Паранджа что это такое фото: Хиджаб, чадра, паранджа — в чем разница? | Мультимедийные публикации Deutsche Welle на русском языке | DW

Содержание

Запрет на паранджу: где ее нельзя носить и почему?

  • Валерия Перассо
  • Всемирная служба Би-би-си

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Для многих европейцев паранджа является символом угнетения женщин в исламском мире

Власти Сенегала заявили, что рассматривают возможность полного запрета на ношение паранджи. По их мнению, под свободными одеждами, закрывающими лицо, могут скрываться вооруженные боевики, замышляющие нападения. Но Сенегал — не единственная страна, в которой власти говорят «нет» парандже.

Власти Сенегала подумывают о том, чтобы полностью запретить паранджу, чтобы не дать исламским боевикам свободно проникать на территорию страны.

Некоторые мусульманки носят на людях паранджу, которая закрывает лицо и все тело. При этом глаза скрывает специальная сетка, через которую можно видеть, но которая не дает ни малейшего шанса рассмотреть лицо.

Правительство Сенегала утверждает, что такая одежда является угрозой безопасности страны, потому что в прошлом боевики-исламисты пользовались женскими одеяниями для того, чтобы проносить взрывчатку.

Министр внутренних дел страны Абдулае Дауда потребовал более жестких ограничений на ношение одежды, полностью закрывающей лицо и тело. Сенегал живет под постоянной угрозой со стороны экстремистской группировки «Боко Харам», базирующейся в Нигерии.

Министр утверждает, что эта мера вовсе не направлена против мусульман, составляющих большинство населения страны. Однако это предложение возмутило тех, кто защищает право женщин закрывать и тело, и лицо, считая возможный запрет покушением на индивидуальные и религиозные свободы.

Вид женской мусульманской одежды зависит от религиозных и местных культурных традиций. Но что есть что?

На фотографиях отображены четыре вида такой одежды: (начиная с верхнего левого снимка и далее по часовой стрелке):

  • Хиджаб — головной платок, покрывающий голову и плечи, но оставляющий лицо открытым
  • Никаб — головной убор, как правило черного цвета, закрывающий лицо, но имеющий прорезь для глаз
  • Чадра — покрывало, закрывающее все тело с головы до пят, но оставляющее открытом лицо. Под чадру надевается головной платок меньшего размера
  • Паранджа — подобие халата без рукавов, скрывает не только все тело, но и полностью лицо, закрытое сеткой. К этому же типу одежды принадлежит и бурка — головной убор, полностью закрывающий верхнюю часть тела женщины.

Сенегал — не единственная страна, власти которой считают, что паранджа является угрозой национальной безопасности: аналогичное законодательство уже введено в четырех других африканских странах.

В тени «Боко Харам»

Ношение паранджи недавно запретили в трех центрально-африканских странах — Чаде, Габоне и Конго-Браззавиле. Камерун этим летом запретил ее ношение в районах на севере страны.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Камерун запретил паранджу на севере страны, опасаясь нападений боевиков «Боко Харам»

В Чаде запрет был введен после того, как в результате подрыва самоубийцы, одетого в паранджу, в июне этого года 33 человека были убиты в столице страны Нджамене.

Вскоре примеру Чада последовали Конго-Браззавиль и Габон, после того, как в Камеруне две женщины в паранджах подорвали и себя и окружающих, в результате чего погибли 13 человек.

Теперь их примеру может последовать и Сенегал.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Президент Сенегала заявил, что ношение паранджи несовместимо с умеренным исламом, которого придерживаются жители этой страны

И хотя в последнее время в самом Сенегале обстановка относительно спокойная, всего две недели назад власти арестовали двух имамов, обвиняемых в связях с экстремистскими организациями.

Впрочем, запрет на паранджу действует далеко не только в Африке.

В авангарде — Франция

В 2010 году Франция стала первой европейской страной, полностью запретившей мужчинам и женщинам закрывать лицо в общественных местах.

Французский сенат единогласно проголосовал за принятие закона, запрещающего появляться в общественных местах в парандже, а также в никабе, масках, балаклавах, шлемах или капюшонах.

Во Франции проживает около пяти миллионов мусульман, это самая крупная мусульманская диаспора в Западной Европе. Из них примерно две тысячи женщин постоянно носили паранджу.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Французские мусульманки протестуют против запрета на ношение паранджи около полицейского трибунала

Бывший в ту пору президентом Николя Саркози заявил, что паранджа не приветствуется на французской земле. Он отметил, что эта одежда несовместима с идеей интеграции и светским характером французского государства.

В 2004 году в стране был принят закон, запрещающий общественную демонстрацию религиозных символов или одежды.

Французский закон, запретивший паранджу, также привлекал к ответственности тех, кто заставлял женщин скрывать лицо: им грозит крупный штраф и заключение в тюрьму сроком на один год.

Противники закона утверждали, что он направлен исключительно против мусульманок. В 2014 году они попытались оспорить его в Европейском суде по правам человека, но не преуспели.

Бельгия, Нидерланды и так далее

Бельгия последовала примеру Франции в 2012 году, запретив по соображениям безопасности ношение любых одежд, затрудняющих установление личности в общественных местах.

Автор фото, GETTY IMAGES

Подпись к фото,

В итальянском городе Варалло местные власти запретили ношение паранджи и исламского купального костюма «буркини»

Нидерланды полностью запретили паранджу в школах в 2007 году, а позднее расширили запрет и на общественные места: от транспорта до университетов. Скрывать лицо не разрешается и представителям определенных профессий.

Например, сотрудники суда не могут скрывать лицо, потому что государство должно оставаться нейтральным. Паранджа не рекомендуется и тем людям, чей род деятельности предусматривает работу с клиентами лицом к лицу.

На настоящий момент только эти три страны Западной Европы ввели полный запрет на паранджу, в остальных существуют региональные ограничения.

Барселона запретила закрывать лицо на рынках и в общественных зданиях. Аналогичный запрет существует в залах суда в Дании.

Паранджа полностью под запретом в германской земле Гессен и в некоторых городах Италии.

Смена направления

При этом некоторые страны отошли от запретов, существовавших на протяжении долгих лет, и смягчили правила ношения исламской одежды.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Женщина в парандже около здания суда в Гааге до того, как паранджа была запрещена в мае прошлого года

Турция отменила запрет на ношение головного платка в общественных местах в 2013 году. Правящая партия Справедливости и развития утверждала, что этот запрет не дает возможности женщинам, придерживающимся более строгих исламских правил, работать в сфере образования и государственных учреждениях.

При этом светская часть турецкого общества стала опасаться, что это может стать первым шагом на пути исламизации страны, в которой законы шариата начнут влиять на жизнь традиционно светского государства.

Однако из возражения были отметены. Теперь женщины могут носить хиджаб в общественных местах, но полностью закрывать лицо и тело по-прежнему является незаконным.

Автор фото, GETTY

Подпись к фото,

Паранджи имеют свои региональные особенности. На этом снимке — женщины из Афганистана

Сирия с 2011 года разрешила учителям носить закрывающие лицо никабы. Ранее министерство высшего образования запрещало закрывать лицо в университетах, опасаясь растущей радикализации среди студентов-мусульман.

Аналогичным образом Тунис снял запрет на головной платок в январе 2011 года.

До этого женщин этой североафриканской страны самым убедительным образом призывали отказаться от хиджабов. Их часто останавливала полиция, требующая снять платок, поскольку правительство считало это проявлением религиозного фанатизма.

Кто заставляет таджичек надевать паранджу?

  • Анора Саркорова
  • Русская служба Би-би-си, Душанбе

Автор фото, Getty

Интерес к религии в Таджикистане в последние годы сильно возрос. Темпы исламизации страны наиболее заметны в Душанбе, в Согдийской и Хатлонской областях, расположенных на севере и на юге страны, а также в районах, находящихся в непосредственной близости от таджикской столицы. Здесь все больше женщин и девочек носят хиджаб или паранджу.

В Горном Бадахшане и Раштской долине предпочтение отдают привычным национальным головным уборам — платкам, которые повязывают поверх головы.

Паранджа и длинный черный халат — не традиционная для женщин Центральной Азии одежда: подавляющее большинство женщин в Таджикистане, особенно в сельских регионах страны, всегда носили головные платки.

Власти опасаются активизации исламских сил, в связи с чем они ввели запрет на ношение хиджабов в учебных заведениях страны. Но это не останавливает женщин, которые все чаще следуют исламской моде.

Как показали результаты исследования, проведенного комитетом по делам женщин при правительстве Таджикистана несколько лет назад, более половины таджикских женщин, надевающих хиджаб, делают это по принуждению, пытаясь тем самым сохранить семью.

Хиджабы могут стать серьезным препятствием при поиске работы в Таджикистане, но, с другой стороны, могут помочь правоверным мусульманкам скорее выйти замуж.

Носить или не носить хиджаб — этот вопрос в Таджикистане становится все более актуальным. Многие женщины говорят, что все чаще слышат упреки в свой адрес по этому поводу: почему, мол, не в хиджабе?

Другие призывают соотечественниц помнить об обязанностях мусульманской женщины, которой ислам рекомендует покрывать голову.

Я встретилась с двумя таджикскими женщинами, одна из которых носит хиджаб, а вторая — нет, и спросила у них, что они думают об исламизации, принуждении и праве на свободу выбора.

Зульфия Садыкова — известная таджикская актриса:

Мой муж никогда не был против того, чтобы я работала. Моя творческая, актерская жизнь началась в советское время, и тогда к представителям творческих профессий в Таджикистане относились по-особенному. Актеров уважали, любили. Быть художником, актером, танцовщицей было престижно.

После замужества я некоторое время носила традиционный таджикский платок, так как это делают все таджикские невесты. Кроме того, в сельских районах платки носили всегда. И я носила — это дань традиции, но хиджаб я не носила.

Сейчас в стране очень много женщин, носящих мусульманские головные уборы. У меня к этому неоднозначное отношение, как и к выбору этих женщин. Постараюсь объяснить свою позицию.

Честно признаюсь, мне пришлось долго привыкать к появлению на улицах все большего числа женщин в хиджабах. Первые годы не могла понять, что заставляет их надевать головные уборы, ведь в Таджикистане горцы никогда не носили хиджабов. Да, носили платок, но лицо не закрывали. Хиджабы, никабы, паранджа – не наша традиционная одежда, все это внешнее влияние.

Когда начался весь этот процесс, мне вспомнилось, как в начале века женщины-таджички сбрасывали паранджу, за что многие из них были убиты, растерзаны. Для того времени это был поступок. И теперь наши женщины вновь добровольно возвращаются к тем временам. Я убеждена, что возврат к традиции закрывать лица женщинам не является добровольным и обдуманным шагом.

Недавно две мои дочери тоже стали носить хиджаб. Я была удивлена их выбором, но они имеют право на свободу выбора. Дочери образованы, начитаны. Но они захотели носить хиджаб. И я приняла их выбор, хотя не могу сказать, что согласна с ним.

Мы живем в светском государстве, в котором законы защищают права всех. Мне бы не хотелось, чтобы при выборе своего жизненного пути, убеждения главным аргументом стал диктат, страх, принуждение. У каждого человека должен быть выбор.

Ойша Халимова, жительница Душанбе, 21 год:

Я ношу хиджаб три года. Меня никто не заставлял носить мусульманский головной убор. До замужества я не носила хиджаб, а после того как вышла замуж, супруг сказал, что ему бы хотелось, чтобы я надела его. И я стала носить, ведь желания мужа — закон для жены.

В школе я проучилась до девятого класса, после этого нигде не училась. Совершаю ежедневные пятикратные намазы. Работать муж не разрешает. Если разрешит, обязательно буду работать. Носить хиджаб – обязательное условие для каждой мусульманки.

Мама моя в молодости платок не носила, но сейчас носит. Сейчас у меня почти не осталось подруг. Все вышли замуж и на встречи времени не осталось. Большинство из них после свадьбы стали носить такие же головные уборы.

Согласна, что выбор должен быть у каждой женщины, но если муж сказал, то необходимо подчиниться. Слушаться мужа — одно из требований ислама. Я не сниму хиджаб никогда, даже в Москве я его продолжала носить, когда ездила к мужу, который работал в России.

Ни в России, ни в Таджикистане пристрастного или плохого отношения к себе не чувствовала. Ко мне спокойно относятся.

Паранджа: «в чужой монастырь» или свобода во всем

Они хотели бы быть французами, но чувствуют себя «понаехавшими»

Георгий Мирский (Г. М.): Дело в том, что первое поколение, которое приезжает в Европу, оно радо радешенько, что из нищей страны выбралось, наконец, туда, где можно по-человечески жить. Они плохо знают язык, они всю жизнь будут говорить с акцентом, они понимают, что не станут настоящими англичанами или французами, но они благодарны стране, которая их принимает. А вот второе, а тем более третье поколение, оно уже прекрасно говорит по-английски и по-французски и претендует на абсолютное равноправие.
И.Я.: А живет обычно хуже?
Г.М.: Не обязательно живет хуже. Как правило, речь идет о том, что они ощущают дискриминацию при приеме в университеты и на работу. Некоторую дискриминацию. Тем не менее, никто с голоду не умирает. Тут другое. Они хотели бы быть такими же, как коренные жители, но чувствуют, что на них все-таки смотрят как на тех, которые «понаехали».

И.Я.: И тогда, как символ противоречия, наоборот, подчеркивание того, что я другой?
Г.М.: Да. И вот я вам приведу пример. Однажды я сидел в Лондонской библиотеке — London School of Economics, и рядом со мной сидела женщина в платке, не в парандже, вы ведь знаете, слово «хиджаб» означает любое одеяние, которое закрывает, согласно Корану. Женщина не должна закрывать лицо ни в коем случае. В Коране этого нет. Большинство этого не знает. В Коране она должна закрывать руки и ноги, а лицо – ни в коем случае. Так вот, она сидела с этим платком, который тоже называется хиджаб, а поскольку мы разговорились на другие темы, я потом осмелился ее спросить: а для чего, собственно, Вы это надеваете? «Понимаете, если я не буду надевать этот платок, то чем я буду отличаться от какой-нибудь испанки или румынки»? А что плохого – испанка, румынка? «Нет, я хочу, чтобы все видели, что я мусульманка». Я говорю: но тогда люди будут смотреть на Вас как на чужую. Посмотрите: ходят вокруг люди, приехавшие из разных стран – поляки, греки, румыны, они почти что англичане. Никто не скажет, что это чужой человек какой-то. А вот глядя на Вас, все скажут: эта не наша. Уже получается, что вы образуете некое общество внутри общества. Она говорит: «Этого как раз мы и хотим. Мы, мусульмане, мы этого хотим».
Дело в том, что однажды, уже не в Лондоне, а совсем в другом месте, в городе Наманган, в Ферганской долине, в Узбекистане, я был приглашен на свадьбу. Узбекский парень женился на таджикской девушке. Я на эту тему стал с ними говорить, потому что по лицу сразу видно: таджичка. Он говорит: это неважно, важно, что мы оба мусульмане. Я подумал, что если бы итальянский парень женился на испанской девушке, он бы сказал: важно, что мы оба католики? Я думаю, что нет.

Ислам как политика и как религия

И.Я.: Хочу задать еще вопросы. Если грубо делить тех, кто за и тех, кто против французского решения из числа активных граждан в Интернете пишущих, позиция за ношение паранджи объясняется просто: со своим уставом в чужой монастырь лезть не надо. Если вам хочется носить паранджу, пожалуйста, у себя, в Саудовской Аравии, в Иране, где угодно, но поскольку вы хотите жить в Европе, видимо, претендуя на все европейские блага, социальное обеспечение и прочее, тогда, пожалуйста, соблюдайте наши правила. Грубо так. Те, кто против запрета на ношение паранджи, придерживаются двух точек зрения, по мне, странных, но тем не менее. Одна — ультралиберальная, ультраевропейская: у нас свобода, и поэтому мы допускаем ношение, чего хотите. Ну, конечно, без эпатажа: не надо ходить голышом по улицам, но поскольку паранджа – это не голышом, то — пожалуйста. И вторая точка зрения: запрет на ношение паранджи – это некая попытка пробкой от бутылки заткнуть вулкан, все равно ветер с Востока одолеет ветер с Запада, никуда от этого не деться, остается только наслаждаться ситуацией. Я так понимаю, что Вы оба – за запрет. Я не нашла человека, который был бы против запрета. Среди моих знакомых таковых не нашлось. И, тем не менее, я хочу попросить вас обсудить еще раз точки зрения тех, кто поддерживает ношение паранджи. И этих ультралибералов, Татьяна. А Вас, Георгий Ильич, я прошу прокомментировать ту позицию, что мы просто затыкаем вулкан маленькой затычкой. Татьяна, пожалуйста, Вам слово.

Т.Щ.: Абсолютно не согласна с ультралибералами, потому что, на мой взгляд, они исходят из ситуации, которая когда-то была, и ее уже нет. Франция – страна, которая вбирала в себя разные культуры.
Она вобрала в себя много культур, в том числе и русскую, и это очень хорошо. Но произошла другая вещь. Мы говорим не о религии «ислам», мы говорим о политике «ислам», которая пытается завоевать западный мир, завоевать Европу и подчинить своим правилам. То есть, во Франции, подумайте, с 1922 года, если не ошибаюсь, не было ни одной мечети построено, а сегодня – около трех тысяч мечетей уже, и все им мало.
И.Я.: Но построено потому, что люди приезжают.
Т.Щ.: Разница такая. Ты приехал, окей, ты хочешь жить в этой культуре. Я за то, вообще, чтобы ввести в Европейскую Конституцию понятие, что Европа основана на христианских ценностях, на христианской культуре — это в основе Европы лежит. А они говорят: у вас столько храмов, а мы хотим столько же мечетей, потом говорят: нас больше, нам нужно еще больше мечетей. А мы хотим на улице, на площадях молиться. Как, вы этого не хотите?! Если идет такое активное завоевание, а это совсем не то, что просто стекаются люди со всего мира, то этому нужно ставить преграду, иначе размоет французскую культуру.

И.Я.: Ты веришь в то, что это некое направленное движение, которое придумано кем-то, финансируется кем-то?
Т.Щ.: Да, есть французская идентичность. Ультралибералы говорят: нет никакой идентичности, а я говорю, что есть французская идентичность, и Франция, как ни одна страна, сохраняет свою историю, культуру, с римских времен еще, и все бережно сохраняет, и очень важно это сохранить. 

Целомудренная паранджа и «растленный Запад»

Г.М.: Ну, это просто капитулянство. Знаете, есть люди, которые скажут, что все равно безнадежно, ислам овладеет всем миром. Это все совсем не так. Если посмотреть на исламистов – всегда нужно делать разницу между исламом как религией и радикальным политическим течением, которое называется «исламизм», так вот, если посмотреть на цель исламистов, вплоть до самых радикальных, до «Алькаиды» — в этом году будет десять лет, как они взорвали башни-близнецы в Нью-Йорке – они не хотят захватить весь мир или, тем более, создать Халифат, это не возможно.

Можете себе представить, чтобы миллиард китайцев обратили в ислам, хотя бы? Нет. Они хотят прийти к власти в нескольких ключевых мусульманских странах. Это Пакистан, Саудовская Аравия, Египет и Иордания, поскольку она рядом с Палестиной. И задача будет выполнена. Избавиться от западного влияния. Для них Запад, особенно Америка — это не христианская страна. Неправильно было бы думать, что это война религий, что они против христианства. Ничего подобного. Если с ними поговорить, они скажут: какая там Америка — христианская страна. Это совершенно аморальное, безбожное, растленное общество. Вот, как они скажут. Они хотят уберечь свои страны, потому что Сатана, Шайтан Великий – это не просто захватчик, агрессор, это еще и великий соблазнитель. Он размывает ценности мусульманские. Что касается тех, кто ведет эту борьбу во Франции или в Англии, то таких активных незначительное меньшинство, но именно будучи активными, энергичными, а главное, фанатично настроенными, особенно после начала иракской войны.
.. Смотрите, те пакистанцы, которые совершили теракт в Лондоне шесть лет тому назад в метро и в автобусе, они родились в Англии и жили в Англии, и многие другие, которых схватывают.
И.Я.: Это второе и третье поколение, о котором Вы говорили.
Г.М.: Да. Говорят даже, что на одном процессе всем было смешно, как эти террористы говорили с провинциальным йоркширским акцентом в Англии, так что это люди, которые вроде бы принадлежат к этому народу, но опасность в том, что если они будут все время подчеркивать, как та женщина: важно, чтобы все видели, что я – мусульманка — это мусульманская солидарность, общность, тогда получается, что это будет общество внутри общества.

Кто оплачивает «паранджу»

И.Я.: Георгий Ильич, а Вы верите в то, о чем Татьяна упомянула, в эту направленность движения? Оно не такое, что каждый хочет жить там, где ему лучше, а вот из какого-то центра, к примеру, из Саудовской Аравии, все это планируется каким-то образом, финансируется?
Г. М.: Это финансируется, безусловно. Есть специальные люди, проповедники, очень красноречивые, прекрасно говорящие по-французски или по-английски, и эти люди, конечно, имеют цель. Не у всех одинаковая. У самых крайних цель – сделать, как тогда говорили,  «Лондонестан», сделать Англию и британскую корону мусульманской. Но таких, конечно, ничтожное меньшинство. Большинство мусульман, живущих в Англии и во Франции, их не поддерживает, но, понимаете, какая вещь – трудно выступать против крайних. Их тут же обвинят, что они против ислама, предают ислам, и даже те проповедники, исламские ученые многие, которые считают, что нельзя вот так вот себя вести, подчеркивать все время свою самобытность, они боятся, потому что им тут же заткнут рот их современники, которые скажут: «Ага, значит, ты на стороне европейцев, ты против ислама». Понимаете, они подвергнутся остракизму. Это страшная вещь. Это движение захватывает, понимаете, оно всё ширится. И когда мы видим, что где-нибудь в Италии человек подает иск в суд, что он каждый день ходит на работу, и вот висит распятие, а ему противно смотреть — убрать с этого места распятие.

Или в Норвегии или в Дании это было, не помню — убрать из магазина игрушки поросят, детские игрушки поросят, потому что невозможно на них смотреть. Чем дальше, тем больше. Если это будет продолжаться, это будет не то что государство внутри государства, хотя в какой-то мере… Требовать, чтобы судили мусульман не по общим законам, а по законам шариата. Значит, и многоженство… А так дело дойдет до того,  что…
И.Я.: Ну понятно, забрасывать камнями и казнить на площадях.
Г.М.: В Каране нет этого, чтобы забрасывать камнями, кстати. Просто сорок ударов кнутом.
Т.Щ.: А убей неверного есть в Каране?
Г.М.: Нет, убей нет. Убей только в том случае, если он нападает на ислам.

Сбудется ли апокалипсический прогноз о мусульманской Европе

И.Я.: Георгий Ильич, скажите, всё-таки эффективная тогда получается мера всего лишь запрета паранджи? Она важна как некий символ противодействия этой исламизации?
Г.М.: Она важна. А больше я даже не знаю, что можно сделать. Ну, запретить везде, отвергнуть эту идею, что мусульман нужно судить по своим мусульманским законам, по шариату. Вы живете, граждане, в Англии или Франции, будьте любезны… Вас будут судить по законам этой страны.
И.Я.: Сделать можно одну очень простую вещь: закрыть въезд.
Г.М.: Нет. Это уже очень трудно сделать. Потому что закрыть въезд можно для новых. Но те, кто уже приехал… Вот как вы запретите молодому человеку, который родился в арабской семье в Париже? Когда он вырос, он хочет взять к себе в жены алжирскую девушку. Значит, он берет ее, он едет за ней в Алжир. Она привозит своих родственников: мать, теток, и так далее. У всех появляется тоже потомство. Они вырастают, и тоже хотят жениться на своих девушках. И всё больше и больше…
И.Я.: Отсюда есть апокалипсические прогнозы о том, что к 2050-му году половина Европы будет мусульманской.
Г.М.: Нет, это неверно. Судя по наиболее авторитетным исследованиям, с которыми я знаком, максимум, что может быть – это процентов пятнадцать.
И.Я.: А сейчас?
Г.М.: Сейчас в разных странах по-разному. Где — четыре, где — пять, где — десять процентов. Но всё равно это вызывает у многих очень большое беспокойство, потому что бросается в глаза. Именно потому, что они сами подчеркивают. Никто не будет говорить, сколько греков в Англии, или сколько румын во Франции. Потому что они как-то живут среди людей. А когда нарочито подчеркивают: мы — мусульмане, они всем бросаются в глаза. И кажется, что их больше, чем их есть на самом деле.

Грозит ли России всеобщая мусульманизация

И.Я.: Георгий Ильич, последнее, что мне хотелось бы обсудить — на самом деле, тема важнейшая — нам, России, почему это не угрожает?
Г.М.: Это нам не может угрожать, потому что, в основном, российские мусульмане – это люди, которые здесь жили в течение многих сотен лет.
И.Я.: И паранджи у нас нет.
Г.М.: Скажем, татары. Там нет никакой паранджи. Там фактически нет шариата. Я бывал в Татарстане, там совершенно таких проблем нет. Даже, я вам скажу, в Казахстане – это уже не наша страна, но всё равно, там тоже нет таких проблем. Казахи сами мне говорили, что мы не какие-то горцы там.
И.Я.: А приехать к нам не приедут беженцы. У нас холодно…
Г.М.: Казахи – нет.
И.Я.: Нет, например, из Туниса сейчас бегут.
Г.М.: Это исключено. У нас своих проблем хватает. У нас вот Кавказ. А там, как раз, в отличие от татар или казахов, очень распространены именно не исламские, а исламистские тенденции. То, что называют ваххабиты там. Ведь спрашивается: чем руководствуются те, кто посылает в Москву убийц, чтобы они взрывали метро или аэропорт. Некоторые говорят: чтобы запугать. Что значит, запугать? Ерунда. Ну, как запугаешь русского человека? Что, он перестанет ходить на работу? Или перестанет служить в армии? Дело же не в этом совершенно. Все эти теракты имеют совершенно определенную цель: вызвать здесь, в Москве, в России, такой взрыв антимусульманских настроений, которые, в свою очередь, вызывают антироссийские настроения среди мусульман. Чтобы русские говорили: «Выгнать к черту всех мусульман, избавиться от Кавказа!» А чтоб мусульмане кавказские говорили: «Русские ненавидят ислам и борются против него». Вот! Вбить клин!
И.Я.: Ну хорошо, смотрите: у нас в Москве в Кузьминках выступают же местные жители против строительства еще одной мечети. У нас выступают жители Москвы против того (я в том числе), чтобы резали баранов на улицах. Против того, чтобы молились на площадях. Мы же тоже выступаем против этого. Как Вы считаете, это будет нарастать — это вот противоречие? Татьяна, и к тебе тоже этот вопрос.
Т.Щ.: На мой взгляд, разница с Францией… Франция – это сложившаяся нация. Она постепенно складывалась и очень долго складывалась. Наконец, она когда-то сложилась. Когда мы говорим «француз», кто бы он ни был…
И.Я.: То есть, у них есть гражданская нация.
Т.Щ.: Да. Это гражданская нация. Вот у нас когда говорят: национальный вопрос, то национальный – это как бы этнический. Это же глупость: этнический вопрос на сегодняшний день. Это вопрос культурный. В России нация эта не сложилась. Ничего общего между русским и, например, чеченцем не было, нет и не будет.
И.Я.: И называть их россиянами мог только Борис Николаевич Ельцин.
Т.Щ.: Да. Это разные культуры. Можно говорить о конфедерации, грубо говоря. Вот у нас есть такое, у нас вот и китайцы живут, а вот у нас чеченцы так живут, вот у нас татары так живут. Каждый как хочет, так живет. Тогда мы говорим: есть Москва – исторически русский город. Поэтому мы не хотим, чтобы здесь резали баранов, мы не хотим здесь мечетей. Нет, ну есть там одна, две, ну хватит. Это русский город. А вот Казань – это татарский город. Там тоже есть русские, там тоже есть какая-нибудь церковь. Но это, в основном, татарский город. И если туда, скажем, очень много будет приезжать русских, будет не то.
И.Я.: То есть, всё-таки, это модель сегрегации, когда эти — отдельно, а эти — отдельно. Но получится ли так?
Т.Щ.: Я не уверена.
Г.М.: Пока это нигде не получилось. Поэтому, вы знаете, что и Саркози, и Кэмерон выступают с признаниями, что концепция мультикультурализма провалилась.

А как же права человека?

Т.Щ.: А вот давайте я вам расскажу то, что произошло во Франции в прошлом году в городе Гренобль. Некий араб, мусульманин, соответственно, рецидивист-бандит ограбил казино. Его стал преследовать полицейский. Полицейский выстрелил — он не остановился. Полицейский его застрелил. В мечети в Гренобле собралась тысяча мусульман, которые после этого вышли и стали громить город. Вот когда высылка цыган была – это только для того, чтобы отвлечь внимание от этого. Они стреляли в полицейских, они стреляли в полицейские машины. Жители были в таком ужасе…
И.Я.: Мы даже не знаем ничего об этом!
Т.Щ.: Из-за этого Саркози сделал акцент на эту высылку цыган, которых обычно тихо высылают каждый год. Просто, чтобы отвлечь внимание от этого кошмара.
И.Я.: Что делать?
Т.Щ.: Имамов, проповедующих вот это: пусть Франция живет по законам шариата, высылать! Граждане они Франции – не граждане. Просто высылать. Просто сказать открыто. Ввести в Евроконституцию это понятие. Где наша идентичность? Пропишите ее, чтобы это письменно было написано: мы то допускаем, а это – не допускаем.
Г.М.: Знаете, это все очень трудно сделать, потому что господствующая идеология в странах Западной Европы – это левая либеральная идеология. Левая интеллигенция еще с XIX века была настроена антибуржуазно.
И.Я.: Поэтому коммунистов поддерживала в России.
Г.М.: Да. Начиная с Бальзака. Потом это был антиимпериализм. Поэтому они поддерживают палистинцев против Израиля. Хотя среди левой интеллигенции очень много евреев, тем не менее, всегда левая интеллигенция поддерживала палестинцев, поддерживала борьбу угнетенных народов против империализма. И до сих пор это чувство вины по отношению к бывшим угнетенным народам, и сознание того, что права человека требуют, чтобы у него было свое мнение. Политкорректность…
И.Я.: Вредная штука…
Г.М.: Да. Вот это всё приводит к тому, что, когда начинают предлагать такие жесткие меры, говорят: а как же права человека? За что ж мы боролись? Весь прогресс, все либеральные идеи, всё, к чему мы шли. .. Общественное мнение очень трудно переломить. Но оно переламывается на конкретных примерах. Когда такие вещи, как в Гренобле, происходят, то мало-помалу в людях происходит перемена. И поэтому многие даже из числа интеллигенции, журналисты и прочие, которые задают тон, властители дум, они сейчас уже начинают думать по-другому. И, кроме того, происходит усиление правых партий, националистических.
Т.Щ.: Не правых, а ультраправых.
И.Я.: Даже в Финляндии, мы видели, на выборах третье место получили «Настоящие финны».
Т.Щ.: По социологическому опросу считается, что во второй тур президентских выборов в 2012 году во Франции выйдут одна социалистка, и дочь Люпена.
И.Я.: То есть другими словами, женщины рулят! Мы заканчиваем. Это безумно интересная тема. И мне очень нравится тот формат, который мы с вами на ходу изобрели, поскольку, честно вам скажу, мы это делаем первый раз. Это был живой опыт, и я буду стараться впредь придумывать интересные вопросы, которые заботят аудиторию. И мы также будем собираться и эти вопросы обсуждать. И я думаю, еще не раз мы коснемся темы мультикультурализма, и того, как нам жить дальше. Потому, что я вот уже точно знаю, что в следующий раз мы поговорим о том, как быть с гастарбайтерами в России. Потому, что эта тема наших людей волнует больше любой другой. Моя попытка на молодежном семинаре поговорить о внешней политике провалилась вообще. Неинтересно. Интересно только одно: они к нам приезжают, и что нам с ними делать. Более того, молодые люди называют ИХ человеческим материалом. На этом мы заканчиваем. До следующего раза. Спасибо вам огромное. И спасибо за внимание. Я надеюсь, что вы досмотрели до конца, потому что посмотреть, как либералы занимают жесткую позицию – тоже очень интересно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Смотреть круглосуточный канал RIAN TV>>

Шейла, хиджаб, химар, чадра, никаб, паранджа — как отличить? (фото)

В ФРГ не утихают споры по поводу частичного запрета мусульманской одежды, закрывающей лицо. Но речь не только о парандже. Чем отличаются разные виды женской одежды мусульманок.

Шейла

Длинный прямоугольный шарф, который свободно оборачивают вокруг головы и кладут на плечи. Шейлы бывают разных цветов. Данный вариант головного убора наиболее распространен в странах Персидского залива.

Хиджаб

В более широком смысле хиджаб — это любая одежда, соответствующая нормам шариата. Однако в западных странах хиджабом называют традиционный женский мусульманский платок, полностью скрывающий волосы, уши и шею и в большинстве случаев слегка покрывающий плечи. Лицо при этом остается открытым.

Хиджаб амира

Этот головной убор состоит из двух частей. Одна из них плотно облегает голову наподобие шапочки, другая представляет собой шарф, который часто имеет форму рукава и надевается сверху, закрывая плечи. Само слово «амира» переводится с арабского как «принцесса».

Химар

Накидка с прорезью для лица, закрывающая волосы, уши и плечи и доходящая до талии. Химар распространен на Ближнем Востоке и в Турции.

Чадра

Длинное покрывало, закрывающее все тело с головы до пят. Чадра никак не крепится к одежде и не имеет застежек, женщина обычно сама придерживает ее руками. Сама чадра лицо не закрывает, но при желании женщина может закрыть лицо краем покрывала. Кроме того, ее часто носят в сочетании с никабом. Распространена в Иране.

Никаб

Головной убор черного цвета, полностью закрывающий лицо и волосы и оставляющий лишь прорезь для глаз. Никаб сочетают с другими видами традиционной мусульманской одежды, например с абайей — длинным платьем с рукавами и без пояса. Чаще всего никаб носят в странах Персидского залива, Йемене и Пакистане.

Паранджа

Длинное покрывало, полностью закрывающее тело и лицо. Прорезь для глаз в парандже закрыта плотной сеткой — чачваном. Этот вид одежды распространен в Средней Азии и Афганистане.

DV

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Это начало моего тюремного заключения: в Афганистане паранджа подорожала в 10 раз после прихода к власти талибов

Афганские женщины

Цены на паранджу (женское одеяние, покрывающее все тело с головы до ног) в Кабуле и других населенных пунктах Афганистана выросли в 10 раз после захвата власти движением «Талибан» (запрещено в России) в августе 2021 года. Об этом сообщает India Today.

По мере того, как талибы подступали к Кабулу, местные женщины начали скупать и носить паранджу на улице. Причиной стали страх перед наказанием за слишком откровенную одежду. Дело в том, что при прошлом правлении талибов (1996−2001) девочки старше 10 лет и женщины должны были в обязательно порядке носить на улице паранджу. Они также не имели права учиться, работать и выходить на улицу без сопровождения мужа или родственника мужского пола.

Женщины в парандже

Конец свобод для афганских женщин

«Раньше большинство наших клиентов были из провинций, — рассказал торговец Ареф, который продает паранджи. — Теперь их покупают кабульские женщины». Одна из покупательниц отметила стремительный рост цен на одежду. «В прошлом году эти паранджи стоили 200 афгани (172 рубля). Сейчас они пытаются продать их нам за 2000−3000 афгани (1720−2573 рубля)», — сказала она.

Другая афганская женщина рассказала, что ей пришлось провести несколько часов в банке, пытаясь снять как можно больше наличных. Паранджа продается лишь на рынках, где можно расплатиться только бумажными деньгами. Однако она не успела попасть на рынок до его закрытия в воскресенье, так как владельцы магазинов спешили вернуться домой. Женщина призналась, что в ее доме есть одна или две паранджи, которые делят она, ее сестра и мать. «Возможно, вместо паранджи мы сошьем из простыни какой-нибудь хиджаб (платок, закрывающий тело и/или лицо — прим. Robb Report)», — поделилась она.

Женщина заявила, что никогда не думала, что столица страны так быстро падет перед натиском талибов. По ее словам, люди говорили, что Кабул может простоять еще год или около того. Но теперь моральный дух утрачен. «Армия просто отдает Кабул талибам», — сказала она. Женщина поделилась опасениями за свою жизнь, а также посетовала на крах правительства, за создание которого люди так боролись, а также за конец свобод для афганских женщин. «Мы годами боролись за то, чтобы выйти на свободу. Неужели нам нужно снова бороться за то же самое? Чтобы получить разрешение на работу, чтобы получить разрешение на посещение больницы в одиночку?» — сказала она.

«Ношение чадры — начало моего тюремного заключения»

В некоторых семьях паранджа стала причиной конфликта между поколениями. Дело в том, что в настоящее время две трети населения Кабула моложе 30 лет. Соответственно, большинство из них никогда не жили под контролем «Талибана». Так, родители 26-летней студентки Хабибы умоляют ее и ее сестер надеть паранджу до того, как талибы войдут в город, но она сопротивляется.

«Моя мама говорит, что мы должны купить паранджу. Мои родители боятся талибов. Моя мама считает, что один из способов защитить своих дочерей — заставить их носить паранджу», — говорит Хабиба. «Но у нас в доме нет паранджи, и я не собираюсь ее покупать. Я не хочу прятаться за тканью, похожей на занавеску. Если я ношу паранджу, это означает, что я признаю власть талибов. Я дам им право контролировать меня. Ношение чадры — начало тюремного заключения в моем собственном доме. Я боюсь потерять достижения, за которые я так упорно боролась», — сказала девушка.

Уже есть сообщения о том, что талибы делают с женщинами в районах, которые они теперь контролируют: ограничивают их свободу передвижения и ищут тех, кто вел общественную жизнь. Хабиба говорит, что ее, как и многих женщин в Кабуле, не покидает чувство беспокойства о том, что ждет впереди. «Я не сплю до поздней ночи, иногда до часу или двух ночи, беспокоясь о том, что произойдет. Я боюсь, что из-за отказа от паранджи мне скоро придется остаться дома и потерять свою независимость и свободу. Но если я приму паранджу, она будет иметь власть надо мной. Я не хочу этого допустить».

«Такое ощущение, что моя личность вот-вот будет стерта»

На протяжении десятилетий традиционная афганская паранджа, продающаяся в основном в оттенках синего цвета, была синонимом идентичности афганских женщин во всем мире. Она обычно изготавливается из плотной ткани и специально предназначена для того, чтобы закрывать женщину с головы до ног. Чтобы женщина могли видеть дорогу перед собой, на уровне глаз располагают сетчатую ткань. Во время правления «Талибана» в конце 1990-х годов закон о ношении паранджи строго соблюдался. Если женщина не носила такое одеяние, ее могло ждать суровое наказание и публичная порка со стороны талибской «полиции нравов».

После падения талибов в 2001 году миллионы женщин отказались от паранджи, что стало символом нового рассвета. Они получили возможность самостоятельно выбирать, что им носить. На улицах центрального Кабула можно было увидеть женщин, одетых в самых разных стилях. Многие сочетали традиционные материалы с красочными современными узорами и модным вдохновением со всего региона. При этом в Кабуле можно было встретить и женщин, которые выбрали продолжить носить паранджу из-за своих религиозных убеждений.

Сейчас же многие молодые женщины в Афганистане испытывают чувство отчаяния и непокорности. Амуль, модель и дизайнер, годами работала над созданием небольшого бизнеса, а теперь видит, что он идет к разрушению. «Вся моя жизнь была направлена на то, чтобы показать красоту, разнообразие и творчество афганских женщин», — говорит она. По ее словам, всю свою жизнь она боролась с образом афганской женщины как безликой фигуры в голубой парандже. «Я никогда не думала, что буду носить ее, но теперь я не знаю. Такое ощущение, что моя личность вот-вот будет стерта».

«Афганские женщины — одни из самых стильных женщин в мире», — сказала художница и модный фотограф Фатима. «Когда вы выходите на улицы Кабула, вы видите удивительное сочетание различных тканей и отсылок к многовековым традициям, смешанным с очень современными стилями и вдохновением. Это прекрасный творческий дух, который [до прихода талибов] был полон надежды на будущее».

Смерть от камней и отрезанные пальцы

При прошлом правлении «Талибана» в Афганистане террористы выставляли жесткие требования по отношению к женщинам. Их поведение контролировало особое министерство по пропаганде добродетели и предотвращению порока. Его сотрудники ездили по стране на пикапах и публично унижали и били плетьми женщин, которые нарушали правила шариата. Организация Amnesty International сообщала, что в 1996 году женщине в Кабуле отрезали конец большого пальца из-за того, что у нее были накрашены ногти. Если же женщину уличали в супружеской неверности, то ее забивали камнями до смерти, пишет «Би-би-си».

Однако, по словам талибов, на этот раз все будет по‑другому. Террористы сейчас проводят пиар-кампанию для того, чтобы заверить международное сообщество и афганцев в благоприятности законов, которые они собираются ввести. Талибы заявили, что будут уважать права женщин, позволят им учиться и работать на прежних должностях. Один из них, Сохейл Шахин, сказал, что обязательным будет лишь ношение хиджаба. Однако наказание за его отсутствие, видимо, будет очень суровым. В день вторжения в афганской провинции Тахар боевики убили девушку за то, что она появилась на публике с непокрытой головой.

«Я не верю тому, что говорят талибы», — сказала жительница Кабула, которая смотрела выступление Муджахида (одного из двух официальных представителей террористической организации). «Это уловка, и нас заманивают на улицу, чтобы убить. Я отказываюсь учиться или работать по их законам», — сказала она. 25-летняя выпускница университета, работающая в местной неправительственной организации в афганском Герате, сказала, что из-за боевых действий она уже несколько недель не выходит из дома.

Из разговоров с другими жителями она узнала, что женщин на улицах практически нет, даже женщины-врачи остаются дома до прояснения ситуации. «Я не могу смотреть в лицо боевикам „Талибана“. У меня нет хорошего чувства по отношению к ним. Никто не может изменить позицию талибов в отношении женщин и девочек, они по‑прежнему хотят, чтобы женщины сидели дома», — сказала она, пишет Associated Press.

Женщина в исламе: рабыня или королева?

Мусульманки ожидают начала ежегодной конференции «Исламского центрального совета Швейцарии» в Фрибуре. Keystone

С 1 июля в Тичино выступает в силу запрет на ношение паранджи или никаба в общественных местах. Еще раз поговорим об исламе? 

Этот контент был опубликован 30 июня 2016 года — 15:00
Сибилла Бондольфи

Сибилла Бондольфи ( Сибилла Бондольфи)

Доступно на 8 других языках

Швейцарские СМИ порой весьма скептически описывают положение женщины в исламе. Но как выглядит ситуация на самом деле, кем является женщина в исламе, рабыней или королевой? Портал swissinfo.ch поговорил с швейцарками, перешедшими в ислам, и задал им несколько вопросов! 

Постоянно публикуемые сообщения о том, что «Исламское государство» делает из женщин и девочек сексуальных рабынь, информация о нападениях беженцев на женщин, обязанность носить головной платок — все это вызывает у европейцев по меньшей мере отторжение, ухудшая и без того неблагоприятный имидж ислама в части, касающейся положения женщин. И тот факт, что в Швейцарии двое подростков, выходцев из Сирии, отказались недавно пожимать руку своей учительнице, тоже подается в СМИ как результат реализации положений исламского вероучения, якобы изначально настроенного негативно по отношению к женщинам.

Но как же мусульмане на самом деле относятся к женщинам – независимо от культуры, традиций и политических тенденций в исламе? Журналист портала swissinfo.ch встретился с тремя швейцарками, принявшими мусульманство. Хорошо зная обе культуры, и швейцарскую светскую, и исламскую религиозную, они могли бы снабдить нас информацией из первых рук. Такова была идея.  

Барбара Вели (Barbara Veljiji), Наталия Дарвих (Natalia Darwich) и Нора Илли (Nora Illi) – практикующие мусульманки. Нора Илли отвечает за руководство женской частью объединения «Исламский центральный совет Швейцарии» (Islamischer Zentralrat SchweizВнешняя ссылка, IZRS). Наталия Дарвих принадлежит к шиитскому направлению мусульман, две другие наши собеседницы – суннитки. Все три женщины носят головной платок, а Нора Илли еще и закрывает лицо. Они едят халяльную пищу и несколько раз в день совершают молитву. Мы задали им вопросы, которые, наверное, ставят перед собой все, кто не принадлежит к исламу, но старается понять его особенности.  

  • Платок на голове

Из-за того, что она носит платок и закрывает лицо, Нору Илли каждый день могут обругать, а иногда даже и толкнуть. Привыкла к косым взглядам в свой адрес и Наталия Дарвих. При этом новообращенные швейцарские мусульманки искренне не понимают, почему платок на голове считается символом угнетения женщины. По их словам, женщина сама принимает решение, носить ли ей платок или нет. Муж, отец, брат здесь никакого права голоса не имеют. «Это личное дело между Богом и мной», — говорит Наталия.

В том, что касается неравноправия полов, все три женщины едины. «Мужчины и женщины равноправны и равноценны, но не равны друг другу», — отвечает Наталия Дарвих. Нора Илли тоже считает: «Мужчина и женщина не равны, ведь только женщина может рожать и выкармливать детей». С тем, что, согласно Корану, мужчина — это кормилец, а женщина должна заботиться о семье, женщины тоже согласны, даже Барбара Вели, хотя на практике она и придерживается совсем другой модели, после рождения детей она работает, а муж ее — домохозяин.

Когда дело доходит до многоженства, мнения женщин разделяются. «Я бы так не смогла! Несмотря ни на какой ислам,» — честно говорит Барбара. Нора Илли говорит, что «ислам разрешает мужчине иметь до четырех жен, но при этом муж должен относиться к ним справедливо и проводить у каждой жены одинаковое количество ночей». Есть ли у ее собственного мужа вторая жена, этого она не захотела ни подтвердить, ни опровергнуть.

  • Обрезание девочек

Для Наталии Дарвих женское обрезание — это один из обычаев, который случайно получил распространение в мусульманских странах: «Считается поэтому, что он исламский, но это не соответствует действительности».

У Норы Илли другое представление об этом обряде: «В исламе существует женское обрезание, но оно не обязательно». Крайние формы, такие, как «фараоново обрезание», или инфибуляция, объясняются, с точки зрения Норы Илли, культурными особенностями. Ислам требует только небольшого обрезания кожи вокруг клитора, называемого сунна, а это процедура аналогична обрезанию у мальчиков.  

Как в исламе обращаются с женщинами? Таков был последний вопрос, адресованный трем мусульманкам. «Как с жемчужиной», — ответила Нора Илли. «Мы просто королевы», — считает Барбара Вели. А Наталия Дарвих говорит, делая ссылку на историю: «До ислама женщина не имела никакой ценности».

Ислам: новообращенные в Швейцарии

Сколько человек в Швейцарии приняли ислам в сознательном возрасте — официальных цифр на этот счет пока нет.

Тем более что сама процедура обращения в ислам проходит довольно неформально: достаточно признать эту веру вслух и совершить полное омовение тела.

По общим оценкам, в Конфедерации проживает около 10 тыс. лиц, перешедших в ислам из другой религии, что составляет от 2% до 4% всего мусульманского населения Швейцарии.

Женщины значительно чаще принимают ислам, чем мужчины. После 11 сентября 2001 года в Швейцарии, как и в других западных странах, был отмечен явный рост обращений с просьбой перейти в ислам. Причины такого всплеска пока неизвестны.

End of insertion

Вы можете связаться с автором статьи через FacebookВнешняя ссылка или Twitter @SibillaBondolfiВнешняя ссылка.

А как считаете Вы: действительно ли женщины в исламе подвергаются дискриминации, или это просто широко распространенное предубеждение?

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

Мусульманская мода: Это как? | BURO.

Объясняет Татьяна Евлоева, журналистка организации «Альраид»

Не бывает традиционной мусульманской одежды. Бывает одежда народов, которые исповедуют ислам. Это принципиальный момент.

Хиджаб – это не просто платок на голове. Это свод правил в отношении покрытия женщины.

С исламом связывают традиционные элементы одежды разных стран, которые либо использовали как уличную одежду в былые времена, либо продолжают таким образом использовать сейчас. Например, паранджа в Средней Азии изначально была халатом.

Знаменитая афганская бурка – это, грубо говоря, тюбетейка, к которой по кругу пришита ткань, с окошком из сетки на уровне глаз. Никаб – это ткань, которая закрывает лицо женщины, и в основном используется в странах Персидского Залива. В Северной Африке есть традиция закрывать верхнюю или нижнюю половину лица. Нижнюю – как правило, тканью, верхнюю – красивыми бисерными или золотыми масками, по форме напоминающими голову сокола. В арабских странах носят широкие халаты абайя. В каждом регионе свои представления о приличиях и об эстетике.

Главное, чтобы одежда была непрозрачной, не обтягивающей, не открывала зоны, которые должны быть покрыты, и не походила на одежду немусульман, чтобы женщину не принимали за представителя другого религиозного культа.

У мусульманок должны быть покрыто все, кроме лица и кистей рук. В ханафитском мазхабе [правовая школа в суннитском исламе. – Buro 24/7] позволены открытые ступни. Важно, чтобы через одежду не просвечивал цвет кожи.

Одежда не должна быть вызывающей. Что касается цветов, то в арабских странах ходят в основном в черном, там женщина в светлом будет выглядеть как белая ворона. В Средней Азии наоборот: белой вороной будет женщина в черном. А в Европе можно носить разные цвета, главное – не выглядеть как новогодняя елка. Некоторые считают допустимым атрибутом бижутерию.

Меняют ли женщины тип одежды в зависимости от повода и обстановки? Само собой, в офис мусульманка придет в адаптированном под нормы ислама деловом костюме, на утреннюю пробежку — в спортивном. 

В странах, где носят никаб, у каждой женщины есть на то внутренняя мотивация. В большинстве случаев это культурная особенность, женщина так привыкла, и она вряд ли снимет никаб. Но есть европейские мусульманки, которые живут в арабских странах: там они носят никаб, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, а за пределами арабских стран его снимают. Все зависит от того, к какой культуре относит себя человек и как его принимает общество.

Женщина открывается перед мужем, перед которым может ходить хоть голой, когда они наедине, поскольку она дозволена ему в качестве интимного партнера, а он дозволен ей. Женщина закрывается для внешнего мира, потому что посторонним мужчинам она не дозволена и не должна соблазнять их своей красотой, если не может им ничего дать. Она может ходить без хиджаба перед родственниками, которые из-за близости родства не имеют права на ней жениться. Но не стоит носить майки на бретельках, шортики, короткие юбки, декольте.

Перед другой женщиной можно ходить так же, как и перед родственниками, это нормально. Но интимные места (в их число входят бедра) оголять все же не стоит, если это не медицинский осмотр. В идеале, кстати, осматривать ее должна врач-женщина, но если есть угроза жизни или здоровью, и спасти может только врач-мужчина, то здоровье в приоритете.

Традиционную верхнюю одежду носят всего 10-15% мусульманок, и под нее можно надевать все, что хочется. Это зависит от личных эстетических предпочтений и традиций региона. Некоторые женщины носят джинсы, рубашки спортивного покроя, кеды. Некоторые предпочитают широкие брюки с туникой. На Кавказе, например, женщины редко носят брюки – в основном, все в платьях. А в Азии с их кочевой культурой, напротив, привыкли ходить в штанах.

Мусульманской одежды для женщин полно. Даже Dolce & Gabbana начали выпускать арабскую одежду. Турция – эпицентр мусульманской моды, там очень много дизайнеров, которые задают тренды. Очень активно развивается мусульманская мода в России, где молодые девушки-дизайнеры предлагают свои решения – у них даже соблюдающие христианки одеваются. В Украине это не приоритетное направление, поэтому мы одежду покупаем одежду либо в обычных магазинах, либо через интернет, но я уверена, что со временем это направление тоже будет развиваться. Интерес со стороны мусульманок большой.

Буркини появились в 2004-м, когда австралийская дизайнер Ахеда Занетти создала свою линию. До этого мусульманские женщины плавали просто в одежде. Мы стараемся носить натуральные ткани, они набирают воду, а это создает неудобства. Буркини же – это купальники из гигроскопической ткани, некоторые из них сделаны на основе гидрокостюма с туникой – в Египте я такие видела. Благодаря буркини мусульманки могут комфортно работать спасателями на пляже.

А что касается ситуации с запретом буркини в Ницце, то это, извините, либо идиотизм, либо лицемерие. Дело в том, что консервативные мусульмане не ходят на пляж даже в парандже, потому что там раздетые люди, они просто не будут находиться в их компании. Люди, которые идут на пляж, – самые интегрированные мусульмане Европы. А такие запреты загоняют их в гетто и способствуют консервации мусульманских общин.

Есть стереотип, что ни одна женщина не будет добровольно носить хиджаб – но это не так. Вы не представляете, сколько времени и сил я потратила, чтобы отстоять свое право так ходить! Конечно, есть женщины, которым мусульманская одежда чужда, потому что им не нужна религиозная практика, но при этом на них давит семья. Я же как человек, столкнувшийся с обратным давлением, вижу, что женщину чаще склоняют к тому, чтобы она «разделась и ходила как все», а не оделась.

После того как я приняла ислам, мне годами приходилось доказывать, что это мой выбор. На постсоветском пространстве считают, что ислам могут исповедовать татары, кавказцы или арабы, но не женщины со славянской внешностью, как у меня. А еще многие считали, что ходить в хиджабе меня заставил муж, хотя я приняла ислам, когда у меня его еще не было.

Адаптировать свою жизнь к нормам ислама несложно, все постепенно. Но если говорить о принятии в обществе, то оно оказывает колоссальное противодействие. Единицы одобряют твой выбор. Большинство родителей считают, что если ребенок принял ислам, значит, он попал в секту, и его надо спасать силой, принуждением, репрессиями. Но если вы изолируете ребенка, вы же сделаете его жертвой сектантов.

Будучи мусульманкой, ты постоянно отстаиваешь свой статус самоценной личности, а тебя пытаются впихнуть в шаблон, который не требует размышлений от собеседника. Это раздражает. Любой стереотип – это зло.

Записала Екатерина Сергацкова

 

Читайте также: Где в Украине лучше всего. Если бы Укрзалізниця была Укртелепортом.

Фотографии: За пределами паранджи | Индия

Что должны носить мусульманские женщины? По этому вопросу мнения резко расходятся.

Является ли паранджа / хиджаб символом угнетения женщин или утверждением религиозной или культурной самобытности?

Официально Коран не требует принуждения мусульманских женщин закрывать лицо вуалью, но рекомендует, чтобы и мужчины, и женщины вели себя и одевались скромно на публике.

И все же паранджа, полностью закрывающая традиционная одежда, которую носят некоторые мусульманские женщины, имеет приоритет как система защиты в их жизни.По их словам, мужчины — самая большая угроза для женщины. Обычно воспринимаемая в западных или немусульманских культурах как навязанное заключение, которое превращает женщину в не-личность, паранджа — всего лишь вторая кожа для женщин-последователей ислама.

Часто спрашивают, кто эти женщины за пределами своей верхней одежды. Этот фоторепортаж из Индии на тему «За пределами паранджи» — попытка проникнуть в их личное пространство и раскрыть значение и роль паранджи / хиджаба (головного платка) в их жизни.Были ли сны за пределами этих определений? Или это была просто слепая вера?

Во время интервью с женщинами выяснилось, что приучение к ношению паранджи / хиджаба начинается уже в возрасте пяти лет, как традиция, передаваемая из поколения в поколение. Многие маленькие школьницы очень хотели начать носить хиджаб в знак того, что они выросли. Они хотели быть похожими на своих матерей. О том, чтобы задохнуться, не могло быть и речи, поскольку его нужно было носить для их же блага. Некоторые из «умеренных», как их называют, чувствовали себя более защищенными и защищенными, когда носили хиджаб / паранджу, поскольку это избавляло их от негативных взглядов мужчин.

Hayâ (что означает скромность) — это то, что настоятельно рекомендуется Кораном и поддерживается всеми и всеми в мусульманской культуре.

Кроме того, дизайн хиджаба и паранджи находит свою нишу в мусульманских модных кругах Индии. Тонкие границы между религией и культурой легко стираются, и религиозный диктат часто становится образом жизни. Паранджа — результат таких интерпретаций.

Образование и финансовая независимость — отличные возможности для многих молодых мусульманских женщин, которые все чаще устраиваются на работу, продолжая носить хиджаб.Быть ограниченным традициями или быть свободным с ними — это черта, которую мусульманская женщина, как и любая другая, должна провести для себя.

фотографий паранджи на Flickr | Flickr

Исследуй … Интересно ….

Меня все время преследуют эти два слова …

Один очень близкий друг однажды сказал мне, что фильм «Терминал» был полностью посвящен ожиданию. Так. Я подумал: «Почему бы не выложить фотографии с ожиданием в качестве темы?»

Итак, 4 фотографии из этой серии представляют ожидание.

Как вы думаете?

10 сентября: Сегодняшний обзор заставляет меня улыбаться. В настоящее время это изображение находится под №4. Конечно, я хочу, чтобы он достиг №1, как это сделал www.flickr.com/photos/azlijamil01/231592469/.

БОЛЬШОЕ СПАСИБО !!!! 🙂

Какая это была для меня неделя !!

Я пользуюсь Flick 48 дней. У меня в ленте 65 фото. На момент публикации мои просмотры выросли с 3 478 до 5 231, 520 контактов, а количество контактов — 310. У меня 21 фотография в моем списке любимых.59 моих фотографий были любимы 389 людьми (598 избранных).

Если вы просматриваете это изображение, найдите время и посмотрите другие 2 изображения из серии «ОЖИДАНИЕ».

А если у вас есть больше времени, пожалуйста, взгляните на эти 4 фотографии, из которых сделана только одна Изучить:

Мое любимое фото — www.flickr.com/photos/azlijamil01/195967210/

Мое лучшее фото — www.flickr .com / photos / azlijamil01 / 225821412/

Мой лучший портрет — www.flickr.com/photos/azlijamil01/213164139/

Мое самое любимое фото — www.flickr.com/photos/azlijamil01/195955039/

Если у вас есть больше времени, взгляните на папку МОЕ ИЗБРАННОЕ 20 ФОТОГРАФИЙ. Надеюсь, вы будете приятно удивлены. Пожалуйста, оставляйте комментарии, чтобы я знал, что вы думаете. Если вы считаете, что мне нужен тег, чтобы мои фотографии посещали, добавьте.

Моя цель — прикоснуться к жизни через фотографию. Но как я мог прикоснуться к жизням, если не мог до них дотянуться? Какая тяжелая борьба !!!!! И я на шаг ближе …

Большое спасибо за посещение.:)

С уважением,

Азли

11 сентября: Хочу поделиться чем-нибудь с У. Эта фотография в настоящее время находится под №3 в Explore. Так же как и фотография, которую я опубликовал 2 сентября. Два параллельных # 3 !!!

СПАСИБО !!!! СПАСИБО!!!!!

И данные магазинов для приложения

Hijab Photo Editor

Считаете ли вы носить хиджаб? Хотите знать, как вы выглядите в хиджабе или тудунге? Загрузите это приложение Hijab Photo Editor и посмотрите в себе в модном костюме хиджаба. Это приложение в стиле моды Hijab Camera Fashion подходит для женщин или мамы.Применить дизайн хиджаба и стили к вашему изображению, чтобы создать полностью рамки Hijab. Hijab New Styles Women — лучшая программа для редактирования фотографий Это поможет вам найти лучший стиль хиджаба. Огромное разнообразие рамок для фотографий хиджаба придаст вашей индивидуальности новый облик. Найдите новые стили хиджаба и установите свои фотографии в этих фоторамках.

Это приложение Hijab Abaya Photo Editor предназначено для женщины всего мира, которые хотят сфотографироваться в хиджабе. Вы можете добавить свою фотографию к последней моде на хиджаб и проверить как ты выглядишь в хиджабе абая.Выберите свою фотографию из галереи мобильного телефона. Обрежьте лицо, используя инструмент для обрезки лица в этом Приложение Hijab Dress Face Change. Выберите желаемый модный костюм в хиджабе и добавьте к нему свою фотографию. Увеличение, уменьшение или поверните фотографию, используя масштабирование пальцем. Лучше всего поместите свою фотографию в последнюю версию Hijab Fashion Photo Maker и поделитесь своими отредактированными фото своим друзьям, родным и близким. Отредактируйте свою фотографию в фото-костюме хиджаба с помощью этого приложения Hijab Camera Selfie. Приложение Hijab Beauty имеет для вас более 41 новейшего модного костюма хиджаба.Вы можете попробовать каждый костюм хиджаба в приложении Hijab Editor. без каких-либо затрат. Если вы хотите увидеть, как вы будете выглядеть в фото-костюме из хиджаба или бурки, скачайте Hijab Fashion. приложение.

Особенности Hijab Photo Editor:

✰ Сделайте снимок с фоторамкой из Instant Camera или выберите из галерея.
✰ 41+ фантастическая одежда для хиджаба.
✰ Выберите понравившуюся рамку и посмотрите эффекты фотоизображения.
✰ Настроить фотографии точно подходят для вашего лица в отверстии идеально.
✰ Увеличивайте и уменьшайте масштаб, вращайте и перемещайте изображение, чтобы исправить его в правильное место.
✰ Добавляйте текст на фото.
✰ Сохраните фотоэффекты на телефон или поделитесь ими через приложение социальной сети. с легкостью.

Попробуйте это приложение Hijab Photo Editor и сразу почувствуйте себя стильным. Платье в хиджабе — лучшее приложение, которое может создавать ваши картинки от скучных до прекрасных картинок с разным дизайном и позировать с легкостью шаги.

Проверка фактов: изображение женщины в парандже в цепях, идущей за мужчиной, отредактировано

Ранее на этой неделе, почти через два десятилетия после их свержения, талибы захватили столицу Афганистана Кабул и установили полный контроль над страной.Эти события вновь выдвинули на первый план дискуссии о правах женщин в Афганистане при новом режиме.

В этом контексте в социальных сетях распространяется изображение, на котором якобы изображены три женщины в парандже, идущие по дороге со скованными ногами. Человек, идущий впереди, кажется, держит другой конец цепи.

В одном из таких утверждений вместе с фотографией говорится: «Талибан, Афганистан, 1990-е годы — когда женщин тащили в кандалах на ногах. Раньше в каждом доме было 2/3 жены мужа, чьи ноги были связаны цепями.

В некоторых других сообщениях утверждается, что это недавнее изображение после того, как талибы захватили Афганистан.

Архивные версии сообщений можно посмотреть здесь и здесь.

India Today Военная служба по борьбе с фальшивыми новостями (AFWA) обнаружила, что картина изменилась. На исходном изображении женщины не скованы цепями.

Однако верно также и то, что талибы категорически против образования девочек и против того, чтобы женщины устраивались на работу или участвовали в общественной жизни. Талибан хочет, чтобы женщины были полностью укрыты и оставались в своих домах, а их сопровождал партнер-мужчина на случай, если они захотят выйти наружу.Существуют суровые наказания, в том числе смерть, за несоблюдение правил.

Отслеживание вирусного изображения

Мы провели обратный поиск изображения, находящегося в обращении, и нашли оригинальную версию на обложке арабской книги «Убийство младенцев женского пола: между священными текстами и мужским комплексом», опубликованной в 2014 году.

На этом изображении мы ясно видим, что у женщин нет цепи, обвязанной вокруг лодыжек. Дальнейший поиск показал, что исходное изображение находится в обращении в Интернете по крайней мере с 2006 года.

Самая ранняя версия оригинального изображения была найдена на сайте фотографии Trek Earth, опубликованном в 2006 году. Согласно этому сайту, изображение было снято фотографом Муратом Дузиолом в 2003 году в Эрбиле, Ирак.

«Я фотожурналист, живу в Стамбуле и фотографирую уже 30 лет. Я сделал это фото в 2003 году. Этот человек был на митинге соболезнования иракским мирным жителям, убитым после пятничной молитвы в Эрбиле. Когда люди возвращались по домам, такая композиция случайным образом появлялась на улице.Это был мгновенный снимок и совершенно естественный », — сказал Мурат AFWA.

«Очевидно, женщины знали друг друга, но я не уверен, что они знали этого мужчину. Во время Второй войны в Персидском заливе я несколько раз ездил в Ирак и фотографировался как журналист. К сожалению, многие мои фотографии были изменены. Но это фото в основном распространяется в социальных сетях. Я много раз предупреждал об этом многих. Но результат не изменился », — добавил он.

Однако за прошедшие годы в нескольких статьях исходное изображение использовалось для описания гендерных ролей в Афганистане и того, как женщины настроены идти на несколько дюймов позади своих мужей.

Сравнение вирусного изображения и его оригинальной версии можно увидеть ниже.

Девушки в мини-юбках

Между тем изображение девушек в мини-юбках, которыми делятся пользователи с 1960 года, было первоначально снято в 1972 году в Кабуле фотографом Лоуренсом Бруном.

Таким образом, очевидно, что на изображении женщины в парандже не моложе 18 лет, а цепи были изменены в цифровом виде на исходный щелчок.

ClaimImage показывает женщин в паранджах, идущих в цепях за мужчиной в Афганистане после того, как талибы захватили страну.Заключение Это изображение изменено в цифровом виде. На исходном изображении нет скованных женских лодыжек. Кроме того, картине почти два десятилетия. Однако талибы не признают права женщин.

JHOOTH BOLE KAUVA KAATE

Количество ворон определяет интенсивность лжи.

  • 1 Ворона: наполовину правда
  • 2 Вороны: в основном лгут
  • 3 вороны: Абсолютно неправда

изображений, фотографий и изображений паранджи

фото паранджи

никаб паранджа изображение

мусульманская паранджа

паранджа на продажу фото

Предыдущий Следующий 1 /50 Фото продукты: Связанные ключевые слова: шелковая паранджа женская паранджа изготовленная на заказ паранджа дизайн паранджи паранджа и никаб Оптовая паранджа Категории: Дом > Одежда > Этническая одежда > Исламская Одежда > паранджа

Лили Коул извинилась за ношение паранджи во время кризиса в Афганистане

Лили извинилась за свой пост (Фото: Дэвид М.Benett / Dave Benett / Getty Images для NETFLIX)

Лили Коул извинилась после публикации своих фотографий в парандже, в то же время, когда талибы взяли под контроль Кабул в Афганистане.

33-летняя модель в настоящее время продвигает свою новую книгу «Кто неравнодушен к победам: причины оптимизма в нашем меняющемся мире», а на выходных опубликовала в Instagram фотографию себя в синей парандже.

На одной фотографии было открыто лицо Лили и отодвинута вуаль, а на другой — все ее тело было покрыто вуалью.

Она подписала теперь удаленный пост: «Давайте примем разнообразие на всех уровнях: биоразнообразие; культурное разнообразие; разнообразие мышления; разнообразие голосов; разнообразие идей ».

Пост

Лили пришел после того, как правительство Афганистана рухнуло, и группа боевиков «Талибан» одержала победу из президентского дворца, что привело к тому, что тысячи афганцев попытались бежать из страны.

Во время правления талибов в Афганистане женщин заставляли носить покрывала, известные как чадари, которые похожи на паранджу, но оставляют небольшое отверстие для глаз с головы до пят в общественных местах.

Лили опубликовала фотографию для продвижения своей книги (Изображение: Instagram)

Женщинам также не разрешалось работать или посещать школу, а также им не разрешалось покидать свои дома без сопровождения родственников-мужчин.

Выбор времени для публикации Лили вызвал негативную реакцию в комментариях и в социальных сетях, многие люди обвиняли эту модель в «привилегиях белых».

Журналистка Дженис Тернер написала в Твиттере: «Лили Коул и пустота современного хэштег-феминизма. Ставить позерство в Instagram выше всеобщих прав человека.Бьюсь об заклад, афганские женщины отмечают «разнообразие» ношения этого савана ».

Лили изначально защищала фотографии, говоря, что она не имела в виду «принуждение людей носить или делать что-то» и: «На мой взгляд, разнообразие = выбор» в ответ на комментарий, в котором объяснялось, что Талибан заставляет женщин носить одежду. вуаль.

Однако позже она удалила сообщение и принесла «искренние извинения».

Боевики Талибана взяли под свой контроль Кабул (фото: AP)

Мать одного ребенка написала в своих историях в Instagram: «На этой неделе я опубликовала старую фотографию, на которой я одет в паранджу, которую одолжил мне друг, поскольку она указала, что я был подрывая его первоначальную цель, ношу его с открытым лицом, но я понимаю, почему изображение расстроило людей, и хочу искренне извиниться за причиненное оскорбление.

«Я не читал новости на момент публикации, так что это было невероятно неподходящим моментом (спасибо, что указали мне на это).

«Мое сердце разбивается, читая о том, что происходит в Афганистане в настоящий момент, и, ища организации, помогающие женщинам на местах, которые я могу поддержать, я подумал, что поделюсь некоторыми из них, которые я нашел / которым пожертвовал».

Лили поделилась статьями о том, как люди могут помочь в Афганистане, и о сборе средств для таких организаций, как управляемая женщинами новостная организация Рукшана Медиа.

Подробнее: Талибан

Модель недавно показала себя странной, продвигая свою книгу, объяснив, что ей нравится «открытость» лейбла.

Лили, которая была со своим партнером Кваме Феррейрой девять лет, сказала Sunday Times: «У меня много друзей, которые идентифицируют себя как бисексуалы, лесбиянки или кто-то еще, которые также идентифицируют себя как квиры. Я всегда сознательно хранил конфиденциальность в своей личной жизни, и я хочу оставаться такой конфиденциальной, поэтому я не чувствую необходимости говорить открыто.

«В то же время я чувствую необходимость признать, что я не натурал».

БОЛЬШЕ: раздевалки: Лоуренс Ллевелин-Боуэн показывает, что «призрак чайника» неожиданно вернется в «необыкновенную» перезагрузку

ДАЛЕЕ: учитель английского говорит: «Мы умираем каждую минуту», пока талибы обыскивают дома.

Проверка фактов — изображение трех женщин, идущих за мужчиной в цепях, изменено в цифровом виде

Пользователи социальных сетей поделились изображением трех женщин в бурках, идущих в цепях позади мужчины, утверждая, что на нем изображен Афганистан в 2021 году.Изображение было изменено в цифровом виде, и на исходной фотографии, сделанной в 2003 году, не видно цепочек.

«Боже, защити женщин и детей, потому что такое учреждение, как Организация Объединенных Наций, стало бессильным», — сказал один пользователь, поделившийся изображением в Twitter. сказал (здесь).

Другие пользователи в Facebook и Instagram утверждали, что это актуальное изображение, и сравнивали его с изображением женщин в мини-юбках, утверждая, что фотография датирована 1960 годом (здесь), (здесь), (здесь).

Изображение не недавнее, и цепи были добавлены к исходной фотографии в цифровом виде.

Самое раннее изображение в сети появилось в блоге, опубликованном в 2006 г., цепочки отсутствуют (archive.is/wip/fLZeF). Веб-сайт фотографии посвящен Мурату Дюзиолу, который сообщил Рейтер, что сделал снимок в 2003 году.

Эта (неотредактированная) версия была затем опубликована в онлайн-блогах в 2011 и 2014 годах (archive.is/wip/0tYwX), (archive.is/) wip / WS09N), (archive.is/chKb2), (archive.is/wip/9suej).

Есть также указания на то, что версия с цепями, прикрепленными к щиколоткам, была изменена в цифровом виде.

Тени женщин тонкие и изогнутые, что указывает на то, что изображение, вероятно, было сделано на восходе или закате, когда солнце находится низко (здесь).

Тени цепей между мужчиной и женщиной позади него не искажаются и не удлиняются — и, следовательно, не повторяют тот же узор, что и другие тени на изображении.

Кроме того, размер звеньев цепи не меняет размер или направление на фотографии, имеющей значительную глубину, что также свидетельствует о том, что они были добавлены в цифровом виде.

Между тем, изображение женщины, идущей по улице в мини-юбке, не было зафиксировано в 1960 году, как утверждается в вирусных мемах. Он был сделан в Кабуле в 1972 году фотографом Лоуренсом Бруном (здесь).

Подделанное изображение появилось после того, как талибы захватили столицу Афганистана в воскресенье, после недели стремительных территориальных завоеваний в результате отступающих правительственных сил, сражавшихся за сдерживание исламистской боевой группировки (здесь), (здесь).

Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Антониу Гутерриш выразил обеспокоенность по поводу будущего женщин и девочек в стране в воскресенье (здесь).

ПРИГОВОР

Ложь. Изображение трех женщин в бурках с цепями на щиколотках не является подлинным — цепи были отредактированы на изображении после того, как оно было опубликовано и распространено в Интернете. Он также не недавний и датируется 2003 годом, сообщил Reuters фотограф.

Эта статья подготовлена ​​командой Reuters Fact Check.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *