Верушка модель фото: Верушка: модель на фото и история успеха в мире моды

Содержание

Верушка: модель на фото и история успеха в мире моды

Я превратилась в фаната­ Верушки с того момен­та,­ как она вплыла в кадр антониониевского «Фо­­тоувеличения» со слова­ми: «А вот и я». Ее царственное явление изменило моду. Но к моде, особенно современной, Верушка относится­ почти враждебно. Обижается, когда ее по старой памяти называют моделью. Еще больше обижается, когда называют первой супермоделью. Хотя, казалось бы, никому этот титул не подходит больше, чем ей, с ее невероятным для шестидесятых ростом, сорок третьим размером ноги, инопланетной андрогинностью и отрешенным меланхоличным взглядом.

Нынешняя Верушка предпочитает называть себя художником. И между модой и искусством возводит настоящую Берлинскую стену. Именно в Восточном Берлине она и живет, вернувшись на родину после многих лет, проведенных в Италии, Лондоне, Париже и Америке. И именно здесь она наконец согласилась со мной встретиться.

Я жду ее в баре Hotel de Rome. За свою журналистскую жизнь я брала сотни интервью, но, наверное, никогда так не волновалась. И не только потому, что я ее люблю. Просто я знаю, что ей сейчас семьдесят три года. А я больше всего на свете боюсь того, что время делает с красотой.

Когда она входит в бар, мне на минуту кажется, что ей не больше тридцати пяти. Она такая же грациозная, такая же величественная, такая же породистая, как и сорок лет назад. Распущенные седые волосы, бандана на голове, военные штаны хаки, тяжелые ботинки, серая шифоновая блузка, надетая поверх черной майки, на груди — крохотные темные очки на цепочке. Я жадно разглядываю ее лицо вблизи и вижу на нем все следы времени и ни одного следа пластического хирурга. Но у нее все те же высокие скулы, невероятный по красоте костяк лица и сияющие светлые глаза. В ней столько жизни, что о работе времени, а значит, и о работе смерти, просто перестаешь думать.

На улице жаркий солнечный день, и ей не хочется сидеть в темном баре. «Пойдемте на крышу, там так красиво», — говорит она низким хриплым голосом с сильным немецким акцентом. На крыше она заказывает апфельшприц и немедленно начинает кормить печеньем воробьев. Птицы слетаются к ней маленькой стайкой, почувствовав не столько поживу, сколько родственную душу — Верушка фанатично любит всяческую живность. Котов, собак, воробьев… Мне всегда казалось, что Верушка сама похожа на экзотическое животное. Она двигалась в плавной и развинченной кошачьей манере, она любила раскрашивать свое тело под пантеру или тигрицу, она взмахивала длиннющими руками, как крыльями. Так бы, наверное, в наши дни одевалась и выглядела Айседора Дункан. Когда я говорю ей об этом, она смеется грудным смехом:

— А ведь я мечтала быть танцовщицей. Ходила в балетный класс, но в четырнадцать лет была уже такая высокая, как сейчас. Когда дошли до пуантов, стало ясно, что с такими ступнями и с таким ростом балетная карьера невозможна. Но я и на съемках старалась как-то особенно двигаться. Всегда хотела быть другой, необычной. В каждом образе, в каждой роли, в каждой картинке. Понимаете?

Прекрасно понимаю. Вся ее жизнь и вся ее карьера — изобретение себя другой. Графиня Вера Готлиб Анна фон Лендорф, родившаяся в богатой прусской семье в Кенигсберге, дочь офицера, повешенного в сентябре 1944 года за участие в антигитлеровском заговоре. Маленькая девочка, отправленная с матерью и сестрами в концентрационный лагерь. Долговязый подросток, сменившая тринадцать школ и преследуемая демонами прошлого. Хорошенькая белокурая ученица немецкого текстильного института. Студентка флорентийской арт-школы, которую однажды увидел на улице фотограф Уго Милас. Начинающая и не самая успешная модель, выпадающая из всех модельных стереотипов того времени. И наконец, совсем новая женщина, похожая на Барби, присланную из туманности Андромеды, со странным именем Верушка и не менее странной легендой.

— Я уже работала моделью, но все говорили, что я слишком долговязая. В Париже меня увидела Айлин Форд, директор знаменитого американского модельного агентства: «Приезжай в Америку, там любят таких высоких блондинок». Я послушалась, приехала в Нью-Йорк, позвонила ей из отеля: «Я та самая высокая девушка из Парижа». А она ответила: «Я вас не помню». Я провела в Америке несколько месяцев, потом вернулась в Европу и решила: «Надо сделать так, чтобы меня запоминали — сразу и навсегда. Надо кого-то изобрести». И так родилась Верушка.

— А почему Верушка?

— Это ведь по-русски — маленькая Вера, да? Я решила стать русской. Подумала, это смешно — быть такой длинной и называться маленькой.

Когда Вера стала Верушкой, в разгаре была холодная война, и все, что было связано с Россией, казалось опасным и загадочным. Из знаменитых русских на Западе жил тогда Нуреев — его появление было настоящей сенсацией, художественной и политической. А Верушка стала единственной девушкой из собирательной Восточной Европы.

— Неужели вы выдавали себя за русскую?

— Нет, я неопределенно отвечала, что жила на границе. В сущности это правда: я ведь родилась в Кенигсберге — как бы между Россией, Польшей и Германией. Но я боялась прямо говорить, что я русская. Боялась, что я встречу кого-то, кто говорит по-русски, и буду разоблачена. Эта моя уклончивость в деталях биографии сыграла мне на руку, создала такую загадочную ауру. Это было так здорово — придумать другого человека и играть в этого другого. Да еще с таким успехом.

В первый ее приезд в Нью-Йорк никто не запомнил немецкую фройляйн по имени Вера. Верушку запомнили все. Она с головы до ног одевалась в черное — надо помнить, что тогда черный еще не стал модной униформой, девушки носили цветное. Она надевала огромную шляпу на распущенные светлые волосы. Она двигалась как будто в замедленной съемке и говорила с фотографами небрежно, со своим «славянским акцентом»: «Привет, я увидела ваши картинки в Vogue и подумала, что было бы любопытно, если бы вы меня сняли».

— Фотографы ежедневно видят сотни девушек. Значит, моя девушка, моя Верушка, должна была сразу отличаться от всех прочих. Я выглядела так странно и вела себя так дерзко, что даже великий Ирвин Пенн робко спросил: «Вы были бы не против примерить несколько платьев для Vogue?» И вскоре уже все хотели со мной работать.

Верушка стала сенсацией модного мира и любимой моделью Дианы Вриланд, тогдашнего главного редактора Vogue. Вриланд, ненавидящая все буржуазное и ординарное, влюбилась и в ее экзотическую внешность, и в ее меланхолию, и в ее легенду. Вспоминая Вриланд, Верушка забавно имитирует, как та тянула гласные, когда произносила свое неизменное: It is so-o-o bo-o-oring.

— Диана больше всего на свете боялась скучного. Всегда была в экзальтации и хотела, чтобы все вокруг тоже были в экзальтации. Я могла позвонить ей посреди ночи и рассказать, что мне пришла идея такой-то съемки в Китае. И она отвечала: «Потрясающе! Сделай это!» Она никогда не говорила: это сложно, проблематично, дорого и так далее. Если идея ей нравилась, то она делала все, чтобы ее осуществить. А я довольно быстро поняла, что мне недостаточно просто демонстрировать одежду, мне в фотографии нужна идея, смысл. Ведь что получается? Фотография — такая, как хочет фотограф. Одежда — такая, как хочет стилист. Ну а я-то что делаю? И мне повезло, что Вриланд подсказала мне фотографа, вместе с которым я могла бы творить сама.

Вриланд познакомила ее с Франко Рубартелли. Знакомство переросло в долгое сотрудничество и роман — Верушка несколько лет прожила с гениальным и взрывным итальянцем в Риме. Они выбирали одежду, искали экзотические места для съемок и отправлялись туда вдвоем — без стилистов, ассистентов, визажистов и парикмахеров. Верушка все делала сама, творила свой образ и свой спектакль, а модные редакторы полностью ей доверяли. Так она работала не только с Рубартелли, но и с Ричардом ­Аведоном, Питером Бирдом и Ирвином Пенном.

— Сейчас ведь все не так, правда? — несколько раз спрашивает она. — Девушки не влияют больше на процесс, они куклы в руках целой команды стилистов. Я бы так не смогла, у меня была свобода. Если я что-то делаю, я должна творить сама. И в этом должен быть смысл. С модой покончено. Я занимаюсь искусством.

— Вы несправедливы к моде, ведь мода и создала Верушку. А вы потом с этим мифом играли и работали.

— Я стала слишком знаменита в моде, и это сыграло роковую роль. Тогда на моду смотрели как на что-то легкомысленное, развлекате­льное. Сейчас времена постепенно меняются, ­модельеры делают арт-проекты, выставляются в музеях. Но тогда! Когда я занялась искусством, никто меня не воспринимал всерьез, все просто смеялись: «А, та самая Верушка из «Фотоувеличения»!»

Уход Верушки из моды многие объясняют конфликтом с Грейс Мирабеллой, пришедшей в 1971 году на мес­то Дианы Вриланд в американский Vogue. Та требовала от ­Верушки укоротить длинные волосы, смотреть в камеру (Верушка часто смотрела «мимо») и призывно улыбаться, чтобы быть понятней и ближе читательницам.

Думаю, Верушка вошла в конфликт с самой эпохой семидесятых — прозаичной, буржуазной, приземленной. Новому времени не нужны были инопланетянки. Верушка занималась фотопроектами, перформансами, снималась в кино, преображалась в мужчин, создавала инсталляции. И фанатично увлеклась боди-артом, которым заинтересовалась, еще работая моделью, — на съемках в Африке с Питером Бирдом она маскировала свое тело то под диких животных, то под экзотические растения, используя вместо краски ваксу для ботинок.

— Я уже тогда хотела как бы выйти из человеческого­ обличья. Не просто надеть или сменить одежду, но сме­нить кожу.

Уйдя из моды, Верушка стала работать с немецким художником Хольгером Трюльшем, на долгие годы ставшим ее личным и профессиональным партнером. Ей приписывают множество романов — с Аль Пачино, Джеком Николсоном, Дастином Хоффманом, Питером Фондой, Уорреном Битти. Но если они и были, то быстро обрывались.

Главными мужчинами в ее жизни становились только те, с кем ее связывала работа, творческое содружество. С Рубартелли она прожила пять лет — он буквально замучил ее своей патологической ревностью и жарким мачизмом. С Трюльшем оставалась куда дольше — и до сих пор сохранила отличные отношения, каждый день беседует с ним по телефону. Последним спутником стал ее ассистент, художник и музыкант из ГДР Миша Вашке, который был на тридцать лет ее моложе и который несколько лет назад оставил ее ради юной русской девушки.

Своих детей Верушка так и не завела, хотя говорит, что обожает детей, а они ее.

— Я для них как женщина-фантазия из сказки. И во мне самой много детского, я жизнь до сих пор воспринимаю как игру.

— Вы живете одна?

— Ну да, со своими котами. Это мой выбор — жить одной. День принадлежит только мне, я совершенно свободна. Это хорошо для креативности. Хотя я обожаю чувство влюбленности. А вы разве нет? Вы видите, этот воробей хочет поклевать мое печенье? Я размочу печенье в вашем чае, чтобы ему было полегче, ладно?

Про этих воробьев и про своих котов она говорит с такой нежностью, с которой другие говорят о детях (в Нью-Йорке котов было десять, в Берлине — всего три). Из-за них она отказывается от многих поездок — боится, покормит ли их вовремя соседка. Верушка — вегетарианка и осуждает себя за тот знаменитый снимок для Vogue на сафари, где она, одетая в Yves Saint Laurent, стоит с винтовкой в руках, как гордая белая охотница-колонизатор.

Денег за свою модельную карьеру, она, кстати, так и не заработала — после интервью повезла меня показать свою квартиру на улице Бизе, довольно скромную.

— Про меня говорили, что я зарабатывала миллионы. Ерунда! Деньги никогда для меня много не значили. А Рубартелли и вовсе уговорил меня, чтобы все деньги шли на его счет. Я не была похожа на тех девушек, которые сделали на модельной карьере целое состояние. Вроде Линды Евангелисты или Клаудии Шиффер. Я всегда была прежде всего художником. Снималась в основном для Vogue, рекламных кампаний сделала всего четыре или пять. Да и платили тогда за это не так уж много.

В разговорах с Верушкой про моду я чувствую незажившую рану, старую обиду. О моделях она говорит со странной смесью ревности и жалости. Ее расстраивает, что по подиумам они ходят как роботы, никак не общаясь с публикой («В наше время было не так!»). Ее пугает их ненормальная худоба («Я тоже была худая в «Фотоувеличении», но это потому, что я перед съемками переболела дизентерией»). Ей неприятно депрессивное настроение, которое так часто чувствуется в современных фотосессиях («У меня всегда была такая смесь меланхолии и едва заметной улыбки»). Ее отвращает то, что цифровые спецэффекты способны убить индивидуальность и всех превратить в красавиц с одинаково безупречными лицами и телами («Мы вообще не знали, что такое ретушь, все было по-честному!»).

Еще одна болезненная тема — плагиат. Верушка глу­боко обижается, когда видит, как бесстыдно другие используют идеи и приемы, которые рождались в муках и многолетних поисках. Эн­­ни Лейбовиц, с которой Верушка была хорошо знакома, сделала свой знаменитый снимок Деми Мур в мужском костюме, на­рисованном на голом теле, вдохновившись похожими работами Верушки и Трюльша. Мик Джаггер в своем видео использовал прием, когда девушка отделяется от стены — точно так же, как это делала Верушка в «Трансфигурациях». И даже Синди Шерман с ее перевоплощениями в раз­ных персонажей явно работает в стиле верушкинской серии автопортретов, где Верушка оборачивается то Гретой Гарбо, то Марлен Дитрих, то бомжом, то трофейной женой.

Я пытаюсь ей объяснить, что в современном мире граница между плагиатом и вдохновением стала совсем тонкой.

— Но тогда пусть они скажут, что использовали мои работы как точку отсчета. Но они же этого не делают. Я не так давно видела Энни, и она начала говорить: «Верушка, я твоя главная поклонница…» Я просто сказала: «Забыли!» А с Джаггером я хотела судиться, но суд был бы страшно дорогим, так что я махнула рукой.

И наконец, еще один мучительный вопрос, которым одержима современная культура. Юность и старость. То, о чем я думала, дожидаясь Верушку в баре и готовясь к тому, что мне придется наблюдать разрушение абсолютной красоты. Но моя зацикленность на этом кажется ей обидной и абсурдной.

— Все одержимы идеей молодости. На каждой баночке с кремом написано anti-age. Но я не хочу быть против возраста, я не хочу с ним и с природой сражаться. Это неправильно, потому что это вгоняет людей в панику, они начинают молодиться, делать операции. А я считаю, что поздняя красота — самая интересная. В юности мы все хорошенькие, но это естественная прелесть молодости. А вот потом мы становимся красивыми.

Она по-прежнему работает над несколькими арт-проектами одновременно — и видеофильмы, и фотографии, и трансформации. Последняя страсть — картины, которые она создает из пепла:

— Только это очень грязная работа, нужно много пространства вокруг. Но я ни дня не могу прожить без моей работы.

Соседи знают, кто она такая, но никто не называет ее Верушкой, только — Верой.

— Верушка — моя маска. Это для посторонних. В жизни я Вера.

Конечно, Вера. Вера без дел мертва.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Marcel Steger; © The Richard Avedon Foundation; Johnny Moncada; Henry Clarke; Franco Rubartelli; Corbis/Foto S.A.; Everett Collection/East News; Getty Images/fotobank.com; Andreas Hubertus Ilse; Dominique Auerbacher

Верушка. Легендарная женщина, легендарная жизнь | Блогер priboy на сайте SPLETNIK.RU 22 сентября 2009

Как встречает старость икона стиля, которая некогда зарабатывала по 10000 $ в день, первая начала диктовать условия фотографам и та, которая придумала современную моду ? Она делает пластические операции, покупает виллы по всему миру и пропагандирует семейные ценности. .. Иное дело — Верушка. Она живет в Нью-Йорке, но не в « снобском» Манхэттене, а в соседнем Бруклине. Состояние, нажитое непосильным модельным трудом, она незаметно растратила. Ее окна выходят на живописную свалку и место, где раньше были башни-близнецы. Каждый день самая красивая модель шестидесятых ездит на велосипеде по окрестностям и кормит бродячих кошек. Дома тоже живут кошки — восемь штук. В этом году, 14 мая, Верушке исполнилось 70 лет. Она не сделала ни одной подтяжки лица. Как и в 60-е она носит распущенные волосы. Фигура ее сохранилась отлично, как говорит сама Вера: « Я в детстве ела мало, потому, что есть было нечего». Одевается бывшая Топ-модель совершенно несолидно: на голове бандана или платок со стразами, яркие, подвязанные шарфами кардиганы в пол, ботинки от Vivienne Westwood и очки с оранжевыми линзами. Она похожа на Хиппи старой закалки. Впрочем, она способна на кардинальные перевоплощения.

В «Казино Рояль» она сыграла графиню фон Валленштайн-одну из участниц исторической игры в покер, когда Бонд уделал Ле Шиффра на 120 миллионов. Роль эту, правда, даже эпизодической не назовешь: крупном планом Верушку показывают одну секунду. Но сразу видно, что перед нами несметно богатая аристократка. Шансов встретить старость именно в таком амплуа у нашей героини было больше, чем у кого бы то ни было. Потому что модель, выбравшая смешной псевдоним Верушка, на самом деле урожденная графиня Вера Фон Лендорфф. Она родилась в огромном поместье Мауэрзее в Восточной Пруссии- недалеко от нынешнего Калининграда. Этими землями ее семья владела несколько веков. В их доме было без малого сто комнат. Но спокойной жизни в родовом замке Вера почти не видела, поскольку родилась всего за несколько месяцев до начала Второй Мировой войны. Ее отец был одним из офицеров верхмата. Сам Гитлер приезжал к ним в замок, снимал там свои документальные фильмы. Играл с Верой и ее сестрами, и даже подарил им пони.
Отец участвовал в заговоре против Гитлера в июле 1944 года. Покушение на фюрера было неудачным, группу офицеров-заговорщиков, в том числе и фон Лендорфа, арестовали и вскоре казнили в тюрьме, подвесив их тела под потолок на металлические клюки. Так как их замок Гитлер отобрал и сделал там очередной пункт связи и отдыха. Всех родственников, включая детей, бабушек и дедушек отправили в тюрьму, а те, кто выжил — стали кочевать, как мама, графиня Готтлиб фон Калнайн с дочерми стали какими-то кочевниками: жили то у друзей, то у родственников. Ничего своего. Вера сменила 13 (!) школ и привыкла при первой возможности убегать в лес — там ей было комфортнее, чем с людьми. Сначала юная Вера училась в художественной школе в Гамбурге. Как-то летом поехала во Флоренцию — рисовать. Там-то на улице ее и увидел модный фотограф Уго Мулас.
youtube.com/v/r3t2DkcoZac&hl=ru&fs=1&» type=»application/x-shockwave-flash» allows=»» allowfullscreen=»true»/>
Он подошел к Вере с вопросом вроде : «Девочка, хочешь сниматься?» Девушки из аристократических семей в таких случаях, как правило, зовут карабинеров. Но Вера была девушкой необычной, поэтому немедленно согласилась. Мулас привез ее в Палаццо Питти. Это место считалось идеальным для фотосессий. Вера вдохновенно позировала-так, как в ее представлении должны позировать модели. Все вокруг очень смеялись……. Тем не менее ей посоветовали ехать в Париж. Но в Париже Вера оказалась не у дел: слишком высокая ( рост 190 ), слишком костлявые колени ( и размер ноги 43), слишком детское лицо для такого длинного тел, и вообще странная девушка. Она в буквальном смысле была «не в формате» — многие вещи ей были коротки. Но зато в Париже произошла судьбоносная встреча — с хозяйкой модельного агентства Эйлин Форд ( New York ) пришла от Веры в восторг, сообщила, что в Америке очень популярны блондинки.
И пригласила девушку в Нью Йорк. В 60-е активно использовали накладные волосы Но когда та приехала, Эйлин повела по-свински: первым делом отправила Веру перекрашиватся в брюнетку, потом объявила ее слишком толстой и заставила худеть… Нормальной работы Вера так и не получила. Она решила изменить всё и сразу. Стать другим человеком. Вера решила поменять свое вычурное аристократическое имя на простое Верушка. Она подумала, что при ее росте это как минимум — забавно. Верушка, по ее сценарию, приехала с Востока, чуть ли не из России, но откуда концы — неизвестно. В этом явная интрига. Верушка таскает с собой по агентствам портфолио- все так видно, какая она. Верушка любит черный( это тогда, в начале 60-х, никто его не носил) А она носит пальто от Givenchy, узкое, короткое, едва колени прикрывает, бархатную шляпу и мягкие замшевые туфли. В высшей степени необычные для того времени вид. Особенно туфли. В них можно было ходить совсем несложно и грациозно — по-кошачьи.
Так в движениях Верушки появились повадки дикого зверя. Когда Вера начинала работать, модели сами делали себе прически и макияж. «В Казино Рояль» В начале карьеры, итальянцы не могут отвести взгляд Проект Веры фон Лендорфф стал сверх успешным: оказалось, что всем нужны необычные модели. Верушку с распростертыми объятиями приняли в американскай Vogue ! На обложке этого журнала она появилась 11 раз ! Период с 1964-го по 1971 год — самый плодотворный в карьере Верушки- модели. Главным редактором американского Vogue тогда была Дайана Вриланд, стронница смелых идей. Она полностью доверяла Верушке и ее стилисту Диджно Сан-Анжело и не навязывала своих идей. Более подходящие условия для работы трудно было представить. Позже к творческому тандему присоединился Франко Рубартелли, известный фотохудожник, и большой любитель нордических женщин. Верушка стала единственной героиней блистательных фотосессий Рубартелли.
Она была выше его на голову. Эта высокая женщина, кстати, всегда была неравнодушна к «коротышкам». Верушка неоднократно признавалась, что ее тянет к маленьким мужчинам — ничегон е может с собой поделать ! Среди ее любовников отметились — Дастин Хофман ( 170см ), Аль Пачино ( 164см). А также Джек Николсон, Уоррен Битти — теже еще «гиганты» ! Их роман с Рубартелли длился пять лет. Франко был первым мужчиной, с которым Верушка не встречалась, а жила. Правда, Рубартелли был страшно ревнив. Благодаря неземной красоте Верушки, поводы для ссор были ежеминутными. И иногда доходили до абсурда. Например, когда в 1966 году Антониони предложил Верушке эпизод в его фильме Blow UP, ( Фотоувеличение ) Рубартелли закатил истерику и запретил даже думать о съемках. В то время Верушка уже вполне самостоятельным человеком, знающем себе цену, так что ревнивому Франко предпочла съемки у другого итальянуа и не прогадала.
«Blow-UP»
В фильме Антониони она появилась на пять минут, а ее имя в титрах было написано с ошибкой. Тем не менее Blow Up сделал Верушку культовой фигурой. Небольшая сцена , где она позирует фотографу, была признана одной из самых сексуальных в истории кино. « Во время съемок Blow Up я дымила, как паровоз. А курить в то время было как-то не принято. А после фильма стало модно ! Все дружно закуривали»- говорит Верушка. Она, кстати, курит до сих пор, а выглядит при этом отменно. Может, вред от курения компенсирует вегетарианство ? В 1971 году она ушла из модельного бизнеса. Вместо Дайаны Вриланд в Vogue пришла более консервативная Грейс Мирабелла.
У нее было иное видение девушки Vogue. И последняя съемка с коллекциями с парижской недели моды была полностью забракована по причине авангардизма. «Я привыкла жить везде, и нигде», — говорит она сейчас, говорила она и тогда А Верушка уехала в Германию, закрутила роман художником Хольгером Трюльчем и занялась вместе с ним тем, что ее в то время по-настоящему интересовало — боди-артом. Это было больше, чем узоры на коже. Примерно в то же время, в 70-е, Верушка всерьез увлеклась боди-артом. Она ставила эксперименты над собственным «я», с помощью краски и грима превращаясь в других женщин – Урсулу Андресс, Марлен Дитрих, Бриджит Бардо. Потом эксперименты стали более радикальными: так, однажды в Кении она намазалась черной ваксой для обуви, чтобы «слиться» с природой (отмываться пришлось несколько недель). Она превращалась в животных, птиц, гангстеров, бомжей, а однажды ей захотелось стать… камнем. Но в ком бы она ни растворялась, каждый раз ей удавалось остаться самой собой — Верой фон Лендорфф.
Это работы Верушки на разнообразные темы, но все это Боди Арт. Без фотошопа !! Только работы художника, и реальный фон за спиной. Можно представить сколько времени это занимало
Женщина-дерево, опять же без фотошопа Красота, нет слов ! Ну, а что же мода? В ней Верушка разочаровалась еще тридцать лет назад. «Мода буржуазна и скучна, — говорит она – И те, кто работают в ней, рано или поздно теряют индивидуальность». И хотя по рождению Вера фон Лендорфф – буржуазка до мозга костей, свою индивидуальность, свою личность она всегда ценила гораздо выше платьев от Dior и сиюминутной славы. В это время один концерн затеял выпустить водку «Верушка». Но тут стало известно, что «лицо» будущего бренда появляется в печати раскрашенной под бревенчатые стены. Водочники потребовали немедленно прекратить безобразие, Верушка цинично отказалась. Эта женщина относится к исчезающему виду художников, которые плюют на деньги, если ради них надо поступиться свободой самовыражения. Ее именем называют модные магазины, у косметического брэнда MAC есть губная помада «Верушка», поп-группа Suedes поместила ее фото на обложку своего альбома… С 1992-го по 1996 год Верушка вместе с фотографом Андреасом Хубертусом Илсом создала в Нью-Йорке серию потрясающих автопортретов. Съемка черно-белая, по идее, это обстоятельство должно оставить зрителю простор для фантазии. Но поскольку на автопортретах Верушка предстает в образах сломанной куклы, чернокожего мужчины, бомжихи, афганской борзой, паука, змеи, Марлен Дитрих, Катрин Денев, изможденной старухи и зебры, вбирающейся на дерево, фантазии даже самого искушенного зрителя двигаться уже просто некуда. «Работы с фотографом Андреасом Хубертусом Илсом 1992-96 годы» А Верушка продолжает генерировать идеи с регулярностью хорошо налаженной немецкой машины. Какое-то время она работала на Карла Лагерфельда, Хельмута Ланга и Пако Рабанна, Сельвадора Дали, снималась в не кассовом артхаусном кино с названием типа «Задница Будды» ( где сыграла несколько бродяг и, собсвенно, самого Будду), создала коллекцию одежды. С Хельмутом Ньютоном они вывели идеальную фразу глянца: «Мы работаем, чтобы заполнять мусорные баки»….. И до сих пор все у нее получается. Просто когда Бог распределял роли, Верушке досталась одна из лучших — быть красивым человеком. «Верушка на премьере Казино Рояль» «Она признается, что любит каждую свою морщинку. Это жизнь — и каждый прожитый день-счастье» На презентации своего последнего фото-альбома На берлинском кинофестивале в футуристичной обуви, а также на нескольких светских событиях

Верушка (модель).

Немецкая модель и актриса Вера Готлибе Анна Грефин фон Лендорфф

Сейчас популярных моделей так много, что запомнить всех не представляется возможным. Но всего несколько десятков лет назад каждая манекенщица была уникальной и известной на весь мир. А самой первой супермоделью стала Верушка. Кто она и каким был ее путь к успеху?

Детские годы

Вера Готлиб Анна фон Лендорф, именно так на самом деле зовут самую лучшую модель 1960-х, родилась 14 мая 1939 года в Восточной Пруссии. Детство ее проходило в семейном поместье в деревне Штайнорт. Родители-аристократы не смогли гарантировать безопасность и счастье – часть поместья, расположенного рядом со штабом фюрера под названием «Волчье логово» была конфискована Риббентропом, а впереди были трагические годы гитлеровского правления. Граф Генрих фон Лендорф-Штайнорт, отец Веры, был лейтенантом запаса Вермахта. Однако он не разделял нацистских идеалов и участвовал в операции «Валькирия» — это был политический заговор, целью которого являлось убийство Гитлера. Сообщников раскрыли, Генриха казнили. Собственность фон Лендорфов конфисковали, а семью отправили в трудовой лагерь. Жизнь Веры изменилась навсегда.

Образование Верушки

После окончания войны будущая немецкая модель Верушка поступила в школу, а потом отправилась в гамбургское училище – она планировала учиться на художника по тканям текстильных комбинатов. В учебном заведении оказалась слишком строгая обстановка, для которой свободолюбивый нрав юной аристократки не подходил. Поэтому вскоре Верушка фон Лендорф отправилась во Флоренцию, где решила заняться рисованием. Утонченная внешность и светлые волосы были в Италии редким явлением, поэтому, увидев девушку раз, многие запоминали ее навсегда. Так случилось и с известным портретистом и уличным фотографом Уго Муласом – стройная Вера с копной пшеничных волос очаровала его с первой встречи. Он сразу же предложил ей работу фотомодели. Вера решила попробовать себя в этой сфере. Первые ее снимки датированы 1960 годом – тогда и начался ее путь к вершине славы.

Первые достижения

Фотосессии из Италии стали первым портфолио, которое сделала Верушка. Модель отправилась с ним в Париж. Но сперва ее внешность не вызвала у французских агентов восторга. Немецкие актрисы и модели были не слишком популярными после недавних политических событий, да и сама фигура Веры казалась слишком долговязой и неуклюжей. Для женственных образов, распространенных тогда в Париже под влиянием Кристиана Диора, она не подходила.

Американские модели 60-х годов тоже были не похожи на Верушку, тем не менее Эйлин Форд из нью-йоркского агентства Ford Models пригласила девушку продолжить карьеру за океаном. Несмотря на то что для покупки билета на трансатлантический рейс маме Веры пришлось продать фамильный чайник из Саксонии, начинающая модель решительно отправилась покорять другую страну.

Неудача и новый образ

В 1961-м Верушка фон Лендорф приехала в Америку. Но дружелюбная Эйлин из Парижа оказалась совсем другой на родине – в Нью-Йорке она притворилась, что впервые видит юную немку. Все кастинги закончились неудачей, и Вера отправилась обратно в Европу. Она решила не отказываться от мечты и много думала о своем образе. Так и появилось на свет альтер-эго фон Лендорф, особенная девушка Верушка. Модель решила забыть о своем прошлом и превратиться в таинственную русскую красавицу с необычным именем – после двух мировых войн не говорить о Германии было хорошим решением. Изменилось все: походка, жесты, манера одеваться. Теперь Верушка одевалась в черное и носила сдержанные туфли без каблука. Изящная женственность, которой отличались светловолосые немецкие актрисы, арийский аристократизм и трагичное будущее с концлагерями остались позади – вместо молодой немки перед американцами предстала эксцентричная русская.

Сногсшибательная популярность

Выбор русского мифа оказался очень удачным – победители Второй мировой вызывали у американцев трепет. Усиливал впечатление оригинальный образ, который придумала Верушка – модель приходила без портфолио, сообщая фотографу, что хочет посмотреть на то, что способен сделать он, а не демонстрировать ему работу других. Потрясающий силуэт с бесконечно длинными ногами и незабываемое лицо оправдывали такую дерзость. К Верушке пришла популярность. Необычный рост выделил ее среди других моделей не только в буквальном, но и в переносном смысле. В 1960-х не было девушки популярнее. Вскоре Верушку заметила Диана Вриланд, которая тогда была главным редактором американского журнала «Vogue».

Она увидела в ней человека новой эпохи и решила поместить ее фото на обложку. Для юной модели был нанят постоянный стилист, а толпа фотографов была такой внушительной, что даже Ирвину Пенну, лучшему мастеру двадцатого века, пришлось ждать Веру три недели. В результате Диане и Верушке удалось добиться неслыханного успеха. Каждая обложка становилась модным событием, а всего Вера украсила своим лицом «Vogue» одиннадцать раз. В этой индустрии такое можно сравнить с получением 11 статуэток «Оскара». Помимо «Vogue», у Верушки есть около восьми сотен других обложек, что кажется настоящим модельным рекордом.

Новые горизонты

Знаменитая Верушка, модель, которую узнал весь мир, не могла ограничиваться чем-то одним. Она решила попробовать себя в кинематографе. Первой работой стала лента «Фотоувеличение». В ней Верушке досталась довольно простая для нее роль фотомодели. Несмотря на то что эпизод с ней был пятиминутным и фраз было мало, фильм стал ее очередным успехом. Сцены с Верой стали лучшими эротическими кадрами года. Ей удалось затмить даже Твигги, еще одну популярную модель шестидесятых. Помимо кинематографа, Верушка занялась искусством. Помочь ей в этом решил сам Сальвадор Дали. В 1966-м они вместе устраивали сюрреалистичные акции, например, художник поливал Верушку пеной для бритья. Модель открыла в себе любовь к преображениям и боди-арту. В дальнейшем она немало занималась этим сама, делая потрясающие фото, на которых почти невозможно поверить, что это – все та же Верушка. С помощью боди-арта модель перевоплощалась не только в мужчину или в животное, но и в растение или камень.

Конец карьеры

В годы популярности Верушка получала до десяти тысяч долларов в день. Ее успех продолжался до 1975 года, когда новый редактор «Vogue» потребовала изменения имиджа, и модель решила бросить эту индустрию. Аристократичная Верушка отказалась делать актуальную в то время прическу и подстраиваться под новые тенденции. Так она пропала с обложек. Впрочем, насыщенная жизнь Веры никуда не делась. Она занималась и все еще продолжает заниматься искусством, а также снимается в кино – одной из последних работ стала роль в шпионском фильме «Казино Рояль».

Verushka — BRANDSHOP — LiveJournal

Верушка является одной из самых легендарных моделей 1960-х годов. Она дружила с Сальвадором Дали, работала с фотографом Ричардом Аведоном и редактором модных журналов Дианой Вриланд. Родившаяся в Восточной Пруссии под именем Вера Готлибе Анна фон Лендорф, она сбежала в Нью-Йорк, чтобы стать звездой, регулярно появляющейся на страницах Vogue. Графиня была законодателем моды за несколько десятилетий до Эди Седжвик, Кейт Мосс, Кристи Тарлингтон и Наоми Кэмпбелл. Она блистала даже раньше Твигги, определив ее дальнейший успех. Сегодня Вере уже 80 лет, но она не перестает выходить на подиумы. Расскажем историю первой немецкой супермодели, покорившей Нью-Йорк и Париж.

Детство в нацистской Германии

Vera Gottliebe Anna Gräfin von Lehndorff родилась в Кенигсберге (ныне Калининград) в 1939 году в семье графа и графини. Отец Веры Генрих был немецким аристократом. Он сыграл большую роль в Движении Сопротивления нацистскому режиму, участвовал в операции «Валькирия» и был казнен за предполагаемую попытку убийства Адольфа Гитлера. В 1944 году все родственники Генриха, включая мать Веры Готлибе, были арестованы. После освобождения они остались без дома и были вынуждены скитаться.

Потеря отца сказалась на состоянии девочки и ее сестер, но они не сразу узнали правду. В послевоенные годы любые замечания об обстоятельствах его смерти были запрещены в семье. Вере было 14 лет, когда мать рассказала ей, что на самом деле случилось. Готлибе заботилась о практической стороне жизни детей, как могла, но ее боль в годы после смерти мужа была слишком велика. Она не находила силы, чтобы обеспечить чувство безопасности. В 1950-х годах многие последователи нацистского режима считали фон Лендорфов преступниками и предателями. Школьный учитель ругал детей перед всем классом за то, что они были «дочерьми убийцы». Когда Вера жаловалась матери, та лишь отвечала, что их отец не убийца, а герой. Частые переезды в то время внесли значительный вклад в чувство «бездомности» Веры и, в конце концов, привели к кочевому образу жизни.

Творческая среда

В конце 1950-х годов Вера поступила в Колледж дизайна в Гамбурге. Там она изучала живопись, но затем ей поставили ограничение – курс текстильного дизайна. Перспектива изучать кружева не понравилась девушке. Будучи юной максималисткой, она не придумала ничего лучше, как сбежать и отправиться путешествовать. Вера переехала во Флоренцию. Ей очень понравилась Италия, страна, которая отличалась весельем и красками по сравнению с родиной в послевоенные годы. Там красавица встретила фотографа Уго Муласа, который открыл для нее дверь в мир моды:

«Это было фотографирование одежды, которую никто не носит. Я была важным винтиком в механизме модного бизнеса и даже не заметила этого в то время», — вспоминала Вера.

В 1961 году графиню ждал новый переезд. Она решила уехать в Нью-Йорк, чтобы стать моделью в агентстве Ford Models. Однако город не покорился авантюристке, поэтому Вера вернулась в Германию. Она обосновалась в Мюнхене, но не смогла забыть Америку. Через год «Большое яблоко» снова встречало модель, которая сразу же устроилась работать в Stewart Modeling Agency и сменила имя на Верушку. Каким-то образом ей удалось привлечь внимание Дианы Вриланд, главного редактора Vogue. Икона моды и стиля пригласила ее на работу, а первые фотографии для обложки журнала были сняты легендарными Ирвином Пенном и Бертом Штерном.

«Когда я приехала в Нью-Йорк, я была простой девочкой Верой. Я показала фотографии из портфолио, и мне сказали: «Очень мило, спасибо». Затем они позвали следующую девушку. Уже тогда я поняла, что это не сработает, но я могу быть той, которую никто не забудет. И это не красота — там много красивых девушек. Когда я вновь вернулась в Нью-Йорк, я уже была Верушкой, девушкой из Восточной Европы. Когда я делала новые снимки, я решила вести себя по-разному, не как все модели с постоянной улыбкой и соглашаться во всем. Это была не ложь, а игра нового персонажа», — вспоминала графиня.

Верушка на вершине славы

У Веры относительно небольшой рост для модели, 183 сантиметра. У нее была потрясающая фигура, синие глаза и светлые волосы. Эта «неукротимая карьера красоты», как позже ее назвала писательница Сьюзен Зонтаг, началась с появления в картине 1966 года Микеланджело Антониони «Фотоувеличение». Там модель позирует на полу, играя саму себя. Что касается ее многочисленных крупных планов с глубоким взглядом, то для Верушки не было ничего слишком декоративного или срежиссированного. Именно этот поход сделал ее любимицей Дианы Вриланд. Модель в течение 60-х годов постоянно появлялась в разных образах с пышной прической, геометрическими нарядами и необычным макияжем. Ее любимым фотографом и спутником по жизни в то время был итальянец Франко Рубартелли.

Ричард Аведон говорил, что Верушка «самая красивая женщина в мире и истинный хамелеон во всех смыслах слова. Ее сверхчеловеческая внешность и метаморфическая пластика продолжают оставаться смертельной и устойчивой комбинацией в мире моды». Графиня в одиночку задала новый тренд на тонкие черты. Только после нее засияла Твигги.

Уход с подиумов

Верушка появлялась на обложке журнала Life за август 1967 года и неоднократно на обложках всех четырех главных Vogue (американский, итальянский, французский и британский). Она работала с Сальвадором Дали и фотографом Питером Бердом, который отвез ее в Кению. Модель зарабатывала до 10 000 долларов в день, однако в 1975 году она ушла из индустрии. Виной тому стали разногласия с Грейс Мирабеллой, назначенной новым главным редактором Vogue. Верушка отказалась подстричь волосы в соответствии с новыми требованиями журнала. Вместо этого она приступила к проекту, который представлял увлекательные фотографии боди-арта.

Дуэт Веры и фотографа Холгера Тралжша (Holger Trulzsh) оставил неизгладимый след в 70-х и 80-х годах. Вместе они исследовали территорию искусства, музыки и политики как единое целое. Одной из первых работ была серия Mimicry-Dress-Art, которая стала ироничной критикой того времени. Хольгер нарисовал платье на теле Веры, она сделала прическу:

«Мы использовали персонажей звезд рок-н-ролла, таких как Мик Джаггер или кинозвезд, которых все знали. Речь шла о всех иконах, жесты которых были довольно фиксированными и узнаваемыми для широкой аудитории, — вспоминал Трулзш. Тогда началось создание целой серии фотографий с боди-артом, благодаря которой эта сторона искусства стала популярной, — Вера была иконой и понимала, как средства массовой информации работают в создании личностей. Она всегда светилась сквозь эти образы. Это оказалось чем-то очень сильным, поэтому мы спровоцировали скандалы в 70-х годах. Но медиа структура капиталистического общества может легко и плавно реинтегрировать все, даже сильную социальную критику. Вместо того, чтобы быть отвергнутым, это стало успешным».

Верушка в кино

После «Фотоувеличения» фон Лендорф снялась в десятках фильмов. В 1971 году вышла картина «Veruschka: Poetry of a Woman», режиссером которой стал фотограф Франко Рубартелли. Спустя год была отснята драма «Саломея» с Кармело Бене и Лидией Манчинелли в главных ролях. Затем модель решила попробовать себя в комедии. Она играла второстепенного персонажа в итальянской ленте «Cattivi pensieri» или «Плохие мысли». Сюжет разворачивается вокруг пары. Миланский адвокат должен был улететь, но из-за тумана рейс отменили. Когда он вернулся домой, то нашел спящую жену, но услышал, как кто-то прячется в шкафу. Первое, что приходит ему на ум, это любовник. Но не все так просто, у адвоката у самого есть связь на стороне, с героиней Верушки.

В 1978 году модель снялась во французском фильме «Couleur chair» — «Цвет тела». Он был представлен на Каннском фестивале, но так и не вышел в прокат. Были и другие работы Веры, но больше всего внимания заслужила картина 1985 года «Невеста». Это своеобразное продолжение истории о невесте Франкенштейна. Спустя 20 лет графиня вновь появилась на экране, на этот раз в «бондиане». Она получила небольшую роль игрока в покер в ленте «Казино рояль». Также есть биографический фильм «Veruschka – Die Inszenierung (m)eines Körpers».

Veruschka Моя жизнь

Несмотря на то, что Вера забросила подиумы на долгое время, в новом тысячелетии она вернулась. Модель была приглашенной звездой на Мельбурнском фестивале в 2000 году в Австралии. В октябре 2010 года она участвовала в показе Джайлса Дикона на Лондонской неделе моды. Графиня также появилась в каталоге Resort 2018 для Acne Studios. К этому времени уже было издано немало книг о ее жизни и работе, включая произведение Сьюзен Зонтаг, созданное вместе с Верушкой и Хольгером Трулзшом: «Body art: «Veruschka», trans-figurative Malerei».

Среди других работ значится выпуск под названием «Veruschka: From Vera to Veruschka». В нем представлены редкие моменты звезды 60-х из фотоархива Джонни Монкады. Он вместе с дочерью обнаружил десятки тысяч неопубликованных негативов. которые были сделаны в Риме, на островах Капри, Сардиния и других местах «la dolce vita».

В 2008 году вышла книга «Veruschka: The Ultimate Collection». Она рассказывает о карьере Верушки, включая работы Ричарда Аведона, Франческо Скавулло, Ирвина Пенна и Стивена Майзеля. Настоящая дань уважения супермодели, которая оказала значительное влияние на миры моды и фотографии.

В 2011 году было представлено еще одно издание «Veruschka Моя жизнь» или «Veruschka mein leben». Оно изначально было написано на немецком в соавторстве модели и Ровера Йорна Якоба. На страницах Вера лично рассказывает о своей жизни, включая раннее детство в замке Штайнорт у озера Мамры. Она делится откровениями, каково быть первой немецкой супермоделью в Нью-Йорке и Париже в 60-х и 70-х годах, открывая темные стороны моды и искусства. Спустя два года книгу перевели на русский язык.

Как выглядят и чем занимаются супермодели «на пенсии» / AdMe

Верушка, Твигги, Линда Евангелиста, Синди Кроуфорд, Ева Герцигова — на них мечтали быть похожими миллионы девушек во всем мире, их фотографировали самые знаменитые фешен-фотографы, а имена и лица навсегда вошли в историю моды. Кто-то из них сегодня снимается в кино, занимается бизнесом или благотворительностью, некоторые посвятили себя семье, а другие ведут затворнический образ жизни.

AdMe.ru вспоминает знаменитых моделей прошлого столетия и рассказывает, как сложилась их судьба.

Верушка

Одна из знаменитых моделей 60–70-х годов Верушка — потомственная аристократка Вера Готлибе Анна фон Лендорф. Она родилась в 1939 году в Кенигсберге (ныне Калининград, Россия). Ее отец был казнен по обвинению в заговоре против Гитлера. Девочка была отправлена в детский концлагерь, где пробыла до конца Второй мировой войны.

Решив делать модельную карьеру, Вера фон Лендорф сделала ставку на свою славянскую внешность — она назвалась русской и придумала себе псевдоним Верушка. Модель снялась в 5-минутном эпизоде в фильме «Фотоувеличение» Микеланджело Антониони, участвовала в перформансах Сальвадора Дали, активно снималась для журналов. Сегодня ей 79 лет, она живет в Берлине и иногда участвует в модных показах в качестве приглашенной звезды.

Твигги

Британская супермодель Лесли Лоусон известна под псевдонимом Твигги (буквально — «тоненькая, хрупкая», от англ. twig — «тростинка»). С нею работали лучшие фотографы, а девушки по всему миру копировали макияж, знаменитую стрижку модели и худели, чтобы выглядеть как Твигги. Она стала визитной карточкой 1960-х.

В 1970 году Твигги неожиданно заканчивает карьеру модели. Впоследствии она снималась в кино (на ее счету два «Золотых глобуса»), участвовала в телевизионных шоу, выступала против использования натурального меха, записывала музыкальные альбомы. Сейчас Лесли Лоусон 69 лет. В марте 2019 года она получила титул дамы-командора Британской империи на церемонии в Букингемском дворце в Лондоне (фото справа).

Линда Евангелиста

Линда была музой Джанни Версаче и Карла Лагерфельда. За удивительную способность к перевоплощению и постоянную смену образов, цвета волос, причесок Евангелисту называли «хамелеоном». Именно ей принадлежит фраза, которая стала крылатой: «Меньше чем за $ 10 тыс. в день я даже с кровати не встану».

Сегодня Линде 53 года, она воспитывает сына. Евангелиста редко появляется на публике и больше не выходит на подиум. В модном шоу Versace, куда были приглашены все легендарные модели 1990-х, принять участие она отказалась.

Кристи Тарлингтон

Еще одна легендарная супермодель 90-х. На счету Кристи съемки для 500 с лишним обложек журналов и миллионный контракт с брендом Maybelline.

Сегодня Тарлингтон замужем, растит 2 детей, занимается благотворительностью и бизнесом. После более чем 20-летнего перерыва Кристи вновь вышла на подиум в феврале 2019 года и закрыла показ Marc Jacobs (фото справа). «Мне исполнилось 50 лет, и я прибыла в то место, где „Почему бы и нет?“ — это ответ, который возникает, когда я задаю вопросы самой себе», — так прокомментировала Кристи Тарлингтон участие в шоу в своем инстаграме.

Синди Кроуфорд

В свое время знаменитый дизайнер Карл Лагерфельд сказал о Кроуфорд: «В ней сочетаются классическая красота и девушка мечты каждого американца».

Сегодня Синди 53 года. Она замужем, у нее 2 детей — сын Пресли Гербер и дочь Кайя Гербер, которые унаследовали красоту своей знаменитой матери и тоже пробуют себя в качестве моделей. Сама Синди занимается бизнесом и благотворительностью: у нее свой фонд Little Star Foundation, который помогает нуждающимся и брошенным детям. Кроме того, она иногда участвует в показах в качестве приглашенной звезды.

Клаудия Шиффер

В свои лучшие годы Клаудия Шиффер была самой высокооплачиваемой моделью мира — она зарабатывала в день около $ 50 тыс. Карл Лагерфельд называл ее своей музой и любил сравнивать с Брижит Бардо.

Сегодня Шиффер 48 лет. С 2002 года немецкая модель замужем за британским кинорежиссером и продюсером Мэттью Воном. У супругов 3 детей. Клаудия не ведет активной социальной жизни, но на показе памяти Джанни Версаче в 2017 году появилась в качестве приглашенной звезды.

Стефани Сеймур

Стефани была одним из первых «ангелов» Victoria’s Secret. Она представляла многие модные бренды и появилась на обложках более чем 300 журналов. И конечно же, запомнилась своими роскошными волосами и образом в рекламе L’Oréal Elseve в 90-е годы.

Сейчас Сеймур 50 лет, у нее 4 детей и она замужем. Стефани занимается развитием собственного бренда нижнего белья.

Хелена Кристенсен

В 18 лет Хелена завоевала титул «мисс Дания». В 1990-х она вошла в число супермоделей. На ее счету участие в показах известных брендов, съемки для календаря Pirelli, съемки в клипе Криса Айзека «Wicked Game», звание «ангела» Victoria’s Secret.

Сегодня Хелене 50 лет. Она владеет антикварным магазином в Нью-Йорке, выпускает свою линию одежды и занимается фотографией — ее работы появлялись в Elle и Marie Claire.

Карла Бруни

Карьеру модели Карла начала в 19 лет с фотосессии для марки Guess. К началу 1990-х она вошла в топ-20 самых успешных моделей. В 1997 году неожиданно для всех Бруни оставляет модельный бизнес, чтобы попробовать себя в качестве певицы. Впоследствии она выпустила 3 музыкальных альбома. Один из них вышел, когда она уже была первой леди Франции, и разошелся рекордными тиражами.

Сегодня Карле Бруни 51 год, она супруга экс-президента Франции Николя Саркози. Карла занимается благотворительностью, музыкой, пишет песни и иногда появляется на подиуме в качестве приглашенной звезды.

Карен Мюлдер

Фотомодель из Нидерландов и один из «ангелов» Victoria’s Secret. Известна как одна из самых успешных и скандальных моделей 90-х. В 2001 году она рассказала в интервью о том, что руководители агентства Elite домогаются моделей. Правдивость ее слов доказана не была, и все было списано на психическое расстройство. Затем последовал диагноз «хроническая депрессия» и лечение. Через год — попытка суицида.

Модельный бизнес Карен оставила в 2000 году — на самом пике своей карьеры. Сегодня Мюлдер 48 лет. Она ведет преимущественно затворнический образ жизни, растит дочь, занимается благотворительностью.

Ева Герцигова

Настоящая слава к чешской модели пришла после подписания контракта с брендом нижнего белья Wonderbra. Ева позировала в белье, при этом кадр сопровождался надписью: «Смотри мне в глаза, я сказала — в глаза!»

Сегодня ей 46 лет. Она иногда снимается в кино, растит 3 сыновей. Любит совершать конные прогулки с фотокамерой, лепить из глины и готовить блюда чешской национальной кухни.

Иман

Сомалийская и американская топ-модель Иман была музой Ива Сен-Лорана. Поработать с нею считали за честь такие гуру модной фотографии, как Хельмут Ньютон, Ричард Аведон, Энни Лейбовиц.

Сегодня в свои 63 года Иман выглядит просто великолепно. Она вдова легендарного рок-музыканта Дэвида Боуи, в браке с которым прожила с 1992 года и родила ему дочь. У Иман своя косметическая компания и линия одежды, она пробовала себя в кино, ведет телевизионное шоу и занимается благотворительностью.

Татьяна Соловьева (Михалкова)

Татьяна Соловьева, которая сегодня известна под фамилией Михалкова, была одной из главных звезд подиума в СССР. Девушка окончила Московский государственный институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Потом случайно попала на кастинг в Общесоюзный дом моделей одежды, стала ведущей манекенщицей и любимицей Вячеслава Зайцева. После встречи с режиссером Никитой Михалковым и рождения второго ребенка Татьяна оставила подиум.

Вернуться в мир моды она смогла, только когда уже выросли ее 3 детей: в 1997 году Михалкова основала и возглавила благотворительный фонд «Русский Силуэт». Он создан для поддержки молодых дизайнеров. Сегодня Татьяне Евгеньевне 72 года, она продолжает работу в фонде, занимается организацией и проведением показов мод.

А какими моделями прошлого и настоящего восхищаетесь вы?

Верушка: «Сальвадору Дали почему-то понравились мои кости» | Статьи

В московском Мультимедиа Арт Музее в рамках биеннале «Мода и стиль в фотографии» открылась выставка «Автопортреты. Нью-Йорк. 1994–1998 гг.» знаменитой модели XX века, графини Веры фон Лендорф, более известной как Верушка. На черно-белых фотографиях модель предстает в характерных американских образах: от Мэрилин Монро, Человека-паука и лохматой собаки — «посла Соединенных Штатов Животного Королевства» до президента и первой леди США, сбежавшего из магазина манекена и «знаменитого анонимного писателя». С графиней фон Лендорф встретилась корреспондент «Известий».

— В чем изюминка проекта «Автопортреты»?

— В том, что все в нем я сделала сама. Никто не говорил мне, что делать, как это бывает при обычной модельной съемке. Я сама решала, кем я буду, что будет на мне, где я буду фотографироваться и в какое время суток. Каждый образ в «Автопортретах» — отдельная история. Мое видение Нью-Йорка и людей в нем. Я довольно быстро поняла, что хочу быть чем-то больше, чем просто модель. Поэтому стала изображать животных, самовыражаться через возможности собственного тела. Мое тело — мой инструмент. Я могу быть кем и чем угодно. В этом проекте я реализовала всё, что хотела, и больше фэшн-фотографией не занималась.

— Среди ваших портретов — президент США. Почему в 1997 году он темнокожий?

— Я долго жила в Нью-Йорке, в стране множество темнокожих людей, и мне всегда казалось, что однажды там будет такой президент. Так что я создала образ президента и первой леди. И вот, спустя 12 лет в Белый дом пришел Барак Обама. Я даже отправила ему книгу с этой фотографией, но до сих пор не знаю, что он об этом думает.

— В 1960-е годы вы буквально взорвали мир моды, а в 1975-м внезапно решили закончить с карьерой топ-модели. 

— Мне просто не захотелось продолжать. Однажды я снималась для американского Vogue у Ричарда Аведона, но вместо обычной модельной съемки мы решили поэкспериментировать. Потом арт-директор журнала позвал меня в офис, показал снимки и сказал, что они недовольны этой работой. Они хотели, чтобы я постриглась и выглядела как счастливая американская девочка, чтобы люди могли идентифицировать себя со мной. Я сказала: «Спасибо. Вы можете искать другую модель, я ухожу». Покинула мир моды, уехала в деревню и стала заниматься живописью, вести личный дневник. Тогда же мы с моим другом Хольгером Трюльчем стали экспериментировать с боди-артом. С этого момента для меня кончился коммерческий мир моды. Мне не хотелось продавать себя, а все в этом мире настроено на продажу, журнал ведь должен продаваться. Мне же был важен творческий процесс. Некоторые модели становятся очень богатыми, например, Клаудиа Шиффер. А я всегда отказывалась от рекламной съемки, мне, слава богу, давали делать то, что мне нравится. Больших денег я не заработала. Ведь пока ты молод, никогда не думаешь, что в один момент всё это — приглашения, подиумы — закончится.

— Тем не менее псевдоним Верушка вы взяли в коммерческих целях?

— Когда я приехала в Нью-Йорк, была просто Верой. Я показывала фотографам портфолио, они говорили: «Очень мило, спасибо» и звали следующую. Уже тогда я поняла, что так не пойдет: я могу быть такой, что никто не сможет меня забыть. И дело не в красоте — красивых девушек много. Я вернулась в Нью-Йорк Верушкой, девушкой из Восточной Европы. Когда у меня просили портфолио, я говорила: «А зачем вам чужие фото? Я хочу видеть, на что вы способны». Я решила вести себя по-другому, не как все модели, которые бесконечно улыбаются и соглашаются на всё. Я не чувствовала, что вру, это была такая игра в новую героиню. Эта героиня одевалась в черное, носила ботинки на плоской подошве — никто больше так не одевался, медленно двигалась. Люди до сих пор хотят со мной работать. Но для меня это в прошлом.

— Именно такая героиня стала музой Сальвадора Дали.

— Он был абсолютно сумасшедшим. Он всегда, встречая человека, внимательно его рассматривал и выделял какую-то деталь: «о, какие глаза!». У меня же ему почему-то  понравились кости. Первой нашей совместной идеей стал перформанс с кремом для бритья — он обливал меня пеной из баллончиков на улице.  Потом было еще множество других идей. Некоторые из них вообще не работали, но он все равно радовался. Еще один проект мы снимали в студии Vogue. По задумке я сидела на полу, кто-то должен был играть на виолончели, кто-то кидал в меня попкорн. В итоге получилось не очень интересно, но он был счастлив. А после съемок Дали взял черную краску и расписался прямо на стене. Потом взял кисточку и разрисовал мазками стены. Это были выходные, в понедельник сюда должны были прийти работники Vogue. Я с ужасом хотела все это отмывать, но он сказал: «Вот теперь это настоящее искусство. Так гораздо лучше». Дали был прекрасен. Он подал мне идею использовать свое тело для выражения эмоций, а не только как вешалку для одежды.

— Правда ли, что в детстве вам пришлось сменить 13 школ и даже побывать в женском монастыре?

— Да, я сменила много школ. Мы потеряли всё. Однажды ночью к нам в дом пришли из гестапо и забрали всю семью. Нас с сестрами посадили в машину, мама спрашивала их, куда нас везут, но ей не ответили. Мы попали в лагерь Бад Сакса, родителей посадили в тюрьму, где родилась моя младшая сестра. Отца в 1944 году там же расстреляли. Потом мы были вынуждены искать место, где смогли бы нормально жить. В школе меня называли дочерью убийцы. Однажды учительница зашла в класс и сказала, что сегодня хочет что-то нам рассказать. И сказала, что у нас в классе учится дочь убийцы. Все тут же стали озираться по сторонам — кто же это? И учительница повернулась ко мне и сказала: это ты. Я была совсем ребенком, не понимала, что значит убийца, любила своего отца и помнила его. Меня дразнили, я пришла домой и заплакала. Мама сказала, что отец был героем и что когда я вырасту, она всё мне объяснит. Однажды она показала мне последнее письмо отца из тюрьмы. Она рыдала, так молчание закончилось. А потом мама стала католичкой. И меня забрали из обычной школы и отдали в школу при монастыре. Может, поэтому я сбежала в мир моды, мне хотелось освободиться от всего. А индустрия фэшн была такой сумасшедшей — как раз, как мне было нужно.

— Вам также приходилось скрывать свой графский титул?

— Да. Я никогда не пользовалась своим титулом, чтобы добиться успеха. А сейчас это вообще уже ничего не значит, только формальность. Я вынуждена ставить титул «графиня» на официальных документах. Иногда приходится пользоваться особым положением при бронировании гостиницы или у дантиста. Например, бывает, что я звоню: «Здравствуйте, это Вера Лендорф». — «Извините, но мест нет». Я перезваниваю: «Графиня Верушка». — «Да, конечно! Какой номер вы хотите?» Так что это работает.

— Вы никогда не жалели, что покинули мир высокой моды?

— Я никогда не жалею о том, что делаю. Жалеть о чем-либо — худшая вещь на свете. Я думаю, что всё, что ни делается, делается к лучшему. К тому же мои старые фотокарточки приносят мне доход сейчас. Периодически меня зовут к себе модельеры, но я не хочу больше этим заниматься. 

Выставка продлится до 5 мая. 

Верушка фон Лендорф: самые красивые фотоснимки модели-аристократки | inspire-journal.ru

Легендарная немецкая фотомодель 60-70-х годов Верушка — одна из самых фотогеничных женщин 20 века. Родившаяся в семье немецких аристократов, графиня Вера Готлиб Анна фон Лендорф с ее осанкой, грацией, тонкой фигуркой и высоким ростом покорила зарубежный модельный мир. Но не с первой попытки…

Верушка на обложке LIFEВVogueВерушка на обложке Vogue

Верушка на обложке LIFE

Занимательную историю жизни и успеха Верхушки мы уже рассказывали ранее, а сегодня хотим поделиться с вами самыми красивыми фотографиями этой великолепной женщины!

Getty Images

Getty Images

Многим читателям Верушка знакома, в первую очередь, как девушка из легендарного эпизода культового фильма Микеланджело Антониони “Фотоувеличение” (1966 года). Там умение модели позировать раскрылось в полной мере. А сама сцена, ставшая одной из лучших в истории кинематографа, просто завораживает.

Кадр из киноленты «Фотоувеличение» (1966)

Кадр из киноленты «Фотоувеличение» (1966)

Неважно, эстет вы или нет, но фотоснимки этой аристократичной красавицы действительно являются настоящим искусством!

Верушка. Фото: Getty ImagesВерушка. Фото: Getty ImagesВерушка. Фото: Getty Images

Верушка. Фото: Getty Images

Забавный факт: Вера, начав карьеру в модельном бизнесе, продолжительное время не могла найти свой стиль. Более того, девушка не вписывалась в популярный в 60-е типаж: в тренде были невысокие модели с более округлыми формами. Вера была слишком высокой, чересчур худой и немного нескладной. Ее называли чудачкой, и в модельной среде девушка получила кличку «аист».

Тогда Вера и придумала свой знаменитый псевдоним «Верушка». Он звучал забавно и иронично, учитывая высокий рост девушки, ее длинные ладони и большие ступни. Но главное, Вера начала работать над своим образом: часами репетировала знаменитую плавную походку, кошачьи повадки и томный взгляд. Так модели удалось стать уникальной. Заполучить такую Верхушку хотели все.

Верушка. Фото: Getty Images

Верушка. Фото: Getty Images

P.S.

Что думаете по поводу красоты этой модели? Знаете ли вы, что Верушка одной из первых удостоилась звания «супермодели»? Как считаете, заслуженно?

Винтажные фотографии супермоделей Veruschka — Молодые фотографии Veruschka

Портфолио MondadoriGetty Images

Получение прозвища «Девушка, на которую все смотрят» — немалый подвиг, но он все же не полностью отражает влияние Верушки. Родившаяся Вера Готтлибе Анна Грэфин фон Лендорф-Штайнорт 14 мая 1939 года, Верушка выросла в раздираемой Второй мировой войной Пруссии в семье графини и отца-аристократа.После переезда во Флоренцию в возрасте 20 лет Верушка была обнаружена и немедленно сметена модельным агентством Нью-Йорка. Изначально, несмотря на ее возвышающуюся фигуру и пронзительные черты лица, амазонский образ восходящей модели не приветствовался в идеалах красоты эпохи Твигги. За годы громких каверов, нескольких заметных выступлений и близких дружеских отношений с законодателями моды от модных редакторов до Сальвадора Дали, Veruschka стала одной из самых узнаваемых и востребованных моделей 1960-х годов.На пике карьеры она зарабатывала 10 000 долларов в день — беспрецедентную зарплату в то время — создавая прецедент для будущих десятилетий моделей высшего уровня. В день рождения супермодели CR курирует откровенные фильмы и винтажные драгоценности еще до того, как она навсегда изменила свою отрасль.

Просмотр галереи 16 Фотографии

1 из 16

В одной из своих первых официальных фотосессий Верушка резвилась на итальянских пляжах с ее знаменитыми оленьими глазами и долговязыми формами, которые вскоре стали яркими.

2 из 16

Veruschka никогда не уклонялся от преобразующего или провокационного взгляда на съемочной площадке. Здесь ее косой парик до колен и металлические гладиаторские сандалии делают фирменные черты супермодели почти неузнаваемыми.

3 из 16

Бомба смягчила ее точеные черты блузкой с рюшами и каскадом плюшевых локонов, завязанных лентами.

4 из 16

Хамелеон красоты прежде всего, фирменные дымчатые светлые кудри и кукольные ресницы Верушки на этом портрете заменены высушенной феном боковой частью и густой подводкой для глаз.

5 из 16

В неоновом купальнике с зебровым принтом (относительно пикантным для 60-х) Верушка купается в океане летом 1964 года.

6 из 16

Этот легкий боб, остриженный бритвой, в одной из ранних съемок Верушки, резко контрастирует с драматическими — и типично дразнящими 60-ми годами — заданиями, которые последовали за ее стремительным взлетом на протяжении десятилетия.

7 из 16

Хотя личный стиль и модельная репутация Верушки склонялись к богемному, этот портрет 1965 года демонстрирует как универсальность модели, так и свободу одежды, появившуюся в середине 60-х годов.

8 из 16

На пике своей славы модель сыграла пятиминутную бессловесную эпизодическую роль в детективном фильме 1966 года Blow-Up .

9 из 16

Верушка делает перерыв за кадром из-за съемок в Blow Up, , в котором она играет себя, моделируя под хищным взглядом лондонского фотографа.

10 из 16

Модель щеголяет своим внешним видом за 10 тысяч долларов в день и постоянно дразнит себя в Акапулько, примерно в 1966 году.

11 из 16

Veruschka шаркает между съемками в этой нестандартной кнопке 1966 года, собранной в пышной меховой шубе и узком хвосте.

12 из 16

В своем знаменитом платье Blow-Up Верушка демонстрирует свой самый узнаваемый образ красоты: пухлые губы и длинные ресницы, увенчанные гладким дразнящим вздутием.

13 из 16

Во время руления по Рио-де-Жанейро Верушка листает журнал, и ее лицо — и безошибочная линия подбородка — на обложке.

14 из 16

Верушка, облаченная в свой истинный стиль бохо, расслабилась во время празднования Карнавала на улицах Рио-де-Жанейро.

15 из 16

Пойманная бездельничать в аэропорту Сиднея, лохматая шуба и широкополая шляпа Верушки олицетворяют меняющийся стиль десятилетия, когда ее карьера приближалась к 1970 году.

16 из 16

С загорелым загаром, нетронутыми волосами и ансамблем с едва заметной бахромой, Верушка продемонстрировала свой личный стиль бохо за кулисами церемонии награждения Сицилии.

Реклама — продолжить чтение ниже

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Лучшие образы красоты супермодели Верушки

В Blow-Up , 1966 Фото: Getty Images

Мало кто более ассоциируется с молодостью 60-х, чем Верушка, которой сегодня исполняется 82 года.Немецкая графиня, урожденная Вера Готтлибе Анна Грэфин фон Лендорф-Штайнорт из Восточной Пруссии, была обнаружена в 20-летнем возрасте, когда изучала искусство во Флоренции, и вскоре после этого перебралась в Нью-Йорк, где сменила имя с Веры на Верушка и стала одной из них. — если не самые востребованные супермодели десятилетия, которые регулярно появляются на страницах Vogue и снимаются такими великими людьми, как Дэвид Бейли, Ирвинг Пенн и Ричард Аведон.

При росте шести футов, она была бомбой с точеной богами костяной структурой, стальным голубым взглядом, шикарным ртом и меняющими форму светлыми волосами цвета шампанского.Ее «неукротимая карьера красавицы», как однажды классно назвала ее Сьюзан Зонтаг, характеризовалась портретами ее жилистого силуэта, наиболее известными образом увековеченными в , этой сцене из культового фильма Микеланджело Антониони 1966 года Blow-Up , где она позирует фотографу Дэвиду. Фотоаппарат Хемминга с любовным эффектом. Что касается ее бесчисленных запоминающихся крупных планов, которые продемонстрировали ее потусторонние волосы и макияж, ничто не было слишком декоративным или направленным для Верушки, и именно эта постоянная игра сделала ее фаворитом Дианы Вриланд во время ее пребывания на Vogue .Были ее скульптурные, дразнящие до небес и явно образы волос 60-х годов, от объемного пыша с длиной до талии до узла, похожего на оригами, до торнадо из косичек, обрамляющих лицо, которые она носила в редакционном кадре 1967 года. ее давний любовник и соратник Франко Рубартелли. А еще были ее фирменные экстремальные ресницы, которые варьировались от классической кукольной бахромы до оттенков Technicolor или длинных длинных длинных ножек, и часто акцентировались чистым оттенком пастельного пигмента на веках, графической крылатой подводкой. и блестящие розовые губы.

«Самая красивая женщина в мире», по словам Аведона, и настоящий хамелеон во всех смыслах мира, метаморфическая беглость Верушки продолжает оставаться смертельной и прочной комбинацией в мире моды. Фактически, в 2017 году Acne Studios привлекла Верушку к участию в ее лукбуке Resort 2018, где она носила укороченные куртки и брюки с напуском из коллекции с острой гладкой спиной и статной чванливостью. Вот ретроспективный взгляд на ее самые яркие образы красоты всех времен.

Фотограф Хорст П. Хорст, Vogue , сентябрь 1965 г. Фотограф Франко Рубартелли, Vogue , ноябрь 1966 г. Фотограф Ирвинг Пенн, Vogue , июнь 1966 г. 1971 г. Фото: Getty Images Фото:
8, январь Рубартелль. , Vogue , сентябрь 1966 г., фото Франко Рубартелли, Vogue , апрель 1967 г., Рио-де-Жанейро, Бразилия, 1969 г. Фото: Getty Images Фото: Франко Рубартелли, Vogue , май 1968 г.

ранее невиданных фотографий

Verusch

В начале 60-х годов уроженка Германии графиня Вера Готтлибе Анна Грэфин фон Лендорф-Штайнорт переехала в Нью-Йорк и сменила имя на Верушука — имя, которое со временем стало столь же культовым, как и ее образ.Ее роль извивающейся модели в фильме 1966 года « Blow-Up » катапультировала ее до статуса супермодели; в следующем году она будет называться «Девушка, на которую все смотрят» на обложке Life . Тем не менее, новая книга, выпущенная Риццоли в этом месяце, посвящена тому времени, когда она еще не была 13-кратной девушкой с обложки журнала Vogue .

Veruschka: От Веры до Veruschka включает ранее забытые изображения с самого начала ее карьеры, снятые фотографом Джонни Монкада в течение года в Риме, Капри и Сардинии.Во введении Верушка, которая ушла из модной индустрии в 70-х годах, ссылаясь на разногласия с тогдашним главным редактором Vogue Грейс Мирабелла, вместо этого начала сосредоточиться на собственном искусстве (хотя она все еще периодически возвращается на подиум) и с любовью вспоминает работу с Moncada.

«С грустью в глазах моя самая большая проблема на этой работе», — написала она в письме своей матери примерно в то же время. «На днях я работал с итальянским фотографом, который позволил мне быть самим собой — даже если это означало выглядеть грустным или меланхоличным… Я не могу передать вам, насколько это освобождает.Оглядываясь назад, модель заключает: «Несмотря на то, что я превратилась в Верушку, на фотографиях Джонни я всегда оставалась Верой». Пролистайте слайд-шоу, чтобы увидеть кадры Moncada, сделанные в начале карьеры Верушки.

Связанные

В день ее рождения: культовые снимки модели Верушки из шестидесятых

Veruschka!

Фотограф Ричард Аведон назвал ее «самой красивой женщиной в мире», одной из супермоделей «свингующих шестидесятых».Но только сойдя с подиума и исследуя мир в качестве актера и художника, Вера фон Лендорф-Штайнорт завершила свой путь к удовлетворению.

Фотография Джаста Лумиса | Стиль Ди Моран | Слова Даниэля Марцона в переводе Митча Коэна.

Прошло почти 20 лет с тех пор, как я познакомился с Верой фон Лендорф-Штайнорт, но не как с ранее известной культовой моделью Верушкой, а как с художником, чьи работы сразу же показались значительными и которые мы вскоре после этого выставили в нью-йоркской PS1, теперь галерее с MoMA.Мы говорили о ее детстве и о событиях, которые в определенном смысле оставили ее мать и трех сестер, Нону, Габриэль и Катарину, без дома в раннем возрасте. Ее отец, Генрих Граф, был участником сопротивления Гитлеру и сыграл важную роль в отчаянной операции «Валькирия».

После этого неудавшегося покушения на Гитлера он дважды пытался спастись от своих мучителей, но был схвачен и казнен 4 сентября 1944 года. Семья была арестована по теории «родственной ответственности».Ее мать, Готтлибе и другие родственники были ненадолго заключены в тюрьму, а Катарина родилась в тюрьме. Выкорчеванные, они переходили с места на место. На самом деле, Вера так описывает последнее воспоминание об отце: «Помню, когда мне было пять лет — он привел нас на станцию, и я увидела его лицо, прижатое к окну медленно уходящего поезда — его глаза устремились на нас, как если бы он знал, что больше никогда нас не увидит ».

Костюм от J JS LEE. Рубашка DAKS. Обувной талант.

«В студии Дали полностью намылил меня кремом для бритья»

Потеря отца была травматической, в решающей степени повлияла на личность Веры и повлияла на ее развитие.Детские воспоминания об отце вызывают у нее самые ранние нежные чувства — как он нес маленькую девочку по озеру или по парку на руках. В послевоенные годы любые высказывания об обстоятельствах его смерти были табу. Вере было 14, прежде чем мать заговорила с ней об этом. Готтлибе как могла заботилась о практической стороне жизни, но ее боль в годы после смерти мужа была просто слишком велика, чтобы она могла найти в себе силы дать своим детям чувство безопасности.

Комбинезон, поло и брюки от ESTHER PERBANDT. Собственный талант к вышивке бисером. Обувь от JEFFREY CAMPBELL.

Не следует забывать, что Германия не была немедленно денацифицирована после Второй мировой войны. Еще в 1950-х годах многие считали Веру и ее братьев и сестер детьми преступника и предателя нации. Учитель ругал ее перед всем классом за то, что она «дочь убийцы». Когда она пожаловалась матери, Готлибе просто ответила, что их отец не убийца, а герой.Частые переселения этого оставшегося без отца остатка семьи во многом способствовали тому, что Вера почувствовала себя бездомной и, в конце концов, вероятно, привела к довольно кочевому образу жизни.

Когда я предполагаю, что, возможно, ее склонность отвергать единственную обязательную идентичность и постоянно изобретать себя все эти годы может быть основана на опыте раннего детства, она смеется и отвергает эту идею. Если в ее жизни есть что-то постоянное, то это должен быть поиск способов выразить свой внутренний опыт, не прибегая к языку.

Рубашка-поло от ESTHER PERBANDT.

Ее беспокойное детство закончилось поступлением в колледж дизайна в Гамбурге в конце 1950-х годов. «Это было восхитительно! За весь семестр я рисовала камень по одному, — бредит она. Думаю, это, должно быть, было довольно скучно. «Нет, совсем нет. Я научился видеть и наблюдать — день за днем ​​обнаруживая мельчайшие детали, которых я никогда раньше не замечал. Это было путешествие в каменный микрокосм ».

«Я был неплохим винтиком в механизме модного бизнеса и в то время даже не замечал этого.”

В течение двух счастливых лет она могла изучать живопись, а затем внезапно ей пришлось ограничиться текстильным дизайном. Перспектива целой жизни скатертей, штор и узорчатых обоев не казалась такой фантастической. Поэтому она сделала то, что сделала бы любая молодая девушка с развивающейся страстью к путешествиям: сбежала во Флоренцию. Свет и жизнерадостность в Италии резко контрастировали с чувством депрессии, охватившим послевоенную Германию. Во Флоренции арт-фотограф Уго Мулас открыл ей дверь в мир, не имевший ничего общего с реальностью: «Фотографировать одежду, которую никто не носит», — объясняет она.«Я был неплохим винтиком в механизме модного бизнеса и в то время даже не замечал этого».

Платье от TEATUM JONES.

«Тело не должно быть только вешалкой для одежды, оно также может быть орудием метаморфоза или холстом художника»

Куртка J JS LEE. Рубашка DAKS

Когда перед ней открылась эта новая сфера, в 1961 году Вера снова собрала чемоданы и впервые поехала в Нью-Йорк. «Ешьте только яйца вкрутую и никогда не садитесь в такси — всегда гуляйте!» — было первое, что ей сказали, когда она записалась в модельное агентство Ford.«Длиннорукая фигурка, я была слишком толстой для них», — вспоминает она. Но город и его атмосфера сразу очаровали ее. Хотя ее первое пребывание там было небольшим успехом, и ей пришлось вернуться в Европу, новенькой модели понравилось это новое приключение.

Дела в Америке были более либеральными, без мрачности Германии и ее «философского метеоризма», как выразилась Вера. Спустя всего год она улетела обратно в Нью-Йорк, и именно тогда родилась Верушка, которая гуляла по улицам города, как кошка в замедленной съемке.Каким-то образом ей удалось привлечь к работе с ней главного редактора американского Vogue Диану Вриланд. Ее первые фото для обложки журнала сделали легендарные Ирвинг Пенн и Берт Стерн.

Эта статья является выдержкой из первого выпуска журнала THE FALL, который сейчас доступен для покупки в Великобритании и Европе, а в США он поступит 26 октября.

Прическа и макияж Saskia Krause в Basics Berlin с использованием Oribe и Und Gretel | Ассистент фотографа Николь Сегель | Помощники стилиста Эрика Паркс и Джем Эваристо-Асунсьон | Расположение театра Фольксбюне, Берлин.

Редкие ранние фотографии супермодели 60-х годов Верушка представлены в эффектной новой книге

Рождение иконы: Редкие ранние фотографии супермодели 60-х годов Верушка представлены в потрясающей новой книге


  • Супермодель 6 футов 3 дюйма была Кейт Мосс ее поколения
  • Верушка — работа модели и фотографа Дэвида Уиллиса
  • На пике своей карьеры она получала до 6000 фунтов стерлингов в день
  • Дочь человека, казненного за заговор с целью убийства Гитлера

Саня Берджесс

Опубликовано: | Обновлено:

Светлые волосы, длинные конечности и амазонское телосложение, немецкая модель Veruschka была Кейт Мосс 1960-х.

Теперь редкие фотографии модели, сделанные в первые дни ее карьеры, опубликованы в новой книге Veruschka.

На одном драматическом черно-белом снимке гибкая модель тлеет в изящном черном платье, расшитом бисером, а на одном простом портрете ее огромные голубые глаза максимально ярко раскрываются.

Iconic: легендарный фотограф Артур Эванс и супермодель Верушка в действии во время фотосессии

Поразительно: красавица ростом 6 футов 3 дюйма стала одной из самых знаковых моделей 1960-х годов

Новая книга, в которую вошли одни из самых знаковых фотографий всех времен снятая моделью, является результатом сотрудничества фотографа из Лос-Анджелеса Дэвида Уиллиса и самой 74-летней Верушки.

Наряду с размышлениями и анекдотами из Veruschka, настоящее имя Вера Готтлибе Анна, графиня фон Лендорф, текст также включает интервью с некоторыми из величайших модных имен 20-го века, среди которых Диана Вриланд и Грейс Мирабелла.

Хотя и у Вриланда, и у Мирабеллы была увлекательная карьера, самой интересной из всех является собственная история Верушки.

Родившаяся в Восточной Пруссии в 1939 году будущая супермодель пережила опасное детство. Ее отец, граф Генрих фон Лендорф, присоединился к немецкому сопротивлению, как сообщается, после того, как стал свидетелем избиения и убийства еврейских детей.

Позже граф фон Лендорф был казнен за участие в заговоре 20 июля — попытке убить Гитлера в его полевом штабе в Восточной Пруссии, который располагался на территории дома семьи фон Лендорф.

После этого ее мать посадили в тюрьму, а четверых детей поместили в лагерь для детей боевиков сопротивления. К моменту окончания войны Верушка и ее семья потеряли все.

Бездомная, она и все, что осталось от ее семьи, блуждали по Европе.В конце концов, Верушка оказалась во Флоренции и надеялась стать художницей, но все изменилось, когда ее в 20 лет обнаружил итальянский фотограф Уго Муглас.

Glamorous: Верушка в конечном итоге получила модельные гонорары до 10 000 долларов в день

Обязательно к прочтению: новая книга является совместной работой фотографа Дэвида Уиллиса и самой Верушки

Он отвез ее в Париж, где она жила. познакомила с Эйлин Форд, главой модельного агентства Ford, которая сразу же заметила ее потенциал.

После этого ее рост был быстрым и прибыльным: модель получила гонорары до 10 000 долларов (6 000 фунтов стерлингов) на пике своей карьеры.

Она также снялась в нескольких фильмах, в том числе в культовом фильме 1966 года «Взрыв» и совсем недавно в фильме о Бонде 2006 года «Казино Рояль».

И, несмотря на то, что ей уже за 70, она не отказалась от своей модельной карьеры, выступив в качестве гостя на Мельбурнском фестивале моды в 2000 году и участвуя в подиуме Джайлза во время Недели моды в Лондоне в 2010 году.

Некоторые вещи вроде бы никогда не меняются.

Veruschka Веры фон Лендорф и Дэвид Уиллс, стоит 695 долларов на сайте.assouline.com

«veruschka» Вера Лендорф и Хольгер Trülzsch Fine Art Prints and Photography

Вступление

ВСЕЛЕННАЯ ДЛЯ СЕБЯ

Своим шедевром «Blow-Up» (1966) Микеланджело Антониони закрепил за Верой Лендорф статус иконы мира моды «Veruschka.«Со времен легендарных фотографий Ричарда Аведона, незадолго до того, как был снят фильм, было самоочевидно, что топ-модель будет подходить для этой роли.

В фильме Антониони крутой лондонский модный фотограф Дэвид Хеммингс пытается во время фотосессии завладеть тонким, длинным телом женщины, которое своими филигранными, почти хрупкими пропорциями всегда создавало ауру неприступности. Только с помощью объектива камеры он может уловить момент тайны этой женщины.Ее отличительная элегантность, кажется, ускользает от всякой мирской оценки. Если бы Верушка моделировал скульптора, то, вероятно, появляющиеся скульптуры не были бы похожи на фигуры Джакометти.

В серии фотографий, которые Вера Лендорф разработала в сотрудничестве с Хольгером Трюльч, эстетическая фигура Верушка отказывается быть отражением идеалов красоты, но в этих портретах она сохраняет свою полностью индивидуальную ауру. Рассеянная в сгустках энергии, в причудливых потоках частиц и в психоделических играх цвета, отражающих Лондон 1960-х годов, Верушка выходит за пределы своего тела и погружается в мир, который превращает гламур иконы в чувственный образ.

Даже если формы, в которые трансформируется Верушка, невозможно уловить, они всегда несут в себе женское прикосновение художника. Ее тело создает промежуточную вселенную, которая играет по своим собственным правилам. Здесь аура художника встречается с чернотой бесконечного ничто. Если бы эти фотографии могли издавать звук, это были бы сферические тона Pink Floyd. Даже если части тела были отчуждены до неузнаваемости, для зрителя они всегда остаются ориентиром взгляда в мир, лежащий за пределами человеческого опыта.Никогда человек не будет ближе к тому, чтобы не быть из этого мира, подойти так близко, как на этих фотографиях. Привилегия, о которой Хеммингс мог только мечтать.

Дэвид Гертнер

ON HOLGER TRÜLZSCH

Скульптор, фотограф и видеохудожник Хольгер Трюльч выполняет большие художественные проекты, чаще всего в мультимедиа, которые всегда зависят от стремления к автономии и концептуального подхода. Этот подход ориентирован на конкретное проявление идей и материализацию явлений.Его концептуальные проекты по большей части связаны с архитектурой и общественным пространством. Они поднимают тему текущих политических и социальных отношений и раскрывают res publica как безусловную заботу его постановки.

Работы художника демонстрируют превосходную управляемость и владение пространством — становится очевидной динамика и напряжение между формами. Они появляются как в статичных, так и в изменчивых видениях и изображаются в их интеллектуальном применении массы, в соответствующих играх прозрачности и отражения.Большинство его инсталляций — постоянных или временных, будь то скульптура, живопись или фотография — посвящены свету. Подпись Трюльша сразу же узнаваема в сотрудничестве с Верой Лендорф, также известной как Veruschka, в сериале «Знаки». На этих фотографиях философский, аналитический дискурс воплощен с критикой и иронией на уникальном художественном языке двух художников.

Био

«Veruschka» Вера Лендорф
1939 родилась 14 мая 1939 года как Вера Лендорф в Кенигсберге (ныне Калининград, Россия)
Изучал дизайн в Технической школе Гамбурга.
1966 Дебют в кино в фильме Микеланджело Антониони «Blow-Up»
1971 Участие в медиа-мероприятии, инициированном Алисой Шварцер Wir haben abgetrieben!
Главная роль в итальянском художественном фильме «Верушка» Франко Рубартелли
1983 Сотрудничество над документальным фильмом «Vom Zusehen beim Sterben»
1984 Ведущая роль в фильме Ульрике Отиан Грей. the Yellow Press
2005 Концепция и сценарий телевизионного документального фильма Veruschka — (m) ein inszenierter Körper, режиссеры Пол Моррисси и Бернд Бём
2007 Появление в камео в казино Royale Мартина Кэмпбелла
Holger Trülzsch
1939 родился в Мюнхене, Германия
1960-1964 учился в Художественной академии Мюнхена, Германия
1967 co.
1960-1968 изучал социологию и психологию в Му nich, Германия
1969 основал экспериментальную музыкальную группу «Popol Vuh»
1970 Trülzsch встречает Веру Лендорф.Параллельно с личной творческой работой он начинает с ней художественное сотрудничество: бодиарт, перформанс, короткометражки и фотография
1973 переехал в Нью-Йорк, США
1983 переехал в Париж, Франция с последующим пребыванием в США и Германии
2002 Трюльч и архитектор / художник Наташа Биндзус получают первый приз Concours du Val de Marne du Parc Départemental des Cormailles в Иври-сюр-Сен, Франция

Публикации

Джон Дэвид Морли, One for the Road, Sunday Times, Лондон, 19 октября 1986 г.
Смерть фотографии, Village Voice, 30 сентября 1986 г.
Сьюзан Зонтаг, Фрагменты эстетики меланхолии, Искусство в Америке, сентябрь 1986 г.
Дэвид Лурье, Persona Non Grata, Arts, декабрь 1985 г.
Сэнфорд Квинтер, Искусство в Америке, июль 1985 г.
Гэри Индиана, бывшая модель, найденная в стене, Artforum, май 1985 г.
Грейс Глюк, Вера Лендорф, Хольгер Трюльч: Oxydationen, New York Times, 12 апреля 1985 г.,
Подражание и его двойник, Village Voice, 9 апреля 1985 г.,
Эдит Ньюхолл, A Body of Work, New York Magazine, 8 апреля 1985 г.

Выставки

/, Университет , Париж, 1979,
Veruschka Vera Lehndorff и Holger Trülzsch
2007 Lehndorff / Trülzsch, Ninfa Moderna, Galerie Isabella Czarnowska, Берлин, Германия , ​​Галерея Lehndorz, ​​, ​​Галерея Lehndorz / Art Center, Филадельфия, США
1999 Lehndorff / Trülzsch, Oxydations, Browne Gallagher Gallery, Нью-Йорк, США
1989 Lehndorff / Trülzsch, Вашингтонская национальная галерея фотографии 150 лет Округ Колумбия, США
Lehndorff / Trülzsch, MOCA, Лос-Анджелес, США
Lehndorff / Trülzsch, Институт искусств Чикаго, США
1987 Музей современного искусства Trülzsch, Лендор , США
Lehndorff / Trülzsch, Чикагский институт искусств, США
Lehndo rff / Trülzsch, Музей современного искусства Бока, США
1983 Lehndorff / Trülzsch, La Photographie Creative, Pavillon des Arts, Париж, Франция
1982 Lehndorff / MusrtAelzder , Centre Georges Pompidou, Париж, Франция
1981 Lehndorff / Trülzsch, Palais des Beaux Arts, Брюссель, Бельгия
Lehndorff / Trülzsch, Galerie Centre Americaine Lehndorff / Trülzsch, Museum für Kunst und Gewerbe, Гамбург, Германия
«Veruschka» Vera Lehndorff
2008 Verrauschella, Берлин Verrauschella, Берлин Verrauschella, Германия. 2007 Не плачь, детка — работай !, Galerie Isabella Czarnowska, Берлин, Германия
2006 9030 4 Автопортреты Верушки, перформанс: Вера Лендорф; фотографии: Андреас Хубертус Ильзе, Фонд Хельмута Ньютона, Берлин, Германия
2004 Фотоинсталляция, видеоинсталляция: Горящий город, LE OPERE EI GIORNI-TRE, Падула, Италия
Trülzsch
2003 Sous Le Sable, Le Pétrole — Здесь все находится в вас, Galerie Michèle Chomette, Париж, Франция
Trülzsch / Bindzus, «Тускнеет, тускнеет, блекнет… «, Stadtgalerie, Киль, Германия
2002 Trülzsch / Bindzus,» FADING «, Stadtgalerie, Kiel, Germany
2000 Trülzsch / Bindzus Terra Humana, Era Terra Humana Nei Licht, Дюделанж, Люксембург
1998 Le Mont Des Oliviers — Die Welt der Oliven, Galerie Michèle Chomette, Париж, Франция / Mois de la Photographie, Париж, Франция
1993 Le Dynamique la Tension, Galerie Zoumboulakis, Афины, Греция
Fire and Forget, CREDAC, Ivry sur Seine, France
Fire and Forget, Galerie Michèle Chomette, Paris, France
en 1991 — Onement, Salle Saint Jean, ратуша, Париж, Франция
Verlichtungen — Onement, Galerie Antoine Candau, Париж, Франция
1990 9030 4 Николя Леду — Коллекция Музея Карнавале, Париж, Франция и Архитектурный центр Сарагоса, Испания, затем передвижная выставка в Испании
1989 Le Garage de Hegel, Парковка Одеон, Париж, Франция
Le Garage de Hegel, Galerie Michèle Chomette, Париж, Франция

50 потрясающих фотографий немецкой супермодели Верушки в 1960-е годы ~ Vintage Everyday

Родившаяся в 1939 году как Вера Готтлибе Анна Грэфин фон Лендорф-Штайнорт в Кенигсберге, Восточная Пруссия, немецкая модель, актриса и художница Верушка изучала искусство в Гамбурге, а затем переехала во Флоренцию, где в 20 лет была обнаружена фотографом Уго Муласом и стала штатная модель.
Верушка в 1960-е годы

В 1961 году Верушка переехал в Нью-Йорк, но вскоре вернулся в Мюнхен. Некоторое время она работала в модельном агентстве Stewart Modeling Agency на 405 Park Avenue в Нью-Йорке, где она была девушкой с наибольшим количеством обложек на стене, когда вы входили. Она также привлекла внимание, когда кратко появилась на пятиминутном уровне. в культовом фильме 1966 года Микеланджело Антониони Blow Up .

Veruschka была популярна в 1960-е годы. Она появлялась на обложке журнала Life за август 1967 года и в разное время на обложках всех четырех основных журналов Vogue (американского, итальянского, французского и британского) в течение 1960-х годов. На пике карьеры она зарабатывала до 10 000 долларов в день.

Однако в 1975 году она ушла из индустрии моды из-за разногласий с Грейс Мирабелла, недавно назначенным главным редактором Vogue . В интервью 1999 года Верушка сказала об их разногласиях: «Она хотела, чтобы я был буржуа, а я не хотел быть таким.После этого я долго не моделировал ».

В 2010 году в возрасте 71 года Верушка была моделью для показа Джайлза Дикона на осенней неделе моды в Лондоне. В 2017 году она появилась в лукбуке Resort 2018 для Acne Studios.

На этих потрясающих фотографиях запечатлены портреты Верушки в качестве модели 1960-х годов.

Veruschka, McCall’s, 1962

Veruschka, фото Джонни Монкада, 1963 фото Джонни Монкада, 1963

Верушка, фото Джонни Монкада, Сардиния, 1963

, 1963

4
Верушка в платье с драпировкой из шифона и джерси цвета слоновой кости и тюрбане позирует перед Богиней Чамундой в Зале героев, Индия, фото Генри Кларка, Vogue 90, 1964

Veruschka без бретелек j Пижама Ersey от Шеннон Роджерс для Джерри Сильвермана, фото Генри Кларка в Itimad-ud-Daula, Индия, Vogue, 1964

Veruschka в белом шелковом вечернем платье-двойке от Givenchy, фото Генри Кларка, Vogue, 1964

Veruschka, фото Тони Ваккаро, 1964

лента Rauste , фото Хорста П.Хорст для Vogue, 1965

9045
Верушка в вихре тропической желто-зеленой пижамы из твила и шифона от Кена Скотта, фото Генри Кларка для Vogue, 1965
Veruschka в красочном шифоновом платье с подходящей шалью от Pauline Trigere, фото Gordon Parks, American Vogue, 1965

шифоновое платье с леопардовым принтом Veruschka на одно плечо из шифона Я.Маньен, фото Генри Кларка в Бразилии, Vogue, 1965

6
Верушка в пижаме палаццо от Galitzine, браслеты от Cartier, фото Берта Стерна, Vogue, 1965
Veruschka в радужном ансамбле Pauline Trigère, фото Гордона Паркс, American Vogue, 1965

Veruschka из желтого и солнечного хлопка шарф Кена Скотта, фото Генри Кларка, Vogue, 1965

Верушка носит шелковую пижаму в стиле саронг от Жана Луи, фото Генри Кларка, Vogue US, 1965

Верушка носит бриллиантовый жилет и браслеты от Brania, макияж от Revlon ‘ s новая помада «Moon Drops», фото Ирвинга Пенна, Vogue, 1965 г.

Veruschka, фото Франко Рубартелли, 1965 г. Veruschka, фото Гордона Паркс, American Vogue, 1965

Veruschka, фото Хорста П.Хорст, Vogue, 1965

Veruschka, фото Хорста П. Хорста, Vogue, 1965

Sea Dream фото Франко Рубартелли, Vogue, 1966, , , ,
,
, , , , , , , 9030
, ​​
, ​​Veruschka в прохладном розово-белом трикотажном платье от Kimberly, украшения Антонио для Napier, фото Ричарда Аведона, Vogue US, 1966

Верушка в вечернем платье от Sarmi, фото Ирвинга Пенна, Vogue, 1966

узкое черное платье с длинным атласным узором Verusch чуть ниже линии груди и надето с длинным белым пальто без рукавов от неизвестного дизайнера, фото Берта Стерна, 1966 г.

9064 5 Veruschka в шелковом шелковом пижамном комбинезоне Palazzo в полоску на заказ от Scaasi, фото Хорста П.Horst, 1966
Veruschka в кузове с рисунком Пуччи, фото Франко Рубартелли для Vogue, 1966 г. Домашняя вечерняя одежда из шелка в полоску от Arnold Scaasi, фото Хорста П. Хорста, Vogue US, 1966

Верушка носит полосатое шерстяное пальто в полный рост поверх полосатого шифонового платья от Valentino. фото Генри Кларка, 1966


5 4
Спортивные оттенки макияжа Veruschka для 1966 года от Хелены Рубинштейн и украшенное драгоценностями колье от Джека Гилберта, фото Франко Рубартелли, 1966
Veruschka, фото Берта Стерна, журнал Look, 1966

Верушка в ярком платье Lamè от Grès, фото Ирвинга Пенна, Vogue US, 1967

Верушка в дизайне Верусчка Vogue, 1967

Верушка носит полотенце от Martex, фото Франко Рубартелли для Vogue, 1967 год

Sun Франко Рубартелли для Vogue, 1968 год. Верушка в платье-сарафане и белой блузке из органди от Джеффри Бина, фото Франко Рубартелли в Аризоне, штат Вирджиния. gue, 1968

Veruschka, сфотографированный в садах Мандора, Джодхпура, Раджастхан, Индия, Генри Кларком, Vogue US, 1968
900 900 9030 Верушка в розовой ночной рубашке от Артура Уильямса, фото Франко Рубартелли, 1968 г. Франко Рубартелли в пустыне Аризоны, 1968 год
Veruschka с завитками для волос, около 1968 года

9030chka 1968

9030 7 Верушка в белой рубашке с рюшами, темно-зеленом жилете и подходящей юбке от Чарльза Купера, фото Франко Рубартелли, Аризона, 1968 год

Верушка в широкополой шляпе от Venturi Антонелли, фото Франко Рубартелли, Рим, Италия, 1969

Верушка в розовом цыганском платье с цветочным принтом и маленькое болеро из бисера от Кена Скотта, волосы от Альбы и Франческа, фото Франко Рубартелли в Парке монстров Бомарцо, Италия, 1969

Верушка в лыжной одежде Пуччи, фото Франко Рубартелли, Швейцария, 1969
Верушка на пляже в Колумбии, фото Франко Рубартелли, Vogue Paris, 1969

9 0307
Veruschka в кольцах Van Cleef & Arpels, фото Ирвинга Пенна для Vogue, 1969

Veruschka, одетая в люрекс mini от Bis, дружит с Daor , фото Франко Рубартелли в Колумбии, Vogue Paris, 1969
.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *