Происхождение гжели: «Гжель» — происхождение и значение слова

Содержание

«Гжель» — происхождение и значение слова

Гжель — это традиционный русский промысел, особый вид росписи по керамике. Для создания гжели, как правило, используют белые и синие краски.

Изначально Гжелью называлась деревня недалеко от Москвы. Впервые это название появилось в списке владений князя Ивана Калиты в XIV веке.

Считается, что слово «гжель» произошло от глагола «жечь». В деревне Гжель с древности занимались гончарным искусством. Здесь создавали разные глиняные изделия, лепили и обжигали керамическую посуду и фигурки. Со временем Гжелью стали называть не одну деревню, а сразу несколько — «гжельский куст», который объединил около тридцати населенных пунктов. В Российской империи их включили в Гжельскую волость.

В конце XVII века по указу царя Алексея Михайловича в Гжели стали делать аптекарские и алхимические сосуды по государственным заказам. А в 1740-х химик Дмитрий Виноградов создал из местной глины первые русские фарфоровые изделия.

Бело-голубая роспись появилась на гжельских предприятиях в начале XIX века. Раньше местные изделия расписывали разноцветными красками, но в 1800-х годах технология изменилась. На гжельских мануфактурах стали производить фаянсовые изделия. Для новой продукции использовали другую глазурь и технику обжига. Расписывать посуду и статуэтки решили кобальтом — синей краской, которая легко переносила высокие температуры.

Фаянсовые изделия с синей росписью экспортировали в страны Ближнего Востока и Средней Азии. В это время гжельскую посуду называли «лучшею из всех делаемых в России сего рода посуд». Еще в Гжели создавали скульптуры, предметы интерьера, рукомойники и подсвечники. Все предметы лепили и расписывали только вручную. Изделия мастера обычно украшали растительными орнаментами и рисунками цветов.

В XIX веке в деревнях «гжельского куста» возникли многочисленные фарфоровые предприятия — заводы Кузнецовых, братьев Барминых, Сазоновых. Посуду на них производили на новом оборудовании большими партиями. Из-за этого почти все небольшие ремесленные мастерские закрылись.

Вновь народный промысел начал развиваться только в советское время. Тогда в Гжели открылся специализированный керамический техникум. Затем возникла и артель, где изготавливали фарфоровые и фаянсовые изделия. Возрождать промысел помогали искусствовед Александр Салтыков и художник Наталия Бессарабова.

Сегодня в Гжели действует сразу несколько предприятий, где производят не только посуду и статуэтки, но и керамическую плитку, часы, люстры и телефонные аппараты.

Гжельская керамика

Гжель - это название живописного подмосковного региона, что в 60-и километрах от Москвы, который славится своими изделиями ручной работы из фарфора. Знаменитый гжельский промысел на протяжении нескольких столетий является одним из ведущих керамических промыслов страны и по праву считается колыбелью русской керамики. Здесь сформировались ее лучшие черты и проявились высшие достижения народного искусства. Фарфор ручной работы, с нарядной синей росписью по белому фону, известен не только в России, но и далеко за ее пределами. Статуэтки, посуда, предметы интерьера и сувениры, расписанные вручную, сегодня невероятно популярны и привлекают к себе удивительной гармонией, сочетающейся в формах и рисунках.

Гончарное ремесло зародилось в гжельском регионе практически с момента появления в нем крестьянских поселений. Гжельские земли были не слишком плодородными, но обширные залежи местных разноцветных глин позволяли крестьянам подрабатывать производством глиняных изделий для своих нужд и на продажу. Первое официальное упоминание о Гжели обнаружено в Духовной грамоте Ивана Даниловича Калиты в 1328 году, но известно, что уже в XI-XIII веках местное население активно занималось гончарным ремеслом. Гжельские крестьяне несли денежные и товарные повинности перед государевым двором, но, что интересно, гончарный промысел не входил в этот список. В XVII в. царь Алексей Романович, высоко оценив качество разных сортов гжельских глин, сделал Гжельскую волость постоянным поставщиком глины для производства посуды «для аптекарских нужд».

На протяжении длительного периода местные мастера совершенствовали технику производства, вырабатывали собственный стиль и, к началу XVIII века, керамическое дело стало для региона основным, проявив свой яркий и самобытный характер. Если начинали гжельские мастера с кустарного изготовления глиняной посуды и детских лепных игрушек, то к середине столетия, после обнаружения особой серой глины в районе деревни Минино, освоили производство майолики, полуфаянса и фаянса, перенимая и совершенствуя технологии. Ассортимент гжельской майолики был разнообразен: столовые сервизы, декоративные блюда, миски, кувшины. Необычной была форма высоких сосудов с дисковидным туловом - кумганов. Большое место занимала малая пластика: сценки из крестьянского и городского быта. Гжельская пластика покоряла непосредственностью, легкостью замысла, искренностью в передаче образов.

Большое распространение получила роспись с использованием подглазурного кобальтового фонового крытья в сочетании с надглазурным полихромным декором и обилием золота. В это же время начал формироваться явно узнаваемый синий монохромный растительный и орнаментальный рисунок на изделиях, известность которых распространилась далеко за пределы области.

Изделия гжельских мастеров последней четверти XVIII в.

Существенный скачок в развитии керамического производства Гжели произошел во II половине XVIII века и был связан с деятельностью керамической фабрики московского купца Афанасия Гребенщикова. Однако, в конце XVIII века, наметился упадок гжельского производства. Причиной этому стал английский фаянс с белым тонким плотным черепком, декорированный пышными печатными рисунками, который стоил дешевле и ввозился в больших количествах в Россию.

В начале XIX века в Гжели был налажен выпуск полуфаянса, который являлся переходным от майолики к фарфору и тонкому фаянсу. Полуфаянс украшался синей подглазурной росписью растительного или геометрического характера. В XIX веке в Гжели наряду с полуфаянсом освоили производство тонкого фаянса и фарфора, выпуском которого занимались как многочисленные мелкие крестьянские заводы, так и крупные предприятия русских купцов: Барминых, Тереховых, Киселевых, братьев Кузнецовых. Особенно прославилась продукция мелких фабрик Храпунова, Новых, Тулиных, Жадиных, Мордашовых.

Фарфоровые изделия в Россию стали привозить со второй половины XVI века из Европы и Китая. Технологии производства фарфора у нас тогда еще не было, хотя поиск подходящих глин велся уже с начала XVII столетия, в том числе и в Гжели. Для налаживания выпуска собственного фарфора по велению российского Императорского двора в Санкт-Петербурге была открыта «Порцелиновая мануфактура». Первые опыты были не слишком удачными, но потом за дело взялся Дмитрий Иванович Виноградов, сподвижник Ломоносова и около 1747 года ему удалось, наконец, составить рецептуру фарфоровой массы и разработать способ производства высококачественного фарфора из отечественных материалов. Этот успех послужил толчком для развития фарфорового производства в России, начали открываться новые заводы, технология производства совершенствовалась. Не могли остаться в стороне от новых перспектив и гжельские умельцы. Они устраивались на ближайшие предприятия, перенимали технологии производства и вернувшись домой открывали собственное дело или продавали секрет, благо, подходящей глины для таких экспериментов было вокруг предостаточно.

Известно, что первым производство фарфора в Гжели начал Павел Куликов (Куличков) в 1810 году. Постепенно секрет фарфоровой технологии распространился по всей Гжели. Производство фарфора к середине XIX века достигло наивысшего расцвета, когда в Гжели работало уже более семидесяти фарфорово-фаянсовых фабрик и более 40 живописных заведений.

Изделия гжельских мастеров первой половины XIX в.

В конце XIX века Гжель переживает очередной период упадка. В керамической отрасли страны все большие позиции завоевывают крупные фирмы: Корниловых в Петербурге, Кузнецовых в Твери, Будах и Риге. На рубеже XX века в Гжели были ликвидированы почти все заводы, а немногие оставшиеся были национализированы после революции и стали производить, в основном, технический фарфор. Однако, в середине 40-х годов XX века, когда наша страна оправлялась от тяжелых последствий войны, на одном из оставшихся небольших предприятий по производству бытового фарфора, Турыгинском заводе художественной керамики, художница Наталия Ивановна Бессарабова занялась возрождением старых традиций.

Бессарабова не только сама постигла секреты гжельской росписи, но и научила мастеров забытым приёмам. Она показала, как выводить «сплошной мазок» и «мазок с тенями»: когда кобальтовую краску набирают не на всю кисть, а лишь на одну сторону ее так, что при повороте кисти, плоско положенной на поверхность изделия, получается широкий мазок с тональными переходами цвета от темного синего до светлого голубого, почти белого.

Кувшин, молочник и кружка. Форма и роспись выполнены по образцу Н.И. Бессарабовой начала 50-х гг.

Конфетница, автор З.В. Окулова,

В 1972 году Турыгинский завод был преобразован в Производственное объединение «Гжель», ставшее впоследствии основным предприятием в Гжели по выпуску художественного фарфора. В 1978 году Наталия Ивановна Бессарабова, совместно с другими художницами объединения - Людмилой Павловной Азаровой, Татьяной Сергеевной Дунашовой, Зинаидой Васильевной Окуловой, за создание высокохудожественных керамических изделий была удостоена Государственной премии имени Репина.

70-е – 80-е годы прошлого века стали новым этапом в жизни промысла. Появилась целая плеяда талантливых молодых художников, вписавших свои имена в историю Гжели. Это были и потомственные фарфористы и совсем новые мастера, внесшие свежие мотивы и новые формы в фарфорово-фаянсовую классику. Это период творческого подъема, экспериментов, сочетания стилей и заимствования возможностей других материалов, заслуживший признание коллекционеров и снискавший народную любовь.

На рубеже 1980-1990-х годов вторым по значимости и старейшим в гжельском регионе заводом по выпуску художественного и технического фарфора заслуженно считался ОАО «Гжельский завод Электроизолятор». Его цех по выпуску изделий народного художественного промысла Гжель теперь снова является самостоятельным предприятием и носит имя «Гжельский фарфоровый завод». Всю свою длительную и славную историю завод является одним из творческих центров промысла. В разное время на нем трудились и трудятся такие известные мастера, как А. А. Рогов, В. Г. Розанов, заслуженный художник РФ Т.Д. Федоровская, Е.А. Ванюшкина, В.Е. Сидоренко, Л.А. Чернов, В.М. Лисневский, А.В. Рыженок, В.А. Растяпин, Т.А. Сивова (Рогова), Ю.И. Гуляев. Художники предприятия внесли новое прочтение в пейзажную и сюжетную роспись, расширили ассортимент традиционных изделий декора стола и оформления помещений, активно используют в росписи не только основную подглазурную кобальтовую технику, но и надглазурные краски, поддерживая и развивая одно из старейших направлений оформления гжельских изделий – цветное декорирование.

В наши дни гжельский народный промысел переживает новое возрождение. Интерес к нему как со стороны профессиональных коллекционеров, так и обычных ценителей неповторимого стиля и разнообразия изделий, неуклонно растет. А гжельские мастера, в свою очередь, стараются предложить все больший выбор изделий из высококачественного российского фарфора с уникальными пластическими формами и неповторимой ручной росписью.

Полезная литература:
«Искусство Гжели», Р.Р. Мусина , 1985 г. Изд-во «Знание».

«Марки российского фарфора (1744-1917)», Р.Р. Мусина, 1995 г. Изд-во «Знание».
«Кузнецовы. Династия. Семейное дело», Е. Галкина, Р. Мусина, 2005 г. Изд-во Галерея «Времена года».
«История художественной керамики», З.С. Федорова, Р.Р. Мусина, 2010. Изд-во «МГХПУ им. Строганова».
«Российская традиционная керамика», Р.Р. Мусина, 2011 г. Изд-во «Интербук-бизнес».
«Иван Емельянович Кузнецов. Новгородский король российского фарфора», Б.А. Кузнецов, 2014 г. Изд-во «Галлея принт».

Чтобы узнать больше об истории гжельского народного художественного промысла, приезжайте к нам в гости! Мы с радостью поделимся с вами нашей бесконечной любовью к гжельскому фарфору и людям, которые своими руками создают эти удивительные вещи. 

Вы можете заказать познавательную экскурсию на производство Гжельского фарфорового завода, мастер-класс или организовать полноценное корпоративное мероприятие! Для этого позвоните нам по телефону +7 (903) 107-21-29 (Светлана Николаевна), или пришлите заявку на почтовый адрес: [email protected]

Особенности народного художественного промысла Гжель

Что означает слово «Гжель»? | Георгиевский храм, село Игнатьево

1. Краткая история топонима.

Село Гжель, расположенное на юго-востоке Московской области и давшее название всемирно известному промыслу впервые упоминается в духовной грамоте Ивана Даниловича Калиты 1328 года. «Се дал есмь сыну своему болшему Семену: Можаеск со всими волостьми, Коломну со всими Коломеньскими волостьми, Городенку, Мезыню, Песочну и Середокоротну, Похряне, Усгьмерьску, Брошевую, Гвоздну, Ивани деревни, Маковець, Левичин, Скулнев, Канев, Гжелю <…>». В этом документе название населенного пункта указано в родительном падеже от слова «Гжеля». В дальнейшем топоним Гжеля встречается довольно часто. Так в 1356 году в грамоте великого князя Иоанна Иоанновича упомянута «деревня Гжеля». В таком же варианте топоним встречается в завещании Димитрия Донского, написанного им в 1371 г. Ко времени создания духовной грамоты его сына – великого князя Московского Василия Димитриевича, в 1406 г., Гжель фактически показана уже центром некого прообраза волости: «да Гжеля со всеми деревнями, что к ней потягло».

Как волость Гжель впервые фигурирует в одном из завещаний царя и великого князя Иоанна Васильевича IV Грозного, датированном 1570-ми годами. Здесь перечислены волости Вохна, Гуслица и Гжель, причем Гжель писана уже в привычном нам виде (не Гжеля, не Гжели, а именно Гжель). В дозорных книгах Казенного Приказа за 7188 г. (1680) упоминается также и речка Гжелка: «в селе Гжели, на речке Гжелке, церковь Успения Пресвятыя Богородицы».

Таким образом, топоним Гжель, впервые появившийся в исторических документах в XIV веке, в течение 200 – 300 лет приобретает устойчивое современное написание, которое сохраняется и поныне.

 

2. Этимологические потуги.

Первые попытки исследовать происхождение топонима «Гжель», были предприняты в середине XIX века, так как уже тогда, на волне растущего интереса к самобытным российским традициям, это слово представляло определенную загадку для исследователей. Столкнувшись с трудностями в установлении прямых связей слова «Гжель» со словарем того времени, был предложен вариант, согласно которому основная форма деятельности Гжельской волости увязывалась с его названием. А так как при производстве фарфора и фаянса необходим обжиг, то с некоторой долей фантазии можно описать этот процесс как то, что керамические предметы «жгут». Дальше, согласно привычной схеме словообразования, обожженная посуда называлась «жгелью». (Например: капает – капель, трещит – трель, метет – метель и пр.) Отсюда один шаг до того, чтобы, поменяв две буквы местами, получить искомый результат. В издании 1877 года «Промыслы Московской губернии» Андрей Исаева читаем: «Посуду жгут, обжигают, отсюда всё производство названо жгелью, словом, обратившимся в гжель в силу свойства простолюдина переставлять согласные. Позднее, когда промысел получил особо важное значение и привлёк к себе большую часть местных рабочих рук, название производства было перенесено и на самый занятый им район». Необходимо отметить, что такая затейливая, и не представляющаяся убедительной, трактовка происхождения названия «Гжель» продолжает оставаться популярной и активно тиражируется.

Существует еще одна теория возникновения названия Гжель. Она базируется на якобы северном происхождении слова и выводит корни названия подмосковного села из балтийской гидронимики. В качестве примеров приводятся реки Агжелка в Приднестровье и Гжать в Смоленской области. Что касается последней, то в качестве дополнительного, вероятно, аргумента, приводится тот факт, что у реки Гжати есть приток Кзелка, что сопоставимо с названием Гжелка. Отсюда, надо полагать, предлагается сделать вывод о том, что селу Гжель дала название одноименная река. Эта версия содержится в Википедии. Логика довольно уязвимая, особенно учитывая то, что в документах топоним «Гжель» встречается на 300 лет раньше гидронима «Гжелка», тогда как, если бы «Гжель» была бы вторичной по отношению к «Гжелке», то должно было бы быть наоборот, или уж, по крайней мере, оба имени появились бы одновременно.

 

3. Мы пошли другим путем.

Приведенные попытки объяснить происхождение названия села Гжель (не лишенные, кстати, остроумия) все-таки не дают убедительный ответ на поставленный вопрос. Обе они имеют право на существование, и автор не ставит под сомнение ни одну из них. Однако, некоторые натяжки в обоих случаях очевидны, и это обстоятельство позволяет надеяться, что предложенное решение не окончательное и может быть подвергнуто ревизии.

Анализ определенного количества словарей результата не дает, так как в абсолютном большинстве случаев топоним «Гжель» трактуется через «Гжель» как собирательное понятие специфичной керамики, или как географический район, где эта керамика производится.

Этимологический словарь М. Фасмера содержит всего одно русское слово, начинающееся с «гж». Это «гжиголка» – трясогузка (со ссылкой на этимологические словари А. Преображенского 1910 года и Н. Горяева 1896 года). Здесь же помещается польское слово «gzegzelika» – кукушка. Но даже сам М. Фасмер выражает сомнение в родственности эти слов и заключает статью коротким «неясно». Заметим, что польская кукушка-гжегжелика выглядит довольно привлекательно в качестве родоначальника названия села. Кукушки в округе водились в большом количестве (пока окрестный лес не сожгли в горнах), а называть населенные пункты по часто встречающемуся зверью – довольно старая традиция. Мы уже не говорим о том, что само звучание слова «гжегжелика» довольно близко сегодняшней «гжели» и не нуждается в переставлении букв.

Следующий тип словарей был выбран исходя из того логического посыла, что корни слова «Гжель» должны лежать в до-монгольской эпохе, так как в 1328 году, как было показано, топоним уже существовал. Для этого были использованы, во-первых, «Академический словарь древнерусского языка» в десяти томах 1988 года под редакцией Р. И. Аванесова (наиболее авторитетное издание, вышедшее на закате СССР), а также «Полный церковно-славянский словарь» под ред. протоиерея Г. Дьяченко 1900 года, где содержится масса старых, вышедших из употребления слов. Слова «Гжель» и в этих изданиях не встречается.

 

4. Эврика!

Одним из наиболее ценных источников для изучения древнерусского языка является так называемое Остромирово Евангелие. Рукопись представляет собой хорошо сохранившийся пергаментный список Евангелия, выполненный диаконом Григорием по заказу новгородского посадника Остромира (в крещении Иосифа) в 1056 – 1058 г.г. Текст Остромирова Евангелия изучается на протяжении трех веков со времени обнаружения его в начале XVIII века, и дает бесценный материал исторического и филологического характера. Язык Остромирова Евангелия настолько уникален, что в конце XIX века группой историков был составлен словарь древнего славянского (даже не древнерусского!) языка, основанный на его тексте. Словарь был опубликован ограниченным тиражом в 1899 году. Оказалось, что в словаре наших далеких предков было значительно больше слов, начинающихся на «гж», нежели сегодня у нас. И слово «гжель» среди них также встречалось.

Согласно словарю, слово «гжель» редко употреблялось в единственном числе. Наиболее частой формой было слово «гжели», и означало оно «гусли». При этом «гжель» также имело место и означало «гусль». Кроме того существовало довольно большое количество однокоренных слов, что говорит о широком использовании термина. Гжельник – гусельник (изготовитель гуслей), гжлец – гусляр, гуслист (музыкант, играющий на гуслях), гжельнич – гуслярев (принадлежащий гусляру) и пр.

Заметим, что Остромирово Евангелие по своему объему и содержанию не имеет аналогов среди подлинных документов XI века, и сведения, содержащиеся в нем, скорее всего ревизии подвергнуты уже не будут.

Таким образом, мы можем предложить еще одну версию происхождения топонима «Гжель». И версия это представляется нам тем более правдоподобной, что, как известно, практически сразу за сегодняшней Гжельской округой, а в прошлом – Гжельской волостью, начинается местность, издревле именуемая Гуслицей, что полностью соответствует сделанным нами предположениям.

Интересно отметить, что этимология Гуслиц настолько очевидна, что тема это даже как-то и не обсуждается. Через волость протекает река Гуслица, в которой по преданию вымачивали особенным образом специально подготовленные липовые дощечки, из которых умельцы-гусляки делали звонкие гусли… А рядом находилась загадочная Гжель, через которую протекала река Гжелка, о названии которой определенного мнения не сложилось до сих пор.

Наше предположение сводится к тому, что Гжель с рекой Гжелкой, будучи почти тысячу лет назад полностью синонимичной с Гуслицами и рекой Гуслицей, представляла с последней единую округу, славившуюся производством гуслей, или, например, искусными гуслярами. Причем оба слова в те далекие времена употреблялись одновременно, однако какое-то различие в этих понятиях все же было. Не исключено также, что «гжели» были просто некой разновидностью «обычных» гуслей. Со временем по неизвестным причинам произошло разделение единой округи на две волости. Во всяком случае, в конце XVI века в завещании Иоанна IV упомянуты уже и Гжельская и Гуслицкая волости. И в дальнейшем слово «гжели» в значении «гусли» постепенно вышло из употребления, оставшись лишь в довольно странном для современного русского языка названии села и народного промысла.

Отметим также, что, несмотря на то, что в словаре Брокгауза и Ефрона в статье «Гжель» об этимологии этого топонима ничего не говорится, в статье «Гусли» прямо указывается на славянское значение слова «Гжель»:

«Древнеславянское слово «гжель» обозначает кифару, т. е. выражало собою, в начале средних веков, вообще понятие о струнных инструментах. От этого слова произошли современные названия: гусле – у сербов и болгар, gusle, guzia, gusli – у хорватов, gosle – у словенов, gusliс – у поляков, honsle у чехов и гусли у русских» .

Текст: В. В. Никонов по материалам доклада, прочитанного на IV-й Международной научно-практической коференции «Образование, наука, культура» (ноябрь 2012 года). Гжель 2012.

Фото с сайта http://www.gzhel.ru

Гжель: прошлое – настоящее – будущее народного художественного промысла

Гжель: прошлое – настоящее – будущее народного художественного промысла

Гжель – один из старейших традиционных народных промыслов нашей страны. Гжельская земля издавна славится гончарным производством, начало которому дали месторождения местных высококачественных глин, выходящих на поверхность. Существует две версии происхождение слова «гжель». Первая связана с глаголом «жечь» – «обжигать глину». Поскольку Гжель является старинным центром производства фарфоровой и фаянсовой посуды, попытки связать непонятное название местности с ее специализацией появились еще в XIX веке: «Посуду жгут, обжигают, отсюда всё производство названо жгелью, словом, обратившимся в гжель в силу свойства простолюдина переставлять согласные. Позднее, когда промысел получил особо важное значение и привлёк к себе большую часть местных рабочих рук, название производства было перенесено и на самый занятый им район».

По другой версии Гжель – это река (приток Москвы-реки), которая дала название волости, а позднее и селу Гжель. Само слово «гжель» имеет балтийское происхождение, встречается в западных районах России и Украине. Так, в левобережье верхнего Приднепровья протекает река Агжелка, она же Гжелка, Гжолка, Гжелька; в Смоленской области – река Гжать (правый приток Вазузы), а название её притока Кзелка сопоставимо с Кжеля, наиболее ранней формой названия села Гжель (чередование ж-з в названиях Верхнего Поднепровья встречается часто).

Гжель – район, расположенный в шестидесяти километрах от Москвы, состоящий из 27 сел и деревень, объединённых в «Гжельский куст». Это Речицы, Гжель, Жирово, Турыгино, Бахтеево, Новохаритоново, Володино, Кузяево и др. До революции этот район относился к Богородскому и Бронницкому уездам Московской губернии, в настоящее время – Раменский район Московской области.

Первое официальное упоминание о Гжели как центре керамического производства засвидетельствовано в Духовной грамоте Великого князя Ивана Калиты в 1339 году. По этому «завещанию» село Гжель передавалось во владение его старшего сына, князя Семёна. В дальнейшем село принадлежало великокняжескому роду – Дмитрию Донскому, затем Василию II и его потомкам. Позднее Гжель упоминается в духовных грамотах других князей и в завещании Ивана Грозного 1572-1578 годы.

Гжельская глина высоко ценилась с середины XVII века. В 1663 году царь Алексей Михайлович издал указ «во Гжельской волости для аптекарских и алхимических сосудов приискать глины, которая глина годится к аптекарским сосудам». В то же время для аптекарского приказа было привезено в Москву 15 возов глины из Гжельской волости и «повелено держать ту глину на аптекарские дела: и впредь тое глину изо Гжельской волости указал государь имать и возить тое же волости крестьянам, как о же глина в Аптекарьский приказ надобна будет». В 1770 году Гжельская волость была приписана к Аптекарскому приказу «для дела алхимической посуды».

Примечательно, что первый русский фарфор Д.И.Виноградова был сделан из гжельских глин. М.В.Ломоносов, по достоинству оценивший гжельские глины, писал: «Едва ли есть земля самая чистая и без примешания где на свете, кою химики девственностью называют, разве между глинами, для фарфору употребляемыми, какова у нас гжельская или еще исетская, которой нигде не видал я белизною превосходнее».

С XVIII века гончарное дело становится основным занятием гжельцев. В первой половине XVIII века гончары изготавливали кирпичи, гончарные трубы, делали посуду, изразцы, а также детские игрушки, снабжая ими Москву. В середине XVIII века к Гжели приходит слава крупного гончарного района, производящего майолику (грубую керамику) с многоцветной росписью по белому фону. В росписи использовали пять цветов – жёлтый, зелёный, лилово-коричневый, синий, белый. На изделиях изображались сказочные города, цветы, травы, фантастические животные и птицы. Часто роспись дополнялась лепными фигурками людей, зверей, птиц. В ассортименте не было крупных сервизов, преобладали отдельные предметы – кувшины, миски, тарелки. Особенно славились гжельские кумганы-квасники необычной круглой формы с отверстием в центре для льда.

В начале XIX века майолику сменил полуфаянс. Около деревни Минино была найдена светло-серая глина, ставшая основой полуфаянсовой массы. Благодаря этой глине, в гжельской посуде уменьшилась толщина стенок, сосуды стали более приземистыми и округлыми. Делали в основном квасники, кувшины и кумганы. Многоцветная роспись сменилась монохромной – синей, реже коричневой или зелёной. С середины 1820-х годов многие изделия расписывали только синей краской. Живописцы отказались от сюжетных мотивов, и перешли на орнаментальную роспись. Изображались разномасштабные цветки, листья, ромбики, кружочки, расположенные в несколько ярусов. Постепенно сложился гжельский растительно-геометрический орнамент, состоящий из гирлянд, поясков и бордюров.

В конце 20-х годов XIX века Афанасий Киселёв «нашёл» рецепт изготовления тонкого фаянса, расцвет которого пришелся на вторую четверть XIX века. Особенно славились изделия фабрики Тереховых и Киселёва из села Речицы, неоднократно экспонировавшиеся на промышленных выставках. Фабриканты удостоились золотой и серебряной медалей и получили наградные костюмы «за усовершенствование выделки фаянсовой посуды».

В 1810 году на гжельской земле Павлом Куликовым, уроженцем деревни Володино, был основан первый фарфоровый завод. П.Куликов, работая на заводе Отто в селе Перово, научился технике изготовления фарфора и открыл свое производство.

По сей день, гжельские старожилы рассказывают легенды о том, как секрет изготовления фарфоровой массы попал в Гжель: или с завода Гарднера в Вербилках, или с завода Отто в Перове близ Москвы. Краеведы рассказывают о неком отставном солдате Овечкине, узнавшем состав массы во время пребывания «на немецкой земле».

Желая сохранить секрет выработки фарфора, Павел Куликов всё делал сам, имея только одного рабочего. Но к нему «в ненастную осеннюю ночь» залезли «два кузяевских смельчака» Г.Н.Храпунов и Е.Г.Гусятников и выкрали секреты. Они зарисовали устройство горна (печь для обжига изделий), захватили компоненты фарфоровой массы, и вскоре наладили собственное производство, составив конкуренцию Куликову.

Предприимчивые гжельские мастера быстро освоили новое направление, и оно распространилось по всей Гжели. Одним из центров производства фарфора стала деревня Кузяево, в которой один за другим открывались заводы Н.Храпунова (1815 год), П.Фомина (1800-е годы), М.Гусятникова (1817 год), братьев Новых (1818 год). В это же время открывались и другие известные заводы: Сафронова в деревне Короткой (1814 год), братьев Гулиных в деревне Фрязино (1818 год). Известными заводчиками были жители деревни Речица Тереховы и Киселев, Жадины, Рачкины. По всей Гжели мелкими предпринимателями организовывались живописные заведения, они забирали на фабриках «белье» – белые посуду или фигуры, расписывали их в своих избах, обжигали и сдавали обратно, а иногда сами продавали готовые изделия. Активно использовалась позолота, в многокрасочной надглазурной росписи преобладали цветочные гирлянды, вазоны и корзины с букетами. Совершенно новым явлением стала гжельская мелкая пластика – скульптуры, изображавшие дам, кавалеров, модниц и др.

К 40-е годам XIX века производство фарфора достигло наивысшего расцвета, сложился «гжельский фарфоровый куст». Основным ассортиментом выпускаемой продукции были чайники, чашки, тарелки, полоскательницы. Крупные предприятия (Новых, Храпунова, Тереховых-Киселёва, Сафронова, Бармина, Козлова, Дунашовых, Кузнецовых) не только выпускали оригинальную продукцию, но и маркировали ее. Мелкие предприниматели старались не клеймить изделия, пытаясь таким образом уйти от уплаты налогов.

В середине XIX века многие гжельские заводы приходят в упадок. К концу XIX века ручная роспись сменилась механическими способами украшения – печатью и деколем, снизив художественные достоинства продукции.

Постепенно керамическое производство сосредотачивается в руках семьи Кузнецовых, некогда выходцев из Гжели. В 1832 году Терентий Кузнецов основал завод в Дулёве Владимирской губернии, в 1843 году – завод в Риге. К делу подключились родственники Кузнецова, и к концу XIX века Кузнецовы владели 18 предприятиями, 14 из которых находились на территории России. В 1889 году было учреждено «Товарищество производства фарфоровых и фаянсовых изделий М.С.Кузнецова» с правлением в Москве. На заводах Кузнецовых сохранялись традиции народного фарфора и приёмы ручной кистевой росписи. 

После Великой Октябрьской революции 1917 года, в 1918-1919 годах в Гжельском районе все заводы и фабрики были национализированы. Семь из них, наиболее крупных и хорошо оснащенных, стали государственными заводами (бывшие предприятия братьев Дунашовых в Турыгине, Храпуновых-Новых в Кузяеве, М.М.Куринова в Речицах и др.). Само же искусство гжельского промысла пришло в полный упадок, и было предано забвению. Большинство гжельских заводов было переориентировано на выпуск продукции оборонного назначения, электротехническую и химическую.

Возрождение гжели началось в 1940-1950 годах, благодаря исследованиям искусствоведа А.Б.Салтыкова и работам московской художницы Н.И.Бессарабовой. Основой возрождения послужило наследие гжельской майолики XVIII века и полуфаянса XIX века. Н.И.Бессарабова не только создала ряд предметов нового ассортимента (кувшины, кружки, молочники, вазы, пепельницы), но и обучила мастериц забытым приёмам свободной кистевой росписи. На предприятиях произвели модернизацию: для приготовления шликера (жидкой фарфоровой массы) внедрили электромешалки; в горнах вместо дров начали использовать мазут, позднее перешли на газовый обжиг.

В 1950-е годы был создан гжельский фарфор с традиционной одноцветной подглазурной росписью – синим кобальтом по белому фону. Кистями разной величины, длинными и короткими мазками мастера создают гамму до 30 оттенков синего цвета. Используется только кобальтовая краска, которая после обжига приобретает холодноватый синий цвет с переходами от светло-голубого размытого и почти прозрачного до тёмно-синего насыщенного. «Фирменным» гжельским рисунком считается «гжельская роза». Изделия, созданные в 1950-е годы, положили начало современному гжельскому фарфору – округлые кувшины, вазы с высоким горлом и вазы в форме горшочка, чайник, тулового которого – толстый диск, поставленный ребром на четыре ножки. Выпускалась художественная продукция на производственном объединении «Гжель» и Кузяевском фарфоровом заводе. ПО «Гжель» специализировалось на подглазурной кобальтовой росписи, Кузяевский завод – на многоцветной надглазурной росписи.

В 1980-е годы в СССР было принята программа по увеличению выпуска товаров народного потребления (ТНП). Гжельским заводам, выпускающим технический фарфор, было поручено освоить выпуск предметов домашнего обихода. На каждом заводе были открыты участки ТНП, где занимались выпуском не только посуды, но и делали статуэтки, декоративные тарелки, шкатулки и др.

После перестройки и распада Советского Союза многие предприятия лишились основных заказов на технический фарфор, а спрос на художественные изделия с кобальтовой росписью постепенно возрастал. Сейчас «Гжельский куст» это более сотни предприятий и частных мастерских, выпускающих, как авторские, так и поточные изделия: ЗАО «Объединение Гжель», ЗАО «Гжельский фарфоровый завод», ООО «Гжельский завод Электроизолятор», ООО «Галактика и Компания», ООО «Звезда Гжели», ООО «Гжельские узоры», ПТП «Жгель», частные мастерские гжельских художников (Черновых Л.А. и В.В., Ширенина Ю.В., Сидорова А.С., Мамонтова С.В., Дрезгунова И.Ю., Морозова И.Н., Мухина Ю.М., Киселева А.В., Исаева С.В.) и др. Ассортимент выпускаемых изделий поражает своим разнообразием – вазы, чайные и кофейные пары, сервизы, чайники, фруктовницы, подсвечники, салфетницы, шкатулки, плакетки, часы и многое другое. На некоторых изделиях применяется «насечка» золотом. ООО «Керамика Гжели» специализируется на поставках сырья и оборудования, необходимых для гжельского художественного промысла. 

В 2002 году в посёлке Электроизолятор на базе силикатно-керамического техникума, основанного в 1931 году, был открыт Гжельский художественно-промышленный институт. В 2015 году институт переименован в Гжельский государственный университет, в котором готовят специалистов в области народной художественной культуры, декоративно-прикладного искусства и народных промыслов. Это единственный университет, расположенный в сельской местности.

В июне 2014 года предпринимателями, заинтересованными в развитии Гжели как центра керамики, было создано Некоммерческое партнерство «Палата народных промыслов и ремесел» (НП «ПНПР»). В НП вошли ведущие предприятия и организации Гжели. Основные направления деятельности Палаты: содействие в объединении усилий членов Партнёрства для всестороннего развития традиций художественных промыслов и ремесел; содействие в создании туристического кластера с целью повышения конкурентоспособности территории Гжели, как составной части Раменского района на туристическом рынке; содействие в организации национальных и международных выставок. Палата регулярно проводит семинары, конференции, фестивали и другие мероприятия для популяризации народных промыслов.

К сожалению, в регионе с многовековой историей гончарного промысла до сих пор нет музея гжельского народного художественного промысла. Постоянная экспозиция «Страницы истории гжельского промысла» действует в Раменском историко-художественном музее (город Раменское, Московская область). Музеи (ассортиментные кабинеты) есть на предприятиях – ЗАО «Объединение Гжель», ООО «Галактика и Компания», ООО «Гжельский завод художественной росписи», ЗАО «Гжельский фарфоровый завод» и в ФГБОУ ВО «Гжельский государственный университет». Коллекция гжельской скульптуры представлена в домашнем музее Сергея Валентиновича Малкина «Скульптура мастеров Гжели» (свыше 3300 изделий 35 авторов). В ставропольском музее «Мир шкатулок» собрана коллекция гжельских шкатулок (более 200 экспонатов) как с традиционной кобальтовой, так и с многоцветной росписью.

В марте 2016 года нам удалось посетить Гжель. Во время экскурсии по предприятиям и мастерским художественного промысла, организованной С.В.Малкиным при участии НП «Палаты народных промыслов и ремесел», наша делегация познакомилась с историей, традициями создания гжельского фарфора, мастерами известного на весь мир художественного промысла.

                              

                             

Посещение музея ЗАО «Объединение Гжель» произвело на нас неизгладимое впечатление. В содержательном рассказе экскурсовода предстала галерея Мастеров Гжельского художественного промысла: тех, кто стоял у истоков традиции, кто развивал её, привнося своим талантом и трудолюбием новые краски и формы. Н.И.Бессарабова, Т.С.Дунашова, Л.П.Азарова, Н.Б.Квитницкая, З.П.Окулова, А.Н.Федотов, В.И.Авдонин, И.А.Хазова, В.В.Неплюев, С.В.Жукова, Ю.Н.Гаранин, П.Н.Гордеев, И.В.Коршунова, В.В.Чепрасова, Г.В.Денисов – вот далеко не полный перечень замечательных Мастеров Гжельского промысла.

                                 

В музее собраны изделия, выпускаемые с конца XIX века. К сожалению, такие шкатулки уже не делают...

                             

                            

                             

Также мы посетили авторские мастерские художников Гжели: Елены Сухоруковой, Юрия Ширенина, Алексея Сидорова, Сергея и Галины Мамонтовых, Игоря Морозова, Юрия Мухина. У каждого мастера свой творческий почерк, свой неповторимый стиль, своё лицо и … свои ШКАТУЛКИ. 

                             

Коллекция музея «Мир шкатулок» пополнилась замечательными экспонатами, привезёнными с Гжельской Земли.

                                                                      

История гжельского промысла

И история к сердцу притронется
ГОНЧАРСТВО ГЖЕЛИ


Жечь... Обжигать... Жгель... Гжель... Не таков ли был первоначальный порядок слов, вошедших в название местности у славян, поселившихся в междуречье Москвы-реки и Клязьмы, на севере Мещерской низменности, в давно минувшие времена? Одна из затерявшихся среди болот и ручьёв деревенек отражает характеристику своего местонахождения — не один век носит имя Мещера. Сама же обширная территория этого края свыше 6,5 веков носит собирательное название — Гжель. Это русское слово знают в десятках стран мира, на всех континентах. Оно переведено на разные языки в каталогах и книгах, газетных и журнальных статьях, в исследованиях учёных, и всё потому, что жители планеты Земля успели полюбить изделия местных мастеров. Их коллекционируют и берегут в любой семье как драгоценности.

Гжель — единственное место в мире, где руками талантливых мастеров создаются своеобразные бело-голубые фарфоровые или майоликовые изделия с полихромной раскраской. Гжель (а так называют и изделия народного художественного керамического промысла, развитого в этих краях) неповторима.

Начинался же промысел с изготовления простых кувшинов, мисок и других бытовых сосудов, необходимых в каждой крестьянской семье. Их делали крестьяне из красной глины, изобиловавшей в местных окрестностях. Впервые Гжель упоминается в письменных источниках 1328 г., в духовной грамоте (завещании) Ивана Даниловича Калиты. Московский князь, отправляясь в Золотую Орду, столицу татаро-монгольского ханства, в XIV в. поработившего Русь, и не будучи уверенным, что возвратится живым, завещал свои владения наследникам. В числе других он упоминает волости Гжель, Раменье, Брашеву, входящие теперь в границы Раменского района.

С тех пор на протяжении столетий, как одна из наиболее ценных вотчин, Гжель передавалась по наследству в роду великих Московских князей (позже царей), принося им значительный доход. Гжель упоминается в завещании сына Калиты Ивана Ивановича (Красного) в 1356 г., внука Калиты Димитрия Ивановича (Донского) в 1389 г. и многих других документах. Великий Московский князь Василий II лично узнал свою Гжельскую вотчину, когда, спасаясь от эпидемии чёрной оспы, свирепствовавшей и в Москве, со своими приближёнными провёл осень 1426 г. в глухих гжельских местах. Гжель, Мячково, Бронницы, Велино в своём завещании перечисляет великая княгиня Софья Витовтовна, передавая их в 1453 г. своему внуку Юрию, владевшему тогда городом Дмитров. Значится волость и в документах Ивана Грозного, а позже — других российских царей.

Фактическое заселение края проходило значительно раньше письменных упоминаний о нём. Заселение славянскими племенами междуречья Оки и Волги первоначально велось по берегам рек и их притоков. Небольшая группа людей приплывала на лодках, выбирала более удобные и сухие места, ставила 1 -3 избы и обрабатывала поля возле жилища, чаще всего вырубая и выжигая участки ближнего леса.
Основной водной артерией этих мест является речка Гжелка, и которую впадают Коняшинка, Мининка, Чечера, Дорка и другие. Гжелка берёт начало недалеко от д. Минино и, петляя среди лесов и полей, впадает в Москву-реку.

Уже в документах XIX-XXII вв. встречаются следующие названия деревень Гжельской волости: Гжель, Фенино, Глебово, Турыгино, Бахтеево, Володино, Обухово, Коняшино. В то же время находим двойные или изменённые названия ряда ныне существующих деревень: современное Меткомелино называлось Мяхкомелино; Жирово носило имя Жарово; Трошково называлось Тросково, а Кошерово вообще звалось по-разному: Давыдово, Халатово, Кошурово. Такое же положение наблюдаем по волости Сельня Богородского уезда, куда входили сёла и деревни пышного Карповского сельского Совета.

Деревня Мещеры именовалась Скоморохово-Мещерково, Анюново называли Мишкино-Антоновское, а Аринино носило ещё три названия: Комоново, Поноратово, Панкратово. История их -многовековая и, видимо, бывали разные обстоятельства, в результате чего менялись названия населённых пунктов, а вот названия речек: Гжелка, Дорка, Сеченка с давних времен оставались неизменными. По ним славяне и заселяли эти глухие места. Мещерская низменность в этих краях — довольно плоская равнина с незначительными всхолмлениями. Водораздел проходит на территории между селами Новохаритоново и Карпово, где Дорка, приток Гжелки, течет к северо-западу, а речка Сенечка относится к бассейну другой, в прошлом многоводной, реки Нерская и течет к юго-западу.

Славянские племена заселяли территорию края с XI-XII вв., однако курганных могильников и селищ XI-XIII вв., как в других местах края, тут пока не обнаружено. В тот период междуречье Москвы-реки и Клязьмы было заселено слабо. Только в конце 80-х rr. XX в. археологические экспедиции Музея истории и реконструкции г. Москва обнаружили на берегу Гжелки возле села Гжель и вблизи деревни Меткомелино, на берегу речки Дорка, остатки бывших построек и обилие керамических изделий, указывающих на наличие развитого гончарного промысла в период раннего средневековья. Ведь с незапамятных времен гончарное дело на Руси, да и у других народов, являлось одним из распостраненных занятий жителей.

Парные изыскательские работы в Гжельском округе были проведены археологом В.М. Колобовым в 1943 г. В 1980 г. их продолжил В.А. Юшко на раскопке места гончарного производства. За огородами села Гжель на берегу Гжелки обнаружены иринки и миски, разнообразные горшки, кувшины и игрушки с различным художественным оформлением. Преобладала древнерусская роспись с волнистым и прямолинейным орнаментом по шейкам сосудов. Кувшины имели тонкие ручки и шаровидные тулова, цилиндрическое горло и отогнутый венчик, они были изготовлены на гончарном круге. По-видимому, они являлись новой формой производства гжельцев того далекого времени.

Надо учесть, что еще в XIV-XVI вв. гжельцы использовали как красную, так и местную белую глину. При этом изделий из белой глины по количеству предметов насчитывалось больше, чем из красной. Делались игрушки: птички-свистульки, коники, медведи и подобные детские забавы из того и другого исходного материала, который добывали в изобилии почти возле каждого поселения.

Делать посуду и другие изделия из обожженной глины люди умели 12-13 тысяч лет назад в Египте, потом в Вавилоне, Ассирии, Греции. Этим занимались скифы, кочевавшие на юге России, и другие народы.

Археологи страны находят предметы керамики в древних курганах (XI-XIII вв.). Гончарное дело было широко развито, а в XIV-XV вв. оно достигло высокого уровня качества, не уступающего другим художественным промыслам народов. В XVI в. достигло совершенства майоликовое производство поливных изразцов, которыми украшали печи, полы в домах, стены теремов и церквей. Широко известен знаменитый Крутицкий терем, которым люди любуются и теперь. Особого совершенства достигла посуда для кваса — кувшины с круглым отверстием посередине тулова.

Слава Гжели началась в XVII в., она достигла расцвета во второй половине века XVIII-ro. Проведены обследования двух селищ XIV-XVII вв. к югу и юго-западу от д. Меткомелино. Одно расположено в 340 м от окраины деревни и заняло площадь 160x50 м на левом берегу р. Дорка. Культурный слой небольшой. В нем, главным образом, — белоглиняная керамика, относящаяся к эпохе позднесредневековья.

Второе селище расположено у леса на правом берегу р. Дорка в 2 км от деревни. Протянулось с запада на восток, размеры - около 90x60 м. Археологом А.А. Полюлях исследовано 48 кв. м. Керамика - позднесредневековая, главным образом, белоглиняная. Выявлены хозяйственные ямы. Памятник может быть отождествлен с погостом Никиты Великомученика, что на речке Дорка, упомянутом в Писцовых книгах 1631-1633 гг.

Исследования ученых подтверждают, что гончарное производство Гжели своими корнями уходит вглубь веков и по мере увеличения населения получает все большее распространение.

Так как местность изобиловала лесами и болотами, имела малоплодородные дерново-подзолистые и глинистые почвы, а в низинах — торфяники, жители возникающих поселений посте¬пенно начали искать средства к жизни не на земле, а под землей, добывая высококачественные глины геологических отложений верхнего Гжельского яруса.

Глину копали ручным способом в зимнее время, так как в иную пору ее добыча становилась невозможной в результате затопления ям грунтовыми водами. Кроме многочисленных и различных по своим свойствам запасов одних из лучших в России глин, местами на поверхности крестьяне обнаруживали залежи камня-известняка и вели его добычу.

Наличие главного богатства края — высокосортных глин, обилие лесов для обжига, а также древнего торгового Касимовского тракта, проложенного в XIV-XV вв. от Москвы на юго-восток, к Волге и Каспийскому морю, превратившегося в один из важных путей, по которому велась оживленная торговля, создали благоприятные условия, которыми воспользовались местные жители для широкого развития гончарного промысла.

Касимовская дорога в развитии края и промысла играла особую роль, так как город Касимов на Оке являлся крупным экономическим центром и стоял на защите русских земель от войск Казанского ханства. Древняя дорога давала гончарным товарам гжельцев свободный выход как на юг и юго-восток, в плодородные места к Оке и Волге, так и на северо-запад, к необъятному рынку столицы государства Москве. Упакованную посуду возами доставляли на многие сотни верст в разные концы государства.

Как уже сказано, гжельские крестьяне всегда находились в личном владении московских князей (позже царей), которые были заинтересованы в том, чтобы получать со своих подданных денежные оброки, что способствовало развитию предпринима-тельства и торговли. Вот почему положение дворцовых кресть¬ян было выгоднее в сравнении с положением крепостных крестьян, находящихся в личной зависимости от мелких и средних помещиков, давало им больше простора для выбора рода занятий. И таким благополучным обстоятельством широко пользовались гжельцы. Постепенно все эти условия привели к широкому развитию гжельского гончарного промысла, каким занималось все население почти поголовно. Сельскохозяйственное производство на малоплодородной почве для большинства из них являлось распространенным и необходимым занятием, однако почти всегда носило вспомогательный характер как подспорье для пропитания семьи. Гжельцы торговали не только готовой продукцией. Еще в XVI в. они возили московским гончарам свою глину в Москву в Яузскую слободу. Некоторые оставались там работать. На московских ярмарках и торгах они знакомились с разнообразными изделиями гончаров из разных мест России и других стран.

При раскопках на территории историко-мемориального музея-заповедника «Подолье» (современный город Подольск) ученые встречают осколки древнерусской посуды разного предназначения, а также позднего средневековья из гжельской глины, которую, надо полагать, перевозили туда на лодках по Гжелке, Москве-реке и Пахре.

Гжельские изделия в Москве получили широкую известность уже в XVI-XVII вв., а гжельский гончарный промысел распространялся в подмосковных Коломенском и Серпуховском уездах, других городах и селах. Слава о московских и гжельских мастерах уже тогда пошла по всей русской земле. Как показали археологические раскопки, в Москве находили горшки, корчаги, и другие предметы быта, отличающиеся от изделий московских гончаров. Гжельцы формовали их на круге, а не путем налепа глиняного жгута или ленты. Знали они приемы морения, томления в печах, лощения черного товара и обваривания. Сочетание на черной посуде заглаженных до блеска участков изделий (лощения) с матовыми участками создавало эффект ее нарядности. К концу XVII в. были широко распространены «муравленая» посуда и изразцы, покрытые коричневой или зеленой глазурью. Документ от 1743 г. говорит, что Гжель в то время уже производила «глиняную посуду разных сортов: тарелки цветные, чайники, чайные чашки с блюдцами, уксусники, полоскательные чашки».
Стиль гжельских мастеров отвечал их личным вкусам, как и вкусам широких слоев городского и сельского населения тогдашней России, хорошо знакомых гжельским гончарам, разъезжавшим по стране ради продажи своих изделий на ярмарках и в развоз по деревням и городам.

Гжельцы широко торговали и глинами. В географическом лексиконе Ф.А. Полунин указывал, что в Гжельской волости «находится глина преизрядная, употребляемая к гончарному делу». По свидетельству иностранцев, она превосходила многие глины Западной Европы. В 1663 и 1666 гг. царь Алексей Михайлович издал указы, согласно которым Гжельская волость приписывается к Аптекарскому приказу, а ее жители обязаны возить глину для производства аптекарской посуды. В 1663 г. в Аптекарский приказ доставили для этого 15 возов гжельской глины, а через три года гжельским крестьянам было приказано доставить еще 20 возов; к 70-м годам XVII в. Гжель уже широко известна своими глинами. К концу первой четверти XVIII в. Мануфактур-коллегия отметила широкое производство посуды из белой глины крестьянами, прежде всего, надо понимать, Гжельской волости, где она находилась.

При Аптекарском приказе было организовано производство посуды для царской аптеки. Мастером был назначен гончар Пашка Птицкой, который должен был делать «колбы и стопки и всякие аптекарские и алхимические суды» (т.е. сосуды). Не забудем, что в России фарфор еще не был известен, и мастер приезжал в Гжель, чтобы «приискать» тугоплавкие огнеупорные глины для сосудов, в которых на огне можно было бы готовить лекарства для пользования (т.е. лечения) царской семьи. Дело было в высшей степени трудоемким и ответственным.

Неисчерпаемые природные запасы глины дополнительно создавали богатство волости. Различали несколько сортов глины, из них лучшей была признана «мыловка» — глина почти без посторонних примесей. На базе гжельских глин в значительной степени выросли заводы под Петербургом (современный завод имени М.В. Ломоносова), завод Гарднера в Вербилках возле Дмитрова, керамические предприятия в ближней округе Гжели. На гжельских глинах в XVII в. работали Духанинский и Черноголовкинский стекольные заводы. В царствование Петра I отсюда целыми обозами вывозилась глина для производства особо прочного кирпича. Качество гжельских глин быстро оценил московский негоциант Афанасий Гребенщиков, построивший в 1724 г. в Москве за Таганской заставой, где проходил тракт на Гжель, керамическую мануфактуру, на которой позже был освоен выпуск майоликовой посуды. У Гребенщиковых работало много гжельских мастеров. Они жили в Москве и до сих пор один из московских переулков носит название Гжельского.

Гжельские крестьяне выпускали керамическую плитку, использовавшуюся для покрытия полов. Только на строительство одного Анненгофского дворца в 30-е годы XVII в. при Анне Иоанновне ушло до ста тысяч гжельских керамических плиток, представляющих собой высокохудожественную ценность. В 1752 г. для восстановления после пожара Головинского дворца туда отправили 894 тыс. половых плиток.

В царствование Елизаветы Петровны для обследования месторождений глины и взятия их проб, для определения наиболее удобных мест добычи в Гжельскую волость в 1744 г. приезжали Дмитрий Иванович Виноградов и Афанасий Кириллович Гребен-щиков. В книге «Императорский фарфоровый завод» (в ведомостях о глинах Афанасия Гребенщикова на 1 декабря 1744 г.) значатся деревни Жирово, Меткомелино, Кузяево, Харитоново, Речицы, Коломино, Фрязино, Коняшино, Игнатьево и названия глин: «жировка», «мининка», «меткомелинка», образцы которых брались для опытов по изготовлению фарфора и производства майоликовых изделий. На самых лучших месторождениях огнеупорных белых глин гжельцам запрещалось добывать глину для своих изделий: оттуда ее увозили для государственных нужд.

В 1749 г. Д.И. Виноградов вновь побывал в Гжели, отобрал образцы лучших глин, познакомился с работами местных куста¬рей. По результатам почти восьмимесячного пребывания в гжельских краях Д.И. Виноградов пишет рапорт следующего содержания: «В кабинет ее Императорского Величества от Бергмейстера Дмитрия Виноградова покорнейшее доношение. По указу ее И. В. из Кабинета прошлого 1749 году майя 13 дня отп¬равлен я был в Гжельскую волость для приготовления тамо и взятия глины к порцелинному делу, также осмотру всех тех мест с глиною, и где лутчая найдетца ту и брать... и всему тому месту с глиною сделать чертеж, измеряя оное хотя, например, шагами...

...Место оное, где так разных сортов глины копаютца, имеет округу от с. Гжели, деревень Обухово, Коняшина, Коломина, Фрязинова, Кузяева, Жирова, Бахтеева, Миткомелина и Речицою, например, верст на двенадцать, между тем же местом имеются пустоши, сенные покосы, лесные угодья и пахотная земля. Из означенных глин усмотрены мною две лутче других, которые годны быть к порцелинному делу, а именно глина пещанка-черноземка, глина мыловка-жировая белая.

Глина пещанка-черноземка копаетца на пустоши, называемой Чернозем, которая от деревни Речицы отстоит в 3-х верстах...
Вторую глину, мыловку-жировку копают при дер. Жировке...

Глины оные лежат в болотном месте глубиною в косую сажень и свыше, и летом оных доставать невозможно, понеже ямы полны воды, а спускать оную для ровности места некуда, также глина летним временем жидка; того ради способнее оную глину копать и запасать зимним временем, когда она от мороза густеет, а для клажи и збережения выкопанной глины на стройку амбаров на том же месте срубов найти можно довольно; к перемыванию же глины потребной и годной воды вблизь того места не имеетца. А понеже место оное, где глина-черноземка и глина мыловка-жировка копаютца, весьма малое, и той глины обыватели тамошние копают и употребляют много и продают на сторону паче других немалое число. Того ради Кабинету Е. И. В. сим покорнейше представляю, не повелено ль будет на помянутой пустоши Черноземка, также на тех местах, где глина мыловка-жировка имеетца, тамошним обывателям на тех местах глины копать запретить, дабы от того со временем при порцелинном деле не учинилось какой остановки, а особенно, что Гжельской волости обыватели как для своего употребления, так и на продажу кроме помянутых двух сортов еще много и разные глины имеют, которыми они довольствоваться могут».

Заботясь о защите государственных интересов в деле изготовления фарфора и определяя лучшие глины в наших краях, Дмитрий Иванович вносит предложение о запрещении расходования ценнейшего сырья для производства бытовых изделий и продажи его на сторону. В то же время он невольно подтверждает, что местные мастера опытным путем, без наличия лабораторий и специальных исследований, уже хорошо разбирались в качестве местного сырья и эти сорта глин добывали в гораздо больших размерах, чем другие, имеющиеся повсеместно в округе.

Д.И. Виноградов не только обследовал месторождения гжельских окрестностей, но и, по-видимому, организовал добычу этих глин в больших объемах, так как первые фарфоровые изделия (да и не только первые) создавались при широком использовании гжельских глин наряду с другими компонентами. Поэтому его приезд в целях обследования и отбора лучших образцов имел перспективное значение для создания российского фарфора и дальнейшего развития всего фарфорового произ¬водства. В этой связи хотелось бы обратить внимание на то обстоятельство, что секретом изготовления фарфора он не мог делиться с гжельцами и те сумели им овладеть только спустя поливка путем личных опытов и накопленных веками знаний гончарного ремесла, особенно майоликового производства, которое с середины XVIII в. получило в Гжели широкое развитие как худо¬жественный промысел.

Обоз с глиной из Гжели отправили в Петербург. Во избежание задержек в пути сопровождавшие товар были снабжены особым пропуском, где говорилось: «По указу Ее Императорского Величества отпущено из Моск¬вы в Санкт-Петербург на кирпичные и черепичные заводы гжельской глины 2057 пудов на наемных 73 подводах. С подрядчиками в чине лейб-гвардии конного полка, майора господина князя Черкасского Московского уезда села Воскресенского крестьянами: Михаилом Яковлевым, да Кириллом Артемьевым, того ради оных подрядчиков с тою глиною по Санкт-Петербур¬гскому тракту пропускать и на заставах, команду имеющим, ни за что не задерживать...
В Москве 30 дня 1749 г. Барон И. В. Черкасов».

Таким образом, добыча и доставка глины являлась для гжельцев одной из прибыльных статей, пополнявших их бюджет. Наряду с гончарным производством гжельские крестьяне занимались и другими работами: среди них были плотники, печники, резчики по дереву, кузнецы, лесорубы. Женщины пряли шерсть, ткали и красили полотна на одежду, шили и вышивали. Распространенным и тяжелым занятием крестьян являлось земледелие и животноводство, однако многие из них имели незначительные наделы. Низкие урожаи не могли обеспечить семью питанием на круглый год: у крестьян волости приходилось на двор по 6,5 десятин земли, включая болота и неудобья, или по 1,7 десятин на мужскую душу. Количество женских душ в семье не учитывалось и земельные наделы на них не давались. Но если учесть низкое плодородие земель в то время вообще, а гжельских в особенности, то ясно, что крестьяне без дополнительных заработков прожить не могли.

Положение дворцовых крестьян XVII - XVIII вв. являлось также тяжелым, почти, как и крепостных (помещичьих): их могли насильно переселять в другие волости и даже губернии, приписывать на работы к заводам, раздавать в частные руки приближен¬ным или родственникам царской семьи. В дворцовых имениях и волостях со стороны присланных управителей существовал строгий надзор и даже наказания, была установлена мелочная опека над всеми сторонами жизни и быта.

Крестьяне обязаны были платить оброки и по указанию управителя выполнять дополнительные сельскохозяйственные работы и другие обязанности. Дворцовые управители, находящиеся на местах, имели право увеличивать повинности или менять их формы.
По мере развития товарно-денежных отношений царский двор все больше нуждался в деньгах, поэтому дворцовые крестьяне получали разрешение заниматься дополнительными промыслами и выплачивать своим владетельным хозяевам денежный оброк. Положение большинства крестьян-кустарей оставалось тяжелым и ухудшалось поборами и взяточничеством царских управителей и чиновников на местах. На усиление гнета крестьяне отвечали жалобами царю и в высшие правительственные учреждения, несвоевременной уплатой денежных и натуральных сборов, а иногда — бегством в другие места.

Условия жизни были крайне тяжелыми. В XVIII в. в Гжели от-мечалась высокая смертность населения, особенно детей, от эпидемий и по другим причинам. С 1724 по 1734 гг. в волости она составила 576 чел. на 2 088 жителей, или 27,6%. Бежали в разные места с родины 62 чел., были взяты в рекруты или отправлены в другие вотчины — 66, всего выбыли 706 чел., или 33,8%. За это же время прибыли из других мест 344 чел. (16,5%), а всего в 560 дворах волости вместе с родившимися стали проживать 2 226 чел., т.е. за десять лет население волости увеличилось только на 138 жителей.

В результате крайне низких урожаев крестьянам приходи¬лось постоянно занимать из дворцовой конторы зерно на пропитание и семена, однако их запросы никогда не удовлетворялись полностью. Например, в 1735 г. гжельцы просили на пропитание 668 пудов ржи, 529 пудов овса и 221 пуд ячменя на посевы, а им выдали 100 пудов ржи на питание и 310 пудов овса на I юсев, т.е. крестьянские нужды удовлетворялись меньше, чем на половину.

К концу 70-х гг. XVII в. земельные крестьянские наделы были увеличены, однако земли выделялись чаще всего заболоченные, малопродуктивные, покрытые кустарником и отдаленные от деревень. Так что и эта помощь крестьянам оказалась малоэффективной. В таких условиях хлебопашество не могло быть надежным источником существования семьи, поэтому одновременно крестьяне занимались скотоводством. Многие уходили на заработки в другие места. В XVIII в. большинство крестьян трудились у А.К. Гребенщикова в Алексеевской слободе в Москве. С. Алексеев и П. Григорьев из села Гжель работали в середине XVIII в. в селе Покровское Владимирской губернии. Мастер гончарного дела И.А. Жадин работал в своем селе Речицы в середине XVIII в. Не исключено, что керамисты Жадины — его потомки. В их числе — Зинаида Михайловна Жадина, которая более полувека отработала на заводах Гжели. В середине XVIII в. встречается фамилия Гусятниковых, а в XIX в. Гусятниковы уже являлись владельцами своего производства. В селе Покровское трудились Архип и его сыновья Сидор и Карп Ивановы из деревни Фенино, Степан и его сын Ермолай Ивановы из д. Коняшино. Известны и некоторые другие старинные фамилии гончаров.

Исследуя развитие гончарного промысла в России, ученые редко упоминали о его особенностях в Гжели, тогда как там он достиг значительного развития уже в XVI-XVII вв. Мастера на точильном круге могли создать не только кружки и миски, а и такие сложные предметы быта сельского жителя как кувшины, рукомои, состоящие из нескольких отдельно выполненных деталей.

Гжельцам стали рано известны и такие приемы обработки глиняных изделий, как томление в печи и получение черной посуды для повседневного обихода семьи. Муравление давало возможность покрыть посуду и облицовочную плитку коричне¬вой или зеленой эмалью и на века придать им праздничный вид. В XVII-начале XVIII вв. используются или вновь вводятся такие приемы художественного оформления, как лощение, тиснение, рельеф, используются более богатые орнаменты. Еще в те вре¬мена появляются скупщики гжельской посуды, что говорит уже о специальной организации ее сбыта, так как самому мастеру, де-лающему эту посуду, становилось невыгодно заниматься ее продажей в ближних, тем более в дальних местах, так как прихо-дилось отрываться от ее изготовления. Скупщиками являлись как некоторые местные крестьяне, так и многие коломенские купцы, ранее гжельцев приобщившиеся к торговым операциям, поскольку Коломна с давних пор славилась как торговый центр на юго-востоке Московского государства.

М.Г. Аверьянова, книга "Синеокая Гжель",
г. Раменское 2014 г.

История промысла Гжель | Гжель

Путешествие во времени...

В полусотне верст от Москвы расположился самый древний гончарный район в нашей стране – Гжель. Именно это место подарило название особой росписи посуды, популярной и сегодня.

 

Как все начиналась?

 

Вокруг района Гжели издревле располагались леса, а сама местность была богата глиной. Эти два фактора определили то, что местные жители занялись именно производством глиняных изделий. Кстати, по этой причине слова «жечь» и «Гжель» созвучны.

Первое упоминание об этой местности относится к временам правления Ивана Калиты. На протяжении всей истории мастера из Гжели искали новые решения для производства и декорирования своих изделий. До наступления 14 века именно здесь создавалась практически вся та гончарная посуда, что была в стране.

 

 

В конце 17 века в Гжели начинается изготовление так называемой «муравленой» посуды. Она не пропускала воду и покрывалась глазурями зеленого оттенка или коричневого цвета.

Спустя век в 44 году в Гжель направляется особая комиссия, которая подтверждает возможность использования гжельской глины для изготовления фарфора. Одним из членов комиссии был Гребенщиков, на заводе которого обучались многие гжельские мастера. С удивительной быстротою открывались таланты – мастера соединяли воедино познание и творческое видение. В результате получались удивительные произведения искусства – кувшины необычной формы, тарелки, кружки-шутихи с забавными надписями вроде «напейся – не облейся» и т.д. Все росписи производились на белом фоне синей краской или ее оттенками (например, коричнево-фиолетовой), также использовались зеленая и желтая краски.

В конце 18 века типичное гжельское изображение – это журавль, вокруг которого рисовались кустарники, а в некоторых случаях и какие-то дома. В это время в регионе работают примерно полсотни гончарных заводов, а один из купцов даже получает придворный заказ. Это является лучшими свидетельством популярности гжельского промысла.

К двадцатым годам 19 века в Гжели закрепляет свои позиции полуфаянс. И именно к этому времени на смену многоцветию приходит использование одного тона – привычного для нас синего цвета, который давал кобальт.

В сороковых годах гжельский промысел буквально расцветает! Умельцы все чаще используют в работах растительные орнаменты, и изделия теперь распространяются не только по России, но и вывозятся за ее пределы. Например, в Среднюю Азию или же страны Ближнего Востока. Чтобы угодить азиатским ценителям, гжельские мастера изготавливают фарфоровую посуду  с цветочной росписью на цветном фоне.

 

С середины 19 века все чаще стала встречаться гжельская фаянсовая посуда. В это время талантливые предприниматели наладили массовый выпуск гжельской посуды.

С наступлением 20 века народный промысел  практически полностью исчезает.  И только в послевоенное время он начинает неспешно возрождаться, чем обязан Александру Салтыкову – исследователю техники гжельской росписи. Он создает особую методику гжельской росписи, так называемую «азбуку мазков». Для возрождения гжельского промысла важен и вклад Натальи Бессарабовой, которая десять лет пыталась восстановить тайны мастерства умельцев. В результате гжельский промысел в 70-80-ые года 20 века действительно начинает свое возрождение.

Сегодня гжельская роспись потихоньку начинаем пользоваться всенародной славой, она остается горячо любима приверженцами своей культуры и наследия. Сложно не восхищаться рисунками и орнаментами удивительной красоты, которые создаются мастерами вручную.

Гжель – это не просто промысел, это особое ответвление нашей культуры, демонстрирующее тонкий вкус народных умельцев, которые есть и сегодня.

Гжель | Etsy

Гжель | Etsy

Чтобы предоставить вам лучший опыт, мы используем файлы cookie и аналогичные технологии для повышения производительности, аналитики, персонализации, рекламы и для улучшения работы нашего сайта. Хотите узнать больше? Прочтите нашу Политику использования файлов cookie. Вы можете изменить свои предпочтения в любое время в настройках конфиденциальности.

Etsy использует файлы cookie и аналогичные технологии, чтобы предоставить вам лучший опыт, включая такие вещи, как:

  • основные функции сайта
  • обеспечение безопасных транзакций
  • безопасный вход в аккаунт
  • с запоминанием учетной записи, браузера и региональных настроек
  • запоминание настроек конфиденциальности и безопасности
  • анализ посещаемости и использования сайта
  • персонализированный поиск, контент и рекомендации
  • помогает продавцам понять свою аудиторию
  • , показ релевантной целевой рекламы на Etsy
  • и за ее пределами

Подробную информацию можно найти в Политике Etsy в отношении файлов cookie и аналогичных технологий и в нашей Политике конфиденциальности.

Необходимые файлы cookie и технологии

Некоторые из используемых нами технологий необходимы для критически важных функций, таких как безопасность и целостность сайта, аутентификация учетной записи, настройки безопасности и конфиденциальности, данные об использовании и обслуживании внутреннего сайта, а также для правильной работы сайта при просмотре и транзакциях.

Настройка сайта

Файлы cookie и аналогичные технологии используются для улучшения вашего опыта, например:

  • запомнить ваш логин, общие и региональные настройки
  • персонализировать контент, поиск, рекомендации и предложения

Без этих технологий такие вещи, как персональные рекомендации, настройки вашей учетной записи или локализация, могут работать некорректно.Узнайте больше в нашей Политике в отношении файлов cookie и аналогичных технологий.

Персонализированная реклама

Эти технологии используются для таких вещей, как:

  • персонализированная реклама
  • , чтобы ограничить количество просмотров рекламы
  • , чтобы понять использование через Google Analytics
  • , чтобы понять, как вы попали на Etsy
  • , чтобы продавцы понимали свою аудиторию и могли предоставить релевантную рекламу

Мы делаем это с партнерами по социальным сетям, маркетингу и аналитике (у которых может быть собственная собранная информация).Сказать «нет» не остановит вас от просмотра рекламы Etsy, но может сделать ее менее актуальной или более повторяющейся. Узнайте больше в нашей Политике в отношении файлов cookie и аналогичных технологий.

Воспользуйтесь всеми возможностями нашего сайта, включив JavaScript. Учить больше

Волшебные, значимые предметы вы больше нигде не найдете.

( 1321 результат, с рекламой Учить больше Продавцы, которые хотят расширить свой бизнес и привлечь больше заинтересованных покупателей, могут использовать рекламную платформу Etsy для продвижения своих товаров. Вы увидите результаты рекламы, основанные на таких факторах, как релевантность и сумма, которую продавцы платят за клик. Учить больше.)

Происхождение религий


Об этом проекте:

Как можно догадаться из названия, этот проект направлен на объяснение происхождения и разнообразия религий точно так же, как Дарвинс Происхождение видов объяснил происхождение и разнообразие жизни.Короче говоря, ваша религия выросла из первобытного супа из примитивных суеверий.

Этот проект представляет собой доступное объяснение эволюции религии. Часть понимания эволюции религии включает в себя понимание эволюции в ее применении к биологии и некоторых других вещей. Воистину существует скрытая «взаимосвязанность» всех вещей. Эту взаимосвязь можно понять без всякого мистицизма - ответы на все важные вопросы легко понять, используя языки математики, физики и других наук.По пути могут быть некоторые неожиданные выводы. Читая черновики глав, помните, что работа над ними еще не завершена. Предстоит проделать огромный объем работы.

Глав - Черновик формы:

Религия: последний архитектор человечества

  • Презентация из трех частей, преобразованная из формата слайд-шоу в видео YouTube. Общее время работы составляет около тридцати шести минут. Он рассматривает религию как мысленную инфекцию, эволюционирующую вместе с генофондом человечества.Это, безусловно, будет оскорбительным для креационистов - если я смогу придумать рекламный ракурс, чтобы получить это «им под нос».

Папа сделал вас геем: как религия вызывает гомосексуализм

Джордж Буш: шкаф-атеист

  • Да, я применяю логику и рациональный анализ к совершенно иррациональному, что равносильно выкидыванию песка против течения, но я вынужден попытаться «вытеснить» Джорджа Буша как скрытого атеиста, которым он и является.Общая линия рассуждений, использованная в этом эссе, вероятно, может быть с равным успехом применена к любому количеству других политиков. Например, я могу разработать новую версию эссе специально в отношении конгрессмена Пола Райана Р. Висконсина. Переделать эссе с Полом Райаном в роли скрытого атеиста было бы довольно легко из-за обилия легко доступных доказательств. Пол Райан настолько нехристианин, что группа монахинь дошла до того, что наняла автобус и отправилась в путь, чтобы выступить против его планов.В еще более убедительном повороте событий Конференция епископов США осудила бюджетные планы Пола Райана как не соответствующие моральным принципам католической церкви, в то время как Пол Райан утверждал, что руководствуется своей католической верой.

Зачем спрашивать Почему?

  • Был задан вопрос одному из выступающих на Национальном съезде американских атеистов 2009 года. У спикера действительно не было ответа, но я ответил! Однако нам придется немного ослабить динамик.В моем ответе более 3500 слов, и он не уместился бы во время, отведенное на вопросы и ответы на съезде. Прочтите это эссе, чтобы узнать, почему причина вопроса иногда важнее, чем ответ.

Ирония доказательства теории интеллектуального дизайна

  • «Теория интеллектуального проектирования» действительно имеет законное применение - прочтите это эссе, чтобы узнать, что это за приложение.

  • Сторонник «науки о сотворении» прислал мне по электронной почте предполагаемое опровержение эссе под названием «Ирония доказательства теории разумного замысла.«Я мог бы просто удалить его, но вместо этого решил опубликовать этот ответ. Возможно, это прольет свет на мыслительные заразы «креационизма» и тем самым поможет сделать кому-то прививку против этого конкретного мысленного зараза.

  • Позже я могу обновить исходное эссе, чтобы исключить некоторые критические замечания, выдвинутые сторонником науки о сотворении.

Созависимые иррациональности и экономика

Эволюция идей: доклады по английскому языку

Приз 5000 долларов за свидетельства, опровергающие эволюцию

Часто задаваемые вопросы


Если вы хотите помочь, то обращайтесь по указанному ниже адресу.Вещи, которые были бы полезны, включают иллюстрации, а также рекламу веб-сайта и его содержания для начинающих. Подробности смотрите в моем списке желаний.

Вы можете отправлять комментарии / предложения и письма ненависти по адресу:


origin-of-religions.org

Продвигайте свою страницу тоже


Твитнуть

6 ранних теорий происхождения языка

Как зародился язык? Слова не оставляют после себя артефактов - письмо возникло намного позже языка, - поэтому теории происхождения языка обычно основывались на догадках.На протяжении веков существовало столько бесплодных спекуляций по вопросу о том, как возник язык, что, когда в 1866 году было основано Парижское лингвистическое общество, его устав включал запрет на любые его обсуждения. К ранним теориям теперь обращаются по прозвищам, данным им учеными-лингвистами, которым надоели неподходящие истории.

1. Теория лука-вау

Идея о том, что речь возникла из-за того, что люди имитировали звуки, издаваемые вещами: Bow-wow, moo, baa и т. Д. Маловероятно, поскольку очень немногие вещи, о которых мы говорим, имеют характерные звуки, связанные с ними, и очень немногие из наших слов что-то звучат. вообще нравится то, что они означают.

2. Теория пуха-пуха

Идея о том, что речь происходит из автоматических голосовых реакций на боль, страх, удивление или другие эмоции: смех, крик, вздох. Но многие животные тоже издают такие звуки, и в конечном итоге они не пришли к языку.

3. Теория динь-дон

Идея о том, что речь отражает некий мистический резонанс или гармонию, связанную с вещами в мире. Непонятно, как это исследовать.

4. Теория йо-хе-хо

Идея о том, что речь начинается с ритмичных песнопений и ворчания, которые люди использовали для координации своих физических действий, когда они работали вместе.Между такими вещами и тем, что мы делаем с языком, довольно большая разница.

5. Теория та-та

Идея о том, что речь возникла из-за использования жестов языком и ртом для имитации жестов рук. Например, сказать та-та - это все равно что помахать языком на прощание. Но большинство вещей, о которых мы говорим, не имеют характерных жестов, связанных с ними, не говоря уже о жестах, которые вы можете имитировать языком и ртом.

6. Теория ля-ля

Идея о том, что речь возникла из звуков вдохновенной игривости, любви, поэтической чувствительности и песни.Это прекрасно, и не более или менее вероятно, чем все остальные.

В наши дни

Примерно через столетие после того, как вопрос о происхождении языка был исключен, ученые снова начали его рассматривать, но на этот раз с использованием данных палеонтологии о вероятных особенностях мозга и речевого тракта ранних людей и гоминидов.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *