Крамской художник картины: Иван Крамской — 157 произведений

Содержание

Иван Крамской — 157 произведений

Ива́н Никола́евич Крамско́й (27 мая [8 июня] 1837, Острогожск — 24 марта [5 апреля] 1887, Санкт-Петербург) — русский живописец и рисовальщик, мастер жанровой, исторической и портретной живописи; художественный критик.

Крамской родился 27 мая (8 июня) 1837 года в городе Острогожск Воронежской губернии, в семье писаря.

После окончания Острогожского уездного училища Крамской был писарем в Острогожской думе. С 1853 года стал ретушировать фотографии. Земляк Крамского М. Б. Тулинов в несколько приёмов обучил его «доводить акварелью и ретушью фотографические портреты», затем будущий художник работал у харьковского фотографа Якова Петровича Данилевского. В 1856 году И. Н. Крамской приехал в Петербург, где занимался ретушированием в известном в то время фотографическом ателье Александровского.

В 1857 году Крамской поступил в Санкт-Петербургскую Академию художеств учеником профессора Маркова.

В 1863 году Академия художеств присудила ему малую золотую медаль за картину «Моисей источает воду из скалы».

До окончания учёбы в Академии оставалось написать программу на большую медаль и получить заграничное пенсионерство. Совет Академии предложил ученикам конкурс на тему из скандинавских саг «Пир в Валгалле». Все четырнадцать выпускников отказались от разработки данной темы и подали прошение о том, чтобы им позволили каждому выбрать тему по своему желанию. Последующие события вошли в историю русского искусства как «Бунт четырнадцати». Совет Академии им отказал, а профессор Тон отметил: «Если бы это случилось прежде, то всех бы вас в солдаты!» 9 ноября 1863 года Крамской от лица товарищей заявил совету, что они, «не смея думать об изменении академических постановлений, покорнейше просят совет освободить их от участия в конкурсе». В числе этих четырнадцати художников были: И. Н. Крамской, Б. Б. Вениг, Н. Д. Дмитриев-Оренбургский, А. Д. Литовченко, А. И. Корзухин, Н. С. Шустов, А. И. Морозов, К. Е. Маковский, Ф. С. Журавлёв, К. В. Лемох, А. К. Григорьев, М. И. Песков, В. П. Крейтан и Н. П. Петров.
Ушедшие из Академии художники образовали «Петербургскую артель художников», просуществовавшую до 1871 года.

В 1865 году Марков пригласил его в помощники по расписыванию купола храма Христа Спасителя в Москве. Из-за болезни Маркова, всю главную роспись купола сделал Крамской вместе с художниками Венигом и Кошелевым.

В 1863—1868 годах он преподавал в Рисовальной школе Общества поощрения художников. В 1869 году Крамской получил звание академика.

В 1870 году образовалось «Товарищество передвижных художественных выставок», одним из основных организаторов и идеологов которого был Крамской. Под влиянием идей русских демократов-революционеров Крамской отстаивал созвучное им мнение о высокой общественной роли художника, основополагающих принципах реализма, моральной сущности искусства и его национальной принадлежности.

Иван Николаевич Крамской создал ряд портретов выдающихся русских писателей, артистов и общественных деятелей (таких как: Лев Николаевич Толстой, 1873; И.  И. Шишкин, 1873; Павел Михайлович Третьяков, 1876; М. Е. Салтыков-Щедрин, 1879 — все находятся в Третьяковской галерее; портрет С. П. Боткина (1880) — Государственный Русский музей, Санкт-Петербург).

Одна из известнейших работ Крамского — «Христос в пустыне» (1872, Третьяковская галерея).

Продолжатель гуманистических традиций Александра Иванова, Крамской создал религиозный перелом в морально-философском мышлении. Он придал драматическим переживаниям Иисуса Христа глубоко психологическую жизненную интерпретацию (идея героического самопожертвования). Влияние идеологии заметно в портретах и тематических картинах — «Н. А. Некрасов в период „Последних песен“», 1877—1878; «Неизвестная», 1883; «Неутешное горе», 1884 — все в Третьяковской галерее.

Демократическая ориентировка работ Крамского, его критические проницательные суждения об искусстве, и настойчивые исследования объективных критерий оценок особенностей искусства и их влияния на него, развило демократическое искусство и мировоззрение на искусство в России в последней трети XIX века.

В последние годы Крамской был болен аневризмой сердца. Художник скончался от аневризмы аорты 24 марта (5 апреля) 1887 года во время работы над портретом доктора Раухфуса, когда он внезапно наклонился и упал. Раухфус попытался оказать ему помощь, но было уже поздно. И. Н. Крамской был похоронен на Смоленском православном кладбище. В 1939 году прах был перенесен на Тихвинское кладбище Александро-Невской лавры с установкой нового памятника.

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →


ещё …

Иван Крамской биография и творчество художника. Описание

Крамской Иван Николаевич родился в небольшом городе Острогожске, Воронежской губернии 27 мая мая (8 июня) 1837 года, в небогатой семье чиновника. У молодого Ивана еще с детства проявились признаки тяги к рисованию, в познании некоторых приемов рисования ему помогал подкованный в этом направлении его сосед. Начальное образование Крамской получил В Острогожском местном училище, которое закончил с отличием.

Все это время Ваня рисовал, как самоучка раскрывая в себе потаенные признаки этого мастерства, но этого было не достаточно. За не имением возможности учиться у хороших мастеров, в 16 лет его принимает к себе в ретушеры местный Харьковский фотограф. Крамскому эта работа конечно нравилась но в глубине души он чувствовал, что ему необходимо, нечто большее, чем раскрашивать фотографии. Поднаторев на этом поприще он едет в 1856 году в в Петербург, где работает ретушером у

знаменитых в столице фотографов. И только волей случая приблизительно через год его принимают в академию художеств, шаг за шагом успешно раскрывая себя в искусстве живописи и рисования у профессора А. Т. Маркова.

Крамской много рисует с натуры оттачивая навыки, в 1858 его награждают серебряными медалями за натурный рисунок, в 1860 году за картину Умирающий Ленский. Уже в 1861 его награждают большой серебряной медалью за этюд с натуры и наконец за работу Моисей источает воду из камня ему вручают малую золотую медаль.

Шло время, в академии Крамской за все время обучения хорошо подружился со многими друзьями художниками, часто среди них шла полемика о неправильности преподавания в академии. Простым языком это можно сказать так, художники академисты не хотели исполнять задания на неудобные для них темы, потому, как заслужить за свою работу большую золотую медаль, было почти нереально.

Собравшись вместе и посовещавшись они подали прошение, суть, которого была такая, это свободный выбор тем написания своих работ. На что в академии отреагировали грозным отказом. Такое положение дел очень было не по нраву 14 молодым художникам и 1863 году вся эта протестующая группа из 14 во главе, которой стоял сам Иван Крамской, отказались исполнять академическое задание Пир на Валгалле и вынуждены были

покинуть академию. Оказавшись в таком положении они нуждались в средствах, поэтому для выживания было предложено создать артель художников, Крамской конечно возглавил артель исполняя все трудные задачи по организации. В артели все исправно платили взносы с проданных картин художников.

Но, к сожалению артель просуществовала не долго, виною был все тот же денежный вопрос или процент по взносам, который не устраивал многих художников.

Тем временем Крамской много работает со своими картинами, пишет ряд портретов, среди которых портреты художника Ивана Шишкина, государственного деятеля Дмитрия Андреевича Толстого это даже добавляло Крамскому популярности и со временем он становится известным и модным художником и получил звание академика. Впервые в жизни он едет за рубеж России в Дрезден в 1969 году, гуляет по музеям, Его очень впечатляет произведение Рафаэля Сикстинская Мадонна, которой он еще долго восхищался рассказывая часто о картине своей жене.

1970 год год открытия товарищества передвижных выставок во главе которой, как организатор был Иван Крамской. С 1970 по 1980 годы это было золотым временем Крамского, он создает много портретов, где персонажами различные знаменитости портрет Салтыкова-Щедрина, Федора Васильева и много других вплоть до самой императрицы Марии Александровны.

Крамской переступает очередную ступень славы, завораживая всех своими выразительными работами. Самый замечаемый и выразительный портрет Крамского был, портрет Александра Дмитриевича Литовченко, в образе, которого чувствуется могучий порыв и внутренний мир, положительный отзыв дал этому портрету Стасов В.В. Очень замечательно художник написал портрет писателя Григоровича Д. В., портреты: Лавровой, Суворина, Шишкина и других. Создает картины, Охотник на тяге, Майская ночь, Лунная ночь, насыщенную психологизмом знаменитую картину Христос в пустыне, которую восторженно оценила тогдашняя публика.

в 1876 Иван Крамской едет опять за границу, посещает Рим, Неаполь и Помпею где занимается творчеством. В Париже он исполняет огромный портрет-офорт цесаревича Александра Александровича. 80 годы Крамской создает также ряд портретов, рисунки Неизвестная.

Также в 1883 году он создает очередной шедевр картина портрет Неизвестной, красивая девушка в полу коляске. Также в эти годы из под кистей Крамского выходят замечательные картины Лунная ночь и Неутешное горе. В тоже время его начала одолевать болезнь, он много кашлял, характер художника понемногу угасал, он был раздражителен, становился пессимистом. в 1887 году он умер прямо за работой стоя у мольберта, когда рисовал с натуры доктора Раухфуса. Портрет так и остался незаконченным, в лице Крамского изобразительное искусство потеряло очень талантливого и прогрессивного художника, каких было мало

кто он такой подробно, самые известные картины, особенности творчества живописца. Автопортрет Ивана Крамского

Updated:

Иван Николаевич Крамской (Ivan Nikolaevich Kramskoi; родился 8 июня 1837 г. — умер 5 апреля 1887 г.) был знаменитый русский живописец-портретист второй половины XIX века и один из главных организаторов товарищества передвижников. Он оставил нам обширную портретную галерею современников: от императорской семьи до лиц простых крестьян.

Иван Крамской всегда помнил о высокой роли художника в обществе и призывал коллег не забывать о моральной стороне искусства. Он стал одним и основоположников реализма в русской живописи, а его ученики продолжили развивать это направление.

Биография Ивана Крамского

Иван Крамской родился 27 мая, а по новому стилю 8 июня 1837 года в провинциальном городке Воронежской губернии. В 12 лет он закончил учебу в местном училище и тогда же потерял отца. Начальное художественное образование было обрывочным: год обучения в мастерской иконописца, работа ретушером фотографий, самостоятельные зарисовки акварелью… Но этого оказалось достаточно, чтобы в двадцатилетнем возрасте сдать экзамены в Петербургскую Академию художеств.

Иван Крамской вписал свое имя в историю русского искусства еще до создания главных шедевров. Проучившись в Академии шесть лет и уже получив малую золотую медаль, он отказался писать последнюю конкурсную работу. Тем самым он добровольно лишил себя возможности поехать учиться за границу за счет Академии. Также поступили и другие 13 учеников, отказавшиеся писать картины на оторванную от реальности тему скандинавской мифологии.

Именно Крамской от лица товарищей сообщил совету Академии об этом решении. Он же стал старостой «Петербургской артели художников», организованной сразу после этого бунта и просуществовавшей с 1863 по 1871 год. Поначалу молодым живописцам было нелегко, но известность пришла к ним довольно быстро. Однако первоначальные идеи, сформировавшиеся под влиянием Чернышевского, быстро были забыты. Иван Крамской разочаровался в Артели и покинул ее.

Художник по-прежнему стремился создать передовое объединение, которое изменит русское классическое искусство. И преуспел в этом: им стало Товарищество передвижных художественных выставок, возникшее в 1870 году. Работы Крамского выставлялись с картинами других передвижников начиная с первой их выставки и до самой смерти портретиста.

В начале 1870-х Иван Крамской подружился с Павлом Третьяковым, по заказу которого написал много картин. Он часто встречался и работал вместе с Иваном Шишкиным. Примерно в тот же период произошла встреча с еще одним другом и учеником — пейзажистом Федором Васильевым, рано умершим от чахотки. В начале 1880-х отношения Крамского с другими передвижниками стали напряженными. Он призывал коллег не закостеневать, следуя выбранным однажды правилам, а меняться вслед за переменами в обществе. Его же упрекали за портреты царской семьи и приверженность панславизму.

Художник действительно ставил цель развивать национальное искусство и самосознание, создавая портреты лучших представителей эпохи. Он писал Льва Толстого, Сергея Аксакова, Ивана Шишкина, Василия Перова, Ивана Айвазовского, Архипа Куинджи, Павла Третьякова, Дмитрия Менделеева и многих других выдающихся деятелей того времени. Также он изображал крестьян, считая важным запечатлеть представителей простого народа.

Умер Иван Крамской за мольбертом от болезни сердца. Это произошло 24 марта (по новому стилю 5 апреля) 1887 года. У него осталось четверо детей, рожденных в счастливом браке с Софьей Прохоровой. Старший сын Николай стал архитектором, а дочь Софья — востребованной художницей. Илья Репин неоднократно отзывался о Крамском как о своем главном наставнике.

Самые известные картины Ивана Крамского

Картины Ивана Крамского почти всегда сосредоточены на лице портретируемого, где отражаются тонкие душевные переживания. Художник писал, что через выражение лица на холсте можно передать то, для чего не найти слов. Автор обычно мало внимания уделял фону, чтобы ничто не отвлекало от главного. Вот несколько лучших работ Крамского, которые демонстрируют этот принцип.

  • «Христос в пустыне», 1872. Над этим шедевром автор работал около десяти лет и специально ездил за границу, чтобы посмотреть этот сюжет в работах старых мастеров. Полную психологизма картину, посвященную переживаниям и самопожертвованию Христа, Павел Третьяков называл одной из самых любимых.
  • «Портрет Льва Толстого», 1873. Знаменитый портрет русского классика был написан в Ясной Поляне в тот период, когда Толстой работал над «Анной Карениной». Образ художника Михайлова в романе был создан под впечатлением от знакомства с Крамским.
  • «Неизвестная», 1883. Одетая по последней моде своего времени красавица с чувственным взглядом стала воплощением женственности в русской культуре. Ее сравнивали с Настасьей Филипповной, Анной Карениной и блоковской Незнакомкой.

Если вам нравится живопись и графика старых мастеров, не пропускайте аукционы искусства, которые регулярно проходят на сайте Very Important Lot! Еще одна возможность пополнить коллекцию произведением искусства — недорого купить картину одного из современных художников, с которыми мы сотрудничаем.

Крамской Иван Николаевич


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Автопортрет. 1867 г.

Советский взгляд

Крамской Иван Николаевич [27.5(8.6).1837, Острогожск, ныне Воронежской обл., — 24.3(5.4). 1887, Петербург], русский живописец, рисовальщик и художеств, критик. Идейный вождь русского демократического художественного движения 1860-1880-х гг. Происходил из бедной мещанской семьи. В 1857-1863 учился в АХ в Петербурге; в её стенах выступил против академического искусства, явился инициатором «бунта четырнадцати», который завершился выходом из АХ её выпускников, организовавших Артель художников. Под воздействием идей русских революционных демократов К. утверждал представление о высоком общественном долге художника, принципы реализма, идейности и народности искусства. Стал одним из гл. создателей и идеологов Товарищества передвижных художественных выставок.

В 1863-1868 преподавал в Рисовальной школе Общества поощрения художеств. Создал галерею портретов крупнейших рус. писателей, учёных, художников и обществ. деятелей (портреты: Л. Н. Толстого, 1873, И. И. Шишкина, 1873, П. М. Третьякова, 1876, М. Е. Салтыкова-Щедрина, 1879,- все в Третьяковской галереи; С. П. Боткина, 1880, частное собр., Москва), в которых выразит. простота композиции , ясность рисунка и тщательность светотеневой моделировки подчёркивают ведущую роль углублённой психологической характеристики. Точно воссоздавая облик, особенности духовно-психического склада, богатство и интенсивность внутренней жизни моделей, портреты К. воплощают одновременно возвышенные морально-этические и эстетические идеалы художника, его представления о человеке-гражданине.

Христос в пустыне. 1872 г.

Демократические взгляды К. нашли наиболее яркое выражение в портретах крестьян, отразивших душевное богатство и внутр. достоинство человека из народа, а порой и зреющий в нём социальный протест («Полесовщик», 1874, Третьяковская гал.; «Мина Моисеев», 1882, Рус. музей, Ленинград; «Крестьянин с уздечкой», 1883, Киевский музей рус. иск-ва). Центр. произв. К.-«Христос в пустыне» (1872, Третьяковская гал.). Продолжая гуманистическую традицию А. А. Иванова, К. трактует религ. сюжет в морально-философском плане, придаёт ему актуальное общественное звучание. «Очеловечив» Христа, придав его драматич. переживаниям глубоко психологич. жизненное истолкование, К. воплотил в картине сложные раздумья современников над судьбами мира, идею героич. самопожертвования.

Полесовщик. 1874 г.

Стремясь к расширению идейно-художественного содержания образов, К. создал произв., стоящие на грани портрета и тематические картины («Некрасов в период «Последних песен»», 1877-1878, «Неизвестная», 1883, «Неутешное горе», 1884,- все в Третьяковской гал.). Они отличаются интересом к раскрытию сложных душевных движений, характеров и судеб. В ряде поздних произв. художника проявились черты салонной красивости.

Неизвестная. 1883 г.

Демократическая направленность творчества К., его проницат. критич. суждения об иск-ве, свойственные ему настойчивые поиски объективных обществ. критериев оценки художеств. произведений оказали существенное влияние на развитие демократич. иск-ва и художеств. мысли в России последней трети 19 в.

Использован материал Большой советской энциклопедии.


И.Н. Крамской. Портрет украинского писателя и художника Т.Г. Шевченко. 1871.

Теоретик искусства

Крамской Иван Николаевич (27.05 (8.06). 1837, Острогожск — 24.03(5.04). 1887, Петербург) — художник и теоретик искусства, представитель русского реализма периода его расцвета. В 1857-1863 годы учился в Петербургской академии художеств, но вместе с группой товарищей покинул, когда начальство не позволило конкурсантам в борьбе за золотую медаль самим выбрать тему будущего произведения (так называемый «бунт четырнадцати»). Позже выступил одним из главных организаторов и идеологов ряда художественных объединений демократической направленности, в т. ч. знаменитого Товарищества передвижных художественных выставок.

Создал портретную галерею выдающихся представителей русской культуры 2-й половины XIX века, ряд картин, воплотивших высокие морально-этические народные идеалы. В 1869 году получил звание академика живописи. Как теоретика Крамского интересовала в первую очередь связь искусства с «духом времени», понимаемая им обычно социологически — как отношение между характером творчества и характером общества, к которому принадлежит художник. Эта мысль звучит уже в его ранней теоретической статье «Взгляд на историческую живопись» (1858). Рассматривая в этом аспекте пути современного ему русского искусства, совсем еще молодой Крамской констатирует необходимость назревающих в стране перемен, с которыми связывает окончание одной и начало другой эпохи в развитии национального искусства. Рубежом между этими эпохами Крамской считал творчество А. А. Иванова, в котором он видел последнего представителя традиции историко-религиозной живописи, восходящей к Леонардо, Рафаэлю и Корреджо. В грандиозном «Явлении Христа народу» этот тип художественного творчества достиг своей вершины и вместе с тем исчерпал свои возможности, чем Крамской объясняет недооценку публикой творческого подвига Иванова. Необходимо, доказывал он, искать новые художественные формы, способные затронуть мысли и чувства совр. человека, и сделать это можно только в том случае, если изменятся функции искусства: ему необходимо стать средством отображения и осмысления повседневной жизни и повседневных дел. Эту мысль Крамской выражает через основополагающую для эстетики реализма метафору искусства-зеркала, в котором каждый отныне может увидеть свой собственный портрет.

Общественно-историческую обусловленность искусства Крамской прослеживал и на другом уровне — в плане идейно-эстетической направленности творчества и форм социальной организации духовного производства. Полагая, что в искусстве «все держится на свободе развития индивидуума», он выступал против бюрократической опеки над художником, доказывая, что подчиняясь «приемам департамента», искусство неизбежно утрачивает внутренние импульсы развития. Не надеясь на быстрое реформирование порядков, сформировавшихся в условиях крепостничества и бюрократического произвола, Крамской выступил с идеей «рядом с официальным и законным искусством» создать «незаконное, партикулярное», «демократическое». Эта концепция у Крамского многопланова: демократическое искусство — это и разрыв с салонными вкусами, и ориентация на идеалы и социальные потребности народных слоев, и ничем не стесняемую возможность художника вступать в прямой и непосредственный диалог с публикой («самим ведаться с обществом»). В то же время пафос анализа социальной обусловленности искусства у Крамского по существу антибуржуазен, он выступает не только против попыток подчинить творчество власти государства, но и против более тонкого и внешне незаметного подчинения его деньгам и коммерческим расчетам. По мере накопления и расширения опыта Крамского как художника и общественного деятеля у него формируется собственная философия искусства. Присущие каждому художнику творческие интересы, симпатии, вкусы, стилевые предпочтения Крамского уподоблял «телеграфным проволочкам», через которые транслируются всеобщие законы («главные положения») художественно-эстетической деятельности. Задачи и функции искусства объясняются существованием вещей, «которые слово выразить решительно не может».

Основным предметом искусства является внутренний мир человека, взятый преимущественно с эмоциональной стороны: художественное творчество в настоящем и высшем его значении всегда раскрывает «глубокие драмы человеческого сердца». «Невидимым стержнем» произв. является его идея, выступающая как некоторое подвижное целое, развивающееся в ходе реализации замысла. Как только автор начинает понимать «узел идеи», это почти неизбежно рождает остальные компоненты смысловой структуры произв. (колорит, композицию и др. ). Соотношение художественного мышления и теоретического сознания, по Крамскому, исторически изменчиво. Если искусство мастеров прошлого преимущественно дорефлексивно, то в современных условиях творчество как правило опосредствуется общей идеей, размышлением, в т. ч. и научным знанием. Но, в отличие от науки, «искусство тогда сильно, когда национально». Национальное входит в самую сущность художественного. Следуя современной ему традиции русской мысли, в частности, Белинскому, Крамской считал, что общечеловеческое проявляется в искусстве не иначе, как «сквозь национальную форму». В этом контексте он рассматривает становление рус. школы в изобразительном искусстве (нач. 50-х гг. XIX в.), когда «появились существенные признаки самостоятельного отношения русских художников en masse к действительности, сравнительно с прежним временем, когда движение это было только единичным». Эта самостоятельность роднит русское изобразительное искусство с отечественной литературой.

Анализ русской художественной традиции Крамской ведет в сопоставлении с западноевропейской культурой. В этом анализе в ряде случаев заметно влияние славянофилов, однако в отличие от них он полагает, что сопоставления должны проводиться не только на уровне «духа народа», но и на уровне изучения той социально-исторической среды, в которой искусство складывается и существует. В этом контексте у него появляется и разрабатывается очень важное для эстетического сознания радикальных демократов понятие тенденциозности искусства, которую К. считает прямым следствием искренности художника и его внимания к жизни.

А. Л. Андреев

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 299-300.

Сочинения: Письма, статьи: В 2 т. М., 1965.

Литература: Бенуа А. Н. История русской живописи в XIX веке. М., 1995; Сарабьянов Д. В. Народно-освободительные идеи в русской живописи второй половины XIX века. М., 1955; Давыдова А. Крамской. М., 1962; Андреев А. Л. И. Н. Крамской как теоретик демократического направления в русском искусстве: К 150-летию со дня рождения // Вестник Академии наук СССР. 1987. № 12; Jackson D. L. The Wanderers and Critical Realism in Nineteenth-Century Russian Painting. Manchester and New York, 2006.


Иван Николаевич Крамской (1837-1887). Иван Николаевич Крамской — талантливый портретист, исторический живописец, жанрист, теоретик, педагог, страстный борец против догматизма в искусстве, вошел в историю национальной культуры как один из руководителей Товарищества передвижников.

Крамской родился 27 мая 1837 года в слободе Новая Сотня уездного города Острогожска Воронежской губернии. Художник был третьим сыном в семье писаря городской управы Н. М. Крамского. После смерти отца двенадцатилетний мальчик уже не смог продолжать образование. Его художественные интересы, проявившиеся очень рано, не нашли поддержки у окружающих. Случайные обстоятельства изменили жизнь будущего художника. Крамского порекомендовали в качестве ретушера приехавшему в Острогожск фотографу Я. Данилевскому. В октябре 1853 года вместе с Данилевским Крамской покинул родную слободу и после странствий по городам России, наконец, оказался в Петербурге. Здесь он был принят на службу в лучшую столичную фотографию Деньера. Его новые друзья, молодые художники, заметили у него способности к рисованию и посоветовали учиться. Осенью 1857 года он был принят в Академию художеств.

 Годы учебы Крамского совпали с годами общественно-демократического подъема в стране. Широкое распространение идей революционеров-демократов — Н. Г. Чернышевского, Д. И. Писарева, Н. А. Добролюбова, А. И. Герцена — находило отклик в сердцах разночинной молодежи, в том числе и у студентов Академии художеств. Вокруг Крамского, который еще в Острогожске увлекался статьями В. Г. Белинского, группировалась талантливая молодежь.

В его квартире на 8-й линии Васильевского острова почти каждый вечер собирались молодые люди. «В этом маленьком гнездышке вырабатывалась как бы новая русская Академия, тоже еще маленькая, которая впоследствии разрослась в большую „Художественную Артель»».

Академия же продолжала оставаться на старых позициях. Между тем, основы старой эстетики под напором новых запросов рушились. Антагонизм между устремлениями группы Крамского и академической рутинной системой привел осенью 1863 года к открытому конфликту. Четырнадцать конкурентов на золотую медаль отказались писать программную картину на единую для всех тему «Пир в Валгалле» и подали прошение о свободном выборе сюжета. Когда же академический Совет отверг их просьбу, они во главе с И. Н. Крамским покинули Академию. За художниками был установлен негласный надзор, о них запретили упоминать в печати.

В 1865 году была учреждена Артель художников. Душой артели, инициатором Первой художественной выставки вне Петербурга (в Нижнем Новгороде) явился И. Н. Крамской. Демократические круги встретили протест молодых людей горячим сочувствием. Когда назрела необходимость объединения всех художественных сил России, Крамской горячо поддержал московских художников (Г. Г. Мясоедова, В. Г. Перова, И. М. Прянишникова) в создании Товарищества передвижных выставок. В 1870 году был подписан Устав и началась деятельность той художественной организации, которая в течение нескольких десятилетий объединяла передовых художников России и сделалась синонимом национального русского реалистического искусства.

Видная роль в работе Товарищества принадлежала Крамскому. Принципиальный, справедливый и чуткий, он стал вождем целого поколения художников.

Крамской считал, что «только чувство общественности дает силу художнику, удесятеряет его силы, только умственная атмосфера родная ему и здоровая, может поднять личность до пафоса и высокого настроения, и только уверенность, что труд художника нужен и дорог обществу, помогает созревать экзотическим растениям, называемым картинами».

Крамской всегда требовал высокого совершенства художественной формы. «Без идеи нет искусства, но в то же время без живописи живой и разительной нет картин, а есть благие намерения».

Самым ценным в художественном наследии Крамского были портреты его современников. Среди них карандашные портреты М. М. Панова (1860, Днепропетровский художественный музей), Г. Г. Мясоедова (1861, ГРМ), Н. А. Кошелева (1866, ГРМ), Н. Д. Дмитриева-Оренбургского (1861, ГРМ). В 1860-х годах художник создает портрет жены — Софьи Николаевны Крамской. Самым выразительным из всей портретной серии этих лет является овальный «Автопортрет» (1867, ГТГ). В нем ярко предстает Крамской — человек, художник, учитель. «Так вот он какой! Какие глаза! Не спрячешься, даром, что маленькие и сидят глубоко во впалых орбитах, серые, светятся», — писал И. Е. Репин.

Простота, скромность, человечность и проницательность — то, что увидел в Крамском Репин, — составляли характерные черты личности и творчества художника. Новые творческие успехи Крамского в 70—80-е годы сказались не только в портрете, но и в жанровой и исторической живописи.

На Первой передвижной выставке попыткой интерпретировать образы народной фантазии привлекла внимание картина «Русалки» (1871, ГТГ). Событием Второй передвижной выставки было полотно «Христос в пустыне» (1872, ГТГ). В нем художник раскрывает драму человеческой жизни, используя для этого известный евангельский сюжет. В письме к В. М. Гаршину Крамской писал, что он обратился к языку иероглифа, к евангельскому сюжету, потому что для него Христос явился символом человека с высоким чувством общественного долга. Еще с появлением знаменитой картины А. А. Иванова евангельский сюжет утратил свой канонический смысл и религиозная тема в творчестве передовых русских художников приобрела значение своеобразной формы оценки современной действительности.

«Под влиянием ряда впечатлений, — писал И. Н. Крамской Гаршину, — у меня осело очень тяжелое ощущение от жизни, я ясно вижу, что есть один момент в жизни каждого человека… когда на него находит раздумье — пойти ли направо или налево. Итак, это не Христос. То есть, я не знаю кто это. Это есть выражение моих личных мыслей. … Одинокий Христос исполнен тяжких раздумий: идти к людям, учить их, страдать и погибнуть, или поддаться искушению и отступить…»

Не случайно реакционная печать встретила картину яростной критикой. Крамского обвинили в искажении образа Христа, в антирелигиозности. А передовое поколение эпохи восприняло ее как призыв к исполнению гражданского долга. Л. Н. Толстой в письме к П. М. Третьякову так отозвался об этом произведении Крамского: «Это лучший Христос, которого я знаю».

Лето 1873 года Крамской проводит со своей семьей в Тульской губернии близ станции Козловка-Засека. Сюда и пришло известие о смерти его юного друга, пейзажиста Ф. А. Васильева. Когда тяжелобольной Васильев нуждался в материальной поддержке, Крамской неустанно заботился о нем, не раз просил Третьякова субсидировать умирающего художника под залог своих картин. Чувство потери близкого друга, несомненно, отразилось на эмоциональном строе своеобразной и интересной картины «Осмотр старого барского дома» (1873—1880, ГТГ). Летом того же года он писал Третьякову: «Я употребляю все старания, чтобы написать портрет графа Толстого, который оказывается моим соседом, в пяти верстах от нас, в его имении, в селе Ясная Поляна». Однако Крамской написал два портрета: один — для Третьякова, другой — для Толстого (1873, ГТГ). «Помню удовольствие в первый раз от встречи с человеком, у которого все детальные суждения крепко связаны с общими положениями, как радиусы с центром… Я перед собою видел в первый раз редкое явление: развитие, культуру и цельный характер», — пишет Крамской, пораженный органической цельностью натуры Толстого. Толстой со взаимной симпатией отнесся к художнику. Более того, Крамской послужил прообразом художника Михайлова в романе «Анна Каренина».

Лев Николаевич Толстой работы И.Н. Крамского. 1873 г.

Портрет Толстого работы И. Н. Крамского высоко оценили современники. «Изо всех портретов Толстого, написанных Репиным, Ге и др. , портрет работы Крамского один из удачнейших по глубине раскрытия сложного, сильного характера гениального писателя».

В Козловке-Засеке Крамской написал и портрет своего друга И. И. Шишкина с этюдником на плече (1874, ГТГ), а через несколько лет создал еще один (1880, ГРМ), который считают лучшим из портретов пейзажиста. По заказу Третьякова Крамской написал галерею портретов русских деятелей культуры: И. А. Гончарова (1874, ГТГ), Я. П. Полонского (1875, ГТГ), П. И. Мельникова-Печерского (1876, ГТГ), С. Т. Аксакова (1878, ГТГ), М. Е. Салтыкова-Щедрина (1879, ГТГ), П. М. Третьякова (1876, ГТГ).

Одна из лучших работ этого времени — портрет-картина «Некрасов в период „Последних песен»» (1877, ГТГ). Крамской сразу же согласился написать портрет больного Некрасова. Художнику приходилось писать порою урывками, по 10—15 минут, так как больной с каждым днем чувствовал себя все хуже. Контраст физической немощи и ясного ума раскрывает Крамской в благородном образе Некрасова, поэта-гражданина, человека большого сердца и воли, одного из лучших представителей демократической интеллигенции 70-х годов XIX века.

Особое место в портретной галерее Крамского занимают люди из народа. «Народ — неисчерпаемый источник творческого вдохновения», — писал художник. Для понимания отношения художника к этой теме значителен портрет «Полесовщик» (1874, ГТГ), где очерчен характер волевой, неукротимый. О «Полесовщике» И. Н. Крамской писал: «Мой этюд по замыслу должен изображать один из тех типов (они есть в русском народе), которые многое из социального и политического строя народной жизни понимают своим умом и у которых глубоко засело недовольство, граничащее в трудные минуты с ненавистью».

Совсем иной — светлый и мягкий — образ предстает в портрете известного сказителя Мины Моисеева (1882, ГРМ).

Деятельность Крамского не ограничивалась областью портретной живописи. Он много работает над многофигурными сюжетными картинами. Вслед за полотном «Христос в пустыне» была написана картина «Хохот». Она осталась неоконченной, но мысль о конфликте между благородным смелым человеком, живущим для блага людей, и человеческим корыстолюбием не покидала художника. «Этот хохот вот уже несколько лет преследует меня. Не то тяжело, что тяжело, а то тяжело, что смеются».

Последние годы жизни художника были крайне трудными. С глубокой скорбью он писал: «Я честно бился всю жизнь и устал вот только под конец». В 80-е годы Крамской работает сразу над двумя произведениями: «Неизвестная» (1883, ГТГ) и «Неутешное горе» (1884, ГТГ). Картина «Неутешное горе» во многом автобиографична: у Крамского умерли двое детей.

Несмотря на все невзгоды последних лет жизни, Крамской верил в свои силы, художественные идеалы его остались прежними. «За все русское искусство я спокоен, я знаю, что оно рано или поздно завоюет уважение широкое».

Трудился он до последнего часа. Во время работы над портретом доктора Раухфуса 25 марта 1887 года Крамского настигла смерть.

«Мир праху твоему, могучий человек; выбившийся из ничтожества и грязи захолустья, — писал в статье, посвященной Крамскому, его любимый ученик и друг И. Е. Репин, — без гроша и без посторонней помощи, с одними идеальными стремлениями ты быстро становишься предводителем самой даровитой, самой образованной молодежи в Академии художеств. С гигантской энергией создаешь одну за другой две художественные ассоциации, опрокидываешь навсегда отжившие классические авторитеты и заставляешь уважать и признать национальное русское творчество! Достоин ты национального монумента, русский гражданин и художник!» 

Материалы из книги: Дмитриенко А.Ф., Кузнецова Э.В., Петрова О.Ф., Федорова Н.А. 50 кратких биографий мастеров русского искусства. Ленинград, 1971, с. 130-135.

И.Н. Крамской. Портрет П.И. Мельникова. 1876 г.


Далее читайте:

Художники (биографический справочник).

Галина Саксонова. Под впечатлением жизни и опыта: Иван Крамской. (Очерк творчества для детей, с иллюстрациями).

Сочинения:

Письма. Статьи. т. 1 — 2. М., 1965- 1966.

Литература:

Иван Николаевич Крамской. Его жизнь, переписка и художественно-критические статьи. 1837 — 1887, СПБ, 1888;

Репин И. Е., Иван Николаевич Крамской. Памяти учителя, «Русская старина», 1888. [май];

Гольдштейн С. Н., И. Н. Крамской, М., 1965.

Бенуа А. Н. История русской живописи в XIX веке. М., 1995;

Сарабьянов Д. В. Народно-освободительные идеи в русской живописи второй половины XIX века. М., 1955;

Давыдова А. Крамской. М., 1962;

Андреев А. Л. И. Н. Крамской как теоретик демократического направления в русском искусстве: К 150-летию со дня рождения // Вестник Академии наук СССР. 1987. № 12;

Jackson D. L. The Wanderers and Critical Realism in Nineteenth-Century Russian Painting. Manchester and New York, 2006.

 

 

 

Женщина под зонтиком

В конце зимы 1884 года в Санкт-Петербурге была открыта очередная, двенадцатая по счету, выставка ТПХВ (Товарищества передвижных художественных выставок). На этот раз она проходила в доме на Невском проспекте, недавно приобретенном гофмейстером двора, князем Николаем Борисовичем Юсуповым. Здесь супруга князя намеревалась проводить светские приемы и всевозможные мероприятия. Выставка работала в Петербурге ровно месяц, после чего отправилась в Москву, затем в Варшаву, Одессу, Елисаветград (ныне г. Кропивницкий), Киев, и закончилась в Харькове в начале уже следующего, 1885 года.

 

 

Дом Юсуповых на Невском проспекте в Санкт-Петербурге.

Фото нач. 1900-х годов

 

На тот момент это была самая большая выставка Товарищества, как по числу экспонентов, так и по количеству представленных работ (порядка двухсот тридцати). Среди прочих выделялись «Портрет Л.Н. Толстого» работы Н.Н. Ге, картины «Не ждали» И. Е. Репина, «Три царевны подземного царства» В. М. Васнецова, «Боярская свадьба» К. В. Лебедева, «Портрет П.А. Стрепетовой» Н. А. Ярошенко и многие другие. Больше всех, двадцать работ, на этот раз представил на суд публики художник Иван Николаевич Крамской – лидер передвижников. Ни на одной из прежних выставок он не экспонировал так много своих произведений. Необычным было и жанровое разнообразие представленных художником картин. Помимо портретов, которые всегда преобладали, он впервые в своей выставочной практике представил натюрморты с цветами, которые до этого практически не экспонировались у передвижников (за исключением пары натюрмортов К.Ф. Гуна и К.Е. Маковского), пейзажи, исторические полотна со сценами из жития Св. кн. Александра Невского и жанровое произведение «Неутешное горе» (1884, ГТГ).

 

 

 

И. Е. Репин «Портрет И. Н. Крамского» 1882. ГТГ, Москва

 

Из представленных мастером работ резко выделялась одна, под названием «Жаркий день». Ныне она находится в собрании нашего музея и чаще упоминается под новым названием «Женщина под зонтиком».

 

 

И. Н. Крамской «Женщина под зонтиком» 1883. НГХМ, Нижний Новгород

 

Картина писалась под Гатчиной на берегу реки Оредеж на станции Сиверская, где у художника была дача. Иван Николаевич очень любил эти места и часто здесь работал. В Сиверской им были написаны такие картины, как «Крестьянин с уздечкой» (1883, КГМРИ), «Мина Моисеев» (1882, ГРМ), «Полесовщик» (1874, ГТГ) и другие. На картине из нашего собрания изображена племянница художника Людмила Федоровна Крамская. Эта работа очень необычна для Крамского тем, что героиня представлена им в пейзаже. У художника подобных портретов немного. Среди ранее написанных можно выделить «Портрет И. И. Шишкина» (1873, ГТГ) и очень долго писавшийся «Портрет В. Н. Третьяковой» (1876, ГТГ) жены основателя Третьяковской галереи.

 

И. Н. Крамской «Портрет В. Н. Третьяковой» 1876. ГТГ, Москва

 

Последней работой Крамской был очень недоволен и неоднократно пытался ее дорабатывать. Пожалуй, проблема соотнесенности человеческой фигуры и пейзажного фона художником так и не была окончательно здесь решена.

Совершенно иначе в этом отношении смотрится картина из нашего собрания. Фрагментарная, довольно динамичная композиция с острыми пространственными решениями, активный живой свет, ощущение наполненности воздухом и, наконец, свежий колорит с множеством цветовых нюансов и рефлексов. Белый наряд женщины представлен во множестве градаций от света к тени, от холодных до теплых оттенков, от жестких заломов плотной ткани до мягких кружевных драпировок. Летний зонтик, буквально пронизанный солнечным светом, отбрасывает нежные золотистые отсветы на мантилью женщины и ее лицо, изображенное в контражуре (то есть, спиной к свету). Даже тень в картине дана в очень широком диапазоне плотности и прозрачности. Насыщенно красная обложка книги в руке героини оттеняет зелень травы и ненавязчиво привносит элемент визуальной роскоши в картину. Фрагмент неба с темно-синей массой деревьев вдали задает ощущение воздушного пространства и откликается в холодных рефлексах затемненных участков белого платья.

Крамского нередко обвиняли в некоторой жесткости и сухости письма, протокольном штудировании мелочей. Но и в этом отношении «Женщина под зонтиком» показывает несколько иного Крамского. В манере художника здесь сравнительно больше мягкости и живописной свободы, чем в целом ряде его портретов. Больше пластики в рисунке и в красочной фактуре. Очень деликатно и только лишь местами он прорабатывает рисунок кружева, очертания травинок, завитки в прическе героини.

При написании этой картины художник, очевидно, много работал на пленэре, стараясь наблюдать натуру в условиях естественной природной динамики. Не смотря на то, что пейзаж никогда не был преобладающим жанром в творчестве этого мастера, в это время Крамской стал уделять ему больше внимания. Во многом этот момент связан с влиянием французской живописи и, в частности, работ импрессионистов. Мотив женщины в белом платье с зонтиком в солнечном пейзаже – один из любимых у этих мастеров. Крамской неоднократно бывал во Франции и с творчеством импрессионистов был знаком не понаслышке. Притом, что отношение Крамского к этому направлению французской живописи было, мягко говоря, неоднозначным, он признавал смелость его представителей, их новаторство и не отрицал, что будущее, безусловно, за ними. Уже неоднократно в литературе цитировались слова И.Н. Крамского из его письма к И.Е. Репину за 1874 год: «Нам непременно нужно двигаться к свету, краскам и воздуху, но… как сделать, чтобы не растерять по дороге драгоценнейшее качество художника – сердце?». Наша картина хорошо демонстрирует то, что для Крамского это были не просто слова. Продолжая до самого конца отстаивать свои творческие принципы, он, тем не менее, одним из первых сделал шаг навстречу тем тенденциям, которые позже с большей определенностью материализуются в неоднозначном феномене отечественной культуры под названием «русский импрессионизм».

 

 

Пьер Огюст Ренуар «Женщина с ребенком» Ок. 1874-1876

Музей изящных искусств, Бостон

 

Впрочем, не только формальные задачи занимали художника при написании этой картины. Крамской-портретист всегда твердо стоял на позициях психологического реализма. Интеллектуальный накал, широкие образные обобщения, чувство эпохи – вот базовые принципы творчества этого мастера и основы его художественной индивидуальности. Несмотря на откровение солнца и воздуха в живописи этой картины, художник ни на секунду не забывает о первостепенности типологических задач. Женщина на картине привлекает своей физической и умственной полноценностью и тем, что сейчас назвали бы самодостаточностью. Ее открытое навстречу зрителю лицо с легкой ироничной усмешкой и умными цепкими глазами, свободный, чуть норовистый поворот корпуса и книга в руке говорят о натуре незаурядной, увлекающейся и смелой до дерзости. Безусловно, не один только индивидуальный характер модели – своей племянницы — художник стремится отобразить в портрете, но и тип русской образованной женщины из сословия разночинцев в эпоху реформ и бурных общественных преобразований.

 

 

И. Н. Крамской «Неутешное горе» 1884. ГТГ, Москва

 

Если сопоставить образ «Женщины под зонтиком» с образом героини упомянутой выше работы мастера «Неутешное горе», также представленной на выставке 1884 года, то перед нами явятся в своих наиболее типичных воплощениях два противоположных полюса передвижнической дидактики.

 

 


  Алексей Гурин

Мистика в картинах Ивана Крамского

иван крамской картины
8 июня 1837 года родился русский художник Иван Крамской, картины которого часто содержали некое мистическое начало, приумноженное позже его учеником Репиным (один «Иван Грозный, убивающий сына Ивана» чего стоит). Сегодня речь пойдёт о двух необычных картинах Крамского…
«Картина Крамского «Русалки»

Художник-передвижник Иван Крамской был просто очарован творчеством Николая Гоголя, особенно поразила его повесть «Майская ночь, или Утопленница». Конечно, такое произведение просто не могло не привлекать художников, и многие из них иллюстрировали это произведение, стремясь передать в картинках тот удивительный и таинственный украинский быт, который описал в своей книге величайший русский писатель-мистик.

Однако художник Крамской в своей картине «Русалки» решил посоревноваться с Гоголем в передаче фантастической красоты и таинственности лунной ночи, когда на берег загадочного пруда выходят подводные красавицы. Однако ему долгое время никак не удавалось поймать эту завораживающую, почти мистическую притягательность гоголевской майской ночи.


Художник много раз перечитывает произведение, стараясь всем сердцем окунуться в ту атмосферу, однако постоянно сетует, насколько трудная эта штука — таинственный лунный свет. Позднее он напишет в своих дневниках, что чуть не сломал себе шею на этой картине, однако луну все-таки «поймал» — и вышло, в конечном счете, действительно фантастическое полотно.

Картина «Русалки» Крамского оказалась не только фантастически притягательной, но еще и мистически загадочной. Критики оценили ее высоко, однако вскоре даже самые восторженные из них умолкли. Дело в том, что на первой выставке передвижников эту картину повесили рядом с саврасовским пейзажем «Грачи прилетели».

Ночью пейзаж грохнулся на пол. Кто-то тогда даже пошутил, что русалки не одобрили такое соседство. Но вскоре и шутки пропали. Картина «Русалки» вызывала какой-то мистический холодок и ужас у посетителей выставки.


После выставки обе картины, то есть и «Грачей» и «Русалок», приобрел для своей галереи Павел Третьяков. И тут он столкнулся с тем, что для картины Крамского трудно подобрать место. Сначала ее повесили в залу, но оттуда, по словам прислуги, по ночам стало веять сыростью и прохладой, да еще и пение слышалось. Уборщицы отказывались заходить по этой причине в комнату, боялись.

Сам Третьяков не страдал мистицизмом, почему вначале не придал этому большого значения. Однако уже вскоре стал замечать, что стоит ему побыть в этой комнате, рядом с «Русалками» Крамского, как из него будто выкачивали все жизненные силы, он чувствовал усталость, вялость, сонливость.

Кроме того, на картину стали жаловаться и посетители галереи, говоря, что на «Русалок» нельзя долго смотреть без какого-то внутреннего содрогания, а чувствительные барышни — те и вовсе падали от этой картины в обморок.

И хотя доказательства взаимосвязи таких обмороков с картиной не имелось, Третьяков по совету своей старой няни перевесил «Русалок» в дальний угол, где на нее не падал солнечный свет. С тех пор посетители перестали жаловаться на картину, а сама она (или ее русалки, страдающие от солнечного света) успокоилась и не причиняла больше никому никаких беспокойств.

Картина Крамского «Незнакомка»
Иван Крамской написал еще одну мистическую картину — «Неизвестная», или «Незнакомка». На первый взгляд в этом портрете нет ничего необычного. Разве только современники художника никак не могли определить, с кого же была писана эта красавица. Сам портретист только усмехался, но имя женщины назвать отказывался, отшучиваясь, что таковой, может, и нет вовсе.

Третьяков «Незнакомку» Крамского приобрести отказался, почему — никто не знает. Есть разные версии, но учитывая, что меценат не страдал мистицизмом, трудно поверить, что он прислушался к распространенному в то время мнению, будто портреты красавиц способны губительно влиять на мужчин. Скорее всего, Третьяков просто обладал фантастической интуицией, которая подсказала ему, что для его галереи «Неизвестная» еще «не созрела».

И картина начала свое мистическое путешествие по частным коллекциям, все более обрастая дурной славой. Первого ее владельца тут же бросила жена, у второго — сгорел особняк, третий как-то быстро и странно обанкротился. Уже вскоре стали говорить, что во всех бедах виной «роковая» картина Крамского.

Кстати, сам художник тоже пострадал от нее. После завершения этого мистического портрета, у него как-то странно друг за другом умирают два его сына…

Вскоре «Незнакомка» ушла за границу, однако и здесь продолжала приносить только беды и несчастья своим владельцам. И только в 1925 году она вернулась в Россию и, заняв подобающее ей место в Третьяковской галерее, наконец-то успокоилась. Вот, оказывается, где была ее пристань». — esoreiter.ru





Христос, каким увидел его Иван Крамской

Когда смотришь на картины Ивана Николаевича Крамского (1837–1887), на все его творчество в целом, больше всего поражает то, насколько этот мастер был неоднороден.

Великий русский живописец, один из ярчайших портретистов своего времени, Крамской создавал такие удивительные по глубине психологизма и живописного мастерства вещи, как портреты Льва Толстого, известный «Мина Моисеев» или «Некрасов в период «Последних песен». Крамскому удалось воплотить в жизнь одно из заветных мечтаний: он написал целую коллекцию портретов самых выдающихся людей своего времени. И в то же время он писал странные (для мастера его уровня!) полотна, отдающие салонностью и приторностью, например, «Лунная ночь» или «Неизвестная», которая в советское время выставлялась как образец и идеал женской красоты. И вот постепенно, начиная с росписей соборов и заказов на создание иконостасов, Крамской, при этом не переставая писать портреты, приходит к самой важной теме в своем творчестве — к теме Христа. Откуда же такая творческая противоречивость? Постоянные внутренние поиски художника, эксперименты, борьба с самим собой, стремление творческой личности найти истину? Но какими бы ни были метания Крамского, практически все искусствоведы и исследователи его творчества сходятся на том, что вершиной его мастерства, венцом духовных поисков и переживаний стало полотно «Христос в пустыне», написанное в 1872 году.

Иван Николаевич Крамской родился в 1837 году в небогатой мещанской семье. В 12 лет он окончил уездное училище с похвальными листами по всем предметам, но, потеряв в этот же год отца, не смог поступить учиться в гимназию из-за недостатка средств. Он вынужден был пойти по стопам отца и несколько лет служил канцеляристом-переписчиком в городской думе. Любовь к рисованию у мальчика проявилась с самого раннего детства, и в пятнадцать лет он оказывается в подмастерьях иконописца, у которого прослужит около года. Затем несколько лет Крамской работает ретушером у фотографа, с которым объездит пол-России и окажется в Санкт-Петербурге, где продолжит работу у известных фотографов ретушером и акварелистом. В 1857 году Иван Крамской поступает в Петербургскую академию художеств, в класс художника А. Маркина. Там он учится блестяще и получает в процессе учебы несколько серебряных медалей, а за программную картину «Моисей, источающий воду из скалы» — малую золотую медаль.

Крамской был человеком с весьма активной жизненной позицией, стремившимся к честности и справедливости, несомненным лидером. Об этом можно судить уже по тому, что в 1863 году, на последнем курсе Академии, которую он оканчивал в числе лучших студентов, двадцатишестилетний Крамской возглавил неслыханное в истории академии событие, которое получило название «бунт четырнадцати». Четырнадцать выпускников, претендовавших на большую золотую медаль, дававшую право на пенсионерскую поездку для продолжения обучения живописи в Европе, во главе с Крамским отказались писать выпускные картины на предложенную им тему «Пир в Валгалле», далекую от волновавших творческую молодежь вопросов. Выпускники попросили совет академии разрешить им выбирать тему работы каждому по склонностям и интересам. Получив решительный отказ, Крамской от лица четырнадцати выпускников обратился к совету с вежливым, но твердым заявлением о том, что, не смея оспаривать решений начальства, выпускники желают немедленно покинуть стены академии. Таким образом, Крамской и его 13 товарищей ради своих принципов отказались от блестящего окончания академии и всех последующих благ, которые оно сулило.

После «бунта» Крамской становится инициатором создания Артели художников, а позже, после распада Артели, — одним из создателей Товарищества передвижных художественный выставок. Крамской стремился к справедливости, отстаивал свободу от творческих ограничений извне и часто отказывался от материальных благ и удобств ради своих идей. Уже будучи предводителем Артели художников, Крамской, часто в ущерб себе, старался по справедливости обеспечить более-менее достойную жизнь всем членам Артели. А жизнь после выхода из Академии оказалась куда более тяжелой, чем могли себе представить недоучившиеся молодые художники. Возможно, материальные трудности и необходимость в дальнейшем содержать свою семью и заставили Ивана Крамского, всегда мечтавшего о монументальных исторических полотнах, взяться за портрет. Поэтому неудивительно, что многие искусствоведы считают Крамского неглубоким художником и далеко не самым хорошим живописцем, так и не сумевшим раскрыть свой талант, растратившим его на полусалонные портреты, в которых порой явно читается почерк бывшего ретушера фотографии.

Однако, как это ни удивительно, из-под кисти этого противоречивого мастера выходит такое глубокое трагическое полотно, как «Христос в пустыне», ставшее главной работой мастера и шедевром мировой живописи.

На Крамского в свое время произвела очень большое впечатление фундаментальная работа Александра Иванова «Явление Христа народу», которую тот писал в течение двадцати лет. Крамской считал этого художника своим духовным учителем и старшим другом и до конца жизни Иванова поддерживал с ним переписку. Возможно, под влиянием этого художника Крамской и стал задумываться о том, чтобы написать своего Христа, такого, каким он сам его видит. Интересен один факт из биографии художника: еще до создания «Христа в пустыне», в 1869 году, Крамской получает большой заказ на создание иконостаса. Это была уже не первая работа молодого живописца, связанная с написанием икон или росписью православных храмов (сразу после выхода из академии Крамскому в числе прочих художников довелось работать над росписью купола внутри московского храма Христа Спасителя). Но в письме к заказчику иконостаса художник просит разрешения написать Христа необычно, с фонарем в руке, согласно словам Откровения: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним и он со Мною» (Откр. 3:20). Нет ли в этом необычном для русского иконостаса видении образа Христа зачатка того желания сказать людям «нечто», что будет пытаться сказать художник в том полотне, замысел которого уже зреет в нем в это время?

Конечно, Крамской далеко не первым в русской светской живописи обращается к теме выбора пути и к образу Христа. Почти каждый крупный художник того времени рано или поздно касался этой темы. Сюжеты Евангелия, как и Ветхого Завета, давались в качестве программных заданий молодым студентам академии художеств. Но интересна тенденция, которую мы можем наблюдать у художников той эпохи: начиная с Александра Иванова и заканчивая самим Иваном Крамским, художники переосмысливают евангельские сюжеты так, что изображают Христа не в божественном обличии, не царем, а простым человеком. Например, Христос Николая Ге в работе «Что есть истина» гораздо больше напоминает нам бродягу-пророка, такого булгаковского Иешуа, чем евангельского Спасителя, Сына Божия. То же самое и в других полотнах: «Явление Христа народу» Иванова, «Тайная вечеря» и «В Гефсиманском саду» Ге. Зрители того времени узнают в образе Христа и своего современника, человека их трудной эпохи, со всеми его проблемами, человека, которому каждую секунду нужно совершать нравственный выбор.

«Христа в пустыне» Крамской обдумывает целое десятилетие. В начале 1860-х годов, еще будучи в академии художеств, он делает первый набросок, в 1867 году — первый вариант картины, который его не удовлетворил. Дело в том, что первый вариант холста имел два очень существенных недостатка: во-первых, холст был вертикального формата, и полуфигура сидящего Христа занимала весь формат, что не позволило бы вложить в картину ту философию, которую мы чувствуем во втором, окончательном варианте полотна, где большую часть холста занимает пустыня. Во-вторых, лицо Христа и его поза не выражают практически ничего, кроме легкой усталости и задумчивости. Это фактически канонический, иконографический Христос, разве что нет нимба и лицо его развернуто в три четверти. Итак, художник сразу же отказался от такого варианта картины и приступил к новым мучительным поискам.

В ноябре 1869 года, чтобы «видеть все, что сделано в этом роде» (т. е. увидеть, как писали Христа величайшие европейские мастера), художник уезжает в Германию, затем в Вену, Антверпен, Париж. Он ходит по картинным галереям и художественным салонам, знакомится со старым и новым искусством, а вернувшись на Родину, совершает поездку в Крым, в районы Бахчисарая и Чуфуй-Кале, которые своей природой напоминали палестинские пустыни. По возвращении в Россию Крамской продолжает искать. Очень важна одна мысль художника, которая говорит о том, что картина «Христос в пустыне» стала вместилищем его идей, жизненного опыта, его философской мысли. О своем Христе Крамской писал: «Под влиянием ряда впечатлений у меня осело очень тяжелое ощущение от жизни. Я вижу ясно, что есть один момент в жизни каждого человека, мало-мальски созданного по образу и подобию Божию, когда на него находит раздумье — пойти ли направо или налево, дать ли за Господа Бога рубль, или не уступить ни шагу злу? Мы все знаем, чем обыкновенно кончается подобное колебание. <…> И вот у меня является страшная потребность рассказать другим то, что я думаю. Но как рассказать? Чем, каким способом я могу быть понят? По свойству натуры, язык иероглифа для меня доступнее всего. И вот я однажды… увидел фигуру, сидящую в глубоком раздумье… Его дума была так серьезна и глубока, что я заставал его постоянно в одном положении… Мне стало ясно, что он занят важным для него вопросом, настолько важным, что к страшной физической усталости он нечувствителен… Кто это был? Я не знаю. По всей вероятности, это была галлюцинация; я в действительности, надо думать, не видел его…».

Второй вариант картины был написан за год. Особенно напряженно художник работал летом 1872 года. После того как картина была выставлена и затем куплена Третьяковым, Крамской все еще продолжал дорабатывать ее. Интересно, что для итогового варианта полотна не потребовалось много эскизов, что очень странно для картины такого размера: известны одна глиняная голова Христа, несколько картонов-этюдов голов с натуры, лист с композиционными поисками и немного отдельных набросков рук, драпировок одежды, каменистой почвы пустыни. Действительно, после того как Крамской увидел того человека, сидящего в глубоком раздумье (наяву ли, или, и правда, это была галлюцинация?), ему не понадобилось много набросков, он нашел то, что искал мучительно и долго, еще со студенческих лет. Поразила художника и пластика лица этого человека, которая выдавала и его характер. Губы его как бы засохли, слиплись от долгого молчания, и только глаза выдавали внутреннюю работу, хотя ничего не видели. И «я понял, — писал И. Крамской, — что это — такого рода характер, который, имея силу все сокрушить, одаренный талантом покорить себе весь мир, решается не сделать того, куда влекут его животные наклонности».

Итак, кого же изобразил художник? Только ли человека, который мучительно выбирает между добром и злом, между нравственностью и «животными инстинктами»? Человека своего тяжелого исторического времени, который решает отказаться от материальных благ ради других людей, как это бывало и с самим художником? Или же евангельского Христа, Спасителя, который сидит на камнях бескрайней пустыни, искушаемый дьяволом? Но тогда о чем он размышляет, почему так мучительно его раздумье? Какой выбор может Он совершать в эти минуты?

Картина впервые была представлена зрителю на Второй выставке Товарищества передвижных художественных выставок, одним из идейных вдохновителей и организаторов которого был сам Крамской. «Христос в пустыне» была размещена в зале последней и должна была стать гвоздем выставки. Так и получилось. Постепенно у картины собралось много народу: люди спорили, восхищались, насмехались. Крамской был ошарашен: про его словам, нельзя было найти и трех людей, которые бы сошлись в понимании смысла полотна: «Картина моя расколола зрителей на огромное число разноречивых мнений». А тем временем, по словам самого художника, это была первая вещь, которую он «работал серьезно», «слезами и потом». А люди говорили, спорили, строили догадки, но никто не говорил «ничего важного», что могло бы помочь мастеру понять, что же он все-таки сделал.

Итак, за основу картины взят знаменитый евангельский сюжет о сорокадневном посте Иисуса Христа в пустыне и Его искушении дьяволом. Этот сюжет не самый редкий в мировой живописи, к нему обращался не один европейский художник. Однако в отечественном изобразительном искусстве к этой евангельской истории прибегали крайне редко, в основном изображая ее в небольших клеймах икон. Обычно смысловой упор в европейских картинах и в русской иконописи делался на внешнюю сторону события: везде изображался дьявол в виде страшного существа с рогами, чешуей и копытами, искушающего Христа. Спаситель же, в свою очередь, изображался, естественно, с соблюдениями всех канонов (в русской иконописи), безоговорочным Победителем, которому не стоило никаких усилий ниспровергнуть искусителя.

Иван Крамской же, одним из первых в светской живописи обращаясь к сюжету искушения Христа в пустыне, в процессе работы полностью переосмысливает обычную трактовку этой истории. Мы абсолютно уверены, что образ Христа и тема мучительного выбора прошла серьезную эволюцию именно в процессе работы над картиной. Как говорилось выше, эскизов к большому и такому сложному полотну было необычайно мало: одна глиняная голова, несколько этюдов головы с натуры, несколько рисунков рук и набросков драпировок и 12 небольших набросков самой композиции. Но посмотрим хотя бы на эти эскизы. На первом же варианте будущего полотна Христос изображен стоящим. Но, по-видимому, художник сразу же отказался от этого варианта. Почему? Потому что, судя по его письмам друзьям, он изначально хотел показать глубокое раздумье, мучительный выбор, душевную, внутреннюю работу человека, измучившую его. А фигура стоящего Спасителя не могла бы дать тех возможностей, которые в конце концов давала та поза Христа, которую Крамской нашел, благодаря то ли той самой «галлюцинации», то ли реальному человеку, которого художник заставал глубоко думающим, всегда в одной и той же позе.

Итак, история Евангелия, с детства знакомая любому современнику Крамского, встречается у всех евангелистов-синоптиков. По крещении Иисус возведен был Духом в пустыню (Мф. 4:1), находящуюся между Иерихоном и Мертвым морем. Одна из гор этой пустыни до сих пор носит название Сорокадневной. Там Иисус Христос должен был приготовиться к своему общественному служению постом и молитвою. По всей видимости, все сорок дней Спаситель совсем ничего не ел и «напоследок взалкал» (Мф. 4:2). И тогда приступил к нему дьявол и трижды искушал его: голодом, верой и гордыней. Архиепископ Аверкий (Таушев) в своем толковании на Четвероевангелие говорит о смысле этого искушения следующее: «В отношении к Божеству Иисуса Христа, это искушение явилось борьбой духа зла с Сыном Божьим, пришедшим спасти человека, за сохранение своей власти над людьми с помощью призраков счастья. <…> Главным же образом искушение направлено было против человеческой природы Иисуса, на которую дьявол надеялся простереть свое влияние, совратить ее на ложный путь». Два пути вело ко спасению человечества: тернистый путь на Голгофу, путь мучительного нравственного перерождения людей, путь страданий самого Христа и его последователей. И другой путь: путь воцарения его, как земного Царя, о котором так мечтали иудеи. «Дьявол как раз и хотел отклонить Господа от второго пути, попытавшись прельстить его по-человечески, легкостью пути первого, сулившего не страдания, а только славу» (архиепископ Аверкий).

Всем известно, чем закончился выбор Христа из этих двух путей. Но непонятно вот что: а был ли сам выбор, и что же все-таки хотел сказать Крамской? Неужели здесь, в пустыне, во время поста и искушения дьяволом Спаситель должен был выбрать свой путь? Едва ли. По идее, хотя «выбор» и был сделан предвечно: Сын Божий воплотился в человека для того, чтобы принести людям Свое новое Учение, чтобы пострадать за людей и воскреснуть, чтобы вывести их из ада и указать путь к спасению, у Христа все же, по его человеческой природе, была свобода выбора, этот дар, которым обладает каждый человек. «Никто не отнимает ее (жизнь. — Примеч. автора) у Меня, но Я Сам отдаю ее: имею власть отдать ее, и власть имею опять принять ее» (Ин 10:17–18). Но все же сорокадневный пост и искушение были направлены вовсе не на то, чтобы Христос сделал свой выбор как Человек, а на то, чтобы показать дьяволу, что выбор Сына Божия уже сделан. Вот почему «Христос в пустыне» до сих пор вызывает столько вопросов, сомнений, предположений: зрителю разных эпох кажется, что Христос Крамского, уставший, изнеможденный Путник, со слипшимися губами, в рваном хитоне, слишком уж очеловечен, слишком уж мучителен его выбор, слишком тяжело его раздумье.

Интересно, что вся фигура находится в тени, а одежда Христа написана вполсилы, чтобы ничего не отвлекало нас от рук и выражения лица Спасителя. Колорит картины ничем не примечателен, не ярок: все серое, приглушенное, кроме той далекой полоски света. Цвета одежды Христа канонические: зеленый и красный. Христа Крамской писал с трех разных натурщиков. Очень мало общего сохранил этот образ от первого варианта картины: Господь, почти иконографический Христос первого варианта полотна превратился в человека, измученного голодом, неимоверным душевным напряжением, физической усталостью, мучительным раздумьем, борьбой — с кем?

Очень интересна композиция полотна, она играет далеко не последнюю роль в понимании смысла картины. Художник отбрасывает любые лишние детали и оставляет только два действующих «персонажа»: Христа, сидящего на камне, и бескрайнюю пустыню вокруг Него. Время суток, рассвет, тоже выбрано не случайно: тонкая розовая полоска на горизонте — это символ заканчивающейся ночи и рождения нового дня, новой жизни. Это дает нам право предположить, что изображенный на картине момент — это уже сорок первый день пребывания Христа в пустыне, конец поста и искушения и начало нового периода в его земной жизни. Но не только время суток говорит о том, что это за исторический момент: сама поза Христа, его лицо, его слипшиеся от долгого молчания губы, израненные о камни ноги, насмерть переплетенные от духовного напряжения пальцы рук, — все это говорит нам о том, что прошло уже немало времени с тех пор, как Спаситель отправился в пустыню.

Пустыня играет очень важную роль в композиции полотна. Какое большое преимущество у горизонтального варианта картины: есть возможность написать эту безрадостную серую каменистую почву, где Человек среди камней кажется особенно одиноким и душевно, и социально. Пустыня на этой картине имеет несколько подтекстов: во-первых, это историческое место евангельских событий, во-вторых, это социальная и духовная пустыня не только времен событий Евангелия, но и того времени, в котором жил Иван Крамской. И в-третьих, пустыня несет религиозно-философский контекст: это место борьбы человека с собственной совестью, со своими страстями, место нравственного и духовного выбора. На самом деле пейзаж прописан довольно плохо: камни однотонны и одинаковы. Возможно, так получилось потому, что Крамскому пришлось больше работать не с натуры, а по фотографиям, которые ему присылал по его просьбе из Крыма младший друг, «гениальный мальчик», не доживший до 24 лет, пейзажист Федор Васильев. Но, может быть, не очень хорошо проработанный серый пейзаж сделан таким специально, чтобы акцентировать внимание зрителя на лице и фигуре Христа, чтобы противопоставить эту серую каменистую безнадежность розовой ленте рассвета, началу новой жизни.

Картина была принята очень неоднозначно. Большинство зрителей признавали, что «Христос в пустыне» — это новое, небывалое доселе явление в русской живописи. Но каждый зритель видел в Христе Крамского настолько разные смыслы и образы, что сам автор был сбит с толку. Художник был настолько измучен бесконечными нападками, насмешками, расспросами, требованиями объяснить смысл полотна, что стал противоречить сам себе. Это и понятно: десять долгих лет вызревал замысел картины, а теперь, после выставки, художник сам запутался и не мог решить для себя, что же все-таки он сделал. Написал ли Христа, Господа, в сорок первое утро, уже после его поста и искушения, приготовившегося к своему общественному служению, после предвечно сделанного выбора, или же написал Христа как Человека, мучительно выбирающего (!) между добром и злом, земными благами и крестным путем.

О чем думает его Христос? Всеволод Гаршин, писатель, друг живописца, хорошо принявший картину, спрашивал только у Крамского, который день изобразил художник: самое начало, первый день сорокадневного поста, или же рассвет сорок первого утра, когда уже «дьявол отошел от Него до времени» (Лк. 4:13). Павел Третьяков, впоследствии купивший картину для своего собрания, записал после выставки в дневнике: «По-моему, это самая лучшая картина в нашей школе за последнее время». Павел Михайлович догадался, что с Крамским произошел один из тех редких случаев, которые приключаются иногда с действительно талантливыми творцами, когда в лучших своих произведениях они оказываются умнее самих себя и не сами не могут оценить то, что они написали. Лев Толстой также очень хорошо принял картину, сказав, что это «лучший Христос», которого он знает. Очень интересен отрывок из письма Третьякова Толстому, где Третьяков рассуждает об образе Христа, созданном в это время разными художниками, и упоминает полотно Крамского: «Отвечая вам, глубокоуважаемый Лев Николаевич, забыл упомянуть еще следующее. Вы говорите, публика требует Христа-икону, а Ге дает Христа — живого человека. Христа-человека давали многие художники, из иностранных сейчас припомню только Мункачи; из наших Иванов (создавший превосходный тип Иоанна Крестителя по византийским образцам) и Ге в „Тайной вечере“ и в „В Гефсиманском саду“; но в „Что есть истина?“ Христа совсем не вижу. Более всех для меня понятен „Христос в пустыне“ Крамского; я считаю эту картину крупным произведением и очень радуюсь, что это сделал русский художник, но со мною в этом, может быть, никто не будет согласен».

Вот что писал Иван Гончаров о «Христе в пустыне»: «Здесь нет праздничного, геройского, победительного величия — будущая судьба мира и всего живущего кроются в этом убогом маленьком существе, в нищем виде, под рубищем — в смиренной простоте, неразлучной с истинным величием и силой». Таким увидел на картине Христа этот писатель. Другие зрители спрашивали Крамского: «Это не Христос, почему вы знаете, что он был такой?» Художник потом говорил весьма загадочно: «На эти вопросы я позволял себе дерзко отвечать, но ведь и настоящего, живого Христа не узнали».

В конце концов, Крамской договорился до того, что стал доказывать атеизм Христа: «Мой Бог — это человек», «Мой Бог — Христос, потому что Он сам справился с дьяволом. Он черпает силу в Себе Самом…» А потом в письме к Всеволоду Гаршину Крамской говорит: «Итак, это не Христос. То есть, я не знаю, кто это. Это есть выражение моих личных мыслей».

Целый ряд толкователей картины (о чем упоминает, например, советский искусствовед Вагнер) выдвигал версию о том, что Христос Крамского делает выбор между «добром и злом». И, судя по тому, насколько серьезно и глубоко задумался Он на картине, этот выбор для Него весьма мучителен. Александр Бенуа (1870-1960), известный русский художник и искусствовед-теоретик, создатель общества художников «Мир искусства», работавший несколько позже Крамского, назвал его Христа неудачным, а самого художника не очень смелым продолжателем Александра Иванова: «В . .. стремлении к содержательности и к искренности, но отнюдь не в своем неудачном Христе, Крамской является истинным, хотя и не смелым и не особенно глубоким продолжателем Иванова».

А сам Крамской часто говорил о некоем «иероглифе», через который он хотел выразить «свои личные мысли». Вот его Христос и стал тем самым иероглифом, который каждый новый зритель разгадывал и понимал по-своему, потому что сам художник в своих противоречивых высказываниях толком и не оставил точного ключа к расшифровке этого своего «иероглифа».

В начале 1873 года Крамской узнает, что Совет академии художеств решил присудить ему звание профессора за картину «Христос в пустыне». Он решительно отказывается. «Пять лет неотступно Он стоял передо мной, я должен был написать Его, чтобы отделаться». И в то же самое время — признание в письме другу: «Во время работы над Ним много я думал, молился и страдал… Как я боялся, что потащат моего „Христа“ на всенародный суд и все слюнявые мартышки будут тыкать пальцами в Него и критику свою разводить. ..»

В тех же письмах к Всеволоду Гаршину Крамской отвечал на вопрос друга «Какой момент (изображен на картине. — Примеч. автора)? Переходный. Продолжение — в следующей книге».

Следующей «книгой» должна была стать еще одна большая композиция Крамского на евангельскую тему. Это полотно осталось на стадии проработанного подмалевка. В нем уже видны зачатки того шедевра, который мог бы получиться в конечном итоге, но картина по разным причинам осталась незавершенной. Эта композиция имеет два названия: «Хохот» или «Радуйся, Царю Иудейску» и иллюстрирует арест Христа и издевательства над ним воинов. Там нет пустыни, наоборот, огромная толпа народу, воины, смеющиеся над Христом, но Христос на этом полотне не менее одинок, чем в той серой пустыне, которая была написана Крамским в 1872 году. Кто знает, сколько бы еще разных мнений, вопросов и толкований вызвала это работа, если бы ей суждено было состояться.

Алиса САИТБАТАЛОВА

Источники

  1. Архиепископ Аверкий (Таушев). Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Четвероевангелие.
  2. Библия. Синодальный перевод. М.: РБО 2008.
  3. Бенуа Александр. Статья об Иване Николаевиче Крамском http://tphv.ru/kramskoi_benua.php дата обращения — 23 мая 2011 г.
  4. Ионина Надежда. 100 великих картин. Издательство: «Книга по требованию», 2010.
  5. Крамской И. М.: Изобразительное искусство, 1973.
  6. Крамской в его переписке. Труды Академии художеств СССР. М.: 1985. Вып. 3. С. 138–161.
  7. Порудоминский, В. И. Иван Крамской. Серия «Жизнь в искусстве». М.: Искусство, 1965.
  8. Розенвассер В. Б. Иван Николаевич Крамской. М.: Знание, 1987.
  9. Третьяков П. М. Письмо Льву Толстому. http://feb-web.ru/feb/tolstoy/critics/t37/t3722631.htm дата обращения — май 2011 г.
  10. Шумова М. Н. Русская живопись первой половины XIX века. Искусство. 1978.
  11. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (1890–1907).
  12. Энциклопедия Кирилла и Мефодия. М.: 2003.

Иван Николаевич Крамской — 140 произведений

Для эффективного использования этого веб-сайта в вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Дом / Музей / Поиск в музее ARC

Иван Николаевич Крамской

140 работ

русский Натуралист художник

Родился в 1837 г. — Умер в 1887 г.

  • Работы
  • Продукты

Заголовок

Середина

Тип

Страна

Сортировать по По умолчанию порядок По названию По последним добавленным По музеюСамым раннимПо последнимПо среднему По наибольшему количеству изображений По изображениям с самым высоким разрешением По высоте По ширине

Поиск Прозрачный

HD

1872 г.

Масло на холсте

180 x 210 см | 70 3/4 x 82 1/2 дюйма

Третьяковская галерея, Москва, Российская Федерация

1872 г.

Бумага на картоне

18. 5 x 26,2 см | 7 1/4 x 10 1/4 дюйма

Третьяковская галерея, Москва, Российская Федерация

вернуться к работам

Режим

ARC

Возрождение реализма

Свяжитесь с нами

Центр обновления искусства
100 Маркли улица (индекс
) Порт Ридинг, Нью-Джерси 07064

обратная связь @ artrenewal. орг

(+1) 732-636-2060 доб 619

© 1999-2021 Центр художественного обновления. Все права защищены.

Иван Крамской — Вождь странников


Иван Крамской: В поисках художественной истины

Кэти Локк


«Неизвестная женщина», 1883 г., холст, масло, ГТГ, Москва

Мастер-портретист и основоположник передвижников Иван Крамской (1837–1887) был приверженцем равенства всех людей.Его отец был секретарем в первом правительственном органе России, называемом Думой, в то время, когда в России впервые начался большой переход власти от единоличного самодержавия к полузаконодательному органу. Это оказало такое сильное влияние на Крамского, что он развил веру в истину и справедливость для всего человечества. Окончив в 1850 г. приравненную к ним гимназию, Крамской работал писарем в городской думе. В 1857-1863 гг. Изучал историческую живопись в Императорской Академии художеств. В 1863 году, совершив свой первый политический акт социальной реформы, Крамской возглавил восстание четырнадцати студентов, посещавших Императорскую академию.Эти студенты, получившие название Странники, требовали свободного выбора темы для своих картин. В результате Крамской покинул Академию со степенью второго сорта. Всегда бунтарский, Крамской основал Школу рисования Общества поощрения художников в 1863 году. По иронии судьбы, он в течение двадцати лет давал королевской семье уроки живописи и рисования, начиная с конца 1860-х годов, но Важно отметить, что его наниматель, царь Александр II, был известен как Александр Освободитель из-за его многочисленных реформ в России.Этот царь освободил крепостных и был первым правителем в России, разрешившим местное самоуправление. В 1869 году Крамской фактически вернулся в Императорскую Академию, возможно, по уговору царя. В том же году Крамской посетил Берлин, Дрезден и Париж. В 1876 году он путешествовал по Италии, а в 1878 году по Франции.


«Портрет Софьи Ивановны Крамской, дочери художника», 1882 г., холст, масло, Русский музей, Санкт-Петербург

Крамской наиболее известен своими портретными картинами.Его стиль характеризуется ограниченным цветовым диапазоном, почти полностью обусловленным тональными ценностями и всегда выполнен с большим мастерством. Его композиции просто созданы так, что центром внимания становятся сильно отрисованные текстуры, которые он создает для кожи, волос и одежды. Прежде всего, всегда проявляется уважение Крамского к своим подданным. Крамской считал себя плохим колористом и восхищался своими младшими современниками за их использование цвета. В 1870-х годах он писал о французских импрессионистах: «Небольшая группа людей смеялась над художниками, но будущее принадлежит им.”


«Портрет Льва Толстого», 1873 г., холст, масло, ГТГ, Москва

Из-за сильных политических убеждений Крамского всегда рисовал людей, которые были либо демократическими интеллектуалами, либо близкими друзьями. Великий коллекционер Павел Третьяков поручил Крамскому нарисовать многих деятелей культуры России. Узнав, что великий художник-портретист жил рядом со Львом Толстым, который несколько раз отказывался от Третьякова в просьбе написать портрет, Третьяков попросил Крамского: «Пожалуйста, используйте все свое обаяние, чтобы убедить его.«По-видимому, потребовалось несколько попыток, но в конце концов Крамской и Толстой стали большими друзьями. Толстой работал над своим романом «« Анна Каренина »» в то время, когда Крамской писал свой портрет у себя дома. В итоге Толстой создал персонажа своей книги, основанного на личности Крамского.


«Христос в пустыне», 1872 г., холст, масло, ГТГ, Москва

В начале 1870-х годов в творчестве Крамского появилась новая тема, касающаяся моральных и этических проблем.Художник искал способ изобразить праведные идеалы своего времени. Обращаясь к мотивам, взятым из Библии, Крамской нарисовал «Христос в пустыне » (1872 г. ), чтобы воплотить идеал человека, стремящегося к самопожертвованию на благо общества. Крамской умер в 1887 году с малярной кистью в руке, когда писал портрет доктора Раухфуса. Для Крамского неразделимы художественная правда и красота, нравственные и эстетические ценности. Его очень любили многие друзья, и его работы повлияли на его современников как в технике, так и в идеологии.В 1885 году он писал великому писателю Алексею Суворину: «Русская живопись по своей сути так же отличается от европейской живописи, как и русская литература».

Техника рисования Крамского

В 1863 году Крамской основал в Петербурге Рисовальную школу Общества поощрения художников. По вечерам в школе проводились программы самообразования, организованные Крамским. Илья Репин описал страстного Крамского, ворвавшегося в классы, полные новых идей: «Его глаза заблестели от волнения, и вскоре его голос задрожал от страсти по поводу нового вопроса, которого никто из нас раньше не слышал.По вечерам в четверг Крамской проводил группу по рисованию фигур, которая собирала от сорока до пятидесяти человек. Приезжали не только художники, но и писатели, поэты, композиторы и интеллигенция. Художники складывали художественные принадлежности на столы и приглашали гостей присоединиться к ним. Что касается моделей, Крамской использовал других художников, гостей или даже свою семью. Его дочь София часто лепила.

В эти вечера Крамской демонстрировал использование мелка для рисования «Соус», пастельного карандаша, сделанного из пигмента, глины Часовяра и угля.Соус выпускается в виде прессованной палочки, которую можно измельчить с помощью ступки и пестика. Полученный порошок можно использовать для рисования, и он очень сильнодействующий при смешивании с водой. Соус становится чернильным, если его смешать с большим количеством воды, но может быть удивительно нежным, если воду смешивать умеренно. Порошковый соус можно использовать как сухую среду, например, древесный уголь; его можно выложить насухо, а затем смазать чистой водой. Соус бывает разных холодных и теплых оттенков серого, от белого до черного. Эти демонстрации длились три часа, и Крамской был бесспорным мастером Соуса, сочетая Соус с белым углем и цветными карандашами для получения потрясающего эффекта.


«Портрет Т.Г. Шевченко, 1871 г., холст, масло, ГТГ, Москва


«Русалки», 1871 г., холст, масло, ГТГ, Москва


«Лесник», 1874 г., холст, масло, ГТГ, Москва


«Портрет А.Д. Литовченко», 1878 г., холст, масло, ГТГ, Москва


«Портрет Ивана Шишкина», 1880 г., холст, масло, Русский музей, Санкт-Петербург.Санкт-Петербург


«Портрет писателя и публициста Алексия Суворина», 1887 г. , холст, масло, Русский музей, Санкт-Петербург


Об авторе:
Кэти Локк — отмеченный наградами художник изобразительного искусства, профессор и писатель, специализирующаяся на русском искусстве XIX и XX веков. Она редактор Musings-on-art.org.

Работа Кэти Локк — www.cathylocke.com

Иван Крамской | Биография и 103 важнейших произведения

  • Софиевские Крамские чтения.

    1863. Холст, масло. Третьяковская галерея, Москва, Россия.

  • Портрет молодой женщины в черном бархате.

    1863. Холст, масло. Художественный музей, Куйбышев, Россия.

  • Портрет Е. Васильчиковой.

    1867. Бумага, масло. Пермская картинная галерея, Пермь, Россия.

  • Портрет В. Воейковой.

    1867.Масло на холсте. Музей-усадьба В. Поленова, Тульская область, Россия.

  • Автопортрет.

    1867. Холст, масло. Третьяковская галерея, Москва, Россия.

  • Портрет агронома Вьюнникова.

    1868. Холст, масло. Государственный музей Белоруссии, Минск, Белоруссия.

  • Портрет крестьянина.

    1868. Холст, масло. Галерея Моравы, Брно, Чехия.

  • Портрет девушки.

    1870. Картон, акварель. Пермская картинная галерея, Пермь, Россия.

  • Русалки.

    1871. По материалам Ночь мая Николая Гоголя. Масло на холсте. Третьяковская галерея, Москва, Россия.

  • Портрет художника Константина Савицкого.

    1871. Картон, масло. Музей изобразительных искусств Ивана Крамского, Воронеж, Россия.

  • Портрет художника Федора Васильева.

    1871. Холст, масло. Третьяковская галерея, Москва, Россия.

  • Голова старого украинского крестьянина.

    1871. Холст, масло.Музей русского искусства, Киев, Украина.

  • Портрет старого крестьянина.

    1872. Этюд. Масло на холсте. Художественный музей, Таллинн, Эстония.

  • Пчеловод.

    1872. Холст, масло. Третьяковская галерея, Москва, Россия.

  • Христос в пустыне.

    1872. Холст, масло. Третьяковская галерея, Москва, Россия. Прочтите примечание.

  • Христос в пустыне. Деталь.

    1872. Холст, масло. Третьяковская галерея, Москва, Россия.

  • Книги достались ей.

    1872. Холст, масло. Музей изобразительных искусств Ивана Крамского, Воронеж, Россия.

  • Портрет художника Григория Мясоедова.

    1872. Холст, масло. Третьяковская галерея, Москва, Россия.

  • Девушка с косой.

    1873. Музей изобразительных искусств имени Ивана Крамского, Воронеж, Россия.

  • Просмотр старинного дома.

    1873. Холст, масло. Третьяковская галерея, Москва, Россия.

  • ИСПОЛНИТЕЛИ ПОРТРЕТА

    Иван Николаевич Крамской, один из лучших портретистов России, родился 8 июня 1837 года в Острогожске Воронежской губернии.Он был одним из главных авторов живописи в России XIX века. Он создал портреты известных актеров и актрис, авторов, художников, политиков, профессионалов и членов королевской семьи, сохранив их образы для потомков. Среди его самых знаменитых картин — «Портрет неизвестной женщины», «Христос в пустыне» и «Портрет Льва Толстого».

    Крамской был связан с движениями гуманизма и реалистического искусства в России и был очень плодовитым художником и опытным рисовальщиком.Как художник, он был современником Ильи Репина, а также Николая Ярошенко, Василия Петрова и Николая Гая.

    Ранние годы

    Способность Крамского к искусству проявилась рано, и рисованию он научился сам, когда был маленьким ребенком. Он устроился учеником иконописца в возрасте 15 лет. Его работодатель научил его принципам и элементам перспективы и живописи. В России иконописцы обычно получали заказы от церкви, и их работы использовались для духовных целей, а не для искусства в буквальном смысле.В то время иконопись представлялась по-другому. Принципы естественной перспективы не принимались во внимание. Фигуры были плоскими; их глаза были миндалевидной формы; их рты маленькие, а носы тонкие и длинные. На самом деле это был сознательный стиль, следовавший традициям византийского искусства с принципами перевернутой перспективы. В результате появились картины, в которых объекты заднего плана стали больше, чем фигуры на переднем плане. Он также делал акцент на важных фигурах, которые были созданы больше, чем меньшие.В иконах преобладали символические цвета, симметрия, изящество и простота.

    Художественное образование и живопись

    Крамскому было уже 20 лет, когда он получил художественное образование в Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге. Академия строго придерживалась традиционных ценностей. Он выбрал принципы неоклассической живописи и отправил самых многообещающих студентов изучать стили барокко и ренессанса во Францию ​​и Италию. В Академии также была большая коллекция работ нескольких мастеров, которые использовались в художественных классах.Крамского не устраивали ограничения школы, тормозившие его творческое развитие. Он возглавил группу из 14 студентов, и вместе они восстали против сотрудников Академии и устроили собственные передвижные выставки.

    Его первые картины примерно в 1860-х годах были в основном монохромными и не очень большими. Его портреты в этот период показали влияние фотографии, которая в то время становилась популярной. Крамской преподавал рисунок с 1863 по 1868 год в Обществе поощрения художников.Среди его учеников были Илья Репин и Николай Ярошенко.

    Портретная

    Николай Крамской был плодовитым художником и регулярно получал заказы от Павла Третьякова, мецената русского искусства, который позже основал Третьяковскую галерею. Он был одним из меценатов, собравших немало величайших акварелей, офортов, этюдов и портретов Крамского. Он также собрал произведения Валентина Серова, Исаака Левитана, Василия Сурикова, Ильи Репина и В.Г. Петрова, а также работы других выдающихся русских художников.Третьяков также поручил Крамскому портреты нескольких деятелей науки и культуры. Обладая незаурядными способностями Крамского в портретной живописи, он смог запечатлеть точное сходство всех своих натурщиков. Среди его персонажей — Лев Толстой, Илья Репин, Павел Третьяков, доктор Сергей Боткин, Василий Перов, Иван Шишкин и императрица Мария Федоровна.

    В 1869 году, после своего первого путешествия по Европе, он организовал выставки с Обществом передвижных выставок.Общество хотело, чтобы публика увидела современную живопись России; помогите им развить страсть к искусству своей страны и помогите продавать произведения искусства.

    Крамской еще работал, писал портрет доктора, когда он умер в возрасте 50 лет

    Атрибуция фото:

    Рекомендуемое и 1 st изображение Феивана Николаевича Крамского [общественное достояние], через Wikimedia Commons

    2 и изображение Ивана Николаевича Крамского [Общественное достояние или Общественное достояние], через Wikimedia Commons

    Избранных картин: Станиморов, Боян: 9781546656630: Amazon.com: Книги

    Иван Николаевич Крамской (1837–1887) — русский художник и искусствовед. Он был интеллектуальным лидером русского демократического художественного движения 1860-1880 годов. Крамской происходил из бедной мелкобуржуазной семьи. С 1857 по 1863 год учился в Петербургской Академии художеств; он выступал против академического искусства и был инициатором «восстания четырнадцати», закончившегося изгнанием из Академии группы ее выпускников, организовавших Артель художников.Под влиянием идей русских революционных демократов Крамской утверждал высокий общественный долг художника, принципы реализма, нравственную сущность и национальность искусства. Он стал одним из главных основателей и идеологов Компании передвижных художественных выставок (или Передвижников). В 1863–1868 преподавал в рисовальной школе Общества поощрения прикладного искусства. Создал галерею портретов выдающихся русских писателей, ученых, художников и общественных деятелей (Лев Николаевич Толстой, 1873 г., Иван Шишкин, 1873 г., Павел Михайлович Третьяков, 1876 г., Михаил Салтыков-Щедрин, 1879 г., Сергей Боткин, 1880 г.). простота композиции и ясность изображения подчеркивают глубокие психологические элементы характера.Наиболее ярко демократические идеалы Крамского нашли свое яркое выражение в его крестьянских портретах, которые запечатлели множество характерных деталей у представителей простого народа. В одной из самых известных картин Крамского «Христос в пустыне» (1872, Третьяковская галерея) он продолжил гуманистическую традицию Александра Иванова, рассматривая религиозный предмет с морально-философской точки зрения. Он наполнил свой образ Христа драматическими переживаниями в глубоко психологической и жизненной интерпретации, пробуждая идею его героического самопожертвования.Стремясь расширить идейную выразительность своих образов, Крамской создал искусство, существовавшее на рубеже портретной и жанровой живописи («Некрасов в период« Последних песен »» 1877–78; «Неизвестная женщина» 1883; «Безутешность». горе »1884 г .; все в ГТГ). Эти картины раскрывают сложные и искренние эмоции своих героев, их личности и судьбы. Демократическая направленность искусства Крамского, его острые критические суждения о нем и его настойчивое стремление к объективным общественным критериям оценки искусства оказали существенное влияние на развитие демократического искусства и эстетики в России в последней трети XIX века.

    Иван Николаевич Крамской Онлайн

    Иван Николаевич Крамской Работы онлайн

    Категории и аннотации



    Живопись в музеях и общественных художественных галереях по всему миру:
    Эрмитаж, Санкт-Петербург, Россия
    Портрет императрицы Марии Федоровны в головном уборе, украшенном жемчугом , 1880-е годы
    Складной веер с портретами императора Александра III и его детей , 1886

    Нижегородский художественный музей, Россия
    Женщина под зонтиком , 1883

    Тверская картинная галерея, Тверь, Россия
    Первая работа на странице — Иван Крамской


    Art Market:
    (эл.грамм. записи прошлых продаж на аукционе; сайты с примерами подписи художника)
    Словарь Art Signature НОВИНКА!

    Архив прошлых продаж Christie’s
    (база данных восходит к 1991 году; изображения относятся к 1999 году)


    Фотографии из архивов изображений:
    Google Art Project
    Христос в пустыне (Государственная Третьяковская галерея, Москва)

    Google Art Project
    Портрет Павла Третьякова (Государственная Третьяковская галерея, Москва)

    Иван Николаевич Крамской в ​​Центре художественного обновления

    Wikimedia База данных изображений Commons

    Киберпространство Берта Кристенсена Дом
    Портрет Ивана I Шишкина

    Иван Николаевич Крамской в ​​CGFA

    Галерея Ольги

    Государственный Эрмитаж Неофициальный сайт

    Дополнительные средства поиска изображений:

    902 «strict»; перейдите в Advanced Search (Flickr / Google) или Preferences (Bing), чтобы изменить)



    Разные сайты:
    Факультет гуманитарных наук Обернского университета

    Галерея русского искусства


    Статьи и справочные сайты:
    Список имен художников Союза (Музей Гетти)
    Справочный лист с основной информацией о художнике и указателями на другие ссылки.

    Википедия, энциклопедия «Открытое содержание»

    Мировое искусство девятнадцатого века
    «Атеизм» Иисуса в русском искусстве

    Иван Николаевич Крамской в ​​Центре художественного обновления
    «Репин, Шишкин и Крамской»


    Портрет сына художника Анатолия Крамского — Иван Крамской Картина маслом

    Репродукция картины маслом.

    Портрет Анатолия Крамского Сын художника by Иван Крамской Репродукция картины маслом, выполненная в Worlds Artist, на 100% вручную расписана опытными художниками.Чтобы нарисовать Портрет Анатолия Крамского, сына художника, мы начинаем с чистого холста художника и рисуем контуры того, что мы будем рисовать углем, затем мы начинаем рисовать это, мы используем палитру художника, различные кисти, качественные масляные краски и mahl stick, чтобы удерживать руку. Они так рисовали, и мы тоже так красим. Поскольку масляной краске необходимо время, чтобы высохнуть в определенных областях, прежде чем продолжить или перед тем, как добавить новые слои краски, мы не можем спешить с этой процедурой, поэтому она занимает от трех до четырех недель, чтобы завершить ее вручную, в зависимости от сложности.

    Подробнее о процессе читайте в нашей студии и наших художников в разделе . Если вы хотите увидеть эту репродукцию картины маслом у себя дома или в офисе перед заказом, получите бесплатно виртуальный макет фотографии этого произведения искусства. Репродукция картины маслом занимает от 3 до 4 недель.

    Назад к Биографиям Картины
    Портрет Анатолия Крамского — сына художника
    Код товара: 20126
    Размеры, указанные ниже, являются наиболее популярными.Не видите желаемого размера, нет проблем, мы можем нарисовать любой размер, пожалуйста, свяжитесь с нами.

    дополнительных популярных товаров и услуг от The Worlds Artist.

    Если вы хотите получить визуальное представление о том, как картины маслом разных размеров будут выглядеть на двухметровом диване, вы можете посмотреть фотографии на холсте размером . Вы также можете выполнить глубокий поиск масляной картины по конкретным цветам или тематике . Вы также можете проверить наши художественных движений и найти художника, связанного с определенным движением.Если вы не нашли своего любимого художника или картину, вы можете запросить ее в разделе made to order масляные картины в разделе или просто , свяжитесь с нами . Те же процедуры используются во всех картинах, включая портретов домашних животных , портретов маслом из ваших фотографий и масляных картин вашего дома . Некоторые из картин, написанных маслом известных художников, были превращены в фотографии с наклоном и сдвигом, и мы обнаружили места, где они писали свои знаменитые картины, вы можете сравнить их расположение и картину в Тогда и сейчас , плюс фотографии покраски Tilt-Shift .Наконец, мы хотим, чтобы вы были довольны своими произведениями искусства, заботились о своих произведениях и, чтобы они выглядели новыми на долгие годы удовольствия, пожалуйста, ознакомьтесь с практическими советами в нашей программе по уходу за масляными красками .

    Похожие записи

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *