Журнал каста: Тема «каста» — Новости — Научно-популярный журнал «ИКСТАТИ» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

Каста

Наши последние новости. Без спама

Теперь, ты ничего не пропустишь,

мы обо всем расскажем

Вы просто щелкаете мышкой куда попадя или вас действительно

интересует проведение концерта Касты?

Рассмотрим второй случай. Каста гастролирует часто и давно, мы дали не менее тысячи концертов и готовы дать еще столько же. Возможно, и по вашей инициативе. Мы работаем преимущественно с профессионалами концертного дела, которые организовывали не один эвент в своем городе и не один тур в регионе. Но как и большинство сложных на первый взгляд дел, организация концерта — задача под силу любому человеку, который умеет общаться с людьми, правильно распоряжаться своими силами, держать слово и считать деньги.

Концерт Касты стабильно собирает от 500 до 2500 зрителей. Максимальная цифра под силу талантливым промоутерам при стечении удачного времени и места и не во всех городах. Отталкивайтесь от минимума: это поможет вам правильно оценить билеты и обезопасить себя от потерь.

1.Уточните, как давно был концерт Касты был в вашем городе и не привозит ли группу уже кто‑то другой в ближайшее время. В среднем перерыв должен быть около года.

2.Следующий шаг — позвонить или написать концертному директору, Руслану Муннибаеву (+7 903 180 77 42, [email protected]), это я. Указывайте: город, площадку, опыт, информацию о себе. Это самый простой пункт и если вы напишете не «здоров, скока каста стоит?», то на ваше письмо я отвечу. У вас будет точная информация, а не старые или перевранные кем‑то сведения. Возможно, условия покажутся для вас на данный момент неподходящими — уточните у меня, может быть, в ближайшем будущем будет тур в вашем регионе, что позволит вам серьезно сэкономить. Мы даем разные варианты концертов: Каста полным составом, не полным — Хамиль и Змей со своим альбомом, и сольный концерт Влади. Второй и третий вариант легче и по гонорару, и по дорожным/бытовым издержкам. Также со мной можете общаться по поводу гастролей других артистов лейбла — ГРОТ, Жара, Чаян Фамали — артистов узнаваемых, с активно растущей аудиторией. Перспектива вполне привлекательная.

Если же вы профессиональный импрессарио, то я рекомендую подписаться на деловую рассылку нашего лейбла Respect Production, чтобы быть в курсе новых инфоповодов, клипов, релизов и наших деловых инициатив, которые напрямую могут быть поводами для концертов. Чтоб попасть в нашу базу организаторов пишите на тот же [email protected]

До связи.

Холзи, Летиция Каста и еще 6 звезд в ожидании прибавления

Неделю назад 26-летняя Эшли Франджипани, более известная как Холзи (Halsey), поделилась в инстаграме радостной новостью – совсем скоро она впервые станет мамой. Отцом будущего ребенка является сценарист и продюсер Алев Айдин, о романе с которым поклонники певицы даже не подозревали. В мае прошлого года Эшли рассталась с актером Эваном Питерсом, а позднее ей приписывали связь с Карой Делевинь. В 2016 году, находясь в отношениях с музыкантом G-Eazy, Холзи пережила выкидыш, после чего приняла решение заморозить свои яйцеклетки.


 

Эмили Ратаковски не изменяет своему стилю, даже будучи в положении. По мнению модели, растущий живот не является помехой ни для сексапильных нарядов, ни для фотосессий в стиле ню. Супруг Эмили, актер Себастьян Бир-Макллард, во всём поддерживает будущую маму, и сам нередко является автором обнаженных фото и видео с участием жены.  

33-летняя Актриса Хилари Дафф готовится стать многодетной мамой. Новостью об ожидании третьего малыша она поделилась в своем инстаграме, где часто публикует семейные кадры. Для актрисы и ее мужа, музыканта Мэтью Комы, это будет второй общий ребенок – супруги уже воспитывают дочь Бэнкс, появившуюся на свет в 2018 году. Также у Дафф есть 8-летний сын Лука от брака с хоккеистом Майком Комри.

В ожидании первенца шведская топ-модель Эльза Хоск и британский бизнесмен Том Дэйли завершают последние приготовления к родам. Судя по фото интерьера детской и белого платьица для малыша, которые публикует Эльза в своем инстаграме, у пары родится девочка.

Французское издание Voici сообщает о беременности 42-летней французской модели и актрисы Летиции Касты. Свое положение она скрывала довольно долго и тщательно, однако на днях все-таки попала в объективы папарацци во время прогулки по Парижу. Для Касты этот ребенок, отцом которого является ее супруг, известный актер Луи Гаррель, станет четвертым – модель уже воспитывает 19-летнюю дочь Сатин, 14-летнего сына Орландо и 11-летнюю Афину. 

Этой осенью стало известно о грядущем прибавлении в семье бывшего ангела Victoria's Secret Карли Клосс и бизнесмена Джошуа Кушнера. Два года назад модель и миллионер сыграли скромную свадьбу по всем канонам иудаизма – ради супруга Клосс приняла его веру.

Впервые станет мамой 41-летняя звезда фильма «Красота по-американски» Мина Сувари. Уже два года актриса счастлива в браке с кинохудожником Майклом Хоупом, с которым познакомилась во время съемок. По словам звезды, много лет она мечтала о ребенке, однако, несмотря на все старания, беременность так и не наступала. Сувари не оставляла попыток зачать малыша, и осенью прошлого года ее мечта, наконец, сбылась. «Я никогда не смогу найти всех нужных слов, чтобы описать свою любовь к этой маленькой душе, входящей в нашу жизнь. Ты — всё, чего я когда-либо хотела, и самое главное в жизни!», – написала актриса в своем инстаграме.

По данным итальянских СМИ, первенца ожидают актеры Алисия Викандер и Майкл Фассбендер. Ни сами звезды, ни их представители пока предпочитают не комментировать эту новость, однако в сети уже появилось фото Викандер с заметно округлившимся животом. Любопытно, что слухи об интересном положении актрисы регулярно появлялись с момента свадьбы Алисии и Майкла в 2018 году.

Печать далита — BRICS Business Magazine

У этих людей много прозваний – Далиты, Хариджаны, Списочные. И все они используются в обиходе, чтобы избежать неполиткорректного «неприкасаемые» – именно так называют индийцев, которые, согласно традиционным представлениям, считаются «нечистыми» по рождению и контакт с которыми якобы способен осквернить. «Печать далита» нельзя смыть ничем и никак – если вы родились неприкасаемым, вы останетесь им на всю жизнь. Ни богатство (а среди членов таких каст есть и состоятельные люди), ни образование, ни высокая должность не избавят от него.

Конечно, конституция Индии, принятая в 1950 году, отменила все кастовые привилегии. Индийцы называют себя гражданами «самой большой демократии мира», а власти пытаются помочь социальному росту неприкасаемых каст. Для них резервируются места в вузах, на государственной службе. Однако далиты по-прежнему жалуются на дискриминацию при приеме на работу, на угнетение и постоянное унижение. «Вы можете называть это явление как угодно, но я и многие мои друзья используют для него слово “апартеид”. И хотя официально все кастовые привилегии, а также сам принцип неприкасаемости в Индии официально отменены, этот апартеид сохраняется в индийском обществе повсеместно. Ведь такое отношение к далитам освящено религией», – рассказала BRICS Business Magazine активистка движения борьбы за права далитов из Мумбаи Ратна Дас, которая сама происходит из низкой касты.

По различным данным, к далитам (именно так сегодня чаще называют неприкасаемых) относятся около 17% жителей страны, то есть таких не менее 200 млн человек. И с ростом населения Индии эта цифра тоже растет – гораздо быстрее, чем исчезают кастовые предрассудки.

Позитивная дискриминация

В знаменитом фильме «Бродяга», где одну из своих лучших ролей сыграл Радж Капур, есть слова, которые четко объясняют кастовый принцип: «Сын вора будет вором, сын прокурора – прокурором». Место человека определяется профессией семьи, к которой он принадлежит: есть мусорщики, а есть храмовые танцоры; есть воины, а есть земледельцы. И каждый должен «исполнить свою карму» – быть хорошим мусорщиком или воином. В наше время сменить профессию несложно, но память о том, что твои предки убирали мусор, или стирали чужое белье, или выделывали кожу (все это – «грязные» профессии), будет сопровождать тебя всегда.

Индусы свято верят в реинкарнацию, и многие из них до сих пор считают, что «неприкасаемость» дается как наказание за проступки в прошлых жизнях: мол, был грешником и теперь терпи. Согласно этим представлениям, неприкасаемый, если он правильный член касты и благой человек, может затем получить лучшее перерождение – но только после смерти.

Высокие касты демонстрируют недовольство эмансипацией низокастовых. Часто приходится слышать, как «дважды рожденные» (так называют выходцев из высоких каст), особенно брахманы, жалуются в том духе, что их знания хотят получить кожевники, метельщики, нищие крестьяне из деревень. Просто потому, что те не хотят работать, выполнять свой долг. Еще одной проблемой остается и расслоение внутри самих далитов

Историки указывают, что еще в древности индийское общество разделилось на четыре варны: брахманы (жрецы, ученые), кшатрии (воины, цари), вайшьи (земледельцы, торговцы и т.п.) и шудры (слуги, подчиненные люди). Те же, кто не попал в эту систему, оказались вне варны и стали считаться неприкасаемыми. Этот удел коснулся прежде всего тех, кто делал (или кого заставляли делать) грязную работу. Со временем каждая варна расслоилась на множество каст, которых сегодня насчитывается несколько тысяч. Одних только низких – более тысячи. Представители «чистых» каст считают грехом даже есть с «низкими» за одним столом, пить воду из одного колодца, просто тесно общаться.

Знаменитый борец за права индийских париев Бхимрао Рамджи Амбедкар, ставший одним из первых неприкасаемых, получивших высшее образование, считал, что неприкасаемые появились еще до новой эры и их история насчитывает не одно тысячелетие.

Ряд исследователей даже уверены, что именно кастовая система в свое время остановила Индию. Дело в том, что древняя индийская цивилизация развивалась куда быстрее Европы, но потом пропустила европейцев вперед. Считается, что не последнюю роль в этом сыграла кастовая предопределенность – отсутствие социальных лифтов, как выразились бы сегодня. Если на Западе у активного выходца из низов в некоторые периоды был шанс выбиться в люди (например, сделав церковную или военную карьеру), то в Индии какой-нибудь крестьянин, пожелай он стать, скажем, ученым, считался грешником. Ведь его религиозный долг – пахать землю. Подобное мировоззрение свело на нет идею инициативы и личного успеха, без которой развитие классического капитализма, да и современной экономики, невозможно.

Последствия подобной исторической практики проявляют себя и сегодня. «В большинстве далиты отстранены от современных экономических отношений. А ведь это значительная часть населения. Без прогресса в среде неприкасаемых дальнейшее развитие всей Индии не получится», – выразила мнение в разговоре с BRICS Business Magazine Евгения Юрлова, известный специалист по проблемам неприкасаемости, ведущий сотрудник Центра индийских исследований Института востоковедения РАН.

Лидер движения за независимость Индии от британцев Махатма Ганди называл неприкасаемых «хариджаны» («люди бога») и демонстративно общался с ними. Сегодня этот термин ушел в прошлое. В официальных документах касты далитов чаще называют «списочными кастами», то есть внесенными в особый правительственный список. Этот политкорректный эвфемизм появился после того, как в Индии была введена норма, по которой в госсекторе и государственных образовательных учреждениях появилась квота для низких и неприкасаемых каст и некоторых местных племен. А именно тех, что ведут в горах или джунглях традиционный образ жизни и которые в глазах высококастовых также считаются нечистыми.

Такое явление даже получило название «позитивная дискриминация». Строго говоря, квоты для неприкасаемых вводили еще британцы в колониальные времена – англичане уже тогда понимали опасность проблемы неприкасаемости для поддержания социального мира. Переняли эту практику и власти независимой Индии. Сегодня на федеральном уровне правительственные должности также резервируются за «низкокастовыми»: 15% для далитов и 7,5% для списочных племен. Из 543 мест в парламенте 84 (15,47%) зарезервировано за «списочными кастами» и 47 (8,66%) за «списочными
племенами».

В заветный список внесено около 1100 каст. Еще 27% зарезервировано за так называемыми иными отсталыми классами. Это представители низких каст, которые по индуистским представлениям не считаются неприкасаемыми, но в кастовой иерархии занимают нижнее, подчиненное положение.

Обращали внимание власти страны и на проблему доступа «низких» к образованию. В вузах, которые финансирует центральное правительство, 22,5% резервируется за «списочными» кастами и племенами. Если учесть, что еще 27% также заняты «иными отсталыми классами», можно понять, почему в таких вузах брахманов отнюдь не большинство.

Кастовая любовь

Так или иначе, но проблема остается. Освященная религией традиция с трудом, но мирится с политиками из низких каст, но не соглашается с равенством далитов, характерный показатель этого – крайне небольшое число браков между представителями высоких и низких каст.

«Я не раз была свидетелем того, как высококастовые студенты могут дружески говорить с низкокастовыми на перемене между лекциями, демонстрируя свой демократизм, но никогда не пригласят в гости и сами не придут к ним в гости. Никогда не пообедают вместе. И тем более никогда не вступят с далитом в брак», – отмечает Ратна.

Еще в древности священные тексты учили индийцев: правильное зерно должно лечь на правильную почву, зерно – мужское семя, почва – женщина. «Нет правильного плода от чужого зерна!»

Такие представления пережили долгие века и сохраняются до сегодняшнего дня у большинства индийцев. Прекрасное свидетельство тому – любое брачное объявление в местных газетах (пару своим детям с их помощью традиционно подбирают родители, а брачные объявления очень популярны). Легко заметить: в первую очередь сообщают не внешность, возраст или образование юноши или девушки, а касту. И, как правило, ищут невесту или жениха той же кастовой принадлежности.

Даже престижный диплом не уравнивает «списочного» с представителями «чистых» каст. Так, обладатели медицинских дипломов из числа далитов обычно работают в деревнях или кварталах, где тоже проживают далиты. Другие в большинстве случаев лечиться к ним просто не идут. Похожая ситуация с обладателями дипломов школьного учителя или других профессий. «Получилось, что новая образованная далитская элита учит и лечит своих – неприкасаемых. Конечно, это важно – раньше в кварталах “списочных”, как правило, не было никаких врачей. Но проблема в том, что даже хорошее образование не дает гарантий смены социального статуса», – отмечает Юрлова.


У этих людей много прозваний – Далиты, Хариджаны, Списочные, Неприкасаемые. Именно так называют индийцев, которые, согласно традиционным представлениям, считаются «нечистыми» по рождению и контакт с которыми якобы способен осквернить. «Печать далита» нельзя смыть ничем и никак – если вы родились неприкасаемым, вы останетесь им на всю жизнь

В больших городах положение постепенно начинает меняться. Автор этой статьи знаком с индийской семьей, в которой девушка из брахманской семьи по любви вышла замуж – нет, не за далита, но за шудру. Образованные и либерально настроенные родители девушки смирились. У этой пары родилась дочь, и теперь жена молодого шудры готовит всем еду отдельно – девочка и эта женщина едят строго вегетарианскую пищу по брахманским нормам. Для своего мужа она готовит и курицу, и рыбу, но не прикасается к мясу. Причем делает это в отдельной посуде. Девочка пошла в школу подальше от их дома, где ее семью не знают. Всем она говорит, что брахманка.

Тем временем высокие касты демонстрируют недовольство эмансипацией низкокастовых. Часто приходится слышать, как «дважды рожденные» (так называют выходцев из высоких каст), особенно брахманы, жалуются в том духе, что их знания хотят получить кожевники, метельщики, нищие крестьяне из деревень. Просто потому, что те не хотят работать. Не хотят выполнять свой долг.

Лидер движения за независимость Индии от британцев Махатма Ганди называл неприкасаемых «хариджаны» («люди бога») и демонстративно общался с ними. Сегодня этот термин ушел в прошлое. В официальных документах касты далитов чаще называют «списочными» кастами, то есть внесенными в особый правительственный список. Этот политкорректный эвфемизм появился после того, как в Индии была введена норма, по которой в госсекторе и государственных образовательных учреждениях появилась квота для низких и неприкасаемых каст и некоторых местных племен

Еще одной проблемой остается и расслоение внутри самих далитов. Льготы, которые власти предоставляют «списочным», давно освоены элитой низких каст: представители одних и тех же родов активно пользуются этими льготами из поколения в поколение, получают образование, становятся сотрудниками правительственных учреждений. Эта далитская аристократия изо всех сил пытается воспроизводить стиль и образ жизни высококастовых индусов и заключает браки внутри своего круга. Интересы братьев-неприкасаемых давно далеки от них.

Бизнес как предчувствие

Примером перемен в Индии часто называют индийский кинематограф, который действительно стал витриной новой Индии. Традиционалисты не случайно обвиняют киностудии, прежде всего, конечно, Болливуд, в «развращении молодежи». Киногерои современности мало похожи на традиционных забитых домохозяек-индианок и на «правильных» юношей. Кино демонстрирует уверенного в себе и решительного героя, который мало интересуется кастовыми вопросами, – для Болливуда самое важное не каста, а любовь.

Легенда индийского кино, знаменитый актер Амитабх Баччан некоторое время назад шокировал традиционалистскую общественность, заявив, что совсем не верит в касту, а считает себя просто индийцем. Это был нарочитый вызов «старой Индии». Баччан напомнил всем, что он сам, выходец из Аллахабада в Северной Индии, женат на бенгалке, его брат взял в супруги синдиянку, его дочь вышла замуж за жителя Северной Индии, а его сын женился на южанке. И что все они из разных каст.

В семье Баччан, правда, нет далитов. Правозащитники отмечают, что представительство низкокастовых в кино явно недостаточное, однако далиты есть в Болливуде. Можно только назвать таких популярных кинокрасавиц, как Дивья Бхарати или Пунам Мехми. Немало далитов и среди популярных певцов и певиц.

Больших успехов добились и бизнесмены – выходцы из низких каст. Как правило, это предприниматели, занятые в нетрадиционных, современных видах бизнеса. Например, известный в Индии предприниматель, глава компании DAS Offshore Ашок Хаде. Или бизнесвумен и миллионерша Калпана Сародж, чья биография сама просится на болливудский экран. Родившись в семье неприкасаемых, она была еще в детстве выдана замуж, пыталась покончить с собой из-за унижений со стороны высококастовых. Однако сумела начать свое дело – производство одежды, а затем мебели, после чего встала у руля малоизвестной компании Kamani Tubes, превратив ее в успешный бизнес.

Пример Калпаны Сародж говорит о том, что времена в Индии все же меняются. Появились далиты-политики, далиты-врачи, далиты-ученые, далиты-бизнесмены. Но кастовые предрассудки в обществе никуда не делись. В прессе периодически появляются сообщения о том, как девушку-далита избили и раздели донага из-за того, что ее поведение кому-то показалось неправильным; о том, как неприкасаемых изгоняют из храмов и общественных мест. Но куда опаснее тихая ежедневная дискриминация. Движение Video Volunteers Community регулярно размещает в интернете короткие ролики-рассказы о жизни низких каст. Это подлинные истории далитов о том, как им не позволяют брать воду из общественного колодца, как детей из местной школы заставляют в столовой есть отдельно от других учеников, и далее в том же духе.

«Индия намерена стать сверхдержавой XXI века, но этого не произойдет, пока 200 млн граждан этой страны не почувствуют себя равными», – резюмирует Ратна.

И решить проблему неприкасаемости будет потруднее, чем запустить в космос индийский спутник или освоить выпуск современных компьютерных программ. Ведь число тех, кого традиционный индуизм считает грешниками по самому своему рождению, превышает население большинства европейских стран.

"Сейчас, к сожалению, Каста сдирает у Wu Tang тексты и мелодии. Респект им" Как писали о музыке молодежные журналы 90-х

Тексты

10 августа 2015

Материал: Николай Редькин, Леша Горбаш

Cool, "Молодой", Yes и "Молоток" — журналы, которыми зачитывались российские тинейджеры 90-х и начала "нулевых". Сейчас они стали предметом ностальгии: Вконтакте существует множество пабликов с цитатами и сканами целых номеров. Мы тщательно изучили их и сделали подборку, посвященную хип-хопу, субкультурам и молодежным героям того времени.

Сейчас сложно представить, но на обложке журнала вполне могла появиться брейкданс-группа. Саша и Никита, кстати – это не рэндомные имена, а псевдонимы поп-звезд того времени.

Эминем, гремевший в начале нулевых, появлялся на обложке Cool не реже Бритни Спирс. Каждый раз заголовки были все более и более безумными.

Хотя обложки с Децлом все равно круче.

Единственная вещь, которая не изменилась с тех пор — интервью Влада Валова.

120 долларов за "Нокию 3300" по теперешним меркам кажется новостью из паралелльной вселенной. Тогда цена была вполне нормальной.

Примета времени — статья о скинхедах. Как прятаться от милиции в шапочках и что такое музыка IO, к сожалению, в заметке не объяснили.

Найди грустного одинокого Вайклифа на обложке.

Фотография, которую сейчас невозможно себе представить.

"Но на них все равно рэп не заканчивается" — это про группу Bad Balance.

Рэп тогда был совсем юным, но бифы в нем уже случались.

Социальная реклама в журналах выглядела так...

... а интервью с большой американской звездой могло быть вот таким. Прекрасно все: заголовок, подзаголовок, первый абзац.

Еще приметы времени: рубрика с названием "Маза" и небольшая заметка о том, что пирсинг "считается очень прикольной штукой".

Заголовки тысячного левела.

Слог в "Молотке" не был высокопарным. "Отмазы Снупа никто слушать не стал, и сейчас он отдыхает в местной тюрячке".

Тупак и "Финики обидели Hi-Fi" — все это могло быть на одной странице.

Мужчин на сленге "Молотка" называли "кренделями". Женщин — еще хуже: "муренами".

А вот как выглядели рецензии на альбомы.

Раньше журналист мог сесть за компьютер и объяснить, почему Эминем — гей. Или породить фильм "9 миля". А сейчас?

Искусство подписи к фото.

Сейчас, к сожалению, Каста сдирает у Wu Tang тексты и мелодии. Респект им.

Герой времени: Кейт Флинт. Человек, чьи прически невозможно забыть.

Объявления о знакомствах в Cool — тема для отдельного материала. Обычно они были такими.

А это уже немного другое время — журнал Yes, 2009 год. Как видите, поменялось немногое: "банданы и бейсболки", "собака по кличке Йоу", "элитные цацки".

Каста виноделов. Журнал «Напої. Технології та Інновації».

 

Качество без компромиссов 

Для многих профессионалов и любителей виноградарство и виноделие стало стилем жизни или интересным хобби. В последнее время число небольших хозяйств и виноделов-любителей растет во всех винодельческих странах и даже в регионах, где промышленное виноградарство не существовало.

«Каста виноделов» – это профессионалы и любители с уникальными знаниями, обычаями, традициями и технологиями, увлеченные виноделием.

Продукция «Каста виноделов» охватывает весь технологический процесс производства вина: 

• Приемка-переработка винограда: 

  небольшие бункеры-приемники винограда со встроенными мезгонасосами;

  сортировочные столы для винограда;

  транспортеры для винограда;

  ручные и полуавтоматические гребнеотделители-дробилки;

мезгонасосы небольшой производительности;

  корзиночные и пневматические прессы.

•   Прием-переработка фруктов (яблоки,  косточковые).

   Фильтрация и микрофильтрация:

  фильтр-прессы;

  фильтр-картон лучших европейских марок в розничной упаковке;

  корпуса и фильтроэлементы для микрофильтрации.

•   Хранение:

  нержавеющие емкости для домашнего виноделия;

  специализированные винодельческие шланги. 

•   Выдержка:

  дубовые бочки, дубовая клепка, танины и дубовые чипсы;

  полуавтоматы для наполнения, мойки и осушения бочек и др.;

  классические баррики и дубовые емкости большой вместимости.

•   Спиртовое брожение, оклейка:

  профессиональные емкости и винификаторы из нержавеющей стали небольшой емкости;

  средства сульфитирования в розничных упаковках;

  ферменты для ускорения осветления, настаивания и выдержки; 

  винодельческие дрожжи;

  дрожжевые подкормки и др.

•   Обработка теплом и холодом.

•   Контроль качества:

  спиртометры;

  измерители кислотности;

  технические и аналитические весы;

  лабораторные дистилляторы.

  ручные рефрактометры для определения сахаристости винограда;

•   Перегонка спирта и дистилляция:

  медные аламбики для дистиллирования ручной работы.

•   Розлив и укупорка продукции: 

  ручные и полуавтоматические аппараты розлива, укупорки и этикетирования бутылок;

  ручные и полуавтоматические машины розлива в пакеты Бэг-Ин-Бокс;

  корковая пробка;

  ПВХ-колпачок для декорирования бутылок;

  пакеты для розлива в Бэг-Ин-Бокс – на 2 литра, 3 литра, 10 × 20 литров;

•  Материалы для виноделия производства Италии

ООО «Эногруп» – специалист в области технологических решений, оборудования и продуктов для виноделия. Одним из ключевых направлений компании является реализация широкого ассортимента оборудования и материалов для домашнего виноделия. Команда профессионалов, под единым названием «Каста виноделов», разработала программу решений, позволяющих использовать мощь и удобство современных винодельческих технологий для производства высококачественных вин в домашних условиях.

Сотрудники «Каста виноделов» гарантируют соблюдение трех главных принципов сотрудничества:
1. Качество без компромиссов. Клиенты получают только проверенные материалы от ведущих европейских производителей, сертифицированные по стандартам ISO. Специалисты компании осуществляют тщательный отбор надежного и эффективного оборудования от европейских лидеров рынка, профессиональные консультации по монтажу, запуску в эксплуатацию и гарантийное обслуживание осуществляется собственным техническим персоналом компании.
2. Индивидуальное обслуживание. Под запрос клиента будет сформировано индивидуальное оптимальное предложение, отвечающее нестандартным потребностям заказчиков. Поставка оборудования производится в строго заявленные сроки, отгрузка продукции со склада осуществляется в течение 24 часов после получения заказа.
3. Профессиональное технологическое сопровождение. Сотрудничество с «Каста виноделов» гарантирует поставку продукции только под руководством специалистов с уникальным технологическим опытом; активное привлечение технологов ведущих европейских производителей для внедрения новых продуктов.

Заказчикам предоставляется возможность посещения научно-технических семинаров и конференций по применению инновационных материалов и оборудования.

 www.casta-vinodelov.com

ООО «Эногруп»

65496, Украина, Одесса, 

пос. Мизикевича, 

ул. Строительная, 35

+38 (048) 71 71 271 / 272

+38 (050) 318 23 23

+38 (050) 395 13 81

E-mail: [email protected]

e-mail: [email protected]

Украина, Киев

+38 (044) 531 45 07 

+38 (044) 531 45 08

e-mail: [email protected]

Украина, Запорожье

+38 (061) 213 30 46 

+38 (050) 458 02 16

e-mail: [email protected]

Молдова, Кишинёв

+373 (22) 84 00 24 

+373 (22) 84 00 17

e-mail: [email protected] 

Россия, Крымск

+7 (86131) 22 29 1 

+7 (86131) 59 66 4

e-mail: [email protected]

Украина, Херсон

+38 (066) 839 14 26

+38 (050) 861 81 30

e-mail: [email protected]

Крым, Симферополь

+7 (978) 867 52 66 

+7 (978) 061 45 04

e-mail: [email protected]

 

Журнал Tatler в октябре | Condenast.ru

«Несколько раз мне доводилось наблюдать, как планировалась рассадка гостей. Это напоминало сцену из масштабного фильма про войну: хозяин вечеринки (лидер нации), продюсер (он же главный полководец) и несколько крупных военачальников при свете лучины склоняются над списком приглашенных, пытаясь тактическими перестановками на правом и левом флангах сделать так, чтобы всем было хорошо и никто не подсыпал соседу в тарелку с несанкционированными артишоками стрихнина. Главные задачи – куда посадить виновника торжества, важных заморских гостей, тяжеловеса из администрации президента, тещу хозяина из Череповца, возмутительно красивую незамужнюю даму и детей, норовящих, строго по Зощенко, утопить кусочек масла в чае папиного начальника, – мы более или менее научились решать. Но помимо основных течений есть множество подводных. И здесь велик риск сделать непростительную глупость: посадить рядом модниц, еще недавно мирно деливших внимание блогеров, кулинарш, которым вдруг стало тесно на общественной кухне, или дизайнеров, с пеной у рта обвиняющих друг друга в воровстве гениальных идей. В этом номере мы решили облегчить жизнь организаторам, да и гостям мероприятий, составив подробнейший реестр заклятых светских врагов «Притяженья больше нет».

Ну а я пошла работать над списком гостей для события сезона – четвертого Бала дебютанток «Татлера». Наверняка и на историческом паркете Колонного зала Дома союзов найдутся желающие скрестить клатчи и бросить к ногам противника перчатку. Но, как говорил французский писатель Ромен Гари, «у человека нет врагов, кроме него самого». Давайте жить дружно!» – говорит главный редактор Ксения Соловьева.

Читайте в номере:

Бал дебютанток «Татлера». Тринадцать продолжательниц известных династий: кто станцует на паркете Колонного зала в этом году?

Каста – и баста! Французская топ-модель Летиция Каста на полной скорости врывается в когорту европейских актрис не второго эшелона.

Маленький принц. Как провел свой первый год жизни при дворе крошка Джордж – третий в очереди на британский престол?

В обнимку с подушкой. Топ-модели, скандальные рэперы, подрастающие звезды канала Disney и голливудские короли обнажились перед камерой фотодуэта Мерта и Маркуса.

Путеводная грудь. Актриса Александра Даддарио проложила путь к вершинам Голливуда годами труда и всего одной немногословной ролью, для которой пришлось обнажить самое сокровенное.

Третьим будешь? Пикник в Центральном парке: самые модные пальто цвета нью-йоркской осени в съемке легендарного фотографа Артура Элгорта.

Английский с нуля. Британские няни – главный рублевский тренд. Чему вышколенные Мэри Поппинс научат ваших детей, да и вас самих?

Гулливер в стране лилипутов. Жан Пигоцци, миллионер, бонвиван, коллекционер, фотограф, дизайнер и даже изобретатель селфи, – глазами Анны Монгайт.

Притяженья больше нет. Фигуранты главных светских скандалов: кого лучше не сажать за один стол?

Каста: Талант пускать "быль в глаза"

Легенда городских улиц группа Каста недавно посетила Нижний Новгород. Четыре ярких реп-исполнителя шумно ворвались на сцену MILO Concert Hall и в течение двух часов провоцировали толпу своими хитами. Журналист ИЛИ побывал на концерте Касты 20 мая и разделил эмоции восторженных фанатов группы.

MILO Concert Hall распахнул свои двери в шесть часов вечера, гостеприимно приветствуя фанатов группы. Люди разных возрастных категорий оккупировали помещение, ожидая исполнителей под современные хиты, которые крутил диджей со сцены. В течение двух часов люди заполняли пространство MILO, и к началу концерта в зале почти не осталось свободного места. Сам же концерт начался лишь в районе восьми часов, но это никак не отразилось на настроении фанатов. Многие из них уже успели лично пообщаться со своими кумирами перед концертом в ТЦ “Индиго”, где музыканты устраивали автограф-сессию.


Наконец волнительное ожидание было прервано всем до боли знакомыми строчками песни “Вокруг шум” и на сцену с микрофонами в руках влетели Влади, Шым, Хамиль и Змей. Публика была вне себя от восторга, бурные аплодисменты и возгласы сделали атмосферу поистине непередаваемой.  Исполнение песен сопровождалось клипами, а жизненные тексты группы находили громкие отклики среди толпы. Когда заиграла “Корабельная песня” люди включили фонарики на телефонах и, протянув руки вверх, покачивались в такт музыке. Это придало вечеру особый романтический оттенок, заставляя сердца слушателей биться сильнее.

На протяжение всего концерта музыканты активно вели диалог с публикой, что создавало душевную и дружескую атмосферу в зале, а на песни “Радиосигналы” они и вовсе передали микрофон в зал, откуда им мелодичным голосом подпевала нижегородская фанатка, в итоге у девушки и группы получился очень лаконичный дуэт.


Прощание было бурным, разгоряченная публика требовала продолжения. Каста пообещала вернуться через год, чтобы снова порадовать фанатов своими хитами, а пока им остается наслаждаться воспоминаниями о том ярком вечере и слушать песни любимой группы, которые после концерта для многих приобрели немного другое звучание.

Дарья Милакова

Фотографии Денис Зайцев 

Американская система стойких каст - The New York Times

Кастовство - это вложение в сохранение иерархии, как она есть, для того, чтобы поддерживать свой собственный рейтинг, преимущество или привилегии, или возвышать себя над другими, или удерживать других ниже себя. Для тех, кто принадлежит к маргинализованным кастам, кастизм может означать стремление удержать тех, кто находится на вашей неблагополучной ступени, от завоевания вас, выслужиться и оставаться в благосклонности доминирующей касты, все это служит сохранению структуры в неприкосновенности.

В Соединенных Штатах расизм и кастизм часто возникают одновременно, пересекаются или фигурируют в одном и том же сценарии. Кастовство - это позиционирование и ограничение этих позиций по отношению к другим. Какая раса и ее предшественник, расизм, чрезвычайно хорошо справляются с этим, так это сбивать с толку и отвлекать от лежащего в основе структурного и более могущественного лорда касты ситхов. Подобно гипсу на сломанной руке, как гипс в спектакле, кастовая система удерживает всех на одном месте.

По этой причине многие люди, в том числе те, кого мы можем считать хорошими и добрыми людьми, могут быть кастами, то есть вкладываться в сохранение иерархии, как она есть, или довольствоваться тем, что ничего не делать, чтобы ее изменить, но не расистами в классическом смысле. не активен и открыто ненавидит ту или иную группу.Настоящие расисты, настоящие ненавистники по определению будут кастами, поскольку их ненависть требует, чтобы те, кого они считают ниже себя, знали и сохранили свое место в иерархии.

В повседневной жизни это не расизм, который побуждает белого покупателя в магазине одежды подойти к случайному черному или коричневому человеку, который также делает покупки, и попросить свитер другого размера или для белого гостя в магазине. вечеринка, чтобы попросить черного или коричневого человека, который также является гостем, принести напиток, как это случилось с Бараком Обамой в качестве сенатора штата, или даже, возможно, судью, чтобы приговорить человека из подчиненной касты за преступление, за которое человеку может даже не быть предъявлено обвинение.Это каста или, скорее, соблюдение кастовой системы и соблюдение ее. Это автономная, бессознательная, рефлексивная реакция на ожидания от тысячи входных данных для визуализации и неврологических социальных загрузок, которые привязывают людей к определенным ролям в зависимости от того, как они выглядят и что им исторически приписывали, или характеристик и стереотипов, по которым они были классифицированы . Ни одна этническая или расовая категория не застрахована от сообщений, которые мы все получаем об иерархии, и поэтому никто не избегает их последствий.

Когда мы предполагаем, что женщина не оборудована, чтобы вести собрание, компанию или страну, или что цветное лицо или иммигрант не может быть властью, не является жителем определенного сообщества, не может посещали определенную школу или заслужили посещение определенной школы, когда мы чувствуем укол шока и негодования, личную травму и чувство несправедливости и, возможно, даже стыд за свой дискомфорт, увидев кого-то из маргинализованной группы на работе или в машине или дом, или колледж, или назначение более престижное, чем мы ожидали, мы отражаем эффективное кодирование касты, подсознательное признание того, что человек вышел из своего предполагаемого места в нашем обществе.Мы отвечаем на наши встроенные инструкции о том, кто должен быть, где и что должен делать, нарушая структуру и границы, которые являются отличительными чертами касты.

Раса и каста не являются причиной и не являются причиной каждого плохого исхода или неприятной встречи. Но каста становится фактором, в какой бы то ни было бесконечно малой степени, во взаимодействиях и решениях, независимо от пола, этнической принадлежности, расы, статуса иммигранта, сексуальной ориентации, возраста или религии, которые имеют последствия в нашей повседневной жизни и в политике, влияющей на нашу страну и за ее пределами.Он может быть не таким всепоглощающим, каким его могут себе представить его цели, но это и не древняя реликвия, давний анахронизм, который пост-расиалисты, пост-ненавистники всего постоянно желают. Его невидимость - вот что придает ему силу и долговечность. Каста, вместе с ее расой верных слуг, является X-фактором в большинстве американских уравнений, и любой ответ, который можно когда-либо придумать для решения наших текущих проблем, без него будет ошибочным.

Сквозь туман Дели к параллелям в Индии и Америке

Мой рейс в Индию приземлился в серой пелене, скрывавшей терминал и его вышку в международном аэропорту Дели.Это был январь 2018 года, мои первые моменты на субконтиненте. Пилот искал взлетно-посадочную полосу сквозь пелену тумана. Было 2 часа ночи, и мы как будто приземлились в пароварке, все еще висели в облаке, ночной воздух давил на окна кабины, и мы не видели земли. Я не слышал о дожде в прогнозе и был очарован этим сверхъестественным туманом посреди ночи, пока не понял, что это вовсе не туман, а дым - от угольных электростанций, автомобилей и горящей стерни - в ловушке застойного ветра.Загрязнение поначалу было завесой для того, чтобы увидеть Индию такой, какой она была на самом деле.

Великая каста - Кристин Розен, Commentary Magazine

В последние месяцы наблюдатели отметили тревожный рост «культуры отмены». Но это только один способ, которым новая диспенсация выполняет свою работу. Помимо отмены, идеологически проснувшиеся также занимались двумя другими видами деятельности: поклонением и выступлением на публике. Основные средства массовой информации предлагают исключительные примеры того и другого.

Во-первых, заискивание.В недавнем обзоре New York Times новой книги Изабель Вилкерсон « Caste» критик Дуайт Гарнер установил новую планку для обозначения своей приверженности идеологическому делу. «Критику не следует часто говорить о превосходной степени», - соглашается Гарнер, прежде чем перебить свой собственный обзор Вилкерсона некоторыми громадными словами, назвав его «мгновенной американской классикой», от которой «у меня покалывает затылок».

Книга Вилкерсона вызывает недовольство, но не по причинам, о которых говорит Гарнер.Гарнер называет Caste «сложной книгой, которая делает простые вещи». Но он не делает того, о чем он думает. Вилкерсон синтезирует работу других на службе сомнительной гипотезы о существовании пагубной расовой кастовой системы в Соединенных Штатах. Вместо расы Вилкерсон говорит о «доминирующих кастах» и «низших кастах», утверждая, что такие конструкции объясняют прошлые и настоящие расовые отношения Америки. Если вы не заметили эту широко распространенную кастовую систему, то это потому, что она удобна везде, но нигде.«Как средство придания ценности целым слоям человечества, - пишет она, - каста ведет каждого из нас часто за пределы досягаемости нашего осознания».

В результате получилась книга, которая резко упрощает и сглаживает историю, приравнивая политику геноцида нацистской Германии и многовековую кастовую систему в Индии с социальной структурой Соединенных Штатов. Это потворствует аудитории из Times читателей, которые любят, когда им говорят, что их страна ужасна, может быть, столь же ужасна, как нацистская Германия, одновременно демонстрируя собственные «правильные» политические взгляды Вилкерсона.Аргумент Уилкерсон игнорирует доказательства, которые явно противоречат ее тезису, такие как история экономической мобильности Америки для своих граждан и достижения других этнических и расовых меньшинств. И, что характерно, в нем ничего не говорится о том, как безнадежно расистская кастовая система могла привлечь белых избирателей из рабочего класса для избрания - дважды! - черного президента (который, следует отметить, наградил Вилкерсона, который также является черным, национальным титулом). Медаль гуманитарных наук за работу).

Расширенное упражнение Вилкерсона в ложных эквивалентностях (и New York Times похвалы его ) - безупречный пример одной из самых странных ироничных моментов нашей культурной жизни.Здесь у нас есть два члена так называемой элитной «касты» (элитные журналисты Гарнер и Уилкерсон), участвующие в групповом подхалимстве, чтобы сигнализировать о своем пробуждении, осуждая при этом привилегии других. Гарнер поклоняется идее Вилкерсона о кастах, а не критикует ее, потому что это то, чего ожидают от рецензента Times, , пишущего о расе, и, конечно же, того, что читатели Times ожидают прочитать о расе.

Он не одинок. Опра Уинфри, которая сделала Caste новым, разбудила Ешь, молись, люби , помазав его как выбор Книжного клуба, зашла так далеко, что заявила в недавнем эпизоде ​​своего нового кабельного шоу, что «есть белые люди, которые не так сильны, как система белых людей - сложившаяся кастовая система - но они все равно, независимо от того, где они находятся на ступеньке или лестнице успеха, все еще остаются белыми.

За пределами таких кругов элитных средств массовой информации поклонение является ожидаемым ответом на более принудительные попытки соответствовать преобладающим прогрессивным взглядам на расу. В Луисвилле активисты Black Lives Matter потребовали, чтобы владельцы малого бизнеса (в том числе не являющиеся чернокожими владельцы бизнеса из числа меньшинств) подписали и опубликовали обещание о своей поддержке BLM (включая расовые квоты для найма и даже товаров, продаваемых предприятиями). Тем, кто сопротивлялся, сказали, что вход в их предприятия будет заблокирован, а их средства к существованию поставлены под угрозу.Отказ СМИ вникать в истории людей, пострадавших от так называемых «в основном мирных протестов» и беспорядков последних нескольких месяцев, включая людей в таких местах, как Миннеаполис, Портленд, Сиэтл и Нью-Йорк, чья собственность, а иногда и живет подвергались угрозам и уничтожению, свидетельствует о готовности продолжать совершенствовать имидж (BLM как «мирной», а не радикальной организации), подрывающий доверие.

Отмена и поклоны стали возможными благодаря третьему и наиболее часто практикуемому элементу идеологии пробуждения: представлению на публике.Как описывают Джастин Този и Брэндон Вармке в новой книге Публикация: использование и злоупотребление моральными разговорами , публикация на публике - это «использование моральных разговоров для саморекламы», и в эту игру играют все, особенно сейчас, когда социальные Медиа-платформы предоставляют безграничные возможности для этого.

Политики особенно восприимчивы к этой практике. Публикация - это нормальный реестр Дональда Трампа, поэтому, возможно, неудивительно, что его политические оппоненты в ответ усилили свою известность; Спикер палаты представителей Нэнси Пелоси назвала федеральных офицеров, посланных Трампом для защиты здания федерального суда в Портленде, штат Орегон, «штурмовиками», например, и регулярно называла законопроект, предложенный республиканцами, «худшим законопроектом в истории Конгресса США. », Как она сделала в отношении Закона о сокращении налогов и занятости от 2017 года.Александрия Окасио-Кортес недавно выступила с широкой публикой о «культуре белого превосходства», критикуя статую, установленную в Капитолии США. Статуя (сделанная цветной женщиной) представляет собой изображение отца Дамьена, бельгийского католического миссионера (и канонизированного святого), который посвятил свою жизнь уходу за прокаженными на Гавайях.

В то время как одни выдающиеся деятели занимаются саморекламой, чтобы произвести впечатление на других (то, что авторы Grandstanding называют «желанием признания»), другие делают это как выражение доминирования.«Они используют моральные разговоры, чтобы пристыдить или заставить других замолчать и вызвать страх», - пишут Този и Вармке. «Они устно угрожают и пытаются унизить». Последнее - тенденция, укоренившаяся в СМИ в последнее время.

Как они это делают? Превращая вопросы, не связанные с моралью, в вопросы морали. Мелкие смысловые споры о том, нужно ли использовать черный или белый ; включение моральных комментариев в так называемые репортажи; необоснованные утверждения о расизме, вводимые в повседневные репортажи; все это свидетельствует о том, что Този и Вармке называют «ложным нравственным новшеством».

Из-за своей повсеместности и сложности противодействия публичная публичность может в конечном итоге оказаться самым вредным для демократических дебатов. Знаменитости предполагают, что их слушатели будут соответствовать ценностям, которые они якобы продвигают. Они не ошибаются; именно поэтому сейчас среди элитных СМИ самые восторженные деятели (Николь Ханна-Джонс, Уэсли Лоури, Ямиче Алсиндор) вызывают немедленное поклонение своих коллег, которые понимают, что публичное выступление подразумевает угрозу отмены, если не получит одобрения.

Трибуналы также подавляют дебаты. Если, как наглядно считают представители основных СМИ, чьи-то взгляды безупречны и морально обоснованы, не нужно опускаться до уровня их защиты. Непринужденность заменяет разговор. Когда все становится вопросом морального убеждения, ничего не делается, потому что люди со всех сторон проблемы тратят больше времени на демонстрацию своего морального превосходства (и осуждение аморальности другой стороны), чем на поиск значимых точек соприкосновения.

Исходное предположение и конечная точка одинаковы: моральная позиция великого человека безупречна. Таким образом, представители СМИ успешно маскируют свое стремление к власти в рамках своих институтов благородными кампаниями за справедливость и навешивают на своих оппонентов ярлык морально плохих актеров. Профсоюз работников New York Times недавно объявил о своих требованиях о «внимательном чтении» каждой опубликованной статьи, а также о том, чтобы половина всех кандидатов на любую новую должность были, например, цветными.

Что еще хуже, публичное выступление ослабляет полезную функцию моральных разговоров в обществе. Как отмечают Този и Вармке, «моральные разговоры - это мощный и важный социальный инструмент для улучшения нас самих, наших соседей и нашего мира». Злоупотребление моральными устами политическими лидерами и средствами массовой информации усиливает цинизм американцев в отношении своих институтов и своих сограждан.

Люди, преследующие правое дело, обычно не требуют, чтобы их слушатели поклонялись их взглядам. Они стремятся убедить и изменить мнение.Более политически поляризованный электорат, общественность, более опасающаяся отмены, и медиа-истеблишмент, стремящийся действовать как видная полиция, не помогут нам двигаться к большей моральной ясности и компромиссу. Вместо этого он направит нас на путь моральной конфабуляции.

Мы хотим услышать ваше мнение об этой статье. Щелкните здесь, чтобы отправить письмо редактору.

Неужели Америка в ловушке кастовой системы?

В зависимости от конкретного места и контекста, он может быть более подвижным, чем сама Уилкерсон часто изображает в Caste .«В Индии говорят, что вы можете попытаться покинуть касту, но каста никогда не покидает вас», - пишет она. Для далитов, которым «удается пересечь океан, каста часто мигрирует вместе с ними». Но движение по земному шару также привело к появлению людей, которые настолько пересекаются, что усложняют категории, людей, которые сидят на перекрестке, вопреки ожиданиям, типа «ударных войск», которые и являются предметом внимания Вилкерсона. Мать избранного вице-президента Камала Харрис, например, была женщиной-брамином, которая после приезда в Америку вышла замуж за чернокожего с Ямайки, нарушив все правила эндогамии как столпа касты.Каста и раса жили, пересматривались и смешивались бок о бок в Карибском бассейне, откуда Дональд Харрис и откуда Кокс, на протяжении почти двух столетий.

В моей собственной семье, которая все четыре-пять поколений назад покинула Калькутту и перебралась в Карибское море - вместе с полмиллионом других порабощенных, которые заменили порабощенных африканцев на сахарных плантациях, в том, что историки назвали «новой системой рабства», - существует противоречие, рекомбинация и изобретение себя. Если верить эмиграционным пропускам, данным моим предкам британцами, я произошел от пастухов и слуг, членов рабочих каст на ступень выше далитов, которые теперь классифицируются в Индии как «другие отсталые касты»; несколько кшатрийских «воинов»; и единственный брамин, женщина.Если эндогамия - это способ воспроизводства касты, то их уход из Индии и новая жизнь в Вест-Индии ознаменовали функциональное уничтожение касты. В своих путешествиях они три месяца толпились в грузовых трюмах судов, которые привозили их на плантации. Там они жили в общих бараках, где не могли соблюдать правила чистоты и загрязнения. Согласно индуистской ортодоксии, пересечение морей само по себе должно было сделать человека отверженным.

Большинство карибских индейцев даже не знают, к каким кастам принадлежали их предки.Многие из тех, кто утверждает, что знает, помазали себя брахманами.

Еще больше усложняет ситуацию то, что многие индейцы, отправленные в качестве «кули» в Карибское море, следовали неортодоксальной ветви индуизма под влиянием святого шестнадцатого века, который считал, что этическое поведение, а не родословная, определяет касту, что она не унаследована, а заработана. . Большинство карибских индейцев даже не знают, к каким кастам принадлежали их предки, но влияние этого святого может объяснить, почему так много из тех, кто утверждает, что знает, помазали себя брахманами.Наше самоощущение настолько неуверенно, наша история настолько особенная, что, когда Equality Labs, группа по защите интересов американских далитов, в 2018 году представила отчет, в котором задокументировал сохранение кастовой дискриминации среди иммигрантов из Южной Азии в Соединенных Штатах, он выбросил данные опроса из потомки по договору.

В то же время в отчете было обнаружено, что тревожный процент далитов в Соединенных Штатах Америки подвергались словесному или физическому насилию и остракизму со стороны других иммигрантов из Индии в школах, на рабочих местах и ​​в местах отправления культа.В настоящее время в судебной системе США ведется громкое дело: инженер-далит подал в суд на Cisco Systems за дискриминацию при приеме на работу со стороны своего босса, иммигранта из Индии из высшей касты. Подавляющее большинство индийских иммигрантов в Соединенных Штатах (около 90 процентов, согласно недавнему отчету) относятся к высшей касте, но так было не всегда. Equality Labs утверждает, что многие из первых иммигрантов из Индии были далитами, потому что их не беспокоил индуистский принцип, согласно которому пересечение морей лишает человека касты.

Истоки нашего недовольства

«Великолепно ... новаторская работа о зарождении неравенства ... Caste предлагает видение вперед. Эта книга, наполненная проницательностью и любовью, вполне может помочь нам спасти». - O: The Oprah Magazine «Чрезвычайно ... одна из самых мощных научно-популярных книг, с которыми я когда-либо сталкивался ... мгновенная американская классика и почти наверняка до сих пор является основной научно-популярной книгой американского века.. . . Caste углубляет наше трагическое восприятие американской истории. Это похоже на наблюдение за медленным прохождением длинного и безумного кортежа. . . . Это книга, которая пытается разрушить паралич воли. Это книга, которая меняет погоду внутри читателя. " - Дуайт Гарнер, The New York Times " [ Caste ] должна быть в верхней части списка чтения каждого американца ". - Chicago Tribune «Книга Вилкерсона - это мощное, просветляющее и искреннее описание того, как иерархия воспроизводит себя, а также призыв к действию в трудной работе по ее уничтожению." - The Washington Post " Приятно вспомнить с такой точностью, что наша страна была построена через геноцид и рабство. Но г-жа Уилкерсон также предложила новый способ понимания самой долгой и самой серьезной проблемы Америки во всей ее сложности. Ее книга оставляет меня одновременно благодарным и обнадеживающим. Я проглотил его ». - Трейси Киддер , Лауреат Пулитцеровской премии автор книги« Горы за горами » « Как и Мартин Лютер Кинг-младший до нее, Изабель Вилкерсон путешествовала по миру, чтобы изучать кастовую систему и имела вернулся, чтобы показать нам более ясно, чем когда-либо прежде, как каста навсегда встроена в фундамент и невидимые структурные балки этого старого дома под названием Америка.Изабель Вилкерсон рассказывает эту историю в прозе, которая настолько прекрасна, что единственная причина приостановить чтение - это перевести дух. Сегодняшнюю Америку невозможно понять без этой книги ». - Лоуренс О'Доннелл « Это увлекательное разоблачение заслуживает широкого и страстного читателя ». - Publishers Weekly (обзор со звездами) « Подобно ее предыдущей книге , последняя книга Уилкерсона призвана стать классикой, и она является неотложной и важной книгой для всех ». --Library Journal (обзор со звездочкой)

« Это блестящая книга, своевременная пандемии и жестокости полиции, раскалывающейся по линиям кастовой системы." - Список книг (помеченный обзор)

Каста в американском обществе - Атлантика

Среди работающих женщин чувство исключительности наиболее заметно, в то время как у рабочих оно не более заметно, чем у профессиональных мужчин. «Именно этот кастовый дух, - говорит пятидесятилетняя работница, - подавляет всех нас. Если бы мы могли придираться друг к другу, это принесло бы некоторую выгоду, но вместо этого мы избегаем друг друга. Среди них нет союза, никогда не было, за исключением некоторого времени через Французскую международную ассоциацию, которая вымерла.Мы никогда не сможем вырваться из рабства плохо оплачиваемого труда, пока не объединимся, и большинство из нас предпочли бы умереть с голоду, чем общаться с теми, кто ниже нас ». Другой жалуется, что« квалифицированные работницы слишком гордятся своим умением, чтобы будьте готовы привлечь неквалифицированных людей, так же как в профессии хороший юрист или врач не возьмет плохого партнера. Нами правят социальные амбиции, каста; он начинается с нас и идет вверх до королей и императоров. Женщина, у которой много слуг, презирает ее с одним, и она с одним презирает женщину, которая делает свою работу, и та, кто делает свою работу, смотрит свысока на свою, идущую на работу, и ту, кто выходит делать особую работу по дому. презирает женщину-чистильщика, которая является концом женского рода."

Многие из этих людей считают, что высшие категории труда могут быть защищены только признанием социальных линий, и говорят о" лени и невежестве низших слоев работающих женщин ". Даже когда они не имеют работы или, возможно, заняты некоторые «несоответствующие занятия в качестве временной подделки», они все еще остро чувствуют, что «принадлежат другому». «Я честная работница, - сказала одна из них, - будь то высшие или низшие категории труда, она бесконечно превосходит дрянной, кричащей.У нас может не быть работы, но мы можем перейти от работы к бедности, от бедности к истощению, от истощения к смерти, но не к греху, - те, кто следует за этим, относятся к другому классу, к которому мы не имеем никакого отношения ».

В разговоре с некоторыми из них спросили: «В чем на самом деле недовольство рабочих женщин?» И общий ответ заключался в том, что это произошло из-за кастового духа, который препятствовал объединению и сотрудничеству, двум агентам, которые могли облегчить бремя плохо оплачиваемого труда, но при этом у них было достаточно ума, чтобы понять, что прежде всего необходимо осуществить социальный союз между собой.Строгая сдержанность, сила самопожертвования, тонкий вкус, утонченность чувств, оценка знаний и акты трогательной доброты друг к другу, которые встречаются среди сотен из них, не отрицают утверждения о том, что социальная линия по родам труда.

«Доброта, основанная на равенстве!» - воскликнула одна женщина. "Нет, это группа доброты по касте. Это Арлингтон-стрит и Пятая авеню, которые образуют Норт-Энд и Бэттерию.Работодатели не заботятся о сотрудниках. Если фирма предоставляет своим девушкам салоны, обеденные комнаты или спальные комнаты, то не потому, что им это небезразлично, а потому, что они могут получить от нас больше, если нам будет удобно. Ваше республиканское правительство не уничтожает касту; бедность порождает численность населения на квадратный фут, и по кастовым законам эмигрировать могут только бедные. Вы когда-нибудь слышали, чтобы богатый человек эмигрировал, чтобы уступить место другим? Он приседает вечно, и это не называется приседанием. Поговорите об эмиграции и сельском хозяйстве с фабричными и горожанами, у которых нет ни денег, ни здоровья для эмиграции! Мы, рабочие, не завидуем твоему пирогу и твоим картинам, если у нас есть хлеб.Это более глубокая вещь, которая вызывает у нас негодование: наши работодатели называют его дураками и простаками и несут его, потому что у нас должен быть один доллар. Труд находится в собственности, и женщины принадлежат больше, чем мужчины, и так будет до тех пор, пока они не осмелятся вступить в комбайн и не осмелятся отказываться от предложений плохо оплачиваемой работы, наполненной резкими словами и льготами на обед ». Все промышленные занятия? Портной заявляет, что «нигде оттенки касты не прорисованы более строго, чем среди портных и девушек-швей.Тем, кто занимается «заказной работой» и теми, кто занимается «продажей», необязательно знать друг друга. Вот классификация, которую дает тот, кто понимает, работает и помогает другим различными способами: «Занятость рабочих либо субъективна, либо объективна: никто не может общаться с другим. К первому относятся: (1) стенографистка, (2) ) газетчик, (3) пишущий, (4) те, кто занимается страхованием жизни и любым видом ухода за больными. Второй раздел охватывает (1) торговцев, (2) продавщиц, (3) торговцев, и (4) слуги, которые, так сказать, являются париями в глазах всех других женщин-работниц.Эти слова ясно указывают на то, в чем заключается трудность получения хорошей домашней прислуги. Существует не только определенная потеря личной независимости в отношении часов и приема пищи, но и домашняя работа стоит на самом низком уровне в шкале честного труда; честолюбие, высокомерие или стремление имеют первостепенное значение. национальный рост. Корректор по всеобщему свидетельству занимает высшее место в шкале рабочих, поскольку хорошее чтение требует не только отличного начального образования, но и интуитивного ума. Корректор часто продвигается к корректору, тогда как для хорошего чтения требуется не только отличное начальное образование, но и интуитивный ум. наборщик редко или никогда не становится переписчиком.Самый забавный пример проведения черты - это удивительно тихая манера, с которой «дамы» за прилавками в крупных галантерейных магазинах рассматривают «женщин» в магазинах игл и ниток; а они, в свою очередь, смотрят свысока на "девушек, работающих в кондитерских", и на еще более низкие магазины omnion gatherum, которые всегда можно найти в бедных кварталах. Все они могут стоять на ногах в течение дня и продавать товары , но это все, что у них общего, кроме случайной благотворительности.Опять же, газетные халтуры варьируются от регулярно оплачиваемых «женщин-вкладчиков» по ​​определенным темам до «женщин», готовых надуть патентованные лекарства и сделать работу за двадцать минут.

Изабель Вилкерсон о расизме и кастовых системах

Moment предоставляет вам важные независимые репортажи от еврейской общины и не только. Но нам нужна ваша помощь. Ваша поддержка имеет решающее значение для нашей работы; каждый подарок любой суммы, не облагаемый налогом, поддерживает нас.Спасибо, что прочитали, и спасибо за вашу помощь. Сделайте пожертвование здесь.

Где в мире мы могли бы найти что-то похожее или сопоставимое с американским расизмом? Стоит ли нам смотреть на южноафриканский апартеид или на британскую классовую систему? Или в пригороде Парижа, где французские граждане североафриканского происхождения добираются до наименее желанной работы в городе?

Изабель Вилкерсон, отмеченный наградами репортер и автор книги The Warmth of Other Suns , рассказывающей о великой миграции чернокожих с Юга Джима Кроу на рабочие места в промышленных городах Севера, написала книгу о и американское расовое разделение, и две другие иерархические системы.Она видит параллели с Джимом Кроу в том, что нацисты криминализируют немецкое еврейство - через расовые законы, сильно вдохновленные американской евгеникой, - и тем более в кастовой системе Индии.

Название ее новой книги - Каста: истоки нашего недовольства . Он пересказывает историю американского расизма от рабства до сегрегации, от повседневных унижений до применения смертоносной силы. Повсюду она стремится писать не о белых и черных, а о касте большинства и касте меньшинства.

Что мы понимаем, если думаем о расовой дискриминации и неравенстве в Америке как о характеристиках кастовой системы?

Мы привыкли к унаследованному нами языку: язык черных и белых, расы как главный идентификатор человека и того, как его видят в мире. Я думаю, что идея, феномен, концепция касты выводят нас из того, что мы думаем, что знаем. Это выводит нас из царства знакомого и приводит к новому взгляду на самих себя.Это также заставляет нас думать за пределами того, что мы думаем, что видим, и смотреть на структуру вещи. Каста - это структура. Инфраструктура наших подразделений кажется такой устойчивой, несмотря на весь достигнутый нами прогресс.

Вы писали об опыте афроамериканцев и встретили людей из Индии, которые происходят из низшей ступени в этой стране, называемых далитами, которых раньше называли неприкасаемыми. Вы сразу увидели параллели между своим опытом в Америке и их опытом в Индии?

Идея использования слова «каста» пришла ко мне в процессе работы над The Warmth of Other Suns .Были антропологи, которые отправились на юг Джима Кроу за много десятилетий до движения за гражданские права, которые изучали его, а затем появились с языком, который установил связь с Индией и другими древними иерархиями. Идея использования этого термина казалась более подходящей, учитывая то, что я обнаружил. Я имею в виду, многие из нас думают, что знаем, что произошло на юге Джима Кроу, потому что мы видим изображения Черных и цветных фонтанов и белых фонтанов, но это было намного больше, чем это.Я пытался проникнуть в более глубокие и сложные способы управления человеческим поведением.

Вы пишете: «Каста выше звания. Это состояние ума, которое держит всех в плену, доминирующую в тюрьме иллюзию собственных прав, подчиненную в чистилище чужого определения того, кем они являются и кем они должны быть ». Это описание индейцев низшей касты, а также афроамериканцев?

Совершенно верно. Конечно, страны очень разные во многих отношениях, но параллели в том, как каждый переживает пребывание в нижней части иерархии, я нашел очень убедительными.Я обнаружил, что мне очень легко разговаривать и делиться опытом с людьми, которых я встречал. Я мог закончить их предложения, а они мои. Они часто тяготели ко мне, и я почувствовал мгновенную связь, которая действительно выходит за рамки границ, пересекает океаны и суши. Поразительно, насколько похожа была общая реакция на то, что так долго находились внизу иерархии.

Вы описываете, как вы достигли точки, когда вы могли почувствовать, кто есть кто во взаимодействиях между индейцами из высших и низших каст.Вы могли почувствовать иерархию вещей по тому, как люди взаимодействовали друг с другом.

Да, просто наблюдая за тонкими взаимодействиями и реакцией на доминирование против подчинения. Это просто разыгралось у меня на глазах. Я помню, как однажды я разговаривал с далитским ученым, замечательно беседуя с ней о презентации, которую она только что сделала. Кто-то подошел к нам и прервал то, о чем мы говорили. Обладая огромным чувством собственного достоинства и утешения, она начала рассказывать ученому-далиту, что она упустила и что ей следует учесть в следующий раз, когда она будет выступать с этой презентацией.После того, как женщина ушла, я спросил ученого-далита, знает ли она этого человека? Она сказала: «Нет, это совершенно незнакомый человек. Понятия не имею, кем она была. Она была из высшей касты. Она давала мне понять, что она выше ». Такое поведение было крайним, но тихим примером динамики власти, которую я наблюдал, когда был в смешанной группе.

Это дань уважения книге, которая заставляет читателя задуматься. Это заставило меня задуматься: «Насколько я белый, насколько я принадлежу к касте большинства?» Я вырос в нижнем Манхэттене, в месте, которое на самом деле было публично изолированным.Строитель сказал: «Черные здесь жить не будут». Я понимаю, что в моей жизни был элемент привилегий белых, хотя мои бабушка и дедушка приехали в эту страну в конце 19 века. В то же время это не привело к чувству большой солидарности с моей стороны, как еврейского ребенка из Нижнего Манхэттена, с итальянским ребенком из соседнего района, или украинским ребенком, или ирландскими детьми, которые все ходили в католическую школу. Не было единой касты. Возможно, между нами было какое-то различие, которое нравится белым людям от черных, но не было четкого понимания этого.Думаю, мы определили себя более узко. Что бы вы об этом подумали?

Спасибо за описание, потому что это напоминает нам о том, как Соединенные Штаты с 1790 года пытались управлять населением, проводя различия в том, кто может иммигрировать, а кто может стать американцем. Какие были препятствия и определения, и кто мог соответствовать стандарту белого? В частности, на рубеже 20-го века произошли огромные потрясения по поводу того, кого можно считать достаточно белым, чтобы получить доступ к гражданству в Соединенных Штатах.Все эти оспариваемые этнические группы оценивались и часто исключались. Люди, которых теперь безоговорочно считали бы белыми, - выходцы из Южной и Восточной Европы - имели временный статус, еще не так давно считалось, что они не подпадают под определение белого.

Это все напоминание о том, насколько все это произвольно на самом деле и насколько это вызывает разногласия. Идея биполярной иерархии зародилась в самом начале, еще до основания страны. В нижнюю группу входили порабощенные и их потомки.Что же тогда происходит с теми людьми, которые поступают и не подходят под предписанные определения? Вот где может возникнуть напряженность. Начиная с 1924 года, возникли огромные ограничения на въезд в эту страну, выросшие из движения евгеники, в отношении того, кто считался подходящим для включения в доминирующую касту. Группы, которые не вписывались в крайности, столкнулись с напряженностью необходимости проявить себя, протолкнуться локтями, попытаться найти свое место в биполярной иерархии. Конечно, эта иерархия побуждает людей, если они могут найти какой-либо способ сделать это, отождествлять себя с ожиданиями доминирующей касты и соглашаться с ними, чтобы завоевать предоставленные им права.

В начале 20 века было много судебных дел, по которым искали доступа к этим правам. Один японский иммигрант, проживший в этой стране около 20 лет, обратился в суд с петицией: «Я должен быть белым, потому что моя кожа белее, чем у людей, которых считают белыми».

Давайте немного поговорим о немецких евреях. Вы пишете о том, как немецкие расовые законы 1930-х годов сделали немецких евреев неприкасаемыми: они относились к ним как к недочеловекам, а затем превратили их в презираемую касту.Когда я читал эту часть книги, я поймал себя на мысли, что знание того, куда направлялись нацисты в 1940-х годах, называть то, что было создано в 1930-х годах, кастовой системой, кажется слишком щедрым. Евреи в Германии не служили экономическим целям из-за этих законов при нацистском режиме. Они были лишены цели. Разве кастовая система не подразумевает наличие назначенных ролей, которые могут быть очень непривлекательными, например изнурительный труд или раболепие - в Японии была каста людей, занимавшихся дублением кожи и другой вредной работой, - но приносящих пользу высшим слоям общества. касты? Принимая во внимание, что немецких евреев не заставляли выполнять какую-то одиозную задачу; возможно, это еще не прояснилось, но их просто готовили к истреблению.

Полностью согласен, отличий много. Но одна из целей подчиненной касты - быть козлом отпущения, укрепить тех, кто приписан к доминирующей группе, и объединить их против общего врага. Одна вещь, которую мы знаем о десятилетиях, предшествовавших Третьему рейху, - это возведение козлов отпущения и ужасающие стереотипы и пропаганда, которые использовались против немецких евреев в те годы. Они были другими людьми, изгоями группы людей, которые играли ключевую роль в работе страны.

W.E.B. Дюбуа сказал об окончании Гражданской войны, что поработители опасались успеха своих рабов больше, чем ожидаемых неудач. Когда группа изгоев считается нижестоящей, недочеловеческой, это возвышает тех, кого считают находящимися на вершине. Любое указание на обратное - что люди внизу на самом деле обладают талантом, способностями и талантами - еще больше побуждает тех, кто по своей природе считается выше. Так что успех немецких евреев вызывал такое возмущение, потому что люди были так заинтересованы в существовании подчиненной группы.Кастовая система требует наличия кого-то внизу, чтобы доминирующая группа чувствовала себя лучше, чувствовала, что божественные законы природы ставят ее выше.

Помните, евгеника и псевдонаука преобладали в предшествовавшие ей десятилетия по обе стороны Атлантики. Немецкие евгеники часто вели диалог с американскими евгениками. Это был котел внимания, сосредоточенности и навязчивой идеи, можно сказать, держать одну группу в качестве изгоя, пока она накапливалась до того, что было бы ужасом.

Когда я прочитал книгу, изучая кастовое происхождение различных индийских лидеров, я заметил одного премьер-министра, чья каста была определена по работе по сбору кокосов - это довольно точное определение. Думаю, я связал слово «каста» с такой уникальной системой дискриминации с удивительно узкими определениями того, что должна была делать каста.

Я не представляю себя экспертом по нацистской Германии в этом отношении. Моя цель - пролить свет на иерархию нашей страны и увидеть, что есть параллели, столь же разные, как эти многие культуры, очевидно, во многих отношениях.

Я должен также сказать, что я вообще включил Германию в это дело после Шарлоттсвилля, в котором, что шокирует людей здесь и во всем мире, протестующие сочетали эмблемы Конфедерации и нацистской Германии. Они сами видели эту связь, пытаясь предотвратить удаление статуи Роберта Ли в Вирджинии. Так я впервые начал на это смотреть. На самом деле я понятия не имел о степени связи между американцами и тем, что нацисты изучали и делали тогда.Я понятия не имел, что они действительно отправляли людей в Соединенные Штаты для изучения законов Джима Кроу. Конечно, нацистам не нужно было никого учить ненавидеть. Но было потрясающе обнаружить эти связи, о которых я никогда бы не подумал.

Я хочу, чтобы вы немного поговорили о профессоре Эллисон Дэвис, афроамериканском антропологе, которая проводила полевые исследования в Миссисипи во времена Джима Кроу. Он был одним из лидеров этого проекта и кто-то, кто ввел или популяризировал использование слова «каста» для описания того, что он видел.Он не так известен, как W.E.B. Дюбуа.

В этой книге я пытаюсь привлечь внимание и воздать должное людям, которые были на переднем крае изучения этого явления в очень опасные времена. Эллисон Дэвис была очень хорошо образована; у него было несколько дипломов Гарварда. Вместе со своей женой, антропологом Элизабет Стаббс Дэвис, он отправился в Миссисипи в 1930-х годах, когда система Джима Кроу была в полном разгаре. Они присоединились к другой паре, белой паре, и обнаружили, что не могут вести себя так же, как на Севере.Им нужно было разыграть роли, которые им бы дали.

Белую пару на самом деле нельзя было увидеть с ними на публике. Их нельзя было показать друзьями. Эллисон Дэвис пошла туда на огромный риск. Ему приходилось подчиняться своему белому коллеге, хотя на самом деле он был руководителем исследовательского проекта. Он не мог войти в их парадную дверь. Единственный способ, которым они могли проконсультироваться, - это для белого антрополога забрать Эллисон Дэвис на углу улицы и уехать в уединенное место, чтобы не было видно, как они сотрудничают.Это было бы нарушением кастовой системы. Они прожили там несколько лет, жили тем, что изучали, и возникли с языком касты.

Ваша книга выходит в свет в год, когда резкое расовое неравенство в американской жизни никогда не было столь бесспорным, будь то кто заболел, кто потерял работу или кого убили полицейские. Считаете ли вы, что американцы, вероятно, воспримут кастовый ярлык, чтобы описать способ разделения нашего общества?

Я думаю, что в ту эпоху, в которой мы живем, когда нам показывали видео за видео, свидетельство за свидетельством, мы смогли увидеть это своими глазами.Это происходило уже давно. Просто они не были известны такому количеству людей или людям, которым не нужно жить каждый день со страхом, что это случится с кем-то, кого они знают и любят, или с самими собой. Свидетельства и доказательства, которые мы смогли увидеть сами, являются напоминанием о том, что эти вещи на самом деле происходят не в древнем прошлом, не за десятилетия до этого, а прямо сейчас, в наше время, в настоящий момент. Я думаю, что это заставило нас считаться с нашей собственной историей, чтобы понять, что это значит, когда у нас было движение за гражданские права и существовало законодательство о гражданских правах, которое, как многие думали, позаботилось обо всем этом?

В 1930-х и 1940-х годах не было члена Верховного суда афроамериканца.Со времен Реконструкции сенаторов-афроамериканцев не было. В Овальном кабинете не было никого, кроме дворецкого афроамериканца. Теперь мы давно опровергли предположения и стереотипы. Нет причин верить стереотипам, которые изначально лежали в основе иерархий. Тем не менее, мы видим устойчивые последствия этой иерархии, этого искусственного, произвольного ранжирования человеческих ценностей. Он сохраняется, несмотря на многие достижения и успехи, достигнутые со времен эры гражданских прав.

На обложке вашей книги есть документ об этих успехах - репродукция наклейки с надписью «Книжный клуб Опры, 2020». Но в конечном итоге вы говорите, что можете распознать успехи, которые бросили вызов ограничениям кастовой системы, как вы бы ее описали, не подрывая тезиса о том, что это действительно та система, в которой мы живем.

Да. Каста - это кости, раса - это кожа, а затем класс, о котором вы говорите, это будут акценты, одежда, дикция, образование, то, что мы можем изменить в себе, чтобы попытаться превзойти барьеры или подняться над станцией, для которой мы могли бы родиться.Есть способы, которыми люди могут максимально использовать свои способности, но это не защищает их от устойчивого основного явления, которое я называю кастой. Другой способ взглянуть на это: если вы можете действовать по-своему, это класс. Если вы не можете действовать по-своему, это каста.

Эффективно ли вы используете нашу способность к расовому или национальному высокомерию, описывая нашу страну как имеющую кастовую систему? Вы заставляете американцев говорить: «Черт возьми, страна, которую я ассоциирую с ужасающей бедностью, с древней цивилизацией, мы в каком-то смысле такие же.«Вы играете с отвращением, которое может испытывать американец, когда сравнивает свою страну с социальной структурой Индии?

Ну, как я уже сказал, отличий много. Их истории различаются, и их нынешний уровень жизни может быть другим. Иерархии, на которые я смотрю, не индийские или американские, а, к сожалению, человеческие. Это то, что люди слишком часто делают, разграничивая и классифицируя людей в своих обществах, в пользу группы, которая считается доминирующей, и в ущерб другим.Это человеческий феномен. И будучи людьми, американцы могут испытать это, как и любая другая страна.

Moment Magazine участвует в программе Amazon Associates и зарабатывает деньги на соответствующих покупках

Генетические данные о происхождении популяций индийских каст

Майкл Бамшад

1 Департамент педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

Тоомас Кивисилд

1 Кафедра педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

W. Скотт Уоткинс

1 Департамент педиатрии, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

Мэри Э. Диксон

1 Департамент педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

Крис Э. Рикер

1 Департамент педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

Баскара Б. Рао

1 Кафедра педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

Дж. Мастан Найду

1 Кафедра педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

B.V. Рави Прасад

1 Департамент педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

П. Говинда Редди

1 Департамент педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

Арани Расанаягам

1 Департамент педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

Суриндер С. Папиха

1 Кафедра педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

Ричард Виллемс

1 Кафедра педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

Алан Дж. Редд

1 Кафедра педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

Майкл Ф. Хаммер

1 Кафедра педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

Сон В. Нгуен

1 Кафедра педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

Мэрион Л. Кэрролл

1 Кафедра педиатрии, Университет Юты, Солт-Лейк-Сити, Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.Онкологический центр Скотта, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана, Новый Орлеан, Луизиана 70112, США

Марк А. Батцер

1 Департамент педиатрии, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 2 Институт молекулярной и клеточной биологии Тартуского университета и Эстонский биоцентр, Тарту 51010, Эстония; 3 Департамент генетики человека, Университет штата Юта, Солт-Лейк-Сити, штат Юта 84112, США; 4 Департамент антропологии, Университет Андхра, Вишакхапатнам, Андхра-Прадеш, Индия; 5 Антропологическая служба Индии, Калькутта, Индия; 6 Департамент антропологии, Мадрасский университет, Мадрас, Тамил Наду, Индия; 7 Лаборатория молекулярной систематики и эволюции, Университет Аризоны, Тусон, Аризона 85721, США; 8 Департамент генетики человека, Университет Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания; 9 Кафедра патологии, биометрии и генетики, биохимии и молекулярной биологии, Стэнли С.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *