Мусульманский стиль: Малый светодиодный C стиль мусульманский баннер и воздушные шары Рамадан украшения оформления помощи Мубаракский декор Kareem Мусульманский исламский Ид Мубарак Рамадан украшения для дома

Содержание

офисный стиль и исламский дресс-код

Множество наших сестер по вере добиваются успехов в карьере, становятся мастерами своего дела, устраиваются на работу в крупные компании. И если с профессионализмом все ясно, то вопрос соблюдения дресс-кода может завести некоторых в тупик. Что такое деловой хиджаб и как подобрать наряд, подходящий под критерии ислама? Смотрите в этом выпуске программы «По вкусу — карману».

Мусульманки сегодня испытывают необходимость устраиваться на работу, проводят деловые встречи и официальные мероприятия. Тут девушки в хиджабе сталкиваются с предвзятостью и подозрительностью из-за своего внешнего вида. Как преодолеть стереотип, расположить к себе работодателя и быстро произвести впечатление серьезного человека и эффективного сотрудника? Верно – правильно подобрать одежду! Ведь именно внешний вид определяет, каким будет первое впечатление.

Для участия в нашей передаче мы пригласили героиню.  «Рабочая» одежда должна быть выдержана в классическом деловом стиле, именно это будет беспроигрышным вариантом. Конечно, платок все равно привлечет к себе внимание, но если вы будете держаться уверенно и сами не стесняться своего головного убора, то сможете произвести впечатление компетентного и внушающего доверие человека, иншаЛлах.

За советом мы обратимся к профессионалу, а именно – к стилисту …  Деловой стиль в одежде формируется в основном с помощью костюма, универсальность и успех которого подтвержден временем. С XIX века его формы сохранились практически без изменений. Он до сих пор остается базовой одеждой успешных людей. Костюм – это единый ансамбль, части которого имеют общее в цвете, отделке и структуре ткани.

Сегодня деловой стиль не требует от нас одинаковой строгой униформы, если только это не прописано в дресс-коде, как это бывает в банках. Свобода в формировании своего образа дает нам возможность соблюсти каноны Шариата относительно хиджаба и, вместе с тем, выглядеть уместно в официальной обстановке.

Более того, деловой стиль не требует отказа от любимых вами цветов и фактур, ведь офисная форма одежды – это сочетание консерватизма с модными тенденциями, поэтому вы всегда можете «склонить» наряд на свою сторону.

Костюм не обязательно должен составлять одинаковые элементы низа и верха, тем более это очень скучно. Гармонично сочетаемые жакеты, юбки и брюки разных цветов и фактур создадут действительно оригинальный и запоминающийся образ – именно этим отличается подход к одежде дизайнера, человека с художественным чутьем.

Широкие брюки женского покроя вполне могут помочь мусульманкам создать деловой образ. Их уместно дополнить удлиненной блузой, или жакетом – так называют пиджак женского фасона. Выбор их сегодня чрезвычайно разнообразен, но найти аккуратно сидящую, удлиненную и не приталенную модель все же не просто.

Думается, дизайнеры учтут пожелания работающих мусульманок и предложат одежду, в которой можно прийти на собеседование, деловую встречу и просто в офис.

Знаете ли вы, что в 2016 году внимание общественности привлек кастинг ведущих на телеканале «Дождь», где среди претендентов была девушка в хиджабе – Заби Гайтукиева.  У пользователей социальных сетей появление Заби Гайтукиевой на кастинге ведущих телеканала «Дождь» вызвало противоречивые эмоции: «Чего греха таить, она красива», «дикция отличная», это, конечно, так, соглашались другие, но брать Гайтукиеву ведущей на «Дождь» — все-таки слишком,  «

все отлично, кроме головного убора», «я лично не хотел бы ведущую в такой одежде видеть», — писали пользователи на странице канала в фейсбуке.

Тем, кому кажется, что ведущая новостей не может появиться в эфире в хиджабе, она отвечала так: «Почему? Я же не пропагандирую ислам, я же никого не заставляю платок носить. Я его ношу для себя, это мое личное дело». Гайтукиева добавляла, что готова обратить внимание на профессиональные претензии — к дикции, владению русским языком, — но таких не было.

Через год главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов своим приказом разрешил сотрудницам носить хиджаб, «если этого требуют их религиозные убеждения». Фотографию приказа он даже разместил в своем «Инстаграме».

Произошло это на фоне спора между министром образования РФ Ольгой Васильевой и главой Чеченской республики Рамзаном Кадыровым после введения запрета на ношение платков в одной из сельских школ Мордовии.

Ну а вы, дорогие зрительницы, помните – главное быть профессионалом и незаменимым специалистом в своем деле, тогда работодателю будет неважно – в платке вы или без.

Русский народный мусульманский стиль — Сибирские хроники — LiveJournal

Во дворах возле площади Кондратюка в Новосибирске затерялась роскошная архитектурная достопримечательность, о которой пока знают немногие. Это воссозданная в первозданном виде первая городская мечеть.


Находится это чудо по адресу ул. Фрунзе, 1а. Найти совсем не сложно: от площади Кондратюка проходите в арку дома по пр. Димитрова, 15 (дом со шпилем, также, кстати интересный по архитектуре) и за оградой с полумесяцем сразу же увидите мечеть.

Здание интересно тем, что в нем совместилось несовместимое: русское народное зодчество и восточные мотивы. На высоком минарете мы видим роскошную резьбу по дереву – исконно русская, более того, сибирская традиция. Да и вообще мечеть в дереве – довольно редкое зрелище.

Вот интересный ракурс. Рядом с мечетью установлен красивый, но неработающий фонтан в виде огромного дракона. К самой мечети он отношения не имеет и расположен на территории одного из подразделений МЧС. Два этих сооружения за счет своей восточной тематики, по-моему, неплохо гармонируют.

Мечеть Ново-Николаевского Магометанского общества была построена на этом месте (улица Фрунзе тогда звалась Вагановской, а площадь Кондратюка – Андреевской) в 1916 году на средства местных верующих. Говорят, за разрешением на ее строительство ново-николаевские мусульмане ездили на личный прием к самому премьер-министру Российской Империи Петру Столыпину. Из дерева ее выстроили по соображениям экономии.

После революции мечеть какое-то время продолжала размещаться в этом здании и даже приняла в 1927 году съезд мусульман Сибири. Однако 16 июля 1937 года ее постигла судьба всех культовых учреждений на территории Советского Союза – ее двери закрылись для верующих. Минарет был разобран, имущество расхищено, внутри были сооружены межэтажные перекрытия, высокие оконные проемы поделены на два ряда небольших окошек – и красивейшее здание в одночасье превратилось в обычный барак.

В разное время здесь размещались клуб пожарников и пожарная часть (теперь огнеборцы обитают по-соседству), госпиталь, поликлиника, «Сибаэродромстрой», «Новосибирскдорстройтрест»… Лишь в 1992 году Новосибирский горсовет принял решение «О передаче здания соборной мечети и Мухтасибского правления мусульман Западной Сибири… ее законному владельцу – новосибирской мусульманской общине – для использования как культового сооружения». Два года назад мусульмане взялись за восстановление исторического облика первой мечети города, сегодня здание уже выглядит практически готовым, однако официального его открытия еще не состоялось.
По поводу строительства мечетей в России и конкретно в Новосибирске (сегодня их, с учетом достраиваемых, в нашем городе пять) в обществе много споров и недовольства, но конкретно эта постройка – безусловное украшение города на Оби.

[кнопки для репоста]

Исламская архитектура — это… Что такое Исламская архитектура?

Исламская архитектура является разнообразием архитектурных стилей, которые развились из ислама, как социального, культурного, религиозного и политического явления. К исламской архитектуре относят как религиозные, так и светские учреждения и здания. К исламской архитектуре также можно отнести архитектурные стили, популярные как в ранне-исламскую, так и относящиеся к современной эпохе в мусульманских и в других странах под влиянием ислама . Архитектурный стиль появился на Ближнем Востоке в VII веке и развился в период средневековья в Северную Африку, Испанию, Малую Азию, Индию и Иран, Среднюю Азию и Кавказ. Позже исламская архитектура попала также в Юго-Восточную Азию.

В современное время мечети в соответствии с исламской архитектурой строятся во всех местах проживания мусульман по всему миру.

История

Первая мечеть была построена в Медине после хиджры пророка Мухаммеда. Затем мечети стали открываться в тех городах, которые были завоёваны мусульманами. После взятия Мекки в каждой мечети появился михраб — ниша, которая указывала киблу — направление к Каабе[1].

Типология зданий

Мечеть

Мечеть, масджид (араб. مسجد‎‎ — мусульманское богослужебное сооружение. Первая мечеть была построена Пророком Мухаммедом в Медине и представляла собой просто огороженное место для молитвы. В Средние века мечеть помимо религиозных функций выполняла и социальные: в ней происходило обучение студентов, собрание жителей, давался приют странникам и т.д.

Функциональное разделение
  • квартальные мечети — мечети в узком смысле этого слова, предназначены для ежедневной молитвы, также являются местом собраний жителей квартала.
  • джума-мечети — соборные мечети, предназначены для пятничной молитвы, располагались в городах. В крупных центрах (Стамбул, Багдад) имелось несколько джума-мечетей.
  • намазгох — крупная открытая загородная мечеть предназначеннная для богослужения в важнейшие мусульманские праздники Курбан-байрам и Ураза-байрам.
  • мечети при мавзолеях праведников, при медресе, ханаках и пр.
Основные архитектурные стили

Архитектурное исполнение мечети может быть весьма различным, но существуют два обязательных элемента: михраб (направление на Мекку) и минарет (высокая башня, находящаяся рядом с мечетью).

Арабский тип

Древнейший тип мечети, распространился с Исламом из Аравии удерживался до османской экспансии XVI века. Арабская мечеть представляет собой прямоугольный или квадратный двор. по периметру обнесенный аркадой или галереей, с примыкающим ко двору молитвенным залом.

Примеры: Мечеть Хассана II, Масджид аль-Харам.

Персидский тип

На персидский тип мечети сильно повлияла архитектура доисламской Персии, это выразилось в широком использовании айванов и куполов. В персидской мечети двор со специальным бассейном для омовения по периметру обнесен галереей с айваном (высокий прямоугольный портал с полукруглой нишей) по середине каждой из сторон галереи. Один из айванов ведет в небольшое купольное помещение где находится харам[2]. К хараму иногда прилегают залы для молитв.
Примеры: Мечеть Имама, Мечеть Калян.

Османский тип

Под влиянием византийской архитектуры турки-османы в XV веке создают тип многокупольной мечети. Мечети этого типа покоятся на колоннах, украшены многочисленными куполами с одним центральным, внутренний зачастую двор обнесен галереей, во дворе находится пруд. Отличаются османские мечети тонкими минаретами с коническими фонарями.

Примеры: Голубая мечеть, Мечеть Селимие.

Региональные стили

На перефирии исламского мира развились свои региональные стили, созданные под влиянием местных, например Сианьская соборная мечеть выполнена в формах. присущих китайской архитектуре, а ее минарет выполнен в виде буддийской пагоды.

Медресе

Медресе — религиозные учебные заведения, предоставляющие второй уровень образование. Единственным обязательным медресе было исламское право. Медресе разделялись по школе права, а если в одном медресе сосуществовало несколько школ, то каждому из них отводился отдельный лекционный зал. Медресе обычно располагаются вокруг дворика, окруженного кельями студентов, в здании медресе обязательно присутствует мечеть и как минимум один лекционный зал.

Ханака

Ханака

(перс. خانگاه‎), завийа (араб. زاوية‎‎), теккие (тур. tekke) — комплекс предназначенный для проживание суфийских учителей и их учеников. Обычно состоял из зала для религиозных практик, мечети и келий учеников. Изначально ханаки были прибежищами для паломников и странников, но так как большинство странников было суфийскими дервишами, ханаки превратились рассадники суфизма.

Рибат

Рибат — изначально, укрепленный загородный караван-сарай, предназначенный для укрытия караванов и охраны караванных путей, населялись мурабутами, людьми, давшими клятву сражаться против неверных. Позже рибаты сблизились по функциям ханаками, став центрами суфийской культуры и название мурабутов стало относится к дервишам, населявшим рибаты.

Общественные здания

Для исламского мира также являются характерными: караван-сараи (придорожные гостиницы), крытые рынки, хаммам (общественные бани) и другие архитектурные сооружения.

Стили

Персидская архитектура

В Иране в основном применяют звездообразные и крестообразные по форме изразцы, из которых выкладывали настенные панели. Иногда это геометрический узор или многофигурные композиции[1].

Мавританская архитектура

Начатое в 785 году строительство Великой мечети в Кордове (ныне известной как Мескита) знаменует начало исламской архитектуры на Пиренейском полуострове и в Северной Африке. Мавританская архитектура достигла своего пика в строительстве Альгамбры, великолепного дворца в Гранаде.

Османская архитектура

Основная статья: Османская архитектура

Первые турецкие мечети строились по типу арабских, но в конце XV века появился новый тип мечети. Святилища строились как обширный комплекс зданий с прямоугольным внутренним двором, с каждой стороны которого возвышается сводчатый зал, открытый с одной стороны во двор — айван[3].

Архитектурные элементы, выражающие исламский стиль

Исламскую архитектуру можно определить по следующим компонентам:

  • Большие купола
  • Минарет — бывает отдельно или парностоящим. В больших мечетях обычно четное число минаретов
  • Большие дворы, часто соединённые с большим молитвенным залом. Дворы обычно спроектированы как мусульманский сад, вид сада, который характеризуется четкой и правильной геометрией, акведуками и колоннами, установленными по периметру
  • Использование геометрических форм и рептативной архитектуры — арабеск
  • Использование симметрии
  • Раковины и фонтаны для ритуального умывания
  • Михраб— ниша в стене мечети, указывающая киблу, то есть направление, где находится Кааба в Мекке
  • Использование ярких цветов
  • Внутренняя часть здания более выразительная, чем внешняя
  • Отточенные арки и арки в виде подковы
  • Сотовый свод (мукарнас) — разновидность складчатого свода из замкнутых перегороженных складок в виде ромбических гранённых впадин-гексагонов, пирамидальных углублений, похожих на восковые пчелиные соты или на сталактиты.
  • Машрабия — балкон из кирпичей, или выгровированный из дерева, позволяющий смотреть на улицу, но не быть видным

Примечания

Литература

  • Воронина В. Л. Средневековый город арабских стран. — 1-е изд. — М.: ВНИИТАГ Госкомархитектуры, 1991. — 103 с.
  • Пугаченкова Г. А. Зодчество Центральной Азии. XV век. — Ташкент: Изд. им. Гафура Гуляма, 1976. — С. 8 — 9. — 115 с. — 3000 экз.
  • Засыпкин В. Н. Архитектура Средней Азии. — М.: Изд-во Академии архитекутры, 1948. — С. 12 — 13. — 158 с. — 10 000 экз.
  • Всемирная история архитектуры в 12 томах / под ред. Н. В. Баранова. — М.: Изд-во литературы по строительству, 1969. — Т. 8. — С. 332. — 491 с. — 11 500 экз.

Джаннат Мингазова — о том, чего не хватает мусульманской моде для популярности

С 3 по 5 октября в Самаре пройдут международные форумы Volga Investment summit и World Halal Day. Одним из спикеров World Halal Day станет основательница Modest Covered и официальная представительница Russia Modest Fashion Week в Татарстане Джаннат Мингазова. Специальный корреспондент Волга Ньюс побеседовал с Джаннат в преддверии ее выступления на форуме о том, как избавиться от предрассудков относительно мусульманской моды, что такое modest fashion и что может помочь отечественным брендам этого стиля выйти на мировой рынок.

— Что включает в себя понятие «мусульманская мода»?

— Мусульманская мода — это одежда для тех, кто исповедует ислам. Она обязательно должна соответствовать требованиям шариата. Но сейчас существует еще всемирное понятие modest fashion, относящееся к различным религиями и людям, которые соблюдают морально-нравственные правила. Мусульманская мода тоже относится к modest fashion.

Я — официальный представитель Russia Modest Fashion Week и основатель Modest cover. В Казани я создала организацию, где вместе со своей командой мы проводим показы, в которых могут участвовать бренды как мусульманские, так и просто поддерживающие тематику modest fashion.

— И сегодня к девушкам, одетым по исламскому канону — в платок, — порой относятся насторожено. Когда подобные предрассудки исчезнут?

— Ситуация меняется в лучшую сторону по всей России. Даже в Татарстане когда-то ношение платка воспринималось как вызов. А сейчас Татарстан считается одним из наиболее мусульманских регионов. Москва и Санкт-Петербург, где я, одетая по всем правилам, встречала недоумевающие взгляды, сейчас кажутся совсем другими — люди предлагают помочь и спокойно реагируют, если к ним обратиться.

Уже нет такого дикого отношения, как раньше. Конечно, все это построено на страхе и ужасе — на стереотипах вокруг мусульман, когда уже давно преподносят определенные зловещие темы, пытаясь их ассоциировать с религией — с исламом. Хотя ислам — это религия, направленная на добро. Уверена, что здесь наиболее уместно выражение: «Идеальна религия, но не идеальны люди».

Чтобы уходить от предрассудков, нужно проводить просветительские лекции, и самим мусульманкам стоит участвовать в какой-то общественной жизни. В сфере моды стоит поддерживать мероприятия, связанные с мусульманским стилем и modest fashion. На больших всемирных показах следует выделять хотя бы один вечер на modest fashion, чтобы популяризировать такую моду и просто показывать, что она есть, что она соответствует современным трендам и не уступает тому, что носят светские девушки.

— Как модный бизнес борется с этими рамками стереотипов о мусульманской моде?

— В модном бизнесе мусульманская мода — это относительно новая ниша, но она активно развивается. Если еще в 2017 году революцией считался проход по подиуму Халиму Аден в показе MaxMara, то сейчас все это воспринимается более легко. Уже в этом году на Неделе моды на показах Burberry и MaxMara вышли модели в хиджабах, и это никого не смутило. Мусульманскую моду уже пытаются презентовать, на нее есть свой покупатель, и многие большие бренды готовы предоставлять одежду, соответствующую всем правилам modest fashion.

— Вы сейчас перечислили крупные бренды. А какова судьба локальных марок? Вы лично чью одежду предпочитаете?

— Я предпочитаю и крупные бренды, и локальные марки. Безусловно, я люблю мировые бренды, потому что они пока что первые в том, чтобы задавать тренды и презентовать новые цвета. Я — блоггер и часто сотрудничаю с серьезными марками — MaxMara, Stefanel, Uniqlo. Но я не ограничиваюсь только большими компаниями и сотрудничаю с брендами, которые были созданы здесь в России — в Уфе, Казани, Москве. Я являюсь амбассадором бренда Irada, который был создан Аминой Шабановой. В России есть тройка ведущих брендов, у которых есть свои цеха — Saxara, Sabr и Irada. Конечно, я поддерживаю эти бренды.

— Часто предметы национальной одежды народов, которые традиционно исповедуют ислам, становятся актуальными в светской моде, например, тюрбаны. Можно ли их отнести к modest fashion?

— Все оценивается по намерениям. Если тюрбан надеть с короткой юбкой и маечкой, то это никак не соотносится с modest fashion: сомневаюсь, что в такой одежде было намерение показать себя с более скромной стороны. Но, в общем и целом, бренд головных уборов я все-таки отношу к modest fashion, потому что чаще такие головные уборы носят со скромной одеждой, пытаясь создать ореол загадки.

— Какие тренды сейчас актуальны в мусульманской моде?

— Мусульманские бренды поддерживают те же тренды, что существуют и во всем мире. Например, недавно выявленный самый актуальный пантон — коралловый — пользуется интересом в мусульманской моде. Или тренчи, которые в этом году снова на пике популярности, были отшиты брендом Saxara в черном и бежевом цветах. Презентация коллекции проходила на моем показе в центре Казани. Эти тренчи уникальны в своих деталях, они не похожи на другие.

Поэтому я не могу сказать, что мусульманская мода существует в своем каком-то закрытом мире. Нет, она соответствует требованиям современной девушки. Поэтому девушка, одеваясь в мусульманскую одежду или в стиле modest fashion — без платка, — не будет выглядеть изолированно или сильно отличаться от современных тенденций. Она будет в тренде, просто вокруг нее будет ореол загадки, ореол скромности.

— У вас есть свои популярные youtube-каналы, и сейчас вы занялись запуском нового проекта «Хиджабисты». Расскажите о своей новой идее.

— Общественной деятельностью я занимаюсь уже более пяти лет в Казани. Раньше я была больше в поисках себя — рассказывала об одежде, о путешествиях. В какой-то период моей жизни мне казалось, что стоит сделать упор на них. Но со временем я поняла, что моя любовь к одежде и стилистике сильнее всего остального, и создала программу «Хиджабисты».

Название проекта основано на слове «фешионисты», которое бытует у светских людей — мы просто заменили корень на «хиджаб». Под этим хэштегом в Инстаграме можно найти более 2 млн различных постов. Мой проект подразумевает подбор стиля, преображение девушек, которые уже покрылись, но не могут найти свой стиль, и девушек, которые только собираются покрыться, но боятся это сделать, потому что также боятся, что не смогут найти свой стиль.

Проект полностью направлен на адаптацию девушек, на то, чтобы они не чувствовали себя в платке неуютно. Главная идея моей деятельности — доказать девушкам, что тренды — это не самое важное. Порой в погоне за трендами теряется своя какая-то изюминка. Сейчас главное — индивидуальность, и мне это нравится. Стиль — это отражение стержня внутреннего человека.

— Чего не хватает мусульманской моде, чтобы стать популярной?

— Этот вопрос стоит рассмотреть с двух сторон — в России и в мире. Если говорить о мире, то в других странах есть какие-то свои внутренние проблемы, но все равно мусульманская мода развивается более активно: она встроилась в систему Modest fashion. В мире уже эту моду показывают на подиумах, везде есть популярные блоггеры-миллионники, работающие по теме.

В России пока все сложнее. Бренды здесь создают как хобби — хобби богатых жен, девушек, которые зажглись идеей, но все-таки финансово немного не рассчитали. Понятно, что дело не пойдет, если отшивать одну-две вещи. Возможно, есть волшебные истории, в которых безупречный вкус кто-то заметил и как-то все пошло. Но пока у нас в России я такого относительно мусульманских брендов не слышала.

И вторая проблема в России — я считаю, что, возможно, стоит больше позиционировать мусульманские бренды как modest fashion. Потому что мусульманская аудитория в России очень узка, а в мир эти бренды сразу выйти не могут. У нас немножко другая бизнес-история, и поэтому, позиционируя себя как modest fashion, бренд имеет какую-то возможность привлечь к себе аудиторию как светскую, так и других религий. Ведь нет такого, что если одежда мусульманская, то никто больше не имеет права ее носить, то есть эта одежда доступна для всех. И если ее красиво и правильно позиционировать, то она будет вполне продаваема.

— Что может помочь российским мусульманским брендам выйти на мировой модный рынок?

— Российским брендам выйти на мировой рынок практически не удается. Если я и знаю таких, то это капля в море, учитывая, что сейчас мусульманских брендов очень много в России. Уверена, что им не хватает такого хаба, который мог бы их вывести в мир, презентовать на каких-то престижных показах, возможно, предложить им какие-то торговые площадки. Допустим, существует такая площадка Modanisa в Турции — они, в основном, продают свои турецкие бренды, но при этом работают на весь мир.

Я — активный пользователей их портала: заказываю одежду, и приходит она достаточно быстро. Но при этом я не могу назвать какой-то портал здесь в России, какой-то мультибрендовый магазин, из которого можно легко заказать в другую страну мусульманскую одежду, где ассортимент пополнялся бы стабильно.

У меня был опыт работы над попыткой создать такой онлайн-магазин. Я там была руководителем проекта, но идея изначально была чужой. Тогда мы столкнулись с проблемой выпуска коллекций — они очень активно и быстро появлялись. Еще был неправильно выстроен маркетинг, и дело, понятно, не пошло. Поэтому я сама сейчас занимаюсь тем, чтобы полноценно разработать организацию, которая этим бы занималась — продвигала бы бренды онлайн, презентовала показы и работала с байерами.

Мусульманская мода: свобода выбора или пропаганда?

Эта выставка вызвала в Германии противоречивые отзывы и бурные дебаты. Вслед за Сан-Франциско Музей прикладного искусства во Франкфурте-на Майне принимает экспозицию «Современная мусульманская мода» . Здесь представлены наряды и аксессуары от ведущих модельеров мира, буркини и разнообразные хиджабы, в том числе и спортивные, разработанные при помощи лучших мусульманских спортсменок.

Это вызывает возмущение активистов борьбы за права женщин.

Монирех Каземи, правозащитница:

«Для меня хиджаб — это мучение. А тут, в музее светской страны, на государственные деньги это демонстрируется и пропагандируется как мода!»

Директор франкфуртского музея Маттиас Вагнер утверждает, что выставка — это не показ головных платков. Её цель — разрушить стереотипы, продемонстрировав разнообразие и креативность мусульманской моды, что может способствовать позитивному восприятию мусульманской культуры. А свобода, по его мнению, должна быть и в выборе одежды:

«Молодые мусульманки и не мусульманки имеют право решать сами: носить ли модную одежду, более или менее открытую одежду, носить ли хиджаб или нет».

В последние несколько десятилетий мусульманская мода стремительно развивается, становится более красочной и многоцветной. Это не всегда прикрытые волосы — но платья обязательно с длинными рукавами или юбками. Эту моду ещё называют скромной.

Сюзан Шрётер, профессор Центр исследования ислама (Франкфурт):

«В наших мусульманских общинах женщины, которые хотят снять с себя платки или вообще не хотят их носить, часто подвергаются преследованиям. Их упрекают в том, что они одеваются как западные женщины, что для истинной мусульманки это недопустимо. И всё это нужно принимать во внимание, когда вы представляете исламскую одежду в качестве направления в моде».

Выставка в Музее прикладного искусства во Франкфурте-на-Майне продлится до 15 сентября, прежде чем отправиться в Роттердам, а затем в Нью-Йорк.

Мусульманские стили ушу — Али Михайлов — LiveJournal

Ушу — оно же кунфу, а если называть совсем правильно, то — гунфу — с ударением на первый слог и произнесением буквы «Г», как арабской буквы «Гайн», или как произносят «Г» в Украине. Первое же определение, которое напрашивается к данному термину: национальное боевое искусство и спортивное единоборство Китая. Верно ли это утверждение?

Ни да, ни нет. Подобно тому, как нет такой национальности, как китайцы (в стране проживает порядка 56 этнических групп, это многонациональное государство), не существует и единого для всего Китая единоборства ушу. Само слово «ушу» имеет в китайском языке форму множественного числа, примерно переводится на русский как «боевые искусства», а специалисты насчитывают не менее сотни известных миру стилей ушу. Все они имеют длинные, сложнопроизносимые и абсолютно не запоминающиеся китайские названия, которые представляют интерес опять же экспертам и исследователям боевых искусств Китая. Для всех остальных (то бишь всех нас) стили ушу условно делятся на два вида: внешние и внутренние. Именно внешние стили можно назвать, собственно, боевыми искусствами, поскольку они являются жёсткими, неизменно включают в свою программу полноконтактные спарринги, и именно последователи внешних стилей прославили ушу по всему миру. Яркий и известнейший адепт внешнего стиля ушу — американец китайского происхождения, киноактёр по имени Брюс Ли. Что касается стилей внутренних, то это спортивные единоборства, предполагающие мягкую работу, направленную на развитие иных, сугубо спортивных, а не боевых качеств, имеющую целью, помимо прочего, оздоровление организма.

Мастера внешнего стиля ушу можно в полной мере назвать машиной для убийств, поскольку такой владеет собственным телом как грозным оружием. Советская антикитайская пропаганда времён противостояния Пекина и Москвы сформировала в глазах наших сограждан представление о китайцах как о щуплых, тщедушных и низкорослых людишках, голодных и полудохлых. Это совсем не так. Китай, повторим, многонационален, и каждый этнос имеет свой генотип. Считается, что на севере страны проживают, по большей части, рослые и мускулистые люди, а на юге — напротив, больше похожие на низкорослых и щуплых вьетнамцев. Хотя и среди вьетнамцев изредка встречаются высокие и плечистые. Известным примером накачанного и достаточно высокого для Азии (170 см) китайца служит киноактёр Боло Янг — тот самый, который лупил Ван Дамма в фильмах «Двойной удар» и «Кровавый спорт». Кстати, то, что демонстрировал Боло в этих картинах, есть ничто иное, как жёсткий внешний стиль ушу, коим персонаж в совершенстве владел и на экране и в жизни. Да и упомянутый уже Брюс Ли имел рост вполне приближенный к европейским мужским стандартам — 172 см. А его атлетическая фигура выдавала качка-химика.

Возникает вопрос: каким образом отдельные стили ушу сформировались в мусульманской среде?

Об этом повествует статья известного российского эксперта по боевым искусствам Китая и стране в целом Станислава Леонидовича Березнюка, отдельные выдержки из которой я здесь и приведу.

«В Средние века торговцы из исламских государств Ближнего Востока и Средней Азии прибывали в Китай по Великому шёлковому пути. Часть из них оседала на постоянное жительство. Приезжали и проповедники, распространявшие учение ислама, им удавалось обратить в свою веру некоторых жителей Срединной империи. При династиях Тан и Сун, то есть до XIII века, мусульманское население Китая постепенно увеличивалось  за счёт иммигрантов, приезжавших по суше и морю — астрономов, математиков, врачей.

В XIII веке Китай захватили монголы, была установлена власть монгольской династии Юань. С 1219 г., когда Чингиз-хан пошёл войной на запад, в Китай стали переселять мусульман с завоёванных территорий — персов и арабов… Постепенно в Китае сформировалась особая национальная группа — хуэйцзу («мусульмане»).

Хуэйцзу постоянно подвергались притеснениям со стороны центральной власти. Поэтому мусульмане часто поднимали восстания либо поддерживали восстания ханьцев (коренного населения Китая). Известно, что среди участников сбросившего монгольскую династию Юань восстания Чжу Юаньчжана было много мусульман, в том числе талантливые полководцы. Период правления маньчжурской династии Цин (1644-1911) стал для мусульман периодом наибольшего угнетения. В это время произошло очень много мусульманских восстаний. Мусульмане приняли широкое участие в Синьхайской революции 1911 года, сбросившей династию Цин.

Итак, в течение 700 лет своего существования нация хуэйцзу была тесно связана с войнами и восстаниями. Это способствовало широкой популярности боевых искусств среди китайских мусульман. Хуэйцзу рассматривали ушу как занятие, укреплявшее боевой дух мусульман. Ныне хуэйцзу расселены по всему Китаю небольшими группами…»

Далее С.Л. Березнюк вкратце описывает известные стили, которые практикуются у китайских мусульман. Среди них упоминаются и такие, которые являются исключительно мусульманскими, которым никогда не обучали представителей других национальностей. По-русски: «18 мусульманских локтей», «Кулак сосуда для омовения» (или «Семь форм сосуда для омовения»), «Кулак восьми пределов» (под пределами понимаются восемь сторон света).

Напоследок от себя добавлю следующее. Из статьи С.Л. Березнюка следует, что мусульмане за века проживания в Китае претерпевали немало испытаний, связанных с их угнетением по религиозному признаку со стороны властей. Несомненно, спровоцированные ими восстания либо присоединение их к народным мятежам было вынужденной необходимостью ради общего блага, направленного на свободу исповедания ислама в стране с преимущественным проживанием буддистов, которая не имеет ничего общего с шариатским запретом на выход против законного правителя. Быть может, именно фактор репутации мусульман как воинственной и мятежной общины используют сегодняшние власти Китая. Во всяком случае, события в Синьцзян-Уйгурском автономном районе объясняются властями Китая тем, что ради защиты 99% населения от терроризма и бунтов они вынуждены были пойти на грубое попрание не только гражданских, но и человеческих прав 1% населения своей страны. Не оправдывая власти Китая, отметим, что не стоит недооценивать полицейские и военные силы этой страны, учитывая их богатые боевые традиции, в основу которых легло именно ушу в те далёкие времена, когда огнестрельного оружия ещё не изобрели. Боевой дух, знаете ли, страшнее простого умения метко стрелять по мишеням в тире.

В то же время невозможно не отметить, что в современном испорченном мире и с ушу в Китая явно что-то не так.  Ведь ушу входит в обязательную программу обучения у воинских и полицейских подразделений Китая, особенно в тамошнем спецназе. Подобно тому, как российские силовики разучивают боевое самбо и армейский рукопашный бой. Вот только при просмотре видеороликов, демонстрирующих столкновения мусульман с китайской полицией складывается впечатление, что либо инструкторы перевелись, либо личный состав тамошней полиции от занятий ушу отлынивает. Эта крестьянская возня в беспорядочной толпе на технику какого-то из стилей ушу явно не похожа. Хотя, может, оно и к лучшему.

Казахстан будет поставлять QazVac в Афганистан и другие мусульманские страны — Токаев

АЛМАТЫ, 4 окт — Sputnik. Рабочая поездка Касым-Жомарта Токаева в Жамбылскую область началась с ознакомления с деятельностью биофармацевтического завода по производству вакцин QazVac при Научно-исследовательском институте проблем биологической безопасности. Завод расположен в поселке Гвардейском Кордайского района, сообщает Акорда.

Президенту показали технологическую линию производства вакцин, лабораторное оборудование и мобильные реакторы.

Генеральный директор института Кунсулу Закарья доложила о планах по дальнейшему развитию НИИ проблем биологической безопасности.

Завод будет выпускать иммунобиологические лекарственные препараты по международному стандарту надлежащей производственной практики (GMP), в том числе вакцину против коронавирусной инфекции, вакцины против гриппа, туберкулеза, бруцеллеза, нодулярного дерматита и других инфекционных заболеваний. Планируется ежегодно производить от 30 до 60 миллионов доз биофармацевтических препаратов. Общая стоимость проекта — 15,6 миллиарда тенге.

16 сентября был запущен промышленный розлив в объеме 100 тысяч доз.

В беседе с сотрудниками завода президент Казахстана отметил важность проекта. Он выразил уверенность в том, что отечественная вакцина внесет значительный вклад в борьбу с коронавирусом и укрепление здоровья населения.

До конца сентября в регионы Казахстана поступит 750 тысяч доз вакцины QazVac.

«Поздравляю всех вас, это действительно большое достижение. Это очень нужное производство для нашей страны. Основная работа выполнена. В следующем году мы продолжим выпуск. Эту вакцину мы будем направлять в качестве гуманитарной помощи в Афганистан и другие мусульманские страны. Наша вакцина получает признание в мире, за что я благодарю вас. Это очень сложный производственный процесс. На запуск подобного предприятия за рубежом уходит три-четыре года, а мы смогли наладить работу за 9 месяцев. Государство высоко ценит ваш труд», — отметил глава государства.

Отмечается, что среди стран СНГ только Казахстан и Россия наладили производство вакцин против Covid-19.

Duke University Press — Muslim Fashion

« Muslim Fashion — это тщательное и вдумчивое исследование того, что значит быть в хиджабе в то время и в месте, где встречаются и потенциально встречаются религия, политика, этническая принадлежность, класс, пол, поколение и национальность. столкновение … Рассматривая хиджаб как моду, Льюис противопоставляет использование изображений женщин в чадрах как «свидетельство» того, что мусульмане и ислам несовместимы с западной современностью, и предлагает другой, более богатый взгляд на женщин в чадрах ». — Бел Джейкобс

«Книга Льюиса радостно воспевает доверие этих мусульманских женщин, заглядывающих в святилище своей субкультуры и тщательно документирующих их опыт.Это разумное и серьезное исследование, воздерживающееся от умозаключений, критики или обобщений, и все же безошибочно полемическое в том, что оно негласно выступает против идеи архаического ислама, традиционно позиционируемого как противоположность современности ». — Шахида Бари, TLS

«Пересекая вопросы религии, молодежной культуры и сословия, Льюис представляет увлекательную картину того, как выглядит исламская мода в странах мусульманского меньшинства, таких как Франция, США и Великобритания…. Книга Льюис основана на ее личном опыте, многолетней архивной работе и очень богатой этнографии, что сделало ее ключевым текстом о мусульманской моде на многие годы вперед »- Рохит К. Дасгупта, Clothing Cultures


«Мусульманская мода, написанная новатором в области гендера и ориентализма, является одной из самых важных недавних публикаций в растущей области исламских исследований моды. Анализируя потребительские обычаи практикующих мусульман в Турции и диаспорических общин в Европе, книга будет также представляет интерес для ученых Европы и Ближнего Востока.Благодаря междисциплинарному подходу, строгой методологии и продуманной теоретической базе мусульманская мода задает новые вопросы о конституции мусульманских субъективностей и повседневном опыте ислама ».
— Рустем Эртуг Алтинай, Europe Now

«С Мусульманская мода Рейна Льюис вносит богатый и долгожданный вклад в растущую междисциплинарную науку, которая исследует религиозно мотивированные способы одежды как развивающиеся, сложные и динамичные действия, переплетающие индивидуальный выбор, модные тенденции и концепции благочестия.. . . Амбициозный как в теоретическом, так и в тематическом плане, Muslim Fashion ловко освещает множество подходов к благочестивой одежде, которые составляют мусульманскую современность », — Энн Мари Лешкович, International Journal of Fashion Studies

«Эта книга является значительным вкладом в изучение этнических, гендерных, культурных, ближневосточных и миграционных исследований. Она принесет большую пользу студентам и студентам бакалавриата в этих областях. Это также привлекательная тема для обычных читателей, которые хотят узнать о мусульманской моде. вдали от доминирующей поляризованной политики в отношении ислама и мусульман на Западе.»- Эная Х. Осман, Этнические и расовые исследования

«Через богатую этнографию мусульманских потребителей, профессионалов моды и представителей средств массовой информации — через ряд переплетенных религиозных и светских модных ландшафтов — Льюис показывает, что лиминальность нового поколения мусульман — это, скорее, не тип кризиса, а скорее уникальный источник знаний и культурного капитала … Благодаря этому неоценимому и подробному исследованию Льюис, кроме того, способствует растущему богатству литературы, которая сочувственно рассматривает повседневную практику и выражение религии через материальную культуру. Мусульманская мода объединяет многие важные междисциплинарные проблемы и, несомненно, получит широкое признание как знаковая публикация ». — Карл Моррис, Религия, государство и общество

«Льюис — выдающийся теоретик, и ее стиль письма отражает сложные научные основы ее аргументов. Теоретическая беглость Льюиса — именно то, что делает это исследование таким сильным». — Кэролайн Гоффман, Journal of Contemporary Religion

«Книга является примером транснациональной и трансмедийной этнографии в лучшем виде, поскольку она перемещается между странами и СМИ, чтобы обсудить эволюцию мусульманской эстетики тела, выраженную в зарождающейся мусульманской моде.»- Алек Баласеску, Журнал исследований женщин Ближнего Востока

«Основываясь на интервью и наблюдениях в магазинах и на улицах, среди производителей одежды, менеджеров компаний, представителей СМИ и потребителей, Muslim Fashion впечатляюще тщателен». — Эйлин Борис, Феминистические исследования

«Изящно вплетая хиджаб и вуаль в исторический, политический, правовой и культурный контексты, Рейна Льюис глубоко погружается в повседневный стиль, моду и одежду молодых мусульманских женщин.Льюис фиксирует динамичный момент времени — транснациональный и сравнительный — и предлагает глубокое понимание вариаций и пересечений религии, этнической принадлежности, класса, пола, поколения и нации. «Мусульманская мода» — это необычная книга и образцовая модель подхода к моде, основанного на феминистских культурных исследованиях ». — Сьюзен Б. Кайзер, автор книги « Мода и культура »

« Рейна Льюис рассматривает мусульманскую одежду как моду в Соединенном Королевстве. и его сети в других местах, избегая того, чтобы его воспринимали в основных средствах массовой информации как признак антиисторической и несовременной идентичности.Предыдущая стипендия Льюис по гендерному ориентализму и академическая должность в области исследований моды помещают ее в лучшую позицию для решения этой деликатной темы, и ей удается сохранять как критическую дистанцию, так и решительную близость к своему предмету. Это обязательное чтение для всех, кто интересуется визуальным и политико-экономическим анализом мусульманской моды по отношению к множеству модных систем, а также этнографическим исследованием молодых женщин, которые живут в Великобритании среди мусульманского меньшинства.»- Эсра Аккан, автор книги » Архитектура в переводе: Германия, Турция и современный дом «

» Мусульманская мода — важная книга международного авторитета о мусульманской моде, и тем не менее, ей удается передать идеи, которые будут представляет интерес по широкому кругу дисциплин. Это одна из тех относительно редких книг, которая может быть методологически строгой, но в то же время теоретически сложной. Читаемая, увлекательная, вдумчивая, живая и доступная, эта книга является важной публикацией для нашего понимания современного мусульманского опыта и предлагает захватывающее понимание мира потребителей и производителей мусульманской моды.»- Софи Гиллиат-Рей, автор книги мусульман в Великобритании

Как мусульманские женщины используют моду для оказания политического влияния

Я изучаю мусульманскую женскую моду с 2004 года. В ходе сравнительного исследования я посетила три места: Тегеран, Иран ; Джокьякарта, Индонезия; и Стамбул, Турция. Хотя исследования одежды мусульманских женщин проводились во многих отдельных странах, межкультурных и транснациональных сравнений мало. Проведя такое сравнение в течение следующих десяти лет, я обнаружил удивление: удовольствие и восторг в благочестивой манере.Мои разговоры о скромной одежде с женщинами по всему миру также бросили вызов тем изящным интеллектуальным рамкам, к которым я слишком привык в Соединенных Штатах.

Каждая из трех неарабских стран с мусульманским большинством, в которых я проводил свое этнографическое исследование, имеет свою историю регулирования женской одежды с помощью официальных дресс-кодов. Эти правила отражают идею о том, что скромная женская одежда является признаком чего-то еще — будь то «плохой» знак того, что мусульманские женщины нуждаются в спасении, или «хороший» знак чести и морального здоровья всей нации.На протяжении большей части последних 100 лет борьба за эти признаки разжигалась мужской элитой, преследуя политические цели, которые не имели ничего общего с улучшением жизни настоящих женщин.

Но есть непредвиденные последствия превращения мусульманских женщин и их одежды в важные символы нации: женщинам и их одежде отводится видная роль в формировании того, что означает современное гражданство. Таким образом, даже если скромная одежда стала результатом попыток политического контроля над женщинами, это стало практикой, в которой женщины могут оказывать политическое влияние.

Иран

Благочестивая мода в Иране строго регулируется. Вскоре после Исламской революции 1979 года женщины в стране были по закону обязаны носить хиджаба или одежду, соответствующую шариату. Но поскольку в уголовном кодексе нет четкого определения хиджаба , у женщин есть некоторая гибкость в принятии решения, что надеть. Множество стилей благочестивой моды — от традиционного покрытия всего тела из традиционной чадры до сшитых на заказ коротких пальто и головных платков — показывают, что современная иранская женщина может быть готова жить по правилам, созданным не ею, но она также требует права интерпретировать эти правила.Некоторые стили читаются как выражение верности нынешнему режиму, тогда как другие рассматриваются как подрывные в политическом плане. Во время протестов в Белую среду женщины носят белые платки и публично выступают против дресс-кода. На этой неделе несколько женщин пошли еще дальше, сняв платки с головы и размахивая ими на палках, чтобы прохожие могли их увидеть.

На первый взгляд, скромность в Тегеране требует сокрытия формы тела женщины, особенно ее талии, бедер и груди, а также волос.Но благочестивая мода в этом городе также выражает ряд взаимосвязанных ценностей. Например, поскольку женская одежда регулируется законом, благочестивая мода демонстрирует более широкую культурную ценность стабильности и соответствия. Однако другие значения, отображаемые в хиджабе и , нарушают эту стабильность и соответствие. Это проявляется не только среди женщин, которые позволяют большому количеству волос выглядывать из-под платка, но и по богемному образу некоторых стилей, которые демонстрируют более беззаботную и неформальную эстетическую ценность.

Donya Joshani

Рассмотрим «арабскую чадру », струящееся пальто, которое стало модным в Тегеране примерно в 2007 году. В отличие от традиционной чадры, оно предназначено для распахивания и имеет волнистые рукава. Один из популярных стилей среди тегеранской молодежи высшего класса — носить арабскую чадру с очень большим платком. Иранские власти одобряют этот тип пальто отчасти потому, что оно длинное и свободное, а отчасти потому, что его название связывает его с культурой и географией ислама.Но женщины, с которыми я беседовала, описали арабскую чадру как «богемную» форму одежды, особенно популярную среди «артистов». Этот стиль представляет собой нечто большее, чем просто свежий вид, этот стиль передает видение общественной женственности, которая, несмотря на строгие правила Исламской Республики, ценит свободный дух и чувство легкости перед лицом авторитарного правления.

Я также наблюдал внедрение так называемых этнических элементов в благочестивую моду. Этот стиль включал в себя нарушение местной религиозной эстетики за счет сочетания красной и зеленой вышивки.Красный и зеленый имеют символическое значение в шиизме, доминирующей ветви ислама в Иране. Зеленый цвет является положительным, а красный имеет ряд отрицательных значений. На референдуме 1979 года о создании Исламской республики бюллетени были помечены разными цветами: бюллетени за Исламскую республику были зелеными, а против — красным. Сегодня в Тегеране оспаривается строгая дихотомия этой символики, когда красный и зеленый объединяются в один и тот же текстиль или сочетаются в одном и том же наряде. Хиджаб , подобный этому, который нарушает правила цветовой символики шиизма — хиджаб , содержащий скрытую теологическую критику, — казался немыслимым пару десятилетий назад.Это возможно сегодня, потому что в моде этнические принты.

Некоторые религиозные эксперты считают, что западная одежда оказывает негативное влияние на культуру, но многие женщины, которые одеваются скромно, ценят джинсовую ткань и европейские бренды как символы статуса. Собственно, именно поэтому я изначально считал, что уличные стили в Тегеране круче, чем в Стамбуле и Джокьякарте. Мое раннее предпочтение некоторым стилям Тегерани не означает, что они были объективно лучше, а скорее то, что их эстетика больше соответствовала эстетике моей собственной стилевой культуры.

Окончательный провал моды в Тегеране — это плохого хиджаба, , что определяется различными нарушениями норм, такими как обнажение кожи, отображение контуров тела, использование определенных тканей и нанесение сильного макияжа. Его существование имеет несколько последствий для Ирана. Во-первых, плохой хиджаб влияет на то, что считается правильным хиджабом . Экстремальные формы плохого хиджаба делают менее серьезные нарушения норм — например, ношение джинсовой ткани или обнажение лодыжек — более приемлемыми.Кроме того, эта форма одежды изменила способ соблюдения закона хиджаб . Огромное количество женщин в плохих хиджабах и делает невозможным исполнение судебных наказаний. В жаркий летний день в Тегеране не хватает полиции, чтобы арестовать каждую молодую женщину в капри, и, несомненно, возник бы общественный резонанс, если бы всем, кто пользуется лаком для ногтей, нанесли требуемые 74 удара плетью. По необходимости властям пришлось ослабить соблюдение законодательного дресс-кода.Благочестивая мода начала формироваться, а не только благодаря исламскому праву и политике в Иране.

Индонезия

Скромная одежда мусульманских женщин в Индонезии выглядит совсем иначе, причем отчасти это связано с историей страны. Исторически индонезийские женщины не носили головных уборов, поскольку непокрытые волосы и плечи являются частью традиционной яванской эстетики красоты. На самом деле, до недавнего времени скромная одежда была синонимом отсутствия вкуса или провинциальности.Таким образом, рост популярности скромной одежды нельзя рассматривать как возврат к традиции. Платок, а не голая голова — вот что в этом месте кажется новым, свежим и дальновидным.

На протяжении большей части последних 100 лет юбки и блузки в стиле саронг были одеждой, официально продвигаемой государством. Ситуация резко изменилась три десятилетия назад, когда популярность скромного платья — jilbab — резко возросла после ухода в отставку бывшего президента Сухарто. Этот стиль возник как эстетическая критика режима, подавлявшего исламские верования и обычаи.По мере того, как молодые женщины с высшим образованием все чаще перенимали набожную моду, это стало признаком космополитической женщины. А поскольку головной платок и скромная одежда исторически не были частью исламской практики в этой стране, женщины могли свободно носить эти предметы, чтобы выразить полностью современную идентичность, полностью совместимую с национальным развитием и прогрессом.

Бенита Амалина

По мере того, как jilbab становился все более приемлемым и желанным, появилась возможность продвигать местные дизайны и ткани.Использование этих местных элементов было оправдано как по идеологическим, так и по практическим причинам. Некоторые индонезийцы были обеспокоены тем, что исламская одежда, особенно более строгие варианты прикрытия, навязывала то, что они считали репрессивной арабской культурой, толерантной, многокультурной Индонезии. Если женщины собирались накрываться тканью, имел значение тип ткани. Выкройки батика стали важным элементом дизайна в благочестивой индонезийской моде, потому что они придавали одежде местную эстетическую ценность. Несмотря на широкую популярность, батик jilbab символически немного раздражает из-за индуистских и буддийских мотивов в его дизайне — представьте себе еврейскую молитвенную шаль, покрытую узором Санта-Клауса.Тем не менее, батик по-прежнему ассоциируется с индонезийской генеалогией производства тканей, которая существовала еще до колониализма.

Меня поразил характерный вид благочестивой моды в Индонезии: она часто включает в себя обтягивающую, облегающую одежду, такую ​​как майка manset или пояс, подчеркивающий талию. Скромность достигается прикрытием одежды, а не маскировкой женской формы, как это предусмотрено законом в Иране. Мягкость и легкость — главные визуальные ценности, выраженные в благочестивой манере.Популярны шифон и пастельные тона. Эта комбинация ткани и цвета создает характерную эстетику строгости, целостности и прихоти. Высоко ценятся украшения из хрусталя и пайеток; они визуально связывают женщин с драгоценностями. Влияние азиатской одежды, особенно из Малайзии и Китая, особенно заметно, как это видно, например, в высоких воротниках из мандарина. Эта оценка восточной эстетики связана с представлением о женственности, которое берет свое начало от азиатских, а не западных представлений о надлежащей женственности.

Разнообразие стилей jilbab не означает, что все идет. Мои информаторы быстро вынесли суровые приговоры в отношении женщин, считавшихся неэффективными с эстетической точки зрения в джилбабе . Например, женщины критиковали практику, когда длинные волосы свешивались на затылок платка. Иногда они объясняли неудачи ношением устаревшего стиля. Эти старые стили считались не только простыми и бесхитростными, но и нечестивыми, потому что они демонстрировали, что женщина не успевала за последними тенденциями и, следовательно, была недисциплинированной.Антрополог Карла Джонс также отмечает это явление, в котором немодный jilbab оценивается как «подлинное свидетельство». Один из информаторов Джонса заявил, что из-за огромных размеров джилбаба «ислам выглядит жестким, немодным, в то время как наш Бог любит красоту». Мода сама по себе является создателем благочестия и средством его достижения.

Турция

Если благочестивая мода является обязательной в Иране и довольно нова для Индонезии, то в Турции она давно подвергалась стигматизации и строгому регулированию.Решение носить головной платок на протяжении большей части последних 100 лет интерпретировалось как вызов решительно светским традициям страны. Но это меняется. Сегодня вуаль не обязательна, и принятие исламской одежды возможно, потому что благочестивая мода позволяет мусульманской идентичности выражаться в модных формах, что приводит как к визуальному, так и к социальному балансу.

Из-за физической близости Турции к остальной Европе и ее стремления присоединиться к Европейскому Союзу, благочестивая мода в Стамбуле включает в себя ряд европейских эстетических элементов — от туфель с крыльями до шарфов и сумок европейских брендов.Итак, в отличие от Джокьякарты, представления о женственности в Стамбуле берут начало в основном с Запада, а не с Востока. Даже среди современных турецких женщин, которые считают себя европейцами, строгий секуляризм больше не является желанием — такие женщины могут иметь сильную мусульманскую идентичность. Тем не менее, важно выбрать скромный наряд и головной платок, которые будут визуально приятны на публике; это позволяет женщинам наилучшим образом представлять исламское благочестие, а также избегать резкой критики светской элиты, которая считает, что женщины в чадре некрасивы и немодны.

Monique Jaques

В Стамбуле скромная мода — tesettür — характеризуется высоким вырезом, низким подолом и полным закрытием волос. Популярные ткани и пошив одежды создают более структурированный вид, чем в Джокьякарте или Тегеране. Плотность и аккуратность — это эстетические ценности, связанные с этой формой, которая также передает моральную ценность ограничения и контроля женского тела. Ценность пропорции проявляется во внешнем виде большой головы, созданной мягким платком.Скромность в Стамбуле — это создание гармонии с помощью одежды: баланс цвета, пропорций и покроя.

Одним из главных провалов моды в Стамбуле является закрытие всего тела под названием çarşaf. В отличие от Тегерана, закрытие всего тела неприемлемо в качестве благочестивой моды для большинства женщин в Стамбуле. Вместо этого многие считают его неудачным по эстетическим причинам — из-за того, что он старомоден и уродлив, а также как важный моральный аспект — за обманчивую передачу благочестия с помощью ярдов черной ткани.Это постановление от çarşaf осуждает его как недостаточно модное и чрезмерно набожное. Женщин, носящих çarşaf , критикуют за то, что они не причастны к мировым модным тенденциям, которые являются частью современной женщины. Их недостаток потребления — признак того, что они не от мира сего и, следовательно, не так морально и духовно развиты, как их благочестивые модные сестры. Согласно этой логике, потребление — одно из условий истинного благочестия. Считается, что достаточно образованная женщина может носить модную одежду, не будучи тщеславной или материалистичной.

Утверждая, что çarşaf — это провал не только стиля, но и благочестия, женщины tesettürlü критикуют традиционную идеологию, которая рассматривает более благочестивых женщин, которые более защищены. Эта критика, в свою очередь, позволяет рассматривать другие формы благочестивой моды как образцы мусульманской женственности.

Monique Jaques

Во всех трех местах традиционные формы узорчатой ​​ткани вошли в местную благочестивую моду. Ношение этих «этнических» стилей — это не только способ вернуть себе местные эстетические традиции — это также способ выразить социальную или политическую критику, оценивая альтернативные источники национальной гордости.Продвижение местной ткани и вышивки с использованием мотивов местных исторических самобытностей, таких как персидский, яванский и османский, также отталкивает от идеи о том, что то, что считается правильной исламской одеждой, диктуется арабским миром, а затем просто перенимается в других местах. Он сопротивляется идее гомогенизированного ислама.

Хотя местные эстетические ценности основаны на местных нарративах и этнической идентичности, они также иногда подразумевают неявную критику преобладающих западных представлений о красоте.Один индонезийский блогер, с которым я столкнулся, расценил благочестивую моду как «протест» против доминирующих образов западной красоты. Однако культурные представления о красоте на Западе продолжают влиять на идеалы женственности в Тегеране, Джокьякарте и Стамбуле. Иран известен тем, что часто делают пластику носа, чтобы сделать нос меньше, круглее и загнут. Иногда предполагается, что западные черты лица являются целью использования головных платков в Индонезии, чтобы подчеркнуть определенные черты лица. И когда турецкие журналы мод обсуждают идеальный тип телосложения, это все те же пышные формы (тонкая талия, широкие бедра и широкая грудь), которые подчеркивают на Западе; в статье 2013 года Âlâ Magazine назвал Бейонсе тип телосложения, к которому должны стремиться все турецкие женщины.

Женщины тратят огромное количество времени, пытаясь опровергнуть стереотип, что скромная одежда некрасива, используя навыки работы с красотой. Таким образом, работа с красотой помогает избавиться от стигмы в скромной одежде, делая этот стиль одежды более привлекательным для других мусульманских женщин. Красивая исламская одежда также может сделать ислам более привлекательным для немусульман. В одной индонезийской брошюре с советами приятные стили одежды называются «дружественным» публичным представлением ислама немусульманам. Арабское слово da’wah , используемое для обозначения форм прозелитизма ислама, применяется к привлекательной благочестивой моде, которая может нормализовать и даже распространять религию.Считается, что модно одетые мусульманские женщины могут восстановить общественный имидж ислама.

Моник Жак

Эта статья была адаптирована из книги Элизабет Букар « Благочестивая мода », опубликованной издательством Harvard University Press.

Почему основные бренды выбирают скромную моду

Рейна Льюис — профессор культурологии Лондонского колледжа моды (University of the Arts London) и куратор-консультант выставки «Современная мусульманская мода» в Музее де Янга.«Ниже приводится отредактированный отрывок ее эссе« Мусульмане и мода сейчас, а затем »из прилагавшейся к выставке книги, также называемой« Современная мусульманская мода ».

В течение многих лет — особенно после терактов в Соединенных Штатах. 11 сентября 2001 г. — индустрия моды категорически против того, чтобы публично ассоциироваться с мусульманами, будь то дизайнеры, модели, потребители или влиятельные лица. Клиенты-мусульмане из новых богатых нефтедобывающих стран Персидского залива оказали существенную поддержку европейской моде. Дома середины прошлого века были только инсайдерской информацией.

Но перенесемся во второе десятилетие 21 века, и связь с мусульманами рассматривается как преимущество.

Мировые модные бренды, от предметов роскоши до высоких улиц, осознали исламский календарь. Во всем мире бренды проводят модные акции на Рамадан и Курбан-байрам — «новое Рождество». В Лондоне розничные торговцы предметами роскоши готовятся к «Harrods Hajj», сезонному притоку богатых покупателей из Персидского залива перед Рамаданом.

1/11

Ансамбль из вечернего платья, шали и тюрбана из коллекции Modanisa Весна / Лето 2018.

Прокрутите, чтобы увидеть больше примеров современной скромной моды. Предоставлено:

Предоставлено Музеями изящных искусств Сан-Франциско

Иногда модные бренды создают капсульные коллекции из своих существующих коллекций (например, DKNY провела кампанию Рамадана в своих магазинах в Персидском заливе в 2014 году). Кроме того, во всем мире выросла специализированная инфраструктура индустрии моды — теперь мусульманские дизайнеры скромной одежды имеют возможность продемонстрировать свои работы на все увеличивающемся количестве скромных недель моды и ярмарок по всему миру.

В сегменте предметов роскоши онлайн-портал Net-a-Porter продвинулся вперед, выпустив в 2015 году редакцию Eid. В прошлом году новый скромный интернет-магазин The Modist в Дубае продемонстрировал достаточное доверие к мусульманскому рынку, чтобы убедить дизайнеров высокого класса. , например, Мэри Катранцу из Лондона, для создания эксклюзивных скромных дизайнов.

Юбка и рубашка от лондонского дизайнера Мэри Катранцу в сочетании с туфлями Malone Souliers. Предоставлено: любезно предоставлено Музеями изящных искусств Сан-Франциско / Брайан Дейли

Модные образы тоже изменились.Десять лет назад некоторые скромные бренды одежды и журналы избегали показа лиц — или вообще человеческих форм — из уважения к некоторым интерпретациям исламского учения. Теперь мусульманские модели, носящие платки или хиджабы, снимаются в рекламных кампаниях и на подиумах — от вирусного видео H&M с лондонкой Мэрайей Идрисси в хиджабе до сомалийской американки Халимы Аден, которая гуляла вместе с Максом Мара и Канье. Йизи Уэста.

Стремление к разнообразию

Но видимое религиозное разнообразие не происходит в вакууме.Это часть запоздалого осознания индустрией отсутствия этнического и расового разнообразия, а также размеров тела, пола и сексуальной идентичности. Теперь религия смешивается с этой смесью.

Возьмите, к примеру, косметическую компанию CoverGirl, которая когда-то проложила путь расовому и сексуальному разнообразию с помощью послов бренда от Queen Latifah до Эллен ДеДженерес. Это знамение того, что в январе 2017 года компания назначила американского бьюти-блогера в хиджабе Нурой Афиа. Sephora также показала хиджаби в маркетинге косметики в своей кампании осени 2017 года.Учитывая, что ислам не является этнической принадлежностью, разнообразие мусульманского населения дает двойную победу брендам, стремящимся продемонстрировать свою приверженность всем формам социального разнообразия.

Ансамбли, созданные для интернет-магазина The Modist в Дубае. Предоставлено: любезно предоставлено Музеями изящных искусств Сан-Франциско / Брайан Дейли

Все больше мусульман находят способы прорваться в индустрию моды, но известные имена также все больше «не знают» о своем мусульманском наследии. Сестры-супермодели Джиджи и Белла Хадид публично связали себя с исламскими идеями.Белла открыто назвала себя мусульманкой и сказала, что их отец-палестинец поощрял их гордиться своим двойным наследием. Гиги, «гордая» палестинка, поделилась в социальных сетях своим культурным участием в мусульманских фестивалях, таких как Ид, со своим тогдашним парнем Зейном Маликом.

Сестры Хадид использовали свой статус знаменитостей и мусульманскую идентичность, чтобы выступить против предполагаемой антииммигрантской и антиисламской риторики президентской кампании Дональда Трампа и законодательных усилий по ограничению иммиграции и поездок из стран с мусульманским большинством.Сделав себя видимыми как мусульмане, хадиды, чьи личные стили и профессиональные модели не связывают их со скромной одеждой, сразу же расширили представление о том, как выглядит мусульманская женщина.

«Думай халяль, действуй локально»

По мере того, как нишевые скромные бренды переходят в мейнстрим, а основные сектора моды и образа жизни нацелены на мусульманских потребителей, будет труднее примирить сообщество с конкуренцией. На сегодняшний день этот сектор отличался этикетом уважения и сотрудничества в поддержке других для развития скромной моды и связанных с ней ценностей.

Сейчас, когда «доморощенные» дизайнеры из мусульманского сообщества сталкиваются с конкуренцией со стороны мировых брендов — будь то абая Dolce & Gabbana или Nike Pro Hijab — конкуренция становится все более заметной, поскольку ставки становятся выше. Глобальная скромная инфраструктура моды, состоящая из конкурирующих скромных недель моды, ярмарок и выставок, выросла из того, что когда-то было скромными собраниями сообщества.

Этот рост открыл новые возможности в индустрии моды для мусульман и тех, кто понимает мусульманскую культуру.Растущие по спирали оценки мусульманских расходов на моду и скромную моду не возникают из ниоткуда: переход от избегания мусульманских потребителей к ухаживанию за ними был инициирован профессиональными маркетологами, которые определили мусульман как глобальный потребительский сегмент.

Скромный ансамбль, спроектированный Ребеккой Келлетт британцами. Предоставлено: любезно предоставлено Музеями изящных искусств Сан-Франциско

В начале 2018 года британский розничный торговец Marks & Spencer (M&S) решил включить «скромные наряды» в категорию онлайн-поиска и получил довольно много отрицательных отзывов.Когда два года назад M&S начала продавать буркини, разногласия возникли из-за одежды. На этот раз проблема не в одежде, выбранной из существующих линий, а в терминологии.

Многие комментаторы-женщины приветствовали более длинные рукава или более высокий вырез (в зависимости от профессии или возраста). Менее приветствовался вывод о том, что другие формы одежды — и женщины, которые их носят — нескромны. Как некоторые догадывались, решение было принято благодаря поисковой оптимизации, а не религиозной идеологии: M&S подтвердило, что «скромная мода» становится все более популярным поисковым термином.»

Переход от маркетингового поцелуя смерти к ценной коммерческой категории через беспорядок кассовых аппаратов, язык скромности теперь полностью монетизирован. Но если основные модные бренды продолжат преследовать мусульманских потребителей, по мере взросления рынка бренды должны будут прислушиваться к маркетологи, которые советуют им научиться «думать халяль, действовать местно».

« Современная мусульманская мода », опубликованное Prestel, уже доступно. автор, демонстрируется в Музее де Янга в Сан-Франциско до января.6, 2019.

Что на самом деле значит скромная мода для четырех мусульманок

Достаточно взглянуть на цифры, и вы быстро поймете, что скромная мода — это не просто ниша на более широком рынке. Мировой рынок скромной моды, который уже оценивается в 243 миллиарда долларов, будет только расти в ближайшие несколько лет. И тяжеловесы отрасли признают его важность. В прошлом году Nike объявила о выпуске новой линейки спортивных головных платков Pro Hijab, предназначенных для мусульманских спортсменов.В прошлом гиганты доступной моды Zara и Mango создавали специальные коллекции к празднику Рамадан. И именно The Modist запустил продвинутую и опережающую культуру, которая открыла «новую главу для скромной моды».

В то время, когда индустрия моды больше, чем когда-либо прежде, стремится к инклюзивности на всех фронтах, мейнстрим, конечно, приветствует скромную моду.

Хотя женщины-мусульманки составляют большинство среди тех, кто одевается скромно, эта концепция быстро выходит за рамки религиозных убеждений.В течение последних нескольких сезонов мы наблюдали более длинные подолы, плавные силуэты и общее чувство консерватизма на подиумах, доказывая, что скромная мода столь же легко доступна для массового рынка. Например, такие дизайнеры, как Эллери и Ганни, привлекают стильную (и разнообразную) аудиторию.

А что такое скромный мод? Хотя единого определения нет, это способ одежды, который является не только эстетическим выбором, но и неотъемлемой частью образа жизни и идентичности человека.Мы поговорили с влиятельными представителями мусульманской моды, чтобы узнать, что для каждого из них значит скромная мода. Естественно, для каждой женщины это означало что-то свое, но в основе этого было желание чувствовать себя комфортно и уверенно в том, что они носят.

«Скромная мода для меня — это одеваться так, чтобы мне было максимально комфортно и отделяло меня от суждений, основанных на моих физических характеристиках», — поделилась с нами Фатима Абдалла. «Это заставило людей уважать и ценить меня больше за мое творчество, мой ум и мой характер, а не за мою внешность.”

мусульман | Ошеломленный

  • Новости
  • Мода
  • Музыка
  • Искусство и фотография
  • Кино и ТВ
  • Наука и техника
  • Жизнь и культура
  • Политика
Значок / Соцсети / TikTok
  • Ошеломлен100
  • Открыт для изменений
  • Красота
  • Журнал
  • Поиск
  • Контакт
  • О
  • Вакансии
  • Юридический
Ошеломленные сайты СМИ
Мода Бывшая модель Халима Аден рассказывает об «эксплуататорской» индустрии моды Культура Как молодые мусульмане во всем мире практиковали Рамадан во время карантина Политика Обращение к молодым людям, пострадавшим от расистского запрета на поездки Дональда Трампа, Science & TechTikTok восстанавливает запрещенных подростков, критиковавших политику Китая Молодые британские мусульмане требуют, чтобы правительство занялось исламофобией прямо сейчас Жизнь и культура womenLife & Культура Представляем онлайн-издание, документирующее глобальную арабскую молодежную культуруПолитикаЧто это на самом деле быть мусульманкой в ​​чадре в Великобритании МодаМолодые мусульманки обсуждают, что для них значит скромный стиль. Политика No Man’s Land: Путешествие домой в Судан после запрета Трампа на мусульман запрещен в США Музыка Зайн Малик был допрошен службой безопасности аэропортов США Искусство + Культура Кто радикализирует белых террористов Великобритании? ПрессаИскусство + культураЧто значит быть мусульманской девушкой-подростком в Америке FashionNike запускает коллекцию хиджабов для спортсменок-мусульманокИскусство + культураКак политическая активность заняла центральное место на церемонии вручения премии Оскар Искусство + КультураМогут ли мусульманские женщины получить здесь прорыв? Контакт О Вакансии Юридический Политика конфиденциальности Dazed Media Другой Другой человек Известность Ошеломленная студия

Как приготовить лучшую курицу-гриль в тайском мусульманском стиле в Бангкоке

Из-за множества факторов большинство тайских ресторанов на Западе — де-факто послов кухни — избегают обширной и разнообразной коллекции блюд, приготовленных на гриле.Возможно, вы знакомы с цыпленком-гриль в северо-восточном Таиланде (исан), который подается с огненно-зеленым салатом из папайи, но, возможно, вы никогда не пробовали курицу-гриль из южно-тайского региона, которую поливают кисло-сладким соусом карри на основе кокоса. Цыпленок-гриль в мусульманском стиле, смазанный маслом с добавлением шафрана, или цыпленок-гриль с куркумой в западном Таиланде — полукостный и натянутый между частично расколотой бамбуковой древесиной. Но есть и хорошие новости: ваш задний двор или патио — идеальная точка входа в мир тайского гриля, и оборудование, необходимое для производства превосходной тайской курицы-гриль, скорее всего, уже в вашем распоряжении.

У этих различных традиций есть одна общая черта — это использование влажной пасты из свежих трав и ароматических веществ в качестве основной приправы (использование сухого натира в тайской кухне — редкость). И хотя ингредиенты пасты различаются, в центре диаграммы Венна находятся чеснок, перец горошком и корни кинзы — три вкуса, заключенные в бесчисленных тайских приправах и пастах карри.

В этих рецептах приготовления курицы на гриле используется одна важная методика: всю птицу протыкают через грудку и кладут на гриль.

Как запотеть курицу по-тайски

На Западе, чтобы запереть птицу, обычно открывают птицу со спины, разрезая ее по обеим сторонам позвоночника. Затем спину обычно оставляют для изготовления запаса или выбрасывают, а грудку оставляют нетронутой. В Таиланде (а также в Лаосе, Камбодже, Малайзии и Сингапуре) птиц запрягают в обратном порядке — надрез делается на груди , вдоль одной стороны килевой кости.

Однажды я наблюдал, как очень опытный уличный торговец летает на цыплят-бабочек, который ставит одну вверх ногами на свою колоду и одним быстрым движением раскалывает ее по центру, начиная с треугольной области, где основание двух грудей соединяется, разделяя рычаг, когда лезвие тесака ударилось о блок для резки.Обладая такой ловкостью, вы можете выплюнуть десять птиц менее чем за минуту. А дома вы можете не спеша положить курицу спиной на разделочную доску. Я считаю, что очень удобные кухонные ножницы — самый удобный инструмент.

Курица будет немного однобокой, потому что, если вы не сможете разрезать килевую кость пополам с лазерной точностью, кость будет прикреплена только к одной из грудок. Но симметрия в данном случае переоценена; ценности, полученные с помощью этого метода, намного перевешивают однобокость.Во-первых, если курицу приготовить таким образом, вы не рискуете потерять устрицы, нежные, сочные, округлые кусочки темного мяса возле бедренных суставов, которые имеют тенденцию выскальзывать во время приготовления, когда бедра отделены от бедра. позвоночник. Кроме того, этот метод позволяет не повредить как позвоночник, так и хвостик. Эта узкая полоса птицеводства, состоящая в основном из кожи и костей разной степени жевательной способности, экспоненциально увеличивает свою ценность после приготовления на гриле или жарки.Этот факт давно признан любителями хрустящей кожи, грызущими кости, а также приверженцами обугленных и дымных шишек.

Лучшая курица в тайском мусульманском стиле в Бангкоке

Цыпленок на гриле в тайском мусульманском стиле обладает обеими характеристиками, упомянутыми выше. Эта традиция возникла в общинах тайцев исламской веры, чьи родовые линии восходят к Южной Азии, Персии или Малайскому полуострову. (В Таиланде эти люди идентифицируют себя как тайские мусульмане и, несмотря на нюансы различий между своими кулинарными традициями, открыто называют как свое общее кулинарное наследие, так и свой продовольственный бизнес «мусульманскими».Тайская мусульманская кухня, в том числе приправа для этого жареного цыпленка, — это сочетание традиционных тайских трав с ароматическими веществами и сушеными специями, которые не часто используются в большей части тайской кухни, таких как кардамон, корица, душистый перец и т. Д. куркума и шафран.

Мусульманские модели и стилисты призывают моду противостоять расизму

Халима Аден считается одной из лучших моделей мира. Она была одной из первых моделей, которые действительно пробили стеклянный потолок для мусульманских моделей и Представительство мусульман в индустрии моды.Аден также была одной из первых моделей, которая стала носить хиджаб на подиуме, что считалось революционным.

Недавно она вызвала шок в СМИ, когда сказала, что сделает шаг назад от моделирования и индустрии моды, потому что чувствовала, что была вынуждена слишком долго идти на компромисс со своими религиозными убеждениями.

Аден указала на случаи, когда ее заставляли пропускать молитвы и носить одежду вместо традиционного хиджаба, которая не соответствовала ее религиозным убеждениям.Поскольку мусульманские женщины являются быстрорастущим сегментом населения США и Европы, группы за гражданские права, включая ACLU, призвали мусульманских женщин иметь право носить головные уборы.

Аден часто оказывалась в ситуациях, когда люди относились к любому головному убранству как к соответствию ее религиозным убеждениям.

Участники кампании теперь призывают индустрию моды представлять разнообразие мусульманских женщин и уважительно относиться к мусульманским женщинам, работающим в этой индустрии.

Рафика Ахдар, мусульманская модель и визажист, сказала The Daily Beast: «Индустрия моды вообще не занимается мусульманским представлением. То, что вы даже видите с точки зрения репрезентации, так мало и так мало. Даже когда вы видите, что это символическая девушка в хиджабе, а многие мусульманские представления всегда выглядят определенным образом. Это мусульманская женщина, проходящая мимо белых «.

«Промышленность не дает нам никакого представления, и даже когда они это делают, это не так много», — добавил Ахдар. «Сколько в мире женщин-мусульманок? Ислам — самая быстрорастущая религия в мире.Представление должно двигаться быстрее, чем это. Это не значит, что мусульманских женщин здесь нет и они не в моде, но к нам всегда относятся как к второстепенным ».

«Крупная индустрия моды в целом получает прибыль от насилия над мусульманскими женщинами. Я не считаю репрезентацию чем-то, что объективно всегда хорошо «.

— Хода Катеби

Хода Катеби, модный блогер, автор и фотограф «Тегеран Стритстайл», сказала The Daily Beast, что то, как индустрия моды работает с репрезентацией, особенно когда речь идет о мусульманских женщинах, «по своей сути бессмысленно.

«Если мы просто продаем обложки журналов с изображением людей, носящих хиджаб, какая в этом ценность?» — сказала Катеби. «Крупная индустрия моды в целом получает прибыль от насилия над мусульманскими женщинами. Я не считаю репрезентацию чем-то, что объективно всегда хорошо. Это должно быть квалифицировано. Разговор о репрезентации сложнее, чем о мусульманах, занимающих место ».

Активизм Катеби в качестве модного блоггера распространился на активизацию трудовых прав рабочих швейных фабрик, многие из которых находятся в тяжелых мусульманских странах, таких как Индонезия, где они страдают от плохих условий труда, которые считаются нарушением прав человека.

Катеби говорит, что для истинного равенства мусульманского представительства необходимо присутствие рабочих-швейников, и эти голоса должны перестать стираться. (Правозащитные организации призвали положить конец принудительному труду мусульманских меньшинств в цепочках поставок одежды в таких странах, как Китай.)

Катеби говорит, что в модной индустрии также игнорируется культура и обычаи других людей.

«Я помню, как однажды, когда меня наряжали для фотосессии, они сказали:« Кстати, мы хотим, чтобы вы надели свой шарф на фотосессию », как будто это было даже необязательно.Я собиралась надеть его », — сказала Катеби. «Вы не можете решить, наденете ли вы его или нет. Даже в том, как происходила укладка, я специально просил, чтобы мужчины не раздевали меня, я не хотел, чтобы мужчины были со мной в раздевалке. Они последовательно игнорировали эти запросы на протяжении всего процесса.

«Так много мусульманок сталкивались с этими проблемами за кулисами, и они часто не упоминаются, потому что планка, установленная для обращения с мусульманскими женщинами, очень низка.Даже когда мусульманские модели попадают на обложки журналов и на обложки модных кампаний, процесс для них совсем другой и часто бывает болезненным ».

Индустрия моды претерпела некоторые постепенные изменения в плане представительства за последние несколько лет. В 2016 году CoverGirl назвала Нуру Афию своей первой моделью в хиджабе в рамках группы послов бренда. Теперь Nike продает легкий хиджаб мусульманским потребителям и провела целую кампанию, посвященную спортсменкам на Ближнем Востоке.Тем не менее, многие мусульманские женщины считают, что отрасль в целом по-прежнему терпит неудачу с точки зрения представительства.

Сания Билал, мусульманская модель и стилист по гардеробу, говорит, что индустрия сильно искажает мусульманских женщин и потерпела неудачу, особенно когда дело доходит до представительства чернокожих мусульман. Большинство часто представленных мусульманских женщин часто являются просто арабскими мусульманками, что оставляет мало места для черных мусульманских женщин. Билал сталкивался с проблемами в качестве модели и видел, как вещи часто искажаются и стилизовались как стилист.

«Одна из серьезных проблем, с которыми я столкнулся с мусульманским представительством, — это просто отсутствие представителей чернокожих мусульманок», — сказал Билал. «Даже глядя на телевизор, когда вы видите мусульманских персонажей в телешоу, это обычно арабские мусульмане, и вы также увидите белых актеров и актрис в хиджабах, и стиль хиджаба даже не будет подходящим, а одежда не будет репрезентативным для нас ».

Билал была в ситуациях, когда она занималась фоновым моделированием, и они пытались одеть ее во все черное и полностью закрывать лицо, потому что это часто стилистическое восприятие того, как одеваются все мусульманские женщины, которые носят хиджабы.

«Я приходил на съемки, где никто не знал, как носить хиджаб или что такое скромность, и просил мусульманских моделей носить короткие рукава или носить хиджаб неправильно», — сказал Билал. «Из-за того, что мы скромные мусульманки, мы чувствуем себя изгоями. Производственная группа также не предлагает никаких вариантов халяльного мяса или кошерного мяса для мусульманских талантов, что также является проблемой, с которой сталкиваются мусульманские женщины в индустрии моды. Мы не чувствуем, что нас полностью понимают и принимают ».

Билал вспоминает случай, когда она шла на показе Недели моды в Нью-Йорке и моделировала жакет-болеро.

Дизайнер, о котором идет речь, хотела показать вырез на куртке болеро, поэтому она хотела, чтобы Билал как можно туже завязал ее шарф на спине, чтобы было почти незаметно, что на ней был шарф. Вырез был открытым, что не соответствовало взглядам Билала на скромную моду. Высказав свои опасения, дизайнер опроверг все сказанное Билалом. Прежде чем Билал пошел дальше, она прямо заколола вырез пиджака, чтобы соответствовать ее скромным модным взглядам, и в итоге это не стало проблемой.Она сказала, что в тот момент научилась защищать себя.

«Мусульманки уже скептически относятся к чужакам и мейнстриму, приходящим в наши пространства. Это проблема, которая у нас возникла после 11 сентября ».

— Мелани Элтурк

Мелани Элтурк, генеральный директор Haute Hijab, известной компании, занимающейся хиджабами и скромной модой, считает себя членом мусульманского сообщества с модной компанией, а не инсайдером индустрии моды. Элтурк говорит, что мусульманское представительство в модной индустрии было в лучшем случае тусклым, и что бренды, как правило, должны более внимательно относиться к своему маркетингу в отношении мусульманских женщин.

«Мусульманки уже скептически относятся к чужакам и мейнстриму, приходящим в наши пространства. Это проблема, которая у нас возникла после 11 сентября, — сказал Элтюрк. «Я также являюсь адвокатом и много лет работаю над различными делами о гражданских правах, и я видела, как мусульманские женщины становились жертвами ловушек даже до 11 сентября. Основные бренды этого не понимают. При обслуживании этого клиента должен быть высокий уровень заботы и намерения ».

Элтурк также говорит, что мусульманские женщины очень хорошо умеют распознавать недостоверность рекламных кампаний и маркетинга и мгновенно улавливать похищение денег.Это отпугнет их от покупки. Однако, когда мусульманские потребители действительно почувствуют, что бренды действительно приложили усилия и представили их должным образом, мусульманские потребители откроют свои кошельки для покупок.

Элтурк была вдохновлена ​​на создание Haute Hijab, потому что она помнит, как училась в юридической школе и видела молодых мусульманок, редко носящих хиджаб. Элтурк понял, что это произошло потому, что очень мало мусульманских женщин носили их в общественной жизни, на которые можно было бы равняться.

«У молодых мусульманок, подобных мне, были наши мамы-иммигранты, которые были в доме и благословляли наших матерей, но мы возлагали большие надежды на самих себя», — сказал Элтюрк.«Я хотела дать другим мусульманкам возможность увидеть, как другие женщины, носящие хиджабы, добиваются успеха во всем мире, я могла вызвать некоторые изменения во всем этом повествовании. Женщинам не нужно отказываться от ношения хиджаба ».

«Если я найду мусульманских моделей и влиятельных лиц, сидящих и прокручивающих Instagram, то же самое могут сделать эти многомиллиардные компании, это не сложно».

— Рафика Ахдар

Изменения неизбежны, и им помогают рыночные силы. По данным исследовательского центра Pew Research Center, в течение следующих четырех лет ислам будет расти быстрее, чем любая крупная мировая религия, и ожидается, что мусульманское население мира достигнет 2 человек.76 миллиардов к 2050 году. Тридцать четыре процента мусульманского населения — это люди младше 15 лет, и бренды захотят обслуживать этих молодых, многообещающих потребителей, которые станут важной частью будущего моды и покупок.

Элтурк говорит, что для того, чтобы индустрия моды лучше представляла мусульманских женщин, необходимо, чтобы больше мусульманских женщин играли ключевые роли в принятии решений. Эльтурк добавляет, что с мусульманскими женщинами нужно перестать обращаться как с ящиком для брендов, который ставит галочку в плане усилий по обеспечению разнообразия.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *