Жирная кислота: Жирные кислоты

Содержание

Microsoft Word — вестник 2009-5 последн.doc

%PDF-1.5 % 1 0 obj > endobj 5 0 obj ) /CreationDate (D:20091115203227+03’00’) /Creator (PScript5.dll Version 5.2.2) /ModDate (D:20091115203227+03’00’) /Producer (Acrobat Distiller 9.0.0 \(Windows\)) /Title >> endobj 2 0 obj > stream application/pdf

  • Microsoft Word — вестник 2009-5 последн.doc
  • <C2E5F0F3EDFF>
  • 2009-11-15T20:32:27+03:00PScript5.dll Version 5.2.22009-11-15T20:32:27+03:00Acrobat Distiller 9.0.0 (Windows)uuid:bd1033f8-fb89-47d8-ab3c-962f3d21817buuid:39632ce8-67fc-4f92-9dde-67c6b4298f28 endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > endobj 20 0 obj > endobj 21 0 obj > endobj 22 0 obj > endobj 23 0 obj > endobj 24 0 obj > endobj 25 0 obj > endobj 26 0 obj > stream HWYF}У WYي%}ߒ{fƒa-3rη͛w .
    `U/M!~E,I(}Ƣx8D[6P)jrX’E3BLpw*_P}

    Значение полиненасыщенных жирных кислот в организме человека

    Как приблизительно выглядит концентрат энергии?

    В питании человека жиры являются наиболее сконцентрированным источником энергии. Получаем почти в два раза больше энергии из жиров, чем из углеводов. К жирам в организме человека относим: насыщенные и ненасыщенные жирные кислоты, жирорастворимые витамины и много других липидных соединений.

    Концентрат энергии под лупой

    Жиры являются соединениями глицерина (один из спиртов) и жирных кислот. Независимо от того получен ли жир из источника животного, или из растительного, он является композицией различных жирных кислот. Их химическое строение отвечает одному принципу: все жирные кислоты состоят из молекул углерода (C ) и водорода (H), которые присоединяют одну или две молекулы кислорода О, для того чтобы в результате превратиться в органическую кислоту, которая называется карбоновой кислотой (кислотный остаток COOH).

    Жирные кислоты, которые содержатся в натуральных жирах, всегда имеют чётное количество атомов углерода. Атомы углерода соединены между собой, как правило, подобно жемчужинам в бусах.

    Жиры насыщенные и ненасыщенные, но чем?

    В дискуссии о биологическом значении питания для человека важную роль играют две главные группы жирных кислот: насыщенные и ненасыщенные жирные кислоты.

    Когда водород насытит все связи в цепи молекул углерода, такая кислота называется насыщенной. Например, масляная кислота:

    Ch4Ch3Ch3COOH

    Когда два атома углерода имеют двойную связь (=), то каждый из них должен присоединить на одну молекулу водорода меньше. Тогда говорится, что это моно ненасыщенные жирные кислоты, например олеиновая кислота (18: 1)

    Ch4(Ch3)7CH = CH(Ch3)7COOH

    Существуют также полиненасыщенные жирные кислоты, у которых минимум две двойные связи, напр. линолевая кислота (C18:2, Ω- 6):

    Ch4(Ch3)4CH = CHCh3CH = CH(Ch3)7COOH

    Как найти сокращения для названий кислот?

    Названия жирных кислот включают вначале обозначения количества атомов углерода (C) в цепи, которые входят в состав кислоты.

    Как пример, возьмём вышеупомянутую линолевую кислоту. Количество атомов углерода — 18. После двоеточия указывается количество двойных связей. В линолевой кислоте — их две. Получаем в записи 18:2. Информация о том, в каком месте цепи находится двойная связь (считаем с левой стороны), называется позицией омега (Ω) или же в новой номенклатуре может обозначаться буквой «n». Получаем два правильных варианта написания обозначения линолевой кислоты — один C18:2, Ω- 6 и другой C18: 2, n- 6.

    О всемогущей альфа и омеге и почему кислоты соревнуются

    Выше мы занимались семьей Ω- 6, а ниже находится предшественник всех жирных кислот, включенных в ряд Ω, — 3, с полным наименованием α-линоленовая кислота. Имеет три ненасыщенные связи:

    Ch4Ch3CH = CHCh3CH = CHCh3CH =CH(Ch3)7COOH
    α-линоленовая кислота C18:3 Ω-3

    В метаболических обменах линолевая кислота (Ω- 6) и α-линоленовая кислота (Ω- 3) конкурируют за одни и те же пищеварительные энзимы (ферменты). Поэтому избыток линолевой кислоты в питании тормозит синтез кислот ЭПК и ДГК и увеличивает синтез арахидоновой кислоты (AрК). ЭПК и ДГК это жирные кислоты, которые получаются в преобразованиях из линолевой кислоты. Избыток арахидоновой кислоты может нарушить равновесие физиологичных процессов в организме человека и привести к определённым патофизиологическим состояниям. Наличие в пище кислот из семьи Ω- 3, а особенно ЭПК и ДГК, предотвращает чрезмерное образование в организме арахидоновой кислоты. Снижается интенсивность превращений, ведущих к образованию арахидоновой кислоты АрК.

    От полиненасыщенных жирных кислот много пользы

    Полиненасыщенные жирные кислоты необходимы для правильного развития молодых организмов, а также поддержания хорошего состояния здоровья человека.

    Эти кислоты относятся и к семье Ω- 6, и к семье Ω- 3.

    К ним относится и линолевая кислота (C18: 2, Ω- 6) и образующиеся из неё в тканях животных и человека жирные кислоты с более длинными цепями — из семьи Ω- 6:

    — дигомо гамма линоленовая кислота (ДГЛК) (C20:3, Ω -6) — арахидоновая кислота (АрК) (C20:4, Ω-6) — альфа-линоленовая кислота (C18:3 Ω-3)

    и относящиеся к семье Ω -3

    эйкозапентаеновая кислота (ЭПК) (C20:5, Ω-3)
    докозагексаеновая кислота (ДГК) (C22:6, Ω-3)

    Двадцатиуглеродные кислоты — это субстраты для синтеза эйкозаноидов, в состав которых входят необходимые в метаболизме простагландины, простациклины, тромбоксаны, лейкотриены, гидрокси-эпокси- — жирные кислоты, а также липоксины.

    Эйкозаноиды- тканевые гормоны и их бесконечный диапазон обязанностей

    Эйкозаноиды можно трактовать, как расположенные наиболее внешне медиаторы I-го ряда, которые на уровне клетки, усиливают либо ослабляют регулирующее действие гормонов и нейромедиаторов.

    Субстраты для синтеза эйкозаноидов находятся в фосфолипидах клеточной мембраны.

    В последние годы накоплено много фактов, свидетельствующих о том, что эйкозаноиды проявляют очень широкий спектр действия.

    Существенно влияют на регулирование деятельности сердечно-сосудистой системы, насыщение кислородом тканей, а также имеют антиаритмогенное действие (уменьшают риск развития аритмии). Контролируют регулирование артериального давления, равновесие систем свёртывания и противосвёртывания крови, а также стабильности кровеносных сосудов. Регулируют содержание липопротеинов, особенно фракции ЛПВП («хорошего»), триглицеридов и определенных белков липопротеина.

    Влияют на настройку выносливости иммунной системы и процессов воспаления, пролиферации (возрождение и размножение) клеток, деятельности гормонов и нейромедиаторов, экспрессии генов, а также деятельность многих органов, напр. мозга, почек, лёгких и системы пищеварения, а также на ощущение боли и много других физиологическо-биохимических процессов.

    Влиятельная семья Ω- 3

    Установлено, что люди которые едят большое количество продуктов из моря, которые содержат жирные кислоты из семьи Ω-3, реже болеют характерными для населения промышленно развитых западных стран, так называемыми, метаболическими болезнями цивилизации.

    Установлено, что у них реже бывают атеросклероз, ишемическая болезнь сердца, рак молочной железы и толстой кишки, а также тромбоз сосудов и астма. Обнаружено также лечебное действие рыбьего жира в экспериментальном кровоизлиянии в мозг, а также при инфаркте миокарда и псориазе.

    Собрано много научных данных, указывающих на то, что жирные кислоты из семьи Ω- 3 имеют очень хорошее влияние на сердечно-сосудистую систему. Установлено, что рыбий жир проявляет сильное гипотензивное действие (снижает кровяное давление), поэтому должен быть рекомендован при артериальной гипертензии. Снижает он уровень ЛПОНП, триглицеридов и холестерина в сыворотке крови, особенно общего холестерина, при одновременном увеличении содержания фракции холестерина ЛПВП.

    В чём содержатся представители этих семей?

    Масло Ω-3 [%] / Ω-6 [%]
    Сафлоровое 0 / 77
    Подсолнечное 0 / 69
    Кукурузное 1 / 61
    Соевое 7 / 54
    Из грецкого ореха 5 / 51
    Кунжутное 1 / 4
    Арахисовое 3 / 3
    Рапсовое 10 / 22
    Льняное 57 / 16
    Оливковое 1 / 8

    Стрессовые пропорции

    В питании наших предков количество жирных кислот омега-6 было в пять раз выше, чем омега- 3.

    В настоящее время, из-за изменения в подборе продуктов питания и метода обработки продуктов, пропорции эти изменились и составляют 24:1, а насытить организм жирными кислотами омега-3 стало трудно. Тем более, что источником омега 3 являются скоропортящиеся продукты, которые разрушаются при нагревании.

    На протяжении последних 50 лет потребление жирных кислот в западных странах значительно снизилось. Повлияло это на снижение уровня ДГК (очень, очень важная жирная кислота омега- 3) в организме. Большее потребление жирных кислот омега- 6 связано с их наличием в полиненасыщенных маслах и в обработанных продуктах питания. Едим меньше рыбы, необработанных зерен и семян, которые также богаты жирными кислотами омега- 3.

    Общее снижение потребления кислот омега- 3 приводит к дефициту ДГК, который угрожает здоровью, особенно здоровью психическому.

    Д-р Joseph R. Hibbein и д-р Norman Salem из National Institute of Health в статье, опубликованной на страницах «American Journal of Clinical Nutrition», предполагают, что увеличение количества заболеваний депрессией в Северной Америке на протяжении последнего столетия, следует связывать с постоянным уменьшением потребления ДГК.

    Авторы сделали это открытие в 1984 году во время исследований зависимости между низко холестериновым питанием и часто появляющимся депрессивными состоянием у людей.

    Объяснить это явление тогда было сложно. Более поздние исследования установили, что люди, живущие близ побережья, питаются в основном свежей, жирной рыбой, такой как лосось и скумбрия. Тем временем люди, которые проживают в глубине суши редко едят рыбу. Открыто также, что чем дальше от побережья, те выше подверженность стрессу как заболеванию.

    Вывод был только один: если в питании присутствуют жирные сорта рыбы, которые содержат большое количество жирных омега-3 кислот, то организм легче переносит стресс. Докозагексаеновую кислоту (ДГК) можно также принимать в виде суплемента, лучше всего две — четыре капсулы (по 250 мг) ежедневно.

    Жирные кислоты (насыщенные, мононенасыщенные и полиненасыщенные)

    Комплексное определение концентрации ненасыщенных жирных кислот семейства Омега-3 методом ГХ-МС (3 параметра): альфа-линоленовая, эйкозапентаеновая, докозагексаеновая кислоты замороженная плазма (ЭДТА) кол. 5-7 к.д. 5200
    Определение Омега-3 индекса (отношение суммы ЕРА и DHA к общему содержанию жирных кислот) методом ГХ-МС замороженная кровь (ЭДТА) кол. 5-7 к.д. 5400
    Комплексное определение концентрации ненасыщенных жирных кислот семейства Омега-6 методом ГХ-МС (7 параметров): линолевая, гамма-линоленовая, дигомогамма-линоленовая, арахидоновая, эйкозадиеновая, докозадиеновая, докозатетраеновая кислоты замороженная плазма (ЭДТА) кол. 5-7 к.д. 5200
    Комплексное определение концентрации жирных кислот методом ГХ-МС (14 параметров): арахиновая, бегеновая, вакценовая, гексадеценовая, лауриновая, лигноцериновая, миристиновая, миристолеиновая, олеиновая, пальмитиновая, пальмитолеиновая, селахолевая, стеариновая, эруковая кислоты замороженная плазма (ЭДТА) кол. 5-7 к.д. 5200
    Комплексное определение концентрации органических кислот методом ГХ-МС (28 параметров): 2-метил-3-гидроксимаслянная кислота, 3-гидроксиизокапроновая кислота, 3-гидрокси-3-метилглутаровая кислота, 3-гидроксимаслянная кислота,
    3-метил-2-оксовалериановая кислота, 3-метилглутаровая кислота, 4-гидроксифенилпировиноградная кислота,
    4-гидроксифенилуксусная кислота, 4-метил-2-оксовалериановая кислота, N-ацетиласпартиковая кислота,
    адипиновая кислота, гидроксифенилмолочная кислота, гиппуровая кислота, гликолевая кислота, глицериновая кислота, глутаровая кислота, гомогентизиновая кислота, изовалериановая кислота, мевалоновая кислота, метилмалоновая кислота, молочная кислота, пировиноградная кислота, себациновая кислота, субериновая кислота, сукциновая кислота, фенилмолочная кислота,
    фенилпировиноградная кислота, этилмалоновая кислота
    замороженная плазма (ЭДТА) кол. 5-7 к.д. 5200

    Вся правда о «вредных» жирах

    • Анжела Смит-Уэлч
    • BBC Future

    Автор фото, Unsplash

    Употребление большого количества насыщенных жиров повышает уровень холестерина и риск сердечных заболеваний. Впрочем, еще более опасно для здоровья то, чем люди обычно заменяют бекон и сливки в своем рационе.

    Минздрав многих стран, в частности Великобритании, уже на протяжении десятилетий советуют ограничить количество насыщенных жирных кислот в рационе.

    Они содержатся в мясных продуктах, необезжиренных молочных, сливочном и топленом масле, пирожных и печенье, а также в кокосовом и пальмовом масле.

    Впрочем, многие эти рекомендации игнорируют.

    Если вы придерживаетесь популярных низкоуглеводных диет (палеолитической или кетогенной), которые обещают быстрое похудение, или добавляете сливки в кофе ежедневно, вы почти наверняка превышаете официально рекомендованную норму.

    Автор фото, Getty Images

    Підпис до фото,

    В кокосовом масле больше насыщенных жиров, чем в сливочном. Всего одна столовая ложка содержит более половины рекомендуемой дневной нормы для женщин

    Если вы съедаете более 100 г жирного мяса, налегаете на выпечку и сыры, вы также нарушаете норму, установленную британскими диетологами.

    Она составляет 20 г насыщенных жиров в сутки для женщин и 30 г — для мужчин.

    Это — примерно 2,5 столовые ложки сливочного масла или четыре сосиски из супермаркета для женщин и роял-гамбургер и четыре ложки сливок для мужчин.

    По рекомендациям ВОЗ, насыщенные жирные кислоты должны составлять до 10% калорий, которые мы ежедневно получаем с пищей и напитками. А Американская ассоциация кардиологов настаивает на еще меньшей дозе — 5-6%.

    Автор фото, Getty Images

    Підпис до фото,

    Три кусочка пиццы содержат 10 г насыщенных жирных кислот — половину рекомендуемой суточной нормы для женщин и треть нормы для мужчин

    СМИ пестрят крайне противоречивыми статьями на эту тему, и мнения специалистов тоже расходятся. Поэтому попробуем разобраться, какое количество насыщенных жиров действительно вредит здоровью.

    По мнению диетолога британской благотворительной организации Heart UK Линн Гартон, последняя тенденция потреблять больше животных жиров очень тревожна.

    «Повышению холестерина в крови способствуют несколько факторов, но диета с высоким содержанием насыщенных жиров, безусловно, является одним из них. Это подтверждают исследования еще с 1950-х годов», — отмечает Гартон.

    «Существует масса научных доказательств, что общий холестерин и липопротеины низкой плотности (так называемый «плохой» холестерин) имеют прямое отношение к заболеваниям сердца».

    Гартон добавляет, что людям с высоким риском инфаркта стандартную норму насыщенных жиров нужно снизить еще больше.

    Чем заменить?

    Впрочем, влияние насыщенных жирных кислот не так однозначно, как считали прежде. Дело в том, что они являются лишь одним из взаимосвязанных факторов, влияющих на развитие сердечных заболеваний.

    Не говоря уже о том, что если вы уберете насыщенные жиры из своего рациона, вы наверняка будете компенсировать недостаток калорий чем-то другим.

    Автор фото, Getty Images

    Підпис до фото,

    85 г бекона содержат около 30 г насыщенных жиров — суточную мужскую дозу

    Ряд международных организаций рекомендуют уменьшить потребление насыщенных жиров, заменяя их ненасыщенными жирами.

    Научные исследования поддерживают этот совет.

    В одном исследовании 5% калорий от насыщенных жиров заменили в одной группе исследуемых на равное количество калорий из полиненасыщенных жиров (которые содержатся в лососе, подсолнечном масле, орехах и семенах), а в другой — на мононенасыщенные жиры (оливковое и рапсовое масло).

    Риск смерти от любого заболевания сократился на 19 и 11% соответственно. Оба типа «полезных» жиров снизили риск инфаркта.

    Такой же эффект был и от замены насыщенных жиров углеводами из цельного зерна, например, коричневым рисом и хлебом из муки грубого помола.

    Автор фото, Getty Images

    Підпис до фото,

    Одна столовая ложка сливочного масла содержит 7 г насыщенных жиров, но если вы замените их сахаром или мукой, влияние на здоровье может быть хуже

    Впрочем, когда жиры заменяли сахаром или рафинированным крахмалом (например, белой мукой), риск сердечного приступа фактически увеличивался.

    Большинство национальных рекомендаций по питанию, в частности в Великобритании, Австралии и США, признают, что замена насыщенных жиров в рационе должна быть именно на продукты, содержащие ненасыщенные жирные кислоты.

    «К этому можно добавить, что вместо насыщенных жиров можно употреблять цельнозерновые продукты, но совершенно не стоит заменять их сахаром или рафинированными углеводами. Что может быть вреднее для организма?».

    «К сожалению, когда пищевая промышленность начала производить продукты с низким содержанием жира, например, готовые блюда, пудинги и йогурты, доля сахара в них начала расти. А это на самом деле хуже, чем потребление насыщенных жиров», — подчеркивает профессор нутрициологии Питер Клифтон.

    Автор фото, Getty Images

    Підпис до фото,

    Замена насыщенных жиров мононенасыщенными, например, оливковым маслом, снизили риск смерти от инфаркта на 11%

    Кроме того, некоторые виды насыщенных жирных кислот менее вредны, чем другие. Например, стеариновая кислота, которая составляет примерно половину насыщенных жиров в темном шоколаде, не повышает уровень холестерина в крови.

    Хотя другая насыщенная жирная кислота в шоколаде — пальмитиновая кислота, повышает холестерин, поэтому целую плитку шоколада за раз лучше не съедать.

    Другие исследования показывают, что надо учитывать всю «пищевую матрицу».

    Например, сыр и йогурт содержат кальций — минерал, который нормализует артериальное давление. И следовательно, эти продукты меньше вызывают повышение «плохого» холестерина, чем, скажем, бекон.

    Это также объясняет, почему употребление молочных продуктов, в том числе необезжиренных, не связывают с ишемической болезнью сердца.

    Хотя важно учитывать и тот факт, что люди, которые едят больше молочных продуктов, как правило, ведут в целом здоровый образ жизни.

    До этого в исследованиях, посвященных молочным продуктам, говорится обычно о молоке и йогурте, а не о масле или сливках.

    Автор фото, Getty Images

    Підпис до фото,

    Большинство жиров в йогурте состоят из насыщенных жирных кислот, но молочные продукты не вредят здоровью так, как другая пища, содержащая животные жиры

    Конечно, не стоит пренебрегать и другими факторами, например, хорошими генами или обычным везением.

    «У всех нас есть знакомый, чья бабушка дожила до 103 лет, ежедневно наслаждаясь жирнющими сливками и подливками», — говорит Гартон.

    «Но на уровне популяции абсолютно все доказательства свидетельствуют о том, что здоровый рацион — это много фруктов, овощей, цельнозерновых продуктов и источников ненасыщенных жиров, например, орехи и жирная рыба», — заключает исследовательница.

    Словом, ориентируемся на средиземноморскую диету и держимся подальше от кофе со сливками, гамбургеров и бекона.

    Хотите поделиться с нами своими жизненными историями? Напишите о себе на адрес [email protected], и наши журналисты с вами свяжутся.

    4.2.1.2. Жиры / КонсультантПлюс

    Жиры (липиды), поступающие с пищей, являются концентрированным источником энергии (1 г жира при окислении в организме дает 9 ккал). Жиры растительного и животного происхождения имеют различный состав жирных кислот, определяющий их физические свойства и физиолого-биохимические эффекты. Жирные кислоты подразделяются на два основных класса — насыщенные и ненасыщенные.

    Физиологическая потребность в жирах — от 70 до 154 г/сут. для мужчин и от 60 до 102 г/сут. для женщин.

    Физиологическая потребность в жирах для детей до года 5,5 — 6,5 г/кг массы тела, для детей старше года — от 40 до 97 г/сут.

    4.2.1.2.1. Насыщенные жирные кислоты. Насыщенность жира определяется количеством атомов водорода, которое содержит каждая жирная кислота. Жирные кислоты со средней длиной цепи (C8 — C14) способны усваиваться в пищеварительном тракте без участия желчных кислот и панкреатической липазы, не депонируются в печени и подвергаются -окислению. Животные жиры могут содержать насыщенные жирные кислоты с длиной цепи до двадцати и более атомов углерода, они имеют твердую консистенцию и высокую температуру плавления. К таким животным жирам относятся бараний, говяжий, свиной и ряд других. Высокое потребление насыщенных жирных кислот является важнейшим фактором риска развития диабета, ожирения, сердечно-сосудистых и других заболеваний.

    Потребление насыщенных жирных кислот для взрослых и детей должно составлять не более 10% от калорийности суточного рациона.

    4.2.1.2.2. Мононенасыщенные жирные кислоты. К мононенасыщенным жирным кислотам относятся миристолеиновая и пальмитолеиновая кислоты (жиры рыб и морских млекопитающих), олеиновая (оливковое, сафлоровое, кунжутное, рапсовое масла). Мононенасыщенные жирные кислоты помимо их поступления с пищей в организме синтезируются из насыщенных жирных кислот и частично из углеводов.

    Физиологическая потребность в мононенасыщенных жирных кислотах для взрослых должна составлять 10% от калорийности суточного рациона.

    4.2.1.2.3. Полиненасыщенные жирные кислоты. Жирные кислоты с двумя и более двойными связями между углеродными атомами называются полиненасыщенными (ПНЖК). Особое значение для организма человека имеют такие ПНЖК как линолевая, линоленовая, являющиеся структурными элементами клеточных мембран и обеспечивающие нормальное развитие и адаптацию организма человека к неблагоприятным факторам окружающей среды. ПНЖК являются предшественниками образующихся из них биорегуляторов — эйкозаноидов.

    Физиологическая потребность в ПНЖК — для взрослых 6 — 10% от калорийности суточного рациона.

    Физиологическая потребность в ПНЖК — для детей 5 — 10% от калорийности суточного рациона.

    Омега-6 (-6) и Омега-3 (-3) ПНЖКФизиологическая потребность для взрослых составляет 5 — 8% от калорийности суточного рациона для -6 и 1 — 2% — для -3. Оптимальное соотношение в суточном рационе -6 к -3 жирных кислот должно составлять 5 — 10:1. Физиологическая потребность в -6 и -3 жирных кислотах — 4 — 9% и 0,8 — 1,0% от калорийности суточного рациона для детей от 1 года до 14 лет, 5 — 8% и 1 — 2%, для детей от 14 — 18 лет соответственно.

    4.2.1.2.4. Стерины. В пищевых продуктах животного происхождения основным представителем стеринов является холестерин. Количество холестерина в суточном рационе взрослых и детей не должно превышать 300 мг.

    4.2.1.2.5. Фосфолипиды. Фосфолипиды участвуют в регуляции обмена холестерина и способствуют его выведению. В пищевых продуктах растительного происхождения в основном встречаются лецитин, в состав которого входит витаминоподобное вещество холин, а также кефалин. Оптимальное содержание фосфолипидов в рационе взрослого человека — 5 — 7 г/сут.

    Открыть полный текст документа

    Омега-3 жирная кислота снижала риск преждевременных родов » Медвестник

    Назначение докозагексаеновой кислоты резко снижало частоту преждевременных родов у женщин с низким уровнем этой кислоты в крови. Результаты рандомизированного многоцентрового двойного исследования среди 1100 беременных, проведенного учеными Канзасского и Цинциннатского университетов (США), опубликованы в EClinicalMedicine (The Lancet).

    Преждевременные роды на ранних сроках (до 34-й недели) чреваты высоким риском младенческой смертности, детской инвалидностью. В США частота преждевременных родов составляет 2,75%, в основном на сроках 34—36 недель.

    Новые данные, полученные на ранних сроках беременности, свидетельствуют, что риск спонтанных преждевременных родов механистически отличается от срочных родов. Существует несколько методов для прогнозирования высокого риска преждевременных родов (например, оценка длины шейки матки, материнские биомаркеры), но лишь немногие из них используются в клинической практике. Однако если беременность с повышенным риском преждевременных родов может быть выявлена, надежные профилактические меры оставались неизвестны.

    Согласно недавнему Кохрановскому обзору, существует четкое подтверждение, что потребление длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот снижает риск преждевременных родов почти наполовину.

    Предшествующее исследование Канзасского университета в 2006­–2010 годах уже показывало разительное отличие частоты преждевременных родов среди беременных, получавших докозагексаеновую кислоту (0,6%) и плацебо (4,8%). Однако оптимальная дозировка до сих пор не определялась. Целью новой работы было выяснение преимуществ дозировки 1000 мг над прежде использовавшейся стандартной суточной дозой в 200 мг.

    Исследование проводилось в трех американских медицинских центрах в период между 8 июня 2016 года и 13 марта 2020 года. Отбирались женщины с одноплодной беременностью сроком 12–20 недель. В начале исследования измерялась концентрация докозагексаеновой кислоты в плазме участниц.

    У женщин с низким уровнем кислоты в плазме крови после лечения высокими суточными дозами (1000 мг) докозагексаеновой кислоты риск преждевременных родов снижался в 2 раза — с 4,1 до 2,0 %. Для участниц с изначально высоким уровнем докозагексаеновой кислоты прием пищевой добавки существенно ничего не изменил. Наименьший риск преждевременных родов был у беременных, принимавших ежедневно 1000 мг докозагексаеновой кислоты, по сравнению с принимавшими 200 мг в сутки — 1,7 и 2,4% соответственно.

    Результаты исследования показали, что среди женщин, ежедневно принимавших 1000 мг докозагексаеновой кислоты, было также меньше серьезных осложнений как со стороны материнского организма (хориоамнионит, пиелонефрит, разрыв оболочки), так и со стороны плода (неврологические, мочеполовые и питательные расстройства).

    ВЫСШИЕ ЖИРНЫЕ КИСЛОТЫ • Большая российская энциклопедия

    • В книжной версии

      Том 6. Москва, 2006, стр. 151

    • Скопировать библиографическую ссылку:


    Авторы: Ю.  Н. Огибин

    ВЫ́СШИЕ ЖИ́РНЫЕ КИСЛО́ТЫ (ВЖК), при­род­ные и син­те­ти­че­ские али­фа­тич. кар­бо­но­вые ки­сло­ты, со­дер­жа­щие не ме­нее 6 ато­мов уг­ле­ро­да в мо­ле­ку­ле. Су­ще­ст­ву­ют на­сы­щен­ные, не­на­сы­щен­ные В. ж. к., нор­маль­но­го и раз­ветв­лён­но­го строе­ния, од­но- или мно­го­ос­нов­ные; кро­ме кар­бок­силь­ной груп­пы мо­гут со­дер­жать др. функ­цио­наль­ные груп­пы.

    На­сы­щен­ные ВЖК нор­маль­но­го стро­ения со­ста­ва C6–C9 – жид­ко­сти с рез­ким за­па­хом, со­ста­ва С10 и вы­ше – твёр­дые ве­ще­ст­ва. Боль­шин­ст­во раз­ветв­лён­ных и не­на­сы­щен­ных ВЖК – вяз­кие жид­ко­сти, хо­ро­шо рас­тво­ри­мы в ор­га­нич. рас­тво­ри­те­лях, не­рас­тво­ри­мы в во­де. ВЖК об­ла­да­ют хи­мич. свой­ст­ва­ми кар­бо­но­вых ки­слот. В при­ро­де встре­ча­ют­ся, как пра­ви­ло, ли­ней­ные на­сы­щен­ные и не­насы­щен­ные ки­сло­ты с чёт­ным чис­лом ато­мов уг­ле­ро­да со­ста­ва C10–C22; в ви­де гли­це­ри­дов они со­дер­жат­ся в жи­вотных жи­рах и рас­тит. мас­лах, в ви­де эфи­ров выс­ших жир­ных спир­тов – в при­род­ных вос­ках. К важ­ней­шим при­род­ным ВЖК от­но­сят­ся стеа­ри­но­вая С17Н35СООН, олеи­но­вая С17Н33СООН, ри­ци­но­ле­вая С17Н32(ОН)СООН, а так­же уча­ст­вую­щие в био­син­те­зе про­стаг­лан­ди­нов – ли­но­ле­вая С17Н29СООН, ли­но­ле­но­вая С17Н27СООН и ара­хи­до­но­вая С19Н31СООН ки­сло­ты (см. Не­за­ме­ни­мые жир­ные ки­сло­ты).

    При­род­ные ВЖК по­лу­ча­ют гид­ро­ли­зом жи­ров и рас­тит. ма­сел; син­те­тич. ВЖК – окис­ле­ни­ем аль­де­ги­дов и ал­ка­нов, гид­ро­кар­бок­си­ли­ро­ва­ни­ем ал­ке­нов. При­ме­ня­ют ВЖК в про­из-ве мою­щих средств, све­чей, сма­зоч­ных, ла­ко­кра­соч­ных, тек­стиль­но-вспо­мо­гат. ма­те­риа­лов, ин­гре­ди­ен­тов для ре­зи­но­тех­нич. из­де­лий, ис­кусств. ко­жи, эмуль­га­то­ров ла­тек­сов и кау­чу­ков, при­са­док к ра­кет­но­му и ди­зель­но­му то­п­ли­вам, для син­те­за али­фа­тич. ами­нов и ами­дов и др.

    диетических жирных кислот — Американский семейный врач

    1. Mensink RP, Катан МБ. Влияние пищевых жирных кислот на липиды и липопротеины сыворотки. Метаанализ 27 исследований. Артериосклеротический тромб . 1992; 12 (8): 911–919 ….

    2. Chait A, Брунзель Дж. Д., Денке М.А., и другие. Обоснование утверждения Американской кардиологической ассоциации о диете для сердца. Отчет комитета по питанию. Тираж .1993. 88 (6): 3008–3029.

    3. Ху ФБ, Мэнсон Дж. Э., Виллетт WC. Типы пищевых жиров и риск ишемической болезни сердца: критический обзор. J Am Coll Nutr . 2001. 20 (1): 5–19.

    4. Ключи А. Ишемическая болезнь сердца в семи странах. Тираж . 1970; 41 (4 доп.): 1–198.

    5. Каган А, Харрис BR, Винкельштейн W-младший, и другие. Эпидемиологические исследования ишемической болезни сердца и инсульта у японских мужчин, проживающих в Японии, на Гавайях и в Калифорнии: демографические, физические, диетические и биохимические характеристики. Дж. Хронические заболевания . 1974. 27 (7): 345–364.

    6. Kushi LH, Лью Р.А., Stare FJ, и другие. Диета и 20-летняя смертность от ишемической болезни сердца. Ирландия-Бостонская диета-исследование сердца. N Engl J Med . 1985. 312 (13): 811–818.

    7. Ху ФБ, Штампфер MJ, Мэнсон Дж. Э., и другие. Потребление пищевых жиров и риск ишемической болезни сердца у женщин. N Engl J Med . 1997. 337 (21): 1491–1499.

    8. Artaud-Wild SM, Коннор С.Л., Секстон Джи, Коннор МЫ. Различия в коронарной смертности можно объяснить различиями в потреблении холестерина и насыщенных жиров в 40 странах, но не во Франции и Финляндии. Парадокс. Тираж . 1993. 88 (6): 2771–2779.

    9. Пиетинен П., Аскерио А, Корхонен П, и другие. Потребление жирных кислот и риск ишемической болезни сердца в когорте финских мужчин. Альфа-токоферол, исследование профилактики рака бета-каротина. Am J Epidemiol . 1997. 145 (10): 876–887.

    10. Турпейнен О, Карвонен MJ, Пеккаринен М, Миеттинен М, Elosuo R, Паавилайнен Э. Диетическая профилактика ишемической болезни сердца: исследование финской психиатрической больницы. Int J Epidemiol . 1979; 8 (2): 99–118.

    11. Dayton S, Пирс М.Л., Хашимото С, Диксон WJ, Томиясу У.Контролируемое клиническое испытание диеты с высоким содержанием ненасыщенных жиров для предотвращения осложнений атеросклероза. Тираж . 1969; 40 (1 приложение 2): 1–63.

    12. Лерен П. Исследование сердца и диеты в Осло. Отчет за одиннадцать лет. Тираж . 1970; 42 (5): 935–942.

    13. Frantz ID Jr, Доусон Э.А., Ашман П.Л., и другие. Проверка влияния снижения липидов с помощью диеты на сердечно-сосудистый риск. Коронарное обследование Миннесоты. Артериосклероз . 1989. 9 (1): 129–135.

    14. Крис-Этертон PM. Научный совет AHA: Мононенасыщенные жирные кислоты и риск сердечно-сосудистых заболеваний. J Nutr . 1999. 129 (12): 2280–2284.

    15. Лесной РК, Тьен ФК, Де Лука С, Абрамсон MJ. Пищевые морские жирные кислоты (рыбий жир) при астме у взрослых и детей. Кокрановская база данных Syst Rev . 2002; (3): CD001283.

    16. Дьюи А., Baughan C, Дин Т, Хиггинс Б, Джонсон И.Эйкозапентаеновая кислота (EPA, жирная кислота омега-3 из рыбьего жира) для лечения раковой кахексии. Кокрановская база данных Syst Rev . 2007; (1): CD004597.

    17. Зоммерфилд Т, Цена J, Hiatt WR. Омега-3 жирные кислоты при перемежающейся хромоте. Кокрановская база данных Syst Rev . 2007; (4): CD003833.

    18. Hooper L, Томпсон Р. Л., Харрисон Р.А., и другие. Омега-3 жирные кислоты для профилактики и лечения сердечно-сосудистых заболеваний. Кокрановская база данных Syst Rev . 2004; (4) CD003177.

    19. Тернер Д., Злоткин Ш., Шах П.С., Гриффитс AM. Омега-3 жирные кислоты (рыбий жир) для поддержания ремиссии при болезни Крона. Кокрановская база данных Syst Rev . 2007; (2): CD006320.

    20. МакКарни К., Эверард М, Н’Диай Т. Омега-3 жирные кислоты (из рыбьего жира) при муковисцидозе. Кокрановская база данных Syst Rev . 2007; (4): CD002201.

    21. Лим WS, Гаммак Дж. К., Ван Никерк Дж. К., Дангур А.Д. Омега-3 жирные кислоты для профилактики деменции. Кокрановская база данных Syst Rev . 2006; (1): CD005379.

    22. Hartweg J, Перера Р, Монтори V, Dinneen S, Нил HA, Фермер А. Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты (ПНЖК) при сахарном диабете 2 типа. Кокрановская база данных Syst Rev . 2008; (1): CD003205.

    23.Лим АК, Мэнли К.Дж., Робертс М.А., Френкель МБ. Рыбий жир для реципиентов почек. Кокрановская база данных Syst Rev . 2007; (2): CD005282.

    24. Joy CB, Мамби-Крофт Р, Радость Л.А. Добавки полиненасыщенных жирных кислот при шизофрении. Кокрановская база данных Syst Rev . 2006; (3): CD001257.

    25. Тернер Д., Стейнхарт AH, Гриффитс AM. Омега-3 жирные кислоты (рыбий жир) для поддержания ремиссии при язвенном колите. Кокрановская база данных Syst Rev . 2007; (3): CD006443.

    26. Симопулос А.П. Важность соотношения омега-6 / омега-3 жирных кислот при сердечно-сосудистых и других хронических заболеваниях. Экспер Биол Мед . 2008. 233 (6): 674–688.

    27. Эйландер А, Хундшайд, округ Колумбия, Осендарп С.Дж., Транслер C, Zock PL. Влияние добавок длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот n-3 на зрительное и когнитивное развитие в детстве: обзор исследований на людях. Простагландины Leukot Essent жирные кислоты . 2007. 76 (4): 189–203.

    28. Асторг П. Диетические полиненасыщенные жирные кислоты N-6 и N-3 и риск рака простаты: обзор эпидемиологических и экспериментальных данных. Контроль причин рака . 2004. 15 (4): 367–386.

    29. Nkondjock A, Шатенштейн Б, Maisonnueve P, Гадирян П. Специфические жирные кислоты и колоректальный рак человека: обзор. Обнаружение рака Пред. .2003. 27 (1): 55–66.

    30. Черный HS, Родос LE. Потенциал омега-3 жирных кислот в профилактике немеланомного рака кожи. Обнаружение рака Пред. . 2006. 30 (3): 224–232.

    31. MacLean CH, Ньюберри SJ, Mojica WA, и другие. Влияние омега-3 жирных кислот на риск рака: систематический обзор [исправление опубликовано в JAMA. 2006; 295 (16): 1900]. JAMA . 2006. 295 (4): 403–415.

    32.Институт медицины. Нормы потребления энергии, углеводов, клетчатки, жиров, жирных кислот, холестерина, белков и аминокислот с пищей. Сентябрь 2002 г. http://www.iom.edu/Object.File/Master/4/154/MACRO8pgFINAL.pdf. По состоянию на 11 марта 2009 г.

    33. Grundy SM, Бильхеймер Д, Блэкберн H, и другие. Обоснование утверждения Американской кардиологической ассоциации о диете для сердца. Отчет комитета по питанию. Тираж . 1982; 65 (4): 839A – 854A.

    34. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Выявление трансжиров. Журнал FDA Consumer Magazine. Сентябрь-октябрь 2003 г. FDA05-1329C. http://www.fda.gov/FDAC/features/2003/503_fats.html. По состоянию на 11 марта 2009 г.

    35. Mensink RP, Катан МБ. Влияние пищевых трансжирных кислот на уровни холестерина липопротеинов высокой и низкой плотности у здоровых субъектов. N Engl J Med . 1990. 323 (7): 439–445.

    36. Zock PL, Катан МБ.Альтернативы гидрирования: влияние трансжирных кислот и стеариновой кислоты по сравнению с линолевой кислотой на липиды и липопротеины сыворотки у людей. Дж. Липид Рез. . 1992. 33 (3): 399–410.

    37. Джадд Дж. Т., Clevidence BA, Муесинг РА, Виттес Дж. Sunkin ME, Podczasy JJ. Диетические трансжирные кислоты: влияние на липиды и липопротеины плазмы здоровых мужчин и женщин. Ам Дж. Клин Нутр . 1994. 59 (4): 861–868.

    38.Лихтенштейн AH, Аусман Л.М., Ялберт С.М., Schaefer EJ. Влияние различных форм пищевых гидрогенизированных жиров на уровни холестерина липопротеинов в сыворотке [исправление опубликовано в N Engl J Med. 1999, 341 (11): 856]. N Engl J Med . 1999; 340 (25): 1933–1940.

    39. de Roos N, Schouten E, Катан М. Потребление твердого жира, богатого лауриновой кислотой, приводит к более благоприятному липидному профилю сыворотки у здоровых мужчин и женщин, чем потребление твердого жира, богатого трансжирными кислотами. J Nutr . 2001. 131 (2): 242–245.

    40. Oomen CM, Ocké MC, Фескенс Э.Дж., ван Эрп-Баарт М.А., Кок Ф.Дж., Кромхаут Д. Связь между потреблением трансжирных кислот и 10-летним риском ишемической болезни сердца в исследовании Zutphen Elderly Study: проспективное популяционное исследование. Ланцет . 2001; 357 (9258): 746–751.

    41. Ascherio A, Римм ЭБ, Джованнуччи Э.Л., Шпигельман Д, Штампфер М, Виллетт WC.Диетический жир и риск ишемической болезни сердца у мужчин: когортное последующее исследование в США. BMJ . 1996. 313 (7049): 84–90.

    42. Лихтенштейн Ах, Аппель LJ, Бренды M, и другие. Пересмотр рекомендаций по диете и образу жизни 2006 г .: научное заявление Комитета по питанию Американской кардиологической ассоциации [исправления опубликованы в Circulation. 2006; 114 (1): e27 и Circulation. 2006; 114 (23): e629]. Тираж .2006. 114 (1): 82–96.

    Краткое знакомство с жирными кислотами

    Краткое знакомство с жирными кислотами

    (A) Это структура стеариновой кислоты, 18-углеродной насыщенной жирной кислоты.Обычная система нумерации, начинающаяся с карбоновой кислоты, показана синим цветом. Углероды и атомы кислорода функциональной группы карбоновой кислоты имеют красный цвет. (B) Это структура олеиновой кислоты, ненасыщенного жира с 18 атомами углерода. Атомы углерода функциональной группы алкена, ненасыщенного участка, указаны в закругленном прямоугольнике. Поскольку существует только одна двойная связь, олеиновая кислота является примером мононенасыщенной жирной кислоты. Это также иллюстрирует систему мечения омега, причем числа синего цвета указывают число от омега-1, самого дальнего от группы карбоновой кислоты углерода до первого атома углерода двойной связи.Поскольку первым атомом углерода в двойной связи является атом углерода 9, олеиновая кислота является жирной кислотой омега-9. (C) Это линолевая кислота. Чтобы упростить более крупные молекулы, ученые часто используют рисунки под прямым углом. На этих рисунках каждая линия представляет собой связь, а каждый изгиб — атом углерода. Большинство атомов водорода не показаны, и предполагается, что каждый углерод имеет достаточно атомов водорода, так что каждый углерод имеет четыре связи. Поскольку линолевая кислота имеет более одной двойной связи (у нее две), это полиненасыщенная жирная кислота. К этой молекуле применена система нумерации омега.Здесь, считая от конца омега, первая встреченная двойная связь находится на углероде 6, так что это пример жирной кислоты омега-6.

    Это изображение связано со следующими Scitable страницами:

    Молекулы жирных кислот: роль в передаче сигналов в клетке

    Может ли жир быть полезным для нас? Некоторые молекулы жирных кислот на самом деле играют решающую роль в поддержании нашего здоровья и клеточных функций.

    незаменимых жирных кислот и здоровье кожи | Институт Линуса Полинга

    См. Статью

    «Обзор состояния кожи».

    Сводка
      • Полиненасыщенные жирные кислоты (ПНЖК) омега-6 (n-6) и омега-3 (n-3) играют решающую роль в нормальном функционировании и внешнем виде кожи. (Дополнительная информация)
      • Метаболизм незаменимых жирных кислот (EFA), линолевой кислоты (LA; 18: 2n-6) и α-линоленовой кислоты (ALA; 18: 2n-3) ограничен в коже; Поэтому длинноцепочечные производные LA и ALA считаются условно незаменимыми питательными веществами для кожи. (Дополнительная информация)
      • ПНЖК омега-6 играют особую роль в структурной целостности и барьерной функции кожи. (Дополнительная информация)
      • ПНЖК омега-6 и омега-3 образуют мощные сигнальные молекулы, называемые эйкозаноидами, которые влияют на воспалительную реакцию кожи. (Дополнительная информация)
      • Как местное применение, так и пероральные добавки являются эффективными средствами доставки НЖК в кожу и в системный кровоток. (Дополнительная информация)
      • Потребление масел, богатых n-6 и n-3 жирными кислотами, может изменить состав жирных кислот и содержание эйкозаноидов в эпидермисе. (Дополнительная информация)
      • Пищевые добавки и местное применение некоторых ПНЖК омега-3 ослабляют вызванное УФ-излучением фотоповреждение, внешние признаки старения кожи и воспалительные реакции кожи. (Дополнительная информация)
      • Пищевые добавки с определенными жирными кислотами омега-6 облегчают симптомы, связанные с чувствительностью кожи и воспалительными кожными заболеваниями. (Дополнительная информация)
      • В этой главе основное внимание уделяется роли EFA в здоровой коже и не обсуждается обширная литература, посвященная добавкам EFA при псориазе, экземе, атопическом дерматите и других воспалительных заболеваниях кожи.

    Обзор

    В серии исследований, начатой ​​в 1929 году, Джордж и Милдред Берр определили важность некоторых жирных кислот, скармливая крысам диету, полностью лишенную жира (1, 2).У крыс с лишенным жира развились видимые кожные аномалии, увеличилась потеря воды через кожу (также называемая трансэпидермальной потерей воды (TEWL)), задержка роста и нарушение репродуктивной функции. Посредством систематического введения масел с определенными комбинациями жирных кислот в рационы для спасателей было определено, что масла, богатые определенными полиненасыщенными жирными кислотами (кукурузное масло, льняное масло), могут полностью устранить дефекты кожи у животных с дефицитом, в то время как масла, содержащие только насыщенные жирные кислоты ( кокосовое масло, сливочное масло) оказались безрезультатными.Точно так же дефицит незаменимых жирных кислот (EFAD) у людей клинически проявляется дерматитом (шелушение и сухость кожи) и повышенным TEWL (3, 4). Кожные аномалии, связанные с EFAD, побудили ученых исследовать влияние добавок незаменимых жирных кислот (EFA) как местно, так и с помощью диеты на здоровье кожи.

    EFAs — это тип полиненасыщенных жирных кислот (PUFA), которые не могут быть синтезированы в нашем организме и поэтому должны быть получены с пищей.НЖК задокументированы роли как в дермальном, так и в эпидермальном слоях кожи, а внешний вид кожи связан с ее функциональным здоровьем. Существует два класса EFA: жирные кислоты омега-6 (n-6) и омега-3 (n-3). Линолевая кислота (LA) является исходным соединением n-6 PUFA; α-линоленовая кислота (ALA) является исходным соединением n-3 PUFA. Из этих двух исходных соединений организм синтезирует производные с более длинной цепью, которые также играют важную роль в здоровой коже.

    ,00
    Таблица 1.Сокращения
    Жирные кислоты Омега-6 ПНЖК Линолевая кислота LA
    γ-линоленовая кислота GLA
    Дигомо-γ-линоленовая кислота DGLA
    Арахидоновая кислота AA
    Омега-3 ПНЖК α-линоленовая кислота ALA
    Эйкозатетраеновая кислота ETA
    Эйкозапентаеновая кислота EPA
    Докозагексаеновая кислота DHA
    Эйкозаноиды Гидроксижирные кислоты 13-гидроксиоктадекадиеновая кислота 13-HODE
    12-гидроксиэйкозатетраеновая кислота 12-HETE
    15-гидроксиэйкозатриеновая кислота 15-HETrE
    15-гидроксиэйкозатетраеновая кислота 15-HETE
    15-гидроксиэйкозапентаеновая кислота 15-HEPE
    17-гидроксидокозагексаеновая кислота 17-HoDHE
    Простагландины Простагландин E2 PGE2
    Простагландин E3 PGE3
    Ферменты Циклооксигеназа СОХ
    Липоксигеназа LOX
    Фосфолипаза А2 PLA2
    Содержание и доступность

    Кожа состоит из двух основных слоев, эпидермиса и дермы, каждый из которых состоит из специализированных типов клеток, которые вносят свой вклад в уникальные свойства этого слоя.Эпидермис состоит из кератиноцитов в различных стадиях дифференцировки и в основном выполняет барьерную функцию, предотвращая потерю воды и вторжение микробов и токсинов. Основная функция дермы, состоящей в основном из коллагена и эластина, заключается в обеспечении физической и питательной поддержки эпидермиса (5) (см. Статью о микронутриентах и ​​здоровье кожи).

    Эпидермальные липиды

    Сам эпидермис организован в слои с различными типами клеток и липидным составом (6).В нижних слоях эпидермиса кератиноциты делятся, дифференцируются и метаболически активны. Здесь EFAs включены в эпидермальные фосфолипиды в плазматических мембранах кератиноцитов и мембранных органеллах (7). Роговой слой (SC), самый верхний слой эпидермиса, состоит из терминально дифференцированных кератиноцитов, называемых корнеоцитами, заключенных в белковый и липидный матрикс; именно эта внеклеточная липидная матрица обеспечивает барьерные функции кожи (см. рисунок 1 в статье о микронутриентах и ​​здоровье кожи).Дифференцирующиеся кератиноциты доставляют барьерный липид в SC посредством мембраносвязанной секреторной органеллы, называемой ламеллярным телом (LB). LB содержат смесь липидов, которые вытесняются из LB и образуют листы (ламеллы), покрывающие корнеоциты SC (7, 8).

    Линолевая кислота (ЛК), наиболее часто встречающаяся в эпидермисе ПНЖК (7, 9, 10), избирательно вставляется в два липидных соединения в СК: ацилглюкозилцерамид и ацилцерамид (7, 11, 12). Керамиды — это особый тип липидов, известный как сфинголипид, состоящий из остова сфингозина с присоединенными жирными кислотами; церамиды составляют от 40 до 50% липидов в СК (7).Присутствие ЛК в церамидах СК напрямую коррелирует с функцией барьера проницаемости кожи (12).

    Существенная роль LA в барьерной функции была определена в нескольких экспериментах на животных, аналогичных тем, которые были проведены Burr и Burr (1, 2). Дефицит EFA (EFAD) был вызван кормлением животных диетой с гидрогенизированным кокосовым маслом (в которой полностью отсутствуют EFA), и была оценена способность определенных видов жирных кислот устранять кожные и биохимические симптомы EFAD. Добавки с сафлоровым маслом или маслом примулы устраняли симптомы дефицита, тогда как добавление рыбьего жира менхадена не оказало никакого эффекта (, таблица 2, ) (13, 14).Очищенные препараты LA также могут восстанавливать барьерную функцию у крыс EFAD (12) и мышей (15), тогда как препараты, богатые омега-3, не оказывали никакого эффекта. Эти исследования подтверждают особую роль ПНЖК омега-6 и, в частности, LA, на барьерную функцию кожи.

    Таблица 2. Масла, используемые в исследованиях кормления для обогащения определенных типов жирных кислот. Обратите внимание, что масло не является чистым составом, и дополнительные жирные кислоты присутствуют в более низких количествах.
    Масло Самый обильный ПНЖК
    Омега-6 богатый
    Масло подсолнечное LA
    Сафлоровое масло LA
    Масло примулы вечерней GLA
    Масло огуречника GLA
    Богатые Омега-3
    Льняное масло ALA
    Рыбий жир Menhaden EPA и DHA
    С дефицитом ОДВ
    Кокосовое масло Нет

    Арахидоновая кислота (АК) является второй по распространенности ПНЖК в эпидермисе, составляя примерно 9% от общего количества жирных кислот эпидермиса (10).Это структурный компонент фосфатидилинозитола и фосфатидилсерина, фосфолипидов, обнаруженных в мембранах эпидермальных кератиноцитов. АК может высвобождаться из фосфолипидов ферментом фосфолипазой A2 (PLA2) и служит основным источником эпидермальных эйкозаноидов, мощных медиаторов воспалительного ответа (7, 13).

    Омега-3 НЖК составляют менее 2% от общего количества жирных кислот эпидермиса (12, 16). Хотя они не накапливаются в коже в значительной степени, n-3 жирные кислоты играют важную иммуномодулирующую роль (17).Более того, пищевая добавка может обогащать длинноцепочечные n-3 жирные кислоты в эпидермисе, значительно изменяя состав жирных кислот и содержание эйкозаноидов в коже (18, 19).

    Кожные липиды

    Основная функция дермы — оказывать физическую и питательную поддержку эпидермису (5). Роль EFAs в дерме, по-видимому, связана с выработкой ими сигнальных молекул, которые опосредуют воспалительную реакцию. Повреждение кожного коллагена регулирует старение кожи, а n-3 EFA могут ослаблять УФ-индуцированное фотостарение посредством каскадов передачи сигнала, которые минимизируют повреждение коллагена (см. Фотостарение).

    Кроме того, есть доказательства того, что метаболиты жирных кислот, продуцируемые в дерме, могут действовать на клетки эпидермиса (20, 21). Очищенные экстракты и фибробласты нормальной кожи человека были использованы для изучения метаболизма АК в дерме. В этих исследованиях противовоспалительный эйкозаноид 15-HETE был идентифицирован как основной метаболит АК в дерме и, как было показано, ингибирует образование провоспалительного эйкозаноида 12-HETE в эпидермисе (20). Интересно, что взаимодействие между дермой и эпидермисом, по-видимому, является центральным в псориазе, воспалительном состоянии кожи, характеризующемся гиперпролиферацией эпидермиса и образованием бляшек (21).Однако эта статья посвящена здоровой коже и не рассматривает взаимосвязь между НЖК и различными кожными заболеваниями.

    Обмен липидов в коже
    Десатурация и удлинение жирных кислот

    Кожа — метаболически активный орган. Насыщенные жирные кислоты, мононенасыщенные жирные кислоты (МНЖК), холестерин и церамиды могут синтезироваться и модифицироваться в коже; однако EFA должны быть получены из экзогенных источников. Кроме того, в отличие от печени, в коже отсутствует ферментативный механизм, необходимый для превращения LA и ALA в их длинноцепочечные метаболиты.В частности, наблюдается дефицит активности дельта-6 и дельта-5 десатуразы, ферментов, которые добавляют двойные связи к цепям жирных кислот, тем самым превращая LA в γ-линоленовую кислоту (GLA) и арахидоновую кислоту (AA), а ALA в эйкозапентаеновую кислоту. (EPA) ( Рисунок 1 ) (9, 10). Из-за неспособности кожи производить эти длинноцепочечные метаболиты, GLA, AA, EPA и DHA также считаются необходимыми питательными веществами для кожи (9).

    Хотя активность десатуразы не обнаруживается, активность элонгазы сохраняется в эпидермисе (9, 10).Таким образом, дигомо-γ-линоленовая кислота (DGLA) может быть синтезирована из GLA в эпидермисе, когда GLA поступает экзогенно. Считается, что метаболиты DGLA обладают противовоспалительными свойствами, поэтому в нескольких исследованиях изучалось влияние местных и диетических добавок с маслами, богатыми GLA, на воспалительные состояния кожи (5, 16, 22).

    Производство эйкозаноидов в коже

    Эйкозаноиды — это большой класс сигнальных молекул, который включает простагландины (PG), тромбоксаны, лейкотриены, моно- и полигидроксижирные кислоты и липоксины.Эти соединения производятся из n-6 и n-3 ПНЖК под действием ферментов, известных как циклооксигеназы (COX) и липоксигеназы (LOX) (, рис. 2, ) (23).

    Циклооксигеназа

    Кожа экспрессирует две изоформы циклооксигеназы: конститутивный ЦОГ-1 и индуцибельный ЦОГ-2. COX-2 индуцируется в ответ на активные формы кислорода (ROS) и ультрафиолетовое излучение (UVR), что приводит к увеличению продукции простагландинов из субстратов AA и EPA (24).В частности, АК превращается в PGE2, основной фактор, вызывающий воспаление, вызванное УФ-излучением, и иммуносупрессию. EPA превращается в PGE3, менее мощный воспалительный эйкозаноид. Повышение доступности EPA посредством диеты или местного применения сдвигает содержание ПНЖК и эйкозаноидов в коже до профиля n-3, тем самым ослабляя негативные эффекты воздействия ультрафиолета (см. Фотозащита).

    Липоксигеназа

    Кожа млекопитающих экспрессирует изоформы фермента 5-, 12- и 15-липоксигеназы (LOX) (25).Ферменты LOX производят эйкозаноиды, известные как гидроксижирные кислоты, из ПНЖК омега-3 и омега-6 (см. , рис. 2, выше). 5- и 12-LOX продуцируют моногидроксижирные кислоты с сильным хемоаттрактантным и провоспалительным действием; С другой стороны, продукты 15-LOX обладают антипролиферативным и противовоспалительным действием на кожу (25).

    Эксперименты с использованием культур клеток кератиноцитов человека и выделенных экстрактов кожи демонстрируют, что УФ-облучение снижает экспрессию 12-LOX, но увеличивает экспрессию 15-LOX (26).Кроме того, метаболиты 15-LOX ингибируют экспрессию 12-LOX и образование его провоспалительного продукта, 12-HETE (20, 26). Примечательно, что COX-2 также индуцируется УФ-излучением, и существует организованный паттерн экспрессии эйкозаноидов, производных от COX и LOX, которые опосредуют ответ на УФ-излучение (см. Фотозащита) (27).

    Помимо воздействия ультрафиолета, диетические вмешательства могут влиять на содержание эйкозаноидов в коже. Кормление кукурузным маслом или сафлоровым маслом (оба богатые LA) нормальным морским свинкам и морским свинкам с дефицитом EFA приводит к увеличению содержания 13-HODE в эпидермисе (16) и подавлению эпидермальной гиперпролиферации, характерной для EFAD (28).EPA и DHA также могут превращаться в моногидроксижирные кислоты с помощью 15-LOX, образуя 15-HEPE и 17-HoDHE, соответственно (16). DGLA приводит к образованию 15-HETrE, который оказывает наиболее сильное противовоспалительное действие in vitro среди моногидроксижирных кислот (22). Исследования кормления морских свинок показывают, что добавление рыбьего жира или масла бурачника может значительно изменить как состав жирных кислот, так и уровни соответствующих производных гидроксижирных кислот в эпидермисе (29, 30). По этой причине добавки с рыбьим жиром и маслами, богатыми ГЛК, были исследованы для лечения воспалительных заболеваний кожи, таких как псориаз, экзема и атопический дерматит.

    Таким образом, существует сложное взаимодействие между метаболитами, генерируемыми LOX и COX в коже. УФ-облучение может влиять на активность ферментов LOX и COX, изменяя, таким образом, типы и соотношения эйкозаноидов, продуцируемых из предшественников PUFA. Пищевые добавки и местное применение определенных ПНЖК могут обогащать конкретный исходный субстрат, тем самым влияя на эйкозаноиды, продуцируемые LOX и COX как на исходном уровне, так и в ответ на воздействие УФ-излучения.

    Дефицит

    Дефицит незаменимых жирных кислот (EFAD) значительно влияет на функцию и внешний вид кожи.EFAD характеризуется гиперпролиферацией эпидермиса, дерматитом и повышенной трансэпидермальной потерей воды (TEWL). TEWL отражает целостность барьерной функции кожи и напрямую зависит от состава структурных липидов EFA в роговом слое.

    У людей дерматит может отсутствовать в течение нескольких недель или месяцев, в то время как биохимические признаки EFAD проявляются в течение нескольких дней или недель (31). Биохимически EFAD характеризуется присутствием медовой кислоты (20: 3n-9) в фосфолипидах плазмы.Во время EFAD кислота медовухи вырабатывается из непропорционального количества жирных кислот омега-9 в отсутствие жирных кислот омега-6 и омега-3. Поскольку медовая кислота не вырабатывается у людей с избытком EFA, ее присутствие в плазме и структурных липидах кожи является диагностическим признаком EFAD (см. Статью о незаменимых жирных кислотах).

    Доставка
    Диета

    Состав жирных кислот кожи можно значительно изменить с помощью диеты (13, 18, 29, 30, 32).Жиры всасываются в кишечнике внутри липопротеиновых частиц, называемых хиломикронами, и обрабатываются печенью для доставки в периферические ткани, такие как кожа. Пищевые НЖК могут доставляться в эпидермис посредством клеточного поглощения посредством рецепторов липопротеинов и переносчиков жирных кислот в эпидермальных кератиноцитах (8, 17). Исследования по маркировке морских свинок показали, что проглоченная АЛК накапливается в коже и шерсти, а также в мышцах, костях и жировой ткани (33, 34). Предположительно, содержащаяся в пище АЛК накапливается в сальных железах, а затем доставляется в виде свободных жирных кислот к шерсти и поверхности кожи (34).Как более подробно обсуждается в нижеследующих разделах, масла, богатые различными видами жирных кислот, широко использовались в исследованиях кормления как животных, так и людей для оценки влияния НЖК на здоровье кожи (см. «Функции здоровой кожи»).

    Актуальные

    Местное нанесение также является успешным путем доставки EFA к коже. Симптомы дефицита EFA (EFAD) как у животных (12, 15), так и у людей (4, 35) можно обратить вспять путем местного применения или приема масел, богатых LA.

    Prottey et al. сравнили эффективность местного применения оливкового масла и масла семян подсолнечника для коррекции кожных симптомов EFAD у людей (4, 35). Масло семян подсолнечника (250 мг) увеличивало содержание LA в эпидермисе, нормализовало TEWL и уменьшало шелушение кожи после двух недель ежедневного нанесения на предплечье (4). Ни один из этих параметров кожи не изменился у контрольных субъектов, получавших местное подсолнечное масло в отсутствие EFAD. Биохимические нарушения EFAD также были скорректированы путем местного применения подсолнечного масла (35), что указывает на то, что доставленные через кожу НЖК в конечном итоге попадают в системный кровоток.Исследования на животных моделях EFAD подтверждают наблюдения у пациентов с EFAD. После 15 дней нанесения сафлорового масла (примерно 1,5% от общей калорийности) на небольшую внутрилопаточную область у крыс EFAD, содержание LA и арахидоновой кислоты (AA) в мембранах красных кровяных телец и фосфолипидов плазмы увеличивалось, в то время как содержание медовой кислоты ( биохимический маркер EFAD) снизился (36).

    Местное применение масла — эффективное средство доставки НЖК к коже и, в конечном итоге, к остальному телу.Поскольку значительная часть проглоченных EFAs может окисляться печенью (до 60% ALA и 20% LA (37)) до достижения периферических тканей, местное применение может быть более эффективным путем доставки при кожных эффектах, особенно во время дефицит (35). Местное применение масел, богатых LA, имеет большое клиническое значение для лечения EFAD у недоношенных детей, пациентов, получающих полное парентеральное питание, случаев мальабсорбции жира и лиц из групп риска в развивающихся странах.Важно отметить, что не все масла одинаково полезны для барьерной функции кожи при состояниях EFAD. Дармштадт и др. (38) протестировали различные масла на мышиной модели EFAD. Масло семян подсолнечника улучшало восстановление кожного барьера, в то время как масла семян горчицы, оливы и соевых бобов замедляли восстановление кожного барьера, а в случае масла семян горчицы повреждали органеллы кератиноцитов и нарушили структуру рогового слоя (38). Более того, у нормальных морских свинок местное применение очищенных жирных кислот омега-3 (0.5% EPA или 0,5% DHA) вызывали гиперпролиферацию эпидермиса после пяти дней ежедневного применения (37). Гиперпролиферация сопровождается снижением уровня 13-HODE, основного эпидермального метаболита, производного от LA в эпидермисе (39).

    Функции здоровой кожи
    Фотозащита

    Солнечный ожог, также называемый эритемой, вызван чрезмерным воздействием ультрафиолетового излучения (УФИ). Даже на уровнях, которые не могут вызвать солнечный ожог, УФИ вызывает повреждение клеток, которое вызывает воспаление и подавляет иммунную систему кожи (40, 41).Поскольку жирные кислоты омега-6 и омега-3 превращаются в соединения, которые участвуют в воспалительных и иммунных реакциях, их уровни в коже могут влиять на клеточный ответ на УФИ.

    Солнцезащитные кремы, применяемые местно, защищают нашу кожу от разрушительного воздействия УФ-излучения, но их влияние является локальным и временным, нанесение может быть неполным, а подавляющее большинство УФ-УФ-воздействий происходит во время отпуска, когда многие люди отказываются от солнцезащитного крема (40, 42, 43). Существует ряд эндогенных защитных механизмов для защиты кожи от УФИ, включая выработку меланина, антиоксидантную защиту и пути ферментативного восстановления (см. Статью о микронутриентах и ​​здоровье кожи).Фактические данные показывают, что диетические добавки с омега-3 ПНЖК обеспечивают дополнительный уровень системной фотозащиты от повреждающего воздействия УФИ (40, 41).

    Фотозащита оценивается путем измерения минимальной эритемной дозы (МЭД), самой низкой дозы радиации, которая вызывает заметную эритему через 24 часа после воздействия УФИ. Другими словами, чем выше MED, тем более устойчива кожа к солнечным ожогам. Результаты нескольких плацебо-контролируемых исследований показывают, что пероральный прием рыбьего жира увеличивает МЭД у здоровых людей.В одном испытании 20 здоровых мужчин и женщин (средний возраст 36 лет) принимали либо плацебо, либо капсулы рыбьего жира (2,8 г DHA и 1,2 г EPA в день) в течение четырех недель (44). По сравнению с плацебо, наблюдалось значительное снижение эритемы, вызванной УФ-В, у субъектов, потребляющих дополнительный рыбий жир. Во втором контролируемом исследовании Rhodes et al. (18) давали десяти здоровым добровольцам европеоидной расы (средний возраст 42 года) по 5 г рыбьего жира два раза в день в течение шести месяцев. Добавки с рыбьим жиром увеличивали содержание омега-3 в коже и постепенно увеличивали МЭД на протяжении всего периода приема добавок.После прекращения приема рыбьего жира значение MED вернулось к исходному уровню. В третьем рандомизированном контролируемом исследовании изучалось влияние очищенного EPA на УФ-ответ. Сорок два здоровых белых мужчины и женщины (средний возраст 44 года) принимали 4 г очищенной EPA или олеиновой кислоты в день в течение трех месяцев (19). Добавление EPA привело к 8-кратному увеличению содержания EPA в коже, увеличению MED и снижению экспрессии p53 (маркера повреждения ДНК), вызванной УФ-излучением, по сравнению с теми, кто потреблял олеиновую кислоту.

    Местно применяемые жирные кислоты омега-3 также могут ослаблять УФ-реакцию. В небольшом испытании на людях десять здоровых мужчин и женщин (в возрасте 25-35 лет) получали экстракт масла сардины (200 мг), наносимый местно на шесть участков на вентральной поверхности предплечий, с последующим воздействием УФ-В излучения в два раза выше их МЭД (45 ). Местное применение экстракта масла сардины (богатого EPA и DHA) уменьшало вызванную UVB эритему по сравнению с контрольными участками на предплечьях каждого испытуемого. В соответствии с этим результатом, местное применение эйкозатриеновой кислоты n-3 жирной кислоты (20: 3n-3) защищало от УФ-индуцированного повреждения кожи у бесшерстных мышей (46).Другое исследование на животных, однако, показало, что диетическая, но не местная, АЛК подавляла вызванную УФ-В излучением эритему и накопление воспалительного эйкозаноида, простагландина E2 (PGE2) у лысых мышей (47).

    Омега-3 EFA защищают от разрушающего воздействия солнечного света, модулируя воспалительную реакцию кожи, вызванную УФ-излучением. Воздействие УФ-В излучения активирует фосфолипазу А2 (PLA2), фермент, который отщепляет жирные кислоты от мембраносвязанных фосфолипидов (24). Как упоминалось выше, арахидоновая кислота (АК) является второй по распространенности ПНЖК в эпидермисе и основным источником эпидермальных эйкозаноидов.Таким образом, UVB высвобождает АК из мембран эпидермальных клеток, делая его доступным для преобразования в провоспалительные простагландины в коже (27).

    Пищевые добавки с рыбьим жиром влияют на состав жирных кислот эпидермиса, обогащая ЭПК мембранными фосфолипидами (18, 19). В результате УФ-освобожденный EPA может конкурировать с AA в качестве субстрата для действия COX и LOX, тем самым уменьшая продукцию провоспалительных простагландинов, производных от AA (23, 48) (см. , рис. 2, выше).В поддержку этой концепции в двойном слепом рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании с участием 48 здоровых добровольцев добавка рыбьего жира защищала от солнечных ожогов (т.е. увеличивала МЭД) и предотвращала индукцию PGE2 после воздействия УФ-В (49). Таким образом, общий эффект добавки n-3 заключается в подавлении воспалительной реакции после воздействия УФР, потенциально за счет конкурентного ингибирования с помощью жирных кислот n-6 (40, 41, 50).

    Среди множества пагубных эффектов УФИ на кожу, УФВ также подавляет иммунную систему, нарушая активацию Т-клеток и снижая количество клеток Лангерганса — эпидермальных иммунных клеток, участвующих в презентации антигена и ответной реакции контактной гиперчувствительности (51).Производство PGE2 из AA (через COX-2) способствует как воспалению, так и иммуносупрессии после воздействия UVB.

    Имеются данные о том, что фотозащита с помощью n-3 ПНЖК зависит от баланса между воспалительной, иммунной и антиоксидантной системами в коже. В эпидермисе мыши местный EPA (10 нмоль / см2, 30 мин) защищал от иммуносупрессии, вызванной УФ-В, но также увеличивал перекисное окисление липидов и снижал уровни витамина С по сравнению с контрольными мышами, получавшими олеиновую кислоту (52). Точно так же диетические добавки EPA (20% от общего количества жирных кислот, потребляемых ежедневно в течение десяти дней) защищали кожу от иммуносупрессии, вызванной УФ-В, но увеличивали перекисное окисление липидов и снижали уровни витамина С и глутатиона в эпидермисе мыши (53).

    Добавка EPA обогащает n-3 ПНЖК и простагландины 3-й серии с более низкой активностью в коже, тем самым ослабляя воспаление и иммуносупрессию после воздействия УФ-В. Однако длинноцепочечные ПНЖК омега-3 очень восприимчивы к окислению из-за их химической структуры (то есть наличия множественных двойных связей) и поэтому могут предъявлять дополнительные требования к антиоксидантным системам кожи (см. Статью о витамине С). и здоровье кожи). Таким образом, поддержание антиоксидантного статуса кожи является важной предпосылкой фотозащитного действия EPA.

    Фотостарение

    Старение кожи подразделяется на два типа: внешнее фотостарение происходит из-за внешних воздействий, в основном ультрафиолетового излучения и курения; Внутреннее хронологическое старение кожи является результатом времени и генетики. Фотостарение характеризуется морфологическими (форма) и гистологическими (тканевыми) изменениями кожи, включая глубокие морщины, потерю эластичности, изменение пигментации и разрушение коллагена (54).

    Поперечные исследования показали, что более высокое потребление НЖК с пищей связано с более молодым внешним видом кожи и светозащитой.Purba et al. (55) исследовали связь между появлением морщин на коже на участках, подвергшихся воздействию солнечных лучей (тыльная сторона ладони), и типами пищи, потребляемой у 453 пожилых женщин (≥70 лет). Более высокое потребление овощей, оливкового масла, МНЖК и бобовых и более низкое потребление молока / молочных продуктов, масла, маргарина и сахарных продуктов было связано с меньшим количеством морщин на коже на участках, подверженных воздействию солнца. Комбинируя данные о потреблении от Национального исследования здоровья и питания (NHANES) I с посещением дерматолога, Cosgrove et al.(56) обнаружили, что более высокое потребление LA с пищей было связано с меньшей частотой появления сухой кожи и истончения кожи у здоровых женщин среднего возраста (40-74 года).

    Считается, что разрушение коллагена, основного структурного компонента дермы, лежит в основе старения кожи (57). Помимо инициирования воспалительной реакции, УФИ вызывает физическое повреждение коллагена за счет индукции матриксных металлопротеаз (ММП). ММП — это ферменты, секретируемые кератиноцитами эпидермиса и дермальными фибробластами в ответ на различные стимулы, включая УФИ, окислительный стресс и воспалительные цитокины.UVR индуцирует три MMP: MMP-1 (коллагеназа), MMP-3 (стомелизин) и MMP-9 (желатиназа), которые расщепляют и разрушают коллаген кожи (58).

    В экспериментах на клеточных культурах предварительная обработка EPA (5 микромолей, 24 часа) ингибирует УФ-индуцированную экспрессию MMP-1 в дермальных фибробластах человека, предполагая, что EPA может уменьшить повреждение коллагена, связанное с фотостарением, путем предотвращения индукции MMP-1 (59). Чтобы оценить влияние EPA на старение кожи у людей, было проведено небольшое исследование с участием семи молодых (20-30 лет) и четырех пожилых (≥75 лет) здоровых мужчин-субъектов в защищенном от солнца месте (60).По сравнению с участком, обработанным носителем, у того же субъекта местное применение 2% EPA ослабляло УФ-индуцированную экспрессию MMP-1 и -9 и утолщение эпидермиса, а также увеличивало экспрессию коллагена и эластичных волокон в молодой коже. У пожилых мужчин две недели применения EPA увеличивают кожную экспрессию проколлагена, тропоэластина и фибриллина-1 — белков, которые способствуют синтезу и восстановлению коллагена. Эти результаты предполагают, что EPA может оказывать защитное действие как на внешнее, так и на внутреннее старение кожи.

    Среди множества пагубных воздействий на кожу УФИ также вызывает гиперпигментацию. Чтобы оценить влияние местного лечения EFA на гиперпигментацию, Ando et al. (61) установили УФ-В-индуцированную гиперпигментацию у морских свинок (воздействие УФ-В три раза в неделю в течение двух недель), а затем применили олеиновую кислоту, ЛК или АЛК (0,5%, пять раз в неделю в течение трех недель) на гиперпигментированные области. Наблюдалось снижение гиперпигментации, вызванной УФ-излучением, после трех недель лечения всеми составами жирных кислот, при этом самый сильный осветляющий эффект наблюдался при применении LA.Эффект осветления не был связан с разрушением меланоцитов или повышенным обновлением рогового слоя.

    Чувствительность кожи

    В нескольких интервенционных испытаниях изучалось влияние масел, богатых НЖК, на различные параметры, связанные с сухой и чувствительной кожей здоровых людей. В одном плацебо-контролируемом исследовании (62) 45 женщин (в возрасте от 18 до 65 лет) с сухой и чувствительной кожей были распределены в одну из трех групп лечения: плацебо, льняное масло (богатое АЛК) или масло огуречника (богатое АЛК). GLA) принимается в виде четырех капсул в день (2.Всего 2 г) в течение 12 недель. По сравнению с плацебо оба масла значительно улучшили все измеренные свойства кожи. В частности, наблюдалось ослабление воспалительной реакции на химический раздражитель кожи, уменьшение TEWL и уменьшение шероховатости и шелушения кожи. В другом плацебо-контролируемом исследовании (63) изучалось влияние масла примулы вечерней (богатой ГЛК) на параметры кожи у 40 здоровых взрослых мужчин и женщин (в возрасте от 32 до 56 лет). Через 12 недель у субъектов, потреблявших 1,5 г масла примулы вечерней в день, наблюдалось значительное улучшение влажности кожи, TEWL, эластичности, упругости и шероховатости по сравнению с плацебо.

    Трудно приписать положительное влияние на чувствительность кожи конкретным EFA, поскольку масла, использованные в этих испытаниях, содержат смесь видов жирных кислот. Льняное масло является богатым источником ALA, но также содержит LA и олеиновую кислоту. Масла бурачника и примулы вечерней богаты GLA, но также содержат LA и олеиновую кислоту (см. , Таблица 2, выше) (62, 64).

    Заживление ран

    Учитывая их роль в структурной целостности и модуляции воспалительного ответа в коже, кажется вероятным, что НЖК могут влиять на организованный ответ на ранение (см. Статью о микронутриентах и ​​здоровье кожи).Заживление ран условно делится на три перекрывающиеся фазы: воспаление, формирование ткани и ремоделирование ткани (65). На ранней стадии воспаление необходимо для удаления инородных частиц и инициирования образования новой ткани. С другой стороны, хроническое воспаление может иметь пагубные последствия и замедлять процесс заживления.

    В двух плацебо-контролируемых исследованиях изучалось влияние добавок рыбьего жира на заживление эпидермальных ран у людей (66, 67). В первом испытании 30 здоровых добровольцев (18-45 лет) принимали плацебо или рыбий жир (1.6 г EPA, 1,1 г DHA) ежедневно в течение 28 дней (66). Во втором испытании 18 здоровых добровольцев (18-45 лет) принимали плацебо или рыбий жир (1,6 г EPA, 1,2 г DHA) ежедневно в течение 28 дней; обе группы лечения также принимали 81 мг аспирина (67). Аналогичный дизайн исследования использовался в обоих исследованиях, в которых пузыри образовывались на предплечьях субъектов, а содержание жидкости в волдырях и площадь раны контролировались на исходном уровне и примерно в течение 15 дней после ранения. В обоих испытаниях добавка рыбьего жира сместила содержание жирных кислот и эйкозаноидов в месте раны до профиля n-3 и улучшила процесс заживления.

    Исследования на животных, изучающие добавление EFA для заживления ран, показали неоднозначные результаты. Cardoso et al. (68) исследовали влияние местного применения очищенных жирных кислот n-3, n-6 и n-9 (30 микромоль / день в течение 20 дней) на хирургическое закрытие ран у мышей. Местное применение олеиновой кислоты ускорялось, а АЛК замедляла закрытие раны. В другом исследовании кормление крыс рационами, богатыми n-3 рыбьим жиром (17% масла менхадена), привело к ослаблению механических свойств в месте заживления ран по сравнению с крысами, получавшими рационы с богатым n-6 кукурузным маслом (69).Подходя к вопросу с другой стороны, Porras-Reyes et al. (70) индуцировали дефицит EFA (EFAD) у крыс перед хирургическим ранением. Затем сравнивали реакцию заживления у нормальных крыс, крыс EFAD и восстановленных крыс EFAD в течение до 21 дня после ранения. Крысы Replete и EFAD демонстрировали одинаковый ход гистологических и иммунологических изменений в ответ на ранение, что позволяет предположить, что статус EFA не влияет на процесс заживления ран.

    Заключение

    Незаменимые жирные кислоты (НЖК) омега-6 (n-6) и омега-3 (n-3) имеют решающее значение для функции и внешнего вида кожи.Как диетические, так и местные добавки с EFA могут оказывать сильное влияние на состав жирных кислот и эйкозаноидную среду кожи. В результате добавление различных масел с высоким содержанием EFA (см. , таблица 2, выше) может модулировать воспалительную реакцию как в дермальном, так и в эпидермальном слоях кожи. Добавление жирных кислот n-3 особенно защищает от фотоповреждения и фотостарения. Есть некоторые свидетельства того, что добавка n-3 отрицательно влияет на заживление ран, но для решения этого вопроса необходимы дальнейшие исследования.N-6 EFAs необходимы для кожного барьера и структурной целостности. Добавка с n-6 жирными кислотами облегчает симптомы, связанные с чувствительностью кожи и воспалительными кожными заболеваниями. Механизм, с помощью которого EFAs влияют на кожные реакции, вероятно, связан с изменением соотношения про- и противовоспалительных эйкозаноидов, полученных из предшественников EFA. N-6 и n-3 жирные кислоты конкурируют за одни и те же ферменты; таким образом, добавление определенных НЖК может изменить соответствующие метаболиты, значительно влияя на функцию и внешний вид кожи.


    Авторы и рецензенты

    Написано в феврале 2012 года:
    Джана Анджело, доктор философии.
    Институт Линуса Полинга
    Государственный университет Орегона

    Отзыв в феврале 2012 г.:
    Сюзанна Пилкингтон, Ph.D.
    Дерматологические науки, Группа исследования воспаления,
    Школа трансляционной медицины
    Манчестерский университет

    Эта статья частично была поддержана грантом Neutrogena Corporation, Лос-Анджелес, Калифорния.

    Авторские права 2012-2021 Институт Линуса Полинга


    Список литературы

    1. Burr GO, Burr MM. Новое заболевание дефицита, вызванное жестким исключением жиров из рациона. J Biol Chem. 1929; 82: 345-367.

    2. Burr GO, Burr MM. О природе и роли жирных кислот, незаменимых в питании. J Biol Chem. 1930; 86: 587-621.

    3. Хансен А.Е., Хаггард М.Э., Бёльше А.Н., Адам Д.Д., Визе Х.Ф. Незаменимые жирные кислоты в детском питании.III. Клинические проявления дефицита линолевой кислоты. J Nutr. 1958; 66: 565-576. (PubMed)

    4. Протти С., Хартоп П.Дж., Пресс М. Коррекция кожных проявлений дефицита незаменимых жирных кислот у человека путем нанесения на кожу подсолнечного масла. J Invest Dermatol. 1975; 64: 228-234. (PubMed)

    5. Зибо В.А., Чапкин Р.С. Метаболизм и функция липидов кожи. Prog Lipid Res. 1988; 27: 81-105. (PubMed)

    6. Грей Г.М., Ярдли Х.Дж.Различные популяции эпидермальных клеток свиней: выделение и липидный состав. J Lipid Res. 1975; 16: 441-447. (PubMed)

    7. Wertz PW. Эпидермальные липиды. Semin Dermatol. 1992; 11: 106-113. (PubMed)

    8. Файнгольд К.Р. Внешний рубеж: важность липидного обмена в коже. J Lipid Res. 2009; 50 Приложение: S417-422. (PubMed)

    9. Чапкин Р.С., Зибо В.А. Неспособность ферментных препаратов кожи к биосинтезу арахидоновой кислоты из линолевой кислоты.Biochem Biophys Res Commun. 1984; 124: 784-792. (PubMed)

    10. Чапкин Р.С., Зибо В.А., Марсело К.Л., Вурхиз Дж. Дж. Метаболизм незаменимых жирных кислот препаратами эпидермальных ферментов человека: свидетельство удлинения цепи. J Lipid Res. 1986; 27: 945-954. (PubMed)

    11. Грей GM, Ярдли HJ. Липидные композиции клеток, выделенных из эпидермиса свиньи, человека и крысы. J Lipid Res. 1975; 16: 434-440. (PubMed)

    12. Хансен Х.С., Дженсен Б. Существенная функция линолевой кислоты, этерифицированной ацилглюкозилцерамидом и ацилцерамидом, в поддержании эпидермального водопроницаемого барьера.Данные исследований кормления с олеатом, линолеатом, арахидонатом, колумбинатом и альфа-линоленатом. Biochim Biophys Acta. 1985; 834: 357-363. (PubMed)

    13. Чапкин Р.С., Зибо В.А., Маккалоу Дж. Л. Диетическое влияние примулы вечерней и рыбьего жира на кожу морских свинок с дефицитом незаменимых жирных кислот. J Nutr. 1987; 117: 1360-1370. (PubMed)

    14. Зибо В.А., Чапкин Р.С. Биологическое значение полиненасыщенных жирных кислот в коже. Arch Dermatol. 1987; 123: 1686a-1690.(PubMed)

    15. Элиас PM, Браун BE, Ziboh VA. Барьер проницаемости при дефиците незаменимых жирных кислот: доказательства прямой роли линолевой кислоты в барьерной функции. J Invest Dermatol. 1980; 74: 230-233. (PubMed)

    16. Зибо В.А., Миллер С.С., Чо Ю. Метаболизм полиненасыщенных жирных кислот ферментами эпидермиса кожи: образование противовоспалительных и антипролиферативных метаболитов. Am J Clin Nutr. 2000; 71: 361С-366С. (PubMed)

    17. Маккаскер М.М., Грант-Келс Дж. М..Лечебные жиры кожи: структурная и иммунологическая роль жирных кислот омега-6 и омега-3. Clin Dermatol. 2010; 28: 440-451. (PubMed)

    18. Родс Л. Е., О’Фаррелл С., Джексон М. Дж., Фридманн П. С.. Пищевые добавки с рыбьим жиром снижают чувствительность к эритемному излучению UVB, но усиливают перекисное окисление липидов эпидермиса. J Invest Dermatol. 1994; 103: 151-154. (PubMed)

    19. Родос Л.Е., Шахбахти Х., Азурдиа Р.М. и др. Влияние эйкозапентаеновой кислоты, полиненасыщенной жирной кислоты омега-3, на риск рака у людей, связанный с УФИ.Оценка ранних генотоксических маркеров. Канцерогенез. 2003; 24: 919-925. (PubMed)

    20. Kragballe K, Pinnamaneni G, Desjarlais L, Duell EA, Voorhees JJ. Полученная из дермы 15-гидрокси-эйкозатетраеновая кислота ингибирует эпидермальную 12-липоксигеназную активность. J Invest Dermatol. 1986; 87: 494-498. (PubMed)

    21. Saiag P, Coulomb B, Lebreton C, Bell E, Dubertret L. Псориатические фибробласты вызывают гиперпролиферацию нормальных кератиноцитов в модели кожного эквивалента in vitro.Наука. 1985; 230: 669-672. (PubMed)

    22. Ziboh VA, Cho Y, Mani I., Xi S. Биологическое значение незаменимых жирных кислот / простаноидов / липоксигеназных моногидроксижирных кислот в коже. Arch Pharm Res. 2002; 25: 747-758. (PubMed)

    23. Земли WE. Биохимия и физиология жирных кислот n-3. Фасеб Дж. 1992; 6: 2530-2536. (PubMed)

    24. Хруза Л.Л., Пентланд А.П. Механизмы воспаления, вызванного УФ-излучением. J Invest Dermatol. 1993; 100: 35С-41С. (PubMed)

    25.Цзыбох В.А. Простагландины, лейкотриены и гидроксижирные кислоты в эпидермисе. Semin Dermatol. 1992; 11: 114-120. (PubMed)

    26. Ю Х, Чон Би, Чон МС, Ли Х, Ким Т. Взаимная регуляция 12- и 15-липоксигеназ УФ-облучением в кератиноцитах человека. FEBS Lett. 2008; 582: 3249-3253. (PubMed)

    27. Rhodes LE, Gledhill K, Masoodi M, et al. Реакция кожи человека на солнечный ожог характеризуется последовательными профилями эйкозаноидов, которые могут опосредовать его раннюю и позднюю фазы.Фасеб Дж. 2009; 23: 3947-3956. (PubMed)

    28. Cho Y, Ziboh VA. Пищевая модуляция гиперпролиферации кожи морской свинки за счет дефицита незаменимых жирных кислот связана с селективным подавлением протеинкиназы C-бета. J Nutr. 1995; 125: 2741-2750. (PubMed)

    29. Миллер С.К., Тан В., Цзыбо В.А., Флетчер М.П. Пищевые добавки с концентратами этилового эфира рыбьего жира (n-3) и масла бурачника (n-6) полиненасыщенных жирных кислот индуцируют образование в эпидермисе местных предполагаемых противовоспалительных метаболитов.J Invest Dermatol. 1991; 96: 98-103. (PubMed)

    30. Миллер С.К., Цзыбох В.А., Вонг Т., Флетчер М.П. Пищевые добавки с маслами, богатыми (n-3) и (n-6) жирными кислотами, влияют на уровни продуктов эпидермальной липоксигеназы in vivo у морских свинок. J Nutr. 1990; 120: 36-44. (PubMed)

    31. Jeppesen PB, Hoy CE, Mortensen PB. Дефицит незаменимых жирных кислот у пациентов, получающих парентеральное питание в домашних условиях. Am J Clin Nutr. 1998; 68: 126-133. (PubMed)

    32.Оикава Д., Наканиши Т., Накамура Ю. и др. Пищевые CLA и DHA изменяют свойства кожи у мышей. Липиды. 2003; 38: 609-614. (PubMed)

    33. Fu Z, Sinclair AJ. Повышенное потребление альфа-линоленовой кислоты увеличивает содержание альфа-линоленовой кислоты в тканях и выраженное окисление с незначительным влиянием на докозагексаеновую кислоту в тканях морских свинок. Липиды. 2000; 35 (4): 395-400. (PubMed)

    34. Fu Z, Sinclair AJ. Новый путь метаболизма альфа-линоленовой кислоты у морских свинок.Педиатрические исследования. 2000; 47 (3): 414-417. (PubMed)

    35. Пресс М., Хартоп П. Дж., Протти С. Коррекция дефицита незаменимых жирных кислот у человека путем кожного нанесения подсолнечного масла. Ланцет. 1974; 1: 597-598. (PubMed)

    36. Болес Х., Бибер М.А., Хейрд В.С. Устранение экспериментального дефицита незаменимых жирных кислот путем кожного введения сафлорового масла. Am J Clin Nutr. 1976; 29: 398-401. (PubMed)

    37. Синклер А.Дж., Аттар-Баши Н.М., Ли Д.Какова роль альфа-линоленовой кислоты для млекопитающих? Липиды. 2002; 37: 1113-1123. (PubMed)

    38. Дармштадт Г.Л., Мао-Цян М., Чи Э. и др. Влияние масел для местного применения на кожный барьер: возможные последствия для здоровья новорожденных в развивающихся странах. Acta Paediatr. 2002; 91: 546-554. (PubMed)

    39. Miller CC, Ziboh VA. Индукция гиперпролиферации эпидермиса местными n-3 полиненасыщенными жирными кислотами на коже морской свинки связана со снижением уровня 13-гидроксиоктадекадиеновой кислоты (13-годе).J Invest Dermatol. 1990; 94: 353-358. (PubMed)

    40. Pilkington SM, Watson RE, Nicolaou A, Rhodes LE. Полиненасыщенные жирные кислоты омега-3: фотозащитные макроэлементы. Exp Dermatol. 2011; 20: 537-543. (PubMed)

    41. Sies H, Stahl W. Пищевая защита от повреждения кожи солнечным светом. Annu Rev Nutr. 2004; 24: 173-200. (PubMed)

    42. Bech-Thomsen N, Wulf HC. Применение солнцезащитного крема, вероятно, неадекватно для получения солнцезащитного фактора, назначенного препарату.Фотодерматол Фотоиммунол Фотомед. 1992; 9: 242-244. (PubMed)

    43. Годар Д.Е., Венграйтис С.П., Шреффлер Дж., Слини Д.Х. Ультрафиолетовые дозы американцев. Photochem Photobiol. 2001; 73: 621-629. (PubMed)

    44. Orengo IF, Black HS, Wolf JE, Jr. Влияние добавок рыбьего жира на минимальную дозу эритемы у людей. Arch Dermatol Res. 1992; 284: 219-221. (PubMed)

    45. Апулия С., Тропея С., Рицца Л., Сантагати Н. А., Бонина Ф. Исследования чрескожного всасывания in vitro и оценка in vivo противовоспалительной активности незаменимых жирных кислот (EFA) из экстрактов рыбьего жира.Int J Pharm. 2005; 299: 41-48. (PubMed)

    46. ​​Jin XJ, Kim EJ, Oh IK, et al. Предотвращение УФ-индуцированных повреждений кожи 11,14,17-эйкозатриеновой кислотой у голых мышей in vivo. J Korean Med Sci. 2010; 25: 930-937. (PubMed)

    47. Такемура Н., Такахаши К., Танака Х. и др. Альфа-линоленовая кислота с пищей, но не для местного применения, подавляет повреждение кожи, вызванное УФ-В, у лысых мышей по сравнению с линолевой кислотой. Photochem Photobiol. 2002; 76: 657-663. (PubMed)

    48.Джеймс М.Дж., Гибсон Р.А., Клеланд Л.Г. Диетические полиненасыщенные жирные кислоты и производство медиаторов воспаления. Am J Clin Nutr. 2000; 71: 343С-348С. (PubMed)

    49. Шахбахти Х., Уотсон Р. Э., Азурдиа Р. М. и др. Влияние эйкозапентаеновой кислоты, омега-3 жирной кислоты, на образование простагландина-E2 в ультрафиолете-B и провоспалительных цитокинов интерлейкина-1 бета, фактора некроза опухоли альфа, интерлейкина-6 и интерлейкина-8 в коже человека in vivo. Photochem Photobiol. 2004; 80: 231-235.(PubMed)

    50. Боэлсма Э., Хендрикс Х.Ф., Роза Л. Питательный уход за кожей: влияние на здоровье микроэлементов и жирных кислот. Am J Clin Nutr. 2001; 73: 853-864. (PubMed)

    51. Обен Ф. Механизмы, участвующие в иммуносупрессии, индуцированной ультрафиолетом. Eur J Dermatol. 2003; 13: 515-523. (PubMed)

    52. Moison RM, Steenvoorden DP, Beijersbergen van Henegouwen GM. При местном применении эйкозапентаеновая кислота защищает от местной иммуносупрессии, вызванной УФ-В облучением, цис-урокановой кислотой и динуклеотидами тимидина.Photochem Photobiol. 2001; 73: 64-70. (PubMed)

    53. Moison RM, Beijersbergen Van Henegouwen GM. Диетическая эйкозапентаеновая кислота предотвращает системную иммуносупрессию у мышей, вызванную УФ-В излучением. Radiat Res. 2001; 156: 36-44. (PubMed)

    54. Gilchrest BA. Старение кожи и фотостарение: обзор. J Am Acad Dermatol. 1989; 21: 610-613. (PubMed)

    55. Purba MB, Kouris-Blazos A, Wattanapenpaiboon N, et al. Сморщивание кожи: может ли еда изменить ситуацию? J Am Coll Nutr.2001; 20: 71-80. (PubMed)

    56. Косгроув М.С., Франко О.Х., Грейнджер С.П., Мюррей П.Г., Мэйс А.Е. Потребление питательных веществ с пищей и старение кожи у американских женщин среднего возраста. Am J Clin Nutr. 2007; 86: 1225-1231. (PubMed)

    57. Браверман И.М., Фонферко Е. Исследования старения кожи: I. Сеть эластичных волокон. J Invest Dermatol. 1982; 78: 434-443. (PubMed)

    58. Fisher GJ, Kang S, Varani J, et al. Механизмы фотостарения и хронологического старения кожи.Arch Dermatol. 2002; 138: 1462-1470. (PubMed)

    59. Kim HH, Shin CM, Park CH, et al. Эйкозапентаеновая кислота подавляет УФ-индуцированную экспрессию MMP-1 в дермальных фибробластах человека. J Lipid Res. 2005; 46: 1712-1720. (PubMed)

    60. Ким Х. Х., Чо С., Ли С. и др. Фотозащитные и противовозрастные эффекты эйкозапентаеновой кислоты на коже человека in vivo. J Lipid Res. 2006; 47: 921-930. (PubMed)

    61. Андо Х., Рю А., Хашимото А., Ока М., Ичихаши М. Линолевая кислота и альфа-линоленовая кислота осветляют вызванную ультрафиолетом гиперпигментацию кожи.Arch Dermatol Res. 1998; 290: 375-381. (PubMed)

    62. Де Спирт С., Шталь В., Тронье Х. и др. Применение добавок льняного семени и масла бурачника изменяет состояние кожи у женщин. Br J Nutr. 2009; 101: 440-445. (PubMed)

    63. Muggli R. Масло примулы вечерней системного действия улучшает биофизические параметры кожи здоровых взрослых людей. Int J Cosmet Sci. 2005; 27: 243-249. (PubMed)

    64. Нойкам К., Де Спирт С., Шталь В. и др. Прием льняного масла снижает чувствительность кожи и улучшает барьерные функции и состояние кожи.Skin Pharmacol Physiol. 2011; 24: 67-74. (PubMed)

    65. Певица А.Дж., Кларк Р.А. Заживление кожных ран. N Engl J Med. 1999; 341: 738-746. (PubMed)

    66. МакДэниел Дж. К., Белури М., Ахиевич К., Блейкли В. Влияние омега-3 жирных кислот на заживление ран. Восстановление заживления ран 2008; 16: 337-345. (PubMed)

    67. McDaniel JC, Massey K, Nicolaou A. Добавки с рыбьим жиром изменяют уровни липидных медиаторов воспаления в микросреде острых человеческих ран.Регенерация восстановления ран. 2011; 19: 189-200. (PubMed)

    68. Кардосо С.Р., Соуза М.А., Ферро Е.А., Фаворето С. младший, Пена Дж. Д. Влияние местного применения незаменимых жирных кислот n-3 и n-6 и заменителей n-9 на заживление кожных ран. Регенерация заживления ран. 2004; 12: 235-243. (PubMed)

    69. Альбина Дж. Э., Глэдден П., Уолш В. Р.. Вредное влияние диеты, обогащенной омега-3 жирными кислотами, на заживление ран. JPEN J Parenter Enteral Nutr. 1993; 17: 519-521. (PubMed)

    70.Porras-Reyes BH, Schreiner GF, Lefkowith JB, Mustoe TA. Незаменимые жирные кислоты не требуются для заживления ран. Простагландины Leukot Essent Fatty Acids. 1992; 45: 293-298. (PubMed)

    жирных кислот омега-3: важный вклад | Источник питания

    Организм человека может вырабатывать большинство необходимых ему жиров из других жиров или сырья. Это не относится к жирным кислотам омега-3 (также называемым жирами омега-3 и жирами n-3). Это основных жиров — организм не может произвести их с нуля, но должен получать их с пищей.Продукты с высоким содержанием Омега-3 включают рыбу, растительные масла, орехи (особенно грецкие), семена льна, льняное масло и листовые овощи.

    Что делает жиры омега-3 особенными? Они являются неотъемлемой частью клеточных мембран по всему телу и влияют на функцию клеточных рецепторов в этих мембранах. Они служат отправной точкой для выработки гормонов, регулирующих свертывание крови, сокращение и расслабление стенок артерий и воспаление. Они также связываются с рецепторами в клетках, которые регулируют генетические функции.Вероятно, из-за этих эффектов было показано, что жиры омега-3 помогают предотвратить сердечные заболевания и инсульт, могут помочь контролировать волчанку, экзему и ревматоидный артрит, а также могут играть защитную роль при раке и других состояниях.

    Жиры Омега-3 являются ключевым семейством полиненасыщенных жиров. Есть три основных омега-3:

    • Эйкозапентаеновая кислота (EPA) и докозагексаеновая кислота (DHA) поступают в основном из рыбы, поэтому их иногда называют морскими омега-3.
    • Альфа-линоленовая кислота (ALA), наиболее распространенная жирная кислота омега-3 в большинстве западных диет, содержится в растительных маслах и орехах (особенно в грецких орехах), семенах льна и льняном масле, листовых овощах и некоторых животных жирах, особенно в животные, откормленные травой.Человеческий организм обычно использует АЛК для получения энергии, а преобразование в ЭПК и ДГК очень ограничено.

    Наиболее убедительные доказательства положительного воздействия жиров омега-3 связаны с сердечными заболеваниями. Эти жиры, по-видимому, помогают сердцу биться с постоянной скоростью и не сбиваются в опасный или потенциально фатальный неустойчивый ритм. (1) Такие аритмии являются причиной большинства из более 500 000 сердечных смертей, которые ежегодно происходят в Соединенных Штатах. Жиры омега-3 также снижают кровяное давление и частоту сердечных сокращений, улучшают функцию кровеносных сосудов, а в более высоких дозах снижают уровень триглицеридов и могут ослабить воспаление, которое играет роль в развитии атеросклероза.(1)

    Несколько крупных исследований оценивали влияние рыбы или рыбьего жира на сердечные заболевания. В Gruppo Italiano per lo Studio della Sopravvivenza nell’Infarto Miocardio (известном как испытание GISSI по профилактике) у переживших сердечный приступ, которые принимали 1-граммовую капсулу омега-3 жиров каждый день в течение трех лет, вероятность повторного сердцебиения была ниже. атаку, инсульт или смерть от внезапной смерти, чем у тех, кто принимал плацебо. (2) Примечательно, что риск внезапной сердечной смерти снизился примерно на 50 процентов.В недавнем исследовании по вмешательству липидов, проведенном Агентством по охране окружающей среды Японии (JELIS), участники, принимавшие ЭПК и холестерин-снижающие статины, с меньшей вероятностью имели серьезное коронарное событие (внезапная сердечная смерть, смертельный или нефатальный сердечный приступ, нестабильная стенокардия или процедура открывать или обходить суженную или заблокированную коронарную артерию), чем те, кто принимал только статины. (3)

    Большинство американцев потребляют гораздо больше других незаменимых жиров — жиров омега-6 — чем жиров омега-3. Некоторые эксперты выдвинули гипотезу о том, что повышенное потребление жиров омега-6 может создавать проблемы, сердечно-сосудистые и другие, но это не было подтверждено доказательствами на людях.(4) В последующем исследовании медицинских специалистов, например, соотношение омега-6 и омега-3 жиров не было связано с риском сердечных заболеваний, потому что оба они были полезны. (5) Многие другие исследования и испытания на людях также подтверждают пользу омега-6 жиров для сердечно-сосудистой системы. Хотя нет сомнений в том, что многим американцам было бы полезно увеличить потребление жиров омега-3, есть доказательства того, что жиры омега-6 также положительно влияют на факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний и уменьшают сердечные заболевания.

    Исследователи внимательно изучают другой вид баланса, на этот раз между возможным воздействием морских и растительных жиров омега-3 на рак простаты. Результаты последующего исследования специалистов здравоохранения и других показывают, что мужчины, чьи диеты богаты ЭПК и ДГК (в основном из рыбы и морепродуктов), менее подвержены развитию рака простаты на поздней стадии, чем люди с низким потреблением ЭПК и ДГК. (6) В то же время некоторые, но не все исследования показывают рост рака простаты и распространенного рака простаты среди мужчин с высоким потреблением АЛК (в основном из добавок).Однако этот эффект непостоянен. Например, в очень большом скрининговом исследовании рака простаты, легких, колоректального рака и яичников (PLCO) не было выявлено связи между приемом АЛК и ранним, поздним или запущенным раком простаты. (7)

    Рецепты здоровья

    Учитывая широкое значение и пользу морских омега-3 жирных кислот, важно есть рыбу или другие морепродукты один-два раза в неделю, особенно жирную рыбу (темное мясо), которая богата ЭПК и ДГК. Это особенно важно для беременных или планирующих забеременеть женщин и кормящих матерей.С третьего триместра до второго года жизни развивающийся ребенок нуждается в постоянном поступлении ДГК для формирования мозга и других частей нервной системы. Многие женщины избегают употребления в пищу рыбы из-за опасений, что ртуть и другие возможные загрязнители могут нанести вред их младенцам (9), однако доказательства вреда от недостатка жиров омега-3 гораздо более последовательны, и соотношение пользы и риска является очевидным. легко получается. (Чтобы узнать больше о разногласиях по поводу загрязнителей жирной рыбы, прочтите Рыба: друг или враг.)

    В этой таблице перечислены распространенные продукты из рыбы и морепродуктов и их содержание омега-3 жирных кислот.

    Тип морепродуктов Размер порции Омега-3 жирные кислоты

    (мг / порция)

    Анчоусы 2,0 ​​унции 1,200
    Сом (разводимый) 5,0 унций 253
    Зажимы 3.0 унций 241
    Треска (атлантическая) 6,3 унции 284
    Краб 3,0 унции 351
    Рыбные палочки (замороженные) 3,2 унции 193
    Палтус 5,6 унций 740
    Лобстер 3,0 унции 71
    Махи Махи 5,6 унций 221
    Мидии 3.0 унций 665
    Устрицы 3,0 унции 585
    Минтай (Аляска) 2,1 унции 281
    Лосось (дикий) 6.0 унций 1,774
    Лосось (выращенный) 6.0 унций 4 504
    Сардины 2,0 ​​унции 556
    Гребешки 3,0 унции 310
    Креветки 3.0 унций 267
    Рыба-меч * 3,7 унции 868
    Форель 2,2 унции 581
    Тунец (альбакор) ** 3,0 унции 733
    Тунец (светлый, полосатый) 3,0 унции 228

    ИСТОЧНИК: Mozaffarian D, Rimm EB. JAMA . 2006; 296: 1885-1899.

    * Рыба-меч содержит большое количество ртути, как и акула, королевская макрель и кафельная рыба (иногда называемая золотым окунем или золотым окунем).Беременным или планирующим беременность женщинам, кормящим матерям и маленьким детям следует избегать этих видов рыбы с высоким содержанием ртути, но они могут съедать до 12 унций (в среднем два приема пищи) в неделю разнообразной рыбы и моллюсков с низким содержанием ртути. .

    ** Тунец Альбакор содержит больше ртути, чем консервированный светлый тунец. Беременным или планирующим беременность женщинам, кормящим матерям и маленьким детям следует ограничить потребление тунца альбакора одной порцией в неделю.

    Список литературы

    1. Лист А. Профилактика внезапной сердечной смерти с помощью n-3 полиненасыщенных жирных кислот. J Cardiovasc Med . (Хагерстаун). 2007; 8 Приложение 1: S27-29.

    2. Пищевые добавки с n-3 полиненасыщенными жирными кислотами и витамином E после инфаркта миокарда: результаты исследования GISSI-Prevenzione. Gruppo Italiano per lo Studio della Sopravvivenza nell’Infarto miocardico. Ланцет . 1999; 354: 447-55.

    3. Йокояма М., Оригаса Х., Мацузаки М. и др. Влияние эйкозапентаеновой кислоты на основные коронарные события у пациентов с гиперхолестеринемией (JELIS): рандомизированный открытый слепой анализ конечных точек. Ланцет . 2007; 369: 1090-98.

    4. Willett WC. Роль диетических жирных кислот n-6 в профилактике сердечно-сосудистых заболеваний. J Cardiovasc Med . (Хагерстаун). 2007; 8 Приложение 1: S42-5.

    5. Mozaffarian D, Ascherio A, Hu FB, et al. Взаимодействие между различными полиненасыщенными жирными кислотами и риском ишемической болезни сердца у мужчин. Тираж . 2005; 111: 157-64.

    6. Лейтцманн М.Ф., Штампфер М.Дж., Мишо Д.С. и др.Потребление с пищей n-3 и n-6 жирных кислот и риск рака простаты. Am J Clin Nutr . 2004; 80: 204-16.

    7. Коралек Д.О., Петерс Ю., Андриоле Г. и др. Проспективное исследование диетической альфа-линоленовой кислоты и риска рака простаты (США). Контроль причин рака . 2006; 17: 783-91.

    8. Эйландер А., Хундшайд, округ Колумбия, Осендарп С.Дж., Транслер С., Зок PL. Влияние добавок длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот n-3 на зрительное и когнитивное развитие в детстве: обзор исследований на людях. Простагландины Leukot Essent жирные кислоты . 2007; 76: 189-203.

    9. Окен Э., Клейнман К.П., Берланд В.Е., Саймон С.Р., Рич-Эдвардс Дж.В., Гиллман М.В. Снижение потребления рыбы беременными женщинами после национального совета по ртути. Акушерский гинекол . 2003; 102: 346-51.

    Условия использования

    Содержание этого веб-сайта предназначено для образовательных целей и не предназначено для предоставления личных медицинских консультаций. Вам следует обратиться за советом к своему врачу или другому квалифицированному поставщику медицинских услуг с любыми вопросами, которые могут у вас возникнуть относительно состояния здоровья.Никогда не пренебрегайте профессиональным медицинским советом и не откладывайте его обращение из-за того, что вы прочитали на этом веб-сайте. Nutrition Source не рекомендует и не поддерживает какие-либо продукты.

    Различные роли жирных кислот

    2.1. У прокариот

    У прокариот клеточная оболочка играет фундаментальную роль в защите этих организмов от окружающей среды. Грамотрицательные бактерии имеют тонкую клеточную стенку пептидогликана, которая окружена внешней мембраной, богатой липополисахаридами, в то время как грамположительные бактерии не имеют внешней мембраны, но обладают толстым пептидогликановым слоем в своих клеточных стенках.Тип актинобактерий, который включает такие роды, как Rhodococcus , Mycobacterium и Nocardia , имеют клеточные стенки, содержащие миколиновые кислоты, которые представляют собой комплексные гидроксилированные ЖК с разветвленной цепью. Цитоплазму всех клеток защищает и окружает фосфолипидный бислой, образующий клеточную мембрану. Амфифильный характер цитоплазматических мембран происходит от фосфолипидов, которые имеют полярную головную группу и два гидрофобных хвоста ЖК. Эти молекулы спонтанно образуют бислои в водных средах [41].

    В архее липиды содержат характерные конденсированные изопренильные единицы, связанные с sn -глицерин-1-фосфатным остовом посредством эфирных связей [11,42]. В прокариотических и эукариотических клетках углеродные цепи в основном линейны, но липиды архей разветвляются на каждый четвертый углерод, с одной метильной группой, связанной с этими атомами углерода. Было выдвинуто предположение, что уникальная структура липидов архей и их стереоспецифичность ответственны за способность этих организмов сопротивляться и процветать в экстремальных условиях окружающей среды [43].Тем не менее, штаммы архей также были обнаружены в неэкстремальных средах, а бактерии — в экстремальных. Фактически, бактерии могут продуцировать мембранные эфирные липиды [44], а археи могут также продуцировать не связанные эфиром ЖК [12]. Это указывает на то, что прокариоты изменяют свою мембрану в соответствии с условиями окружающей среды.

    Способность микроорганизмов поддерживать свои биологические функции в стрессовых условиях окружающей среды может включать изменения в их содержании белков, стеролов, гопаноидов и каротиноидов, но в основном это достигается за счет изменений, производимых в липидном составе их клеточных мембран [45,46, 47,48].Поскольку один из механизмов, который клетки могут использовать для генерации метаболической энергии, происходит на мембране, где системы преобразования энергии преобразуют химическую (или световую в фототрофах) энергию в электрохимическую энергию или наоборот [48], целостность клеточных мембран имеет первостепенное значение для клетки. выживание. Изменяя состав ЖК мембранных фосфолипидов, клетки пытаются поддерживать текучесть мембран с помощью механизма, называемого «гомеовязкой адаптацией» [26,27]. Это может быть достигнуто путем синтеза de novo мембранных липидов или ремоделирования ацильной цепи ЖК существующих фосфолипидов клеточной мембраны [27].

    Каждый бактериальный штамм обладает уникальным профилем жирных кислот при выращивании на данной культуральной среде при определенной температуре, что позволяет их идентифицировать, как описано в Разделе 5.1. Однако при изменении условий роста прокариотические клетки могут изменять свой состав ЖК, чтобы регулировать текучесть мембраны с помощью ряда стратегий ().

    Таблица 2

    Изменения, проводимые прокариотами в составе жирных кислот фосфолипидов клеточной мембраны при различных условиях роста.

    разветвление при разветвлении iso или anteiso позиция
    Модификация FA Эффект Микроорганизм Ссылка
    Длина жирной ацильной цепи Рост при разных температурах Micrococwancus cryophilus 1 [49,50,51]
    Рост в глубоководных районах барофильных бактерий [52]
    адаптация к присутствию органических соединений Родококк красный [53]
    ненасыщенность рост при различных температурах, pH, давлении, солености, в присутствии органических растворителей архей и бактерий [43,54,55]
    полиненасыщенных произрастает в открытом море Alteromonas sp., Shewanella sp. [56,57,58]
    быстрая адаптация к повышенной солености и экстремальным условиям Родококк красный [59,60]
    цис-транс изомеризация быстрая адаптация к условиям окружающей среды при подавлении роста Pseudomonas и Vibrio [61,62]
    рост при разных температурах Listeria monocytogenes [63]
    Устойчивость к высоким концентрациям антибиотиков Золотистый стафилококк [64]
    Температура роста и присутствие фенолов Arthrobacter chlorophenolicus [65]
    циклопропанирование устойчивость и вирулентность клеток Mycobacterium tuberculosis [66]
    Осмотическая толерантность Галосахаролитическая псевдомунаса [67]
    рост при разной температуре и pH Rhodococcus erythropolis, Salmonella typhimurium [60,68]
    полиненасыщенные жирные кислоты, ассоциированные с фосфатидилглицерином Рост в Марианской впадине на высоте 11000 м Барофильные бактерии DB21MT-2 и DB21MT-5
    алкильных и ацильных цепей в липидах глицеринового эфира рост при разных температурах Desulfatibacillum aliphaticivorans , D.alkenivorans , Thermodesulfobacterium commune [69]

    В ответ, например, на изменение температуры, клетки пытаются поддерживать текучесть клеточной мембраны, изменяя состав ЖК, который влияет на температуру перехода, которая, в свою очередь, отмечают переход порядок-беспорядок липидных бислоев [70,71,72]. При температуре фазового перехода 50% углеводородных цепей плавятся, и можно наблюдать как жидкокристаллическую фазу, так и жесткую гелевую фазу.В гелевой фазе углеводородные цепи фосфолипидов полностью вытянуты и выровнены перпендикулярно плоскости бислоя, что приводит к плотно упорядоченной упаковке из стороны в сторону [73]. В жидкокристаллическом состоянии возникает как дальний порядок, так и ближний беспорядок, поскольку двухслойная структура поддерживается электростатическими взаимодействиями, но ацильные цепи могут колебаться [73]. На последней фазе площадь поперечного сечения на одну молекулу фосфолипида увеличивается до прибл. 6–7 нм 2 при уменьшении толщины бислоя до прибл.4,0–4,5 нм, увеличивая проницаемость мембраны и обеспечивая внутри- и межмолекулярное вращательное и боковое движение [73,74]. Это обеспечивает функциональное состояние для многих биохимических процессов и проницаемость для нейтральных молекул, таких как вода, кислород и углекислый газ, но ограничивает доступ к ионам и растворенным веществам [72].

    Микроорганизмы регулируют температуру перехода липидов, изменяя длину углеводорода, степень ненасыщенности, заряд и головную группу фосфолипидов ().Более короткие и ненасыщенные жирные кислоты имеют более низкие температуры плавления по сравнению с их, соответственно, более длинными и насыщенными аналогами. Незаряженный фосфолипид фосфатидилэтаноламин имеет более высокую температуру плавления, чем фосфатидилхолины, а также более высокую, чем отрицательно заряженный фосфатидилсерин, фосфатидилглицерин или фосфатидилинозитол с соответствующими составами ацильных цепей [75,76]. Чем больше заряжена мембрана, тем ниже температура ее плавления [76].

    В большинстве исследований адаптации прокариот на клеточном уровне изучаются модификации фосфолипидов, когда клетки растут при разных температурах.Адаптация к холодовому шоку широко изучалась у Escherichia coli и Bacillus subtilis , где сообщалось о первой мембранной фосфолипидной десатуразе, индуцированной холодом в нефотосинтезирующем организме [77,78,79]. В то время как E. coli реагирует на снижение температуры роста увеличением количества ненасыщенных ЖК (16: 1ω7 также превращается в 18: 1ω7), клеток B. subtilis индуцируют продукцию мембранной фосфолипидной десатуразы, что приводит к увеличению ненасыщенные ЖК, а также увеличивают антеизо -разветвленных ЖК [80,81,82].Пищевой патоген Listeria monocytogenes , способный расти при температурах охлаждения, имеет необычный профиль ЖК, в котором преобладают более 95% ЖК с разветвленной цепью, и полагается на увеличенную пропорцию anteiso -15: 0 для адаптации к низким температурам. [83]. FA с разветвленной цепью включают iso -, anteiso — и ω-алифатические FA. В структуре iso метильная группа расположена у предпоследнего атома углерода, в то время как в форме anteiso метильная группа находится у предпоследнего атома углерода на конце.В то время как прямая насыщенная ЖК и iso -FA с одинаковым количеством атомов углерода имеют одинаковые температуры плавления, температура фазового перехода изоацила ниже: например, изоацилфосфатидилхолин имеет температуру фазового перехода 18 на 28 ° C ниже, чем у соответствующего насыщенного ацилфосфатидилхолина [84]. Anteiso -FA имеет температуры фазового перехода ниже, чем показано их аналогами iso : например, iso -15: 0 имеет температуру перехода 52.2 ° C, тогда как anteiso -15: 0 представляет значение 25,8 ° C [85]. Любопытно, что разветвленные фосфатидилхолины с нечетным номером и представляют собой низкотемпературную гелевую фазу, которая является отражением высокоупорядоченной конденсированной фазы, аналогичной фазе линейных насыщенных n -ацилфосфатидилхолинов, которая не наблюдается в четных anteiso -разветвленные фосфатидилхолины [86].

    Состав ЖК клеток Bacillus является важным критерием для определения их вида, при этом некоторые ЖК являются общими на уровне рода, тогда как другие специфичны для видов из определенных экологических ниш.Было высказано предположение, что можно предсказать термотип штаммов B. cereus на основе отношения iso -15: 0/ iso -13: 0 и пропорции 16: 1ω11 и 16: 1ω6 [ 87], тогда как соотношение anteiso -15: 0/ iso -15: 0 может различать психрофильные, мезофильные и термофильные виды Bacillus [78]. Термофильный Bacillus sp. имеют более высокое содержание низкоплавких ЖК с разветвлением изо , сопровождаемое меньшим количеством низкоплавких ЖК anteiso с разветвлением и более длинной средней длиной цепи ЖК, чем мезофильный Bacillus sp.[85]. Клетки B. megaterium реагировали на снижение температуры, используя двухфазное поведение: насыщенные линейные и -разветвленные по iso ЖК снижались при понижении температуры с 40 до 20–26 ° C и содержание anteiso -разветвленных ЖК снижалось с 20 От –26 ° C до 10 ° C, причем количество ненасыщенных ЖК увеличивается при понижении температуры с 40 до 10 ° C [88].

    Определенные виды бактерий, принадлежащих к родам Pseudomonas и Vibrio , обладают альтернативным адаптивным механизмом при ингибировании роста: они способны изомеризовать ненасыщенные ЖК из цис в транс конфигурации двойной связи без сдвига в его позиция [89,90,91].В Vibrio sp. Клетки ABE-1, уникальный FA 16: 1ω7 trans расположен в положении sn- 2 фосфатидилэтаноламина (PE), а положение sn -1 может содержать FA 16: 1ω7 cis или 16: 0 [91]. Температуры перехода для 16: 1ω7 цис /16: 1ω7 транс -PE и 16: 0/16: 1ω7 транс -PE, которые преимущественно продуцировались, когда клетки росли при 5 ° C в присутствии ингибитора роста, составляют -3 ° C и 38 ° C соответственно.Температуры перехода соответственно на 31 и 18 ° C выше, чем у 16: 1ω7 цис /16: 1ω7 цис -PE и 16: 0/16: 1ω7 цис -PE.

    Та же стратегия изомеризации цис-транс- используется грамотрицательными клетками в качестве ответа на токсичные соединения, такие как органические углеводороды. У Pseudomonas этот кратковременный ответ приводит к более плотной мембранной упаковке и дает клеткам время для биосинтеза компонентов мембраны de novo , необходимого для лучшей и более широкой адаптации [92].Синтез транс FA завершается в течение 30 минут после воздействия стресса путем прямой изомеризации изомера цис без изменения положения двойной связи [89, 90]. У P. putida Idaho, подвергнутого воздействию ксилола, транс--ненасыщенные ЖК наблюдались через 5 минут, и максимальное количество наблюдалось через 30 минут, в то время как увеличение насыщенных ЖК наблюдалось через 15 минут после воздействия ксилола, при этом достигалось максимальное содержание. через 2 ч [93].

    Помимо быстрой изомеризации ЖК в грамотрицательных бактериях, еще одним быстрым и эффективным ответом на стресс, такой как тепловой шок, изменение pH или присутствие органических растворителей, является высвобождение везикул внешней мембраны (OMV) с поверхности клетки. [61,62,94]. OMV в P. aeruginosa высвобождаются после воздействия антибиотиков и участвуют в высвобождении факторов вирулентности во время инфицирования клеток человека [95]. P. putida DOT-T1E реагировал на присутствие токсичных концентраций длинноцепочечных спиртов, осмотический стресс, вызванный NaCl, тепловой шок и присутствие ЭДТА, высвобождая OMV в течение 10 минут после воздействия стресса, что приводило к высокогидрофобной поверхности клеток [96].OMV содержали в основном 16: 0 и 18: 1ω7 цис , а также значительное количество 18: 0.

    До 1990-х годов считалось, что бактерии не могут продуцировать ПНЖК, за исключением некоторых цианобактерий, но теперь принято, что длинноцепочечные ПНЖК продуцируются морскими бактериями [60,97,98]. Фактически, ПНЖК очень важны для поддержания текучести мембран у прокариот, живущих в глубоком море, при высоком давлении и низкой температуре [52,97]. Производство эйкозапентаеновой кислоты (EPA, C20: 5ω3) было продемонстрировано у морских бактерий после выделения ок.50 000 штаммов бактерий из кишечника нескольких морских рыб и животных [49]. Один из штаммов, SCRC-2738, который был выделен из ставриды и оказался филогенетически сходным с Shewanella putrefaciens , был способен продуцировать 25-40% общей ЖК в виде EPA. Штамм позже был идентифицирован как S. pneumatophori SCRC-2738, и «кластер генов биосинтеза EPA», содержащий пять генов pfaA , pfaB , pfaC , pfaD и pfaE , был идентифицирован как необходимый для Синтез ЭПК [50].У двух барофильных бактерий, DB21MT-2 и DB21MT-5, фосфолипиды детектировали фосфатидилглицерин, фосфатидилинозитол, фосфатидилхолин, дифосфатидилглицерин и фосфатидилэтаноламин и его метилированные формы фосфатидиметил-2-метилфосфат, присоединенные в основном к фосфатидиметил-метил-метилфосфонам, 90 к ним присоединены, и его метилированные формы фосфатидиметил-метил-метилфенилфосфат содержат 90, а фосфатидиметил-метил-метилфенилфосфат соединен с пятью связями, а с фосфатидиметилметилэтиламином позиция [51]. Кроме того, было замечено, что ПНЖК были связаны почти с каждой молекулой фосфатидилглицерина в этих чрезвычайно барофильных бактериях из Марианской впадины на высоте 11000 метров.Более низкая температура фазового перехода фосфатидилглицерина (на 20–30 ° C ниже, чем у фосфатидилэтаноламина) и высокие концентрации ПНЖК позволяют адаптироваться барофильным бактериям к низкой температуре и высокому гидростатическому давлению глубоководной среды [51,99] . Хотя связь между способностью продуцировать ПНЖК и психрофильным и / или пьезофильным ростом убедительно свидетельствует о роли ПНЖК в адаптации бактериальной мембраны, мутант Photobacterium profundum , неспособный продуцировать ПНЖК, мог расти в условиях высокого давления и низких температур [100 ].В этом случае штамм с дефицитом EPA увеличивал содержание мононенасыщенных ЖК в соотношении 16: 1 и 18: 1, что могло компенсировать недостаток EPA для достижения желаемой текучести мембраны.

    О

    ПНЖК сообщалось в основном в морских бактериях, но в последнее время также сообщалось о наличии ПНЖК в бактериях, выделенных из образцов почвы или из образцов неглубоких водоемов. Грамположительный R. erthropolis DSM 1069 реагировал на осмотический стресс, вызванный NaCl, в течение 35 мин после добавления соли [59].Изменения в профиле ЖК можно было наблюдать уже через 6 мин: количество мононенасыщенных ЖК снизилось до ок. половина количества, наблюдаемого в необработанных клетках, и они начали продуцировать гидроксизамещенные, насыщенные метил-разветвленные, насыщенные циклопропил-разветвленные и ПНЖК в концентрациях от 7,8 до 14,7% от общего количества ЖК. Производство ПНЖК было неожиданным, и оно достигло более 36% от общего количества ЖК, когда клетки подвергались в течение 35 минут концентрациям выше 5,5% NaCl.Поскольку появление ПНЖК сопровождалось снижением процента мононенасыщенных ЖК, конститутивно экспрессируемые десатуразы ЖК должны отвечать за синтез ПНЖК. Штамм R. erythropolis DCL14 продуцировал ПНЖК, когда клетки были адаптированы к условиям, ранее считавшимся экстремальными для неадаптированных клеток: когда клетки росли при 4 ° C, при pH 4–10 (но не при pH 3 или 11) и в присутствии стимулирующих количеств NaCl и CuSO 4 в питательной среде [60].Недавно сообщалось, что R. aetherivorans BCP1 продуцирует ПНЖК при использовании нафтеновых кислот в качестве единственного источника углерода и энергии [101].

    Другие изменения, наблюдаемые в составе ЖК во время адаптации к окружающей среде, включают, например, синтез разветвленных ЖК, циклопропановых ЖК или других специализированных липидов. Метил-разветвленные ЖК имеют двухфазную зависимость температуры плавления цепи от положения метильного замещения, потому что эта единственная группа будет делить липидную цепь на более длинные и более короткие участки [102].Метильное разветвление снижает конденсацию липидов, уменьшает толщину липидного бислоя, снижает порядок цепей и увеличивает текучесть мембраны за счет образования изломов в точках разветвления [103]. Циклопропановая ЖК снижает текучесть клеточной мембраны, модулируя упаковку липидов, усиливая образование гош-дефектов и увеличивая диффузию липидов [103]. Тем не менее, циклопропановые ЖК в целом более упорядочены, чем соответствующие ненасыщенные цепи, что может объяснить, как эти ЖК могут повышать стабильность мембраны. E.г., при высоких температурах и одновременно снижают его проницаемость для токсичных соединений.

    Помимо того, что наблюдается у некоторых бактерий, когда клетки входят в стационарную фазу, доля циклопропил-разветвленных ЖК изменяется в ответ, например, клеток R. erythropolis как на низкие, так и на высокие значения pH [60], на кислотный шок. у E. coli [104] и устойчивости Salmonella enterica серовара Typhimurium ( S. typhimurium ) к низким значениям pH [105].Включение циклопропановой ЖК из среды или введение функционального гена cfa в мутантные штаммы cfa E. coli [104] и S. typhimurium [105] восстанавливают устойчивость этих клеток к низким pH. . Поскольку образование циклопропанового кольца в бактериальных мембранах требует высоких энергетических затрат и происходит непосредственно перед прекращением клеточного роста, это может указывать на важность этих ЖК для адаптации клеток к неблагоприятным условиям, обнаруживаемым в стационарной фазе, однако научные доказательства все еще отсутствуют [ 106].

    Исследования состава ЖК клеточной мембраны прокариот демонстрируют множество ответов, которые клетки могут использовать для регулирования текучести клеточной мембраны в сложных условиях. От ферментативных изменений FA до синтеза de novo клетки пытаются произвести самые быстрые изменения, используя как можно меньше энергии. Тем не менее, FA в окружающей среде сами по себе могут приостановить угрозу стабильности и функции мембран бактериальных клеток.Хотя их антибактериальный механизм действия плохо изучен, свободные ЖК, действующие на клеточную мембрану, могут нарушать цепь переноса электронов и окислительное фосфорилирование [107]. ЖК в виде свободных ЖК или в моноацилглицеридах являются многообещающими антибактериальными средствами с возможным терапевтическим применением для здоровья человека и медицины [108].

    2.2. У эукариот

    мембрана эукариотической клетки образует селективный барьер, контролирующий транспорт молекул внутрь и из клетки, регулирует межклеточную коммуникацию и участвует в многочисленных сложных функциях, включая пролиферацию, дифференцировку, секрецию, миграцию, инвазию и фагоцитоз.У эукариот, помимо защиты клетки от окружающей среды, на субклеточном уровне присутствуют мембраны, образующие, например, эндоплазматический ретикулум, окружающий ядро ​​клетки и различные типы органелл. Это способствует большому разнообразию составов мембран у эукариот, которое в дальнейшем расширяется в многоклеточных организмах, где специфические составы мембран необходимы для выполнения специфических тканевых функций (см. [109]). В этом разделе основное внимание уделяется роли жирных кислот, регулирующих свойства плазматических мембран в различных условиях окружающей среды.Состав ЖК модулирует биофизические свойства мембран биологических мембран в составе мембранных липидов, то есть фосфолипидов, фосфинголипидов, сфинголипидов и ганглиозидов. Эти липиды вместе с холестерином разделяются и объединяются в клеточных мембранах, мембранах органелл, двухслойных листочках, образуя мозаику из гелевых и жидких доменов, сосуществующих в плоскости липидного бислоя [110,111]. Длина цепи и степень ненасыщенности, положение двойной связи и гидроксилирование ЖК, интегрированных в фосфолипиды и сфинголипиды, определяют их влияние на биофизические свойства мембран: насыщенные жирные кислоты с короткими цепями образуют менее вязкие мембраны, в то время как мононенасыщенные жирные кислоты и ω6 и ω3 ПНЖК образуют более жидкие мембраны, чем насыщенные ЖК [112].Как и у прокариот, контроль текучести мембран особенно важен у эукариот-пойкилотерм, которые сталкиваются с температурным стрессом.

    Реакция пойкилотермов на изменение температуры окружающей среды неоднородна (см. [113]). Регулировка текучести мембран к различным температурам роста часто подразумевает изменения относительных пропорций класса стеролов и глицеролипидов (т.е. изменения в составе головной группы фосфолипидов) в мембранах [114]. Укорачивание длины углеводородной цепи или введение двойной связи транс, или цис в насыщенную углеводородную цепь, однако, являются широко распространенными механизмами, используемыми пойкилотермами для поддержания порядка липидов на физиологически выгодных значениях.Например, эксперименты с дрожжами показали, что некоторые виды (например, Saccharomyces cerevisiae ) увеличивают длину цепи ЖК с повышением температуры, в то время как другие (например, S. toruloides ) уменьшают степень ненасыщенности ЖК, а другие ( C. utilis и L. starkeyi ) меняют предпочтительный механизм в соответствии с рассматриваемым температурным диапазоном [115].

    Ранние исследования способности растений приспосабливаться к более высоким температурам, проведенные на растениях, адаптированных к высокотемпературному росту [116,117], показали снижение уровня ненасыщенных ЖК (например.ж., 16: 3) и повышение уровня насыщенных ЖК в их мембранах при более высоких температурах роста. Позже аналогичные тенденции были обнаружены для растений из умеренного климата, что свидетельствует о том, что изменения мембранных липидов обычно способствуют способности растений адаптироваться к различным температурам [118,119]. Возможность регулировать степень ненасыщенности ЖК и обеспечивать адаптацию к высокой температуре особенно актуальна в мембране тилакоидов для обеспечения фотосинтетической термостабильности [120].Стоит отметить, что фотосистема II (ФСII) встроена в тилакоидную мембрану и что липиды играют особую роль в сборке и функционировании комплекса ФСII [121].

    У рыб состав мембранных ЖК связан с вязкостью мембран, и было показано, что красные кровяные тельца, а также нейроны взрослого карпа могут непрерывно регулировать текучесть своих внешних мембран при изменении температуры [122]. Эти авторы, используя смеси синтетических фосфатидилэтаноламинов 18: 1/22: 6 и фосфатидилхолинов 16: 0/18: 1, продемонстрировали, что эти молекулярные частицы обладают способностью увеличивать текучесть мембран во время адаптации к пониженным температурам.Сравнимый сдвиг в составе мембран ЖК также наблюдался у эмбрионов рыб, подвергшихся воздействию загрязнителя 2,4-динитрофенола, связанного с эмбрионами, не подвергавшимися воздействию. Эмбрионы, подвергшиеся воздействию этого загрязнителя, показали низкий уровень ПНЖК и увеличение количества насыщенных ЖК, что увеличивало вязкость клеточной мембраны [123].

    Другая реакция на изменения температуры, которая не подразумевает чистый синтез липидов, включает перестановку положений (ремоделирование) прикрепленных FA в глицериновом скелете фосфолипидов, что может изменять T c на 8–9 ° C [124,125].Учитывая, что первая и вторая цис- -двойные связи вызывают массивное изменение температуры перехода (T c ) молекулярных частиц, а дополнительные двойные связи оказывают незначительное или незначительное влияние на T c , накопление ПНЖК при низких температурах должны быть связаны с другими преимуществами (см. ниже) [119]. У гомеотерм, например у млекопитающих, наблюдаемые большие вариации профилей ацильных цепей мембран нескольких типов клеток и тканей намекают на способность этих профилей наделять клеточные мембраны специфическими свойствами.ПНЖК оказывают сильное влияние на другие физические свойства мембран, помимо текучести, которые включают проницаемость мембран, эластичность мембран и деформацию кривизны [126,127,128] с последствиями для слияния мембран и образования пузырьков [129,130], латеральной сегрегации липидов [131] и механизмов флип-флоп [126,127,128]. 132]. Из-за важности липидных взаимодействий для образования мембранных доменов, PUFAs модулируют структуру, организацию и функцию мембранных рафтов, мешают ацилированным белкам в рафтах и ​​способам взаимодействия липидов и белков [133,134].Кроме того, EPA и DHA, как сообщается, изменяют размер, стабильность и распределение мембранных рафтов за счет уменьшения доли MUFA [135, 136, 137], а также влияют на ассоциированные с мембраной белки, такие как сигнальные белки и иммуногенные рецепторы (см. [138]).

    С биофизической точки зрения включение ПНЖК в фосфолипидные мембраны также уменьшает их толщину и вызывает небольшие дефекты геометрического расположения липидов [139]. Эти дефекты разной глубины способствуют связыванию и встраиванию определенных белков с амфипатической α-спиральной конформацией, в зависимости от объема их аминокислотных боковых цепей [140,141].ПНЖК также важны для поддержания спонтанной кривизны и жесткости мембран на изгиб. Уменьшая жесткость изгиба мембраны [142, 143], DHA в фосфолипидах, как было показано, способствует быстрому эндоцитозу [141], а арахидоновая кислота (20: 4ω6) в мембранных фосфолипидах гепатоцитов и энтероцитов способствует транспорту триглицеридов в просвет эндоплазматического ретикулума. [144].

    В клетках крови гибкость мембран увеличивается у животных с рационом, богатым рыбьим жиром (т.например, с большим количеством длинноцепочечных ω3 ПНЖК, таких как EPA и DHA), что имеет важные последствия для микроциркуляции [145]. Уменьшение доли длинноцепочечных ПНЖК в клеточных мембранах наблюдается на доклинических стадиях диабета; Предполагается, что он снижает деформируемость эритроцитов и последующее поступление кислорода к тканям, что способствует микрососудистым осложнениям диабета и тканевой гипоксии [146]. Уменьшение содержания длинноцепочечных ПНЖК эритроцитов в фосфатидил-этаноламинах наблюдалось у людей с диабетом и диабетической ретинопатией, что, по-видимому, компенсируется увеличением количества видов фосфатидилхолина в эритроцитах больных диабетом без диабетической ретинопатии [147].Было высказано предположение, что повышенное высвобождение свободных ЖК из жировой ткани в кровоток при диабете 2 типа и его предиабетической фазе, гестационном сахарном диабете и ожирении повышает концентрацию насыщенных ЖК в плазме (см. [148]). Это, в свою очередь, может привести к переходу от ненасыщенности к насыщению биологических мембран, что повлияет на их гибкость и функциональность.

    Жирные кислоты — ключевые составляющие липидов — биохимия

    Среди наиболее биологически значимых свойств липидов — их гидрофобные свойства.Эти свойства в основном связаны с определенным компонентом липидов: жирными кислотами или просто жирами. Жирные кислоты также играют важную роль в путях передачи сигналов (разделы 15.2 и 22.6.2).

    12.2.1. Название жирных кислот

    Жирные кислоты представляют собой углеводородные цепи различной длины и степени ненасыщенности, заканчивающиеся группами карбоновых кислот. Систематическое название жирной кислоты происходит от названия ее родительского углеводорода путем замены конечного e на oic . Например, насыщенная жирная кислота C 18 называется октадекановой кислотой , потому что родительский углеводород представляет собой октадекан. C 18 жирная кислота с одной двойной связью называется октадек еновой кислотой ; с двумя двойными связями октадека диеновая кислота ; и с тремя двойными связями октадека триеновая кислота . Обозначение 18: 0 означает жирную кислоту C 18 без двойных связей, тогда как 18: 2 означает наличие двух двойных связей.Структуры ионизированных форм двух распространенных жирных кислот — пальмитиновой кислоты (C 16 , насыщенная) и олеиновой кислоты (C 18 , мононенасыщенная) — показаны на рис.

    Рисунок 12.2

    Структуры двух жирных кислот. Пальмитат представляет собой насыщенную жирную кислоту с 16 атомами углерода, а олеат — жирную кислоту с 18 атомами углерода с одинарной цис-двойной связью.

    Атомы углерода жирных кислот нумеруются, начиная с карбоксильного конца, как показано на полях. Атомы углерода 2 и 3 часто обозначают как α и β соответственно.Атом углерода метила на дальнем конце цепи называется атомом углерода . Положение двойной связи обозначается символом Δ, за которым следует верхний индекс. Например, цис 9 означает, что существует двойная цис связь между атомами углерода 9 и 10; транс 2 означает, что существует двойная транс-связь между атомами углерода 2 и 3. В качестве альтернативы положение двойной связи можно обозначить, считая от дистального конца, с атомом ω-углерода (метил углерод) как номер 1.Например, ω-3 жирная кислота имеет структуру, показанную на полях. Жирные кислоты ионизируются при физиологическом pH, поэтому их уместно называть в соответствии с их карбоксилатной формой: например, пальмитат или гексадеканоат.

    12.2.2. Жирные кислоты различаются по длине цепи и степени ненасыщенности

    Жирные кислоты в биологических системах обычно содержат четное число атомов углерода, обычно от 14 до 24 (). Наиболее распространены 16- и 18-углеродные жирные кислоты. Углеводородная цепь в жирных кислотах животного происхождения почти всегда неразветвленная.Алкильная цепь может быть насыщенной или содержать одну или несколько двойных связей. Конфигурация двойных связей в большинстве ненасыщенных жирных кислот цис. Двойные связи в полиненасыщенных жирных кислотах разделены по крайней мере одной метиленовой группой.

    Таблица 12.1

    Некоторые встречающиеся в природе жирные кислоты животных.

    Свойства жирных кислот и липидов, полученных из них, в значительной степени зависят от длины цепи и степени насыщения. Ненасыщенные жирные кислоты имеют более низкие температуры плавления, чем насыщенные жирные кислоты такой же длины.Например, температура плавления стеариновой кислоты составляет 69,6 ° C, тогда как температура плавления олеиновой кислоты (которая содержит одну цис-двойную связь) составляет 13,4 ° C. Температуры плавления полиненасыщенных жирных кислот серии C 18 еще ниже. Длина цепи также влияет на температуру плавления, о чем свидетельствует тот факт, что температура плавления пальмитиновой кислоты (C 16 ) на 6,5 градусов ниже, чем у стеариновой кислоты (C 18 ). Таким образом, коротких цепей и ненасыщенности увеличивают текучесть жирных кислот и их производных.

    Границы | Диетические жирные кислоты, воспаление мозга и психическое здоровье

    Введение

    Западное общество пережило заметные изменения в питании за последнее столетие. Множественные факторы, проистекающие в первую очередь из промышленной революции и массовой урбанизации, привели к тому, что профиль питания населения увеличился в сторону увеличения потребления обработанных продуктов и продуктов животного происхождения, насыщенных жиров и рафинированных сахаров при одновременном сокращении потребления овощей, фруктов, клетчатки и рыба (Попкин, Гордон-Ларсен, 2004; Попкин и др., 2012). Более того, эти изменения в пищевых привычках были связаны с увеличением размера порций и снижением расхода энергии, что сделало современный образ жизни крайне ожирением (Bray and Popkin, 1998; Hill and Peters, 1998; Kopelman, 2000; Berthoud, 2012). За тот же промежуток времени распространенность аффективных расстройств значительно возросла в западных странах, даже с учетом меняющихся диагностических критериев и других смешивающих факторов (Hagnell, 1989; Hidaka, 2012). По мере того, как механизмы, связывающие диету с психическим здоровьем, становятся все более понятными, накопление данных свидетельствует о том, что современная / западная диета может быть одним из драйверов этого увеличения (Jacka et al., 2010; O’Neil et al., 2014).

    Для решения этой проблемы зарождающаяся область «психиатрия питания» (Logan and Jacka, 2014) фокусируется на клинических исследованиях, изучающих влияние как отдельных питательных веществ, так и общего качества диет на частоту и прогрессирование распространенных психических состояний, чаще всего тревожности. и расстройства настроения. Параллельно с этим эта область стремится преодолеть проблемы, связанные с сочетанием сложностей питания и поведения человека, которые трудно контролировать и последовательно оценивать (Jacka, 2017).

    Хотя не оспаривается, что современный образ жизни и пищевое поведение способствуют избытку энергии и ее хранению в форме увеличения жировой ткани (Spiegelman and Flier, 2001), точное значение состава макроэлементов — баланса белков, углеводов и жир — для регулирования массы тела остается предметом обсуждения. В то время как некоторые авторы приводят доводы в пользу непропорционального вклада одного типа питательных веществ в развитие ожирения и метаболических нарушений, другие утверждают, что такие патологии не сильно зависят от состава рациона, а основываются на положительном энергетическом балансе.

    Брей и Попкин (2014), например, предположили, что повышенное потребление углеводов — в основном в форме напитков, подслащенных глюкозой / фруктозой, которые являются основным источником добавленных сахаров в современном обществе, — является ключевым фактором современной пандемии ожирение и нарушения обмена веществ (Bray et al., 2004; Bray, Popkin, 2014). Действительно, многочисленные мета-анализы показывают положительную корреляцию между потреблением сахара и повышенным риском инсулинорезистентности, неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБП), ожирения и диабета 2 типа (Ludwig et al., 2001; Брей и др., 2004; Малик и др., 2006, 2010; Montonen et al., 2007; Оуян и др., 2008; Брей и Попкин, 2014; Моска и др., 2017). Хотя такая корреляция не была последовательно продемонстрирована при контроле общего потребления энергии, авторы утверждают, что добавленные калории, полученные из сахаросодержащих напитков, как правило, не компенсируются где-либо еще, поскольку они не эффективно подавляют потребление других калорий. Механически повышенное поглощение фруктозы и метаболизм в печени стимулируют de novo липогенез (DNL), что приводит к увеличению содержания внутрипеченочных липидов, что приводит к увеличению производства и секреции липопротеинов очень низкой плотности и триглицеридов.В долгосрочной перспективе эти изменения могут привести к увеличению накопления жира в висцеральной жировой ткани и эктопическому отложению липидов в таких тканях, как мышцы, что еще больше способствует инсулинорезистентности (Lê et al., 2009; Stanhope et al., 2009; Stanhope, 2016). ; Mock et al., 2017).

    С другой стороны, как подчеркнули Хан и Сивенпайпер (2016), недавние тенденции к снижению потребления сахара взрослыми в США не сопровождались сокращением ожирения и нарушений обмена веществ. Кроме того, как упоминалось выше, большинство контролируемых испытаний с использованием изокалорийных диет не продемонстрировали конкретного вклада какого-либо типа питательных веществ в ожирение, что позволяет предположить, что общее энергетическое содержание является наиболее важной переменной (Kahn and Sievenpiper, 2014; Khan and Sievenpiper, 2016).

    Что касается роли потребления жиров, Hu et al. (2018) недавно опубликовали убедительный отчет, в котором сравниваются долгосрочные эффекты 29 типов диеты с различными пропорциями жиров, углеводов и белков на пяти разных линиях мышей. К удивлению, они обнаружили, что содержание жира в рационе является единственным фактором увеличения потребления энергии и ожирения. Это наблюдение объяснялось гедонистическим побуждением, связанным с жиром, но они не наблюдали аналогичного эффекта с сахаром (Hu et al., 2018).Тот факт, что определенный состав рациона может способствовать более высокому потреблению энергии независимо от собственной энергетической плотности диеты, добавляет дополнительный уровень сложности в эту область, особенно при разработке и проведении клинических испытаний.

    Hu et al. (2018) представляют интересную дискуссию о переводимости этого открытия и возможности проведения эквивалентного исследования на людях. Однако, будь то из-за его более высокого содержания энергии по сравнению с другими питательными веществами, из-за его полезной ценности, которая приводит к увеличению потребления калорий, или из-за специфических, но еще не полностью изученных сигналов и метаболической дисрегуляции, влияние повышенного потребления жиров на развитие диеты. Связанные с этим заболевания были хорошо задокументированы на протяжении многих лет (отличный недавний обзор см. в Ludwig et al., 2018). Несмотря на то, что остается спорным вопрос о значении общего потребления жира для накопления жира в организме, несколько исследований не указывают на причинно-следственную связь (Curb and Marcus, 1991; Willett, 1998, 2002; Vergnaud et al., 2013), чрезмерное потребление энергии из пищевых жиров является установлено как важный фактор увеличения ожирения (Horton et al., 1995; Bray and Popkin, 1998).

    Фантастическая способность жировой ткани к ремоделированию допускает гипертрофию и гиперплазию адипоцитов в ответ на доступность питательных веществ и избыток энергии.Однако в патологических условиях потребность в адаптации превышает возможности ткани. Гипоксия и гибель клеток адипоцитов приводят к рекрутированию и поляризации макрофагов, увеличению воспалительных маркеров, секреции цитокинов и хемокинов и нарушению регуляции потоков свободных жирных кислот (FFA) (Sun et al., 2011).

    Повышенное количество циркулирующих FFA и провоспалительных факторов также играет центральную роль в резистентности к инсулину и нарушении регуляции гомеостаза глюкозы, основных аспектов сахарного диабета 2 типа (T2DM) (Greenberg and Obin, 2006).Ожирение и СД2 в настоящее время поражают значительную часть населения мира и считаются глобальными эпидемиями, при этом ожирение является ведущим фактором риска СД2 (Barnes, 2011).

    Примечательно, что состав жирных кислот в диетах влияет на их профиль ожирения и общую токсичность. В частности, обогащение насыщенными жирными кислотами (НЖК) приводит к диете, которая вызывает большее накопление телесного жира и меньшее насыщение, чем диеты, обогащенные полиненасыщенными жирными кислотами (ПНЖК) (Lawton et al., 2000; Пирс и др., 2003; Муссави и др., 2008; Филлипс и др., 2012). Более того, было показано, что чрезмерное потребление НЖК увеличивает количество НЖК в кровотоке, увеличивает экспрессию генов, участвующих в воспалительных процессах в жировой ткани, снижает чувствительность к инсулину и увеличивает содержание внутрипеченочных триглицеридов у людей (Vessby et al., 2001; van Dijk et al., 2009; Росквист и др., 2014).

    Долгосрочные продольные исследования связывают низкое потребление ПНЖК и высокое потребление холестерина и НЖК с повышенным риском нарушения когнитивной функции и развития деменции, включая болезнь Альцгеймера (Kalmijn et al., 1997; Моррис и др., 2003a, b, 2004; Barnard et al., 2014; Reichelt et al., 2017). В этом контексте было высказано предположение, что метаболический дисбаланс, вызванный диетой с высоким содержанием жиров и малоподвижным образом жизни, представляет собой важный фактор риска БА, особенно из-за его связи с более высокими уровнями свободных жирных кислот в плазме, хроническим воспалением низкой степени, резистентностью к инсулину и СД2 ( Де Феличе, 2013). Кроме того, в то время как умеренное потребление ПНЖК в среднем возрасте, по-видимому, снижает риск деменции при старении (Laitinen et al., 2006), было обнаружено, что потребление насыщенных и транс-ненасыщенных жиров положительно связано с повышенным риском БА (Morris et al., 2003b). Приверженность средиземноморской диете и частое употребление фруктов и овощей, рыбы и масел, богатых ω-3 (n-3 ПНЖК), было предложено как фактор, способный предотвратить БА и деменцию (Scarmeas et al., 2006; Barberger-Gateau). и др., 2007, 2011). Более того, когнитивные способности у пожилых людей (65–90 лет), лишенных значительных когнитивных нарушений, были лучше у субъектов, потребляющих большое количество овощей, фруктов и витаминов и более низкое потребление мононенасыщенных жирных кислот, НЖК и холестерина (Ortega et al. al., 1997).

    Существует тесная взаимосвязь между метаболическим синдромом, СД2 и дисфункцией мозга, охватывающая как расстройства настроения, так и когнитивные расстройства (Ott et al., 1996; De Felice, 2013; Santos et al., 2016; Rebolledo-Solleiro et al., 2017). Механизмы, лежащие в основе этой связи, по-видимому, в значительной степени основаны на нейровоспалении и нарушении регуляции передачи сигналов инсулина в головном мозге, оба из которых могут быть результатом дисбаланса питания (обзор в Luchsinger, 2012; De Felice and Ferreira, 2014; Holt et al., 2014; Sevilla-González et al. ., 2017).

    В следующих разделах мы сосредоточимся на имеющихся данных о связи между диетическими жирными кислотами и их потенциальной ролью в психическом здоровье, особенно при депрессивных расстройствах. Мы исследуем, как жирные кислоты, благодаря их потенциалу в качестве модуляторов нейровоспаления и передачи сигналов инсулина, могут играть ключевую роль во взаимодействии между диетой и психическим здоровьем. Мы также обсуждаем некоторые из недавних работ, изучающих, как выбор диеты может влиять на дофаминергическую систему, которая все больше участвует в патофизиологии депрессии.

    Популяционные исследования человека

    Несмотря на то, что были проведены многочисленные обсервационные исследования, рандомизированные контролируемые испытания (РКИ) по взаимосвязи между диетой и расстройствами настроения сравнительно редки. В ходе метаанализа, проведенного в 2014 г. (Lai et al., 2014), была изучена связь между режимами питания и депрессией, и было обнаружено 20 обсервационных исследований, соответствующих критериям включения, но только одно РКИ. Эти авторы пришли к выводу, что «здоровое» питание, включая большое количество фруктов, овощей, рыбы и цельнозерновых, обратно коррелирует с депрессией.Примерно в то же время другой метаанализ, проведенный Psaltopoulou et al. (2013) пришли к аналогичным выводам при изучении девяти обсервационных исследований, в которых главным результатом была депрессия, и восьми исследований, посвященных оценке когнитивной функции. Они обнаружили значительную связь между соблюдением средиземноморской диеты — схемы питания, аналогичной той, что использовали Lai et al. (2014) классифицируются как здоровые и имеют более низкий уровень депрессии и когнитивных нарушений.

    Поскольку люди обычно не потребляют какой-либо один тип пищи изолированно, исследования с изолированными питательными веществами, такими как жирные кислоты, не только трудно выполнить, но и обменять потенциальную значимость на увеличение мощности.Таким образом, чтобы подходить к вопросам, касающимся роли определенных питательных веществ, авторы часто полагаются на добавки или наблюдательные исследования, чтобы найти корреляцию между результатами исследований и конкретными биомаркерами, отражающими уровень потребления или метаболизма питательных веществ. Интересно, что метаанализ 13 рандомизированных плацебо-контролируемых исследований с участием в общей сложности 1233 пациентов с большим депрессивным расстройством (БДР) продемонстрировал положительный эффект добавления омега-3 ПНЖК на симптомы депрессии (Mocking et al., 2016), с большим эффектом при более высоких дозах и у пациентов, одновременно получающих антидепрессанты, что предполагает потенциальную адъювантную роль омега-3 жирных кислот в лечении БДР.

    Результаты нескольких других метаанализов и эпидемиологических исследований показывают, что пониженные уровни ПНЖК могут быть вовлечены в патогенез когнитивных расстройств и расстройств настроения и могут быть терапевтическими целями при этих заболеваниях. Метаанализ 14 исследований показал, что субъекты с депрессивными симптомами или социальными тревожными расстройствами имели более низкие уровни циркулирующих n-3 ПНЖК, эйкозапентаеновой кислоты, 20: 5n-3 (EPA) и докозагексаеновой кислоты, 22: 6n-3 (DHA). ) и / или более высокие уровни n-6 PUFA, арахидоновой кислоты, 20: 4n-6 (ARA), чем у контрольных субъектов (Lin et al., 2010). Кроме того, посмертный анализ орбитофронтальной и префронтальной коры головного мозга пациентов с большой депрессией показал более низкие уровни DHA по сравнению с контролем (McNamara et al., 2007, 2013). Более того, недавнее 7-летнее контрольное исследование 69 молодых людей с фенотипом сверхвысокого риска психоза показало, что более низкие уровни EPA и / или DHA и более высокое соотношение n-6 / n-3 ПНЖК во фракции фосфатидилэтаноламина. мембран эритроцитов, в частности, прогнозируемые расстройства настроения (в этой когорте 24 пациента получили диагноз БДР и 2 — биполярное расстройство в течение периода наблюдения; Berger et al., 2017). В целом, эти и другие исследования предполагают участие ПНЖК в патогенезе расстройств настроения и когнитивных расстройств, обеспечивая основу для подходов к диетической психиатрии при этих широко распространенных и приводящих к инвалидности заболеваниях.

    Диета с высоким содержанием жиров на моделях грызунов

    Многие из текущих выводов о влиянии HFD на здоровье человека были основаны на исследованиях на животных моделях, в основном на грызунах, или на них повлияли исследования. Как и у людей, диета, обогащенная жирами, вызывает быстрое увеличение веса и метаболические изменения на животных моделях.Хотя термин «диета с высоким содержанием жиров» широко используется для описания исследований, в которых жир соответствует самой высокой доле потребляемой энергии, этот процент может составлять от 20 до 60% от общего количества потребляемой энергии, а в состав рациона могут входить жиры животного происхождения или растительные масла. Более того, состав контрольной диеты часто не стандартизирован: неочищенный корм используется в качестве контроля, а в некоторых исследованиях вообще не упоминается состав контрольной диеты (Buettner et al., 2007; Hariri and Thibault, 2010). .Кроме того, возраст начала воздействия HFD также варьируется в разных исследованиях. Отсутствие стандартизации в исследованиях в рамках HFD приводит к большой вариативности наблюдаемых результатов и трудностям в проведении сравнений между исследованиями.

    Несмотря на разные протоколы, некоторые эффекты избытка жира в рационе оказываются центральными и сильными у мышей. В историческом отчете Xu et al. (2003), например, ожирение, вызванное у мышей C57BL / 6J длительным воздействием HFD (содержащего до 60% калорий из жира), вызывало увеличение количества и размера адипоцитов, массы тела, уровня глюкозы в крови натощак и индуцировало гиперинсулинемия (Xu et al., 2003). Позже было показано, что эти метаболические изменения происходят даже после непродолжительного употребления жирной диеты (Lee et al., 2011).

    Hotamisligil et al. (1993) продемонстрировали центральную роль TNF-α в диабете и инсулинорезистентности, вызванной ожирением, с использованием мышей db / db, ob / ob, tub / tub и fa / fa, генетических моделей метаболических нарушений (недавно обзор в Kleinert et al. др., 2018). У этих мышей Hotamisligil et al. (1993) показали, что повышенная экспрессия TNF-α в адипоцитах, а также высокие уровни этого цитокина в кровотоке приводят к инсулинорезистентности.В соответствии с этими выводами Xu et al. (2003) далее показали, что чрезмерное рекрутирование макрофагов и повышенная экспрессия ADAM8, MIP-1α, MCP-1, MAC-1, F4 / 80 и CD68 в белой жировой ткани способствуют возникновению хронического воспаления и увеличению производства и высвобождение провоспалительных цитокинов, особенно TNF-α и IL-6, в кровоток. Позднее эти результаты были подтверждены другими исследователями и позволили выделить воспаление, вызванное ожирением, в более широкую картину (Hotamisligil et al., 1993; Веллен и Хотамислигил, 2003 г .; Сюй и др., 2003; Lumeng et al., 2007; Eder et al., 2009).

    Модель HFD на мышах сыграла важную роль в изучении молекулярных механизмов, участвующих в FFA-индуцированном T2DM. Впервые на людях было показано, что избыточные СЖК в кровотоке подавляют передачу сигналов инсулина и метаболизм глюкозы в некоторых тканях, таких как адипоциты, печень и мышцы. Было показано, что избыток СЖК снижает транспорт и метаболизм глюкозы в мышцах за счет уменьшения транслокации GLUT4 к плазматической мембране (Roden et al., 1996) и ингибировать передачу сигналов инсулина за счет увеличения фосфорилирования серина IRS-1 и снижения инсулино-стимулированной активности PI3-киназы (Goodyear et al., 1995; Dresner et al., 1999). Важная роль воспалительных реакций в этом процессе, кульминацией которых является активация стрессовых киназ, таких как JNK и IKKβ, которые, в свою очередь, нацелены на IRS, была описана на моделях мышей HFD (Yuan et al., 2001; Hirosumi et al., 2002 ; Аркан и др., 2005).

    Повышенное содержание насыщенных жирных кислот, наблюдаемое на моделях ожирения и высокого потребления жиров, обладает внутренним провоспалительным потенциалом, который влияет на важные функции клеток.Жирные кислоты могут активировать передачу сигналов Toll-подобного рецептора 4 (TLR4) в адипоцитах и ​​макрофагах и индуцировать воспалительную передачу сигналов (Shi et al., 2006), а мыши, лишенные TLR4, оказались защищены от ожирения, вызванного диетой с высоким содержанием жиров, и инсулинорезистентности. (Poggi et al., 2007; Davis et al., 2008). TLR представляют собой семейство трансмембранных рецепторов типа I, которые распознают различные молекулярные паттерны, связанные с опасностью микробов (DAMP) и патоген-ассоциированные молекулярные паттерны (PAMP), и организуют внутриклеточный сигнальный ответ, играя важную роль в инфекционных и воспалительных заболеваниях.Среди по крайней мере 13 членов TLRs, описанных у млекопитающих, TLR2 и TLR4 лучше всего охарактеризованы с точки зрения их участия в иммунном ответе (Fessler et al., 2009). TLR4 играет критическую роль во врожденной иммунной системе, активируя MyD88-зависимые и MyD88-независимые провоспалительные сигнальные пути, а также ответ NFκB (Lu et al., 2008).

    Расстройства настроения не могут быть полностью воспроизведены на моделях грызунов. Помимо не до конца изученной этиологии, они включают симптомы, которые могут не существовать вне человеческого опыта, такие как неуместная вина и суицидальность (Krishnan and Nestler, 2011).Однако модели на грызунах могут демонстрировать симптомы депрессии, такие как поведенческие корреляты безнадежности или ангедонии. Последние данные о крысах и мышах, получавших HFD, предполагают положительную связь между HFD и такими депрессивными фенотипами (Yang et al., 2016; Arcego et al., 2018; Hassan et al., 2018), что может быть причинно связано с диетой, вызванной воспалительные процессы, о которых говорится ниже.

    Насыщенные жирные кислоты и нейровоспаление: возможные связи с расстройствами настроения

    Клетки микроглии быстро реагируют на патологические изменения в головном мозге, изменяя их морфологию и фагоцитарное поведение, а также увеличивая цитотоксические ответы за счет секреции NO, протеаз и цитокинов, таких как TNF-α и IL-1β (Kreutzberg, 1996).Было показано, что НЖК, такие как пальмитиновая кислота, вызывают активацию рецепторов TLR4 в микроглии гипоталамуса и стимулируют высвобождение цитокинов (Valdearcos et al., 2014), что указывает на потенциальный механизм, с помощью которого HFD приводит к воспалению мозга. Примечательно, что гиппокамп — ключевая область мозга, участвующая не только в обучении и памяти, но также в депрессии и действии антидепрессантов — уязвима к измененным уровням IL-1β, IL-6 и TNF-α, поскольку эти цитокины имеют важное значение. роли в синаптической пластичности и могут ингибировать нейрогенез (Sheline, 2011; Calabrese et al., 2014).

    Микроглия и астроциты необходимы для нормальной синаптической функции. Синаптическая обрезка микроглией необходима для созревания синапсов и нейротрансмиссии (Paolicelli et al., 2011), в то время как астроциты выполняют важные метаболические функции и функции пластичности (Beattie et al., 2002; Singh and Abraham, 2017). Важно отметить, что депрессивно-подобное поведение у грызунов, вызванное HFD, а также когнитивные нарушения были связаны с воспалением головного мозга. Например, Dutheil et al. (2016) показали, что, помимо классических метаболических изменений, крысы, получавшие HFD (60% калорий в виде жира) в течение 16 недель, демонстрируют ангедоническое поведение, которое проявляется наряду с нарушением передачи сигналов инсулина и повышенными уровнями цитокинов, таких как IL-6, IL-1β и TNF-α в гиппокампе.В свою очередь, у мышей, подвергавшихся длительному HFD, обнаружен дефицит пространственной памяти в водном лабиринте Морриса с повышенными уровнями TNF-α в сыворотке и гиппокампе и присутствием активированной микроглии в гиппокампе, а также сниженным ветвлением дендритов и сложностью ( Heyward et al., 2012; Jeon et al., 2012).

    В соответствии со структурным сходством между SFAs и липидной частью бактериального липополисахарида (LPS), несколько линий доказательств предполагают, что SFAs действуют как лиганды TLR. Эксперименты in vitro показали, что SFAs активируют TLR2, чтобы вызвать воспалительный ответ (Erridge and Samani, 2009; Huang et al., 2012), а многочисленные сообщения связывают SFA с TLR4-опосредованными сигнальными путями в иммунных клетках (Park et al. ., 2009; Роджеро, Колдер, 2018). Используя как линию микроглиальных клеток BV-2, так и первичные культуры микроглии, Wang et al. (2012) продемонстрировали, что пальмитиновая кислота и стеариновая кислота индуцируют реактивный микроглиальный фенотип и повышают уровни воспалительных маркеров TLR4-зависимым образом.Было показано, что НЖК, лауриновая, пальмитиновая и стеариновая кислоты, но не ненасыщенные жирные кислоты или ПНЖК, индуцируют активацию NF-κB и экспрессию ЦОГ-2 и других воспалительных маркеров в макрофагах, эффекты ингибируются в доминантно-отрицательных клетках TLR4 (Lee и др., 2001). Кроме того, секреторный белок печени фетуин-A (FetA) был предложен как адаптерный белок между FFAs и активацией TLR4, соединяющий FFAs с TLR-опосредованным воспалением (Pal et al., 2012). Однако важно отметить, что роль TLR как рецепторов SFA все еще остается предметом дискуссий.Самым последним вызовом этому понятию стал убедительный отчет Ланкастера и др. (2018) предполагают, что SFA не являются прямыми лигандами TLR4 в макрофагах, а вместо этого вносят вклад в провоспалительную передачу сигналов, изменяя метаболизм липидов в этих клетках. Они согласовывают эти результаты с данными прошлой литературы, показывая, что, несмотря на то, что он не является прямой мишенью, TLR4-зависимое праймирование является требованием для индуцированной SFA воспалительной передачи сигналов.

    Воспаление стало важным фактором расстройств настроения.У пациентов с расстройствами настроения наблюдаются повышенные уровни цитокинов в плазме, таких как TNF-α, IL-6 и IL-1β, а также повышенная экспрессия воспалительных маркеров в клетках крови (обзор Mechawar and Savitz, 2016). Повышенное потребление диеты с высоким содержанием жиров связано с депрессивным поведением и эмоциональными расстройствами у мышей (Wang et al., 2017; Arcego et al., 2018; Vagena et al., 2018; Xu et al., 2018) и нейровоспалением. может быть важным модулятором этих поведенческих изменений. Пальмитиновая кислота устраняет миграцию и фагоцитарную активность микроглии в ответ на интерферон-γ, тем самым влияя на защитную реакцию этих клеток после воспалительного заражения in vitro (Yanguas-Casás et al., 2018). Посмертный анализ ткани головного мозга пациентов с БДР показал увеличение пальмитиновой кислоты на 6,5% и снижение олеиновой кислоты в миндалине на 6,2% по сравнению с контрольной группой (Hamazaki et al., 2012), что дополнительно указывает на изменение уровней специфического жирные кислоты могут быть вовлечены в дисфункцию мозга.

    Одной из возможных механистических связей между нейровоспалением и расстройствами настроения является положительный эффект провоспалительных цитокинов на экспрессию в микроглии индоламин-2,3-диоксигеназы (IDO), фермента, который превращает триптофан в кинуренин (Wichers and Maes, 2004; Dantzer et al. al., 2008). Более низкая доступность триптофана в головном мозге из-за активации этого альтернативного пути может замедлить его превращение в 5-гидрокситриптофан, лимитирующую стадию синтеза серотонина, осуществляемую триптофангидроксилазой. Примечательно, что, хотя это далеко не единственный вовлеченный фактор, было показано, что истощение серотонина вызывает депрессивные симптомы на животных моделях и влияет на настроение у людей при определенных условиях (Ruhé et al., 2007; O’Connor et al., 2009). Кроме того, повышенный метаболизм кинуренина может привести к чрезмерному производству 3-гидроксикинуренина, генератора активных форм кислорода (АФК), и хинолиновой кислоты, агониста рецептора NMDA, оба из которых могут иметь свои собственные последствия для депрессии (Müller and Schwarz, 2007 ).

    Другой возможный механизм, связывающий нейровоспаление с настроением, включает именно уязвимость моноаминергических путей к окислительному стрессу. Тетрагидробиоптерин (BH 4 ) является важным кофактором, необходимым для определенных ферментативных реакций, таких как реакции, проводимые триптофангидроксилазой, фенилаланингидроксилазой (которая превращает фенилаланин в тирозин) и тирозингидроксилазой (которая превращает тирозин в L -DOPOP). лимитирующая стадия синтеза дофамина).BH 4 может быть легко инактивирован ROS, что является вероятным событием в сильных провоспалительных условиях, влияя, таким образом, на уровни дофамина и серотонина (обзор Swardfager et al., 2016). Примечательно, что в дополнение к роли серотонина, упомянутой выше, недавние отчеты показали, что нейротрансмиссия дофамина, особенно в цепи вентральной тегментальной области и прилежащего ядра, важна для выражения депрессивных фенотипов и социального поведения, и, таким образом, его истощение может способствовать расстройства настроения (Tye et al., 2012; Gunaydin et al., 2014; Мэтьюз и др., 2016).

    Полиненасыщенные жирные кислоты, нейровоспаление и связь с расстройствами настроения

    Изменения в питании, наблюдаемые во всем мире в последние несколько десятилетий, привели к появлению большого количества НЖК и омега-6 (n-6) ПНЖК в рационе человека за счет увеличения потребления молочных продуктов, растительных масел и красного мяса. Это изменение диеты сопровождалось сокращением потребления фруктов, овощей, бобовых, зерновых и рыбы, важных источников омега-3 (n-3) ПНЖК.Эти изменения привели к увеличению соотношения омега-6 / омега-3 примерно с 1: 1 до 10: 1, достигнув 20-25: 1 или выше, а также к вызывающему тревогу дефициту омега-3 среди населения мира, в основном в Западные страны (Симопулос, 2011).

    ПНЖК омега-3 и омега-6 подразделяются на эти две группы в соответствии с положением двойной связи, ближайшей к метильному концу углеводородной цепи, и вместе составляют семейство полиненасыщенных жирных кислот с очень длинной цепью (VLC). -ПУЖК).Основными VLC-PUFA у людей являются омега-3 PUFA, EPA и DHA, а также омега-6 PUFA, ARA, которые являются компонентами мембранных фосфолипидов и важных сигнальных молекул (Zárate et al., 2017). У человека VLC-PUFA в небольших количествах эндогенно синтезируются в результате поступления с пищей незаменимых жирных кислот, линолевой кислоты (LA) и альфа-линоленовой кислоты (ALA). Это предшественники синтеза ARA, EPA и DHA под действием ферментов элонгазы и десатуразы, которые последовательно удлиняются и включают двойные связи в углеродную цепь.Таким образом, адекватный баланс этих питательных веществ в рационе необходим для здорового развития, выживания и старения (Calder, 2018).

    Мозг — орган, богатый липидами, и примерно 35% этих липидов составляют ПНЖК (Yehuda et al., 1999). DHA и ARA являются основными компонентами ПНЖК в клетках мозга. Они преимущественно этерифицированы в виде глицерофосфолипидов на плазматической мембране (приблизительно 10 000 нмоль на грамм ткани мозга), но также обнаруживаются в гораздо меньших количествах в неэтерифицированной форме (около 1 нмоль на грамм ткани мозга).Они действуют как структурные компоненты и сигнальные молекулы в нейронах, глиальных клетках и эндотелиальных клетках (Bazinet and Layé, 2014). Исследования на людях и, в основном, на животных моделях показали, что ПНЖК попадают в мозг через липопротеины или транспорт альбумина в этерифицированной форме, в виде лизофосфатидилхолина, или в неэтерифицированной форме, путем пассивной диффузии через триггерный механизм или через переносчики белков. такие как связывающие жирные кислоты белки (FABP), транспортный белок жирных кислот (FATP), транслоказы жирных кислот (FAT / CD36) и белок 2, содержащий домен суперсемейства главного фасилитатора (Mfsd2a) (Lauritzen et al., 2001; Умхау и др., 2009; Доменикиелло и др., 2014; Нгуен и др., 2014; Чен и др., 2015; Лю и др., 2015; Пан и др., 2015, 2016; Hachem et al., 2016). ПНЖК играют важную роль в функции мозга, включая синаптическую пластичность, нейротрансмиссию, метаболизм, нейрогенез, нейровоспаление и нейрозащиту (Bazinet and Layé, 2014). Поэтому неудивительно, что пониженное или несбалансированное питание и уровни ПНЖК в мозге (в частности, DHA) связаны с расстройствами мозга, включая когнитивные расстройства и расстройства настроения (см. Ниже).

    В дополнение к модуляции передачи сигналов серотониновых (5-HT1 и 5-HT4), бета-адренергических и дофаминовых (D1 и D2) рецепторов за счет увеличения активности аденилатциклазы и протеинкиназы A (PKA) (Liu et al., 2015), ПНЖК играют важную роль в нейровоспалении, важном этиологическом факторе расстройств настроения (Chang et al., 2015; Yirmiya et al., 2015; Chen et al., 2018). ПНЖК омега-6 и омега-3 оказывают противоположное действие на модуляцию воспаления. ARA является важным предшественником эйкозаноидов, биоактивных молекул, регулирующих воспалительный процесс в иммунных клетках.В ответ на воспалительные стимулы фосфолипиды мембран расщепляются фосфолипазой A2 (PLA-2) и высвобождают ARA, субстрат циклооксигеназы (COX), липоксигеназы (LOX) и цитохрома P450. Это стимулирует синтез простагландинов (PG), тромбоксанов (TX) и лейкотриенов (LT), ключевых провоспалительных медиаторов (Innes and Calder, 2018). Посмертный анализ головного мозга пациентов с биполярными расстройствами показал нарушение регуляции высвобождения ARA и последующего метаболизма во фронтальной коре головного мозга (Kim et al., 2009), и было обнаружено, что стабилизаторы настроения, такие как литий, вальпроат и карбамазепин, модифицируют каскад ARA в головном мозге (Kim et al., 2009). Эти результаты показывают, что повышенный уровень ARA из рациона может привести к обострению и нарушению регуляции воспалительного ответа в клетках мозга, тем самым внося свой вклад в механизмы, связанные с расстройствами настроения.

    Исследования in vitro показали, что ПНЖК омега-3 модулируют функции микроглии. Например, обработка EPA ингибировала продукцию провоспалительных цитокинов микроглией (IL-1β, IL-6 и TNF-α) (Liuzzi et al., 2007) in vitro , а добавление омега-3 ПНЖК ингибировало активацию микроглии и сдвигало профиль микроглии с так называемого классического провоспалительного M1 на нейрозащитный фенотип M2 в модели повреждения мозга у крыс (Chen et al. , 2018). При включении в мембраны микроглии, DHA, которая была описана как мощный иммуномодулятор в клетках мозга (Antonietta Ajmone-Cat et al., 2012), блокирует распознавание LPS рецепторами клеточной поверхности и ингибирует ядерный фактор каппа B (NF-κB). ) активация и синтез IL-1β и TNF-α (De Smedt-Peyrusse et al., 2008). Кроме того, DHA предотвращает LPS-индуцированное нейровоспаление и восстанавливает синаптическую структуру и функции в пирамидных нейронах CA1 гиппокампа (Chang et al., 2015). У мышей Fat-1, которые превращают n-6 в n-3 ПНЖК в головном мозге, кормление диетой, обогащенной DHA, предотвращало индуцированное LPS повышение провоспалительных цитокинов, активацию микроглии, депрессивное поведение и снижение уровней BDNF. (Gu et al., 2018).

    ПНЖК омега-3, в основном EPA, являются конкурентными субстратами для ферментов, участвующих в биосинтезе медиаторов воспаления, полученных из ARA.Повышенное потребление ПНЖК приводит к составу мембранных фосфолипидов с повышенными уровнями этих жирных кислот и к снижению медиаторов воспаления, производных от ARA (обзор у Calder, 2015). Более того, DHA и EPA являются предшественниками важных липидных медиаторов, обладающих противовоспалительным и способствующим рассасыванию действием, таких как резольвины и протектины. Резолвин D1 (RvD1) и резолвин E1 (RvE1), например, снижают LPS-индуцированную микроглиальную экспрессию провоспалительных цитокинов, а именно TNF-α, IL-6 и IL-1β (Rey et al., 2016).

    Жирные кислоты, изменения микробиоты и расстройства настроения

    Недавно ось кишечник – микробиота – мозг была вовлечена в нейровоспаление и развитие нервно-психических расстройств. Сравнительный анализ между детьми из сельской африканской деревни в Буркина-Фасо (которых кормили сельской пищей) и европейскими детьми (которых кормили современной западной диетой), показал значительные различия в микробиоте кишечника между двумя группами (De Filippo et al., 2010), и предположили важную роль нутритивного перехода в изменении микробиома кишечника человека и в развитии воспалительных заболеваний.

    Микробиом кишечника быстро реагирует на состав рациона. Используя модели мышей, David et al. показали, что кратковременное употребление рационов, обогащенных продуктами животного или растительного происхождения, изменяет состав микробиоты и экспрессию микробных генов (David et al., 2014). Кормление HFD вызывало сдвиги в бактериальной экосистеме кишечника у мышей (Daniel et al., 2014). Совсем недавно было показано, что мыши, получавшие HFD в течение 8 недель, демонстрировали депрессивный фенотип, сопровождающийся относительным сокращением популяции Bacteroidetes и увеличением популяции Firmicutes и Cyanobacteria в их микробиоме слепой кишки (Hassan et al., 2018). Интересно, что у пациентов с БДР было разное количество Firmicutes, Actinobacteria и Bacteroidetes по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы. В том же исследовании трансплантация фекальной микробиоты от пациентов с БДР мышам привела к депрессивному поведению по сравнению с колонизацией микробиотой, полученной от здоровых контрольных лиц (Zheng et al., 2016). Точно так же трансплантация фекальной микробиоты от пациентов с депрессией крысам с истощенной микробиотой вызвала ангедонию и тревожное поведение (Kelly et al., 2016).

    Подробные механизмы, лежащие в основе того, как изменения в микробиоте могут приводить к расстройствам настроения, остаются неясными, но нейровоспаление является потенциальным механизмом. Микроглия мышей, лишенных микробов, показала сниженную экспрессию генов, связанных с воспалением и защитными реакциями, и незрелый профиль по сравнению с микроглией контрольных мышей (Matcovitch-Natan et al., 2016; Fung et al., 2017). Более того, сложность микробиоты играет центральную роль в функции микроглии, регулируя нейровоспалительный ответ при здоровье и болезни (Erny et al., 2015).

    Адипонектин

    Адипонектин, гормон, выделяемый адипоцитами и обнаруживаемый в больших количествах в плазме и в более низких концентрациях в спинномозговой жидкости (Ebinuma et al., 2007), был связан с расстройствами настроения и может связывать изменения в диете с поведением, особенно в отношении длительного периода. срочные эффекты. Было показано, что циркулирующие уровни адипонектина и реакция, вызванная активацией его рецепторов, AdipoR1 и AdipoR2 (обнаруженных в нескольких органах, включая мозг), регулируются воспалительными и метаболическими состояниями, такими как ожирение и диабет (Hotta et al., 2000; Ян и др., 2002). Хотя достоверные данные о людях отсутствуют, адипонектин обладает антидепрессивными (Liu et al., 2012) и противовоспалительными (Ouchi and Walsh, 2007) свойствами у мышей. Также было показано, что он является кандидатом в посредники положительного воздействия физических упражнений и обогащения окружающей среды на нейрогенез, настроение и познание (Chabry et al., 2015).

    Связь инсулин-дофамин

    Kleinridders et al. (2015) показали, что снижение передачи сигналов инсулина в головном мозге в результате инсулинорезистентности привело к повышению уровня моноаминоксидазы и увеличению клиренса дофамина.Они также показали, что это изменение метаболизма дофамина привело к возрастной тревоге и депрессивному поведению у мышей, что согласуется с вышеупомянутой все более важной ролью передачи сигналов дофамина в расстройствах настроения.

    Дополняя свои предыдущие результаты (Kleinridders et al., 2015), та же группа позже использовала мышей с условным нокаутом рецептора инсулина, чтобы показать, что передача сигналов инсулина в астроцитах играет роль в регулировании дофаминергической передачи посредством высвобождения глиотрансмиттера АТФ (Cai et al. ., 2018). Их результаты предполагают, что активация рецепторов инсулина в астроцитах активирует Munc18c, способствуя экзоцитозу АТФ, который действует на рецепторы P2X на дофаминергических нейронах, модулируя высвобождение дофамина и нормальное настроение. Эти результаты также привели к выводу, что передача сигналов дофамина может изменяться и вносить вклад в расстройства настроения при инсулинорезистентности (Cai et al., 2018).

    Более того, Fordahl и Jones (2017) продемонстрировали на мышах, что длительное потребление HFD нарушает передачу сигналов инсулина в прилежащем ядре и снижает обратный захват дофамина в дофаминергических окончаниях.Примечательно, что восстановление передачи сигналов инсулина может обратить вспять этот дефицит, предполагая, что потеря чувствительности к инсулину может быть причиной изменения дофаминергической активности в регионе (Fordahl and Jones, 2017).

    Перспективы и заключительные замечания

    Учитывая высокий уровень неэффективности лечения антидепрессантами, по крайней мере, 30% пациентов не реагируют на несколько циклов фармакологического лечения (Sinyor et al., 2010), а также отсутствие эффективных, модифицирующих болезнь методов лечения деменции, перспектива диетические вмешательства при расстройствах настроения и когнитивных расстройствах.Примечательно, что цели, задействованные в потенциальных диетических подходах к психическому здоровью, могут фактически совпадать с целями фармакотерапии в текущих клинических испытаниях, включая нейровоспаление (например, TLR и рецепторы цитокинов) и передачу сигналов инсулина в головном мозге (рисунок 1). Для достижения этой цели важным шагом будет понимание и анализ различных, но взаимозависимых ролей жирных кислот как питательных веществ и сигнальных молекул в головном мозге, а также их влияния на функцию и дисфункцию мозга. Наконец, поскольку люди не употребляют пищу изолированно, это должно происходить в рамках более масштабных усилий по исследованию уже предложенного потенциала других питательных веществ, особенно углеводов, как конкурирующих игроков как в воспалении, так и в передаче сигналов инсулина (DiNicolantonio et al., 2018).

    Рисунок 1. Пути, связывающие диету и психическое здоровье. Изменения в питании, наблюдаемые в современном обществе, в основном в западных странах, привели к увеличению потребления НЖК и снижению потребления ПНЖК. Избыточное потребление энергии из рациона, обогащенного жирами, увеличивает запасы жирных кислот и превосходит способность жировой ткани к ремоделированию, что приводит к рекрутированию макрофагов и увеличению циркулирующих уровней провоспалительных цитокинов. Повышенные уровни цитокинов приводят к активации стрессовых киназ, таких как JNK и IKKβ, что приводит к увеличению фосфорилирования серина IRS-1 и снижению стимулируемой инсулином активности PI3-киназы, вызывая центральную и периферическую резистентность к инсулину.Воспаление мозга и инсулинорезистентность связаны с когнитивным дефицитом (обзор в De Felice et al., 2014; Ferreira et al., 2014). В недавнем отчете также было высказано предположение, что снижение передачи сигналов инсулина в головном мозге влияет на метаболизм и высвобождение дофамина, способствуя расстройствам настроения (Cai et al., 2018). Связана ли эта дофаминергическая дисфункция с когнитивными нарушениями, пока не изучена. Избыточное потребление энергии из пищевых жиров также приводит к нарушению регуляции потока свободных жирных кислот (FFA), уменьшению PUFA и увеличению SFA в кровообращении.Хотя точный механизм все еще остается спорным (Lancaster et al., 2018), несколько отчетов показали, что SFA активируют TLR4-зависимые сигнальные пути, которые усиливают воспалительные реакции в микроглии и вызывают воспаление головного мозга, еще один потенциальный механизм, участвующий в развитии обоих расстройств настроения. и когнитивные нарушения. В то же время известно, что выбор диеты влияет на микробиоту кишечника, которая может регулировать нейровоспалительные реакции. Вместе эти взаимосвязанные механизмы предполагают наличие соответствующих связей между липидным дисбалансом, связанным с богатой жирами диетой, и началом и прогрессированием нейропсихиатрических и когнитивных расстройств.

    Авторские взносы

    Все авторы обсуждали и вносили идеи в рукопись. HM и LS делили большую часть писательской работы. SF проконсультировал процесс и отредактировал рукопись.

    Финансирование

    Работа в авторской группе финансировалась грантами Национального института трансляционной нейробиологии (Бразилия) и бразильских агентств Conselho Nacional de Desenvolvimento Científico e Tecnológico (CNPq), Fundação de Amparo à Pesquisa do Estado do Rio de Janeiro (FAPERJANE). и Coordenação de Aperfeiçoamento de Pessoal de Nível Superior (CAPES).LS и HM являются получателями постдокторских стипендий от CAPES и FAPERJ, соответственно.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Элементы рисунка были основаны на изображениях, доступных на платформе Mind the Graph (www.mindthegraph.com).

    Список литературы

    Антониетта Аджмоне-Кэт, М., Lavinia Salvatori, M., De Simone, R., Mancini, M., Biagioni, S., Bernardo, A., et al. (2012). Докозагексаеновая кислота модулирует воспалительные и антинейрогенные функции активированных клеток микроглии. J. Neurosci. Res. 90, 575–587. DOI: 10.1002 / jnr.22783

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Арсего, Д. М., Тоняццо, А. П., Кролов, Р., Ламперт, К., Берлитц, К., душ Сантуш Гарсиа, Э. и др. (2018). Влияние диеты с высоким содержанием жиров и раннего стресса на депрессивное поведение и пластичность гиппокампа у взрослых самцов крыс. Мол. Neurobiol. 55, 2740–2753. DOI: 10.1007 / s12035-017-0538-y

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Аркан, М. К., Хевенер, А. Л., Гретен, Ф. Р., Маеда, С., Ли, З. У., Лонг, Дж. М. и др. (2005). IKK-β связывает воспаление с инсулинорезистентностью, вызванной ожирением. Нац. Med. 11, 191–198. DOI: 10,1038 / нм1185

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Barberger-Gateau, P., Raffaitin, C., Letenneur, L., Berr, C., Tzourio, C., Dartigues, J. F., et al. (2007). Модели питания и риск деменции: когортное исследование в трех городах. Неврология 69, 1921–1930. DOI: 10.1212 / 01.wnl.0000278116.37320.52

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Барбергер-Гато, П., Самиери, К., Феарт, К., и Плурд, М. (2011). Диетические полиненасыщенные жирные кислоты омега-3 и болезнь Альцгеймера: взаимодействие с генотипом аполипопротеина E. Curr. Alzheimer Res. 8, 479–491.DOI: 10.2174 / 1567205117963

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Барнард, Н. Д., Баннер, А. Э., и Агарвал, У. (2014). Насыщенные и трансжиры и деменция: систематический обзор. Neurobiol. Старение 35, S65 – S73. DOI: 10.1016 / J.NEUROBIOLAGING.2014.02.030

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Барнс, А. С. (2011). Эпидемия ожирения и диабета: тенденции и методы лечения. Texas Hear. Inst. J. 38, 142–144.

    Google Scholar

    Битти, Э. К., Стеллваген, Д., Моришита, В., Бреснахан, Дж. К., Ха, Б. К., фон Застроу, М., и др. (2002). Контроль силы синапсов с помощью глиального TNF-альфа. Science 295, 2282–2285. DOI: 10.1126 / science.1067859

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бергер М. Э., Смесны С., Ким С. В., Дэйви К. Г., Райс С., Сарняи З. и др. (2017). Соотношение полиненасыщенных жирных кислот омега-6 и омега-3 и последующие расстройства настроения у молодых людей с психическими состояниями повышенного риска: 7-летнее продольное исследование. Пер. Психиатрия 7: e1220. DOI: 10.1038 / TP.2017.190

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брей, Г. А., Нильсен, С. Дж., И Попкин, Б. М. (2004). Потребление кукурузного сиропа с высоким содержанием фруктозы в напитках может сыграть роль в эпидемии ожирения. Am. J. Clin. Nutr. 79, 537–543. DOI: 10.1093 / ajcn / 79.4.537

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брей, Г. А., Попкин, Б. М. (2014).Диетический сахар и масса тела: достигли ли мы кризиса в эпидемии ожирения и диабета: будь к черту здоровье! Всыпать сахар. Уход за диабетом 37, 950–956. DOI: 10.2337 / dc13-2085

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бюттнер, Р., Шёльмерих, Дж., И Боллхаймер, Л. К. (2007). Диеты с высоким содержанием жиров: моделирование метаболических нарушений при ожирении человека у грызунов. Ожирение 15, 798–808. DOI: 10.1038 / oby.2007.608

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Цай, W., Сюэ, К., Сакагучи, М., Кониси, М., Ширазян, А., Феррис, Х.А., и др. (2018). Инсулин регулирует передачу глиотроцитов и модулирует поведение. J. Clin. Инвестировать. 128, 2914–2926. DOI: 10.1172 / JCI99366

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Калабрезе, Ф., Россетти, А. К., Раканьи, Г., Гасс, П., Рива, М. А., и Молтени, Р. (2014). Нейротрофический фактор головного мозга: мост между воспалением и нейропластичностью. Фронт. Клетка.Neurosci. 8: 430. DOI: 10.3389 / fncel.2014.00430

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Колдер П. К. (2015). Морские жирные кислоты омега-3 и воспалительные процессы: эффекты, механизмы и клиническое значение. Биохим. Биофиз. Acta 1851, 469–484. DOI: 10.1016 / j.bbalip.2014.08.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хабри, Дж., Николас, С., Казарет, Дж., Мюррис, Э., Гийон, А., Глайхенхаус, Н., и другие. (2015). Обогащенная среда снижает воспалительные фенотипы микроглии и макрофагов мозга через адипонектин-зависимые механизмы: актуальность для депрессивного поведения. Brain Behav. Иммун. 50, 275–287. DOI: 10.1016 / j.bbi.2015.07.018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чанг П., Хатчадурян А., МакКинни Р. и Мейсингер Д. (2015). Докозагексаеновая кислота (DHA): модулятор активности микроглии и морфологии дендритных позвонков. J. Нейровоспаление 12:34. DOI: 10.1186 / s12974-015-0244-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Chen, C. T., Kitson, A. P., Hopperton, K. E., Domenichiello, A. F., Trépanier, M.-O., Lin, L.E., et al. (2015). Неэтерифицированная докозагексаеновая кислота в плазме является основным источником снабжения мозга. Sci. Реп. 5: 15791. DOI: 10.1038 / srep15791

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чен, X., Chen, C., Fan, S., Wu, S., Yang, F., Fang, Z., et al. (2018). Полиненасыщенные жирные кислоты омега-3 ослабляют воспалительную реакцию, модулируя поляризацию микроглии посредством SIRT1-опосредованного деацетилирования пути HMGB1 / NF-κB после экспериментальной черепно-мозговой травмы. J. Нейровоспаление 15: 116. DOI: 10.1186 / s12974-018-1151-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Даниэль, Х., Голами, А. М., Берри, Д., Десмаршелье, К., Хан, Х., Loh, G., et al. (2014). Физиология микробиоты кишечника мышей с высоким содержанием жиров. ISME J. 8, 295–308. DOI: 10.1038 / ismej.2013.155

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Данцер, Р., О’Коннор, Дж. К., Фройнд, Г. Г., Джонсон, Р. В., и Келли, К. В. (2008). От воспаления до болезни и депрессии: когда иммунная система подчиняет себе мозг. Нац. Rev. Neurosci. 9, 46–56. DOI: 10.1038 / nrn2297

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дэвид, Л.А., Морис, К. Ф., Кармоди, Р. Н., Гутенберг, Д. Б., Баттон, Дж. Э., Вулф, Б. Е. и др. (2014). Диета быстро и воспроизводимо изменяет микробиом кишечника человека. Природа 505, 559–563. DOI: 10.1038 / природа12820

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дэвис Дж. Э., Габлер Н. К., Уокер-Дэниелс Дж. И Сперлок М. Э. (2008). Дефицит Tlr-4 избирательно защищает от ожирения, вызванного диетами с высоким содержанием насыщенных жиров. Ожирение 16, 1248–1255.DOI: 10.1038 / oby.2008.210

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Де Феличе, Ф. Г., и Феррейра, С. Т. (2014). Воспаление, нарушение передачи сигналов инсулина и дисфункция митохондрий как общие молекулярные знаменатели, связывающие диабет 2 типа с болезнью Альцгеймера. Диабет 63, 2262–2272. DOI: 10.2337 / db13-1954

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Де Феличе, Ф. Г., Лоренко, М. В., и Феррейра, С.Т. (2014). Как развивается инсулинорезистентность мозга при болезни Альцгеймера? Демент Альцгеймера. 10, S26 – S32. DOI: 10.1016 / j.jalz.2013.12.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    De Filippo, C., Cavalieri, D., Paola, M., Di, Ramazzotti, M., Poullet, J. B., et al. (2010). Влияние диеты на формирование микробиоты кишечника выявлено в сравнительном исследовании у детей из Европы и сельских районов Африки. Proc. Natl. Акад. Sci. США 107, 14691–14696.DOI: 10.1073 / PNAS.1005963107

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Де Смедт-Пейрусс, В., Саргей, Ф., Моранис, А., Харизи, Х., Монгранд, С., и Лайе, С. (2008). Докозагексаеновая кислота предотвращает индуцированное липополисахаридом производство цитокинов в микроглиальных клетках путем ингибирования презентации рецептора липополисахарида, но не локализации его мембранного субдомена. J. Neurochem. 105, 296–307. DOI: 10.1111 / j.1471-4159.2007.05129.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    ДиНиколантонио, Дж.Дж., Мехта, В., Онкарамурти, Н., и О’Киф, Дж. Х. (2018). Воспаление, вызванное фруктозой, и повышенный уровень кортизола: новый механизм того, как сахар вызывает висцеральное ожирение. Прог. Кардиоваск. Дис. 61, 3–9. DOI: 10.1016 / j.pcad.2017.12.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Доменикиелло, А. Ф., Чен, К. Т., Трепанье, М.-О., Ставро, П. М., и Базине, Р. П. (2014). Скорость синтеза DHA из α-линоленовой кислоты в организме в целом выше, чем скорость накопления и поглощения DHA в мозге у взрослых крыс. J. Lipid Res. 55, 62–74. DOI: 10.1194 / мл. M042275

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дреснер А., Лоран Д., Маркучи М., Гриффин М. Э., Дюфур С., Клайн Г. В. и др. (1999). Влияние свободных жирных кислот на транспорт глюкозы и активность фосфатидилинозитол-3-киназы, ассоциированную с IRS-1. J. Clin. Инвестировать. 103, 253–259. DOI: 10.1172 / JCI5001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дютейл, С., Ота, К. Т., Вохлеб, Э. С., Расмуссен, К., и Думан, Р. С. (2016). Диета с высоким содержанием жиров вызывает тревогу и ангедонию: влияние на гомеостаз мозга и воспаление. Нейропсихофармакология 41, 1874–1887. DOI: 10.1038 / npp.2015.357

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эбинума, Х., Миида, Т., Ямаути, Т., Хада, Ю., Хара, К., Кубота, Н., и др. (2007). Улучшенный ИФА для выборочного измерения мультимеров адипонектина и идентификации адипонектина в спинномозговой жидкости человека. Clin. Chem. 53, 1541–1544. DOI: 10.1373 / Clinchem.2007.085654

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эрни, Д., Грабе де Ангелис, А. Л., Яитин, Д., Вигхофер, П., Сташевский, О., Давид, Э., и др. (2015). Микробиота хозяина постоянно контролирует созревание и функцию микроглии в ЦНС. Нац. Neurosci. 18, 965–977. DOI: 10,1038 / нн. 4030

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эрридж, К., и Самани, Н. Дж. (2009). Насыщенные жирные кислоты не стимулируют напрямую передачу сигналов толл-подобных рецепторов. Артериосклер. Тромб. Васк. Биол. 29, 1944–1949. DOI: 10.1161 / ATVBAHA.109.194050

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Феррейра, С. Т., Кларк, Дж. Р., Бомфим, Т. Р., и Де Феличе, Ф. Г. (2014). Воспаление, нарушение передачи сигналов инсулина и дисфункция нейронов при болезни Альцгеймера. Демент Альцгеймера. 10, S76 – S83. DOI: 10.1016 / j.jalz.2013.12.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фесслер М. Б., Рудель Л. Л. и Браун Дж. М. (2009). Передача сигналов толл-подобных рецепторов связывает пищевые жирные кислоты с метаболическим синдромом. Curr. Opin. Липидол. 20, 379–385. DOI: 10.1097 / MOL.0b013e32832fa5c4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фордал, С. К., Джонс, С. Р. (2017). Дефицит терминальной функции дофамина, вызванный диетой с высоким содержанием жиров, устраняется путем восстановления передачи сигналов инсулина. ACS Chem. Neurosci. 8, 290–299. DOI: 10.1021 / acschemneuro.6b00308

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фунг, Т. К., Олсон, К. А., Сяо, Э. Ю. (2017). Взаимодействие между микробиотой, иммунной и нервной системами при здоровье и болезни. Нац. Neurosci. 20, 145–155. DOI: 10.1038 / nn.4476

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гудиер, Л. Дж., Джорджино, Ф., Шерман, Л. А., Кэри, Дж., Смит, Р. Дж., И Дом, Г. Л. (1995). Фосфорилирование рецептора инсулина, фосфорилирование субстрата-1 рецептора инсулина и активность фосфатидилинозитол-3-киназы снижены в интактных полосках скелетных мышц субъектов с ожирением. J. Clin. Инвестировать. 95, 2195–2204. DOI: 10.1172 / JCI117909

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гу, М., Ли, Ю., Тан, Х., Чжан, К., Ли, В., Чжан, Ю. и др. (2018). Эндогенные омега (N) -3 жирные кислоты у мышей с жиром-1 ослабляли депрессивноподобное поведение, дисбаланс между микроглиальными фенотипами M1 и M2 и дисфункцию нейротрофинов, вызванную введением липополисахаридов. Питательные вещества 10: E1351. DOI: 10.3390 / nu10101351

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гунайдин, Л. А., Гросеник, Л., Финкельштейн, Дж. К., Каувар, И. В., Фенно, Л. Е., Адхикари, А. и др. (2014). Естественная динамика нейронных проекций, лежащая в основе социального поведения. Cell 157, 1535–1551. DOI: 10.1016 / j.cell.2014.05.017

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хашем, М., Гелоен, А., Ван, А. Л., Foumaux, B., Fenart, L., Gosselet, F., et al. (2016). Эффективное поглощение докозагексаеновой кислоты мозгом из структурированного фосфолипида. Мол. Neurobiol. 53, 3205–3215. DOI: 10.1007 / s12035-015-9228-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хагнелл, О. (1989). Повторные исследования заболеваемости и распространенности психических расстройств в общей популяции, за которыми в течение 25 лет проводилось исследование Lundby Study, Швеция. Acta Psychiatr. Сканд. 79, 61–77.DOI: 10.1111 / j.1600-0447.1989.tb05216.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хамазаки К., Хамазаки Т. и Инадера Х. (2012). Состав жирных кислот в миндалине после смерти пациентов с шизофренией, биполярным расстройством и большим депрессивным расстройством. J. Psychiatr. Res. 46, 1024–1028. DOI: 10.1016 / J.JPSYCHIRES.2012.04.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хассан, А.М., Манкано, Г., Kashofer, K., Fröhlich, E.E., Matak, A., Mayerhofer, R., et al. (2018). Диета с высоким содержанием жиров вызывает депрессивное поведение у мышей, связанное с изменениями микробиома, нейропептида Y и метаболома мозга. Nutr. Neurosci. doi: 10.1080 / 1028415X.2018.1465713 [Epub перед печатью].

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хейворд, Ф. Д., Уолтон, Р. Г., Карл, М. С., Коулман, М. А., Гарви, В. Т., и Свит, Дж. Д. (2012). Взрослые мыши, находящиеся на диете с высоким содержанием жиров, демонстрируют дефицит памяти о расположении объектов и сниженную экспрессию гена SIRT1 в гиппокампе. Neurobiol. Учиться. Mem. 98, 25–32. DOI: 10.1016 / J.NLM.2012.04.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хилл, Дж. О., и Питерс, Дж. К. (1998). Вклад окружающей среды в эпидемию ожирения. Science 280, 1371–1374. DOI: 10.1126 / SCIENCE.280.5368.1371

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hirosumi, J., Tuncman, G., Chang, L., Görgün, C.Z., Uysal, K.T., Maeda, K., et al. (2002). Центральная роль JNK в ожирении и инсулинорезистентности. Природа 420, 333–336. DOI: 10.1038 / nature01137

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хортон, Т. Дж., Другас, Х., Брейчи, А., Рид, Г. У., Петерс, Дж. К. и Хилл, Дж. О. (1995). Перекармливание жиров и углеводов у человека: различные эффекты на запасание энергии. Am. J. Clin. Nutr. 62, 19–29. DOI: 10.1093 / ajcn / 62.1.19

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хотамислигил, Г.С., Шаргилл, Н.С. и Шпигельман Б. М. (1993). Экспрессия фактора некроза опухоли альфа в жировой ткани: прямая роль в инсулинорезистентности, связанной с ожирением. Наука 259, 87–91.

    Google Scholar

    Хотта К., Фунахаши Т., Арита Ю., Такахаши М., Мацуда М., Окамото Ю. и др. (2000). Концентрации в плазме нового, специфического для жировой ткани белка, адипонектина, у пациентов с диабетом 2 типа. Артериосклер. Тромб. Васк. Биол. 20, 1595–1599.

    Google Scholar

    Ху, С., Wang, L., Yang, D., Li, L., Togo, J., Wu, Y., et al. (2018). Пищевые жиры, но не белки или углеводы, регулируют потребление энергии и вызывают ожирение у мышей. Cell Metab. 28, 415–431.e4. DOI: 10.1016 / j.cmet.2018.06.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хуанг С., Рутковски Дж. М., Снодграсс Р. Г., Оно-Мур К. Д., Шнайдер Д. А., Ньюман Дж. У. и др. (2012). Насыщенные жирные кислоты активируют TLR-опосредованные провоспалительные сигнальные пути. J. Lipid Res. 53, 2002–2013. DOI: 10.1194 / мл. D029546

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джека, Ф. Н., Паско, Дж. А., Миклетун, А., Уильямс, Л. Дж., Ходж, А. М., О’Рейли, С. Л. и др. (2010). Связь западных и традиционных диет с депрессией и тревогой у женщин. Am. J. Psychiatry 167, 305–311. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2009.0

    81

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чон, Б.T., Jeong, E.A., Shin, H.J., Lee, Y., Lee, D.H., Kim, H.J., et al. (2012). Ресвератрол ослабляет периферическое и центральное воспаление, связанное с ожирением, и улучшает дефицит памяти у мышей, получавших диету с высоким содержанием жиров. Диабет 61, 1444–1454. DOI: 10.2337 / db11-1498

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кан Р. и Зивенпайпер Дж. Л. (2014). Диетический сахар и масса тела: достигли ли мы кризиса эпидемии ожирения и диабета? У нас есть, но сахарная оспа перенапрягается и перегружена. Уход за диабетом 37, 957–962. DOI: 10.2337 / dc13-2506

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кальмийн, С., Лаунер, Л. Дж., Отт, А., Виттеман, Дж. К. М., Хофман, А., и Бретелер, М. М. Б. (1997). Потребление пищевых жиров и риск развития деменции в Роттердамском исследовании. Ann. Neurol. 42, 776–782. DOI: 10.1002 / ana.410420514

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Келли, Дж. Р., Борре, Ю., О’Брайен, К., Patterson, E., El Aidy, S., Deane, J., et al. (2016). Передача хандры: кишечная микробиота, связанная с депрессией, вызывает нейроповеденческие изменения у крыс. J. Psychiatr. Res. 82, 109–118. DOI: 10.1016 / j.jpsychires.2016.07.019

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хан, Т.А., и Сивенпайпер, Дж. Л. (2016). Разногласия по поводу сахаров: результаты систематических обзоров и метаанализов ожирения, кардиометаболических заболеваний и диабета. евро. J. Nutr. 55, 25–43. DOI: 10.1007 / s00394-016-1345-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ким, Х.-В., Рапопорт, С.И., и Рао, Дж. С. (2009). Измененные ферменты каскада арахидоновой кислоты в посмертном мозге пациентов с биполярным расстройством. Мол. Психиатрия 16, 419–428. DOI: 10.1038 / mp.2009.137

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кляйнерт, М., Клемменсен, К., Хофманн, С.М., Мур, М.К., Реннер, С., Вудс, С. С., et al. (2018). Животные модели ожирения и сахарного диабета. Нац. Rev. Endocrinol. 14, 140–162. DOI: 10.1038 / nrendo.2017.161

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кляйнриддерс А., Цай В., Каппеллуччи Л., Газарян А., Коллинз В. Р., Виенберг С. Г. и др. (2015). Инсулинорезистентность в головном мозге изменяет оборот дофамина и вызывает поведенческие расстройства. Proc. Natl. Акад. Sci. США 112, 3463–3468.DOI: 10.1073 / pnas.1500877112

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лай, Дж. С., Хайлс, С., Бискера, А., Хьюр, А. Дж., МакЭвой, М., Аттиа, Дж. (2014). Систематический обзор и мета-анализ моделей питания и депрессии у взрослых, проживающих в сообществах. Am. J. Clin. Nutr. 99, 181–197. DOI: 10.3945 / ajcn.113.069880

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лайтинен, М. Х., Нганду, Т., Ровио, С., Helkala, E.-L., Uusitalo, U., Viitanen, M., et al. (2006). Потребление жиров в среднем возрасте и риск деменции и болезни Альцгеймера: популяционное исследование. Демент. Гериатр. Cogn. Disord. 22, 99–107. DOI: 10.1159 / 000093478

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ланкастер, Г. И., Лэнгли, К. Г., Берглунд, Н. А., Каммун, Х. Л., Рейбе, С., Эстевес, Э. и др. (2018). Доказательства того, что TLR4 не является рецептором для насыщенных жирных кислот, но опосредует индуцированное липидами воспаление, перепрограммируя метаболизм макрофагов. Cell Metab. 27, 1096–1110.e5. DOI: 10.1016 / j.cmet.2018.03.014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лауритцен, Л., Хансен, Х., Йоргенсен, М., и Михаэльсен, К. (2001). Важность длинноцепочечных n-3 жирных кислот для развития и функционирования мозга и сетчатки. Прог. Lipid Res. 40, 1–94. DOI: 10.1016 / S0163-7827 (00) 00017-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лоутон, К.Л., Деларджи, Х. Дж., Брокман, Дж., Смит, Ф. К., и Бланделл, Дж. Э. (2000). Степень насыщения жирными кислотами влияет на чувство сытости после еды. руб. J. Nutr. 83, 473–482.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Ле, К.-А., Ит, М., Крейс, Р., Фаэ, Д., Бортолотти, М., Тран, К. и др. (2009). Чрезмерное потребление фруктозы вызывает дислипидемию и эктопическое отложение липидов у здоровых людей с и без семейного анамнеза диабета 2 типа. Am. J. Clin.Nutr. 89, 1760–1765. DOI: 10.3945 / ajcn.2008.27336

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли, Дж. Й., Сон, К. Х., Ри, С. Х. и Хван, Д. (2001). Насыщенные жирные кислоты, но не ненасыщенные жирные кислоты, индуцируют экспрессию циклооксигеназы-2, опосредованную toll-подобным рецептором 4. J. Biol. Chem. 276, 16683–16689. DOI: 10.1074 / jbc.M011695200

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли Ю.S., Li, P., Huh, J. Y., Hwang, I. J., Lu, M., Kim, J. I., et al. (2011). Воспаление необходимо при длительной, но не кратковременной инсулинорезистентности, вызванной диетой с высоким содержанием жиров. Диабет 60, 2474–2483. DOI: 10.2337 / db11-0194

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Lin, P.-Y., Huang, S.-Y., and Su, K.-P. (2010). Метааналитический обзор составов полиненасыщенных жирных кислот у пациентов с депрессией. Biol. Психиатрия 68, 140–147.DOI: 10.1016 / j.biopsych.2010.03.018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лю, Дж., Го, М., Чжан, Д., Ченг, С.-Й., Лю, М., Дин, Дж., И др. (2012). Адипонектин имеет решающее значение для определения предрасположенности к депрессивному поведению и обладает антидепрессантной активностью. Proc. Natl. Акад. Sci. США 109, 12248–12253. DOI: 10.1073 / pnas.1202835109

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лю Дж. Дж., Грин П., Джон Манн, Дж., Рапопорт, С. И., и Саблетт, М. Э. (2015). Пути использования полиненасыщенных жирных кислот: последствия для функции мозга при нервно-психическом здоровье и болезнях. Brain Res. 1597, 220–246. DOI: 10.1016 / j.brainres.2014.11.059

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лиуцци, Г. М., Латронико, Т., Россано, Р., Виджиани, С., Фазано, А., Риччио, П. (2007). Ингибирующее действие полиненасыщенных жирных кислот на высвобождение MMP-9 из клеток микроглии — значение для дополнительного лечения рассеянного склероза. Neurochem. Res. 32, 2184–2193. DOI: 10.1007 / s11064-007-9415-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Логан, А.С., и Джека, Ф.Н. (2014). Исследования пищевой психиатрии: новая дисциплина и ее пересечение с глобальной урбанизацией, экологическими проблемами и эволюционным несоответствием. J. Physiol. Антрополь. 33:22. DOI: 10.1186 / 1880-6805-33-22

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Людвиг, Д.С., Петерсон, К. Э., и Гортмейкер, С. Л. (2001). Связь между потреблением сахаросодержащих напитков и детским ожирением: проспективный, наблюдательный анализ. Ланцет 357, 505–508. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (00) 04041-1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Люменг, К. Н., Бодзин, Дж. Л., и Салтиель, А. Р. (2007). Ожирение вызывает фенотипический переключатель поляризации макрофагов жировой ткани. J. Clin. Инвестировать. 117, 175–184.DOI: 10.1172 / JCI29881

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Малик В. С., Попкин Б. М., Брей Г. А., Деспрес Ж.-П., Уиллетт В. К. и Ху Ф. Б. (2010). Сахарные напитки и риск метаболического синдрома и диабета 2 типа: метаанализ. Уход за диабетом 33, 2477–2483. DOI: 10.2337 / dc10-1079

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Малик В. С., Шульце М. Б. и Ху Ф. Б. (2006). Потребление сахаросодержащих напитков и увеличение веса: систематический обзор. Am. J. Clin. Nutr. 84, 274–288. DOI: 10.1093 / ajcn / 84.2.274

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маткович-Натан, О., Винтер, Д. Р., Гилади, А., Варгас Агилар, С., Спинрад, А., Сарразин, С., и др. (2016). Развитие микроглии следует поэтапной программе регулирования гомеостаза мозга. Наука 353: aad8670. DOI: 10.1126 / science.aad8670

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мэтьюз, Г. А., Ние, Э.H., Vander Weele, C.M., Halbert, S.A., Pradhan, R.V., Yosafat, A.S. и др. (2016). Дофаминовые нейроны дорсального шва представляют собой опыт социальной изоляции. Cell 164, 617–631. DOI: 10.1016 / j.cell.2015.12.040

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Макнамара, Р. К., Хан, К.-Г., Джандачек, Р., Райдер, Т., Цо, П., Стэнфорд, К. Э. и др. (2007). Селективный дефицит докозагексаеновой кислоты омега-3 жирных кислот в посмертной орбитофронтальной коре головного мозга пациентов с большим депрессивным расстройством. Biol. Психиатрия 62, 17–24. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2006.08.026

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Макнамара, Р. К., Джандачек, Р., Цо, П., Двиведи, Ю., Рен, X., и Панди, Г. Н. (2013). Более низкие концентрации докозагексаеновой кислоты в посмертной префронтальной коре взрослых жертв суицида в депрессии по сравнению с контрольной группой без сердечно-сосудистых заболеваний. J. Psychiatr. Res. 47, 1187–1191. DOI: 10.1016 / j.jpsychires.2013.05.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мок К., Латиф С., Бенедито В. А. и Тоу Дж. К. (2017). Потребление кукурузного сиропа с высоким содержанием фруктозы-55 изменяет метаболизм липидов в печени и способствует накоплению триглицеридов. J. Nutr. Biochem. 39, 32–39. DOI: 10.1016 / J.JNUTBIO.2016.09.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Mocking, R. J. T., Harmsen, I., Assies, J., Koeter, M. W. J., Ruhé, H. G., and Schene, A.Х. (2016). Мета-анализ и мета-регрессия добавления полиненасыщенных жирных кислот омега-3 при большом депрессивном расстройстве. Пер. Психиатрия 6: e756. DOI: 10.1038 / TP.2016.29

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Монтонен, Дж., Ярвинен, Р., Кнект, П., Хелиёваара, М., и Реунанен, А. (2007). Потребление подслащенных напитков и фруктозы и глюкозы предсказывают возникновение диабета 2 типа. J. Nutr. 137, 1447–1454.DOI: 10.1093 / jn / 137.6.1447

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Моррис, М. К., Эванс, Д. А., Биениас, Дж. Л., Тангни, К. К., Беннет, Д. А., Аггарвал, Н. и др. (2003a). Пищевые жиры и риск возникновения болезни Альцгеймера. Arch. Neurol. 60, 194–200.

    Google Scholar

    Моррис, М. К., Эванс, Д. А., Биениас, Дж. Л., Тангни, К. К., Беннет, Д. А., Уилсон, Р. С. и др. (2003b). Потребление рыбы и жирных кислот n-3 и риск возникновения болезни Альцгеймера. Arch. Neurol. 60, 940–946. DOI: 10.1001 / archneur.60.7.940

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Моррис, М. К., Эванс, Д. А., Биениас, Дж. Л., Тангни, К. С., и Уилсон, Р. С. (2004). Потребление пищевых жиров и шестилетние когнитивные изменения в пожилом населении с двумя расами. Неврология 62, 1573–1579. DOI: 10.1212 / 01.WNL.0000123250.82849.B6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Моска, А., Nobili, V., De Vito, R., Crudele, A., Scorletti, E., Villani, A., et al. (2017). Концентрация мочевой кислоты в сыворотке и потребление фруктозы независимо связаны с НАСГ у детей и подростков. J. Hepatol. 66, 1031–1036. DOI: 10.1016 / j.jhep.2016.12.025

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Муссави, Н., Гавино, В., и Речевер, О. (2008). Может ли качество диетического жира, а не только его количество, быть связано с риском ожирения? Ожирение 16, 7–15.DOI: 10.1038 / oby.2007.14

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мюллер Н. и Шварц М. Дж. (2007). Иммуноопосредованное изменение серотонина и глутамата: к интегрированному взгляду на депрессию. Мол. Психиатрия 12, 988–1000. DOI: 10.1038 / sj.mp.4002006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нгуен, Л. Н., Ма, Д., Шуй, Г., Вонг, П., Казенав-Гассиот, А., Чжан, X., и др. (2014). MFSD2A является переносчиком докозагексаеновой кислоты, незаменимой жирной кислоты омега-3. Природа 509, 503–506. DOI: 10.1038 / природа13241

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    О’Коннор, Дж. К., Андре, К., Ван, Ю., Лоусон, М. А., Сегеди, С. С., Лестаж, Дж. И др. (2009). Гамма-интерферон и фактор некроза опухоли альфа опосредуют активацию индоламин-2,3-диоксигеназы и индукцию депрессивного поведения у мышей в ответ на бациллу Кальметта-Герена. J. Neurosci. 29, 4200–4209. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.5032-08.2009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    О’Нил, А., Куирк, С. Э., Хаусден, С., Бреннан, С. Л., Уильямс, Л. Дж., Паско, Дж. А. и др. (2014). Связь между диетой и психическим здоровьем у детей и подростков: систематический обзор. Am. J. Общественное здравоохранение 104, e31 – e42. DOI: 10.2105 / AJPH.2014.302110

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ортега, Р. М., Рекехо, А. М., Андрес, П., Лопес-Собалер, А.М., Квинтас, М. Е., Редондо, М. Р. и др. (1997). Питание и когнитивные функции в группе пожилых людей. Am. J. Clin. Nutr. 66, 803–809. DOI: 10.1093 / ajcn / 66.4.803

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Отт А., Столк Р. П., Хофман А., Ван Харскамп Ф., Гробби Д. Э. и Бретелер М. М. Б. (1996). Ассоциация сахарного диабета и деменции: Роттердамское исследование. Диабетология 39, 1392–1397. DOI: 10.1007 / s001250050588

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Оуян, X., Чирилло П., Саутин Ю., МакКолл С., Брюшетт Дж. Л., Диль А. М. и др. (2008). Потребление фруктозы как фактор риска неалкогольной жировой болезни печени. J. Hepatol. 48, 993–999. DOI: 10.1016 / j.jhep.2008.02.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пал Д., Дасгупта С., Кунду Р., Майтра С., Дас Г., Мукхопадхьяй С. и др. (2012). Фетуин-A действует как эндогенный лиганд TLR4, способствуя индуцированной липидами резистентности к инсулину. Нац.Med. 18, 1279–1285. DOI: 10,1038 / нм 2851

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пан, Ю., Скэнлон, М. Дж., Овада, Ю., Ямамото, Ю., Портер, К. Дж. Х., Николасцо, Дж. А. (2015). Связывающий жирные кислоты белок 5 способствует транспорту докозагексаеновой кислоты через гематоэнцефалический барьер. Мол. Pharm. 12, 4375–4385. DOI: 10.1021 / acs.molpharmaceut.5b00580

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пан, Ю., Шорт, Дж. Л., Чой, К. Х. С., Зенг, А. X., Марриотт, П. Дж., Овада, Ю. и др. (2016). Связывающий жирные кислоты белок 5 на гематоэнцефалическом барьере регулирует эндогенные уровни докозагексаеновой кислоты в головном мозге и когнитивные функции. J. Neurosci. 36, 11755–11767. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.1583-16.2016

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Паоличелли Р. К., Боласко Г., Пагани Ф., Магги Л., Шианни М., Панзанелли П. и др. (2011). Синаптическая обрезка микроглией необходима для нормального развития мозга. Наука 333, 1456–1458. DOI: 10.1126 / science.1202529

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Парк, Б. С., Сонг, Д. Х., Ким, Х. М., Чой, Б.-С., Ли, Х., и Ли, Дж .-О. (2009). Структурная основа распознавания липополисахаридов комплексом TLR4 – MD-2. Природа 458, 1191–1195. DOI: 10.1038 / nature07830

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Филлипс, К. М., Кессе-Гайо, Э., Макманус, Р., Hercberg, S., Lairon, D., Planells, R., et al. (2012). Высокое потребление насыщенных жиров с пищей увеличивает риск ожирения, связанный с жировой массой и связанным с ожирением геном у взрослых. J. Nutr. 142, 824–831. DOI: 10.3945 / jn.111.153460

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пирс, Л. С., Уокер, К. З., Стони, Р. М., Соарес, М. Дж., И О’Ди, К. (2003). Замена насыщенных жиров мононенасыщенными в 4-недельной диете влияет на массу тела и состав мужчин с избыточным весом и ожирением. руб. J. Nutr. 90, 717–727. DOI: 10.1079 / BJN2003948

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Poggi, M., Bastelica, D., Gual, P., Iglesias, M.A., Gremeaux, T., Knauf, C., et al. (2007). Мыши C3H / HeJ, несущие мутацию toll-подобного рецептора 4, защищены от развития инсулинорезистентности в белой жировой ткани в ответ на диету с высоким содержанием жиров. Diabetologia 50, 1267–1276. DOI: 10.1007 / s00125-007-0654-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Попкин, Б.М., Адаир, Л. С., и Нг, С. В. (2012). Глобальный переход к питанию и пандемия ожирения в развивающихся странах. Nutr. Ред. 70, 3–21. DOI: 10.1111 / j.1753-4887.2011.00456.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Псалтопулу, Т., Сергентанис, Т. Н., Панайотакос, Д. Б., Сергентанис, И. Н., Кости, Р., и Скармеас, Н. (2013). Средиземноморская диета, инсульт, когнитивные нарушения и депрессия: метаанализ. Ann. Neurol. 74, 580–591.DOI: 10.1002 / ana.23944

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Реболледо-Соллейро, Д., Рольдан-Ролдан, Г., Диас, Д., Веласко, М., Ларке, К., Рико-Росильо, Г. и др. (2017). Повышенное тревожное поведение связано с метаболическим синдромом у крыс, не подвергавшихся стрессу. PLoS One 12: e0176554. DOI: 10.1371 / journal.pone.0176554

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Райхельт, А. К., Уэстбрук, Р. Ф., и Моррис, М. Дж. (2017). От редакции: влияние диеты на обучение, память и познание. Фронт. Behav. Neurosci. 11:96. DOI: 10.3389 / fnbeh.2017.00096

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рей, К., Наджар, А., Буа, Б., Вайсс, К., Обер, А., Палле, В. и др. (2016). Резолвин D1 и E1 способствуют разрешению воспаления в микроглиальных клетках in vitro. Brain Behav. Иммун. 55, 249–259. DOI: 10.1016 / J.BBI.2015.12.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Роден, М., Прайс, Т. Б., Персегин, Г., Петерсен, К. Ф., Ротман, Д. Л., Клайн, Г. В. и др. (1996). Механизм индуцированной свободными жирными кислотами инсулинорезистентности у людей. J. Clin. Инвестировать. 97, 2859–2865. DOI: 10.1172 / JCI118742

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Росквист, Ф., Иггман, Д., Куллберг, Дж., Седернаес, Дж., Йоханссон, Х. Э., Ларссон, А., и др. (2014). Перекармливание полиненасыщенных и насыщенных жиров оказывает явное влияние на накопление печени и висцерального жира у людей. Диабет 63, 2356–2368. DOI: 10.2337 / db13-1622

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Руэ, Х. Г., Мейсон, Н. С., и Шене, А. Х. (2007). Настроение косвенно связано с уровнями серотонина, норэпинефрина и дофамина у людей: метаанализ исследований истощения моноаминов. Мол. Психиатрия 12, 331–359. DOI: 10.1038 / sj.mp.4001949

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сантос, Л. Э., Бекман Д., Феррейра С. Т. (2016). Дисфункция микроглии связывает депрессию и болезнь Альцгеймера. Brain Behav. Иммун. 55, 151–165. DOI: 10.1016 / j.bbi.2015.11.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скармис, Н., Стерн, Ю., Танг, М.-Х., Майё, Р., и Лучсингер, Дж. А. (2006). Средиземноморская диета и риск болезни Альцгеймера. Ann. Neurol. 59, 912–921. DOI: 10.1002 / ana.20854

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Севилья-Гонсалес, М., дель, Р., Кинтана-Мендоса, Б. М., и Агилар-Салинас, К. А. (2017). Взаимодействие депрессии, ожирения и диабета 2 типа: сложная картина. Arch. Med. Res. 48, 582–591. DOI: 10.1016 / j.arcmed.2018.02.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ши, Х., Кокоева, М. В., Иноуэ, К., Цамели, И., Инь, Х., и Флиер, Дж. С. (2006). TLR4 связывает врожденный иммунитет и инсулинорезистентность, вызванную жирными кислотами. J. Clin. Инвестировать. 116, 3015–3025.DOI: 10.1172 / JCI28898

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Синьор М., Шаффер А. и Левитт А. (2010). Испытание последовательных альтернатив лечения для облегчения депрессии (STAR ​​ * D): обзор. Банка. J. Psychiatry 55, 126–135. DOI: 10.1177 / 070674371005500303

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шпигельман Б. М. и Флиер Дж. С. (2001). Ожирение и регуляция энергетического баланса. Cell 104, 531–543.

    Google Scholar

    Стэнхоуп, К. Л., Шварц, Дж. М., Кейм, Н. Л., Гриффен, С. К., Бремер, А. А., Грэм, Дж. Л. и др. (2009). Употребление напитков, подслащенных фруктозой, а не глюкозой, увеличивает висцеральное ожирение и липиды, а также снижает чувствительность к инсулину у людей с избыточным весом / ожирением. J. Clin. Инвестировать. 119, 1322–1334. DOI: 10.1172 / JCI37385

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Swardfager, W., Розенблат, Дж. Д., Бенламри, М., и Макинтайр, Р. С. (2016). Сопоставление воспаления с настроением: медиаторы воспаления при ангедонии. Neurosci. Biobehav. Ред. 64, 148–166. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2016.02.017

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тай, К. М., Мирзабеков, Дж. Дж., Уорден, М. Р., Ференци, Э. А., Цай, Х.-К., Финкельштейн, Дж. И др. (2012). Дофаминовые нейроны модулируют нейронное кодирование и выражение поведения, связанного с депрессией. Природа 493, 537–541. DOI: 10.1038 / природа11740

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Умхау, Дж. К., Чжоу, В., Карсон, Р. Э., Рапопорт, С. И., Полозова, А., Демар, Дж. И др. (2009). Визуализация включения циркулирующей докозагексаеновой кислоты в мозг человека с помощью позитронно-эмиссионной томографии. J. Lipid Res. 50, 1259–1268. DOI: 10.1194 / мл. M800530-JLR200

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вагена, Э., Рю, Дж. К., Баеза-Раджа, Б., Уолш, Н. М., Сайм, К., Дэй, Дж. П. и др. (2018). Диета с высоким содержанием жиров способствует депрессивному поведению у мышей за счет подавления гипоталамической передачи сигналов PKA. ССРН Электрон. J. doi: 10.2139 / ssrn.3188483

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вальдеаркос М., Роббли М. М., Бенджамин Д. И., Номура Д. К., Сюй А. В. и Коливад С. К. (2014). Микроглия определяет влияние потребления насыщенных жиров на воспаление гипоталамуса и нейрональную функцию. Cell Rep. 9, 2124–2138. DOI: 10.1016 / j.celrep.2014.11.018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    van Dijk, S. J., Feskens, E. J. M., Bos, M. B., Hoelen, D. W. M., Heijligenberg, R., Bromhaar, M. G., et al. (2009). Диета, богатая насыщенными жирными кислотами, вызывает связанный с ожирением профиль экспрессии провоспалительных генов в жировой ткани у субъектов с риском метаболического синдрома. Am. J. Clin. Nutr. 90, 1656–1664. DOI: 10.3945 / ajcn.2009.27792. ВВЕДЕНИЕ

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Vergnaud, A.-C., Norat, T., Mouw, T., Romaguera, D., May, A.M, Bueno-de-Mesquita, H. B., et al. (2013). Макроэлементный состав рациона и предполагаемое изменение веса у участников исследования EPIC-PANACEA. PLoS One 8: e57300. DOI: 10.1371 / journal.pone.0057300

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вессби, Б., Ууситупа, М., Хермансен, К., Риккарди, Г., Rivellese, A.A., Tapsell, L.C., et al. (2001). Замена мононенасыщенных жиров в диете снижает чувствительность к инсулину у здоровых мужчин и женщин: исследование KANWU. Диабетология 44, 312–319. DOI: 10.1007 / s001250051620

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван, Х., Чжоу, Дж., Лю, К. З., Ван, Л. Л., и Шан, Дж. (2017). Симвастатин и безафибрат уменьшают эмоциональное расстройство, вызванное диетой с высоким содержанием жиров у мышей C57BL / 6. Sci.Реп. 7: 2335. DOI: 10.1038 / s41598-017-02576-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wang, Z., Liu, D., Wang, F., Liu, S., Zhao, S., Ling, E.A., et al. (2012). Насыщенные жирные кислоты активируют микроглию посредством передачи сигналов Toll-подобного рецептора 4 / NF-κB. руб. J. Nutr. 107, 229–241. DOI: 10.1017 / S0007114511002868

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wichers, M.C., and Maes, M. (2004). Роль индоламин-2,3-диоксигеназы (IDO) в патофизиологии депрессии, вызванной интерфероном-альфа. J. Psychiatry Neurosci. 29, 11–17.

    Google Scholar

    Xu, H., Barnes, G. T., Yang, Q., Tan, G., Yang, D., Chou, C. J., et al. (2003). Хроническое воспаление жира играет решающую роль в развитии инсулинорезистентности, связанной с ожирением. J. Clin. Инвестировать. 112, 1821–1830. DOI: 10.1172 / JCI19451

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Xu, L., Xu, S., Lin, L., Gu, X., Fu, C., Fang, Y., et al. (2018).Диета с высоким содержанием жиров опосредует анксиолитическое поведение в зависимости от времени посредством регуляции SIRT1 в головном мозге. Неврология 372, 237–245. DOI: 10.1016 / j.neuroscience.2018.01.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ян, Дж. Л., Лю, Д. X., Цзян, Х., Пан, Ф., Хо, С. С. и Хо, Р. С. М. (2016). Влияние диеты с высоким содержанием жиров в сочетании с хроническим непредсказуемым умеренным стрессом на депрессивно-подобное поведение и лептин / LepRb у самцов крыс. Sci. Реп. 6: 35239. DOI: 10.1038 / srep35239

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янг В.-С., Ли В.-Дж., Фунахаши Т., Танака С., Мацудзава Ю., Чао К.-Л. и др. (2002). Уровни адипонектина в плазме у азиатов с избыточным весом и ожирением. Obes. Res. 10, 1104–1110. DOI: 10.1038 / oby.2002.150

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янгуас-Касас, Н., Креспо-Кастрильо, А., де Себальос, М. Л., Chowen, J. A., Azcoitia, I., Arevalo, M. A., et al. (2018). Половые различия в фагоцитарной и миграционной активности микроглии и их нарушение пальмитиновой кислотой. Glia 66, 522–537. DOI: 10.1002 / glia.23263

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Иегуда, С., Рабиновиц, С., Мостофски, Д. И. (1999). Незаменимые жирные кислоты являются медиаторами биохимии мозга и когнитивных функций. J. Neurosci. Res. 56, 565–570. DOI: 10.1002 / (SICI) 1097-4547 (199) 56: 6 <565 :: AID-JNR2> 3.0.CO; 2-H

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Юань, М., Константопулос, Н., Ли, Дж., Хансен, Л., Ли, З. В., Карин, М. и др. (2001). Устранение инсулинорезистентности, вызванной ожирением и диетой, с помощью салицилатов или целенаправленное разрушение Ikkbeta. Наука 293, 1673–1677. DOI: 10.1126 / science.1061620

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сарате, Р., Эль-Джабер-Ваздекис, Н., Техера, Н., Перес, Дж. А., и Родригес, К. (2017). Значение длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот для здоровья человека. Clin. Пер. Med. 6:25.

    Похожие записи

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *