Панк в россии: История панк-рока в России, СССР на historbook.ru

История панк-рока в России, СССР на historbook.ru

История панк-рока в России, СССР на historbook.ru

Сайт о истории

RU SR EN

 

 

Главная » Россия » Культура » Музыка » История панк-рока

История отечественного панк-рока началась ещё во времена СССР, в конце 70-х годов ХХ века, под влиянием популярных в то время панк-групп из США и Великобритании. В то время данное музыкальное направление было под запретом в Советском Союзе.

Первой отечественной панк-рок группой считается коллектив «Автоматические удовлетворители». Первые песни этой группы подпольно прозвучали в Ленинграде в 1979 году. С 1980 по 1981 год бас-гитаристом Автоматических удовлетворителей был Виктор Цой.

Первый панк-фестиваль в СССР состоялся в 1983 году в Зеленограде. Из-за строгих запретов, существовавших в те времена, проведение такого мероприятия было проблематично. Фестиваль маскировался под вечеринку по случаю дня рождения одного из участников.

Для проведения фестиваля нашли старый сельский дом. Для участия в культовом событии пригласили такие группы, как «ДК», «Автоматические Удовлетворители», «Зебры», «Народное ополчение».

80-е годы — ключевое время для развития панк-рока. В этот период появилось большое количество легендарных панк-коллективов. К середине 80-х начали более лояльно относиться к этому направлению.

В 1983 году в Москве была основана панк-группа Чудо-юдо. Группа в первую очередь интересна тем, что в 1989 г. снялась в знаменитом фильме «Авария — дочь мента», тем самым познакомив советского человека с молодым и скандальным музыкальным течением.

В 1984 г. в Омске основана культовая отечественная панк-рок-группа Гражданская оборона. Коллектив очень быстро набрал большую популярность. А в последствии стал вдохновителем для создания многих популярных групп своего жанра.

В конце 80-х, после перестройки в СССР образовались прекрасные условия для развития панк-рока. В тот период было создано большое число групп, которые популярны и в наши дни.

Например Сектор Газа, Наив, Король и Шут, Монгол Шуудан…

В начале девяностых годов в столице России, Москве, был сформирован, так называемый «панк» клуб. В эти годы, также было создано множество различных групп, которые исполняли музыку в стиле панк.
В 90-е появились такие титаны отчественного панк-рока, как «Тараканы!» и «Пилот». Также в этот период добились популярности многие группы, образованные в конце 80-х.

В 2000-х годах были сформированы такие панк-группы, как: «Йорш», «КняZz», «Тени Свободы», «Электрические партизаны», «Порнофильмы», «Голос Омерики».

Панк-группы

Вероятно самой влиятельной отечественной панк-рок группой была «Гражданская оборона«. Об их влиянии высказывались такие авторитетные группы, как Сектор Газа, Король и Шут, Порнофильмы. Песни Гражданской обороны носили психоделический харатер, тексты были очень хорошо осмыслены и их целью было пробуждение в слушателе гражданской позиции. Вокалистом, лидером и основателем группы бьл Егор Летов.

Из-за своего творчества он имел проблемы с властями СССР, скрывался от КГБ. Эти обстоятельства только увеличили известность и признание и без того довольно популярного в конце 80-х панк-коллектива.

Огромный вклад в популяризацию панк-рока в России внесла группа Сектор Газа. Когда этот коллектив только начинал свой творческий путь, отношение общества к панкам было довольно сложным. Однако, Сектор Газа благодаря своим простым, доходичивым и весёлым текстам смогли влюбить в себя людей, которые к панкам симпатии явно не испытывали. Их песни были необычайно близки рабочему классу, широкой части населения страны. Их стиль негласно многие называли колхозным панком, по названию одного из хитов группы. Наибольшую популярность Сектор Газа имел в 90-е годы.

Хедлайнером фестивалей в последние годы является группа Порнофильмы. Этот коллектив на сцене с 2008 года. Можно сказать, что это новая волна панк-рока в России. Их песни политизированы, а в их текстах фигурируют призывы к трезвости и здоровому образу жизни. Основатель группы Владимир Котляров создал коллектив под вдохновлением творчества Егора Летова (Гражданская оборона).

Среди отечественного панк-рока большую популярность и любовь поклонников имела группа Король и Шут. Этот коллектив появился в 1988 г., но по-настоящему популярным стал в начале 2000х. Песни группы были похожи на баллады и сказки, а их героями часто были различные мифические образы. Король и Шут были частым участником различных крупных панк и рок-фестивалей.

Некоторые отечественные группы выступали и выступают в определённом узком направлении. Например, известный столичный коллектив Монгол Шуудан представитель так называемого жанра анархо-панк. Многие их песни посвящены отечественным анархистам и Гражанской войне 1917-1922. Особое место в творчестве группы занимает повстанческая армия Нестора Махно.
А, например, группа Голос Омерики называет своё направление шансон-алко-панком. Их уникальной изюминкой является одновременное использование аккордеона, скрипки и гитары. Их песни обычно имеют шутливый, весёлый характер, периодически со злой иронией и частым употребленим матерных слов.

Фестивали

Популярные панк-группы принимали участие в крупнейшем рок-фестивале НАШЕствие. Переодически в России проводятся различные панк-рок-фестивали. Среди отечественных панк-фестивалей крупнейшим является «Панки в городе». Впервые он состоялся в 2001 году. Данный фестиваль проводился каждый год до 2006 года, после чего взял паузу на 11 лет. В 2017 знаменитое отечественное панк-рок событие возродилось вновь.

В российской панк-культуре широко распространён клич «Хой!». По одной из версий происхождения, слово «Хой» берёт своё начало от английского клича «Oi!», а буква х, добавлялась, чтобы этот возглас был макисмально похож на крепкое русское словцо.
Солист группы «Се́ктор Га́за», Юрий Клинских, взял себе клич Хой в качестве творческого псевдонима.

История отечественного панк-рока на фото

Весной 2023 года Яндекс Афиша, бюро Planet9 и Плюс Студия организовали выставку «Панк-культура. Король и Шут».
Ниже фото с выставки, посвященные становлению панк-рока в России. 80-90-е годы.

 

Copyright © historbook 2009-2023

[email protected]

главные панк-группы в истории России — VATNIKSTAN

Когда панк-рок появил­ся, он вызвал все­об­щее него­до­ва­ние: преж­де никто не играл с такой дер­зо­стью и настоль­ко пло­хо. Невоз­мож­но было пред­ста­вить, что имен­но это тече­ние оста­вит наи­боль­ший след в исто­рии рок-н-рол­ла. Панк не толь­ко демо­кра­ти­зи­ро­вал куль­ту­ру, как ника­кой дру­гой жанр гитар­ной музы­ки, но и посто­ян­но транс­фор­ми­ро­вал­ся. Не обо­шёл сто­ро­ной этот фено­мен и нашу страну.

VATNIKSTAN сде­лал под­бор­ку глав­ных панк-групп Рос­сии — без вся­кой попыт­ки уди­вить пред­став­лен­ны­ми име­на­ми, но зато с объ­яс­не­ни­ем, чем велики.


Автоматические удовлетворители

Груп­пу в 1979 году собрал ленин­град­ский мело­ман Андрей «Сви­нья» Панов. Прак­ти­че­ски обще­при­зна­но, что имен­но «АУ» — родо­на­чаль­ни­ки пан­ка в нашей стране. Туне­яд­ский образ жиз­ни Пано­ва вку­пе с ярым пре­не­бре­же­ни­ем к слу­ша­те­лю, фор­ми­ру­ю­щим­ся кано­нам рус­ско­го рока и обще­ствен­ным нор­мам сде­ла­ли «Удо­вле­тво­ри­те­лей» пер­вой насто­я­щей музы­каль­ной угрозой.

Кри­тик Арте­мий Тро­иц­кий отме­чал, что «АУ» удач­но сов­ме­сти­ли в твор­че­стве эле­мен­ты запад­но­го пан­ка, фило­со­фию уни­вер­саль­но­го ниги­лиз­ма и оте­че­ствен­ную тра­ди­цию улич­но­го фольк­ло­ра. Совре­мен­ный слу­ша­тель, ско­рее все­го, музы­каль­но отне­сёт «Удо­вле­тво­ри­те­лей» к пост­пан­ку. При этом кол­лек­тив изна­чаль­но срав­ни­ва­ли с Sex Pistols. Панов же не счи­тал свою музы­ку панк-роком и про­ти­во­по­став­лял «АУ» англий­ским коллегам.

Но в дан­ном слу­чае важ­нее не фор­маль­но­сти, а то, что Сви­нья пер­вым в СССР вопло­тил харак­тер­ные для пан­ка само­ощу­ще­ние и пове­де­ние — пол­ное, дохо­дя­щее до пре­зре­ния пре­не­бре­же­ние соб­ствен­ным ком­фор­том, соци­аль­ным ста­ту­сом и нуж­да­ми тела. О мар­ги­наль­ных выход­ках Сви­ньи и ком­па­нии ходят леген­ды, а неко­то­рые эпи­зо­ды задо­ку­мен­ти­ро­ва­ны в ран­них филь­мах масте­ра некро­ре­а­лиз­ма Евге­ния Юфи­та.

Несмот­ря на отри­ца­ние соб­ствен­ной при­над­леж­но­сти к жан­ру, слу­ша­те­ли одно­знач­но рас­смат­ри­ва­ют «АУ» как пан­ков, ско­рее раз­ру­ша­ю­щих кано­ны рус­ско­го рока, чем их испо­ве­ду­ю­щих. Уже в 1980 году Панов обла­дал репу­та­ци­ей хули­га­на и алко­го­ли­ка, чьё эпа­таж­ное пове­де­ние при­ве­ло к исклю­че­нию кол­лек­ти­ва из офи­ци­аль­ной тусов­ки ленин­град­ско­го рока.

В сере­дине 90‑х Сви­нье ста­ло слиш­ком тес­но в рам­ках одно­го сти­ля. Появил­ся отдель­ный про­ект «Аркестр АУ», он же «Оркестр А. В. Пано­ва». В состав вошли духо­вые инстру­мен­ты, музы­ка ста­ла мяг­че и более фан­ко­вой. Одна­ко око­ло­пан­ков­ский образ жиз­ни дал о себе знать: в 1998‑м Панов умер от перитонита.


Гражданская оборона

В 1984 году Егор Летов собрал груп­пу «Граж­дан­ская обо­ро­на». Для оте­че­ствен­ной куль­ту­ры это эпо­халь­ное собы­тие. Во-пер­вых, имен­но «ГрОб» ста­нет глав­ной панк-скре­пой в Рос­сии. Во-вто­рых, с появ­ле­ни­ем и нарас­та­ю­щей попу­ляр­но­стью «Граж­дан­ской обо­ро­ны» воз­ни­ка­ет и весь фено­мен сибир­ско­го пан­ка. Мно­гие герои той вол­ны запи­сы­ва­лись у Его­ра дома на «ГрОб Records», в том чис­ле и Янка Дяги­ле­ва. В‑третьих, имен­но этот фено­мен на мно­гие годы (если не навсе­гда) опре­де­лит пан­ков­скую аутен­тич­ность в анде­гра­унд­ной DIY-среде.

Неуди­ви­тель­но, что имен­но Летов спу­стя все эти годы сохра­нил некую сим­во­ли­че­скую панк-силу. Пере­ме­ща­ясь от одной идео­ло­гии к дру­гой, он вопло­тил свою же мак­си­му «я все­гда буду про­тив». Поми­мо это­го, Игорь Фёдо­ро­вич попал в серд­це слож­но­вы­чле­ня­е­мо­го, но вполне суще­ству­ю­ще­го клас­са людей, кото­рый мож­но обо­зна­чить тер­ми­ном Дани­и­ла Кибе­ре­ва как «новые раз­но­чин­цы». Франк­фурт­ская шко­ла и ситу­а­ци­о­ни­сты выдви­га­ли такую пуб­ли­ку на роль ново­го рево­лю­ци­он­но­го клас­са — груп­па слег­ка люм­пе­ни­зи­ро­ван­ной интел­ли­ген­ции и слег­ка интел­ли­гент­ству­ю­щих люм­пе­нов. Имен­но они были и оста­ют­ся основ­ным адре­са­том мно­гих панк-кол­лек­ти­вов, вто­ря­щих сиб-пан­ку и его мос­ков­ско­му собра­ту из 90‑х.

Сибир­ский панк в доста­точ­ной сте­пе­ни пере­кро­ил в созна­нии заин­те­ре­со­ван­ных пред­став­ле­ние о том, чем дол­жен быть этот жанр. Свин и «АУ» были обру­сев­шей вер­си­ей того же труд­но­го ребён­ка, что захва­тил Вели­ко­бри­та­нию в 1977‑м — бли­жай­ший при­мер, как ни кру­ти, Sex Pistols. Летов и ком­па­ния ста­ли ана­ло­гом Crass и дру­гих DIY-фор­ма­ций, при­ми­рив­ших два про­ти­во­по­лож­ных полю­са — хип­пи и пан­ков. Ком­мун­ная эсте­ти­ка ста­ла при­о­ри­тет­ней, чем игры с ими­джем, а вме­сто про­стец­кой фор­му­лы «вот тебе три аккор­да, а теперь соби­рай груп­пу» сиби­ря­ки дела­ли упор на экзи­стен­ци­аль­ные и не самые баналь­ные тек­сты. За это «Граж­дан­скую обо­ро­ну» и её после­до­ва­те­лей кри­ти­ку­ют апо­ло­ге­ты насто­я­ще­го пан­ка — вполне аргу­мен­ти­ро­ван­но. Дру­гое дело, что отве­тить запро­сто на вопрос «что такое насто­я­щий панк?» вряд ли кому-то удастся.


Банда четырёх

В 90‑е за «пра­виль­ный панк» отду­ва­лись сиби­ря­ки, тогда как сто­ли­ца в этом направ­ле­нии обни­ща­ла. Сан­тим, лидер «Бан­ды четы­рёх» и участ­ник пред­ше­ству­ю­ще­го им «Гуляй-поля» с «Резер­ва­ци­ей здесь», создал панк-фор­ма­цию исхо­дя из клас­си­че­ско­го «хочу собрать такую груп­пу, кото­рой тут нет».

«Бан­да» ста­ла экви­ва­лен­том экзи­стен­ци­аль­но­го сибир­ско­го пан­ка, но на сто­лич­ный манер. Их опи­сы­ва­ли вполне соот­вет­ству­ю­ще сиби­ря­кам и мос­ков­ским фэнам: «не то интел­ли­ген­ция, не то люм­пе­ны, не то пер­ма­нент­ные бун­та­ри». Толь­ко в отли­чие от того же Лето­ва, фла­ни­ру­ю­ще­го от одной идео­ло­гии к дру­гой, «Бан­да четы­рёх» отме­ти­лась кон­крет­ной, пра­вой ангажированностью.

Была и более суще­ствен­ная раз­ни­ца. Если Лето­ва и его камра­дов мож­но было запро­сто запи­сать в хип­пи, то Сан­ти­ма и его това­ри­щей — едва ли. «Бан­да четы­рёх» — это экзи­стен­ци­аль­ный панк, но суще­ство­ва­ние в их пес­нях пред­став­ле­но сугу­бо улич­ным. Поэто­му фут­боль­ный угар груп­пе все­гда был бли­же, чем гряз­ный пан­те­изм Летова.

Репу­та­ция «Бан­ды» с тех пор вызы­ва­ет вопро­сы, а вер­нее, её вос­при­я­тие пан­ка­ми. Кол­лек­тив стал рупо­ром НБП (запре­щён­ная в РФ пар­тия), глав­ной панк-груп­пой фут­боль­ных фана­тов и одним из пио­не­ров заин­те­ре­со­ван­но­сти во все­воз­мож­ном фашист­ском дарк-фол­ке. Тем не менее «БЧ» не утра­ти­ла авто­ри­тет в сре­де левых пан­ков: цита­ты на пес­ни Сан­ти­ма мож­но най­ти и у Jars, и у «Позо­ров». Чув­ству­ет­ся, что кано­ни­за­ции помог­ла книж­ка Фелик­са Сан­да­ло­ва «Фор­мей­шен», посвя­щён­ная груп­пам, собран­ным вокруг Бори­са Усо­ва и его «Соло­мен­ных Ено­тов». Впро­чем, это вопро­сы к сто­лич­ным лева­кам. Насто­я­щие же левые панк-груп­пы посла­ли Сан­ти­ма куда подаль­ше — напри­мер, ори­ги­наль­ная англий­ская груп­па Gang of Four.

Да и упо­мя­ну­тый Усов не забыл кинуть камень в ого­род. «Ено­ты» запи­са­ли пес­ню «Нацист­ский лозунг» с харак­тер­ной строч­кой: «Поезд уйдёт — ты взмах­нёшь дина­мов­ской розой! Сколь­ко сан­ти­мов сто­ит нацист­ский лозунг?» Впро­чем, в этой ситу­а­ции послед­ним сме­ёт­ся сам Сан­тим: он с явной иро­ни­ей испол­ня­ет пес­ню кол­лег на концертах.


Сектор Газа

Неуди­ви­тель­но, что оди­оз­ная и народ­ная груп­па счи­та­лась в сре­де «пра­виль­ных пан­ков» глав­ным при­ме­ром «зашква­ра». Тупые, вро­де про­даж­ные, пре­дель­но поверх­ност­ные и совер­шен­но не интел­ли­гент­ские — по мер­кам сиби­ря­ков и сан­ти­мов­ской бра­тии. Не гово­ря уже о том, что после армии лидер груп­пы Юра Хой рабо­тал в мили­ции, что, разу­ме­ет­ся, совер­шен­но не пере­но­си­лось про­чи­ми панками.

Одна­ко в «Сек­то­ре газа» было кое-что важ­ное, что и послу­жи­ло при­чи­ной все­на­род­ной люб­ви. Пес­ни Юры Хоя были не толь­ко в при­мер дру­гим смеш­ные, но и гово­ри­ли о жиз­ни в про­вин­ции луч­ше любо­го опу­са пан­ка-интел­лек­ту­а­ла. Тот же Тро­иц­кий ста­вил Хоя выше Лето­ва. Оно понят­но: музы­каль­но­му кри­ти­ку в (пост)советские вре­ме­на было труд­но изба­вить­ся от вез­де­су­щей серьёз­но­сти наше­го рока. Пес­ни «Сек­то­ра Газа» выгод­но отли­ча­лись на этом фоне тем, что пред­ла­га­ли наро­ду отдох­нуть. А уж все пре­тен­зии каса­тель­но низ­кой худо­же­ствен­но­сти бьют мимо кас­сы — с чего вооб­ще панк дол­жен обла­дать худо­же­ствен­ной ценностью?


НАИВ

Рас­пад СССР и нача­ло ста­нов­ле­ния капи­та­ли­сти­че­ской Рос­сии пол­но­стью изме­ни­ли оте­че­ствен­ную музы­ку. Совет­ские инсти­ту­ты попу­ляр­ной куль­ту­ры поте­ря­ли моно­по­лию на про­из­вод­ство музы­ки, а госу­дар­ствен­ные орга­ны боль­ше не кон­тро­ли­ро­ва­ли зарож­да­ю­щу­ю­ся инду­стрию. Про­бле­ма была в том, что рыноч­ные инсти­ту­ции ещё не сло­жи­лись: мно­гих музы­кан­тов, в том чис­ле и пан­ков, ожи­да­ла тоталь­ная неопре­де­лён­ность. Ста­рый мир с при­выч­ны­ми пра­ви­ла­ми рух­нул, а новый ещё не был собран.

В этой ситу­а­ции панк (и осо­бен­но груп­пы, появив­ши­е­ся в нача­ле 1990‑х годов) стал актив­но иссле­до­вать стиль, кото­рый потен­ци­аль­но обес­пе­чил бы нишу на рын­ке. Моло­дые груп­пы не стре­ми­лись вое­вать с систе­мой, кото­рая еле выжи­ва­ла и без пан­ков. Они иска­ли новый саунд, новое пози­ци­о­ни­ро­ва­ние, сло­вом — новую обо­лоч­ку, кото­рая отли­ча­лась бы и от стре­ми­тель­но теря­ю­ще­го акту­аль­ность рус­ско­го рока, и от это­са суб­куль­тур­ных движений.

В отли­чие от ран­них пан­ков, новые груп­пы нача­ла 1990‑х не жела­ли быть частью «город­ско­го дна». Более того, они вся­че­ски ста­ра­лись выде­лить­ся. В этом смыс­ле доволь­но пока­за­тель­на груп­па «НАИВ», собран­ная в Москве в 1989 году Алек­сан­дром «Чачей» Ивановым.

В про­ти­во­вес воз­вра­ту к кор­ням рус­ско­го рока «НАИВ» запи­сал аль­бом с абсо­лют­но запад­ным зву­ча­ни­ем. Switch-Blade Knaife содер­жал несколь­ко песен на англий­ском, пла­стин­ка вышла на лей­б­ле извест­но­го панк-жур­на­ла Maximumrocknroll. Суще­ству­ет леген­да, что релиз попал в руки Кур­ту Кобей­ну. Вока­лист Nirvana отре­цен­зи­ро­вал: «Это луч­шее, что я знаю о России».

В нача­ле 1990‑х, на пике откры­то­сти Рос­сии Запа­ду, тре­тья вол­на оте­че­ствен­но­го пан­ка в поис­ках аутен­тич­но­сти обра­ти­лась к клас­си­че­ско­му язы­ку пан­ка запад­но­го. Такие груп­пы, как «НАИВ» и «Тара­ка­ны!», виде­ли смысл жан­ра не толь­ко в отка­зе от кано­нов рус­ско­го рока, но и в непри­я­тии поли­ти­че­ско­го и эсте­ти­че­ско­го ради­ка­лиз­ма сибир­ских групп. Они же и ста­ли пио­не­ра­ми оте­че­ствен­но­го поп-пан­ка и пре­вра­ти­лись в крас­ную тряп­ку для «пра­виль­ных» панк-команд и про­чих субкультурщиков.


Король и шут

Для мно­гих «КиШ» бук­валь­но сино­ни­ми­чен пан­ку в Рос­сии. Иной вари­ант — Егор Летов. Хотя бли­же к «Коро­лю и шуту» тот же «Сек­тор Газа» — панк пони­мал­ся этой груп­пой отнюдь не как серьёз­ное пред­при­я­тие. Толь­ко если Хоя инте­ре­со­ва­ли буд­нич­ные вещи, то пес­ни «КиШа» посвя­ще­ны сказ­кам и небы­ли­цам. Это не поме­ша­ло, а, наобо­рот, спо­соб­ство­ва­ло попу­ляр­но­сти груп­пы и жан­ра: после «КиШа» про­грес­сив­ные слу­ша­те­ли ухо­ди­ли в более «труш­ный» пан­к/DIY-хард­кор.

С дру­гой сто­ро­ны, отход от налич­ной реаль­но­сти, как и внеш­ний, весь­ма ком­мер­че­ский вид кол­лек­ти­ва заклей­ми­ли «КиШ» как груп­пу для гов­на­рей. В послед­нее вре­мя ситу­а­ция меня­ет­ся, что, впро­чем, гово­рит боль­ше не о осо­знан­ном пере­осмыс­ле­нии насле­дия «КиШа», а о тен­ден­ци­ях сни­мать табу с так назы­ва­е­мой «попсы», куда груп­па вполне вписывается.


Pussy Riot

В то вре­мя как на Запа­де, по выра­же­нию Бэнк­си, граф­фи­ти ста­ли «пан­ком XXI века», в Рос­сии 2010‑х годов визу­аль­ное искус­ство и арт-акти­визм вышли в аван­гард ради­каль­ной кри­ти­ки доми­ни­ру­ю­щих смыс­лов. И самым ярким при­ме­ром про­ник­но­ве­ния выход­цев арт-сре­ды в панк явля­ет­ся Pussy Riot.

Отно­ше­ние к самой извест­ной фем-панк груп­пе про­ти­во­ре­чи­во. Pussy Riot лег­ко обви­нить в про­да­же пан­ка (и вы буде­те пра­вы), но так же про­сто их мож­но коро­но­вать как глав­ную панк-груп­пу XXI века. Ника­кая дру­гая панк-фор­ма­ция не при­вле­ка­ла к себе столь­ко вни­ма­ния, сколь­ко Pussy Riot — карье­ра ни дать ни взять по сце­на­рию Мал­коль­ма Макла­ре­на. Никто, кро­ме PR, в деся­тых не выли­вал на обще­ствен­ность такое гро­мад­ное вед­ро ледя­ной воды. Имен­но после скан­даль­но­го панк-молеб­на оте­че­ствен­ная куль­ту­ра сня­ла розо­вые очки и осо­зна­ла, что за луче­зар­ны­ми обе­ща­ни­я­ми о «евро­пей­ской Рос­сии» буду­ще­го гото­ви­лось совер­шен­но иное.

Одна­ко спра­вед­ли­во и то, что скан­дал с Pussy Riot стал для неко­то­рых участ­ниц груп­пы карьер­ным гам­би­том. Сей­час кол­лек­тив боль­ше похож на самый безум­ный со вре­мён «Тату» экс­порт­ный про­ект, чем на реаль­но опас­ную группировку.


Порнофильмы

Эта груп­па — бель­мо на гла­зу мно­гих. «Пор­но­филь­мы» не при­ни­ма­ют по самым раз­ным при­чи­нам и «пра­виль­ные» пан­ки, и пер­со­ны вро­де Заха­ра При­ле­пи­на. Послед­не­го, разу­ме­ет­ся, бесят либе­раль­но-настро­ен­ные пес­ни и низ­кая худо­же­ствен­ная цен­ность, а пан­ков — попу­ляр­ность, саунд, сошед­ший с эфи­ров «Наше­го радио», и лири­че­ские трю­из­мы. Уже по при­чине тако­го «неудоб­ства» для самых раз­ных фрак­ций «ПФ» мож­но сме­ло запи­сать в пан­ков. Хотя име­ют­ся и более вес­кие аргу­мен­ты: напри­мер, «Пор­но­филь­мы» при сво­ей попу­ляр­но­сти умуд­ри­лись остать­ся груп­пой с весь­ма чистой репу­та­ци­ей — ника­ких кон­цер­тов на «НАШЕ­ствии» в их туро­вой дея­тель­но­сти нет.

Глав­ное, что груп­па смог­ла сохра­нить инте­рес слу­ша­те­лей к гитар­ной музы­ке, кото­рая не боит­ся кри­ти­ко­вать истеб­лиш­мент. И хотя оче­вид­но, что основ­ной адре­сат «ПФ» — это «сред­няк» и «нор­мис», но дру­го­го кол­лек­ти­ва, спо­соб­но­го при­влечь к себе столь­ко вни­ма­ния подоб­ной музы­кой, в Рос­сии деся­тых не было.


Sonic Death

«Сони­ки» — вто­рая по важ­но­сти груп­па Арсе­ния Моро­зо­ва, пан­ка-хип­сте­ра, при­вер­жен­ца DIY-эко­си­сте­мы и одно­го из самых извест­ных людей в оте­че­ствен­ном андеграунде.

Sonic Death нико­гда не игра­ли панк чисто­га­ном, пред­по­чи­тая ему гараж­ный рок и блэк-метал. Одна­ко конец нуле­вых и все деся­тые они про­ве­ли в роли зако­но­да­те­лей новой анде­гра­унд­ной тусов­ки тех, кто преж­де был слиш­ком мал, что­бы пом­нить исто­рию оте­че­ствен­но­го панка.

Было бы гром­ко заявить, что Моро­зов один на сво­их пле­чах взрас­тил новое поко­ле­ние апо­ло­ге­тов анде­гра­ун­да. Хотя в совре­мен­ном под­по­лье нет дру­гой груп­пы, столь близ­кой к пан­ков­ской эти­ке и вос­тре­бо­ван­ной, как Sonic Death. Пусть Home Punk — пес­ня-шут­ка, но для всех тех до-два­дца­ти­лет­них, кото­рые откры­ли панк через видео на Юту­бе и тема­ти­че­ские плей­ли­сты, не было иной пес­ни, кото­рая бы луч­ше охва­ти­ла назре­ва­ю­щий (ещё домаш­ний) нонконформизм.

Да и потом, что может быть кру­че, чем интер­вью Моро­зо­ва для пор­та­ла и цита­де­ли рус­ско­го DIY-пан­ка Sadwave, где лидер «Сони­ков» рас­кри­ти­ко­вал глав­но­го идо­ла нефор­ма­лов — Кур­та Кобей­на. Пусть чело­век не опре­де­ля­ет себя как пан­ка, но такая пози­ция — самое насто­я­щее трикс­тер­ство и при­мер, что пан­ком чело­век ста­но­вит­ся отнюдь не из-за суб­куль­тур­ной лояльности.


Читай­те так­же «„Всё порви, нач­ни сна­ча­ла“: исто­ки и буду­щее пост­пан­ка в Рос­сии». 

Поделиться

Что насчет завтра? Устная история русского панка от советских времен до Pussy Riot

Александр Герберт


Александр Герберт — аспирант Университета Брандейса, специализирующийся на защите окружающей среды и молодежной культуре в позднем Советском Союзе.

Панк прибыл в Советскую Россию в 1978 году, сначала медленно распространяясь через черный рынок виниловых пластинок, а вскоре ворвавшись в контролируемые государством концертные залы, где властям было легче контролировать шумное молодежное движение . Урывками сцена росла и процветала, всегда на шаг впереди тайной полиции и неонацистов,  гласность,   перестройка,  и окончание холодной войны. Несмотря на несколько альбомов, вывезенных контрабандой из страны и выпущенных в Европе и США, большинство жителей Запада никогда не слышали о российском панк-движении, пока Pussy Riot не вырвались на международную сцену. Моя книга, история русского панк-рока от советских времен до Pussy Riot, технически представляет собой устную историю, но она также включает в себя несколько глав, написанных в публицистическом стиле, выражающих мое личное мнение о таких вещах, как панк в провинции и место Pussy Riot в сцена.

Как начинающий академический историк, одержимый архивами и нарративом, я задавался вопросом, может ли устная история быть адекватным методом, чтобы рассказать историю русского панк-рока. Как давний панк-рокер, я изо всех сил пытаюсь когда-либо принять академическую квинтэссенцию моей собственной субкультуры. В конце концов, устная история оказалась идеальным жанром для моих целей, потому что она позволяла актерам говорить за себя, а мне — развивать связное повествование.

Кроме того, панк имеет удивительную традицию устных историй.

История началась в 1978 году в Ленинграде, когда нескольким шумным молодым людям удалось послушать Sex Pistols, Boom City Rats и Ramones через незаконно перехваченные радиопередачи BBC. Представьте, что вы слышите эту музыку, но понятия не имеете, как выглядят музыканты! Свин, родоначальник ленинградского панка, возглавил банду пестрых подражателей среднего класса, пытавшихся подражать стилю «панка» в том виде, в каком они его понимали: непристойных, пьяных и оторванных от советского общества. Но звуки, которые они создавали, настолько сильно расходились с традиционным русским роком, что им был запрещен вход в новый поддерживаемый КГБ Ленинградский рок-клуб. Только перестройка дала таким панк-группам, как «Автоматические удовлетворители» и «Объект Насмешек», возможность выступить перед настоящей публикой. В этот момент панк стал настолько популярен, насколько это было возможно благодаря государственным реформам.

В этот период русская панк-музыка была довольно легкой по содержанию. Помимо мошеннических политических экспертов, пришедших из Сибири через Егора Летова и его панк-группу «Гражданская оборона», панк в столицах оставался явно аполитичным. Песни были о пьянстве, грязи и оскорбительных ценностях, далеких от советских эстетических идеалов, конечно, но уж точно не антипартийных (а в некоторых случаях русский панк-рок был даже прогосударственным).

Потом распался СССР и образовался идеологический вакуум. В 1990-е годы для России были наихудшие экономические условия за многие столетия, и многие люди искали какое-то понимание происходящего — мировоззрение. Некоторые нашли его в экологической политике, прорыночной демократии, анархизме, ортодоксальном ленинизме или наркотиках. Другие, что неудивительно, находили смысл в неонацизме и превосходстве белых. Внезапно парень, с которым вы ходили в Ленинградский рок-клуб, начал осаду на панк-шоу и угрожал избить панков, которые не уважают «матушку Россию».

Как следует из этого анекдота, 1990-е годы стали свидетелями значительной поляризации любой панк-сцены, существовавшей в Москве и Санкт-Петербурге. В этот период также зародился коммерческий панк, особенно в Москве, который форсировал появление новых «московских гигантов», таких как Distemper, Tarakany! и Наивно выбирать сторону между фашистами и нефашистами.

Но кое-что все же было хорошо. В Санкт-Петербурге культовое новое заведение Club TaMtAm создало пространство для уставших музыкантов-любителей и детей, пытающихся сбежать из дома. В Москве открылись и свои пространства — клуб Джерри Рубина, но главное — личные квартиры людей. В 19В 90-е годы в Москве сложилась сцена вокруг харизматичных антиинтеллектуальных интеллектуалов, которые использовали музыку и поэзию в качестве своего художественного средства. Сцена «формэйшн», или то, что я называю «интеллигентским панком», стала самостоятельным явлением, развивающимся на московских кухнях параллельно с появлением более широкой городской панк-сцены.

К началу 2000-х хардкор-панк-сцене все еще удавалось поддерживать хоть какую-то независимость от буквально тупиц, которые пытались проникнуть на их шоу. Но эти дети происходили из относительно обеспеченных семей, которые могли позволить себе броские футболки и свитера с логотипами западных групп. Такая поза и модная иерархия оттолкнули некоторых детей из рабочего класса, которые поняли, что им необходимо сформировать свою собственную сцену. Более того, кричащие хардкорщики мало что сделали для борьбы с угрозой национализма, предпочитая неконфронтацию за счет случайных избиений и произвольного насилия по отношению к невинным зрителям.

Примите участие в антифашистском движении. Московская антифа сплотилась вокруг нескольких влиятельных лиц, готовых провоцировать неонацистов, чтобы они не пускали их на свои шоу и площадки. Члены московского антифа волчьей стаей направились в провинциальные города, противостоя фашистам на улицах. Последовали драки, в которых с обеих сторон погибали люди. В одном случае мишенью стала модель-антифашистка, потому что ее фотографии были в Интернете. Она была жестоко заколота, лезвие не попало в ее легкие всего на дюйм.

Некоторые участники группы приносили на концерты оружие, чтобы раздавать его детям, и ввели систему приятелей для входа в метро. Все стало настолько жестоким, что российский государственный «Центр Э» — неофициальное название Центра по борьбе с экстремизмом — назвал как антифа, так и неонацистов «экстремистскими группами». Детям не потребовалось много времени, чтобы понять, что эта сцена делает нечто более продуктивное, чем вложение своего времени и денег в финансирование западных групп и лейблов. Они гарантировали безопасное пространство для будущих поколений и раз и навсегда сбрасывали со сцены ненавистную идеологию.

Вмешательства Антифы были успешными — по большей части. Сегодня можно пойти на русские панк-концерты, не наткнувшись на неонациста и не став жертвой насилия. Я бы не сказал, что место совершенно безопасное, так как полиция время от времени все еще вызывает ажиотаж, и кое-где определенно вспыхивают драки, но это не уличные дебоши и вряд ли в них замешаны фашисты. Антифашизм остается важным аспектом российской панк-сцены, но даже при этом время от времени можно услышать гомофобные или сексистские высказывания. Я не верю, что левые, говорящие такие вещи, полностью отдают себе отчет в том, что они говорят, но фраза «мне не нравятся певицы» определенно попахивает культурным высокомерием и страхом перед расширяющейся сценой. Панк-рокеры упорно трудились, чтобы обезопасить пространство от неонацистов; теперь пришло время сделать его безопасным для всех, кто хочет участвовать.

Вкратце суть повествования. Будучи неформальной устной историей, моя книга не претендует на полноту. Я опускаю много интересных историй и привожу небольшой теоретический анализ антропологии сцены или экономики культуры «сделай сам». Вместо этого я сосредотачиваюсь на важности пространства. История русского панка — это история о детях, выросших в государстве, которое заставляло их чувствовать себя отчужденными, и о том, как они собираются вместе, чтобы создавать, поддерживать и расширять пространство, где все они могут активно превращать это отчуждение во что-то прекрасное. Моя книга напоминает панкам (и даже ученым!) о важности пространства для того, чтобы люди чувствовали, что они принадлежат им, что они нужны и наделены полномочиями. Ни одна панк-сцена не идеальна, и размещение всей панк-истории одной страны на 300 страницах дает представление с высоты птичьего полета, а также план будущих улучшений. Я всем сердцем верю, что некоторые из положительных сторон панк-культуры — стрейтэдж, веганство, снижение вреда и аутрич — сегодня делают гигантские успехи в российской культуре. В следующий раз, когда будете в Санкт-Петербурге, обратите внимание на то, сколько сотрудников вашего местного веганского ресторана — хипстеры в татуировках. Книга называется «Что насчет завтра?» потому что я хочу, чтобы панки повсюду признавали и улучшали то, что у них есть, — делали как можно лучше и делали это сами.

Лучшие российские исполнители панк-рока

Доступна новая версия Last.fm, чтобы все работало нормально, перезагрузите сайт.

Рекомендуется далее
панк панк

  1. Не хотите видеть рекламу? Обнови сейчас

  2. Не хотите видеть рекламу? Обнови сейчас

  3. org/MusicGroup»>

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *