Незнакомка картина глазунова: И. С. Глазунов «Незнакомка». | Библиотека изображений «РИА Новости»

Содержание

Илья Глазунов: Русский Икар | Управление подвигом

«Русский Икар» Глазунова

В 1991 году в Екатеринбурге я впервые попал на выставку картин Ильи Сергеевича Глазунова. В Дворец культуры «Урал» привезли довольно много работ, в том числе и знаменитую «Вечную Россию».  В то время я еще не верил в Бога, в стране только начинались потрясения на фоне несгибаемого СССР. А картины Глазунова уже дышали масштабными утратами, переменами и воскресением.

Сегодня я снова пошел на выставку Глазунова в его картинную галерею в Москве спустя 28 лет. Великого мастера уже нет с нами, остались картины и взгляды, которые стали мне очень близки. Я люблю Достоевского, верю в Бога, оберегаю историю России и знаю, что… у ней особенная стать.

На выставке получил грандиозный заряд энергии, увидел  в сравнении разные стили Мастера, как будто заново перечел Достоевского, подивился прогнозам Ильи Сергеевича относительно Европы и Америки, полюбовался на древнерусские пейзажи, вспомнил, что сам я родился в Советском Союзе и все это было совсем недавно…Ленин, партия, комсомол, перестройка.

«Легенда о Великом инквизиторе» Ильи Глазунова

Какие волнующие женщины у Ильи Глазунова! Пронзительная Настасья Филипповна, русская Венера среди берез, таинственная незнакомка. Без сомнения, у художника была муза.

«Незнакомка» Ильи Глазунова

В 2003 году Глазунов пророчески написал картину «Плач Европы». Чтобы он сказал про пожар в Нотр-Даме? Этим и должно было закончиться.

Илья Сергеевич Глазунов совершил жизненный подвиг. В детстве он пережил блокаду, в юношеском возрасте — не стал изменять себе в пользу привилегиям и идеологии, в зрелости — смог своими картинами заставить огромное количество людей размышлять и заново полюбить Россию.

«Автопортрет»

Илья Сергеевич оставил после себя не только картины, академию и картинную галерею, но и талантливых учеников. Среди них — Павел Рыженко. Статья о его картинах здесь. Глазунова называют Достоевским в живописи, я его назову по имени его картины и в традициях управления подвигом Русским Икаром.

«Из нас, как из древа: и дубина, и икона» Бунин

Фильм Илья Глазунов.

. (1985)

Книга И. Глазунова «Чили глазами художника» — кр.

— кр.

Картины Глазунова: «Президент Сальвадор Альенде», «Ночная манифестация в Сантьяго», портреты чилийцев (живопись и рисунки) — кр.

Мультработа: журналы на разных языках, посвященные творчеству И. Глазунова — кр.

Фотографии И. Глазунова, рисующего известных людей мира — кр.

Париж — общ. (с в/т).

Район Монмартра — ср.

И. Глазунов проходит по улице Парижа — ср., пнр.

Здание штаб-квартиры ЮНЕСКО — ср.

Панно, выполненное И. Глазуновым, в здании — ср., кр., пнр.

И. Глазунов у панно — ср.

Генеральный директор ЮНЕСКО М. Боу говорит о Глазунове (синхронно на французском языке).

Очередь на выставку И. Глазунова — ср.

Люди на выставке, берут автографы у художника — ср.

Книжные иллюстрации И. Глазунова — кр.

Книга отзывов, записи в книге — кр.

И. Глазунов на своей выставке в Манеже среди посетителей — общ.

Очередь на выставку И. Глазунова в Манеже (вдоль всего здания) — ср. (с движения).

Ярославль – общ.

Очередь на выставку Глазунова — ср.

Посетители на выставке — ср., кр.

Картины и рисунки И. Глазунова — кр.

Картины городского цикла — кр.

Картины: «Девушка в джинсах», «Венера», «Блудный сын» — кр.

Посетители у картины «Блудный сын» — ср.

Пресс-конференция: присутствующие задают вопросы, отвечает И. Глазунов (синхронно) — разн.

Оператор А. Гусанов и режиссер П.В. Русаков снимают пресс-конференцию — кр.

Слушаюв зале — ср.

Разрушенный храм — ср., кр., отъезд, пнр.

Табличка на соборе с надписью «Федоровский собор. 1557 г. Сооружен Иваном Грозным» — кр., отъезд.

Разрушенная церковь — ср., отъезд.

Табличка с надписью «Введенская церковь 1710» — кр., отъезд.

Пруд — общ., ср., пнр (лето).

И. Глазунов осматривает разрушенные соборы — кр.

Псковский Кремль — общ., ср., пнр.

На день рождения Ильи Глазунова публика увидит неизвестные работы мастера

…Для эксклюзивной экскурсии меня встречает вдова Ильи Сергеевича, директор галереи Инесса Орлова. Сразу проходим в просторный зал на первом этаже, в котором ранее была развеска по циклу «Поле Куликово». Сейчас битва снята, а вместо нее завершается монтаж малоизвестных полотен мастера.

— Скажите читателям, — начинает Инесса Дмитриевна, — что в день рождения Глазунова, 10 июня, вход в галерею (и в находящийся тут же Музей сословий) бесплатный. Тогда же состоится и открытие выставки. День ухода — 9 июля — выпадает на понедельник, это выходной, поэтому свободное посещение мы переносим на 8 июля, на воскресенье.

На скамьях лежат святая святых: первые альбомы, блокноты с карандашными набросками мастера. На уровне идеи, эскиза. Ехал, допустим, в машине из Ростова в Ярославль, поймал настроение, какую-то игру красок природы после дождя, низкий горизонт, радугу (это одна секунда) — и сразу фиксировал: вот темное облако, как птица, на фоне белых облаков. Причем делал это постоянно, где бы ни был — в российской ли глубинке, в Италии, в родном Питере… Эти альбомы никто никогда не видел, не держал в руках. Это «кухня», не для посторонних глаз. Но сейчас их положат в витрины, чтобы люди как-то прикоснулись к творческому процессу.

— Инесса Дмитриевна, помните, в последнем интервью, буквально за месяц-полтора до кончины, Илья Сергеевич воодушевленно говорил о новой для себя большой работе — хотел написать величественное полотно, посвященное Первой мировой войне…

— Увы, — отвечает г-жа Орлова, — не успел. Долго эту тему вынашивал. Это же крушение трех империй. Мистерия! Очень сложный материал. Сейчас вам покажу небольшой набросок карандашом в блокноте.

— Ну да, вот угадывается в центре образ Ники с крыльями…

— Теперь мы не можем за него домысливать, что Илья Сергеевич имел в виду. Ждал этой работы. Думал о ней, разрабатывал. Уже заказали большой холст. Натянули его. Загрунтовали даже. Все было готово. Но…

…Глазунов был поразительно позитивным человеком. Это в людях либо есть, либо нет. Он мог в разговоре кого-то или что-то критиковать, причем жестко, но все равно мысль его никогда не была деструктивной. Не мельчил, не искал блох, но всем сердцем, полнокровно любил этот мир. Какой бы ни была кривой и кровавой дорога человечества, она — в его видении мира — все равно приведет к храму. И вот сейчас заходишь в зал этих работ последних лет — тут порою сложные сюжеты (и арестованный уже Николай Второй на фоне красного заката, и Христос, изгоняющий торговцев из храма), а все равно в целом — ощущение света. Победы добра в любом случае. Простор, много воздуха; ты не выйдешь отсюда с мыслью, что «все плохо, и все умрут», — этого нет ни на секунду.

И вот так же — с болезнью. Он мог предчувствовать свой уход. Но ни единым намеком виду не подавал на людях. Последний разговор с ним по телефону — это совершенно оглушительный заряд энергии: работа, работа, работа! Хочется это, хочется то… И этот заряд в памяти и останется. Вот что главное в этой выставке: вы уйдете в приподнятом настроении, захочется жить, творить. Он вас как-то зажжет — безотносительно, разделяете вы его чисто художественную стилистику или нет.

«Невский в канун революции». Фото: Ян Смирницкий

***

В зал вносят сначала большую фотографию Глазунова (где он среди своих картин), затем мольберт Ильи Сергеевича — ну какая же мастерская без мольберта!

— А вы знаете, что он и в дорогу брал мольберт? — рассказывает Инесса Орлова. — Конечно, не стационарный, но тем не менее. Помню поездку на Валдай — так ехали на двух машинах. В одной лежали мольберт, краски, палитра, все принадлежности. А в другой — мы…

— Этюдником не пользовался?

— Нет, никогда. И вот поставит мольберт, на него — холст. Пишет довольно быстро — пока светло. И, конечно, в одиночестве. В уединении. Без зрителей. Только я — больше никого. Очень любил писать на натуре. Но именно этюд. Который так и оставался в качестве этюда. А потом на отдельной картине (большей по размеру) тот же сюжет писался в мастерской.

Так было, например, с картиной «Валдайский пейзаж». В Иверский монастырь на Валдае Илью Глазунова привезли в эвакуацию из блокадного Ленинграда. Дядя помог, который служил главным патологоанатомом Северо-Западного фронта. А в монастыре во время войны располагался госпиталь. И в нем Глазунов — слабый, болезненный на тот момент — подлечился, набирался сил. Потом немного окреп, и его перевезли в Новгородскую губернию…

Прошло время, и уже в 2009-м художник снова поехал на Валдай, чтобы вспомнить все это время, переосмыслить, отдать кармический долг. И написал пейзаж. Даже два: один с натуры (этюд) — холодная растительность, свинцовые облака, все как на самом деле. Другой же — в качестве завершенной картины. С пестрым переливающимся разнотравьем, игрой солнца, золотыми крестами, одинокой фигуркой монаха вдалеке. Этюд — факт, картина с этюда — уже искусство.

Сразу обращаешь внимание: очень скромные рамы, часто просто черные, для максимальной концентрации на изображении; к тому же подписи на холстах — «Илья Глазунов» — весьма небрежные, размытые, плохо видные. Художник не делал из своего имени какой-то фетиш.

— Иногда совсем не подписывал работы, — говорит Инесса Орлова, — вот мы брали, допустим, из Третьяковской галереи «Русскую Венеру», так она — одна из самых известных — не подписана.

Фото: Михаил Ковалев

— А как он вообще работал — на этапы разбивал?

— Илья Сергеевич писал сразу несколько картин. Три-четыре, а то и больше. Никогда не писал какую-то одну и только одну. Работы стояли по мастерской, он подходил к одной картине, наносил несколько мазков, потом мог перейти к другой. В процессе мог какую-то картину временно отставить, вернуться к ней через месяц…

Директор галереи показывает на эскиз в альбомчике — будущая серьезная картина об изгнании Христом торгующих из храма:

— Вот вы заметили, что на холсте Глазунов реализовал ее в другом размере — не горизонтально, а вертикально? Для него Христос, православие — это не «подставление щеки». Здесь Христос бьет плетью, как мы знаем из Писания. Этот момент в храме Соломона как раз и показан. Картина производит впечатление чуть-чуть незаконченной, но на самом деле она завершена: словами Глазунова, «картина закончена, когда художник выразил все то, что хотел».

Уникальный набросок к нереализованной мистерии, посвященной Первой мировой войне. Фото: Ян Смирницкий

— А в центре ее — женщина с совершенно равнодушным лицом, смотрящая прямо на зрителя…

— Да, и в этой холодности много символизма. Причем здесь очень интересная линия горизонта, — уточняет главный хранитель Полина Шабанова. — Художник заставляет нас смотреть на фигуру Христа, который оказывается как бы над нами. Не на уровне нас. Так, любая картина Глазунова — это разговор со зрителем, полотна общаются, и вы невольно думаете: бич Христа направлен только ли на этих людей? Или?.. Художник переносит в наше время евангельские сюжеты, делая их более понятными.

***

…А мы идем дальше — от картины к картине. Пейзаж «Кижи». Блок и Незнакомка. Невский проспект в канун революции. Ночной океан. Старая Вологда. Историческая картина «Быть войне и гладу» (голоду), написанная не на холсте, а на доске…

Глазунов не любил словами объяснять свои полотна. Он мог говорить об историческом контексте, о глобальных катастрофах, войнах, об этических проблемах человечества в целом, но не о картине. Все, что хотел сказать — уже сказано кистью.

«Вологда». Фото: Ян Смирницкий

— Инесса Дмитриевна, а вы слышали от него когда-нибудь: «Вот, у меня не получается этот сюжет»?

— Нет. Если что-то не получается, он просто не начинал писать. Говорил так: «Я сажусь за картину только тогда, когда мысленно ее вижу законченной».

— Это весьма редкий дар, — подключается к разговору Полина Шабанова, — нет таких «мук творчества»…

— У него — нет, — подтверждает г-жа Орлова. — Все муки — ДО, во время долгого периода вынашивания замысла. Вот вы видели эти маленькие альбомчики — да, там он мог искать, прикидывать. Только на ему понятном языке. Но к холсту подходил абсолютно готовым, наполненным.

— Ни у нас в фондах, ни в его мастерской нет ни одной работы, которая была бы просто отставлена — мол, не получилась, не закончена, — говорит главный хранитель. — У него на каждом холсте сразу выдана вся энергетика, четко воплощен замысел. Знал что хотел.

Директор галереи Глазунова Инесса Орлова показывает альбомы с набросками и эскизами. Фото: Ян Смирницкий

— И поэтому у него не было нелюбимых работ?

— Нет. Каждый холст соответствует какому-то его состоянию. И это состояние не искусственно — оно прожито, оно дорого ему. Хотя могло вызревать долго. Полотно «Раскулачивание» он замышлял еще студентом, хотел уже писать, но друг ему сказал: «Какое «Раскулачивание»? Да тебя сразу посадят за это». Запретная тема! В итоге он закончил картину только в 2010-м.

Подходим поближе к портрету Николая Второго (называется «Перед отречением»).

— Вот почему у него столько работ, посвященных теме революции? — задается вопросом Инесса Орлова. — Да потому, что он родился в 1930 году — еще застал людей, живших тогда, людей еще XIX века, той России, той культуры, той среды. Для Глазунова все это было естественно, в отличие от нас…

«Перед отречением». Фото: Ян Смирницкий

— Ну да, для нас это история, впечатления из книг, фильмов, а для него — живая, натуральная жизнь.

— Конечно. Почему он и жил этими образами: близко по времени все это было.

…И получился тот самый интересный дуализм, слитый воедино в одном человеке: Глазунов родился в Петербурге (Ленинграде), до 1957 года в нем прожил. И все родственники оттуда, и 200 лет там жили его предки. И окружали его поначалу люди, которые были из ТОЙ России. Поэтому ТА Россия очень глубоко в него вошла. И только потом возникла Москва — иная повесть…

— А что такое Петербург? — продолжает Инесса Орлова. — Это не Москва: Петербург — имперский город…

— Москва — она всегда немножко сама по себе, в отрыве.

— Конечно, а Питер — столица империи. Это трудно сейчас почувствовать. И Глазунов говорил даже, что если бы он не родился в Петербурге, не пережил бы блокаду, то был бы совершенно другим человеком. Просто другим. «Кем бы я был без Питера? Просто интеллигентным мальчиком». Поэтому он и воспринимает революцию как трагедию. Смотришь на его Николая, и на ум приходят строки Николая Гумилева:

Та страна, что могла быть раем,

Стала логовищем огня.

Мы четвертый день наступаем,

Мы не ели четыре дня.

Но не надо яства земного

В этот страшный и светлый час,

Оттого, что Господне слово

Лучше хлеба питает нас.

«У дороги»: картина, которая по рассказам Ильи Сергеевича, очень понравилась Владимиру Путину. Фото: Ян Смирницкий

— Та Россия его, в хорошем смысле, преследовала…

— Он просто жил этим. Не мог чувствовать иначе. Поэтому и возник этот Николай, возникли иллюстрации к Достоевскому. Причем как возникли? Ему всего-то 26 лет было — юноша еще, студент! Это кто бы еще так чувствовал?.. Эти кварталы Достоевского жили в нем. Он там гулял и в мыслях, и наяву. Для него все это — не мода, не придумка, не «сюжет»: это его органика. Это он сам.

— А потом он переехал в Москву, но и ее смог для себя «решить», художественно осмыслить…

— Не только художественно. Он ее пытался отстоять — отстоять старую Москву в 1960-е годы. И Зарядье тех лет, и церковь Симеона Столпника на Новом Арбате (в которой венчались Параша Жемчугова и граф Шереметев). Когда прорубалась новоарбатская «вставная челюсть», эту одинокую церковь хотели снести. И Глазунов рассказывал, как старичок реставратор просто залез в ковш экскаватора и не вылезал, пока не принесли приказ о постановке памятника под охрану государства. А сам Илья Сергеевич бегал в этот момент с письмом по инстанциям, чтобы отменить ее снос. Так что эта церковь осталась и благодаря ему тоже.

…После чего Глазунов и сказал: «Москва сделала меня русским». Вот отсюда и дуализм, о котором говорилось выше. Петербург был империей, европейской столицей, петровским городом. Находясь же в Москве, Глазунов стал ездить в Ростов, Ярославль, Боровск — иным языком, напитался допетровской Россией. Так и пошло в его работах: либо питерские, классицистские, античные темы, либо Москва — читай, Древняя Русь. Разные ключи к разным ментальным пластам.

Один из эскизов будущей картины. Фото: Ян Смирницкий

***

В завершение импровизированной экскурсии подходим к полотну «У дороги» 2014 года. Дело в том, что на открытие Музея сословий приехал Владимир Путин. И эта самая картина стояла отдельно на мольберте. По рассказу Ильи Глазунова, картина эта очень понравилась Путину. Стоял возле нее, рассматривал… На холсте — темная фигура в ночи. Звездное небо. Ушедший в себя человек, о чем-то думающий. Греющийся у костра. Сильное пламя — сильное, как душа. И бежит от него едва заметная во тьме дорога. Длинная. Витиеватая. Но ведущая к белому храму…

…Илья Сергеевич очень многое успел. Он создал Академию. Создал Галерею. Пробил и построил Музей сословий. Я уж молчу о собственно художественном вкладе. О знаменитых очередях вокруг Манежа. Он был так устроен: созидал. И не замыкал историю сугубо на своем имени. Но давал (и до сих пор дает — через своего сына Ивана, возглавляющего Академию) трамплин молодым талантам; дает им школу, точку опоры, чувство локтя.

— Лейтмотивом жизни Ильи Глазунова была вера в Россию, — завершает Инесса Орлова, — и это несмотря ни на что. Он писал картины 60 лет, столько всего пережил, но все равно верил. Посмотрите, какие яркие, исполненные веры полотна создавались в финале жизни! Они все здесь, на этой выставке.

«И свет во тьме светит, и тьма не объяла его». Эту строку из Евангелия он взял эпиграфом к своей книге «Россия распятая». Минули войны, революции, трагедии, репрессии. Но после распятия всегда следует воскресение.

реальная женщина или мечта А.Блока?

Цель:

  1. Показать, как меняется настроение и тональность блоковской лирики во II книге стихотворений на примере стихотворения “Незнакомка”.
  2. Развить навыки анализа лирического произведения.
  3. Привить любовь к русской поэзии, развить эстетический вкус.

Оборудование урока:

  • портрет А. Блока, репродукция картины Врубеля “Демон”;
  • репродукция картины И. Глазунова “Незнакомка”.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Фронтальный опрос по домашнему заданию:

Учитель. На прошлом уроке мы говорили о I сборнике “Стихотворения о Прекрасной Даме” А. Блока и его особенностях.

— Скажите:

1. Какие факты личной биографии отразились в поэзии раннего А. Блока?

( Ответ ученика. В начале 1900 годов случилось два знаменательных события, повлиявших на личную жизнь и литературную судьбу А. Блока, — любовь к Л. Д. Менделеевой и женитьба на ней в 1903 год ,увлечение философскими трудами В. С. Соловьева. Появляется первая книга поэзии Блока - “Стихи о Прекрасной Даме” (1904-1905 г. ), поставившая ее автора в круг видных русских поэтов. Имя Блока приобретает известность , он общается с символистами старшего и младшего поколений.)

2. В чем особенности поэтики первого тома “Стихотворения о Прекрасной Даме”?

(Ответ ученика. Особенно большое влияние на Блока оказала соловьевская идея Мировой Души, или Вечной Женственности. Блок наиболее воспринял тезис о том, что “в индивидуальной любви проявляется любовь мировая, и сама любовь к миру открыта через любовь к женщине”. Символ становится “знаком иного мира”. Мир и все в мире рассматривается как символ бесконечного, обостренное восприятие улавливало отпечатки иной реальности.

“Стихи о Прекрасной Даме” – своеобразный лирический дневник интимных любовных переживаний. Любовь рисуется как обряд служения чему–то высшему. Смутные предчувствия, тревожные ожидания, мистические озарения и предзнаменования переполняют стихи. Идеальный мир противопоставлен событиям реальной действительности, которую поэт воссоздает в отвлеченных или предельно обобщенных символистских образах. Например:

…Здесь, внизу, в пыли, уничиженьи,
Узрев на миг бессмертные черты,
Безвестный раб, исполнен вдохновенья,
Тебя поет. Его не знаешь Ты.
(“Прозрачные, неведомые тени…”)

3. Какие три облика и три плана лирической героини можно выделить в ранней лирике А. Блока?

(Ответ ученика. В космическом плане – Душа мира; в религиозном плане – Царица Небесная; в повседневном плане – возлюбленная , в которой угадываются черты Л. Д. Менделеевой

III. Новый материал:

Учитель. Посмотрите на тему урока и скажите:

  1. О чем мы сегодня будем говорить?
  2. Что должны выяснить?

(Примерные ответы учеников. Мы поговорим о настроении и тональности блоковской лирики во второй книге стихов на примере стихотворения “Незнакомка”; проанализировать его (стихотворение) и выяснить: “Незнакомка” - реальная женщина или мечта поэта.

Запишите число и тему урока.

Слово учителя. Сегодня мы обратимся ко второму сборнику стихотворений А. Блока “Трилогии Вочеловечения” и поговорим о его стихотворении “Незнакомка”.

Поэтический дебют А. Блока пришелся на годы первой русской революции (1905 – 1907 г.г.). Пришла она – революция – одна из ипостасей Прекрасной Дамы, сменив привычные черты, и “смутив спокойствие поэта”, который вступил в свой мир – уличный шум. Всего за несколько месяцев он переменился настолько, что близкие друзья перестали его узнавать. Владимир Соловьев, которому А. Блок писал о своих “врубелевских” увлечениях, заговорил об “измене” поэта, называя его лгуном и клеветником. Возвышенная тайна Прекрасной Дамы вытесняется тайной порочного города. Новые поэтические диссонансы созревают в поэтической душе, которая потрясена ужасом жизни, одиночеством, но не прежним – в ожидании мистических средств, а мучительным отстранением от действительности. Недавним друзьям А. Блока предстояло долго догонять его, внезапно умудренного.

В начале 1906 г. А. Блок пишет “Незнакомку”. Что же впечатлило А. Блока настолько, что поэт берет в руки перо? Давайте послушаем. (Заранее подготовленный ученик рассказывает об истории создания стихотворения “Незнакомка”).

Ученик. Стихотворение родилось из скитаний по петербургским пригородам. Молодой литератор Евгений Иванов 9 мая 1906 года записал в своем дневнике рассказ о поездке с Блоком за город. Блок повез его в Озерки — дачный поселок возле станции Финляндской железной дороги. Блок повел его к озеру, где “скрипят уключины” и “визг женский”, где все — убожество, скука и пошлость. И тут-то именно вполне очевидной становилась необходимость того, чтобы помимо этой “дачной жизни в мире происходило еще и нечто иное.

“Потом Саша с какой-то нежностью ко мне указывал на позолоченный крендель булочной, на вывески. Все это он показывал с большой любовью, как бы желая ввести меня в тот путь, которым велся он тогда, в тот вечер, как появилась “Незнакомка”. Наконец привел на вокзал Озерковский. Из небольшого венецианского окна видны “шлагбаумы”, на все это он указывал по стихам. В окне видна железная дорога. Поезда часто проносятся мимо… Зеленеющий в заре кусок неба то закрывается, то открывается. С этими пролетающими машинами и связано появление в окне “Незнакомки”.

Взявшись быть гидом в этой литературной прогулке по пыльным улочкам этого дачного поселка, Блок и своему приятелю, и себе доказывал реальность собственных вымыслов. Разумеется, особую, чисто духовную — но все-таки несомненную достоверность описанного им фантастического события.

Чтение и инсценировка стихотворения учащимися под музыкальное оформление.

(В центре класса маленький стол, на котором стоит фужер со свечой. Ученик садится на стул. Начинает чтение стихотворения “Незнакомка” под музыкальное оформление. В этот момент из “глубины” класса медленно и таинственно выходит ученица в образе Незнакомки (темное платье, шляпа с широкими полями и перьями, на лице черная вуаль) и садится рядом с читающим (А. Блоком). В конце стихотворения Незнакомка также таинственно встает и удаляется.)

(Данное действо происходит с целью создания той сказочно-таинственной обстановки, о которой говорил А. Блок.)

Учитель. А сейчас мы попробуем разобраться в мировоззрении А. Блока и проанализировать его стихотворение “Незнакомка”.

IV. Анализ стихотворения.

— Как построено стихотворение, какова его композиция?

(Ученик. Стихотворение построено на контрасте картин и образов, противопоставленных и отраженных друг в друге. Первая часть рисует картину самодовольной, разнузданной пошлости. Начало передает общую атмосферу и ее восприятие лирическим героем.

По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.)

— Как вы думаете, только ли о ресторане идет речь в стихотворении?

(Ученик. Вероятно, это не просто ресторан, но — рестораны. Здесь можно узреть тонкий намек на атмосферу всего города, на выжигающую пустоту и безысходность жизни, на глухую, дикую толпу и человеческое бездушие.

— Каковы особенности образов?

(Ученик. Образы оксюмороны: объединены противоположные по смыслу эпитеты — “весенний” и “тлетворный”. Пошлая обыденность изображается иронически.

И каждый вечер, за шлагбаумами,
Заламывая котелки, Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.
Над озером скрипят уключины,
И раздается женский визг…

— Какой лексики больше в первой части стиха, “высокой” или “низкой”? Приведите примеры.

(Ученик. Лексика первой строфы “И каждый вечер друг единственный…” высокая, сходная с лексикой второй части стихотворения. Лексика второй строфы “А рядом у соседних столиков” - “лакеи”, “торчат”, “пьяницы”, “кричат”. Эти две строфы и связывают части стихотворения, проникая в ткань лирического повествования.

— Какое настроение пронизывает вторую часть стихотворения? Докажите на примерах?

(Ученик. Вторая часть стихотворения - переход к другой картине, противопоставленной пошлости первой. Две первые строфы выражают смиренное отчаяние, одиночество лирического героя.

И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной,
Как я, смирен и оглушен.

— Как вы считаете, почему Блок обращается к изображению именно вечернего времени? “И каждый вечер друг единственный…”

(Ученик. В классической поэзии вечер - самое поэтическое время суток, пора умиротворения, гармонии и тихой грусти, месяц - один из самых поэтических образов. У Блока же он принимает участие в бессмысленном человеческом хороводе, да это уже и не месяц, не луна - обыкновенный диск. Так постепенно развертывается картина бессмысленного существования, лишенного красоты и гармонии.

Учитель. Но, несмотря на всю пошлость и обыденность окружающего мира, в жизни человека есть место чуду.

-Кто является чудом в стихотворении Блока? Почему?

(Ученик. Чудом, вернее чудовищем, этого мира явилась прекрасная Незнакомка. Само ее видение возникает как бы из вечерних сумерек, из пошлого крика пьяниц, скрипа уключин, визга женщин возникает как отрицание дисгармоничного мира. Незнакомка- образ иного мира, таинственного и непонятного, странно тревожащего душу.

— Как изображается заглавная героиня стихотворения, даны ли ей автором конкретные черты? Докажите примерами из текста.

(Ученик. Таинственная Незнакомка – заглавный образ, который появляется лишь во второй части стихотворения. Но кроме названия стихотворения, он нигде не обозначен прямо. На первый взгляд героиня лишена реалистических черт, она вся окутана шелками, духами, туманами, тайной. Незнакомка полна поэтической прелести, отгорожена от грязи действительности возвышенным восприятием лирического героя:

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

— Чем близок, находясь “среди пьяных”, лирический герой таинственной незнакомке?

(Ученик. Таинственная Незнакомка чужда окружающей реальности, это воплощенная Поэзия, Женственность. И она тоже “всегда без спутников, одна”. Одиночество героев выделяет их из толпы, притягивает друг к другу.

И странной близостью закованный
Смотрю на темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

— Что, по -вашему, является “очарованной далью” для лирического героя?

(Ученик. Вероятно, “очарованная даль” -это прекрасное будущее, без пошлости, грязи окружающего мира, но пока эта “ даль” недосягаема для лирического героя. Рассеется сказочный туман, и все прекрасное уплывет.

— Что изменяется после появления Незнакомки: окружающий мир или сознание героя?

(Ученик. Изменится сознание героя, так как он гордится посвящённостью в чужие тайны, воспринимая их, как “чье-то солнце”, как дар, который нужно бережно хранить.

Глухие тайны мне поручены
Мне чье-то солнце вручено.

В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне.

(Ученик. В сознании героя угаданная тайна, открывшая возможность другой, прекрасной жизни, вдали от пошлости действительности, принимается как обретенное “сокровище”.)

— Почему в конце стихотворения лирический герой восклицает: “Я знаю: истина в вине”? Что он имеет ввиду?

(Ученик. Эта фраза звучит в стихотворении дважды. Первый раз звучит из уст пьяниц, как лозунг дисгармоничного мира. Второй раз звучит во время пробуждения лирического героя от грез. Пробуждение это трагическое. Снова встает образ душного мира, встает в тот самый момент, когда счастье, казалось, обретено.

Пояснение учителя. Кроме того, ребята, вино — и символ откровения, ключа к тайнам прекрасного. Красота, истина и поэзия оказываются в неразделимом единстве.

— Обратим внимание на выразительную инструментовку блоковского стиха. Найдите примеры звукописи.

(Ученик. Появление героини сопровождается редкой по красоте звукописью (ассонансы и аллитерации.), создающей ощущение воздушности образа: “И кАждый вечер, в чАс нАзнАченный…” ; “Девичий стАн, шелкАми схвАченный, /В тумАнно(А) движется(А) о (А)кне…”. Ассонансы на “у” придают утонченность образу Незнакомки: “И вею(у)т древними поверьями/ Ее УпрУгие шелка, / И шляпа с траУрными перьями,/ и в кольцах Узкая рУка”.

— Незнакомка — кто она? Реальная женщина или мечта поэта?

(С одной стороны – реальность. Незнакомая девушка может появиться среди ресторанных столиков, среди пьяных; и это реальные женские глаза, полные тайны и очарования, описание стройного стана. Но с другой стороны- сон, мечта: “дыша духами и туманами”,это символ вечной красоты мира, весеннего и цветущего, который еще существует, несмотря на вселенскую власть душного города. Прекрасная Незнакомка — явь это или видение, пришедшее из иных миров,- уже не имеет особого значения. Важно , что человеческая душа на миг соприкоснулась с миром прекрасного.

Пояснения учителя. Большей частью образ Незнакомки рожден конфликтом с пошлостью, буржуазным дачным бытом. А. Блок писал: “Передо мной возникло, наконец, то, что я называю “Незнакомкой”: красавица кукла, синий призрак, земное чудо… Незнакомка — это вовсе не просто дама в черном платье со страусовыми перьями на шляпе. Это – дьявольский сплав из многих миров, преимущественно синего и лилового. Если бы я обладал средствами Врубеля, я бы создал Демона, но всякий делает то, что ему назначено…”

— Этот образ настолько впечатлил современного живописца Илью Глазунова, что в1990 году он берет в руки кисть и пишет “Незнакомку” — иллюстрацию к стихотворению А. Блока.

— Давайте обратимся к репродукции картины И. Глазунова.

(Учитель обращает внимание учащихся на иллюстрацию, помещенную на доске “рисунок №1”)

Рисунок №1. Иллюстрация к стихотворению А. Блока “Незнакомка” И. Глазунова.

— Насколько точно художник изобразил “Незнакомку” А. Блока и окружающую ее действительность?

— Какие два мира изображены на картине?

(Незнакомка-мир красоты, гармонии, чистоты, все окружающее-мир разнузданной пошлости, “грязи”, смрада.)

— Какой тон картины преобладающий?

(Преобладают сине-лиловые тона.)

— Каково настроение Незнакомки?

(Она загадочна, печальна, задумчива, глаза устремлены вдаль, вероятно, в будущее.)

Пояснение учителя. Блок совершенно недвусмысленно утверждает то, что его стихи и картины Врубеля возникли на некой общей почве.

(Учитель обращает внимание учащихся на иллюстрацию и репродукцию картины, помещенные на доске “рисунок №1, 2”)

Рисунок №1. Иллюстрация к стихотворению А.Блока “Незнакомка” И. Глазунова.

Рисунок №2. Репродукция картины Врубеля “Демон”

— Ребята, посмотрите на репродукцию картины Врубеля “Демон сидящий” и иллюстрацию И. Глазунова “Незнакомка”, скажите, что они, по - вашему, могут иметь общего?

(Ученик. Одинаков тон картин: сине - лиловый, настроение героев: печаль, скука, вера в нечто прекрасное, внешняя красота.)

Пояснение учителя. Однажды А. Блок сказал: “Если бы я обладал средствами Врубеля, я бы создал Демона, но всякий делает то, что ему назначено”.

-Как вы думаете, что может олицетворять Демон?

(Ученик. “Демон олицетворяет душу человека, которая ищет примирение страстей, но не находит. И поэтому нет ему места ни на земле, ни на небе”.)

— В чем духовная близость А. Блока и Врубеля?

(Жизнь поэта и художника схожа: неудачная личная жизнь А. Блока, социальные перемены; Врубель тоже несчастен: умирает сын, оставляет его жена. Все это отражено в их произведениях.)

Пояснение учителя. Герой, утративший душу и веру, предстает пред нами в разных обличиях: у А. Блока это “Незнакомка”, а у Врубеля — “Демон”. Душевное состояние А. Блока выражено словесно в “Незнакомке”, а у Врубеля представлена наглядно — в цветовых “сплавах” его излюбленных синих и лиловых тонах.

В 1910 А. Блок напишет: “За призрачной Незнакомкой, за фантасмагорией Снежной Девы и Фаины, за всеми стихами “второго тома” и “Лирическими драмами” — разумеется, глубине, на самом дальнем фоне – но все-таки неизменно – Врубель”.

V. Итог урока.

— О чем мы поговорили?

(Ученик. Проанализировали стихотворение А. Блока “Незнакомка”…)

— Что выяснили?

(Ученик. Выяснили, что Незнакомка –это и реальность его (блоковского) мироощущения, и мечта поэта о прекрасном будущем.

Учитель. Ребята, давайте послушаем стихотворение еще раз, чтобы уже по-новому насладиться его звучанием и глубиной смысла.

VI. Оценивание учащихся.

VII. Домашнее задание.

Выучить наизусть стихотворение “Незнакомка”.

Портрет очаровательной незнакомки от Константина Разумова | Мастерская цвета

Женщина-загадка, женщина-незнакомка, соблазнительная красавица – такими представляются дамы на картинах Константина Разумова. Они уверенные в себе, своей красоте. Они плывут среди толпы и вызывают восхищение у окружающих.

Константин Разумов (Konstantin Razumov) родился на Алтае, в маленьком городе Зоринске. О живописце очень мало информации в интернете. Даже точно сказать, в каком он году родился, довольно сложно. В одних источниках указан 1961 год, в других – 1974.

Первым учебным заведением, которое заложило основы стиля молодого художника, стал Новоалтайский художественный техникум. Но этого молодому и амбициозному Разумову показалось мало, поэтому он отправился покорять столицу нашей родины.

В Москве он хотел обучаться только у лучших преподавателей. И такие нашлись в мастерской Ильи Глазунова. Там художник провел 7 лет – с 1994 по 2001 гг. А после ушел на вольные хлеба, и считается, что у него это достаточно успешно получилось.

Возможно, именно там он и выбрал свое направление, выработал стиль – сочетание реализма и импрессионизма. В его работах девушки написаны реалистично, детально проработаны руки, черты лица.

А вот из импрессионизма в картинах прорисованы ткани, яркими и крупными мазками оформлен фон и окружающие предметы.

Если сравнивать его работы, то можно выделить несколько характерных черт: его женщины нежные и прекрасные, даже несмотря на довольно откровенные наряды, барышни словно вернулись из прошлого века. Картины чаще оформлены в светлых тонах.

Его девушки часто имеют схожие черты лица (крайне редко Разумов рисует детей, в основном женские портреты). Сказать, кто это – любимая женщина или плод фантазии – невозможно. Но критики сравнивают его работы с творчеством Блока, у которого тоже определенный женский образ прослеживался во всех произведениях.

Купить картины художника проблемно. Можно лишь предположить, что его работы чаще всего продаются на иностранных площадках и уходят в частные коллекции.

Хотя сам художник живет и творит по-прежнему в Москве. Часто его работы берут для создания картин по номерам (когда человек получает набор из красок и холста и творит самостоятельно).

Больше его работ можно увидеть на видео:

ПОДПИСКА НА КАНАЛ

Глазунов Илья Сергеевич — биография художника, личная жизнь, картины

В детстве Илья Глазунов пережил блокаду Ленинграда и остался без родителей, но не бросил занятия живописью. Первая выставка художника прошла, когда он был еще студентом. Вскоре Глазунов стал известен в СССР и за рубежом как «Достоевский в живописи». За свою жизнь он создал около трех тысяч полотен, открыл собственную Академию и картинную галерею.

Потомок дворян и ребенок блокады

Художник Илья Глазунов. 1981 год. Фотография: Владимир Савостьянов / ТАСС

Художник Илья Глазунов. 1978 год. Фотография: Анатолий Ковтун / ТАСС

Художник Илья Глазунов. 1978 год. Фотография: Валентин Мастюков / ТАСС

Илья Глазунов родился 10 июня 1930 года в Ленинграде в семье бывших дворян. Его отец Сергей Глазунов был историком и преподавал в Ленинградском университете. Мать будущего художника, Ольга Флуг, происходила из старинного рода. По легенде, его основали чешская княжна Либуше и ее супруг Пржемысл. Илья Глазунов был единственным ребенком. Жили Глазуновы бедно, часто им не хватало денег на еду.

Когда дядя Миша, брат отца, послал мне три рубля «на барабан и саблю»… отец просил меня повременить с покупкой «подарка от Михаила», а дать деньги матери на еду… Помню, как однажды мама подала приемщику Торгсина три серебряных ложки. Приемщик в белом халате тут же согнул их дугой, положил на весы… бросил в ящик, в котором уже лежали портсигары с дворянскими монограммами, тарелки, брошки — все, как в сундуке Али Бабы. Дал купон на продукты. За него на соседнем прилавке нам выдали печенье и масло. «Это все?» — спросил я у мамы. «Да, все», — грустно ответила она. А мне так было жалко ложек с фамильной монограммой Флугов…

С детства Илья Глазунов увлекался историей и живописью, а родители водили его в театры и музеи. В шесть лет мальчика отдали в художественную школу. Учился он хорошо, за некоторые работы получал награды. В журнале «Юный художник» написали о его картине «Вечер»: Глазунова хвалили за наблюдательность и правильно переданное настроение.

В июне 1941 года началась Великая Отечественная война. Отца Ильи Глазунова не призвали на фронт по состоянию здоровья, и семья осталась в Ленинграде. Вскоре началась блокада города. Позднее художник писал: «Все страшные дни Ленинградской блокады неотступно и пугающе-ясно, словно это было вчера, стоят непреходящим кошмаром в моей памяти». Отец и мать погибли, а его вывезли из Ленинграда по Дороге жизни через Ладожское озеро. Несколько лет Илья Глазунов жил в семье своего дяди в деревне Гребло, недалеко от Новгорода. Вместе с другими детьми он занимался хозяйством: «Эти годы, проведенные в деревенской глуши… стали на всю жизнь памятны мне как годы познания жизни русской деревни, а я, как все крестьянские дети, молотил лен, пас коров и ходил за дровами в дремучий, нескончаемый бор». В свободное время юный художник много рисовал и читал.

«Удар ножом в спину соцреализма»: учеба в ЛИЖСА

Художник Илья Глазунов. 1986 год. Фотография: Василий Егоров, Валентин Мастюков / ТАСС

Художник Илья Глазунов. 1983 год. Фотография: Валентин Мастюков / ТАСС

Художник Илья Глазунов. 1985 год. Фотография: Валентин Мастюков / ТАСС

Летом 1944 года Илья Глазунов вернулся в Ленинград и поселился у своей тети Агнессы Монтеверде. В том же году он поступил в Ленинградскую среднюю художественную школу. Об учебе Глазунов писал: «Все силы своей души отдал освоению азов искусства, подбодряя свою неуверенность радостью учебных побед». После школы он поступил в Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Ильи Репина (ЛИЖСА), где учился в мастерской Бориса Иогансона. Глазунов считался одним из лучших студентов — его картины часто отправляли на художественные конкурсы. В 1956 году он получил Гран-при на Всемирной выставке молодежи и студентов в Праге за работу «Поэт в неволе». На картине художник изобразил чешского журналиста Юлиуса Фучика.

Вскоре Глазунову предложили устроить выставку в Центральном Доме работников искусств в Москве. Художник согласился. Экспозиция открылась в феврале 1957 года. На ней Глазунов представил свои лучшие работы: иллюстрации к произведениям Федора Достоевского, портрет писателя, картины из цикла «Русь», зарисовки Ленинграда. Выставка стала популярной: ее посетили даже сотрудники посольства США и министр культуры СССР Николай Михайлов. Отзывы о творчестве Глазунова появились в советской и иностранной прессе. Американские газеты назвали выставку «ударом ножом в спину соцреализма», а советские хвалили художника за новые мотивы и тонкую передачу чувств.

Илья Глазунов. Тутаев над рекой (фрагмент). 1984. Частное собрание

Илья Глазунов. В России. Боровск. 1999. Частное собрание

Илья Глазунов. Два принца (фрагмент). 1994. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Ленинградец Илья Глазунов, чья выставка сейчас открыта в ЦДРИ, по-настоящему молод — и потому, что ему 26 лет, и потому, что он охвачен молодой жаждой открытий и свершений… Одна из тем Глазунова — любовь. Глазунов пишет о любви снова и снова, во всем ее увлечении, тревогах, упоении, разлуках, замирании сердца, как писали о ней в русской поэзии. Глазунов чуток к темам трагического звучания… Когда смотришь его работы этого плана, понимаешь, что страдания и утраты для него не пустое слово. Видимо, поэтому он умеет в ленинградском пейзаже подметить не только лирические и величавые черты, но и то, что созвучно таланту Достоевского и Блока.

В том же году выставку Глазунова обсудили на совещании в ЦК КПСС. Там выступил его учитель Борис Иогансон, который раскритиковал художника: «Молодой человек рассудил просто: «Если произведения формалистов — это искусство, а я без труда могу сделать штучки в этом роде не хуже, то почему и мне не прославиться!» И ведь не ошибся — прославился». Глазунова исключили из ЛИЖСА. Однако вскоре восстановили: за него вступился министр культуры Николай Михайлов.

Институт Глазунов закончил в том же 1957 году. Его дипломной работой должна была стать картина «Дороги войны», на которой художник изобразил отступление Советской армии во время Великой Отечественной войны. Художник писал: «Моя будущая картина виделась мне как великая народная трагедия». К защите Глазунова не допустили. Его картину критиковали за «пораженческие настроения» и «антисоветчину». Художнику пришлось в короткий срок переделывать свою работу первого курса «Рождение теленка». На защите он получил тройку. Ему не позволили выбирать место будущей работы и распределили в Ижевск, а затем в Иваново: преподавать черчение в ремесленных училищах. Однако туда художник не поехал — получил справку, что в его услугах не нуждаются.

Летом 1957 года Глазунов переехал в Москву. Там он участвовал во Всемирном фестивале молодежи и студентов — рисовал портреты иностранных гостей. В это же время художник познакомился с поэтами Евгением Евтушенко, Сергеем Михалковым, режиссером Тамарой Макаровой, итальянским критиком Паоло Риччи, который написал и издал за границей книгу о творчестве художника.

«Достоевский в живописи»: поездки за границу и выставки

Художник Илья Глазунов пишет портрет писателя Владимира Солоухина. 1982 год. Фотография: Валентин Мастюков / ТАСС

Художник Илья Глазунов и премьер-министр Индии Индира Ганди у написанного портрета. 1973 год. Фотография: А. Шальнев / ТАСС

Художник Илья Глазунов заканчивает работу над портретом певицы Елены Образцовой в ее квартире. 1981 год. Фотография: Валентин Мастюков / ТАСС

В конце 1950-х Глазунов жил бедно: чтобы заработать деньги на художественные материалы, он подрабатывал грузчиком на Рижском вокзале. В эти годы он иллюстрировал произведения Александра Куприна и Михаила Лермонтова, совершил несколько поездок по СССР — побывал в Великом Новгороде, Пскове и Суздале.

Известность пришла к Глазунову в начале 1960-х, когда он создал портреты гостей Московского международного кинофестиваля — режиссеров Федерико Феллини, Лукино Висконти, Микеланджело Антониони и актрисы Джины Лоллобриджиды. Они пригласили Глазунова посетить Италию. В 1963 году он получил разрешение на выезд и вскоре отправился в свое первое путешествие за границу. В Риме прошла выставка работ Глазунова. В итальянских газетах художника называли «Достоевским в живописи».

Когда Глазунов вернулся в Москву, его пригласили на встречу с министром культуры Екатериной Фурцевой. По ее распоряжению художнику выделили мастерскую. Раньше Глазунов не мог претендовать на такое помещение: он не был членом Союза художников СССР.

В 1964 году Илье Глазунову предложили организовать его вторую персональную выставку в СССР. Площадкой для нее стало одно из подсобных помещений Манежа. На выставке Глазунов планировал показать около ста своих работ, в том числе портреты иерархов Русской православной церкви и картину «Дороги войны». Однако полотно в очередной раз посчитали антисоветским. Выставку закрыли через пять дней по требованию Московского союза художников. В газете «Вечерняя Москва» писали: «Как мыслит Глазунов свое участие в строительстве коммунизма? Уж не в виде ли портретов деятелей русского православного духовенства?»

Илья Глазунов. Князь Олег и Игорь (фрагмент). 1973. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Илья Глазунов. Поцелуй Иуды (фрагмент). 1985. Частное собрание

Илья Глазунов. Юность Андрея Рублева (фрагмент). 1985. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Уже в следующем году Глазунова вновь пригласили за границу. Премьер-министр Дании Отто Енс Краг предложил ему написать портреты членов его семьи. За этим приглашением последовали другие — от королевской семьи Швеции, чилийских политиков. Побывал Глазунов и во Вьетнаме, где создал больше сотни работ. Они вошли в художественный альбом «Дни и ночи Вьетнама».

В 1967 году Глазунова приняли в Союз художников СССР. Участвовал он и в деятельности Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, занимался реставрацией. В эти же годы художник иллюстрировал произведения Алексея Толстого «Царь Борис» и «Дон Жуан». В 1968 году он совершил путешествие по Русскому Северу, где создал картины «Русский Север. Родина», «Северная твердыня» и «Кирилло-Белозерский монастырь».

В 1970-х Глазунова еще несколько раз приглашали за границу создать портреты политических деятелей. Он написал премьер-министра Индии Индиру Ганди, президента Финляндии Урхо Кекконена. Свои картины художник выставлял в Стокгольме, городах ФРГ и ГДР. В это время Глазунов получил и несколько правительственных наград: «Золотой знак» от Общества германо-советской дружбы, премию имени Джавахарлала Неру за укрепление индийско-советской дружбы и звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

Илья Глазунов. Мистерия XX века (фрагмент). 1999. Московская государственная картинная галерея народного художника СССР Ильи Глазунова, Москва

В 1977 году Глазунов создал одну из самых известных своих картин — «Мистерия XX века». На ней художник изобразил 74 человека, в том числе Николая II, Владимира Ленина, Иосифа Сталина. В левый нижний край холста Глазунов вмонтировал небольшое зеркало, чтобы каждый подошедший к полотну видел на нем и себя. Журналист Лев Колодный писал: «На одном холсте запечатлел важнейшие события XX века, вывел на арену истории главнейших актеров трагедии, которую они разыграли, представив как реальных лиц, так и символы, а также самого себя».

В том же году Глазунов показал «Мистерию XX века» на персональной выставке на Кузнецком Мосту. Картина вызывала недовольство партийных чиновников — на ней среди прочих персонажей был Александр Солженицын. Глазунову предложили изменить полотно и вместо писателя изобразить генсека Леонида Брежнева. Художник отказался. В газете International New York Times писали: «Не совсем понятно, зачем понадобилось Глазунову рисковать своим трудно заработанным успехом, посвятив два года своей жизни написанию монументальной работы, пока не принесшей ему ничего, кроме официального порицания». Глазунова предлагали выслать из СССР, но за него заступился Сергей Михалков. Художника отправили на Дальний Восток — зарисовывать строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали.

Через год Глазунов провел новую выставку в Манеже. На ней он показал более 400 своих работ, среди которых были картины «За ваше здоровье», «Старик» и «Русская Венера». «Мистерию XX века» художнику выставлять не разрешили. Впервые картину показали публике в 1991 году.

«Мой долг и смысл моей жизни — это служение тебе»: личная жизнь

Члены делегации муниципалитета Мадрида во главе с мэром города Энрике Тьерно Гальваном (слева) во время посещения мастерской народного художника СССР Ильи Глазунова (справа). В центре — супруга художника Нина Александровна Глазунова. 1981 год. Фотография: Валентин Мастюков / ТАСС

Художник Илья Глазунов с женой Ниной, сыном Иваном и дочерью Верой. 1978 год. Фотография: Валентин Мастюков / ТАСС

Кинорежиссер Питер Устинов в гостях у семьи художника Ильи Глазунова. Справа налево: Илья Глазунов, Питер Устинов, Нина Глазунова с детьми Ваней и Верой. 1981 год. Фотография: Валентин Мастюков / ТАСС

В 1956 году Илья Глазунов познакомился с художницей, студенткой искусствоведческого факультета Ленинградского государственного университета Ниной Виноградовой-Бенуа. Она происходила из династии Бенуа и была родственницей Зинаиды Серебряковой. В том же году Глазунов и Виноградова-Бенуа поженились. Вместе они работали над декорациями к операм «Князь Игорь» Александра Бородина и «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Николая Римского-Корсакова, балету «Маскарад» Арама Хачатуряна.

Как я был счастлив, что она, сидя рядом со мной в мастерской, восторженно и проникновенно рассматривала мои работы… Я видел ее профиль, похожий на римскую камею, и ощущал великую духовность ее натуры, свойственную многим представителям столь славной для истории России семьи Бенуа. Мое сердце сжимается от нежности, на глаза наворачиваются слезы. Словно я слышу ее голос: «Я всю жизнь отдаю тебе… мое назначение любить тебя и быть преданной. Ты говорил однажды, что никогда, ни на ком не сможешь жениться — ты воин и должен быть свободен в своих действиях. Я знаю, что мой долг и смысл моей жизни — это служение тебе.

Глазунов и Бенуа прожили в браке 30 лет. У супругов родилось двое детей: сын Иван и дочь Вера, которые стали художниками.

В 1986 году Нина Виноградова-Бенуа погибла. Следствие признало ее смерть самоубийством. Глазунов не верил в эту версию — он считал, что жену убили. Художник писал: «Лишить меня моей нерушимой стены — неукротимой, нежной, волевой и неистовой Нины — было мечтой многих черных людей и тайных сил».

В конце 1990-х Илья Глазунов познакомился со своей второй женой, Инессой Орловой, которая вскоре возглавила картинную галерею художника. Вместе они прожили до смерти Глазунова в 2017 году.

Реставратор, директор музея и ректор Академии

Илья Глазунов. Лето (фрагмент). 2008. Частное собрание

Илья Глазунов. Иллюстрация к стихотворению Александра Блока «Незнакомка» (фрагмент). 1980. Частное собрание

Илья Глазунов. Портрет жены художника (фрагмент). 1955. Частное собрание

В 1979 году Глазунову присвоили звание народного художника РСФСР. А еще через год по заказу ЮНЕСКО он выполнил живописное панно «Вклад народов Советского Союза в мировую культуру и цивилизацию» в Штаб-квартире организации.

В 1980-х Глазунов преподавал в Московском государственном художественном институте им. Сурикова, где возглавил мастерскую портрета. Студентов он учил тщательно прорабатывать детали картин, изучать технику старых мастеров, в том числе иконописцев. Лев Колодный писал: «Студенты мастерской портрета стали постоянными читателями библиотеки… Изучали добытую на стороне религиозную литературу. Постигали искусство иконы. Выглядели в студенческом потоке так, что с первого взгляда можно было определить: «Вот идет студент Глазунова».

Продолжил Глазунов и ездить за границу. Он посетил страны Латинской Америки, побывал в Никарагуа, где создал цикл работ «Никарагуанский дневник». По приглашению Фиделя Кастро Глазунов приехал на Кубу и написал его портрет.

Илья Глазунов. Вклад народов СССР в мировую культуру и цивилизацию (фрагмент). 1980. Штаб-квартира ЮНЕСКО, Париж, Франция

Вскоре художник посетил Италию, где ему позировал президент Алессандро Пертини. В прессе Глазунова критиковали за то, что он часто изображал политических лидеров. Художник писал: «В портретах я стараюсь запечатлеть лик эпохи. Нет неинтересных лиц, как нет неинтересных людей». В эти же годы Глазунов работал над циклом «Поле Куликово», который посвятил 600-летию Куликовской битвы. По поручению Министерства культуры СССР в 1981 году он основал Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства и стал его директором.

В 1987 году Глазунов создал Российскую академию живописи, ваяния и зодчества (РАЖВиЗ). Ректором этого учебного заведения он был до своей смерти. По замыслу художника в Академии должны возрождать традиции русской реалистической школы, заниматься исторической и религиозной живописью.

Художник Илья Глазунов. 2005 год. Фотография: Василий Смирнов / ТАСС

Художник Илья Глазунов. 2004 год. Фотография: Виктор Великжанин / ТАСС

Художник Илья Глазунов. 2015 год. Фотография: Сергей Фадеичев / ТАСС

К тысячелетию Крещения Руси Глазунов создал полотно «Вечная Россия». На нем он изобразил историю России в виде крестного хода, в котором участвовали знаменитые деятели искусства, науки и политики.

В 1989 году по заказу правительства Глазунов занимался оформлением комнат посольства СССР в Мадриде. В 1990-х он реставрировал помещения Московского Кремля, в том числе Петровский и Русский залы и кабинет Президента России. Не оставил Глазунов и живопись: он создал картины «Великий эксперимент», «Сергий Радонежский и Андрей Рублев», «Христос в Гефсиманском саду». Художник в очередной раз побывал в Италии и на этот раз нарисовал портрет папы Римского Иоанна Павла II.

В 2004 году в Москве открыли галерею Ильи Глазунова. В ней выставили свыше 700 картин художника. Всего же он создал больше трех тысяч полотен. Продолжал работать Глазунов до своей смерти. В 2000-х он создавал пейзажи Русского Севера, портреты политиков.

Последняя выставка Глазунова прошла в 2011 году в Конногвардейском манеже Санкт-Петербурга. На ней он показал свои картины «Изгнание торговцев из Храма», «И снова весна», «Раскулачивание» и серию пейзажей. Умер художник 9 июля 2017 года. Похоронили Илью Глазунова на Новодевичьем кладбище в Москве.

Картинная галерея Ильи Глазунова в Москве – музей на Волхонке

Московская государственная картинная галерея народного художника СССР Ильи Глазунова – один из ведущих музеев Москвы, расположенный в историческом центре города. Здесь собраны выдающиеся работы знаменитого русского художника Ильи Глазунова.

Картинная галерея Ильи Глазунова в Москве – музей на Волхонке

Галерея Ильи Глазунова – это уникальный центр культурной жизни города Москвы. Здесь регулярно проходят экскурсии по экспозиции, проводятся вокально-инструментальные концерты и даже государственная регистрация брака.

История создания

Дом, который занимает галерея, был построен в 1812 году, предположительно, по проекту архитектора Афанасия Григорьева. В те времена территория являлась частью владений рода Нарышкиных. После смерти генерал-поручика Василия Нарышкина имение было разделено между племянницами, унаследовавшими землю.

Особняк неоднократно перестраивался и позднее его приобрела княжна Мария Петровна Оболенская, которая являлась вдовой генерала Дмитрия Сергеевича Дохтурова. В 1856‑м строение перешло в собственность полковника Сергея Трубецкого, помилованного после восстания декабристов.

После Октябрьской революции имение разделили на квартиры, которые в разное время снимали художник Вадим Рындин, создатель нового чувашского алфавита Иван Яковлев и его сын академик Алексей Яковлев. С 1968 года в здании действовал Дом науки и техники с кинотеатром.

В 1997 году к 850-летию столицы заслуженный деятель искусств Илья Глазунов подарил городу более 300 работ. По распоряжению правительства Москвы для их размещения был выделен дом на улице Волхонке, который планировалось переоборудовать в музей.

Картинная галерея была открыта 31 августа 2004 года. В дар Москве Илья Сергеевич Глазунов передал свои живописные и графические произведения (более 1300 картин).

В галерее существует семь выставочных залов, в которых представлены подаренные Глазуновым работы. Для людей с ограниченными возможностями в музее проводятся специализированные экскурсии, а помещения оборудованы лифтами и пандусами.

В день похорон Ильи Глазунова, 11 июля 2017 года, музей работал бесплатно, а в специально созданной книге памяти можно было оставить слова благодарности художнику.

Особенности экспозиции

В экспозиции галереи представлено свыше 700 картин художника. Илья Сергеевич Глазунов – член Российской Академии художеств, академик, лауреат Государственной премии Российской Федерации, почетный член Королевских Академий художеств Мадрида и Барселоны, кавалер награды ЮНЕСКО – «Золотая медаль Пикассо» за вклад в мировую культуру и цивилизацию, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством».

Уникальность Галереи – это огромный мир образов, созданный художником в течение второй половины ХХ – начала XXI вв.: монументальные полотна, исторические картины, иллюстрации к произведениям русской классической литературы, многочисленные портреты, образы цикла «Город».

Помимо живописных и графических произведений Ильи Сергеевича Глазунова в галерее на цокольном этаже представлена новая расширенная фотовыставка, которая охватывает важнейшие этапы жизненного и творческого пути художника. Некоторые из представленных снимков ранее не публиковались и экспонируются впервые.

Хронология отраженных на выставке событий берет начало на страницах родословной И.С. Глазунова. Семья художника, круг его общения, жизненные испытания, поездки по России и миру, его знаменитые выставки, счастье признания зрителем составляли основу его творческого вдохновения.

На основе воспоминаний и его личных размышлений были изданы историко-автобиографический труд «Россия Распятая», множество альбомов и каталогов выставок.

Здесь есть как исторические полотна, описывающие яркие события русского народа, такие как «Разгром храма в Пасхальную ночь» и «Вечная Россия», так и портретная живопись. Основная же часть картин иллюстрирует события из произведений русских писателей. Также помимо картин здесь представлено собрание икон старой Руси и коллекция мебели эпохи заката царской России.

В галерее несколько залов, но фотографировать разрешается лишь в четвертом зале. Представленные здесь картины весьма удивительны. Больше всего впечатляет их размер.

Например, знаменитая работа «Разгром Храма в Пасхальную ночь» имеет размер 8 метров в ширину и 4 в высоту. На ней изображено столкновение добра и зла в начале 1920‑х годов, когда в православные храмы врывались банды и с остервенением громили тамошнее имущество.

Взгляды разъяренных людей устремлялись на распятие Христа. Причем собрались здесь все подряд: и матросы с пулеметами, и полуголая блудница и даже китаец в офицерской фуражке. Автор работы побуждает задуматься всех, кто всматривается в эту картину, сопоставить эти трагические события с сегодняшними днями и подумать о будущем.

Рядом с «Разгромом Храма» расположилась еще одна монументальная работа – «Мистерия 20-го века». Она несколько меньше – 8 метров шириной и 3 метра высотой. Картина впервые была продемонстрирована широкой общественности во времена Перестройки. Чтобы ее увидеть, в Московский дом молодежи выстраивались километровые очереди.

На картине отображены все самые яркие и громкие события ушедшего века. Здесь нашли свое место и фашисты во главе с А. Гитлером, и коммунисты, ведомые Ильичем, и окровавленный Сталинград.

Не упустил автор и убийство Кеннеди, победу Ельцина на выборах и первый полет в космос. Неудивительно, что картина огромная, ведь столько всего здесь нужно было уместить. А в углу есть зеркало, дабы каждый посетитель галереи смог увидеть себя на фоне Мистерии двадцатого века.

Шестиметровый холст «Вечная Россия» также весьма внушителен.  Здесь также собрано огромное количество персонажей из различных эпох истории России. Полотно автор посвятил 1000‑й годовщине крещения Руси. На нем изображено шествие людей, описывающее всю историю Русской цивилизации, начиная от Софии Константинопольской.

В зале раннего творчества также представлены настоящие произведения искусства, от которых дух захватывает. Портреты и пейзажи этого зала написаны в 1940–1960‑е годы. Фотографировать здесь запрещено.

Одной из самых красивых картин в этом зале является пейзаж «Стрелка Васильевского острова». На ней художник изобразил лучший ансамбль невских берегов. Также стоит отметить картину под названием «Плес». На картине изображена живописная не то деревушка, не то хутор на берегу реки Хопёр. Эти полотна просты и красивы.

Также в галерее Ильи Глазунова представлены иллюстрации к различным классическим литературным произведениям, знакомые каждому гражданину Советского Союза. Эти рисунки, например, такие как «Незнакомка» и «Старушка» к стихотворениям Блока, легко узнаваемы.

Большая часть иллюстраций художника посвящена повестям и романам Ф. М. Достоевского. Так, здесь можно встретить множество картинок из знаменитого романа «Идиот», на которых изображены Князь Мышкин, Настасья Филипповна, красавица Аглая и пейзаж летнего сада.

К роману Достоевского «Преступление и наказание» здесь представлены портрет самого Раскольникова и композиция «Двор».  Поклонники «Братьев Карамазовых» также будут рады лицезреть своих любимых персонажей: Алешу, Грушеньку и собственно самого Ивана Карамазова.

Творчество М. Ю Лермонтова Илья Глазунов также не обошел стороной. В галерее можно найти различные картинки из повестей этого классика. Так, читая классическую русскую литературу, большинство людей даже не подозревают, кто стоит за всеми этими картинками, которые так любят рассматривать дети. Это лишь малая часть того, что достойно внимания в этой галерее.

В современной прессе нередко пишут о «феномене Ильи Глазунова», талант которого исключительно многогранен, о чем позволяет судить и экспозиция галереи.

Режим работы и как добраться

Картинная галерея Ильи Глазунова находится в отремонтированном особняке в центре столицы, некогда принадлежавшем вдове генерала Дохтурова, героя войны с наполеоновской Францией в 1812 году. Располагается напротив Музея изобразительных искусств А. С. Пушкина.

Адрес: Москва, ул. Волхонка, 13 стр.2.

Метро: ст. «Кропоткинская».

Сайт: https://glazunov-gallery.ru

Телефон: +7 495 691–84-54.

Режим работы:

  • вторник – среда 11:00–19:00;
  • четверг 11:00–21:00;
  • пятница – воскресенье 11:00–19:00;
  • понедельник – выходной.

Каждое третье воскресенье месяца – вход бесплатный.

В галерее можно воспользоваться услугами бесплатного аудиогида и Wi-Fi (Moscow_WiFi_Free). Вы всегда можете заказать индивидуальную экскурсию в удобное для вас время. Также в галерее работает кафе и сувенирный киоск.

Читайте также: – музей древности и раскопок столицы.

Таким образом, Картинная галерея Ильи Глазунова в Москве – интересный и самобытный музей на Волхонке с выдающимися полотнами всемирно известного русского художника. Любой человек, имеющий хоть какое-то уважение к культуре и живописи должен ее посетить.

Фильм Илья Глазунов .. (1985)

Книга Глазунова «Чили глазами художника» —

кр.

— кр.

Картины Глазунова: «Президент Сальвадор Альенде», «Ночная демонстрация в Сантьяго», портреты чилийцев (живопись и графика) —

кр.

Анимация : журналы на разных языках, посвященные искусству Глазунова —

кр. Фотографии Глазунова, рисунок известного в мире человека — кр.

Париж — общ. (с в / т).

Район Монмартр — ср.

Глазунов проходит по улице Парижской — ср., Пнр.

В здании находится штаб-квартира ЮНЕСКО — ср.

Панно, выполненное Глазуновым в здании — ср., Кр., Пнр.

Глазунов у панно — ср.

Генеральный директор ЮНЕСКО М. Боу говорит Глазунов (синхронно на французском языке).

Очередь на выставку Глазунова — ср.

Люди на выставке, автограф художника — ср.

Книжные иллюстрации Глазунова — кр.

Рецензия на книгу, написание в книге — кр.

Глазунов на своей выставке в Манеже среди посетителей — общ.

Переход к выставке в Манеже Глазунова (по всему зданию) — ср. (С движения).

Ярославль — общ.

Очередь на выставку Глазунова — ср.

Посетители на выставке — ср., Кр.

Живопись и графика Глазунова — кр.

Рисунок городского цикла — кр.

Картина: «Девушка в джинсах», «Венера», «Блудный сын» — кр.

Посетители у картины «Блудный сын» — ср.

Пресс-конференция: присутствующие задают вопросы, отвечают Глазунов (синхронно) — разн.

Оператор А. Гусанов и режиссер П. В. Русаков снимают пресс-конференцию — кр.

Слушаюв Зал — ср.

Разрушенный храм — ср., Кр., Отъезд, пнр

Вывеска на соборе с надписью «Федоровский собор. 1557

Построен Иваном Грозным »- кр., Отъезд.

Разрушенная церковь — ср., Вылет из.

Табличка с надписью «Введенский храм 1710 года» — кр., Отъезд.

Пруд — общ., Ср., Пнр (лето).

Глазунов осматривает разрушенные церкви — кр.

Псковский кремль — общ. МС., Пнр

Биография

Лучанова Полина (до 2004 г. Роленкова)

1977 г. — родилась в г. Нижнеудинске Иркутской области. семья художников (мать — Роленкова Татьяна Иннокентьевна, отец — Роленков Борис Николаевич)
1988-1992 окончил Нижнеудинское художественное училище
. 1993-1998 гг. С отличием окончила Иркутское художественное училище
. 1996-1997 Стипендиат Министерства культуры России и Комитета культуры Иркутской области.за отличную подготовку и активную творческую деятельность.
2001-2010 Учился в Российской Академии живописи, ваяния и зодчества Глазунова
. 2004 г. защитил малую дипломную картину на античную тему «Поединок Менелая с Парижем» (награжден «Творческий путь в Венецию с группой студентов и преподавателей во главе с Игорем Глазуновым»)
2004-2008 Учился в ландшафтной мастерской РАЖВиЗ у А.П. Афонина
. 2008-2010 учился в портретной студии РАЖВиЗ Д.А / Слепушкин
2010 Защита еще выпускного рисунка «На обед. Автопортрет с детьми»

ВЫСТАВКИ

1995-1998 Студенческая выставка в Иркутске, Нижнеудинске
1997 Победитель областной творческой конференции «Молодежь. Творчество. Современность» (графика)
2002 Выставка «Золотая кисть» малый манаж (Москва)
. 2002 «Молодежь 23» МА
2003 «Рождественские мотивы», Московский Дом национальностей
2003 Поступил на молодежный студенческий фестиваль «Фест» (живопись)
2005 «Меня зовут моя природа», Выставочный зал на Каширке (Москва)
2008 Креативный проект «Таинственный незнакомец» Галерхер «Елена» (Москва)
2008 Фестиваль творчества «Традиции и современность» Большая арена Москвы
2008 победил в выставке-конкурсе художественных работ «Образ России в портрете, пейзаже, натюрмортах» Посольства Великобритании в Москве (Russian Arts Help наградил поездку в Лондон)
2009 Персональная выставка в Банке Холдинг Кредит (Москва)
2009 победитель выставки-конкурса художественных работ, посвященных истории России и Русской Православной Церкви от Древней Руси до Новой Руси, «Паломнический центр Московского Патриархата» (награжден поездкой группы художников, православных священников и паломников. к святыням Византийской империи (Турция)
2009 Выставка в Посольстве России в Лондоне «Культурное наследие России» (Russian Arts Help)
2010 Выставка в Резиденции Посла Великобритании в Москве «Россия 2010» (Russian Arts Help)
2010 Персональная выставка в Московском международном нефтегазовом клубе в Гостином дворе
2011 выставка в Римини (Италия)
2013 Выставка в Праге (Чехия)
2014 выставка в Варшаве (Польша)
2015 Присвоено звание Заслуженного художника РФ

2011 — Член Профессионального Союза Художников России

Лучанов Дмитрий Кузьмич

1979 Родился в Вильнюсе, Литовская ССР
1997-2000 учился в Рязанском художественном училище.Вагнер (после третьего курса бросил школу и поступил в РАЖВиЗ Глазунова)
2000 г. На Всероссийском конкурсе среди художественных школ (г. Ярославль) занял 1 место (трек)
. 2000-2011 учился в Российской академии живописи, ваяния и зодчества, Глазунова И.С.
. Он получил диплом в 2003 году за небольшую картину на старинную тему «Похищение сабинянок»
2003-2011 учился в студии историко-религиозной живописи РАЖВиЗ и И.И. Глазунова

ВЫСТАВКИ:

1998-2000 Студенческие выставки в г.Рязань
1999 Выставка картин на Международном фестивале культуры в г. Бресюир (Франция)
2004 Выставка картин на САС конно-спортивная выставка «Эквирос» ВК Сокольники Москва
2007 Выставка РАЖВиЗ Большая Арена Москвы
2007 Выставка РАЖВиЗ Арена Санкт-Петербург
2008 Творческий проект «Таинственный незнакомец» Галерея «Елена» (Москва)
2008 Фестиваль творчества «Традиции и современность» Большая арена Москвы
2008 конкурс художественных работ «Образ России в портрете, пейзаже, натюрмортах» Посольства Великобритании в Москве (Russian Arts Help)
2009 Выставка в Посольстве России в Лондоне «Культурное наследие России» (Russian Arts Help)
2010 Выставка в Резиденции Посла Великобритании в Москве «Россия 2010» (Russian Arts Help)
2010 Персональная выставка в Московском международном нефтегазовом клубе в Гостином дворе

с 2011 г. Член Профессионального союза художников России

Любовный треугольник: поклонник женской красоты Илья Глазунов и его муза.Илья Глазунов


Любовный треугольник: Илья Глазунов, Нина Бенуа, Лариса Кадочникова.

«Я всем обязан Женщине … Я, грешник, каюсь, что единственная сила, которой я не мог сопротивляться, — это женская красота».
Талантливый художник, основатель Российской академии живописи, ваяния и зодчества — Илья Сергеевич Глазунов (1930) был награжден судьбой талантом от Бога и любовью к женщинам. Необычайно красивые и известные женщины планеты: Индира Ганди, Клаудиа Кардинале, Джульетта Мазина, Джина Лоллобриджида были героинями картин известного художника.Были и музы, которые ходили по жизни бок о бок, любили, вдохновляли и обожали.

Нина Виноградова-Бенуа — единственная жена Глазунова.


Илья Глазунов и Нина Виноградова-Бенуа на первой выставке художника. 1957 год. Москва.

Их история любви была драмой с трагическим концом.
Нина, дочь великого русского архитектора Леонтия Бенуа, талантливый художник по костюмам и искусствовед, бросила карьеру, чтобы служить великому гению — Илье Глазунову.


Илья Глазунов и Нина Виноградова-Бенуа.

Будучи студенткой факультета истории искусств, Нина влюбилась в 25-летнего никому не известного бедного художника. Вопреки аргументам и протестам родителей, она вышла за него замуж и стала верным другом и преданной женой. О Глазунове говорили, что молодой художник «привязался» к знаменитой фамилии, чтобы войти в мир искусства.


Илья Глазунов и Нина Бенуа.

Любовь Нины была сильна до самопожертвования: в трудную минуту она сдавала кровь, чтобы купить мужу краски для работы.Но эти жертвы были ничем по сравнению с тем, что ей пришлось вынести на протяжении всей супружеской жизни ради любви к Глазунову.


Илья Глазунов и Нина Бенуа.

Ведь то, что художник прославился не только своим творчеством, но и очень бурной личной жизнью, о которой ходили легенды. Сам он признался, что не смог устоять перед мощью женской красоты. Жена относилась ко всем его романам достойно, не жалуясь на судьбу. И в оправдание артистки она даже сказала: «… для творчества ему нужно постоянно находиться в состоянии любви ». И Илья всегда подчеркивал, что, несмотря на свои романтические увлечения на стороне, на самом деле любит только ее — Нину.


Илья Глазунов, Нина Бенуа с сыном Ваней.

Он всегда говорил, что их связывает не просто брак, а союз двух родственных душ, и что он никогда не оставит ее ни при каких обстоятельствах. Ведь только от Нины художник хотел иметь своих детей, и это он считал самым важным доказательством любви.В 1969 году в семье родился сын Иван, а через три года родилась дочь Вера.


Илья и Нина с детьми.

Нина полностью исполнила свое предназначение: вся ее жизнь была посвящена Глазунову — любимому мужу, отцу детей, другу, творцу, известному художнику. И он боготворил ее и очень часто писал ее портреты с очень красивым, но грустным лицом.


Илья Глазунов за работой над портретом своей жены.

Илья и Нина прожили вместе около тридцати лет.Но все рухнуло в мгновение ока, когда весной 1986 года Москву потрясла страшная новость: жена известного художника выбросилась из окна. Смерть Нины до сих пор остается загадкой. Ее нашли выпавшей из окна московской квартиры в зимней шапке: она боялась, что муж увидит ее изуродованное лицо. По сей день Илья Сергеевич не верит, что это самоубийство. Оставшись один с двумя детьми, так напомнившими ему Нину — то знакомым взглядом, то жестом Глазунов испытал резкую боль, пронзившую его сердце.Постоянно мучил вопрос: кто и зачем?


Ваня и Вера / Илья Глазунов и его дети Иван и Вера 1986

Лариса Кадочникова и Илья Глазунов: три года страсти и безумия.

Говорят, Нина всегда знала о пристрастиях мужа, но всегда внушала себе, что творцу нужна муза для вдохновения. А случилось так, что она невольно подтолкнула к мужу «вдохновителей», которые впоследствии стали его любовницами.


Юная актриса Лариса Кадочникова.

В начале 1957 года между Глазуновым и 18-летней Ларисой Кадочниковой завязался потрясающий роман, пришедший на первую выставку юного художника вместе с мамой, известной киноактрисой Ниной Алисовой. И по иронии судьбы их представила сама Нина, сразу обратив внимание мужа на необычайную красоту девушки.

Начинающая актриса с «глазами русалки» сразу стала для Ильи источником вдохновения для создания величайших полотен, получивших мировую известность.Их бурный роман длился более трех лет.


Лариса Кадочникова вдохновляет художника уже три года.

Дурная слава в Москве, дикая ревность к любимому человеку, два аборта, после которых уже было невозможно иметь детей, довели Кадочникову до нервного истощения. Видя, как от безумной любви пропадает дочка, Нина Алисова не пустила Ларису на свидание с Глазуновым, привязав ее к кровати.

Впоследствии Илья пытался избежать встречи с Ларисой.И она, сбросив пелену с глаз, уже не горела желанием увидеть его. Актриса могла бы плачевно кончить жизнь, если бы не находившийся тогда рядом оператор Юрий Ильенко. Лариса буквально сбежала в брак с Юрием от мучительных страданий и переживаний.


Лариса Кадочникова и Юрий Ильенко.

Жена художника достойно восприняла этот роман, как и все последующие многочисленные увлечения мужа.

Чудовищная трагедия, случившаяся с Ниной, не дала Глазунову морального права на повторный брак.Он никогда не осмеливался называть своей женой какую-либо женщину. Хотя музы были по-прежнему и часто менялись: непросто было противостоять своенравному характеру мастера.

Инесса Орлова.

Вскоре рядом с художником появилась новая муза — Инесса Орлова. Встретив ее прямо на улице, Илья сразу разразился: «Я художник, хочу тебя нарисовать!»


Илья Глазунов и Инесса Орлова.

И вот уже около двадцати лет Инесса — любимая женщина, верный друг и помощник художника — скрашивает одиночество, окружает заботой и вниманием.Сегодня она директор галереи на Волхонке, 13. Большая разница в возрасте не мешает им сколько лет быть вместе.


Илья Глазунов с детьми Иваном и Верой. 1996

Дети Ильи Глазунова, пошедшие по стопам родителей, стали артистами.

ЗДАРРРРРРРРРРРРРРОВА;)
НАРИЛ В ИНТЕРНЕТЕ …

Три года унижений и два аборта. Именно это получила актриса Лариса Кадочникова, став любовницей Ильи Глазунова в 18 лет.О своей истории Лариса рассказала в новом номере журнала «Караван историй». В частности, она описала свою первую встречу с художником в 1957 году. Она тогда была студенткой, а он уже был известным «деятелем искусства». Как-то случайно Глазунов предложил девушке немного попозировать ему. Она согласилась.

Женщинам не стоит удивляться: «Я понятия не имела, что он окажется таким жестоким». Диктатор обычно проявляет себя сразу, почти с первых минут. Так что Глазунов, прежде всего, снял ей клипы с фактически незнакомой девушки — он сказал, что это уродство.Другой сказал бы: «Что ты себе позволяешь?» Но Лариса даже начала оправдываться. Все. Бинго! Садист понял, что нашел свою жертву. Понятно, скорее всего, неосознанно, интуитивно. Кожа. И она, ребенок, выросший без отца, я уверен, поняла, что нашла «своего мужчину», папу, который знает все, послушалась и зажала хвост ей между ног. Так начались три года танцев. Его контроль, диктаторские замашки, желание переделать ее на свой вкус — все это классическое поведение «домашних тиранов» она приняла за любовь, хотя ее друзья постоянно спрашивали: «Зачем это тебе?». … А параллельно развивалась еще одна женская трагедия — жена артиста.

… Глазунов усадил меня на табурет и стал неторопливо смотреть на меня, как на какую-то статую. Я чувствовал себя неуютно. И в тот день у меня были клипы. Очень модно, но дешево, из пластика. Илья поморщился, увидев их, сдернул с моих ушей и раздраженно сказал:
— Какое уродство! Ты не можешь это носить.
Он внезапно переключился на «ты».
— Они, конечно, неприхотливы, — начал я, но Глазунов перебил:
— Вы не понимаете! Современные поделки, грубые и пошлые, подобному человеку противопоказаны… — Я замолчал, а он продолжал в каком-то непонятном восторге: — Странный овал, тревожные черные глаза, страдающие и заставляющие страдать. То, что я искал. Такие лица были у героинь Достоевского …

… Три часа пролетели как мгновение. Я даже не заметила, когда Илья успел меня нарисовать, и с трудом вернулась к реальности. Мы начали встречаться — почти каждый день. Сначала они просто работали и разговаривали — о литературе, живописи, истории. Знания Глазунова в различных областях знаний были потрясающими.Я слушал с открытым ртом. И как только он позвонил, она помчалась в мастерскую в оговоренное время, так как запретить было некому. Мама снова ушла, а бабушка в мои дела не вмешивалась.

… Однажды мы попрощались после сеанса, и я поехал домой на троллейбусе. Я долго туда добиралась и все время думала об Илье. По какой-то причине у меня было тревожно на сердце. Я вошел в подъезд, поднялся на лифте на третий этаж и был ошеломлен — у нашей двери стоял… Глазунов.
Заблудился:
— Как ты сюда попал? Зачем?
«Сам не знаю. Вдруг я понял, что не могу с тобой расстаться.
В этот момент между нами пробежала искра. Я чувствовал себя шокированным. Она застыла от сладкого ужаса и подумала: «Господи, этого не может быть! Я люблю его! »Каким-то непонятным образом, всего за несколько коротких встреч этот человек стал для меня самым близким и родным на земле.

… Я бросился в роман с Глазуновым, как водоворот.До этого опыта не было — всего пара невинных школьных историй. Я очень полюбила Илью, ни дня не прожила без него. И он почти не обходился без меня. Если встретиться не удавалось, звонил по десять раз в день, приходил домой или в институт. Он сказал, что я была его музой. Сколько раз такое случалось: сижу в классе и вдруг дверь открывается — Илья. Все взгляды сразу же устремлены на него. Учитель недовольно ворчит. И он, как будто ничего не замечая, кричит: «Лариса! Лариса! «Я краснею и показываю знаками, что не могу выбраться.Илья настаивает. Делать нечего, выбегаю в коридор. Оказывается, любимый волновался, потому что утром он не успел со мной поговорить по телефону, а днем ​​никто не ответил на звонок.
— И что? — Я думаю.
«Но мало ли, что могло случиться, — шипит Илья. — А вообще, я должен знать, где ты и что делаешь, иначе я не смогу работать!
— Вы прекрасно знаете, что я в институте!
— Так что звоните между занятиями! Скажи, что скучала по мне!
И я бросаюсь ему на шею… Он был таким страстным и в то же время таким нежным и заботливым! В каком-то смысле Глазунов заменил мне отца, отсутствие которого я так остро ощущал с раннего детства, и даже … маму. Из-за ее постоянных путешествий у нас редко была возможность посовещаться по-женски, поговорить по душам.

… Глазунов говорил, что искусство — главный смысл его существования. Причем работал круглосуточно. Его дни расписывались по минутам. Часто слышал: «В двенадцать войдут Н.. В час дня ждут в посольстве.В три — иду в издательство. Затем — сеанс до вечера. А в одиннадцать встретимся у меня дома. И попробуй забыть или опоздать!


Портреты Ильи Глазунова разных лет: Брежнев, Лужков.

… Покупатели были в восторге от портретов Ильи. Более того, он написал их за три-четыре часа! Кстати, любимый никогда не подарил мне ни одного моего портрета — он считал, что только художник имеет право на его работы.
В те годы у меня был довольно броский макияж.Черным карандашом обрисовала глаза, помазала губы красной помадой. Глазунов меня похвалил. Я думала, что рисую в своем стиле — роковых женщин Достоевского. Он сказал: «Вам обязательно нужно выделить глаза и губы. Образ получился более выразительным и драматичным. «Но Илья не узнал на мне штаны! Они точно не подходили для« женщины Достоевского ». Я не спорил. Я делал все, как хотел Глазунов. Его обаяние распространялось не только на меня. При желании он мог очаровать любую женщину. Позже я узнал, что жена Глазунова Нина, когда они еще были в Ленинграде, сдала кровь, чтобы на вырученные деньги купить краски для любимого!


Слева: Глазунов с женой Ниной и детьми, справа — любовница Лариса.

… Однажды мы с ней пересеклись в мастерской. Я нервничал: роман Глазунова и дочери Алисовой обсуждала вся светская Москва. Но Нина вела себя так непринужденно и дружелюбно, что недоумение сменилось тревогой. «Разве она ничего не знает? — Я думал. — Но это невозможно! Я не могла улыбаться любовнице мужа. У нее, наверное, другой темперамент … »
Конечно, все было намного проще: Нина, безумно любившая своего мужа, закрывала глаза на его измену, пока он оставался с ней.И Глазунова такой «свободный» брак вполне устраивал. Он почти сразу дал понять, что не бросит жену, хотя я даже не заикался по этому поводу. Лишь однажды она упомянула, что всегда мечтала выйти замуж по большой любви. Илья посмотрел на меня как на полного идиота: «Брак основывает творческие устремления человека. И наша с вами жизнь принадлежит искусству. И наши отношения выше этой устаревшей условности. «
При этом он открыто использовал доброту и самопожертвование Нины.Она была очень одаренной артисткой, но отказалась от собственной карьеры ради любимого Ильи. Она стала не только его женой, но и няней, домработницей, секретарем. Как такое сокровище можно было обменять на какую-то музу, которой у Глазунова — и до, и после меня — было немало.

… Режиссер Анатолий Эфрос меня сразу схватил:
— Лариса, тебе надо работать в театре. Такие стопроцентные попадания, как у вас в этом спектакле, редкость.
— А Илья думает, что надо действовать.
— Ну, тогда еще в сотне фильмов ты будешь сниматься! Кино от вас никуда не денется. А в театре таких ролей может не быть.
— Там тоже хорошая роль. И сценарий интересный. Илья говорит — надо идти.
— Что вы с ним сделали — Илья и Илья! Пора тебе жить своим умом. И построи свою карьеру. С Глазуновым ничего не выйдет.
— Вы все сговорились, что ли? — Я разозлился. — В последнее время только со всех сторон слышу: Глазунов такой-то, уйдите от него.И ты тоже! И вообще — это не последнее ваше выступление. Мы еще поработаем.
«Хорошо, давайте репетируем« Сны Симоны Мачар »Бертольда Брехта», — предложил Эфрос. — Ты абсолютно идеальна, Симона.
— Нет, не сейчас, после съемок. Я приду и начну.
Но он меня не дождался. Нашла Ольга Яковлева. И на долгие годы стала «главной» актрисой Анатолия Эфроса. И она — если бы не моя слепая любовь к Глазунову — могла бы быть мной …

… Многие мне советовали бросить курить, но я не слушал.И она недоумевала: почему эти люди так не любят Илью? Во ВГИКе некоторые преподаватели и студенты его просто не переносили. Ребята из нашей компании — Гена Шпаликов, Саша Княжинский, Юра Ильенко — говорили, что я сошла с ума, что я трачу лучшие годы своей жизни на самовлюбленного и жестокого человека. Считал это ревностью и завистью. Глазунов был красив, обаятелен, успешен и знаменит. А его «критикам» еще предстояло доказать, на что они способны.

… Девочки мне посочувствовали:
— Лариска, ты и этот художник стали полностью прозрачными.Кожа да кости. Он выпил из тебя всю кровь.
«Ерунда», — сопротивлялся я. — Просто у меня такая конституция. И не всегда получается поесть.
— Да ладно, мы не понимаем ?!
Но я действительно плохо ел.
Утром не завтракала, не хотела, а потом во ВГИКе просидела голодная до вечера. Чтобы взять сушеный пирог, приходилось приходить в буфет пораньше и стоять в длинной очереди, на что не было ни времени, ни желания. Илья, к которому я почти всегда ходил после уроков, не ел.В лучшем случае чай с рогаликами или бутербродами. Глазунов повседневной жизнью не занимался, для этого у него была Нина. Когда я был там, она не появлялась в мастерской. И я там не справился.
Ночью вернулась домой и сразу упала в постель. Чтобы поймать первую пару, пришлось довольно рано вставать. Не было вопроса, опоздал или пропал. Наш хозяин, Ольга Ивановна Пыжова, нещадно выгоняла нерадивых учеников.

… Я ходил на съемки фильма «Василий Суриков», поэтому Илья помчался за мной, к счастью, они базировались недалеко от Москвы.Я сыграла первую жену художника, Елизавету Августовну, которая умерла совсем молодой от порока сердца и мимолетной чахотки. Глазунов обожал Сурикова, считал себя знатоком его и мучил меня советами, как играть. К счастью, ему не разрешили зайти на сайт, иначе я просто не смогла бы работать. Она с облегчением вздохнула, когда он уехал в Москву.
Оператор Гавриил Егиазаров, впоследствии ставший режиссером и снявший много замечательных фильмов, относился ко мне как к дочери. Помню, в начале съемок я все жаловался, что плохо выгляжу:
— Ну, а куда я буду класть эти вены и кости? Как тебя снимать?
И он пытался как-то повлиять на меня:
— Лариса, найди хорошего парня, свободного, молодого.Зачем вам этот женатый художник? Он тебя в гроб загонит!
— А Илье нравится, как я выгляжу. Чем хуже ему, тем лучше.


Иллюстрации Глазунова к произведениям Достоевского.

… Глазунов устраивал сцены по любому поводу. Если бы я не мог выйти в мастерскую, я бы посреди ночи бежал в Дорогомиловку:
— Ты где был? С кем?
— Нас задержали во время прогона спектакля.
— Почему не позвонили?
— Не сделал.
— У тебя такой испуганный вид … Врешь!
— Илья, послушай …
— Нет, ты меня послушай!
Все закончилось тем, что Глазунов, хлопнув дверью, в ярости выбежал из квартиры, а я рыдала до утра, не в силах заснуть. Утром обычно звонил и просил прощения. Или пришли во ВГИК днем ​​с букетом цветов. Мы помирились, и на некоторое время он успокоился. А потом все началось сначала: куда вы пошли, с кем, зачем? ..

… Глазунов явно верил, что моя жизнь принадлежит ему, и держал ее под неусыпным контролем. То, что я когда-то проявляла к нежной заботе, оказалось завистливым диктатом капризной звезды. Иногда мне казалось, что Илья намеренно нагнетал ситуацию, создав из мухи слона. Он включил себя и меня, а затем, переполненный сильными эмоциями, как вампир с кровью, он успокоился и извинился. Недаром он так любил Достоевского, часто так поступали и его герои.И Глазунов пытался превратить наши отношения в некую «достоевщину».
Некоторым людям нужно постоянно ссориться, выяснять отношения, чтобы поддерживать пламя любви живым. Глазунов искусственно создавал напряжение, раздувая творческий «огонь». Он любил говорить: «За каждый миг счастья и творческого взлета нужно расплачиваться кровью и страданиями». Не знаю, как он, но за свою любовь я заплатил сполна …

Я не сразу поняла, что беременна. Проблемы с желудком случались и раньше, и тошноте я не придавал серьезного значения тошноте.Я пил таблетки, но ничего не вышло. Но была дикая слабость. Однажды чуть не упала в институте на уроке танцев. Голова закружилась, глаза потемнели. Им еле удалось меня поймать. Девочки решили, что это голодный обморок:
— Лариска, ты опять что-нибудь ела?
— Да какая еда, когда все время тошнит.
— А на соленое не тянет? они смеялись. — Вы не беременны уже час? Пойдите, проверьте это.
Поехал. И я узнал, что у меня будет ребенок. От врача вышел в шоке.Я была просто девочкой и не знала, что мне делать. Решил посоветоваться с Ильей. Он просто пожал плечами, когда услышал, что станет отцом:
— Итак, что дальше?
— Дальше? — Я удивлен. — Беременность обычно заканчивается родами.
— Вы так хотите ребенка? — в свою очередь удивился он.
— А что может быть прекраснее родов от любимого человека?
«Конечно, рожать можно, — сказал он, — но лично я не готов стать отцом.Теперь это совершенно неуместно.
И все. Делай как хочешь.

… Не знаю, на что рассчитывала мама, когда приглашала к нам Глазунова. Что он узнает в детстве? Выходи за меня? Илья сразу сказал, как он огрызнулся:
— разводиться не собираюсь.
— А что будет с Ларисой, Илюшей? — жалобно заскулила мама. — Девушка потеряет все, если родит.
— Тогда пусть сделает аборт, — так же резко ответил он. — Я уже сказала Ларисе, что мой ребенок не вовремя.Но решать, конечно, вам. Это ваши женские дела.
Она все еще пыталась пожалеть его — безуспешно. После ухода Глазунова мама сказала: «Все мужчины одинаково жестокие. Даже гениальный. «Илье было все равно, что со мной будет. В жизни великого художника, которым он себя считал, не было места таким досадным мелочам, как беременность музы.
Мама ужасно переживала. А я пережила. вообще не понимаю, что происходит. Мне все время было так плохо! Страшно вспоминать.Я страдала, страдала и сделала аборт.

… Жизнь вроде наладилась. Мы даже ездили с Глазуновым в Крым, в Гурзуф. Там было замечательно. Солнце, море, фрукты. В этом раю даже Илья немного расслабился, стал мягче, человечнее. Но все равно на почту бегала, звонила, телеграммы отправляла. Он был неисправим. И вскоре после приезда из Гурзуфа я неожиданно получил письмо от Нины.
Оказывается, пока мы с мужем были в Крыму, она тоже где-то отдыхала, одна.Она ни в чем не обвиняла ни меня, ни Илью. Напротив, она прощала нам все грехи и восхищалась мной как женщиной и творческим человеком. Она написала: «Ты небо. А я земля, по которой ходит Илья. Но он не может обойтись без этого небосвода, без этой высоты. Мы оба нужны ему. «Этим письмом она словно давала разрешение на наш роман. Нина тоже считала, что у художника должна быть муза. И, признав меня этой музой, согласилась отойти на второй план. Она посвятила свою жизнь Глазунову.Что значили несколько лет моих унижений и оскорблений по сравнению с этой жертвой ?! Чувствовал ли я себя виноватым из-за Нины? Нет, только взаимное восхищение — широтой ее личности и взглядов. Я был очень молод, влюблен, а это значит, что думал только о себе и своих чувствах.

… Через несколько месяцев кошмар повторился — я снова забеременела. И она была готова выть от тоски, понимая, что этого ребенка тоже придется убить. Я бы не вытащил его в одиночку.А Глазунова по-прежнему интересовало только его творчество.
Второй раз «проскользнуть» не удалось. После аборта я очень долго болела, хотя это делал хороший врач. Проблемы начались в женской части, мамой так и не стала …

… Некоторое время я продолжал встречаться с Ильей. Это была уже не любовь, а какая-то навязчивая идея, гипноз. Слишком долго он вбивал мне в голову, что я должен быть с ним и жить только его жизнью. Я прожил его целых три года.Некоторые уже воспринимали Ларису Кадочникову исключительно как любовницу Глазунова. И они с удовольствием смаковали подробности нашей жизни.


Лариса с Вячеславом Тихоновым в фильме «Прапорщик Панин».

… Будучи второй беременной, я снималась с Михаилом Швейцером и его женой Софией Милкиной в фильме «Прапорщик Панин». Главную роль исполнил Вячеслав Тихонов. Я был французским танцором в довольно коротком, но очень эффектном эпизоде.Меня красиво накрасили и одели. Я до сих пор смотрю и удивляюсь: как здорово я выгляжу! Но держалась она с трудом. Токсикоз, как и в первый раз, был ужасен.
Помню, однажды я пришел в студию, оделся, накрасился и вышел в коридор. Мне стало плохо, я прислонилась к двери и слышала сплетни визажистов:
— Вы видели красотку? Тяжело дышит. Беременная. Вы знаете от кого? От художника Глазунова.
— Да, вроде женат.
— И что? Жена знает.У них есть любовь троих из них. У этих молодых художников нет ни стыда, ни совести.
И вдруг голос Тихонова раздался. Он все еще придумывал:
— Ну, перестань! Чтобы я больше не слышал ни одного плохого слова об этой женщине. А тебе самому не стыдно это говорить ?!

… Сейчас мама настойчиво уговаривала меня бросить Илью. Она объяснила, что в последний год нужно думать о работе и поступлении в театр, а не о любви. Я знал, что она права. Тем более что в последнее время Глазунов уделял мне все меньше и меньше времени.Он был очень занят.

… Я не следил за жизнью и творчеством Глазунова, но известие о смерти его жены Нины шокировало. Меня поразила жуткая деталь: Нина выбросилась из окна в меховой шапке. Она не хотела, чтобы муж увидел ее лицо в последний раз изуродованным. Как было жалко женщину, которая всем пожертвовала ради Глазунова, но явно не нашла ни счастья, ни смысла, ни благодарности …


Илья Глазунов — сторонник монархии, сословных привилегий и ограничений, противник демократии и равноправия.9 февраля 2012 года он был официально зарегистрирован доверенным лицом кандидата в президенты Российской Федерации и действующего премьер-министра Владимира Путина.

… Лет пять назад один российский телеканал меня «надоедает» сниматься в программе о Глазунове. Мы с Ильей договорились снимать меня в его галерее. Он тоже обещал поучаствовать. Приехали на Волхонку, я стал позировать вокруг картин, но Глазунова все не было. Подошла ассистентка, которая давно работает с Ильей и знает меня.
— Лариса, а вы не сильно изменились, только немного поправились, а в основном остались прежними.
— Где Илья? — Я спросил.
— О, у него проблемы с горлом, даже перенесла небольшую операцию. Он не придет.


Лариса Кадочникова.

С трудом удержался от ироничного замечания. А про себя удивилась: неужели Глазунов боится встреч? Ну, подумайте — поговорили бы, посмеялись, вспомнили бы молодость. И все же прошлое выросло.Как бы то ни было, у меня нет на него зла.
Намного чаще любых обид и мучений вспоминаются счастливые часы и дни, которые мы провели вместе. Я любил Илью, восхищался его картинами и самим собой. Иначе она не смогла бы три года терпеть этого сложного и капризного гения. Может быть, из-за того, что я так сильно с ним страдала, я стала актрисой. Пыжова была права — страдать — это хорошо. Они укрепляют душу.

ЕСТЬ ИНТЕРЕСНЫЕ КОММЕНТАРИИ 🙂

«ИНТЕРНЕТ — ЭТО ПРОМЫВКА: Я НЕ ИСПОЛЬЗУЮ ЕГО ВООБЩЕ.Я ТЕМЕН, КРЕСТЬЯНСКАЯ БАБУШКА ИЗ ПСКОВСКОЙ ДЕРЕВНИ »

Илья Сергеевич, вы недавно сказали, что президента России нужно избирать на 10 лет — вы действительно так думаете?

Я сказал? Честно говоря, не помню, где и когда. Нет, не отказываюсь, может так и было …

— Читал в интернете …

Ой, знаете, Интернет — такая помойка: не пользуюсь, не умею. Я темная как кр-з — тянская бабушка из псковского села или из Канева, но могу ли я закончить начатую мной историю? — это очень важно для Киева, более того, я не думаю, что это широко известно.

Это значит, что я сижу в Каневе с Рудольфом Карклином, с моим другом, наполовину русским-ким-наполовину латышом … Карл Маркс, кстати, категорически антинаучен, когда заявил: «История всех обществ, которые существовали до сих пор, была история классов «, но Бенджа-мин Дизраэли, будучи также евреем, премьер-министром Великобритании, рассуждал правильно:» Раса означает все, другой правды нет … Никто могут относиться к расовому принципу безразлично, поскольку он является ключом к истории »- и с помощью этого ключа вы можете открыть все события, в том числе и наше сегодняшнее.

— Мудро, да. Итак, вы в Каневе …

Да, я там живу, осень уже начинается … Не скажу, какие там замечательные люди, и вдруг подходит старик: «Синьку, ти звёзды? Я уже давно тебя здесь заставляю. — «Из Ленинграда, — говорю, — я студент, здесь на практике». — «Хотите подарить тем, кого не знаете?». Я: «Я был бы рад …» — и назвал его по имени и отчеству (не люблю, когда к ним обращаются по-простому: дед Степан или дед Иван).«Ось, — говорит он, — как только они вышли из строя, получили много проверок, они от них избавились. Вонь думала, что забрали нимци или оуновецко-украинский трун с Тарасом Григоровичем, а я был бачив со своим очимом: выкопали цинковый ствол с выконцом, а там вус — ну, живите Шевченко. Уси тоди ее увидела, и они похоронили знания Тараса Григоровича »- этого никто не знает, но я закончу мысль.

Фото Фотобанк.ua

Из моей третьей, полученной для выставки в Киеве, я пожертвовал часть на восстановление Шевченковского на-ци-о-на-ль-ного заповедника «Та-ра-со-ва гора», а когда однажды мой друг Киркевич взял куда-то погулял, там был один Руховец, который стал думать: «Опять ты про своего москвича? Кто он ?! «Витя только задал ему один вопрос:« Скажите, пожалуйста, пожертвовал ли хоть один украинский интеллигент деньги на реставрацию памятника Шевченко в Каневе? »Он загрустил:« Да, карбованец (с ударением на втором «а»). .- Д. G . ) он ничего не дал! », И Киркевич ему сказал:« А москвич, как вы его называете, Глазунов перечислил столько ». Денег там было много, потому что люди на моей выставке были в темноте, и я поделил причитающуюся мне выручку от продажи билетов: на Канев, на реставрацию памятника княгине Ольге, на реставрацию могилы Столы-пина. Получили от нее крест — закопали, чтобы не сломать.

«НАПИСАННЫЙ МНЕ ПОРТРЕТ БРЕЖНЕВА ВИДЕН НА ФОТО: ГАЛЯ БРЕЖНЕВА ТАНЦЕТ НА ЕГО ФОНЕ»

Твой отец, я знаю, яростно ненавидел большевиков и советский режим, но почему, скажите, пожалуйста, вы поехали в Москву, чтобы похоронить Сталина?

О, это было великое событие, и я хотел стать его свидетелем.После смерти Сталина мы собрались в соседней церкви у здания Академии художеств на Университетской на-бе-р-ежной, где когда-то был похоронен Врубель. Вот опять церковь, а потом был зал с бюстом Ленина, все выступали, и мой друг Выржик, полуполяк, полуукраин (Выржиковский, уже покойный, был прекрасным пейзажистом), кричал: «Ой, Илюха, что будет без Сталина? Мы уйдем », — я смотрел и вспоминал. Потом с Женей Мальцевым (он тоже был очень хорошим художником) вышли на улицу, небо было тоскливым… Так что мы на все это никак не отреагировали. Он сказал: «Ну что, старик, новые времена грядут?» Я кивнула: «Идут» — и пошла на похороны, но видела только площадь, переполненную людьми — сама туда не могла …

— … не попал конечно …

Нет, но я нашла там образ, который до сих пор живет в моем сердце — седая девушка. Лицо у нее было, как у боярын Морозовой, и горели только глаза: так осторожно шла, меня боялась. Возможно, я только что вернулся из ссылки… Хотела спросить, могу ли я это нарисовать, но не решилась.

Так людям разрешали подходить к гробу, но меня среди них не было, я пошел напрасно, а потом вернулся под полку в вагоне поезда. Все пассажиры мне посочувствовали и, когда пришел диспетчер, накрыли газетой — нет, не жалею, что сломал …

В квартире Виталия Алексеевича Коротича я видел у него огромный портрет вашей кисти в полный рост, я знаю, что вы писали выдающихся людей своего времени — Сальвадора Альенде, Индиру Ганди, Федерико Феллини, Урхо Калев Кекконен, Давид Сикейрос, Джина Лоллобриджида, Иннокентий Смоктуновский, Виталий Севастьянов, Алексей Косыгин, Михаил Суслов, Андрей Громыко, Николай Щелоков…

Сергей Бондарчук …

— … а Леониду Ильичу Брежневу предлагали нарисовать вас?

Даже как настойчиво, но в двух словах не скажешь. Дело в том, что Индира Ганди пригласила меня написать ее портрет — в первый раз Фурцева ей отказала, и вместо меня прислали Налбандяна.

Ну да, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и дважды Сталинской премий, он же писал Сталина и почти все Политбюро — он был придворным художником…

Его называли «горным бараном нашей партии» — Дмитрий Аркадьич был неплохим человеком, но всегда голосовал против меня. Милый — сейчас таких художников нет (все-таки он в той школе вырос), но Индира Ганди вернула ему портрет, сказав: «Я не армянин», и он позже выставил эту работу, подписав : «Собс-т-жила автора».

Вдруг вообще меня вызвали в Минкульт: «Готовься срочно в Индию». Я: «Почему? Вы меня два года не пускали, вот Налбандян.«Разве вы не знаете? Планируется исторический визит Леонида Ильича в Дели, и если у вас получится портрет Индиры Ганди, он будет подарен ей. Я сразу сориентировался:« Я выиграл ». езжу без жены », и нас никогда не отпускали вместе. Мы думали, очевидно, что меня разорвут, и все, но потом поняли, что я никогда не останусь за границей.

Впервые отпустили с Ниночкой — из холодной Москвы, как в русскую печь: а-а! — там такая сотня-ля жара! В советском посольстве меня встретил заместитель посла, так как сам посол находился в Москве и, очевидно, готовил исторический визит главы Советского государства.Он начал причитать: «Ой, как ты, nex-ta-ti — прямо как снег на твоей голове. Время осталось с носом гулькина. Это не похоже на тебя — сам Налбандян месяц потратил на ее портрет — вот и она ему по заднице дала: я могу представить, что с тобой будет! «Успокойтесь, товарищ заместитель посла», — отвечаю я. — Через 10 дней Индира Ганди пригласит вас к себе домой и залит ваш белый костюм слезами восторга — хорошо? Теперь не ныть, как собака. опешил — действительно, это было высокомерие с моей стороны, но вот что произошло: две недели спустя миссисГанди позвонил ему и сказал, что она довольна.

Очень милая женщина, умная, с прядью седины в волосах. Я спросил: «Ты откуда?» Она: «Я, конечно, из Кашмира» («Я из Кашмира, конечно») — это арийская часть Индии, север.

Короче, выгнали меня с Ниной в Москву, а через неделю приехал Леонид Ильич, и Андрей Андреевич Громыко мне сказал, у меня даже есть фото с ним (копии): «Мы обычно дарим индийские заводы, самолеты и корабли. Она Умеренно благодарит: «Большое спасибо» — вот и все, но когда принесли портрет, я даже не догадывалась, что такое возможно! — покраснела как девочка.«Большой портрет в полный рост: она там с цветком лотоса, ее возлюбленная — Индия, а за горами — Кашмир …

И тут была произнесена фраза (копирует Брежнева): «Почему Глазунов рисует только буржуазных президентов? — а у меня на носу юбилей. «Мне позвонили в Москву, и я сказал:« Мне нужно четыре сеанса, минимум по 40 минут ». -« Заходите — мы вам сначала дадим ваше любимое фото Брежнева, чтобы вы … ».

Леонида Ильича я никогда не видел и не видел.Подарили мне его фотографии, и я сделал глупость, как это часто бывает со мной, — сделал предварительный портрет в натуральную величину: без заказа, за кремлевским окном, вырезал кресты … В общем, перестарался — Пришлось оставить его незаконченным. Принес и жду, но стояла тишина. Я звонил: «Когда будет первое заседание?», А мне в ответ: «Товарищ Глазунов? мы (мы! — I. G .) — Мы вас искренне поздравляем. «Я:« С чем? »-« Леонид Ильич пишет много портретов, он говорит: «Этот пошлите в Дом культуры, этот — на мою родину, а ваш забрал домой и сказал (копирует Брежнева):» Больше ничего не надо — Глазунов только испортит ».Позже я увидел этот портрет на фото: на его фоне танцует Галя Брежнева. Ни копейки мне не заплатили, не сказали — даже сказали «спасибо» — только Александров-Агенты, по-моему — это он …

— … да, помощник Брежнева …

Но я не могу этого гарантировать, — сказал он наконец чекистским тоном: «У меня к вам личный вопрос». Я: «Какой?» — «Почему вы не нарисовали орден на груди Леонида Ильича? Он здесь как простой человек.«Я, Димочка, иду, когда надо (а теперь, если будут такие вопросы, я готов), поэтому я сказал:« Знаете, товарищ (имя не помню. — IG ), Я нарисовал портрет человека, а не приказов. «-« А-ха! А ты храбрый! »« Да, — говорю я, — я советский человек, значит я храбрый », и кладу трубку, но так как Брежнев считал этот портрет лучшим для юбилея , заказал (экз.): «Типа в Огоньке Глазунова».

— А напечатали?

Конечно.

— Отлично!

Был дикий ажиотаж, все спрашивали: «Старик, расскажи, как поживает твой бровоглазый мужик? О чем они говорили? «, Но я не мог признаться, что не видел его, и отделался общими фразами:« Ну, секрет взаимоотношений модели и художника существует …

— … и пусть все останется между нами «…

Вот и все.

«Я ГРЕШЕН: Я НИКОГДА НЕ МОГ СТОЯТЬ ДО КРАСОТЫ, Я ДАЖЕ ГРЕШЕН В ЭТОМ»

«Я думаю, — сказали вы, — что мужчина действительно любит женщину, от которой он хочет иметь детей.Я хотел иметь детей только от жены Нины »…

Да, это правда.

Ваша жена Нина Александровна Виноградова-Бенуа, которая с вами многое пережила, во всем помогала, была вашей душой, вашей совестью …

Неразрушимая стена …

— … трагически ушел из жизни …

(Вздыхает).

— Говорят — простите за бестактность! — перед тем как выпрыгнуть из окна,

она надела на голову шляпу, чтобы не поранилось лицо…

Они его надели, потому что эта шляпа была чужой, у нас ее не было.

— Вы думаете, что это было убийство?

Думаю, да — так мне сказал мужчина, которого я встретил в Доме журналистов через три месяца. Он спросил: «Ты помнишь, я тебя допрашивал?» Я был удивлен: «Меня никто не допрашивал». «Ты просто забыл, потому что тогда был сумасшедшим, и я знал, кто убил твою жену, и из-за этого попал в Союз журналистов. Я настаивал на расследовании, но мне сказали: «Это не твое дело.«

— Вы тяжело пережили потерю?

Как и блокада, это второй ужасный шрам на моем сердце. Да, Дима, я грешник: красота — это такая сила, перед которой я никогда не устоял, у меня даже много грехов и каюсь в них, но жена — это совсем другое понятие, это понятие духа, продолжения рода, потомства и, как говорят философы, личное бессмертие. Когда я познакомился с Ниной, ей было 18 лет, а мне 25 …

«В темноте старого парка Нина рассказывала мне, что в детстве любила бродить одна в осенних парках на Петроградской стороне нашего Блока — недалеко от церкви у моста на Каменноостровском, на берегу ул. Невка, построенная в масонско-готическом стиле безутешной матерью на месте дуэли ее сына.Это были места боев (обычно происходящих на рассвете) петербургской аристократии — недалеко от места убийства Пушкина на Черной реке. Наклонно от церкви на другом берегу Невки сразу после войны был построен дом, в котором жила семья отца Нины, архитектора Виноградова. Набережные заросли крапивой и когда-то были покрыты ржавыми старыми грядками, еще до бомбежек и голода блокадных месяцев, когда здесь жили ленинградцы.Днем аллеи парка были особенно пустынны, и ей казалось, что вдоль одной из них, где стены из черных стволов деревьев казались бесконечными, затерянными в весенней дымке, та, которую она ждала и всех полюбит. ее жизнь придет.

Словно зелеными огнями распустились бутоны на старых деревьях — несравненная весна в Петербурге … Пронзительные слова, которые она тогда произнесла, навсегда останутся в моем сердце: «Тебя там не было, только лед звенел и рассыпался на голубой Неве. , но я ждал тебя — такого красивого и неподкупного рыцаря, пахнущего краской, с вечно уставшим, бледным лицом.Мои родители, как известно, сразу невзлюбили вас, считая вас распутным и легкомысленным, хотя и талантливым — они, как и ваш дядя Миша, уверены, что вы будете со мной несколько месяцев. Все, как сказано в Библии, проходит, но они не знают, что мы будем вместе до конца — я все перенесу и буду посвящен тебе, как Сольвейг … ».

Во мраке сумерек брызги разливаются по воде черного пруда, как золотые кольца, а после темного уединенного парка петроградская сторона кипит и горит огнями, как мощно и красиво построенные на Накануне революции на Каменноостровском проспекте стоят.Глаза светятся из окон, и у каждого своя жизнь, свои судьбы и трагедии: вот она, одна из загадок реальности мира во всей его поэтической невыразимости и простоте.

Огни окон, переходящие в звездное небо над городом, отражались в глазах Нины — покрытые пушистыми ресницами, они излучали любовь и чистоту нежности. Ей тогда было 18 лет, и отблеск оконных огней слился с мерцанием одиноких звезд туманного ночного неба — особенно яркими они становились, если смотреть с булыжников в петербургском стиле глубокого и темного дворового колодца.

… Через 30 лет в Москве мне привезут из 83-го отделения милиции ее обручальное кольцо с прикрепленным к нему картоном — на бирке простым карандашом было написано: Умерла Нина Александровна Виноградова-Бенуа, 1936 г.р. 24 мая 1986 года … Били меня — били ее. Сквозь черный туман горя я с трудом вспоминаю те страшные дни ее смерти … Почему ее обручальное кольцо мне не дарили полгода? А почему и кто отдал? Я не могу, у меня нет сил прикоснуться к этой непреходящей боли, но пока я был счастлив, что она, сидя рядом со мной в студии, с энтузиазмом и задушевно рассматривала мои работы.Нина училась на искусствоведческом факультете Ленинградского государственного университета — я увидел ее, похожую на римскую камею, в профиль и ощутил огромную одухотворенность ее натуры, свойственную многим представителям столь славного для истории России рода Бенуа.

Помню, как однажды, работая над полотном «Дороги войны», я обнаружил, что у меня закончились краски.

С женой Ниной Виноградовой-Бенуа, сыном Ваней и дочерью Верой

Денег не было, и тут в дверях появилась моя добрая фея — радостная Нина.«Вот краски, — сказала она, кладя на пол тяжелую сумку. Посмотрев в ее счастливые глаза, я спросил: «Откуда?» Опустив на секунду глаза, она ответила: «Родители дали мне деньги». — «Я не хочу ничего брать у ваших родителей — мне кажется, ваш отец не любит меня активно». Восторженно глядя на мою фотографию, она, присев рядом со мной, призналась: «Эти красотки от меня, а не от них. Вы должны закончить свою блестящую работу — в ней есть великая правда, к которой все не привыкли »…

Через несколько дней, не помню, при каких обстоятельствах из ее паспорта выпал зеленый билет. Наклонился, поднял и прочитал: «Донорский ланч». В голове промелькнула догадка — оттого и побледнела последнее время. Это не усталость! — жена продала свою кровь и обменяла на краски, которыми я писал, не зная, по какой цене они были получены!

Когда я вспоминаю это сегодня, как и тогда, я не могу найти слов удивления, благодарности и гнева на себя — сердце сжимается от нежности, слезы наворачиваются на глаза.Как будто я слышу ее голос: «Я отдаю тебе всю свою жизнь, я верю, что через тебя действует высшая сила, и моя цель — любить тебя и быть верным. Однажды вы сказали, что никогда не женитесь ни на ком — вы воин и должны быть свободны в своих действиях. Я знаю: мой долг и смысл моей жизни — служить вам. «

Вера жены в мою Божью миссию дала мне огромные силы и умиротворение, которые помогли мне выдержать страшную борьбу — не случайно мои московские друзья позже назвали ее Бояриной Морозовой.Лишить меня моей несокрушимой стены — неукротимой, нежной, волевой и свирепой Нины — было мечтой многих чернокожих и тайных сил: ее конец потряс меня на землю со смертельной болью и ужасом, это было предопределено, и приговор было проведено.

Она оставила мне на руках двоих детей, глядя на которых я часто вздрагиваю от ее неожиданного взгляда, движения, интонации, которые нахожу в наших Иване и Вере … Икона Божией Матери «В поисках заблудшего» успокаивает радость, пусть и заглушающая безнадежное горе лет моего счастья с ушедшей навсегда Ниной, нашей совместной ожесточенной борьбы за Россию.

«Нет на свете счастья, но есть мир и воля» — сегодня я как никогда понимаю горестный смысл этих слов всеобъемлющего русского гения. Нет покоя, но есть воля, и есть счастье в служении … Среди гневных вой и непримиримости врагов, в радости и любви моих зрителей. «

«МОЯ МУЗА ОЧЕНЬ ЛЮБИТ МЕНЯ, И Я ПОЛНОСТЬЮ ДОВЕРЯЮ ЕЙ, ХОТЯ Я НИКОМУ НЕ ВЕРЮ — БОЛЬШЕ ЖЕНЩИН: Я УДИВЛЯЮ ТОЛЬКО ВРЕМЯ, КОГДА ОНИ НЕ СДАЮТСЯ»

— Я видела в вашей галерее фото с прекрасной Джиной Лоллобриджидой…

Я ее люблю! ..

— … и я слышал, что у вас был роман с ней …

Я бы не хотел отвечать на этот вопрос, потому что мы можем далеко уйти. Могу сказать только одно: если бы не Джина … Она всегда поправляет: Lollobrigida (с ударением на первое «и») … Пришли ко мне на два часа: на полчаса забрали ее, Лукино Висконти, Де Сантис, Феллини к портретам … Я нарисовал графические, и она спросила: «Я хочу масло». Я совсем не говорил по-итальянски…

— … но предложили остаться …

Я сказал: «Либо ты останешься, либо я приду в Рим». Она воскликнула: «Грандиозная идея!», И Фурцеву взяли за горло …

Это было на 61-м году, во время Московского кинофестиваля, а на 63-м, впервые в жизни, меня выпустили одного в Рим, где я прожил три месяца — к этому времени я выучил итальянский, потому что я ждал два года.

«Она была безумно хороша, не так ли?

Эх, необыкновенной красоты: и внешняя, и духовная, внутренняя — это не какая-то Мэрилин — тьфу! — Монро…

— Не манекен …

Или был, помните, немецкий фильм «Женщина моей мечты»?

— Трофейный …

Ты еще маленький, почти не видел … Есть такой (показывает — грудастая, с фигуркой) самка играла … Простите, забыла …

— Марика Рекк …

(гудит): «In der Nacht ist der Mensch nicht gern» alleine … Примитивный? Да! — но красота, но лошадь может быть такой же красивой, а Джина — чудо.

С детьми и внуками

— Художник не может жить без музы …

Согласен.

— А у вас теперь есть муза?

Конечно — там он все время смотрит на нас. Это Инна Орлова — мы познакомились 17 лет назад на улице. Она пошла в консерваторию, и меня поразило ее красивое лицо! «Я художник, хочу тебя нарисовать!» — Я сказал.Сейчас Инна работает директором моей галереи на Волхонке — она ​​меня очень любит, и я полностью ей доверяю, хотя никому не доверяю — особенно женщинам.

— Говорят, ты очень завидуешь …

Когда любишь, всегда ревнуешь, но, тем не менее, должна быть мера (смеется).

— От женщин, которые любили вас, я слышал, что вы необычайно щедры …

В каком смысле? — Я всегда была крысой-попрошайкой.

Из книги Ильи Глазунова «Россия распятая».

«Живя в общежитии университета и удивляясь, что меня еще не выгнали, по предложению великой актрисы Тамары Федоровны Макаровой и ее мужа Сергея Аполлинариевича Герасимова я начала работать художником над фильмом об американском летчике. сбитый во время Великой Отечественной войны. лет, он возвращается в Россию, чтобы снова посетить деревню, куда его принесла буря войны.Как и все, любил кино, и лучшим фильмом считал французский фильм с Жаном Габеном в главной роли — «У стен Малапаги», но не скрою: особенно меня интересовала обещанная московская резиденция. путевка с комнатой и, конечно же, гонорар.

Режиссером фильма тогда была начинающая Татьяна Лиознова — над эскизами работала увлеченно и как-то не придавала особого значения тому, что сначала нужно было заключить контракт.Мне понравились мои зарисовки, Лиознова отвергла только один из них — избушку председателя колхоза: «Надо не показывать нищенскую обстановку, а изображать интерьер богаче, чтобы вернувшийся американский летчик понял, как много изменилось в нашей стране с тех пор. война. Надо, чтобы в избе стоял город — ведь колхозы у нас богатые! «Я была молода, горяча и категорически отказывалась создавать фальшивый интерьер в столь знакомых мне колхозных избах.« Я за правду жизни, а не за правду соцреализма », — пыталась убедить я Лиознову. но она была непреклонна: «Оставьте свои этюды — в конце концов мы расплатимся».

Прошло несколько месяцев, и я узнал, что главным художником картины назначен некий Ной Сендеров, сотрудник Свердловской киностудии. Никогда не забуду, как я, нищий и голодный, буквально ошеломленный безнадежностью своего положения, пришел на Киностудию Горького за обещанным гонораром. Меня встретил синклит из неизвестных, сидящих за столом: «Как вы докажете, что ваши зарисовки использовались в фильме?» — сердито спросил один из сидящих.«Вы можете увидеть это на видеозаписи», — ответил я. «Где твои зарисовки?» — продолжался допрос. «Как где? Остался в студии по просьбе Лиозновой». — «Эскизов мы не видели, но если да, покажите документ — когда и сколько осталось». «У меня нет никаких документов», — смущенно ответил я. «Вы действительно работали без контракта? — удивился следователь.

— Но по контракту над этим фильмом работает художник Сендеров, и все ваши претензии по оплате несуществующих эскизов крайне странны и имеют привкус криминала.Вмешался другой член «трибунала»: «Сколько раз я говорил, что никого с улицы приглашать не надо — в кино должны работать профессионалы и честные люди, а вы, — он посмотрел на меня, — можете не годится для таких домогательств. Не советую снова появляться в студии. «

В депрессии, с отвратительным чувством наглого обмана, я пошел к уважаемой мной Тамаре Федоровне Макаровой, которая жила в многоэтажном доме на Кутузовском проспекте.«Илюша, Сергей Аполлинариевич и я относимся к вам с искренней любовью, каждое утро восхищаемся вашей Девочкой с одуванчиком, которую вы мне подарили. В нем столько чистоты и нежности, но здесь я ничем не могу помочь. В студии свои законы, и главный человек — директор. Меня пригласили сыграть в этом фильме — вы отказались сделать то, о чем просила Танечка Лиознова. И, улыбаясь своей очаровательной светской улыбкой, добавила: «Лиознова — кинорежиссер, талантливый и умный, кстати, ее папа — генерал КГБ.»

После значительной паузы Тамара Федоровна продолжила: «Наша семья восхищается вами, я очень рада, что вы подружились с моим племянником Артуром Макаровым. Я знаю, что вы сделали отличные эскизы к фильму, но Таня выбрала другого художника, и никто толком не знает, где сейчас ваши эскизы, и поэтому вы не сможете получить гонорар, обещанную прописку и однокомнатную квартира, о которой шла речь вначале. И снова она одарила меня очаровательной улыбкой, знакомой мне с детства по многим фильмам: «Например, я всю жизнь мечтала сыграть героиню, которая бы мысленно не хлопала по плечу — я все еще жду своей заветной роли.Художникам проще — они творят в одиночку … ».

— А те, кого любили, буквально осыпали подарками — так ли?

Я догадываюсь, на что (точнее, на кого) вы намекаете, но когда после своей первой выставки я переехал в Москву (напомню, меня назначили учителем рисования без права проживания в столице, но помогал Михалков-благотворитель устроюсь здесь) работал грузчиком — аттестат есть. Я не мог дарить дорогие подарки, но моя покойная жена сказала, что у меня подарочная зависимость.Всегда хочется подарить что-то на память — поэтому подарю вам двухтомник своих произведений … Издан давно: есть иллюстрации к Блоку и отдельные картины.

Я считаю, что подарки — это достояние широкой души, и для меня самое ужасное, когда ты даришь людям доверие, внимание, дружбу (а мужскую дружбу я ставлю выше любви, потому что, повторяю, я не верю женщинам ), но вам платят изменой, особенно друзьям. Со мной это случилось дважды: один обманул, потому что потерял рассудок (это было давно), а второй стал мне завидовать — не знаю почему? Я отдал ему все, что мог, поделился своей духовностью, насколько она у меня есть, познакомил его с такими мирами, а он мне сказал: «Теперь у меня есть усы — вы уже вывели меня на орбиту», и это меня обидело. -А потому что какой он…

— … предали …

И с размахом. Мне это очень больно, а когда женщины предают …

— … вы не обиделись, потому что это предвидите …

Меня удивляет только отрезок времени, когда не предают.

«Я ВЕРЮ, ЧТО МЫ ВСЕ ДОЛЖНЫ ЖИТЬ ПОД ШИРОКИМИ КРЫЛЬЯМИ ДВУХГОЛОВОГО ОРЕЛА, СМОТРЕТЬ НА ЗАПАД И ВОСТОК»

— Илья Сергеевич, я счастлив, что мне удалось с вами встретиться — с вами можно разговаривать бесконечно…

Давайте снимем пятисерийный фильм! ..

Но я знаю, что на днях у вас выставка в Санкт-Петербурге, поэтому не смею злоупотреблять вашим вниманием и задерживать вас. Хочу поблагодарить вас за прекрасное интервью, за то, что сегодня прикоснулись к настоящему, великому, высокому искусству — во-первых, прогулялись по галерее и увидели ваши замечательные работы …

Спасибо, Дима …

А во-вторых, поговорив с вами. Это произвело на меня неизгладимое впечатление, и я уверен, что наши читатели сейчас чувствуют то же самое: спасибо, что были…

Так давайте дружить! — Ты знаешь, о чем я мечтаю? Сделайте выставку в Киеве.

— На мой взгляд, с этим проблем нет …

О! — Есть, и здорово! Во-первых, это другая страна, то есть платить надо. Художникам сейчас сложнее, чем когда-либо — знаете ли вы, например, сколько стоит аренда Манежа в Москве? Прямо здесь, рядом с нами …

— думаю много …

Рискнете ли вы назвать сумму?

— Ну 30 тысяч долларов в день…

А месяц?

— думаю про миллион «зеленых» …

Верно, миллион двести, так кто же, скажите мне, может выложить такие деньги? Это Березовский мог и кто из художников?

— Покровители должны быть …

Нет, даю честное слово! — есть только случайные посетители, и вот простейший пример. Я не жалуюсь: хорошо, что выставка состоится, хотя и без каталога — нужны деньги, да и работа должна быть застрахована.Например, Русский музей, в котором хранится 17 моих графических работ, их ни разу не показывал, а значит, для меня это уже нероссийский музей. Чтобы вытащить их из подвалов и предоставить для моей выставки, потребовали в общей сложности около 20 тысяч долларов: мол, эти работы нужно оформить, но сначала вообще отказались выставлять — другие тоже. .

Моя любимая работа моей юности «Последний автобус» находится в Одессе, и я мечтаю обменять ее на что угодно: на икону, на какую-нибудь свою картину, новую или старую, потому что это часть моей жизни.Тогда я был влюблен в очень красивую женщину (это было за год до Ниночки) в Аду, а теперь я ее изобразил. Тогда к этому относились скептически: мол, слишком по-семейному. В последнем автобусе едет отвлеченный, настораживающий современный незнакомец, на заднем сиденье явно возвращается семейная пара из гостей, пьяный муж дремлет, жена зевает) кондуктор считает деньги, тусклый свет, темнота, а она в красный … Я долго изучал Рембрандта, красный цвет которого похож на огонь.

У меня было две выставки в Одессе (тогда там был замечательный режиссер), очень люблю этот город, где остались мои работы — ну как мне их получить? Мы позвонили, они сказали: «Вы должны сделать то-то и то-то», но я не могу позволить Вла-ди-миру Владимировичу Путину спрашивать…

— … Виктор Федорович Янукович …

— … «Ой, извините, пришлите это фото». Мне говорят: «Это другое состояние», а можно резюмировать наше интервью?

— Конечно …

Дорогие друзья, дорогие братья! Я считаю, что все мы должны жить в этом мире под широкими крыльями двуглавого орла, смотрящего на запад и на восток. Я не называю вас украинцами, потому что это от слова «окраина» — я говорю о малороссах, великороссах и белорусов.Сейчас они рьяно стравливают нас по классовой, национальной почве, навязывают тенденцию к разрушению, но все это, я убежден, напрасно.

Между прочим, последним главой государства, который хотел, чтобы я написал его портрет, был Муаммар Каддафи — это было давно, мне пришлось уехать в пустыню, и, знаете, я отказался. Обещали большие деньги, но не в них, как говорится, счастья, а во имя так называемой демократии его убили. Ночью, когда еле живым подхожу к своему подмосковному дому, я всегда включаю новости, а недавно я услышал заявление, которое звучало очень по-советски.Кто-то из ливийцев вздохнул: «При Каддафи все было: и то, и то, и дешевый бензин, а сейчас нет ничего» — ну если это называется демократией, то …

Продолжаю, замыкая круг, как в Шекспировском Венке сонетов … Мой отец Сергей Федорович Глазунов рассказал, как он был в Украине, а через 30 лет я, студент, приехал в Канев. Были такие желтые плоды …

— … абрикосы …

Они были выложены для сушки, как драгоценности, как алмазы, и мой отец сказал мне, что их покупали в вагонах, и люди приходили и пробовали их прямо из вагона.Вот в чем разница, потому что монархия — старейшая форма правления. В Библии есть Книга Царей, в Ветхом Завете, о монархии говорится в древних арийских книгах «Ригведа» и «Авеста» … Монархия — это власть, омраченная благословением Божьим, поэтому наша интеллигенция так жестоко платила за приветствие (хлопки в ладоши) этого злодея Керенского и ненавистного царя. Итак, мы получили это, поэтому мне кажется, что не следует нарушать вековые традиции каждого народа и стремиться к изоляции, к созданию отдельных, якобы независимых государств.

Мне больно, что 26 миллионов моих русских братьев теперь остались за границей — в тех республиках, которые они подняли из руин, когда партия, Ленин, Троцкий, Бухарины, Сталин отправили их туда, но если вы спросите меня: что это за государство идеальный сегодня? — Я вас немного удивлю, потому что думаю: это Израиль. Надо снимать шляпу перед людьми, воскресившими мертвый язык, вернувшимися в свою обетованную землю (их столкновения с арабами я не касаюсь — я просто принимаю это как факт).Мне бы очень хотелось, чтобы русские и мои братья, малороссы и белорусы, любили свой народ так же, как евреи — свой, и чтобы у них была такая отзывчивость, к которой призывал величайший писатель, мыслитель и ясновидящий Федор Михайлович Достоевский.

Киев — Москва — Киев

Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Илья Глазунов

В интервью Ильи Глазунова корреспонденту издания «АиФ» Ольге Шаблинской мастер почти не поднимает любимую тему монархизма и патриотизма, но делится личным, отвечая на вопросы читателей, порой весьма коварные…

Илья Глазунов и Светлана Медведева в Московской государственной картинной галерее. 2010 год.


— Письмо некоего Владимира. «В молодости я ходил на ваши полузапрещенные выставки и вообще считал вас одним из самых достойных людей в России. К сожалению, в старости вы изменились, может быть, политика — не ваше дело, вы мне сейчас не кажетесь выразителем масс. идей, а скорее шовинист, пещерный антисемит, ответы которого известны заранее.Или, сохраняя слабую надежду, я ошибаюсь? Владимир ».

— Владимир, ваш вопрос банален и тенденциозен. Вы пытаетесь создать мой политический имидж, не зная меня. И они, очевидно, никогда не видели моих работ. Такие пещерные вопросы мне задавали еще в советское время.
Ругали в официальной прессе за религиозные и исторические мотивы, за образы Достоевского, за историю Древней Руси. Итак, закрывая одну из моих выставок через несколько дней после ее открытия в Манеже, партийное бюро Союза художников обратилось ко мне. как я «думаю о своем участии в строительстве коммунизма.

Правда, даже самые злобные критики прошлого и настоящего никогда не обвиняли меня в антисемитизме и шовинизме. Шовинизм, как известно, порожден высказыванием капрала наполеоновской армии по имени Шовене: «Французы — лучшая нация, а все другие нации — хуже ».

Тот же лозунг, но идеологи Третьего рейха проповедовали о немцах. И теперь — под руководством Америки самопровозглашенное киевское правительство осуществляет геноцид своего народа.

Настоятельно советую зайти в мою открытую для всех московскую галерею на Волхонке, после чего, я в этом уверен, вы зададите мне через газету АиФ, которую я так люблю, вопрос серьезный, а не тенденциозная глупость. .

— Вопрос от Александра Ярового из Красноярска. Какие из ваших недавних работ вам наиболее дороги?

— Для художника все картины дороги, а для матери — все ее дети. В одной из последних моих работ, завершенных четыре года назад, в 2010 году, «Утилизация» — 8 метров на 4 метра — я осуществил мечту своей юности.

Картина, которую я придумал в студенческие годы, о величайшем преступлении Сталина и большевистского режима — уничтожении так называемых кулаков, самых трудолюбивых и потому богатых крестьян, которые кормят не только Россию, но и полмира. с хлебом.

Это была ужасная декрестьянизация крестьянства. Десятки миллионов крестьян погибли и были изгнаны — из России, Малороссии, Белоруссии. Когда я учился, одноклассники мне говорили: даже если такой скетч покажете, то из академии вышвырнут и отправят в такое место, где Макар не гнал телят — ГУЛАГ тогда был ужасной реальностью.

Но в те годы я рисовал удивительные крестьянские лица, которых вы сейчас не увидите. И везде: на Волге, под Ленинградом, под Москвой — мне рассказывали, как происходило то зверское уничтожение наших кормильцев.

Когда Россия была аграрной страной, и только три процента ее населения можно было назвать пролетариями. Большевистская власть Коминтерна, власть Ленина и Сталина была установлена ​​в России беспрецедентным террором. И насилие.

Наша демократическая, а не советская публика встретила эту картину гробовым молчанием и по телевидению, и в СМИ.

С высоты своего возраста могу вам сказать, уважаемый читатель, что чувствую себя молодым и творческим художником. Но сегодня мне жить еще труднее, чем раньше, потому что вместо соцреализма авангард, поддерживаемый властью и некоторыми олигархами, становится официальным искусством пореформенной России.

В советское время меня преследовали как врага соцреализма, а теперь меня преследуют как художника, потому что я не могу признать «Черный квадрат Малевича» искусством, ни перевернутый унитаз с наклеенной упаковкой «Мальборо», выдаваемый за «современное» и «современное искусство»…

И я, как и миллионы людей, считаю, что искусство должно пониматься и любиться людьми. А люди — это ты и я.


Илья Сергеевич Глазунов на второй персональной выставке в Манеже. 1978 год.

— Очень личный вопрос от Ирины из Нижнего Новгорода. Илья Сергеевич, вас предали при жизни?

— К сожалению, они меня предали. И я считаю, что измена — один из самых страшных и непростительных грехов.

Меня чаще предавали женщины. Слабый пол вообще более склонен к изменам, а женских измен всегда ожидаемее. Не будем забывать, что, согласно Библии, человечество погибло по вине Евы.

Я пережил предательство как страшную болезнь. И предательство мужчин, особенно друзей, страшнее, потому что предательство это не по слабости духа, как в случае с женщинами, а идейное, братоубийственное.

Учитель меня предал.Я учился у профессора Иогансона, ученика Коровина. Помню, как он рассказывал нам о Коровине, приехавшем из Москвы по «Красной стрелке» в нашу мастерскую.

Он принял меня в свою мастерскую и поддержал меня одобрением и вниманием своего учителя. Когда я, единственный студент, получил Гран-при на Международной выставке в Праге за картину «Поэт в тюрьме», была организована моя первая персональная выставка в Москве.

Которая, как позже писала пресса, была похожа на бомбу, взорвавшуюся, уничтожив ложь социалистического реализма.Писали все — от американской прессы до японской и чилийской. Журналисты охарактеризовали это как удар в спину социалистическому реализму. И меня объявили диссидентом номер 1.

Тогда еще не было запаха шестидесятых. Сидели тихо. И тогда моего учителя Бориса Владимировича Иогансона, вице-президента Академии художеств СССР, вызвали в ЦК КПСС.

Результатом стала статья в газете «Советская культура» «Путь, намеченная партией», где он обвинил меня в декадансе, чуждом советскому искусству и не соответствующем генеральной линии партии.

Спустя много лет я написал книгу «Россия распятая», в которой посвятил главу своему учителю Борису Владимировичу Иогансону. В которой он написал о своей системе образования и о нем как о человеке, но не написал ни слова о своем предательстве.

Вы спросите, не писали ли на меня доносы? На меня было много информаторов. Мой благодетель Сергей Владимирович Михалков сказал: «Слушайте, все вокруг стучатся, что вы антисовет, такой-то! Язык — ваш враг.Вы должны покорять людей, и вы их теряете, потому что вы со всеми откровенны.

Вы должны понимать, с кем и с чем можно поговорить. «Однажды мой бывший друг из Минкульта Володя Десятников ради интереса зашел в отдел кадров Минкультуры СССР. Потом сказал:« Н-да-а… Поразительно. У всех папы есть. , и этот том у вас при себе ».

Ведь после моей нашумевшей, с толпой народа, выставки в ЦДХ в 1976 г. и после статьи Иогансона, получив диплом, меня отправили… как учитель рисования, сначала в г. Ижевск. Потом заменил его на город Иваново. Где я оказался ненужным. Фактически, меня выгнали из моего родного города, где мои предки жили с 18 века.

А один из моих новых друзей, Артур Макаров, поместил меня и мою жену в четырехметровый чулан за кухней в большой коммунальной квартире в Москве на бывшей улице Воровского. Спали на полу.


Илья Глазунов в мастерской.1981 год.

— Илья Сергеевич, ты предал?

— Ваша идея? Никогда.

— Люди, другие люди …

— Скажу честно. Я никогда никого не предавал, но если говорить о моих длительных отношениях с женщинами, то можно сказать, что я их не предавал, а изменился. И я в этом очень раскаиваюсь. Но я их не предал.

— А в чем тогда принципиальная разница между изменой и изменой?

— Приведу аллегорический пример.Например, я, безумно влюбленный в Рахманинова (это на самом деле так), вдруг пойду в оперетту, в «Сильву», привлеченный искрометной музыкой Легара.

Хотя оперетта мне совершенно чужда. Так что это будет измена, а не предательство. Но если я скажу: хрен с этим Рахманинов, Альбинони, Бетховен, Римский-Корсаков и Мусоргский, Бородин, то там только даб-даб-даб-бу-ду и вся эта антимузыкальная попса. Тогда это предательство.

В чем разница между любовью и влюбленностью? Я никогда не мог устоять перед красотой, я грешен.Но он любил только одну женщину — ту, от которой хотел иметь детей. Это была моя жена Нина из славной династии Бенуа.

Сейчас скончался, трагически погиб. От Ниночки у меня есть сын и дочь. Я горжусь тем, что мой сын стал прекрасным художником, иконописцем и искусствоведом, полюбившим русскую культуру времен царя Алексея Михайловича.

Иван — председатель Академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова, которую я основал почти 30 лет назад.Он возглавляет мастерскую религиозно-исторической живописи. Мне очень нравятся его работы, а также те, кто приезжает на его выставки. Моя дочь Вера окончила нашу академию и тоже стала прекрасным художником. У меня шестеро внуков.

Я не хотел иметь детей ни от кого, а это значит, что все остальное было хобби. И есть только одна любовь.


Вера Глазунова, дочь Ильи Глазунова. 1993 год.

— Есть самые неожиданные вопросы.Например, один читатель, которому, наверное, стыдно было подписаться, спрашивает: «Дорогой Илья Сергеевич, а тебя возбуждает, когда ты рисуешь красивых обнаженных женщин? Если нет, то как мужчина может быть здоровым, если видит обнаженную женскую плоть, но не жаждет ее? «

— Ну, знаете, это очень хороший и ясный вопрос. Такой же вопрос можно задать врачам, которые принимают обнаженных пациентов. Нормальный мужчина, вероятно, с 16 лет, когда он видит обнаженную красивую женщину, не может но реагировать

Красота возбуждает художника и способствует его творчеству.На мой взгляд, лучшие произведения искусства рождаются из любви поэта, художника, скульптора к своей модели. Для художника, рисующего красивую обнаженную женщину, она как живая античная скульптура, он ею восхищается.

Но пишет, чтобы не класть в постель, а сказал: «Вот, Маш, теперь ты мой». Думать так было бы примитивно, потому что это уже не искусство, а средство знакомства.

Вспомнил случай из жизни, нашему анонимному читателю будет интересно. После своего первого выступления я получил Гран-при.Мне было 27 лет. И все чаще стали сплетничать: Илья Глазунов не пропустит ни одной красивой модели. Думаю: враги говорят, что я плохо рисую, и такой-то, и вообще не смазанный, не смазанный, вот это вот.


Илья Глазунов работает над портретом итальянской киноактрисы Джины Лоллобриджиды. 1964 год.

Однажды поздним вечером, в 11 часов, я пошел на выпускной семинар в академии — кое-что забыл… Мы тогда ключи держали под ковриком. Я поднимаюсь по винтовой каменной лестнице. Смотрю: светлый. Воры? Но что тут украсть? Ничего нет. Только мои картины незаконченные, тюбики и краски.
Я слышу тихий разговор за дверью. Я постучал. И мне его открывает одноклассник — он был искусствоведом, а не художником. А сзади — полуобнаженная девушка, очень красивая.

Возмутилась: «А что вы делаете в моей мастерской, господа? Витя, что это? «Оказывается, многие люди, после того как я прославился после своей первой выставки, стали использовать мое имя.Я заметил Витю, но мне рассказали о других.

Они подошли к красивым женщинам, которых назвали моим именем: «Девушка, я хочу тебя нарисовать». Потом взяли какой-то картон, нарисовали углем две-три линии и сказали: «Сегодня я ни на что не в настроении. Может, выпьем с тобой бокал шампанского? «Рисунком, конечно, не закончилось.

Меня всегда волновала женская красота, мне нравились эти греческие скульптуры, потрясающие греческие барельефы. У нас были прекрасные модели.

Я всегда рисовал красивых обнаженных женщин с восхищение, но это не значит, что я их нарисовал, потому что я сексуальный маньяк, как считает автор вопроса.Это означает, что часть искусства нашего видимого мира — это красота неба, шум прибоя, бег облаков, улыбка красивой женщины, ее неповторимая красота, воспеваемая древними художниками и скульпторами. А не как сейчас …

— Правильно ли я понял вашу мысль, что влюбленность дает еще больший стимул художнику?

— Конечно. Если вы не чувствуете красоты природы, музыки человеческой души (если мы говорим о портрете), ничего не получится.Но дело не только в обнаженном теле.

Для меня портретист — это тот, кто чувствует внутреннюю музыку души человека. И передавая облик мужчины или женщины, он передает абсолютное анатомическое сходство, передает его неповторимую индивидуальность. Для меня большая творческая радость — писать не только портреты мужчин и женщин, но и портреты детей с их чистотой и целомудрием.

— Илья Сергеевич, письмо Нины из Мытищ. Илья Сергеевич, ваша жена Нина трагически погибла.Либо она выбросилась из окна, либо ее выбросило. Что там на самом деле произошло?

— (Опускает голову и долго-долго молчит.) Какой бестактный, жестокий и беспощадный вопрос … (Поворачивается ко мне.) Лично, Ольга, я объясню. За свою долгую жизнь я пережил два ужасных удара. Они чуть не сломали мне душу. Первый — смерть родителей во время блокады Ленинграда. Второй — смерть моей жены.

Илья Глазунов

Возраст: 87 лет

Место рождения: г.Санкт-Петербург, Россия

Место смерти: Москва

Деятельность: художник, педагог

Написал 6 тысяч картин, спас от смерти сотни икон, основал Российскую академию живописи, ваяния и зодчества. Трудно поверить, что Ильи Сергеевича больше нет. Он казался вечным, как и сама Россия, многократно воспеваемая им.

Детство, семья художника

Глазунов получил нетипичное для своего времени воспитание. Пока другие советские дети читали книги о Чапаеве и пели песни о Ленине, маленький Илья гулял по Эрмитажу, слушал Чайковского и читал биографии русских царей.И это все 30-е годы ХХ века.

Отец Ильи был историком и экономистом. Мать, дочь советника императора, принадлежала к знатному чешскому роду потомков королевы Любуши. «Накануне моего отъезда в школу мама шесть часов рыдала! — напомнил художник. «Я так боялся, что меня там испортят».

Все оказалось еще хуже: началась Великая Отечественная война, Ленинград оказался в кольце блокады. Дядя Глазунов первым умер от голода, затем его отец, бабушка и мать.Илья был спасен от верной смерти другим братом отца. Он перевез 12-летнего мальчика через Ладожское озеро на грузовике.

Когда была снята блокада, Глазунов вернулся в родной Ленинград и сразу же отправился в Эрмитаж. «Куда я могла пойти, полная сирота? — сказал он позже. «Меня успокаивали великие полотна. Я вдруг понял, что я не один. Со мной моя Родина, ее искусство, история. В тот момент я стал художником. «

Илья Глазунов — картины

Свою большую творческую жизнь Глазунов начал со скандала.В качестве дипломной работы в Ленинграде им. I.E. В Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина экспонируется выставка «Дороги войны». «Что ты на этом нарисовал? взревел председатель комиссии. «Позорное отступление Красной Армии ?!» На тройку в студенческой книжке артист-бунтарь вылетел не только из вуза, но и из Ленинграда. По распределению попал в Ижевск школьным учителем рисования … Позже успел переехать в Иваново, а оттуда в столицу.

В 1957 году новый скандал: Глазунов получил главный приз на Всемирной выставке молодежи в Праге.Героем нашумевшей картины стал расстрелянный нацистами пражский журналист Юлиус Фучик. И все бы хорошо, но полотно не соответствовало требованиям соцреализма. Однако власти СССР не решились запретить выставку Глазунова. Ведь на художника обратила внимание вся мировая общественность.

В начале 1960-х Сергей Михалков стал лучшим другом художника. Он получил от Фурцевой, что художник получил комнату и подвал для своей мастерской, а также разрешение на новую выставку.И взял Глазунов, и поставил все те же «Дороги войны»! Интеллигенция рыдала от восторга, власть — от ярости.

Министр иностранных дел Андрей Громыко сделал Илью Сергеевича фигурой мирового масштаба. «Мне понравился ваш проект музея народного творчества в Палехе, — сказал он Глазунову. — Вы позаботитесь об интерьере нашего посольства в Мадриде? Он с радостью согласился.

Не нужно ехать в Россию, чтобы понять русский дух, все испанские газеты тех лет писали в унисон.«Достаточно просто посетить посольство СССР, украшенное Глазуновым». В одночасье Илья Сергеевич стал самым богатым и успешным артистом Союза. Его кисти (картины) хотели иметь не только первые лица нашего государства, но и мировые знаменитости. Кто рисовал Глазунов: Сальвадор Альенде, Федерико Феллини, Джина Лолло-Бриджида, Индира Ганди, Фидель Кастро, Шарль де Голль, Клаудиа Кардинале, Джульетта Мазина …

Однажды на персональной выставке в Риме Феллини спросил художника: « Почему ты не хочешь остаться в Италии? Ведь Россия для вас тюрьма! «Я русский и хочу быть полезным своей стране», — без колебаний ответил он.Любовь к Родине всегда была для Глазунова на первом месте … Важнее денег и даже женщин, без которых он не мог творить.

Илья Глазунов — биография личной жизни

Официально Илья Сергеевич был женат только один раз — на Нине Виноградовой-Бенуа. Родственники девушки брак не одобряли. Жениху уже 26, а невесте всего 18. Он сирота и неизвестный художник, а она происходила из известной семьи, подарившей всемирно известных архитекторов, скульпторов и художников.

Жить без попечения родителей оказалось сложно. Молодые люди голодали, ютясь в коммуналках. Иногда не хватало денег даже на кисти и краски. Тогда Нина, до безумия любившая мужа, тайком пошла сдать кровь за копейки. Глазунов боготворил свою жену, но в XIX веке относился к ней, как к купцам. Его работа — творить, а ее — сидеть дома с детьми, готовить и стирать. Такая муза явно не подходила.

В 1957 году на той самой первой скандальной выставке Глазунов познакомился с 18-летней студенткой ВГИКа Ларисой Кадочниковой. «Я должен тебя нарисовать! — почти повелительным тоном бросил Глазунов Ларису. — Дай мне свой телефон.

Через неделю художник пригласил Кадочникову в свою мастерскую и написал ее портрет за 3 часа. «Подарок?» — робко спросила модель. «Нет!» — холодно отрезал Глазунов. Он сразу понял: Лариса будет подчиняться его приказам. В чем-то она была похожа на жену. Такой же робкий и уже безумно влюбленный.Внимание известного артиста ей невероятно льстило. Даже мама Ларисы, актриса Нина Алисова, гордилась парнем дочери. То, что у живописца была законная жена, никого не беспокоило. Глазунов сразу дал понять, что он свободный художник. И все приняли правила игры.

Лариса решила порвать с Глазуновым только после двух абортов. «Хочешь — рожай», — каждый раз заявлял своей музе художник. «Но я не разведусь с женой и не буду растить вашего ребенка.«Домашние неурядицы раздражали Илью Сергеевича. Он целиком посвятил себя искусству и служению Родине.

Но жена Глазунова не могла оставить художника. 30 лет она мирилась с его непростым характером, бесконечными путешествиями и слухами об очередной музе. В 1986 году Нина покончила жизнь самоубийством, выпрыгнув из окна.Перед прыжком она натянула шляпу до подбородка, чтобы муж не видел ее изуродованное лицо … За один день артист постарел на десять лет. с головой ушла в живопись, собирала иконы, спасала церкви от сноса.Пытался искупить грехи? Может быть. «Свобода — это тяжелый крест», — говорит Библия. Горький смысл этих слов художник понял только в конце жизни.

Вскоре Инна Орлова становится второй женой Глазунова

Смерть

Илья Глазунов умер в ночь с 8 на 9 июля во сне от остановки сердца, через месяц после своего 87-летия. Последние годы жизни он провел с Инессой Орловой, которая была директором его галереи. Он не решился официально жениться на своей гражданской супруге.Памяти Нины …

Художнику хотелось сделать очень много. Закончить полотна «Похищение Европы», «Россия до революции» и «Россия после революции», завершить пятый и шестой тома воспоминаний «Россия распятая». К творчеству Глазунова можно относиться по-разному — причислять к шедеврам или считать поп-артом. Дело не в этом. На протяжении своей жизни он на личном примере доказывал, что быть русским не стыдно, и Россия нужен каждому из нас. Достойное положение для нашего меркантильного времени.

Полина ЛУЧАНОВА | онлайн-арт-галерея

E D U C A T I O N

1977 г.р., г. Нижнеудинск Иркутской области. Семья художника (мать — Роленкова Татьяна Иннокентьевна, отец-Роленков Борис Николаевич)

1988-1992 окончил Нижнеудинское художественное училище

.

1993-1998 с отличием окончила Иркутское художественное училище

.

1996-1997 Стипендиат Минкультуры России и Комитета культуры Иркутской области за отличную подготовку и активную творческую деятельность

2001-2010 Учился в Российской Академии живописи, ваяния и зодчества Глазунова

.

2004 г. защитил малую дипломную картину на античную тему «Поединок Менелая с Парижем» (награжден творческим путем в Венецию с группой студентов и техчеров во главе с Игорем Глазуновым)

2004-2008 Учился в ландшафтной мастерской RAZhVİZ у А.П.Афонин

2008-2010 Учился в портретной студии РАЖВИЗ Д.А. / Слепушкина

.

2010 Защита еще выпускной рисунок «На обед. Автопортрет с детьми»

E X H I B I T I O N S

1995-1998 Студенческая выставка в Иркутске, Нижнеудинске

.

1997 Зима областной творческой конференции «Молодежь. Творчество. Современность» (графика)

2002 Выставка «Золотая кисть» малый манаж (Москва)

2002 «Молодежь 23» МА

2003 «Рождественские мотивы», Московский Дом Национальностей

2003 Поступил на молодежный студенческий фестиваль «Фест» (живопись)
2005 «Меня зовут моя природа», Выставочный зал на Каширке (Москва)
2008 Творческий проект «Таинственный незнакомец» Галерхер «Елена» (Москва)
2008 Фестиваль творчества «Традиции» и современность »Большая арена Москвы
2008 победила в выставке-конкурсе художественных работ« Образ России в портрете, пейзаже, натюрмортах »Посольства Великобритании в Москве (Russian Arts Help наградила поездку в Лондон)
2009 Персональная выставка в Банке Холдинг Кредит (Москва)
2009 Победитель выставки-конкурса произведений искусства «История России и Русской Православной Церкви от Древней Руси до Новой Руси», Центр паломничества Московского Патриархата (награжден грамотой. поездка с группой художников, православных священников и паломников к святыням Византийской империи (Турция)
2009 Выставка в Посольстве России в Лондоне «Культурное наследие России» (Russian Arts Help) 90 081 2010 Выставка в Резиденции Посла Великобритании в Москве «Россия 2010» (Russian Arts Help)
2010 Персональная выставка в Московском международном нефтегазовом клубе в Гостином дворе

2011 — член Профессионального союза художников России.

ГЛАЗУНОВ, АЛЕКСАНДР — Оркестровые произведения 18 (Маскарад)

Партитура Глазунова по пьесе Михаила Лермонтова «Маскарад» была написана в 1912–1913 годах и использовалась в постановке Мейерхольда в Александринском театре в 1917 году.В центре пьесы — главные герои Евгений Арбенин (героический герой сомнительный) и Нина. Скучающий и презирающий петербургское общество, Арбенин завидует своей жене Нине, которую обвиняет в неверности. Он отравляет ее, но не раньше, чем узнает от незнакомца, что он был неправ, что его жена все-таки верна. В результате Арбенин сходит с ума, а известный игрок князь Звездич остается позорной фигурой.

Здесь нет места искуплению, и горечь пьесы (кстати, написанной в 1836 году) была слишком велика для России в то время: критику современного российского общества было трудно проглотить, а сама пьеса была запрещена на тридцать лет. .Рукопись Глазунова действительно сохранилась (в какой бы форме (формах) я не уверен), и Дмитрия Яблонского, Русская филармония и хор Академии Гнесиных, следует приветствовать с благодарностью за то, что они сделали эту великолепную, яркую партитуру доступной.

И все же остаются вопросы относительно подлинности и правильности счета. Нет сомнений в оркестровой палитре Глазунова, которая, как обычно, остается очень разнообразной, детализированной и, как уже говорилось, просветляющей. Композитор благозвучно запечатлел сцены (и даже немного позаимствовал из «Фантастического вальса» Глинки для третьего акта — и не осуждающе, так что я должен добавить).Пантомима № 4 особенно впечатляет, как и Tableau no. 9 и Антракт к Акту IV. Но глядя на заднюю обложку и подробный синопсис Кейта Андерсона, у меня возникает неприятное ощущение, что слишком много музыки отсутствует. Кроме того факта, что отсутствуют очевидные элементы, такие как Акт II, Таблицы 1, 4, 5, 7, Пантомимы №№. 2, 9, 10, входы 1-5, сцена 5 и так далее, синопсис, кажется, подтверждает, что общее представление Яблонского и его сил не совсем совпадает.Более того, песня Нины, изданная в 1916 году как opus 106, здесь как ни странно опущена. Глазунов был слишком хорош и слишком информативен в отношении композитора, чтобы не нарисовать широкую, полную картину с приятным, если не убедительным чувством направления. Здесь аранжировки кажутся слишком беспорядочными. Например, безумие Арбенина кажется неполным и не впечатляющим (игра оркестра отполирована, но обобщена: отсутствует та тревога и резкость, которые необходимы для более убедительного изложения истории).Похоже, необходимы дальнейшие научные исследования, чтобы открыть и раскрыть полную версию партитуры (к тому же архивы Глазунова находятся в Санкт-Петербурге, Париже и Германии). Впрочем, могу ошибаться, и это все, что есть в эпизодической музыке Глазунова. К тому же, если вспомнить его более позднюю партитуру, к пьесе Романова «Царь Юдейский», то и кое-что в музыке довольно беспорядочно, хотя и в гораздо меньшей степени. Как говорится, посмотрим. А кроме того, записал ли Валерий Полянский несколько лет назад на лейбле Chandos работу, которая объединила Седьмую симфонию композитора (анонсированная журналом Gramophone Magazine и так и не выпущенная по сей день)? Просто чудо.

Как бы то ни было, наполнители тоже по-своему привлекательны, как и две пьесы для небольшого оркестра, завершенные в 1886 году. В «Идиллии» музыка чувственна, а в «Ориентале» музыка завораживает. Но Яблонскому не удается глубже проникнуть в чудеса этих произведений (я чувствую, что это слишком быстро и не вовлекает в «Идиллию»). Только у Светланова в его CD-альбоме «Мелодия» (SUCD 10-00028) вы обнаружите большее ощущение экзотической окраски, привнесенное более полными струнными интонациями (этот атрибут, который делал Государственную симфонию СССР образцом на многие годы до начала 1990-х).Романтическое интермеццо (1900) также хорошо сыграно, но оно не является сердцем исполнения, которое можно найти в исполнении Одиссея Димитриеди с Симфоническим оркестром Радио СССР (опять же в исполнении «Мелодия»).

Итак, поскольку музыка для «Masquerade» теперь доступна, эффективно и профессионально исполнена всеми участниками, этот альбом является привлекательной покупкой.

По крайней мере, пока.

Тайна ХХ века. Илья Глазунов №

Картина «Тайна ХХ века» по своему действию сравнима с взрывом атомной бомбы.его первая версия была написана в 1977 году, когда советское искусство задыхалось от верной любви к Ленину, Хрущеву, КПСС и было строго ограничено рамками лжи социалистического реализма. Художник выполнил титаническую работу, показав в своей картине через конкретные образы людей апокалиптическое существование 20 века.

Как нужно иметь гражданское мужество и бесстрашие, чтобы выразить эту бескомпромиссную правду в те дни тоталитарного террора! Более того, художник отказался от долгожданной выставки, но не снялся с экспозиции по просьбе ведущих официальных лиц «Тайны ХХ века», несмотря на угрозы со стороны ЦК партии, Министерства культуры и официального Союза Художники, готовые выслать его из Советского Союза, как выслали А.И. Солженицына, которого он осмелился показать на картине в тюремной одежде.

Художник был тверд до конца. Он так и не открыл свою выставку. Только один голос перевесил голос в ЦК партии за отмену высылки Глазунова за границу. Аргумент звучал так: «Зачем нам снова и снова разводить диссидентов? Пусть поедут в Сибирь, на БАМ и как можно дольше не возвращаются оттуда ». Фотографии с этого снимка разлетелись по необъятному тогда Союзу Советских Социалистических Республик. Многие западные журналы напечатали ее репродукции с подзаголовком: «Картина, которую россияне никогда не увидят.И только спустя долгое время, в дни перестройки, тысячи зрителей увидели его на выставке художника в Московском Доме молодежи.

Илья Сергеевич завершил работу над новой версией всемирно известной «Тайны…» на своей последней выставке в ХХ веке. Это было продиктовано необходимостью осмыслить глубину событий последней четверти прошлого века, художественно и философски, что, естественно, потребовало увеличения размеров картины. И, наконец, в новой редакции автор написал свой портрет справа по возрасту.

Портрет советского художника: загадочный стиль отражает одинаково загадочного человека

Признаки его упрямства уходят корнями в разоренное войной детство г-на Глазунова. Его родители умерли от голода в нацистской блокаде Ленинграда. Молодой Илья был спасен дядей-солдатом, когда его мать лежала при смерти, и его, сироту, отправили в колхозный поселок под Новгородом.

Позже вернулся в Ленинград и поступил в престижный Художественный институт им. Репина. По его словам, он попал в беду из-за того, что отказался от назначенных сцен героического оптимизма для более мрачных исследований уличной жизни Ленинграда.Затем, в 1956 году, он разбил московскую художественную сцену выставкой работ, отражавших более суровую сторону советской жизни. Глазунов считает, что он начал движение в сторону от пропагандистских тем в советском искусстве. «Я был первым, первым», — говорит он. «Все они последовали за мной».

На следующем заседании Академии художеств СССР г-н Глазунов подвергся нападкам за то, что называлось декадансом и безвкусицей. «У него были ужасные времена», — вспоминает его жена. «Мы жили в подвалах и на чердаках. У него не было студии.Наша первая комната в Москве была пять квадратных метров с матрасом на полу ».

Но его работа заинтриговала иностранных дипломатов, и они начали приглашать его писать портреты, которые забирали домой. В 1963 году Глазунова пригласили в Италию, чтобы рисовать таких знаменитостей, как Джина Лоллобриджида. Приглашения последовали от премьер-министра Дании Хелле Краг, а затем от короля Лаоса, короля Швеции Густава, президента Финляндии Урхо Кекконена и премьер-министра Индии Индиры Ганди.

Г-н Глазунов оспаривает утверждение о том, что его участившиеся поездки за границу были свидетельством официального расположения дома. «Назовите мне одного советского художника, который получил личное приглашение от иностранного лидера и которого не пустили», — раздраженно отвечает он.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.