать всем тем, кто работает в модной сфере в нашей стране?

– Больше слушайте, меньше говорите. Потому что право говорить надо заслужить, заработать. Оно просто так с неба не падает. Это выстраданное право.

 

АДРЕС | Журнал модной критики

МОДА ИЗ ТЕНИ ...

by Айша Аббади, 13 января 2019 г.

Слишком долго дизайнеры так называемой «элитной моды» утверждали, что мода - это продукт исключительного творческого видения, в котором труд создания часто скрывается. Пытаясь изменить это восприятие, «Перформативные процессы» нацелены на то, чтобы подчеркнуть совместную природу моды, делая продукцию видимой на открытых семинарах и создавая пространство, в котором может возникнуть диалог вокруг обмена навыками, знаниями и творчеством.В рамках продолжающейся серии «Fashion from the Shadows» Аиша Аббади собрала некоторые из наиболее ярких примеров, лежащих в основе этого коллективного подхода к моде… подробнее

МОДА ИЗ ТЕНИ ...

автор: Айша Аббади, 14 августа 2018 г. Награды

, присуждаемые «молодым дизайнерам», схемы наставничества и спонсорство, призванные дать толчок карьере начинающих дизайнеров, все чаще подвергаются сомнению в свете недавних скандалов, но также и из-за их элитарного и часто неискреннего характера, которые теперь кажутся невероятно устаревшими перед лицом изменение индустрии моды.Но как поддержать молодых предпринимателей и творческих людей? В рамках продолжающейся серии «Fashion from the Shadows» Аиша Аббади исследует дух «Нового наставничества» и некоторые инновационные примеры, которые лучше всего отражают это… читать дальше

Наталья Ромагоса, 8 августа 2018 г.

Заплетенные волосы, украшенные лентами и цветами, мягкие платки с бахромой поверх ярких вышитых блузок, щедрые юбки с трапециевидной подкладкой и рюшами по краю… Образ мексиканской художницы Фриды Кало, часто вдохновленный традиционными мексиканскими платьями, узнаваем во всем мире.Новая выставка в Музее Виктории и Альберта в Лондоне, которая будет проходить до 4 ноября, исследует сложность Кало и ее изысканных нарядов… подробнее

от Кейт Секулес, 9 июля 2018 г.

Расположенная в трех залах Музея искусств Метрополитен в Нью-Йорке, выставка The Costume Institute весной 2018 года исследует постоянное взаимодействие моды с религиозными обрядами и традициями католицизма, сопоставляя предметы одежды и модные образы с религиозными артефактами.Адресный автор выставки Кейт Секулес посетила выставку… подробнее

Наталья Ромагоса, 25 июня 2018 г.

Fashioned from Nature пытается обратиться к эстетическим и материальным отношениям моды с природой, одновременно исследуя более широкие концепции, такие как этическое потребление, текстильные инновации и дизайн-мышление, для создания устойчивого будущего между ними. Наталья Ромагоса посетила выставку в Лондоне… подробнее

Эмили МакГуайр, 9 апреля 2018 г.

Кэрин Франклин (MBE) - любительница подрывной моды.В индустрии, которую стереотипируют драматичные дивы с сумками Prada и грустные модели, неистовый оптимизм и добродушный дух Кэрин показывают, что дерзкое отношение не только некруто, но и вредно для здоровья. Как бывший редактор отдела моды i-D в 80-х годах, она с тех пор сосредоточилась на политике идентичности и силе моды в создании позитивных повествований об индивидуальности. В этом пятом выпуске для Fashion Unlearned автор Address Эмили МакГуайр поговорила с Кэрин, чтобы обсудить вопросы устойчивого развития в ее собственных терминах - психическое здоровье в моде… подробнее

МОДА ИЗ ТЕНИ...

автор: Айша Аббади, 25 февраля 2018 г.

Новые творческие кластеры появляются в странах, которые обычно ассоциируются с массовым производством и производством более дешевой одежды. Используя традиционные ремесленные методы, местные ноу-хау и культурное наследие, часто сопровождаемое этически прогрессивными бизнес-моделями, эти новые «архивариусы-создатели» переопределяют ярлык «сделано в», ассоциирующийся со страной своего происхождения. В рамках продолжающейся серии «Fashion from the Shadows» Аиша Аббади исследует движущую силу этого возрождения традиций дизайна и выбирает примеры передового опыта, чтобы проиллюстрировать это… подробнее

автор: Abi Buller, 1 февраля 2018 г.

Мода продолжает флирт с искусством.Молодые и подающие надежды бренды особенно занимают галереи, часто выставляя вещи, далекие от тела. Что творческие люди чувствуют необходимость и от них ожидают овладения несколькими дисциплинами, или это просто эволюция модных коммуникаций, используемых модными брендами? Автор обращения Эби Буллер считает это после своего посещения выставки модельера Чарльза Джеффри в лондонской галерее NOW Gallery… подробнее

от Abi Buller, 27 ноября 2017 г.

Body, один из центральных элементов моды, всегда был местом восхищения и интриг, но также и споров и споров.Чтобы продолжить этот глубоко укоренившийся диалог, который проявляется в образах, Шонаг Маршалл и Холли Хэй совместно организовали фотовыставку под названием «Позирование: фотографирование тела в моде», которая была выставлена ​​на площади Терлоу Плейс 10 в Лондоне в начале ноября. Аби Буллер посетил выставку по адресу Address… подробнее

Alexis Romano, ноябрь 20, 2017

Нью-Йоркская лаборатория дизайна Ab [Screenwear] пытается расширить диалог между технологиями, телом и одеждой.Недавно модный лейбл занял место в галерее, чтобы продемонстрировать свою одежду в инсталляциях и модных магазинах. Алексис Романо посетил презентацию под названием Get a Room в галерее Postmasters в Нью-Йорке… подробнее

МОДА ИЗ ТЕНИ ...

by Айша Аббади, 14 ноября 2017 г.

Новые альтернативы бросают вызов часто устаревшей, некритичной и просто рекламной цели модных СМИ, расширяя дискурсы и представления о моде.В рамках продолжающейся серии «Fashion from the Shadows» автор Address Аиша Аббади отбирает самые интересные примеры альтернативных модных СМИ на данный момент… подробнее

от Кейт Секулес, 30 октября, 2017

В 1944 году Нью-Йоркский музей современного искусства провел свою первую и до недавнего времени единственную выставку, посвященную вещам, которые мы носим на теле, под названием «Современна ли одежда? В ответ на эту плодотворную выставку, куратор которой был написан писателем и архитектором Бернардом Рудофски, куратор архитектуры и дизайна MoMA Паола Антонелли организовала шоу под названием «Тема: мода современна?» После посещения выставки автор Address Кейт Секулес спрашивает: это современная выставка и о моде? … Подробнее

В защиту модной критики

На прошлой неделе Анна Сорокина, более известная в Интернете как мошенница Анна Делви, была признана виновной в краже и хищении в особо крупном размере.Женщина, которая притворилась немецкой наследницей, чтобы поддерживать иллюзию жизни светской тусовщицы, была обвинена после того, как стала вирусным хитом, когда в нескольких историях задокументировано, как она обманывала людей, предприятия и банки, давая ей большие объемы доходов. Деньги. Во время судебного процесса было трудно избежать разговоров о ее стиле, поскольку вскоре стало известно, что анонимный благотворитель финансировал ее дизайнерский гардероб, чтобы она хорошо выглядела в суде. Аккаунт в Instagram следил за каждым показом одежды.Такие публикации, как GQ и The New York Times , анализировали политику моды в зале суда. Даже я об этом писал. Было много чего сказать о шараде Сорокиной и о том, как ее выбор одежды многое говорит о наших представлениях о гендере, классе, преступности и так далее. Короче говоря, это было еще одним доказательством необходимости большой модной критики.

Еще одна вещь, которая произошла на прошлой неделе, о которой мы здесь говорили, - это неожиданная и совершенно ошибочная атака актрисы Оливии Манн на модный сайт Go Fug Yourself.В мини-эссе, которым она поделилась в социальных сетях, Манн обвинила Хизер и Джессику, более известных как Девочки Фуг, в увековечении уровня женоненавистничества, сопоставимого с культурой изнасилования, посредством позора тела и ненужной жестокости по отношению к другим женщинам. Стало совершенно ясно, что Манн на самом деле никогда не читала ничего о Go Fug Yourself, кроме мягких шуток о ее собственном выборе моды, ни один из которых никогда не делал неприятных комментариев о ее теле или внешности, и что какой бы крестовый поход она ни пыталась начать через это нападение было основано на фантазии.

Мы здесь не для того, чтобы обсуждать эту проблему конкретно, в основном потому, что мы уже сделали это на этом сайте, и Fug Girls делают чертовски трудную работу, просто продолжая свои дела, но что-то было в словах Манна. и те из ее защитников, которые застряли у меня в горле все выходные. Я продолжал слышать снова и снова, что то, что делают Fug Girls - или, по крайней мере, то, что эти люди думают, Fug Girls - совершенно лишено ценности и достоинств с точки зрения критического понимания.Людям (часто натуралам, вот и все, что я говорю) не терпелось сообщить остальным, что ведение модных блогов или разговоры об одежде - это не «настоящая критика», это просто мусорные разговоры или бессмысленное легкомыслие, которое не было » они заслуживают того же уровня внимания, что, например, кино или литературная критика. Несомненно, болтовня на красной ковровой дорожке и сосредоточение внимания на одежде - это мелочь, еще одно ненужное отвлечение от «настоящих проблем». Это просто одежда, мы все их носим, ​​и ничего другого, не так ли? Я не был шокирован, услышав, что это мнение используется против Fug Girls, хотя я был несколько удивлен тем, как много я видел это за последние несколько дней, в том числе от деятелей индустрии развлечений, которые, по моему мнению, были достаточно умны, чтобы знать лучше.Людям в моей области - критика поп-культуры и репортажи - достаточно трудностей, чтобы оправдать существование нашей профессии.

Конструктивная критика - Мода - Нигерия

Конструктивная критика Аналиссы (f): 22:52 On 16 июля , 2010
Я уже давно хотел заняться моделированием на неполный рабочий день, и на прошлой неделе я, наконец, сделал усилие, чтобы встать и пойти на кастинг. когда я приехал туда, они сказали, что я "слишком коренастый в бедрах" [size = 5pt], с таким же успехом могли бы назвать меня толстым [/ size], но что они могут использовать меня для фотографий [size = 5pt], вероятно, половина фотошопа мои бедра прочь [/ size].это все еще что-то, но единственной причиной, по которой я хотел заняться моделированием, были подиумные показы. Я слишком фигурист и должен ли я сдаться? или это просто мнение этой конкретной компании. Я бы очень хотел конструктивно критиковать мою внешность, но, пожалуйста, не будьте слишком резкими.
Re: Конструктивная критика madlady (f): 2:07 am 17 июля , 2010
Они больше всего сумасшедшие, ваши бедра кажутся мне идеальными. Если правда, что камера добавляет 10 фунтов, то они тоже слепые.

У тебя красивая кожа.

У вас очень сильный нос, очень фотогеничный.

Какой у вас рост? Я уверен, что вы знаете, что средний рост модели составляет , обычно 5 футов 10 дюймов +, но вы все равно можете моделировать свой комплект, если на ваш немного более короткий, GMTV FACE OF THE YEAR брали девушек ростом 5 футов 8 дюймов.

Станьте лицом года GMTV и отправьте им свое портфолио. У них есть обычная модель под названием «эрака», ты похожа на нее, а на самом деле выглядишь лучше.

Конкурс GMTV «Лицо года» предназначен для начинающих любителей и девушек. Погуглите, проверьте все детали, он закрыт на этот год, но вы должны быть впереди игры на следующий год. Спонсоры этого состязания - громкие имена, поэтому бесплатное выступление, которое вы получите, должно быть отличным, даже если бы вы были только финалистом.

ps Я понятия не имею, какие требования предъявляются к моделированию, но если им нравится ваш внешний вид, вы должны преуспеть, они всегда ищут новое лицо .

Re: Конструктивная критика мохавкчиком (f): 3:16 утра 17 июля , 2010
Analissa:

Я слишком фигуристый и должен сдаться ? или это просто мнение этой конкретной компании. Я бы очень хотел конструктивно критиковать мою внешность, но, пожалуйста, не будьте слишком резкими.

~ Фигуристая? Нет! Я тоже не назову твою фигуру пышной! Ваша верхняя часть тела на самом деле выглядит крошечной.. Судя по твоей фотографии в розовом топе, если бы я не видел твоих бедер, я бы подумал, что у тебя "куриные ножки"

~ Бедра тебе подходят !!

~ Мне бы хотелось думать, что вы не наивны насчет того, насколько резок в мире моделирования !! Всегда будет «Но»! На мой взгляд, все зависит от того, насколько вы решительно настроены следовать за своим опекуном в качестве модели, блокируя «но» или насколько вы готовы изменить то, что делает вас «самим собой»!

~ Не сдавайтесь! Вы должны с чего-то начать !! Кроме того, вы пошли только на один кастинг.. .Не думаете ли вы, что слишком рано начинать думать о сдаче? Если вы продолжаете получать одни и те же «но», возможно, стоит подумать об этом !! Так что я говорю, потому что вы только начинаете. . . пока идем с потоком! Может быть, подойдет что-нибудь, что подойдет вашему "Look"!

~ Удачи с вашим "Go-See's"

~ Кстати, это смело с вашей стороны выставить свои фото и спросить совершенно незнакомых людей (которые, вероятно, не имеют ни малейшего понятия о критериях моделирования. Да, вы! И я оба !! ) дать "конструктивную критику" вашей внешности! «Конструктивный или суровый». Имейте в виду, что мы думаем, что не имеет большого значения.. это может быть усилителем уверенности / отпугиванием вас, НО помните, как вы относитесь к себе, что должно иметь наибольшее значение!

Re: Конструктивная критика chika98: 3:36 утра 17 июля , 2010
* Конструктивный режим *

У вас отличные черты лица и в целом красивая девушка, но в соответствии с западные стандарты; У тебя толстые бедра, а это не то, на что все подписываются.
Большинство моделей тонкие, так сказать, без мяса на костях.Я бы посоветовал пойти в другие агентства и, возможно, также поискать других начинающих моделей. Сеть ваш путь через. Удачи тебе!

PS: Ты красивая девушка! Я имею в виду, что вы вряд ли увидите здесь симпатичных людей. По крайней мере, вы не продавец арахиса, похожий на который претендует на звание модели! Модель ко! Шанель Иман Ни!

Re: Конструктивная критика Сисси3 (f): 4:29 утра 17 июля , 2010
ваши бедра слишком толстые для современного моделирования "стандартов", особенно подиума или подиума.Так что, возможно, вам стоит поискать агентства, которые предлагают другие типы моделирования, например, редакционное моделирование и т. д., по крайней мере, если они думают, что какая-то часть вас «слишком толстая / коренастая» для их вкуса, они всегда могут отключить их.

ниже представляет собой представление о том бедре / теле, которое требуется большинству агентств в наши дни «моделирования»

[img] http://www.bestweekever.tv/bwe/images/2008/09/Battered%20Model%204. jpg [/ img]

удача с карьерой модели.не знаю, пусть что это вас сдерживает. есть много вариантов моделей для тех, кто не супер скинни

Re: Конструктивная критика Sissy3 (f): 4:33 утра 17 июля , 2010
Lol мой пост получил арестован спам-ботом. Не могу даже изменить некоторые опечатки.
Re: Конструктивная критика iice (f): 4:38 утра 17 июля , 2010
Я бы хотел увидеть лицо без макияжа.Модели обычно ничего не носят или носят очень мало, если они не «рабочие». Если бы они сказали, что используют для фото. . .Вы воспринимаете больше как иллюстративную / коммерческую модель, чем модель подиума.

Да, я бы сказал, что у вас немного больше бедер, чем то, что можно увидеть на подиуме, но не позволяйте этому удерживать вас, потому что у Наоми Кэмпбелл не было тонких бедер. Если это ты мечта. . Продолжайте настаивать, одновременно улучшая все, что, по вашему мнению, даст вам дополнительное преимущество.

Re: Конструктивная критика ikamefa (f): 7:04 утра 17 июля , 2010
Re: Конструктивная критика iice (f): 13:51 17 июля , 2010
Re: Конструктивная критика Аналиссы (f): 23:43 вечера 17 июля , 2010
Спасибо всем за хорошее комментарии и критика
madlady:

Какой у вас рост?

Я 5 дюймов 10
mohawkchic:


~ Кстати, это смело с вашей стороны выставлять свои фотографии и спрашивать совершенно незнакомых людей (которые, вероятно, не имеют ни малейшего понятия о критериях моделирования Да, вы! И я оба! !), чтобы дать "конструктивную критику" вашей внешности!


Когда я спросил своих друзей и семью, они все сказали обычные положительные вещи, но я хотел получить объективную оценку, которую вы мне дали

, я думаю, я толще в районе бедер , да ладно, это не может измениться.

Как справиться с критикой вашей линии моды

Когда вы модельер и продавец, вы обязательно услышите негативные отзывы о своей линии. И это может ужалить! Я никогда не забуду, как искал выставочный зал в Нью-Йорке для своей линии, и одного торгового представителя, у которого хватило смелости - смелости! - по правде сказать.

Это было так…

Торговый представитель: «Джейн, самое лучшее в вашей линии - это вы.С тобой легко работать, и с тобой очень профессионально ».

Звучит здорово, это многообещающе…

Она продолжила: «Я говорила со своими главными продавцами о вашей одежде. «

Отлично, она действительно работает для меня…

Она закончила с: « И они сказали мне, что не могут продать это. Они сказали, что это "красиво", но в нем отсутствует определенный фактор крутости, который им нужен ".

Мммммм, что?

Я был раздавлен.И немного униженный. И хуже всего было то, что я глубоко нутром знал, что она права.

Хотя мне не нравилось слышать ее правдивую критику, это было лучшее, что со мной когда-либо случалось. Я удвоил свои усилия, и моя следующая фраза была намного, намного лучше. В конце концов, этот представитель оказал мне огромную услугу!

Вот несколько советов, которые помогут вам справиться с критикой:

Не принимайте это на свой счет
Я знаю, что это сложно, потому что вы сами создавали предметы. Однако вы должны найти способ отделить себя от продукта и сосредоточиться на бизнесе.Поверьте, если вы слишком эмоционально привязаны, все будет труднее. Я был здесь.

Проведите различие между обратной связью и оскорблением
Возможно, люди на самом деле не критикуют вас, они просто не согласны с вами. Во многих отношениях мы привыкли думать, что мы правы, поэтому каждый раз относимся к обратной связи как к критике. Старайтесь сохранять непредвзятость.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *