Стивен джонс шляпы: Шляпки от Стивена Джонса | BURO.

Содержание

Шляпки от Стивена Джонса | BURO.

В нью-йоркский Bard Graduate Center из музея Виктории и Альберта в Лондоне переехала выставка «Антология шляпок от Стивена Джонса», которую известный английский модист курирует лично. Его шляпки «принимали участие» в  показах Marc Jacobs, Christian Dior, Comme des Garçons, Donna Karan, Jason Wu, Gareth Pugh, Giles Deacon, L’Wren Scott, Hussein Chalayan,  Giambattista Valli, и вот теперь на шедевры из его личной коллекции можно посмотреть в таунхаусе в центре Нью-Йорка, где им отведено три этажа. Среди чепчиков, цилиндров, треуголок и просто шляпок с загнутыми полями попадаются и весьма экстравагантные экспонаты, такие как цилиндр Pearly Queen (по названию английской традиции  украшать свою одежду жемчужными пуговицами для сбора средств в благотворительных целях), который был придуман английским шляпником Филиппом Трейси специально для турецкого дизайнера Рифата Озбека в 1996 году, или известная широкополая шляпа, которую Стивен Джонс создал в 2007 году для показа Marc Jacobs Fall 2007.

 

Шляпки делятся на секции в соответствии с их историей и временем создания, формой и способом декорирования: так, например,  шляпка в форме лебедя, изготовленная в 1946 году Bis-Ben из Чикаго, вместе  с огромными заячьими ушами от Стивена Джонса, придуманными им  для Comme des Garçons в 2007 году, представлены в секции  «Звериное царство».

В рамках выставки  проходят показы  старых фильмов, посвященных шляпкам и процессу их производства. В секции диадем показывают мультики Disney, а работы итальянского дизайнера Эльзы Скиапарелли и фотографа Билла Куннингама (которые хорошо нам известны в качестве стритблогеров The New York Times) представлены в секции шляпко-туфель, которые и выглядят именно так, как слышатся.

На третьем этаже выставлены работы дизайнеров, с которым  работал Стивен Джонс: Ralph Lauren, Alexander McQueen, Yohji Yamamoto,  Nicolas Ghesquière, Marc Jacobs, Christian Dior, Comme des Garçons, Donna Karan, Jason Wu, Gareth Pugh, Giles Deacon, L’Wren Scott, Hussein Chalayan и Giambattista Valli, а также коллекция шляпок знаменитостей: Джанет Джексон, Диты фон Тиз, Брэда Питта, Марлен Дитрих, Кайли Миноуг, Карлы Бруни-Саркози, Сесиль Бетон, Киры Найтли, Мика Джаггера и жены Наполеона III императрицы Евгении.

Выставка «Антология шляпок от Стивена Джонса» продлится до 12 апреля 2012 года.

Эльза Скиапарелли, шляпка-туфелька, около 1938 года

Каролин Ребу, треуголка из перьев, около 1935 года

Стивен Джонс, Па-де-де, 1982

Кирстен Вудворд, «Секс на мозге», 1989

Филипп Трейси, шляпка из перьев, 1995

Шляпка «Полетт», около 1960 года

Стеганый колпак, 1800-1900

Чепчик, около 1805 года

Текст: Katrin Ne
Фото: Музей Виктории и Альберта

` }

Стивен Джонс и его произведения искусства — Look At Me

«Wash and Go» от Стивена ДжонсаСтивен ДжонсСтивен Джонс для Dior Осень-Зима 2007Kiss of deathШляпка для Кайли Миноуг от Стивена ДжонсаДизайнер и его произведения искусстваСтивен Джонс и Маноло БланикШляпка для Сары Джессики Паркер от Стивена ДжонсаТа самая шляпка в форме туфельки от Эльзы Скиапарелли (Elsa Schiaparelli)

«Шляпа придает наряду законченный вид, немного драмы и, самое главное, делает любой вид модным… Это как вишенка на верхушке торта, точка над «i», восклицательный знак в конце предложения. Все, от актрисы до диктатора, знают, что в шляпе они всегда будут в центре внимания», — Стивен Джонс.

Трудно не согласиться с королевским шляпником, организатором одной из значимых выставок в мире дизайна — «Шляпки: Антология». Зачастую шляпа меняет целый образ. В средние века появиться в обществе без головного убора считалось позором. Эволюция и развитие головных уборов позволяет рассмотреть шляпу не просто как элемент костюма, отражающий стили и эпохи в моде, но как своеобразный культурный и художественный феномен. Выбор шляпы говорили об оригинальности вкуса владельца, его смелости и индивидуальности. 

Процесс создания шляпки является еще более мистическим, дизайнеры ловят вдохновение во всем – на улицах, из истории страны и т.д. Чего только стоит шляпка в форме туфельки от Эльзы Скиапарелли (Elsa Schiaparelli)! Поэтому куратор выставки «Шляпки: Антология» Стивен Джонс — один из самых значимых мировых дизайнеров современности, к организации экспозиции подошел также оригинально, как и к дизайну своих работ, расположив шляпы не в хронологическим порядке по дате создания, а разделив их по тематическим секциям, отражающих жизненный цикл шляпы. Дизайнер выделил четыре главных цикла – «Вдохновение», «Создание», «Салон» и «Клиент». Проходя каждый жизненный цикл шляпа приобретает определённый характер и шарм, в начале получив что-то от дизайнера, затем становясь единым целым со своим хозяином. На выставке представлены не только шляпы великих дизайнеров, но и шляпы, которые носили известные персоны.

Выставка имела огромный успех в Лондоне и Брисбене, а в ближайшее время экспозиция состоится в галерее Bard Graduate Centre в Нью-Йорке (14.09.11 – 8.04.12). Надо отдать должное Стивену Джонсу, он является не только куратором и идейным вдохновителем, но провел два года, путешествуя по миру и отсмотрев более 7 тыс. шляп для выставки, тщательно подбирая экспонаты для каждый из секций. 

Кто, кроме него, мог бы возглавить и организовать такое зрелище. Стивен работал над коллекциями для показов многих ведущих домов моды, таких как Christian Dior, Comme де Garcons, Marc Jacobs, John Galliano, Louis Vuitton, Vivienne Westwood, Balenciaga, Lanvin и др. Шляпы Стивена носили такие знаменитости, как принцесса Диана Уэльская, певица Рианна (Rihanna) и неповторимая Дита фон Тиз (Dita von Teese). Известный шляпник также работал для героев таких фильмов, как «Atonement», «Coco avant Chanel» и др. Обладатель различных премий, включая награду за выдающиеся достижения в прошлом году.  

Недавно ведущий британский производитель шляп совместно с Vogue.com, музеем «Виктории и Альберта», галереей Bard Graduate Center объявили об уникальной возможности для талантливых дизайнеров, воспользовавшись которой они смогут представить свои оригинальные творения на одной из крупных экспозиций в мире моды — «Шляпки: Антология». 

Помимо того, что самая интересная и оригинальная шляпа станет частью выставки, автор лучшей работы также пройдет 2-х недельную стажировку у самого Стивена Джонса в его ателье в Лондоне.

Будучи креативным человеком, Стивен ожидает увидеть неординарный подход. Он лично просмотрит все работы, обратившись за помощью к редактору британского vogue.com.

«Я немного взволнован в ожидании результатов проекта — того, что придумают молодые дизайнеры. Шляпы могут быть любой формы и из любого материала… Шляпы являются очень важным аксессуаром в любом наряде, будем ждать интересных и сильных идей!» — Стивен Джонс.

Подробности проекта можно найти по ссылке: http://tlnt.at/rushat

как дать начало целой индустрии – КАК ПОТРАТИТЬ

Человек, положивший начало целой индустрии, поистине вездесущ и, во всяком случае для почитателей его таланта, всемогущ. Вот уже тридцать полных лет, с момента открытия салона для Fiorucci в 1979 году, англичанин Стивен Джонс командует шляпным парадом, выпуская по две коллекции в год. Но настоящий секрет его влияния на мир моды – участие в парижских показах Marc Jacobs, Christian Dior, Comme des Garcons, Donna Karan, Jason Wu, Gareth Pugh, Giles Deacon, L’Wren Scott, Hussein Chalayan, Giambattista Valli.

Он работает с ведущими дизайнерами мира, домами от-кутюр, клиентами, чьи портреты не сходят с обложек глянцевых журналов. «Ничто не держит вас в форме лучше, чем общение с талантливыми людьми. С теми, от кого зависит не только деловой успех, но и то, как ты оцениваешь себя сам, – любит говорить Джонс, имея в виду многолетнее партнерство с Alexander McQueen, Ralph Lauren, Nicolas Ghesquiere, Marc Jacobs, Yohji Yamamoto, но не забывая и о дружбе с принцессой Дианой. – Нашему знакомству я обязан дизайнеру Джасперу Конрану, которому пришло в голову заказать у меня шляпку для очередного наряда принцессы». (Не так давно об этих отношениях взаимной симпатии и доверия напомнила свету Меган Маркл, надевшая кремовый берет от Джонса и пальто в тон от Amanda Wakeley во время своего первого появления в качестве «официальной» невесты принца Гарри.)

Стивен Джонс

Главное, по мнению дизайнера, не переставать экспериментировать, следовать не моде, а собственной интуиции

…Джонс не претенциозен, не самовлюблен, не преисполнен деланого величия. Он элегантен, почти изящен, у него мягкий голос, пронзительный взгляд и – ни йоты гламура. «Главное для меня – это понять, кто передо мной и что я могу для него сделать», – говорит он с мягкой улыбкой добродушного психоаналитика, принимая меня в салоне по адресу: 35, Ковент-Гарден-стрит. Тут все без ложной скромности: удобные кресла, приглушенный свет, атмосфера комфорта, – но без навязчивой роскоши. Умение выдержать тон – и сохранить дистанцию – в общении с клиентурой и прессой выгодно отличает Джонса от собратьев по миру моды. «Разумеется, шляпка – это не более чем часть гардероба. Но самая видная его часть: платье, обувь, даже украшения – это актеры второго плана. Все внимание публики обращено на головной убор, хотите вы того или нет».

Подмостки, на которых Джонс разыгрывает замысловатые, граничащие с мистериями представления из шелка, перьев, пластика, – его мастерская. Знакомые формы теряют привычные очертания, оказываются подчинены артистическому гению мастера, впрочем, не устающему повторять: «Я ничего не выдумываю. В жизни случается всякое, шляпы в том числе. Сначала на листе бумаги, потом в мастерской, но в конечном итоге на чьей-то голове». В далеком 1980-м на новогодней вечеринке подвыпившие собутыльники обрили Джонса наголо. Обнаружив, что форма его головы идеальна для моделировки женских головных уборов, свои первые шедевры он примерял… на себе.

Стивен Джонс

Среди клиенток Джонса – принцесса Диана

Так уж получилось, что в Европе, с времен очаковских и до наших дней, шляпы не потеряли ни в разнообразии, ни в цене. От воинственных троянцев до миролюбивых норвежцев: общественный статус, племенную принадлежность, размер кошелька, личные предпочтения и даже силу воображения можно определить заранее. И издали. Но и страсти к оригинальности еще никто не отменял: «Каждый заказ – индивидуален. Но всех их роднит желание в буквальном смысле примерить на себе что-то новое. Попробовать себя в новом амплуа. Моя задача не мешать клиенту определить, чего он хочет, вместе с ним найти ту «ноту», которая бы легла в основу лейтмотива головного убора, созвучного его внутреннему «я».

По Джонсу, «задача дизайнера состоит в том, чтобы свести живое – личность – с неживым – фетром, кружевом, перьями, бижутерией, познакомить и «примирить» их. «Прежде всего я дипломат, – смеется маэстро. – Искусство модельера – это искусство переговоров».

Стивен Джонс

Джонс работает с ведущими дизайнерами мира, домами мод, клиентами, чьи портреты не сходят с обложек журналов

Может ли шляпка взбунтоваться и отказать ее владелице «во взаимности»? «Был случай, когда вещь, во всех отношениях безупречная, вдруг начала доставлять своей хозяйке массу хлопот, – на лице Джонса появляется гримаса неудовольствия, – сидела не так и не там, слетала в самый неподходящий момент. Разумеется, можно обидеться и разойтись. Но это не выход. Правильнее вернуться к эскизу и попытаться понять, где и что пошло не так». Джонс считает, что именно неумение слушать и нежелание понять друг друга стало причиной брекзита: «Я – европеец до мозга костей и переживаю брекзит как личную драму».

Не секрет, что для большинства выбор и ношение шляпы даже в летнюю жару дело не легкое. Можно ли этому научиться и как? «Научиться? Нет ничего легче – надо просто вспомнить!» Стивен Джонс категоричен, что случается с ним впервые с начала нашей беседы. «В детстве мы покрывали голову опавшим листом платана, венком из цветов и трав, бумажным домиком, сложенным из тетрадного листа. Не боялись быть собой. Ощущение свободы и гармонии с миром – вот то, чего нам так не хватает во взрослой жизни». Главное, по мнению дизайнера, не переставать экспериментировать, следовать не моде, а собственной интуиции. «Не можете найти в магазине желаемое? Попробуйте сделать сами. И не останавливайтесь до тех пор, пока не удовлетворитесь результатом».

Стивен Джонс

Подмостки, на которых Джонс разыгрывает замысловатые, граничащие с мистериями представления из шелка, перьев, пластика, – его мастерская

С наступлением эры социальных сетей, когда все как все и никто сам по себе, шляпка имеет все шансы вернуть себе давно утраченные позиции – привлекать внимание, быть флагом на башне, вынесенным на первую полосу заголовком передовицы. «Заголовок, но не более того, – Джонс поправляет локон на манекене, украшенном немыслимым ассамбляжем из пластика, картона и, кажется, еще живых цветов. – Все самое интересное – ниже. Моя задача в том, чтобы возбудить интерес. Не перекричать, не «прыгнуть выше головы», но и не потеряться в шуме и гаме светского круговорота». И, выдержав небольшую паузу: «Самое главное – это встреча глаз. Если это случилось, моя задача выполнена».

Ольга Соловьева: О шляпках. Из записок на коленке

С тех пор как исчезли шляпы, городские улицы потеряли изрядную долю своего шарма и благоразумия. 

(Кристиан Лакруа)

Шляпой называют головной убор устойчивой формы, обычно состоящий из тульи, полей и элементов декора, порой способный сообщить о социальном статусе, профессии или убеждениях его владельца. Например, в Древнем Египте фараон надевал под корону большой платок из полосатой ткани, который называли клафт или немес. Остальные египтяне, кроме рабов, носили парики из растительного волокна. Чем выше было социальное положение обладателя, тем пышнее и больше был парик. В средневековой Европе нотариусы носили бобровые шапки, ученые – шапочки с четырехугольной тульей, а художники и медики предпочитали береты. Форма головного убора служителей ряда религий напоминала верхнюю часть храма. Примером может служить православная митра или папская тиара.

История рождения шляп скрывается во мраке веков. В Древней Греции мужчины и женщины ходили с непокрытой головой, а во время путешествий надевали низкую круглую фетровую шляпу с полями — петасос. В хорошую погоду этот головной убор, подвешенный на ремне или ленте, отбрасывали за спину. В петасосе изображался посланец богов Гермес. Любимый этим обитателем Олимпа головной убор стал прообразом большинства фасонов шляп.

 

Ну а прототипом современных шляп принято считать средневековый геннин. Согласно легенде высокую коническую шляпу придумала королева Франции Изабелла Баварская в 14 веке. 

Шляпы далеко не всегда используются по назначению. Это любимый предмет фокусников. Им нашли применение шпионы, они же — разведчики, если вам больше по вкусу этот термин. Лет так четыре тысячи назад одна китайская принцесса использовала головной убор для промышленного шпионажа. В те далекие времена секрет производства китайского шелка являлся стратегической тайной. Но находчивая женщина отправилась к жениху за границу в шляпке из живых цветов, куда были спрятаны шелковичные черви. В качестве одного из свадебных подарков своему избраннику принцесса преподнесла технологические секреты производства шелка. 

«Золотым веком» шляп в Европе стал XVIII век, особенно — его вторая половина. Тон в моде, и в моде на головные уборы, в те времена задавала французская королева Мария Антуанетта, увы, впоследствии лишившаяся не только роскошной шляпы, но и головы. Но пока королева сохраняла голову, головные уборы, венчавшие ее, представляли собой грандиозные сооружения. Это могли быть сложные композиции из бантов, перьев и кружев. Женские шляпы венчали букеты из живых цветов, которые длительное время сохраняли свежесть, поскольку стояли в укрепленных вазах с водой. Иногда в них монтировались различные механизмы, которые приводили в движение, например, фигурки райских птиц или огромных бабочек. Головные уборы могли представлять собой модели парусников, плавающих в пруду лебедей, замков и других сооружений, размер их достигал до метра в диаметре. Представляете, какую тяжесть предстояло терпеть ради моды пердставительницам слабой половины человечества. Что касается мужчин, то они предпочитали треуголки, богато украшенные драгоценными камнями, пряжками, перьями. Однако, во времена барокко представители сильной половины человечества должны были носить парики, и треуголки выполняли декоративную функцию, их носили под мышкой и использовали, например, во время приветствия. Существовало поверье: если королевскую шляпу примерит на себя человек некоролевской крови, то непременно умрет от насильственной мучительной смерти. Остается гадать, какими такими особенными головными уборами увенчали себя монархи Франции, жизнь коих закончилась насильственной смертью в результате отсечения той самой части тела, на которую помещают обсуждаемый здесь головной убор. Или порассуждать о вопросах крови, альковных тайнах и т.п.

Шляпа является непременным атрибутом и другой королевы, нашей современницы. Как вы уже догадались, речь идет о Елизавете II и ее многочисленных роскошных шляпках. Но, в отличие от Марии Антуанетты, которая не могла похвастаться большой любовью подданных, королева Елизавета II является всеобщей любимицей. Именно ее имя неизменно всплывает в памяти при упоминании об Англии. К слову, полное ее имя – Елизавета Александра Мария. При всем своем разнообразии шляпки английской королевы должны соответствовать определенным критериям. Поля не должны быть слишком широкими – чтобы не закрывать лицо Елизаветы II от ее подданных и чтобы не мешать ей выходить из кареты или машины, не должны сзади касаться ворота пальто. Цвет шляпы находится в соответствии с характером мероприятия. Если что-нибудь увесилительное, например, скачки, то шляпки могут быть и персиковыми, и салатовыми. Если же речь идет о серьезным мероприятии, то выбирается черный или темно-бардовый цвет. Все коллекции шляп английской королевы хранятся во дворце, а венценосная обладательница лично следит за сохранностью своих головных уборов и регулярно пополняет их запасы. 

Шляпы бывают волшебными. В сказочной литературе полным-полно волшебных головных уборов, начиная со шляпы-невидимки. Это любимый головной убор гномов и ведьм. О шляпах современных волшебников — фокусников я уже упомянула.

Головной убор может стать и причиной банкротства. На заре эры кинематографа один американский кинотеатр стал прогорать. Угадайте, почему? Из-за дамских шляп. Во время киносеанса дамы их не снимали. Рокошные головные уборы, бывшие тогда в моде, загораживали экран сидящим сзади. Зрители были, само собой, недовольны. Как же быть? Находчий администратор нашел выход из положения, повесив объявление следующего содержания: «Во время сеанса просим дам снять шляпы. К пожилым леди это не относится». В результате ни одна из зрительниц не пожелал признать себя старой. И шляпы покинули головы своих хозяек. Все до единой.

Коль уж зашла речь о головных уборах и киноискусстве, то соломенная шляпа стала источником лихо закрученного сюжета в одноименной фильме. Где она послужила причиной целой цепочки хитросплетений, любовных приключений, настоящих драм.

Если обратимся к литературе, то одним из самых ярких персонажей в сказочной повести Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране Чудес» является Безумный Шляпник. Почему же он безумный? Просто такой художественный ход? Отнюдь нет. Дело в том, что шляпники, работая с фетром в прежние времена по определенной технологии, постоянно вдыхали пары ртути. Это самым печальным образом сказывалось на их здоровье, могло нарушить и нормальную мозговую деятельность.

Идея написать о шляпках у меня возникла в театре, на спектакле, поставленном по другому литературному произведению — пушкинскому «Евгению Онегину». Но вдохновили меня на эту статью вовсе не женские чепцы и береты 19 века и не особо модный во времена Александра Сергеевича боливар, представляющий из себя фетровую шляпу с сильно расширенной вверху тульей и широкими полями. Эта модель мужской шляпы получила название в честь борца за независимость южноамериканских колоний. Именно ей поэт посвятил следующие строки: «покамест в утреннем уборе, / Надев широкий боливар,/ Онегин едит на бульвар, / И там гуляет на просторе».  

Источник вдохновения я нашла не на сцене, а в зрительном зале. Мое внимание еще до начала спектакле привлекла одна зрительница законченностью своего наряда. Ее голову венчала аккуратная оригинальная шляпка. Софи Лорен совершенно верно заметила, что «женщину в шляпке забыть нельзя». Шляпка как деталь вечернего наряда в современной России остается большой редкостью. И бывает же такое совпадение, наши места оказались рядом. Мы разговорились. Элеонора, Eleonora Zoller, так звали мою соседку, говорила на хорошом литературном русском, но с акцентом. Как оказалось, она русская, но долгое время проживает в соседней Швеции, в Стокгольме. По профессии Элеонора — художник-дизайнер. И шляпка на ее голове — ее собственное творение. Создание женских головных уборов — одно из направлений ее деятельности. По ее рассказам, занялась она этим пять лет назад. У нее был вернисаж, и требовалось создать себе подходящий образ. Не хватало шляпки. Подошла бы от Galliano. Но достать нужную модель нелегко, кроме того, что это дорогое удовольствие. Вот и решила она сделать шляпку своими руками. Eleonora — художник, и для своего творчества может использовать самый разный материал, в том числе ткань и фетр. Так и появилась ее первая шляпка, с рогами. В Стокгольме у нее свой салон. Иногда Eleonora Zoller привозит свои шляпки в Санкт-Петербург. Но дело не столько в коммерции — у нас не тот рынок, к тому же, кризис и, как следствие, — низкий курс рубля. Скорее, показ шляпок — для нее повод посетить столь любимую Северную Столицу.

 

В январе 2020 года поводом для ее визита к нам послужило участие в ярмарке под название «Ювелирная выставка-продажа «Сокровища Петербурга»», которая проводилась в особняке Трубецких-Нарышкиных. Я заглянула туда к Элеоноре Золлер. Нашла ее стойку с головными уборами с трудом. Шляпки Zoller интересные, носибильные, да и цена лояльная. Но если сли кто и может подзаработать на «Сокровищах», так это организаторы ярмарки. Позволю себе отойти от темы шляп. Для начала дам несколько расшифровок соответствующих юридических терминов. Ярмарка — мероприятие, доступное для товаропроизводителей, продавцов и покупателей, организуемое юридическими лицами (за исключением государственных учреждений ) и индивидуальными предпринимателями, на которой менее 80 процентов торговых мест от их общего количества предназначено для продажи товаров одного класса, на установленный срок и в установленном месте. Участник ярмарки — юридическое лицо, индивидуальный предприниматель, а также гражданин, в том числе гражданин, ведущий подсобное хозяйство, которому предоставлено торговое место на ярмарке, в порядке, определенном организатором ярмарки. Торговое место на ярмарке — место на ярмарке, предоставленное организатором ярмарки участнику ярмарки для осуществления им деятельности по продаже товаров (выполнения работ, оказания услуг) на ярмарке. То есть организаторы ярмарки арендуют определенное помещение или территорию, после чего сдают места там в субаренду участникам. Доход организаторов тем больше, чем больше мест сдается, ну и сколько людей ее посетит (вход платный), и не зависит об объема продаж участников. Как следствие, на «Сокровищах» не протолкнуться не столько от обилия покупателей, сколько от отсутствия мало-мальского свободного места, нет возможности спокойно пройтись, соориентироваться, рассмотреть представленные товары. Отсутствует представление о расположении различных секций. Потенциальные покупатели очень быстро устают в толчее, теряют ориентацию, в результате, потолкавшись, покидают ярмарку, ничего не купив. Ну и дворцовые покои — сами по себе не самое подходящее помещение для продуктивной торговли на многочисленных «точках», если как следует не продумать план расположения секций, а в этом организаторы ярмарки не заинтересованы. 

Но вернемся непосредственно к головным уборам. Со «шляпным», тем более — дизайнерском, бизнесом в России тяжело. Увы, здесь «культура шляпок» потеряна. И это связано не столько с мировыми тенденциями, сколько с нашей отечественной историей, когда шляпа ассоциировалась с такими, считающимися в советские времена не только «ругательными», но и опасными категориями, как «интеллигент» и «аристократ». Женщины от шляп начали отказываться в пользу платоков и беретов не только из-за их недорогой цены и доступности, но еще и по этой причине.

А шляпа — штука удобная. У меня самой несколько уличных фетровых шляп с полями, люблю их носить в «демисезонье», отлично сохраняют форму и защищают от питерского дождика. Практично, стильно. 

И этот головной убор в современном мире — это отнюдь не «отстой». В 2011 году корреспондент австралийской газеты The Age брал интервью у молодых мужчин и женщин на улицах Мельбурна. Вот что они говорили о шляпах. «Я могу надеть ее и на праздник, и просто так», — слова одного о своей шляпе трилби. «Она завершает мой наряд», — говорит другая о своей федоре. В Лондоне в 2016 году Стивен Джонс в интервью финансовому журналу The Economist поделился тем, что увлекся изготовлением «настоящей шляпы». Молодое поколение «западного мира», в отличие от предыдущего, не боится шляп и не помнит времен, когда они были чем-то скучным. Тони Пито, шляпник из Дублина, хочет, чтобы все снова стали носить шляпы; он считает, что важнее всего структура и форма, без отвлекающих элементов: «никакого баловства в том, что касается шляп». Его клиенты— индивидуалисты с отличным чувством юмора. Стивен Джонс полагает, что «настоящие» шляпы могут быть одновременно практичными и остроумными. Будучи студентом, изучавшим дизайн одежды, он заметил, что женщины из шляпной мастерской постоянно смеются. «Если кто-то хорошо проводит время, если ему весело, то для меня это и есть цель моды. И я думаю, что шляпа способна на такое». 

Шляпа может быть ежедневным источником удовольствия, укорененного в современных идеях и образе жизни. Так зачем нам лишать себя этого?

 

The Matter of Hatter, или Как мы искали шляпников в Барнауле

       «Шляпа делает одежду узнаваемой, яркой и, что самое главное, модной… Это вишенка на торте, точка над i, восклицательный знак. Все — от танцовщиц до диктаторов — знают, надев шляпу, они окажутся в центре внимания», — бывало говаривал Стивен Джонс, самый радикальный шляпник современности и самый известный шляпный «миссия».

      Впрочем, в Барнауле про «падре» Джонса и его постулаты скорее всего ничего не знают, иначе как еще объяснить, упорное стремление горожан украшать собственные «торты» конформисткими шапко-кепками, а не модными федорами, трилби и хомбургами. И это в такое прекрасное весеннее время, когда погода только вдохновляет устойчивым утренним нулем и свежим ветром с севера, настойчиво предлагая прикрыть озябшую макушку эффектным фетровым «нимбом»! Кто предал наш город модной анафеме? Кто этот суровый адвентист 7-го дня, лишивший невинных граждан скромных шляпных утех? Никто не знает. Но факт буднично очевиден – не любят в Барнауле шляпы. Не любят и не носят. На этом во всей этой частной истории взаимоотношений, да и модном тренде в целом, можно было поставить логическую точку… Если бы не мелькнула в дружной стайке городских шапок благородная тулья, не вздернулись от ветра покато-округлые поля, и мы, ослепленные столь редким шляпным явлением, не отправились вслед за ним с фотоаппаратом.

Инна, обозреватель интернет-издания

Эту шляпу я купила года 3-4 назад в уже окончательно закрывающемся и распродающемся befree в Сити-центре. Пару раз надевала ее с пальто, но как-то тандема не сложилось. А вот с классическим «мужским» жилетом или же свободным пиджаком она мне полюбилась. Конечно, потом были и другие, но они быстро расходились по друзьям. А вот эта задержалась, и на данный момент это моя единственная шляпа. Я ее как надеваю сразу превращаюсь в Аль Капоне, мне бы вот такую еще гаванскую сигару! На шляпу прохожие обращают внимание. Даже вот сегодня я несла ее в руке, а на нее все равно смотрели. Один только минус — это когда пытаются заглянуть под поля шляпы. Ну а друзьям мой шляпный лук очень даже по душе.


Оксана, журналист

Если честно, шляпы — редкие гости в моем гардеробе. Думаю, это как раз та деталь, которая может перечеркнуть весь образ. Даже неудачно подобранные туфли легче простить, чем неуместную шляпу. Так что шляпы у меня чаще пылятся, потому что покупаю я их в горячке, а потом долго думаю, с чем надеть. Эта шляпа — головной убор такой же трудной судьбы, сначала рука в заветном «хочу» дернулась к кошельку, а уже потом я стала размышлять, к чему подойдет этот шедевр. Покорила меня эта шляпа («alessandro frenza») стилизацией под семидесятые. Одна беда — на стильный лук она тянет только с опущенными полями, с загнутыми больше походит на пляжный кепончик, а, в свою очередь, с опущенными полями очень неудобно вести машину — обзор, знаете ли, сужается. В общем, выгуляю я ее в этом сезоне, наверное, всего пару раз, с платьем или юбкой в пол, а искусство шляпоношения пока не буду торопиться осваивать, к тому же, окружающие как-то неадекватно реагируют. Да, далеко нам еще в этом деле до британцев: на недавней королевской свадьбе каких только безумств на голову ни водружали, и ничего — все друг другом восхищаются!

Мария, директор модельного агентства

Года два назад захотелось шляпу, но как-то в городе интересного ничего не нашла. И вот, отдыхая прошлой зимой в Тайланде, в торговом центре увидела подходящую модель. Купила сразу три щляпы одного вида (трилби), но разные по цвету (белую, коричневую и в клетку). Не могу сказать, что ношу их очень часто, но с большим удовольствием. Шляпа сама по себе очень броский аксессуар, и добавлять ее к и без того выразительным вещам не стоит. А еще очень активно пользуюсь шляпами во время фэшн-съемок своих моделей. Что касается реакции, то в нашем городе не часто встретишь любителей шляп. Забавно, когда окружающие проявляют к шляпникам крайне живой интерес: останавливаются, оборачиваются, комментируют. Впрочем, в моем случае всегда положительно.

Елена, студентка

Я её купила этой весной на базаре. Знаете ли, давно уже хотелось купить такую шляпу без излишеств, но как-то подходящая в Барнауле не попадалась, а тут бац! – и на базаре нашлась. Шляпу ношу обычно с пальто. Сейчас у меня уже 4 шляпы в гардеробе. Первую шляпу я купила, когда мне было лет 13. Она было очень милая розовая такая и безумно мне нравилась. Я вообще стараюсь находить что-то оригинальное: люблю какие-то необычные шляпки, они и мне настроение поднимают и окружающих озадачивают. Как-то в автобусе молодые люди заинтересовались моим головным убором, но я — гордая шляпница, с бесшляпными не разговариваю!

Катя, студентка

Я вообще очень шляпы люблю: это один из простых способов внести в привычный образ изюму. А началось все с Майкла Джексона – я большая поклонница Джексона, как в музыке, так и в одежде. Свою первую шляпу, черную соломенную, я купила в магазине Zara прошлым летом, а эту леопардовую этой зимой в Adilisik. Как потеплело, так ее и не снимаю: ношу с чем в голову взбредет, ибо она органично дополняет любой даже самый бредовый лук. Сейчас у меня уже 4 шляпы, кроме этой трилби, имеется еще черная федора и соломенная с широкими полями. В планах приобрести еще кучу шляп подобных фасонов.

Словно в поддержку робким провинциальным шляпникам, дизайнеры этой весной вывели в авангард целую обойму шляпных новинок (чего за ними в теплом сезоне обычно редко наблюдается). Ppq натянули феску, Vivienn Westwood — шляпы голландских сказочников, один только Джунья Ватанабе смешных дамских токов и панам наваял на половину своей коллекции, другой половиной щедро поделился с Comme Des Garçons. А из летней соломки каждый третий именитый портной не поленился и наплел канотье, сомбреро и шляпок-клешей.

Думаем, что этим летом и у нас есть все шансы все-таки причаститься если не фетром, то соломой. Хотя и на этот раз более, чем очевидно, что «Аве шляпа!» в Барнауле исполнит не каждый. Однозначно, только озаренные, просветленные и благословленные святым духом. Моды, конечно.

Ксения Островская
11.05.2011
Оригинал: http://shopandplay.ru/articles/trands/275/

Фантастика : Ужасы : I : Стивен Джонс : читать онлайн

I

Старая женщина в выцветшем голубом платье и черном платке остановилась в тени навеса ресторанчика Марио и кивнула хозяину в знак приветствия. Губы ее растянулись в улыбке, обнажив редкие зубы. Грузный сутулый подросток — дурачок в джинсах и грязной футболке, скорее всего внук, держал ее за руку и, безучастно переминаясь с ноги на ногу, пускал слюни.

Марио добродушно кивнул в ответ и с улыбкой завернул кусочек черствой фокаччи в плотную бумагу, после чего вышел из-за стойки и вручил сверток женщине. Посетительница сердечно пожала руку Марио и направилась к выходу.

Неожиданно все ее внимание обратилось на противоположную сторону улицы. Она разразилась потоком колоритной брани, и, несмотря на слабое знание итальянского, я, во многом благодаря интонациям, уловил нотки ненависти в ее голосе.

— Чертово отродье! — вновь и вновь повторяла старуха. — Свинья!

Указывая пальцами дрожащей руки на то, что так сильно ее возмутило, она еще раз произнесла: «Чертово отродье!» — и уже при помощи обеих рук произвела красноречивый жест, тот, которым обычно итальянцы стараются защитить себя от всякого зла. Соленый хлебец, выпавший из рук разгневанной женщины, был ловко подхвачен дурачком.

Затем, все еще бормоча проклятия низким гортанным голосом и таща за руку шаркающего ногами и смачно чавкающего идиота, она стремительно зашагала по улице и вскоре исчезла из виду в ближайшей аллее. Но лишь одно слово, брошенное этой женщиной на ходу, напрочь засело в моей памяти: «Некрос». Несмотря на то что слово было мне незнакомо, я принял его за ругательство, поскольку она произнесла его с явным отвращением и неприкрытой злобой.

Я отхлебнул немного «Негрони», сидя за маленьким круглым столиком под навесом у заведения Марио. Любопытство заставило меня взглянуть на объект яростных нападок старой карги. Им оказался автомобиль, белый «ровер» с откидным верхом, модель нынешнего года. Он медленно продвигался в потоке праздничного дня. Единственное, из-за чего стоило посмотреть на эту машину, была девушка, сидевшая за рулем. Ее спутник, сморчок, чью голову украшала обвисшая белая шляпа, также вызывал интерес, однако по-настоящему достойной внимания была лишь она одна.

Мимолетного впечатления оказалось достаточно, чтобы я почувствовал себя ошеломленным. Совсем неплохо. Я думал, что уже и не способен ощутить снова то, что обычно чувствует мужчина, глядя на прелестную девушку. После Линды такое было трудно даже вообразить, и вот…

Она была молода, скажем, двадцати четырех или двадцати пяти лет. Выходило, что между нами была незначительная разница в возрасте. Сидя за рулем, она держалась изящно, сохраняя величественную осанку. Черные как смоль волосы были прикрыты белой широкополой шляпой, плохо сочетающейся с головным убором ее спутника. Лицо было свежим и сочным, словно персик.

Я привстал, чтобы лучше рассмотреть девушку, и, на мое счастье, поток машин приостановился на какое-то время. В тот же миг она повернула голову и взглянула на меня. Черты этого лица поразили меня в самое сердце — я был безнадежно ранен. Девушка оказалась прекрасной, как юная богиня.

Темно-зеленые глаза ее сияли. Правильной миндалевидной формы, они располагались немного наискосок к переносице. Брови — тонкие и прямые, щеки — пухлые, губы — словно алый лук Купидона, длинная белая шея резко контрастировала с ярко-желтой блузкой. И конечно же, улыбка.

Да, она улыбалась.

Ее взгляд, поначалу излучавший холод, наполнился любопытством, затем злобой. Наконец, заметив мое смущение, девушка просияла улыбкой. В тот момент, когда ее внимание вновь переключилось на дорогу и взгляд устремился в бесконечность потока машин, мне почудилось, что на ее пухлых сочных щечках вспыхнул яркий румянец. А потом она исчезла.

Чуть позднее я вспомнил о том маленьком сморщенном человечке, сидевшем подле нее. По правде говоря, мне не удалось тогда его хорошо рассмотреть, но то, что я увидел, заставило меня поежиться. Он также проявил интерес к моей персоне, оставив у меня в памяти колючий умный взгляд крошечных, как бусинки, птичьих глаз, глядевших из-под шляпы. Он задержался на мне взором лишь на мгновение, затем отвернулся, уставившись прямо перед собой, однако мне все еще казалось, будто я чувствую на себе вопросительный взгляд этого драного ворона в шляпе.

Я полагал, что сумел верно истолковать выражение его глаз. Скорее всего, он не впервые сталкивался с пялившимися на него, а точнее, на его спутницу, молодыми людьми. Взгляд этого человека был ответной угрозой на угрозу, и, поскольку опыта отпора навязчивым незнакомцам у него было, видимо, более чем достаточно, я ощутил его превосходство в данной ситуации.

Я обратился к Марио, великолепно говорившему по-английски:

— А она имеет что-нибудь против дорогих автомобилей и богатых людей?

— Кто? — не отвлекаясь от своих дел, переспросил Марио.

— Старушка, та женщина с дурачком.

— А… — Он кивнул. — В основном против того маленького человечка в машине, так мне кажется.

— Как так?

— Хотите еще «Негрони»?

— С удовольствием, и налей-ка одну рюмочку себе, я угощаю, но с условием, что ты мне все объяснишь.

— Как вам будет угодно, но вам ведь интересна лишь девушка, я правильно понимаю? Так? — Он осклабился.

Я пожал плечами:

— Она хорошенькая…

— Да, я видел ее. Ну а все прочее — просто предания старины глубокой, не более. Как, например, ваш английский Дракула, верно?

— Трансильванский Дракула, — поправил я.

— Как вам будет угодно. А Некрос — это имя призрака.

— Некрос — вампир?

— Да, привидение.

— И это настоящая легенда? Старинная?

На лице Марио отразилось сомнение. Он развел руками.

— Местная легенда. Лигурийская. Я помню ее с детства. Если я вел себя плохо, этот самый Некрос должен был явиться и сцапать меня. Теперь, — он пожал плечами, — уже никто не забивает себе голову подобной чепухой.

— Как злой Бука. — Я понимающе кивнул.

— Кто?

— Никто. Так что же та старушка никак не угомонится? Марио опять пожал плечами:

— Может, она полагает, что тот самый человек и есть Некрос. Она есть сумасшедший, понимаешь? Повернутый. Tutta la famiglia!

Мой интерес к происходящему нарастал.

— И о чем говорится в легенде?

— Призрак забирает твою жизнь. Ты стареешь, а он становится моложе. Это как сделка: он дает тебе то, что ты пожелаешь, а взамен получает то, что хочет. А хочет он всегда молодость, только вот расходует ее слишком быстро, и вскоре ему надо еще и еще. Все время требуется молодость.

— Что за сделка такая? Что, собственно, имеет с этого жертва?

— То, что пожелает, — повторил Марио и улыбнулся. Его смуглое лицо покрылось лучиками морщинок. — В вашем случае — девушку. Вот. Если, конечно, тот человек был Некросом…

Он вернулся за стойку, а я остался допивать свой «Негрони». Разговор был окончен, и больше я не думал о рассказанном Марио. До поры до времени.

Стивен Джонс представляет новый аромат

Поиск на Upakovano.ru

Поиск на сайте upakovano.ru является универсальным и осуществляется по всем разделам сайта, качество выдачи результатов поиска прямо зависит от введенных ключевых слов.

Использование только одного слова или общих слов может привести к излишнему количеству документов, в таких случаях нужно использовать уточняющие ключевые слова.

Для повышения релевантности результатов поиска можно также использовать исключающие слова.

При формировании поискового запроса возможно использование языка запросов.

Обычно запрос представляет из себя просто одно или несколько слов, например: “свежая рыба треска” — по такому запросу находится информация, в которой встречаются все слова запроса.

Логические операторы позволяют строить более сложные запросы, например: “свежая рыба или пылесос” — по такому запросу находится информация, в которой встречаются либо слова “свежая” и “рыба”, либо слово “пылесос”.

“Свежая рыба не скумбрия” — по такому запросу находится информация, в которой встречаются слова “свежая” и “рыба” и не встречается слово “скумбрия”.

Вы можете использовать скобки для построения более сложных запросов.

Логические операторы.

Оператор “и”

Синонимы оператора “и”:

And
&
+

Подразумевается, что оператор “и” можно опускать: например, запрос “свежая рыба” полностью эквивалентен запросу “свежая” и “рыба”.

Оператор “или”

Синонимы оператора “или”:

Or
|

Оператор логическое «или» позволяет искать элементы, содержащие хотя бы один из операндов.

Оператор “Не”

Синонимы оператора “Не”:

Not
~

Оператор логическое «не» ограничивает поиск товарами, не содержащими слово, указанное после оператора.

Оператор ( )

Круглые скобки задают порядок действия логических операторов. При формировании строки запроса убедитесь, что для каждой открывающейся скобки есть парная скобка закрывающаяся.

Оператор » »

Поиск точной фразы. Обычно используется для поиска цитат.

Стивен Джонс | Стивен Джонс Миллинери

Родился в Чешире, получил образование в Ливерпуле. Стивен Джонс ворвался на лондонскую модную сцену во время бурного роста уличного стиля в конце семидесятых. Днем он учился в Сент-Мартинсе; после наступления темноты он был одним из блейзеров бескомпромиссного стиля в легендарном ночном клубе Blitz — всегда увенчанный яркой шляпой его собственного идиосинкразического дизайна.

К 1980 году Джонс открыл свой первый салон галстуков в самом сердце лондонского Ковент-Гарден.Эти помещения вскоре стали местом паломничества и покровительства, поскольку все, от рок-звезд до королевской семьи, от Бой Джорджа до Дианы, принцессы Уэльской, считали Джонса модисткой, которая поможет им попасть в заголовки газет.

Джонс заставил шляпы казаться современными и привлекательными. Изящно выполненные донкихотские шляпы из материалов, которые часто были радикальными, и дизайна от изысканного до причудливого, отражали модное настроение момента.

Сорок лет спустя определяющая эпоха Джонс продолжает привлекать знаменитостей, в том числе Рианну, Леди Гагу, Мика Джаггера и членов королевской семьи.

Рей Кавакубо — только одно имя в списке модельеров, с которыми Джонс сотрудничал.

С начала 80-х Стивен Джонс сотрудничал с дизайнерами из Вивьен Вествуд и Клод Монтана вплоть до своей нынешней работы с Томом Брауном и Кристианом Диором. .

Сегодня розничный бутик, дизайн-студия и мастерская Джонса расположены в очаровательном особняке в георгианском стиле недалеко от того места, где находился его самый первый салон шляпной одежды.В дополнение к своей коллекции Model Millinery, он разрабатывает широко распространенные диффузные коллекции Miss Jones и JonesBoy.

В 2009 году в Музее Виктории и Альберта в Лондоне он курировал чрезвычайно популярную выставку «Шляпы, антология Стивена Джонса», побив мировые рекорды посещаемости. Кроме того, его шляпы также собраны в Метрополитен-музее в Нью-Йорке и Лувре в Париже.

Теперь, как всегда, он находится в авангарде моды, его соблазнительные шляпы обычно украшают обложки самых знаменитых журналов и оживляют витрины самых стильных магазинов мира.От подиумов до ипподромов, от поп-рекламы до вечеринок в королевском саду — шляпы Стивена Джонса добавляют восклицательный знак к каждому модному образу.

Продавцов | Stephen Jones Millinery

Соединенное Королевство:
Stephen Jones Millinery
36 Great Queen Street
Covent Garden
London
WC2B 5AA
Карта и дополнительные сведения см. На нашей странице контактов

Dover Street Market
18-22 Haymarket
Лондон
SW1Y 4DG
www.doverstreetmarket.com

Fenwicks
63 New Bond Street
London
W1A 1RQ
www.fenwick.co.uk

Liberty
Regent Street, Soho
London
W1B 5AH
www.libertylondon.com

Франция:
Gago
24 Rue Fabrot 20 et
13100 Aix-en-Provence
www.gago.fr

Нидерланды:
Lianne Tio Luxury
Weena-Zuid 142–144
3012 NC
Роттердам
www.liannetioluxury.com

 

Italy:
10 Corso Como
Corso Como, 10
Milano
20154
www.10corsocomo.com

Ocularium
via Mazzini 52
Torino
10123
+39 011 585 9142
 

Japan:
CA4LA “ka-shi-la”
Weave Toshi Co.
1-8-14 Jingumae
Shibuya-ku
Tokyo
150-0001
http://weavetoshi.co.jp/

Dover Street Market Ginza
Ginza Komatsu West
6-9-5 Ginza
Chuo-Ku Tokyo
104-0061
www.doverstreetmarket.com

Isetan
160-0022 Shinjuku
3-14-1
Tokyo
www.isetan.mistore.jp

SIXIÈME GINZA
Ginza
The center of the 2nd floor of GINZA SIX
6-10-1 Ginza
Chuo-ku
Tokyo
www.sixieme.jp

SIXIÈME GINZA Shinsaibashi
3rd floor of DAIMARU Shinsaibashi Main Building 
1-7-1 Shinsaibashi-suji
Chuo-ku
Osaka
www.sixieme.jp

Bridal Costume Suehiro
9-18 Matsuyamamachi Nagasaki
Nagasaki 8528118
www.suehiro-bc.co.jp

Южная Корея:
10 Corso Como
79 Cheongdam-dong
Gangnam-gu
Seoul
www.10corsocomo.com

Сингапур:
Dover Street Market Singapore
18 Dempsey Rd
Singapore
249677
www.doverstreetmarket.com


США:
Dover Street Market New York
160 Lexington Avenue
New York
NY 10016
www.doverstreetmarket.com

Dover Street Market Los Angeles
608 Imperial St
Los Angeles
CA
www.doverstreetmarket.com

H Lorenzo
8660 W. Sunset Blvd, West Hollywood
Los Angeles
CA
www.hlorenzo.com


Австралия:
Le Louvre
2 Daly Street
South Yarra, 3142
Victoria
www.lelouvre.com.au

Myer
314-336 Bourke Street
Melbourne, 3000
www.myer.com.au

Онлайн:
Соответствует моде
www.matchesfashion.com

Пожалуйста, напишите на адрес [email protected], чтобы получить более подробную информацию о продавцах в других странах.

См. Www.comme-des-garcons.com для шляп Comme des Garçons

См. Www.dior.com для шляп Christian Dior.

Стивен Джонс рассказывает о своих любимых шляпах Dior

В новой книге шляпы Christian Dior с 1947 года по сегодняшний день рассматриваются глазами Джонса

В предисловии к новой книге Stephen Jones « Dior Hats!» От Стивена Джонса до Кристиана Диора модистка, сотрудничавшая с модным домом с 1996 года, пишет о своем творческом «моменте эврики».В 1970-е годы, когда Джонс изучал женскую одежду в Central Saint Martins, он подобрал несколько пыльных экземпляров журнала Harper’s Bazaar в школьной библиотеке и увидел на загнутых страницах то, что он назвал «страной приключений». «Я открыл параллельную вселенную, к которой мог относиться, и увидел, что мой воображаемый мир стал реальным — ну, по крайней мере, на страницах журнала», — говорит он.

14 Шляпы Dior! От Кристиана Диора до Стивена Джонса

Несомненно, приключения, фэнтези и сюрреалистический гламур — это черты, которые определяют творчество Джонса по сей день, они слились с иконоборческим духом, который он воплощал в свои дни в качестве Blitz Kid в лондонских клубах.240-страничная книга, изданная Риццоли, отправляет читателя в путешествие по шляпам Christian Dior с 1947 года до наших дней через уникальное видение Джонса. От его собственных работ, созданных совместно с Джоном Гальяно, Рафом Симонсом и Марией Грацией Кьюри, до дизайнов Марка Бохана, Жана Франко Ферре и самого М. Диора, все они были изысканно сфотографированы Сольве Сундсбо и включают письменные статьи модных критиков, кураторов и историки Наташа Фрейзер-Кавассони, Флоренс Мюллер, Винсент Лере, Дин Рис Морган и директор журнала AnOther Magazine Александр Фьюри.

Эти шляпы скоро оживут на новой выставке в Musée Christian Dior в Гранвиле, дата которой еще не объявлена. Тем временем Джонс рассказывает AnOther, что для него значит публикация этой книги, и делится некоторыми из своих любимых творений за 24 года работы в качестве модистки Dior.

Берет с вуалью, дизайн Numéro 157, коллекция Haute Couture Осень / Зима 2019; Вуаль «носовой платок», окаймленная гросгреном, дизайн Insomnia, Christian Dior от Марии Грации Кьюри.Коллекция Haute Couture Весна / Лето 2018 Коллекция Dior Héritage, Париж. Фотография Сёльве Сундсбо, 2019 г. © Sølve Sundsbø, 2019

Ханна Тиндл: Не могли бы вы поделиться историей о том, как вас пригласили создать шляпу для дома Christian Dior?

Стивен Джонс: Я был приглашен Джоном Гальяно в Дом Dior, я работал с ним в его собственном доме и в Givenchy, и он пригласил меня — очень формально — стать модисткой в ​​Christian Dior.

HT: Каково было работать в тесном контакте с Джоном Гальяно?

SJ: Это было необыкновенное приключение. Каждый сезон он рассказывал историю, а я интерпретировал ее в шляпах.

HT: Какие из ваших любимых шляп вы создали вместе с Гальяно?

SJ: Шляпа «Wave» из желатинового шифона для S / S09 Haute Couture, потому что в ней были все гламурные и исторические отсылки, которые хотел Джон, но при этом она была полностью современной. Мне также нравится головной убор в стиле Майко из S / S07, созданный для него для показа Madame Butterfly , в котором маленькие птички, расшитые блестками, высовывались между шелковыми георгинами, как будто в лесу.

HT: Есть ли у вас какие-то особенно теплые воспоминания о работе над шоу с Гальяно?

SJ: Когда я работал с Джоном на показе Renaissance для Haute Couture A / W06, были шляпы, вдохновленные астрологией, такими как рак, водолей — и была корона морского конька. Я думаю, это были самые красивые шляпы, которые мы когда-либо создавали.

Шляпа из желатинированного шелка из шифона с волнообразной формой, коллекция Haute Couture Весна / Лето 2009. Christian Dior от Джона Гальяно.Коллекция Dior Héritage, Париж, Фотография Сёльве Сундсбо, 2019 г. © Sølve Sundsbø, 2019

HT: Изменился ли ваш подход к дизайну во время работы с Рафом Симонсом в доме?

SJ: Совершенно верно! Потому что Раф любил шляпы, которые я создавал с Джоном, но Раф хотел создать свою собственную эстетику. Он любил фаты, которые считал жестом элегантности середины века, поэтому я часто делал фаты для Рафа.

HT: А какие из дизайнов выделялись у вас во время работы с Саймонсом?

SJ: Белый кашемировый чепчик с белыми цветами жасмина, роз и яблони, который был так красиво и изящно сделан для S / S13 Haute Couture.

HT: Вы все еще работаете с домом сегодня. Не могли бы вы поделиться некоторыми мыслями о произведениях, которые вам нравилось создавать с Марией Грацией Кьюри?

SJ: Из первого сезона Марии Грация я сделала серию головных уборов «Весна», «Лето», «Осень» и «Зима», которые были деревьями в смену времен года. Это были одни из самых красивых и изысканных головных уборов, которые я создавал. Но теперь я думаю, что рекламные изображения из этой сезонной кампании A / W20, где Дженнифер Лоуренс в черной фетровой трилби, отделанной вуалью, являются одними из моих любимых образов всех времен.

HT: Что для вас значит эта книга?

SJ: Это моя 24-летняя жизнь в Dior, и просто невероятно видеть, как все устроено именно так. Я также знаю, что могло бы быть пять книг, потому что я сделал миллион стилей шляп для Dior!

HT: Как вы думаете, какое будущее ожидает дизайн шляпных галстуков?

SJ: Я считаю, что шляпы — прекрасное выражение свободы, а также демонстрация ваших намерений — социальных, политических или любых других, которые вы хотите, чтобы это значило.Так было 500 лет назад, и почему-то снова к этому возвращается. Если вы думаете о розовой вязаной «Pussyhat» для Женского марша в Вашингтоне или о радужных шляпах, созданных для Royal Ascot Британской гильдией шляп в знак благодарности передовым работникам, шляпы как политическое заявление очень важны.

Шляпы Dior! «От Кристиана Диора до Стивена Джонса» уже вышел, опубликованный Риццоли.

Легендарный Миллинер Стивен Джонс решает некоторые проблемы своим «интервью»

Интервью главного редактора Мела Оттенберга с легендарным модистом Стивеном Джонсом.

Один мудрый человек однажды сказал: «Прощать божественно». Стивен Джонс говорит: «Чушь собачья». За свою более чем 40-летнюю карьеру легендарный модистка работал с такими дизайнерами, как Вивьен Вествуд, Клод Монтана, Джон Гальяно, Марк Джейкобс, Том Браун, Дрис Ван Нотен, Maison Margiela и Fiorucci; одетые иконы, такие как Грейс Джонс, Дайана Росс, Мик Джаггер и Леди Гага; В 1996 году он был назначен художественным руководителем отдела шляп Dior, где он установил репутацию бренда в области культовых головных уборов и руководил некоторыми из самых потрясающих моментов подиумов бренда на протяжении более двух десятилетий.На прошлой неделе наш главный редактор Мел Оттенберг встретился с Джонсом на открытии новой выставки Christian Dior: Designer of Dreams в Бруклинском музее. Пара вновь пережила два культовых момента, связанных с головными уборами выставки, в результате многолетнего сотрудничества SJ с французским домом и прояснила атмосферу с помощью интервью Interview , которое преследует дизайнера с 80-х годов. Ниже SJ и Оттенберг планируют уладить некоторые проблемы.

———

MEL OTTENBERG: Стивен, этот образ здесь был первым на первом показе от кутюр, который я когда-либо посетил, и я только что понял, что это от кутюр Осень / Зима 2005.Это взгляд Стеллы [Теннант], верно?

СТИВЕН ДЖОНС: Эрин [О’Коннор].

ОТТЕНБЕРГ: Взгляд Эрин. Так что ждите. Стелла была мамой, или Эрин была мамой?

ДЖОНС: В шоу было три мамы. Это были Эрин, Стелла и какая-то девушка, которую я не могу вспомнить. Забавная история об этом образе заключается в том, что за кулисами у них была лошадь. Он был там около трех часов, так что, конечно же, он какал посреди закулисной сцены. Вся территория пахла конским дерьмом.

Эрин О’Коннор в коллекции Dior Fall 2005 Couture.Фото Марсио Мадейры.

ОТТЕНБЕРГ: Противно.

ДЖОНС: Ага. Идеальный момент моды. Джон подумал, что это было весело.

ОТТЕНБЕРГ: Можем мы просто поговорить здесь о короле Тутанхамоне на секунду?

ДЖОНС: Да, конечно.

ОТТЕНБЕРГ: Это было вашим главным достижением из всех ваших самых жестоких моментов на подиуме?

ДЖОНС: Было.

ОТТЕНБЕРГ И это весна / лето 2004.

ДЖОНС: Ага.Это было прекрасно. Я никогда не был так напуган и расстроен. На самом деле я плакал перед Джоном и сказал: «Я просто не думаю, что смогу это сделать», а он сказал: «Почему бы и нет?» Я сказал: «Для меня это уже слишком». И он сказал: «Но ты будешь».

ОТТЕНБЕРГ: И вы это сделали!

ДЖОНС: И его стальная выдержка подтолкнула меня к этому. Но когда я это вижу, я все еще чувствую это беспокойство.

ОТТЕНБЕРГ: Вы чувствуете ужас кошмара.

ДЖОНС: Да, и самое удивительное в этом то, что я видел, как все эти невероятные девушки, такие как Эрин и Алек Век, выходили в этой одежде и выглядели совершенно изысканно.

ОТТЕНБЕРГ: Значит, это Джон [Гальяно] или Стивен [Робинсон] объяснили им, как ходить, откидываясь назад?

ДЖОНС: Джон знал. Они оба изучали гипс Тутанхамона и форму его тела, поэтому корсеты были сделаны на Эрин, чтобы он выглядел как Тутанхамон.

ОТТЕНБЕРГ: Феноменальный.

ДЖОНС: И это то, чем должны были быть все. Вот как они это носили.

Адина Фохлин в коллекции Dior Spring 2004 Couture.Фото Марсио Мадейры.

ОТТЕНБЕРГ: Супер, супер, супер. Так что я чувствую, что у вас есть некоторые возражения против Interview , о которых я не знал, и я хотел бы, чтобы вы рассказали мне об этом, чтобы мы могли раздавить это раз и навсегда.

ДЖОНС: Немного говядины с Интервью ? У меня целая корова.

ОТТЕНБЕРГ: Вылейте это. Разрежьте его.

ДЖОНС: Итак, я собирался стать InterMan, а моя подруга Ким — ViewGirl.Это подтвердилось, я всем рассказал, а потом в последний момент меня вырезали. Это была чушь собачьей. Не знаю, не понравился ли Энди [Уорхолу] мой внешний вид или это был какой-то арт-директор.

ОТТЕНБЕРГ: Сука.

ДЖОНС: Вы понимаете, о чем я? С тех пор я не жил нормально.

ОТТЕНБЕРГ: Значит, вы говорите, что еще не поздно. Как главный редактор я снова начну InterMan и назову вас новым ярким лицом.

ДЖОНС: Или, в конце вашего следующего номера, вы можете написать «Erratum 1984.Извините, мы ошиблись ». И добавь мою маленькую фотографию.

ОТТЕНБЕРГ: Бля. Хорошо. У вас есть горячая картинка 1984 года?

ДЖОНС: Ага.

Стивен Джонс, снятый Дэвидом Лашапелем для апрельского номера 1987 года.

ОТТЕНБЕРГ: Дело сделано.

ДЖОНС: Вы хотите одеться или раздеться?

ОТТЕНБЕРГ: Как угодно. Он будет жить вечно.

ДЖОНС: Потрясающе. Теперь я могу спать сегодня вечером.

головных уборов: Антология Стивена Джонса

Женская соломенная шляпа, вероятно, Англия, возможно, Италия, около 1760-х годов, музей №158-1865

Эта выставка стала результатом сотрудничества Виктории и Альберта и одного из самых успешных модисток в мире моды, Стивена Джонса. Он прошел по стопам самого первого показа мод V&A в 1971 году, «Мода: антология Сесила Битона».

В отличие от производства головных уборов, с ее крупномасштабным производством стандартных типов шляп, шляпная фабрика фокусируется на создании и украшении элегантных, экспериментальных и часто причудливых шляп.

Эта выставка проследила жизненный цикл шляпы от ее вдохновения и создания до салона и, наконец, до клиента, который дает шляпе ее конечную цель и процветание.

Показ Сесила Битона в 1971 году поднял престиж моды и прочно закрепил ее на карте музеев. Стивен Джонс считал, что то же самое следует сделать и с тем, что он называет «главным аксессуаром» — шляпой.

«Шляпа делает одежду узнаваемой, эффектной и, что самое главное, модной… Это вишенка на торте, точка на« i », восклицательный знак, фокус моды. Все, от танцовщиц до диктаторов, знают, что, надев шляпу, они будут в центре внимания ».
Стивен Джонс

Значительная коллекция шляп V&A представляет собой захватывающий отчет об изменениях в головных уборах за последние 17 веков.В то время как шляпы в коллекции обычно выставляются как часть ансамбля или на выставке аксессуаров, эта выставка открыла архив гораздо глубже. С точки зрения модистки, выставка раскрыла богатый шов моды, стиля, вдохновения, мастерства и техники, присущий каждой шляпе.

Стивен Джонс начал исследования в архивах Виктории и Альберта 2 апреля 2007 года. Следующий год он провел, просматривая шкафы, магазины и другие музейные коллекции, глядя на то, что составило тысячи головных уборов, и по мере появления шляп повествование стало очевидным.Джонс сказал: «Критерии выбора шляп были на удивление простыми: восхитительная линия полей, впечатляющая детализация, интригующее происхождение, дизайн, каким-то образом связывающий прошлое, настоящее и будущее».

«Это моя очень личная антология шляп, смесь дат, мест, историй и иллюзий, упорядоченных логикой безумного шляпника… Это моя собственная точка зрения на то, откуда берутся шляпы, как их делают там, где они продаются, и необычные люди, которые их носят.’
Стивен Джонс

Соломенная шляпа, украшенная маками, васильками, ромашками и стеблями пшеницы, середина и конец 1960-х, Музей № T.261-1985

Inspiration

Шляпа начинает жизнь как идея в сознании модистки. Стивен Джонс черпал вдохновение во многих шляпах из архива Виктории и Альберта.

Исторические шляпы, пропитанные романтикой и приключениями, являются постоянным источником вдохновения для многих модисток.

Архитектура и геометрия, путешествия и экзотика — все это может пробудить воображение мастера.Мир природы — цветы, перья, море, животные и растительность — предлагает вдохновляющие формы и стили, которые можно бесконечно обновлять для создания новых творений.

Шляпы не ограничены необходимостью застежек или воротников, рукавов или подошв, открывающих дверь модных возможностей.


Голова для галстука, расписанная вручную и отформованная из папье-маше или резного дерева и детской кожи, с надписью «Danjard Brevete» на основании, вероятно, Франция, около 1840 г., музей No. T.383-1984

Creation


Мастерская шляп или ателье — это творческая лаборатория, где дизайн шляп превращается из идей в реальность.

Методы, материалы и инструменты мало изменились за последнюю сотню лет. Модистки по-прежнему работают, сидя за большим столом со своими ножницами, иглами и нитками.

Солома, войлок и ткань остаются ключевыми материалами, используемыми для закрепления и придания формы прототипам шляп на голове, покрытой ситцевым покрытием, известной как «пупе». От этих прототипов можно взять форму шляпы («кубик»). Блок, как правило, из дерева, является незаменимым инструментом в мастерской. Миллинеры часто собирают библиотеку блоков разной формы, которые можно использовать снова и снова.

Стивен Джонс Миллинери, Лондон, Англия, 2008

Салон и клиент


В начале 20 века отдельные модистки превратили магазин простых шляп в эксклюзивное пространство, которое усилило их фирменный стиль. Этот салон, похожий на салон от кутюр, предлагал покупателю интимное место, чтобы посмотреть, попробовать и купить элегантно выставленные шляпы.

Традиционно хороший салонист давал советы, порекомендовав тюрбан для людей с большим носом или посоветовав асимметричный стиль для стройности широкого лица.Однако главное правило покупки шляп, как отметила французский редактор отдела моды Женевьев Даро, — «брать ту, в которую влюбляешься, которая таинственным образом« делает что-то »для тебя, что волшебным образом заставляет тебя чувствовать себя красивее».

Когда нужный клиент встречает подходящую шляпу, начинается ношение. На пути к шляпе — от первоначального вдохновения, через конструкцию до салона, где ее пробуют и выбирают — именно клиент в конечном итоге дает ей жизнь и запускает ее в мир. От королевской семьи до революционеров шляпа часто становится визитной карточкой хорошо известного лица, признаваемой как часть личности владельца.


Изначально этот контент был написан в связи с выставкой «Шляпы: антология Стивена Джонса», которая проходила в Южном Кенсингтоне Виктории и Альберта с 24 февраля по 31 мая 2009 г.

Стивен Джонс | BoF 500

Миллинер Стивен Джонс сотрудничал с Balenciaga, Раф Симонс , Lanvin, Карл Лэйджерфелд , Burberry, Вивьен Вествуд , Comme des Garçons, Marc Jacobs , Жан Поль Готье , Дрис Ван Нотен и Джамбаттиста Валли, среди многих других.Он является одним из самых известных модисток в современной памяти и проработал в этой индустрии более трех десятилетий.

Его работы были представлены в рекламных кампаниях Dior Parfums, Nina Ricci, Revlon, Lancôme и L’Oréal. Помимо работы в моде, Джонс создал костюмы для Киры Найтли в «Искуплении», Кейт Бланшетт в «Элизабет: Золотой век» и Одри Тоту в «Коко Авант Шанель». В дополнение к своей работе в кино он снял гастрольные костюмы для Мадонны, Элисон Голдфрапп и Грейс Джонс.

Первая коммерческая роль Джонса заключалась в разработке линии шляп для Fiorucci в 1979 году. В 1980 году Стив Стрэндж, владелец лондонского бутика Blitz, обеспечил финансовую поддержку первого салона шляп Джонса, который открылся в подвале магазина PX в г. Ковент-Гарден. Салон имел мгновенный успех, сказал Джонс в интервью New York Times в 2008 году: «За одну ночь у меня был бизнес».

В канун Нового 1980 года друзья побрили Джонса голову, что привело к тому, что он обнаружил, что без волос его голова идеально подходит для женщин, и что он может стать подходящей моделью для себя.Теперь он развивает все свои идеи и замыслы на себе.

В 1982 году Джонс впервые показал коллекцию в Париже. К этому времени Джонс прочно обосновался в высшем обществе Лондона с постоянными клиентами, такими как принцесса Диана и Изабелла Блоу, и в растущей клубной среде Лондона с такими клиентами, как Boy George, Spandau Ballet и New Romantics. В 1984 году он начал продавать свои проекты через Bloomingdales в Нью-Йорке.

Джонс запустил линию распространения под названием Miss Jones в 1990 году, а в 1993 году он запустил линию Jonesgirl, эксклюзивную для Японии.Бренд Стивена Джонса широко представлен в Японии с 1990 года, когда Джонс заключил лицензионную сделку на производство футболок, косметических сумок и носовых платков под своим именем; за ним последовали кимоно Стивена Джонса в 1991 году, перчатки в 1993 году, солнцезащитные очки в 1992 году и сумки в 2002 году. Джонс также был одним из кураторов выставки 2009 года «Шляпы: антология» для V&A.

бейсболок Stephen Jones Millinery Caps, которые нельзя пропустить: со скидкой до −65% — Черная пятница

-65%

Стивен Джонс Миллинеринг

Размер сетчатой ​​крышки 59

Доставка: бесплатно

114 долларов.69 327,70 долл. США

-65%

Стивен Джонс Миллинеринг

JONESBOY сетка QUIFF Кепка 58 размер

Доставка: бесплатно

199,73 долл. США 570,65 долл. США

-65%

Стивен Джонс Миллинеринг

JONESBOY denim LAYOUT Размер кепки 58

Доставка: бесплатно

154,24 $ 440,70 долл. США

-65%

Стивен Джонс Миллинеринг

винтажный эффект Размер кепки Unica

Доставка: бесплатно

312 долларов.44 892,70 долл. США

-65%

Стивен Джонс Миллинеринг

Плоская кепка из вощеного хлопка, размер 59

Доставка: бесплатно

110,74 долл. США $ 316,40

-65%

Стивен Джонс Миллинеринг

JONESBOY сетка QUIFF Кепка 58 размер

Доставка: бесплатно

199,73 долл. США 570,65 долл. США

-65%

Стивен Джонс Миллинеринг

Бейсбол CRIMP Размер шляпы 58

Доставка: бесплатно

172 доллара.04 491,55 долл. США

-40%

Дизель

Бейсболка мужская черная с нашивкой логотипа

Доставка: $ 30.00

39,00 долл. США 65,00 долл. США

-30%

Off-white

Бейсболка мужская зеленая

Доставка: $ 30.00

$ 297,50 425,00 долл. США

-60%

Нил Барретт

Ткань SPLIT MONOGRAM PIERCED Размер кепки Unica

Доставка: бесплатно

98 долларов.99 $ 247,47

-60%

Off-white

Хлопковая бейсболка размер Unica

Доставка: бесплатно

92,66 $ $ 231,65

Психологический кролик

Мужская бейсбольная кепка Dovedale, белая

Доставка: $ 14,99

35,00 долл. США

Чемпион

Наш отец папа шляпа темно-серый ONE SIZE мужская

Доставка: бесплатно

22 доллара.00

лулулемон

Кепка Fast And Free с принтом логотипа — Мужская — Черная

Доставка: бесплатно

39,00 долл. США

-40%

Дизель

Бейсболка унисекс красная

Доставка: $ 30.00

35,40 долл. США 59,00 долл. США

Gucci

бейсбольная кепка GG

Доставка: бесплатно

450 долларов.00

Falke

Беговая шапка с сеткой — мужская — черная

Доставка: бесплатно

39,00 долл. США

-41%

Баленсиага

Кепка Navy Quest

Доставка: бесплатно

$ 233,00 395,00 долл. США

Джинсы Versace Couture

Бейсболка мужская черная

Доставка: $ 30.00

49 долларов.00

-24%

Чемпион

Классическая шапка из твила Jetson Blue ONE SIZE унисекс

Доставка: бесплатно

19,00 долл. США 25,00 долл. США

-20%

Джинсы Versace Couture

Бейсболка с логотипом мужская темно-синяя

Доставка: $ 30.00

$ 39,20 49,00 долл. США

-20%

Джинсы Versace Couture

Бейсболка с логотипом мужская белая

Доставка: 30 $.00

$ 39,20 49,00 долл. США

Dsquared2

Бейсболка унисекс с заплатками, черная

Доставка: $ 30.00

139,00 долларов США

-40%

Dsquared2

Бейсболка с нашивкой-логотипом из потрепанной хлопковой ткани — Мужская — Темно-синий

Доставка: бесплатно

129,00 долл. США 215,00 долл. США

-55%

Dsquared2

Бейсболка Black & Red Icon

Доставка: Включая стоимость доставки

77 долларов.00 170,00 долл. США

Мартовский день

Бейсболка, размер шерсти, бежевая

Доставка: $ 15.00

60,00 долл. США

Никсон

Бейсболка Nixon Mikey из 5 панелей — черный

Доставка: бесплатно

30,00 долл. США

-14%

Чемпион

Шляпа для папы Ameritage, средний размер, красный, со шрифтом, ОДИН РАЗМЕР, унисекс

Доставка: бесплатно

19 долларов.00 22,00 долл. США

Психологический кролик

КЕПКА мужская, отбеленная солнцем черная

Доставка: $ 14,99

35,00 долл. США

Кин

Шапка из елки, цвет хаки

Доставка: $ 30.00

30,00 долл. США

-40%

Дизель

Бейсболка мужская зеленая с нашивкой логотипа

Доставка: $ 30.00

45 долларов.00 75,00 долл. США

Модные гиды, советы и самые востребованные тенденции

.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *