Хиджаб девушки: Всё, что вы хотели знать о хиджабе — Wonderzine

Содержание

«Коран не предписывает мусульманкам носить платок»

Хиджаб — это привилегия независимой женщины: в древности — свободной от рабства, в современном мире — от сексистских установок общества

«Хиджаб — фундамент достоинства личности, атрибут ее свободы», — уверен известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр, а раз так, то хиджаб априори не может выступать обязанностью, ведь достоинство не возникает на понуждении. И только ревнители мракобесия разжаловали эту привилегию в обязанность, а мусульманская женщина из свободной личности превратилась в собственность мужчин. О том, как вернуть хиджабу исконное значение, — в материале постоянного автора «БИЗНЕС Online».

Рустам Батыр: «Сложно адекватно воспринимать вещи со стороны, ведь любое явление невозможно понять до конца вне системы координат той культуры, которая его породила»

ЭТО НЕ КАНДАЛЫ ВОСТОЧНОЙ ГУЛЬЧАТАЙ

В феврале отмечается Всемирный день хиджаба. Это совсем молодой праздник, придуманный несколько лет назад американкой

Назмой Хан. Скорее, это даже не праздник, а ежегодный флешмоб, в рамках которого всем женщинам предлагается один день проходить в традиционном мусульманском одеянии. Такое погружение в образ жизни мусульманки помогает развенчать многие стереотипы об исламе. Один из них состоит в том, что хиджаб — атрибут забитости и рабского мышления, а именно таким он видится стороннему наблюдателю. Однако те, кто познал хиджаб изнутри, начинают воспринимать его уже совсем иначе — как символ достоинства и величия женщины.

В самом деле, сложно адекватно воспринимать вещи со стороны, ведь любое явление невозможно понять до конца вне системы координат той культуры, которая его породила. Какой же смысл закладывает сам ислам в понятие хиджаба?

Слово «хиджаб» буквально переводится как «завеса», «преграда». Традиционно в мусульманском богословии этим термином обозначают трансцендентность Бога. «Воистину, между мной и Им семьдесят завес (хиджабов) из света. Если бы ты увидел ближайшую из них, то сгорел бы», — говорил Пророк, отвечая на вопрос, видит ли он Бога. Даже тогда, когда Божий посланник, согласно исламскому преданию, вознесся ко Всевышнему во время небошествия (

мираджа), он также разговаривал с Ним через завесу — хиджаб. Другими словами, хиджаб — граница между тварным миром и его Создателем, то, что скрывает божественное.

В рамках этого смыслового поля следует понимать целую гроздь исламских понятий, например идею богопознания (так сказать, «просветления»), которое обозначается в исламе термином кашф, что переводится как «раскрытие», «снятие». Подразумевается, что искатель в момент «просветления» срывает завесу (хиджаб), отделяющую его от Бога, и таким образом познает истину. На Пути важно «стремиться приподнимать завесы, а не собирать книги», любят повторять суфии. По этой же причине Кааба, которую еще также называют байт Аллах, то есть домом Бога, завешивается черной тканью. С практической точки зрения покрывать целое здание тканевым материалом, казалось бы, нелогично. Однако здесь мы имеем дело с исключительно символическим явлением. Эта ткань — все та же завеса, указующая на присутствие божественного, символ Трансцендентного, перед которым падают ниц хаджии — «гости Бога».

Именно в рамках таких смысловых координат родилось и мыслилось понятие хиджаба. Это не кандалы восточной Гульчатай, как полагают противники ислама, не колодки рабства. Напротив, хиджаб — манифест ее величию, апологетика прекрасной половины человечества, ведь хиджаб не что иное, как гимн божественному призванию женщины, ибо именно ей Бог доверил самое сакральное — творить жизнь. Поэтому женщина в исламе не сосуд зла и исчадие ада, как полагали в некоторых религиях, а носитель этой самой божественной миссии. Она как бы воплощает в себе божественное присутствие на земле. Вот почему территория вокруг Каабы и женская половина дома в исламе обозначаются одним и тем же словом — харам (гарем), то есть заповедная территория, пространство присутствия Бога. Таким образом, хиджаб — символ богоизбранности женщины.

Конечно, далеко не все мусульманки могут рассказать о подобных богословских смыслах и нюансах. Однако они безошибочно улавливают их на уровне ощущений. Так, покрывшиеся мусульманки часто говорят о чувстве защищенности, которое возникает вместе с мусульманским одеянием. Хиджаб ограждает их от похотливых мужских взоров, выступая фильтром стороннего восприятия, когда женщина видится не как объект мимолетного флирта и плотского вожделения, а исключительно как личность. Неслучайно исследователи в один голос твердят, что хиджаб не что иное, как форма проявления феминизма, часть борьбы современных женщин за свое право быть человеком. Женщины устали от сексизма и пошлостей. Они хотят уважительного отношения к себе, потому и надевают хиджаб.

Честные мусульманские богословы прекрасно знают о том, что Коран не предписывает женщинам носить платок

ДОСТОИНСТВО НЕ ВОЗНИКАЕТ НА ПОНУЖДЕНИИ

Итак, хиджаб, подобно оправе к драгоценному камню, раскрывает внутреннее достоинство женщины, возвеличивает ее. Собственно, на заре ислама он и понимался именно в таком ключе. Неслучайно поначалу его носили лишь свободные женщины, но не рабыни. Последним ношение хиджаба строго-настрого запрещалось. Этот запрет, как и сам факт существования в мусульманском обществе рабов, сегодня нас обескураживает, но тем не менее такой запрет вполне закономерно вытекает из внутренней логики самого явления. В самом деле, у рабов нет никаких прав на достоинство и уважение, ведь они просто имущество, которое можно купить и продать, а значит, они и не достойны хиджаба. Поэтому в исторических хрониках встречаются предания о том, как, например, халиф Умар срывал с рабынь платки с тем, чтобы те не вводили публику в заблуждение и не походили на свободных, достойных женщин.

И вот здесь мы подходим к ключевому моменту в понимании хиджаба. Он не что иное, как привилегия независимой женщины: в древности — свободной от рабства, а в современном мире — от сексистских установок общества. Хиджаб — фундамент достоинства личности, атрибут ее свободы. А раз так, то он априори не может выступать обязанностью. Ведь достоинство не возникает на понуждении. Оно рождается лишь в человеке, имеющем свободный выбор.

Если мы обратимся к Св. Корану, то увидим, что он выражает именно такую логику и потому оставляет вопрос хиджаба исключительно на усмотрение самого человека.

Вообще, в Коране слово «хиджаб» использовано семь раз (7:46, 33:53, 38:32, 41:5, 42:51, 17:45 и 19:17), но лишь в своем изначальном лексическом значении, которое мы уже отметили выше, и ни разу в смысле дресс-кода мусульманской женщины. Поэтому честные мусульманские богословы прекрасно знают о том, что Коран не предписывает женщинам носить платок. Священное писание, безусловно, призывает к тому, чтобы те «потупляли взоры, берегли чресла и не показывали своих красот, не считая того, что видно из них, и чтобы набрасывали покрывала на разрезы на груди» (24:31), но про платок не говорит ни слова. Целомудрие в одежде и поведении — вот к чему на самом деле призывает Господь женщин (впрочем, как и мужчин) в Коране. Из конкретики Он говорит лишь про прикрытие женской груди, но никак не волос.

Этот аят сильно бесил мусульманских богословов прошлого. Ведь они задались целью переосмыслить хиджаб из фактора самоосвобождения женщины в инструмент их порабощения. Поэтому ревнители мракобесия приложили немало схоластических усилий, чтобы рассмотреть в этом и других (24:60, 33:59 и даже 33:53) аятах Корана строгое предписание закутывать женщин в платки. Как водится, они призвали себе на помощь возводимые к Пророку хадисы, которые, словно по мановению волшебной палочки, всегда заполняли в нужном поздним богословам ключе «пробелы» в исламе и помогали модифицировать его под собственный уровень.

Но это не отменяет общеизвестного, в сущности, факта: сам Коран не предписывает мусульманкам носить платок. Такое предписание мы находим лишь в рассказах (так буквально переводится слово «хадисы») людей, выдаваемых за изречения Пророка, и их интерпретациях священного текста.

Как только хиджаб был переосмыслен в данном ключе и разжалован из привилегии в обязанность, мусульманская женщина из свободной личности тотчас превратилась в собственность мужчин. Именно так и появилась порабощенная женщина Востока, бесправная Гульчатай.

Не секрет, что именно хиджаб отталкивает многих татарок от ислама. И это не удивительно. Ведь им преподносят вопрос в извращенном ключе — исключительно как обязанность, предписанную Кораном

МЫ НЕ ДОЛЖНЫ ЗАБЫВАТЬ И БОРЬБУ ПЕРСОНАЛЬНО ЗА СВОЙ СОБСТВЕННЫЙ НАРОД

Впрочем, в нашем, западном, мире и нет никаких гульчатай. Мусульманки, надевающие платок за пределами исламских традиционалистских обществ, делают это вовсе не по принуждению, а исключительно по собственному выбору. Более того, за этот выбор им приходится бороться. Их по причине ношения хиджаба нередко дискриминируют на работе, создают искусственные препятствия в учебе, против них выступают зачастую даже родственники. На такую борьбу, которая изо дня в день длится годами, способны только свободные сильные личности, достойные всяческого восхищения и уважения. В этом состоит удивительный парадокс нашего времени. Именно западные, неисламские, общества вернули хиджабу исконное значение, превратив его из «обязаловки» обратно в личной выбор самого человека.

Хиджаб — право каждой мусульманки, неотъемлемая часть ее религиозных свобод. Мы, как гражданское общество, должны бороться за это право, тем более что и в нашей стране есть силы, которые хотят его отнять. Сегодня мусульманкам запретят носить платки, а завтра снова начнут сносить минареты и рушить храмы. Свободное ношение хиджаба — это также и атрибут светскости государства. Ведь как только общественное пространство (в частности учебные заведения и госучреждения) перестает быть доступным для определенной категории граждан по конфессиональному признаку, ни о какой светскости (читай: равноправии и отсутствии религиозной дискриминации) не может быть и речи. Поэтому борьба за хиджаб — это борьба и за нашу страну, за равноправие живущих в ней народов.

Однако в этой борьбе мы не должны забывать и борьбу персонально за свой собственный народ. Не секрет, что именно хиджаб отталкивает многих татарок от ислама. И это не удивительно. Ведь им преподносят вопрос в извращенном ключе — исключительно как обязанность, предписанную Кораном. Их лишают выбора. Как результат, в татарском народе становится все больше противников религии. А поскольку ислам, помимо всего прочего, служит и задачам самосохранения татар, неправильная трактовка этого и подобных ему вопросов неизбежно льет воду на ассимиляционные процессы. Так мы рубим сук, на котором сами же сидим.

Современные мусульманки — о Рафе Симонсе, моде и ношении хиджаба

основательница шоурума Others, дизайнер Measure

Я ношу то, что мне нравится, и так, как мне нравится. А нравятся мне чаще всего необычные вещи — странные по крою, декору или сочетаниям. Я люблю миксовать разные стили. В моем гардеробе практически нет базовых вещей. Периодически они оказываются у меня в вишлисте, но до покупки дело не доходит: в последний момент я всегда думаю: «А зачем мне скучная белая рубашка, если я могу взять что-то более интересное?» Из-за того, что в моем гардеробе много сложных вещей, выгляжу я соответственно.

Одеждой я могу настроить себя на определенное настроение. Часто у меня бывает желание одеваться в какие-то конкретные цвета, я называю это периоды. У меня был красный период, белый, розовый, зеленый и другие. Мне кажется, это просто весело. Я не отношусь к одежде слишком серьезно.

По большому счету стиль — это ты сам и все, что ты слушаешь, смотришь, читаешь, считаешь красивым и достойным внимания, как ты говоришь и над какими шутками смеешься. Это вся жизнь, которую я прожила, и вся информация, которую я впитывала через органы чувств. Мамины красные туфли, когда мне было три года; наряды и саундтрек Нино Роты в «Ромео и Джульетте» Дзеффирелли; раздел «Живопись эпохи Ренессанса» в «Детской энциклопедии», которую я листала ради картинок,  — продолжать можно бесконечно. В детстве я всегда играла с тряпками, платками, придумывала какие-то нестандартные способы ношения. Моей любимой игрой было наряжать младшую сестру. Она должна была пройти «по подиуму», вернуться ко мне, я быстренько что-то меняла, и она шла обратно. И все, конечно, должны были быть в восторге.

Папа говорит, что в молодости у него тоже был интерес к одежде, он всегда старался находить какие-то интересные вещи, а сделать это в те советские времена было непросто. У него была машина, которую он собрал сам, и тогда в маленькой Махачкале она не могла остаться незамеченной. Возможно, выделяться у меня в крови.

Я покрылась в начале 2012 года, когда мне было 16 лет. На тот момент я уже около года осознанно совершала намаз (каноническая молитва, один из пяти столпов ислама. — Прим. ред.) и поняла, что моя вера неполноценна, пока я игнорирую такой важный для каждой мусульманки шаг. Мне хотелось быть ближе к Богу. Без хиджаба мусульманка может находиться среди своей семьи и женщин. Во всех остальных случаях мы носим головной убор и закрытую одежду.

За время карантина мне так осточертела домашняя одежда, что даже в магазин за хлебом хотелось разодеться в пух и прах. Еще в начале пандемии я сшила пару масок из органзы, смотрелось интересно, особенно если головной убор и маска из одной ткани. С хиджабом обычную маску носить не очень удобно, но я приловчилась — просто запихиваю ее края в балаклаву, которую ношу под платком.

Девушки все чаще носят хиджаб и никаб, однако некоторые просто хотят замуж


НИКАБ НА СМЕНУ ХИДЖАБУ

Прошел почти год с тех пор, как 18-летняя Фатима из Душанбе начала носить никаб - мусульманский женский головной убор, закрывающий лицо, с узкой прорезью для глаз, и достаточно широкое платье, которое скрывает фигуру, чтобы не привлекать напористых взоров мужчин.

В разговоре с репортером Таджикской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Фатима сказала, что в течение некоторого времени она изучала ислам и в конечном итоге пришла к выводу, что ношение никаба соответствует её религиозным убеждениям.

«На улице люди смотрят на меня. Некоторые из них называют меня «ниньзя», но я не забочусь об этом. Потому что это делает мою веру

Некоторые из них называют меня «ниньзя», но я не забочусь об этом. Потому что это делает мою веру ещё сильнее.
ещё сильнее», - говорит таджикская девушка.

В прошлом году в Таджикистане количество женщин в никабе значительно возросло. Такая тенденция прослеживается среди девушек-подростков и молодых женщин, проживающих в основном в столице.

Популярность никаба в Таджикистане возрастает, несмотря на частичный запрет, введенный в 2007 году на исламское женское одеяние - хиджаб. В государственных учреждениях, некоторых общественных местах и магазинах ношение хиджаба, который так популярен среди многих таджикских женщин-мусульманок, не разрешается.

Таджикские власти запретили носить хиджаб на том основании, что это одеяние является ненужным, привнесенным из-за рубежа и имеет отрицательные последствия для страны. Некоторые школьницы и студентки, отказавшиеся подчиняться официальным требованиям, были исключены из школ и университетов.

Учительница средней школы в таджикском городе Ходжент, Сурайё Набиева, объясняет дилемму, с которой столкнулись власти Таджикистана. «Мы думали, что хиджаб был крайностью. Теперь есть никаб, в сравнении с которым хиджаб выглядит более умеренным», - говорит учительница.

ОБРАТНЫЙ ЭФФЕКТ

Напомним, что недавно (впервые в Европе) нижняя палата парламента Бельгии одобрила законопроект, запрещающий ношение паранджи в общественных местах. Принятие закона может приравнять ношение паранджи к уголовному преступлению. Аналогичный законопроект собираются разработать и во Франции.

Мусульманка в парандже. Сент-Денис, недалеко от Парижа. 2 апреля 2010 года. Пока таджикские власти обдумывают эту ситуацию, эксперты утверждают, что общие запреты на одежду не в состоянии сдержать зарубежное религиозное влияние. Кроме того, по их мнению, это может вызвать противоположный эффект.

Многие в Таджикистане, где преобладает мусульманское население, расценивают никаб как элемент арабской культуры, не соответствующий учениям суннитского течения в исламе - ханафии, приверженцами которого являются многие таджикские мусульмане. Отметим, что ханафия не требует от женщины закрывать свое лицо.

Между тем Совет улемов Таджикистана, поддерживаемый государством независимый религиозный орган, обратился к женщинам с просьбой придерживаться национальных традиций и носить таджикский женский костюм, состоящий из красочного платья средней длины и брюк.

Но поскольку влияние религии в таджикском обществе растет, эксперты говорят, что соответственно можно ожидать и роста количества женщин, предпочитающих надевать хиджаб или никаб.

Наблюдатели говорят, что выделение этих верующих и тщательный контроль над ними не приведет к тому, что это как-то уменьшит их веру или остановит их попытку поиска веры вне традиций ханафии.

НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИИ

18-летняя Фатима из Душанбе говорит, что ее решение носить никаб привело к притеснениям со стороны прохожих, которые общаются с ней с подозрением и даже называют иногда ваххабиткой. Термин «ваххабит» широко используется в Таджикистане.

Бахтиёр Насруллоев, юрист по семейному праву и правам женщин, проводит кампанию по отмене запрета на ношение головных платков в таджикских школах. Он ссылается на негативные аспекты законодательства.

«Запрет нарушает Конституцию Таджикистана в двух направлениях. Во-первых, в соответствии с законом каждый гражданин республики имеет право исповедовать религию по своему выбору. И во-вторых, каждый гражданин имеет право на образование.

Запрет на получение образования этих молодых женщин из-за того, что они носят хиджаб, противоречит законодательству Республики Таджикистан.
Запрет на получение образования этих молодых женщин из-за того, что они носят хиджаб, противоречит законодательству Республики Таджикистан», - говорит Бахтиёр Насруллоев.

Когда три года назад министерство образования Таджикистана ввело запрет на ношение хиджаба в школах, некоторые эксперты высказывали мнение о том, что такой запрет будет иметь обратный эффект и даже может привести к тому, что женщины-мусульманки будут выбирать более закрытые одеяния, чем хиджаб.

Юрист Бахтиёр Насруллоев утверждает, что запрет хиджаба является просто плохой идеей. За последние два-три года в Таджикистане многие мусульманки были вынуждены снять хиджаб, чтобы учиться в университетах или школах. Но десятки из тех, кто отказались снять хиджаб, были изгнаны из учебных заведений.

Впоследствии это вызвало критику со стороны родителей девушек-мусульманок и религиозных консервативных групп, в том числе Партии исламского возрождения Таджикистана, а также некоторых правозащитников. Они обвиняют министерство образования в нарушении прав граждан. По крайней мере одна из студенток подала в суд на министерство, но ей не удалось выиграть процесс.

ЖЕНЩИН В ХИДЖАБЕ ВСЕ БОЛЬШЕ

Но подобные критические замечания не повлияли на чиновников в сфере образования, они до сих пор запрещают ношение хиджаба. Студентка Таджикского национального университета Ганджина Шарифова 26 апреля этого года была исключена за ношение религиозного одеяния.

«Я всегда следовала запрету, когда находилась в здании университета. И надевала хиджаб только после выхода из здания. Но ректор вуза увидел меня в хиджабе по пути в общежитие», - говорит таджикская студентка.

Ясно одно, что сторонники и критики ношения хиджаба или никаба сходятся в одном – тенденция ходить в хиджабе имеет устойчивый рост в Таджикистане. Влияние ислама растет среди людей, особенно среди молодого поколения.

Некоторые муллы в Таджикистане говорят, что все больше детей школьного возраста посещают мечеть для вечерней молитвы и проповеди, по сравнению со взрослыми в возрасте за 30–40 лет. Муллы и биби-муллы (в таджикском языке употребляется к муллам-женщинам) считаются наиболее уважаемыми и влиятельными людьми в районах, где проживают.

Многие родители отправляют своих детей к муллам и биби-муллам по крайней мере раз в неделю для изучения Корана и обучения религии. При этом им могут по-разному толковать требования к одежде.

До сих пор ношение никаба наблюдалось в основном в столице страны - Душанбе. Но учительница из Ходжента Сурайё Набиева говорит, что не потребуется много времени для распространения этой тенденции и в другие регионы Таджикистана.

«Мне не нравится никаб. Никто из членов моей семьи и друзей не одобряет это. Но я боюсь, что он становится атрибутом повседневной жизни, и никто, кажется, не в состоянии остановить это», - сказала таджикская учительница.

ЖЕНИХИ ПРЕДПОЧИТАЮТ НЕВЕСТ В ХИДЖАБЕ

Пока в Таджикистане растет число женщин, предпочитающих носить исламское женское одеяние хиджаб и никаб, в соседнем Узбекистане начался сезон свадеб. И как сообщила Узбекская редакция Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода», узбекские парни изъявляют все больше желания жениться на девушках в хиджабах.

28-летний Надыр из Ташкента в скором времени вернется из Южной Кореи на родину. Он говорит, что, вернувшись домой из дальней поездки, планирует жениться.

«Я ищу для себя девушку в хиджабе. В семье характер мужа и жены и их отношение к жизни должны быть одинаковыми. Я сам читаю намаз, и если моя супруга не будет религиозной, то у нас в семье появятся разногласия. Для того чтобы в дальнейшем моя семья не распалась, я ищу для себя девушку в хиджабе», - говорит Надыр.

24- летний Анвар также хочет жениться на девушке в хиджабе. Сейчас проживающему в Европе Анвару родители ищут в Ташкенте девушку в хиджабе.

«Я сам очень ревнивый человек и не хочу, чтобы в будущем чужой мужчина смотрел на мою жену. Потому хочу, чтобы моя жена была в хиджабе. Ведь ношение хиджаба является одним из требований в исламе. Душа будет намного спокойней, если жена будет одета в

Я сам очень ревнивый человек и не хочу, чтобы в будущем чужой мужчина смотрел на мою жену. Потому хочу, чтобы моя жена была в хиджабе.
хиджаб. К тому же, она будет воспитывать моих детей по традициям ислама», - сказал Анвар.

ХИДЖАБ ДЛЯ ЗАМУЖЕСТВА

Жительница Ташкента Дильбар говорит репортеру Узбекской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода», что в последнее время большинство в Узбекистане предпочитает сватать девушек в хиджабе.

«Я сама свидетельница того, как увеличилась потребность к девушкам в хиджабе. Если 14-летняя девочка носит хиджаб, то уже к ней начинают свататься, спрашивать, когда её выдадут замуж. Девушек в хиджабе выдают замуж молоденькими. Например, в моем окружении очень много незамужних девушек, которые не носят хиджаб. По сравнению с девушками в хиджабе, среди тех, кто не носит такое одеяние, много незамужних», - говорит собеседница из Ташкента.

Как сообщает Узбекская редакция Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода», большинство узбекских парней, обучавшихся или работавших за рубежом, предпочитают жениться на девушках в хиджабе.

Жительница Ташкента Дильбар говорит, что именно по этой причине в Ташкенте растет число девушек в хиджабе. По её словам, в большинстве случаев многие из них надевают это одеяние всего лишь для внешней видимости.

Мусульманка в хиджабе на рынке в Ташкенте. 7 октября 2007 года. «Среди них есть такие, которые надели хиджаб только для того, чтобы выйти замуж. Действительно, здесь распространены разговоры о том, что если девушка наденет хиджаб, то выйдет замуж. Но видя на улице девушку в хиджабе, нельзя думать, что она истинно верующая. Потому что она могла надеть хиджаб только затем, чтобы выйти замуж. Парни ставят условия своим девушкам, что если те наденут хиджаб, то они женятся на них. Я видела девушек, которые говорили: «Мне надоел этот платок. Надеваю его только по требованию семьи». В последнее время трудно определить, кто из девушек в хиджабе является истинно верующей», - говорит Дильбар.

Но в то же время нельзя считать, что и все узбекские парни предпочитают связать свою жизнь с девушкой в хиджабе. Проживающий в настоящее время в Праге 26-летний Бахадыр говорит, что его избранница является христианкой.

«Я тоже хотел бы жениться на девушке в хиджабе, но есть и другая сторона –сердце. Несколько лет назад мой отец женился на христианке. Со мной случилась такая же история. Моя избранница - христианка. Сначала я должен объяснить ей религию, про христианство, ислам. В религии нет запретов. Некоторые говорят, что мусульманину нельзя жениться на христианке, еврейке. Это не правильно, им можно жениться. Просто жене нужно объяснить ислам. Если поймет - то поймет, если не поймет - то её нельзя заставлять», - сказал Бахадыр.

ВЕРУЮЩИЕ ЗА РЕШЕТКОЙ

Стоит отметить, что, несмотря на рост количества женщин в Узбекистане, предпочитающих надевать хиджаб и закрывать лицо никабом, официальный Ташкент в течение нескольких лет борется за искоренение ультраконсервативного мусульманского одеяния, которое стало неотъемлемым атрибутом веры и повседневной жизни в стране.

Последние несколько лет в Узбекистане, считавшемся самой мусульманской страной в Центральной Азии, чрезмерное религиозное рвение не только не поощрялось, но и жестоко каралось властями.

Правозащитники утверждают, что на сегодняшний день за решеткой оказались тысячи последователей нетрадиционных мусульманских организаций, среди которых есть много женщин. Эксперты говорят, что многие из них наказаны просто за то, что следовали консервативным канонам ислама.

10 мусульманок, выглядящих невероятно стильно в своих хиджабах.

Они сохраняют свой традиционный хиджаб, но их стиль впечатляет зачастую неожиданными решениями.

Мир моды постепенно стал относиться проще к правилам, когда-то ограничивающим и сдерживающим людей. Теперь всё смешалось: мужчины носят одежду, которая была создана для женщин, и наоборот; полные девушки, над которыми раньше смеялись и дразнились, делают успешную карьеру в модельном бизнесе; совершенно обычный человек может стать весьма влиятельной персоной благодаря возможностям сообществ блоггеров.

Именно то, что мир моды сейчас намного пластичнее, стало причиной, по которой мусульманские девушки, умеющие стильно одеваться, «вышли из тени». Они поставили перед собой задачу: научить общество относиться к головному платку с почтением и восхищением, и именно эти девушки вдохновили общество на признание такого стиля как «хиджаб стайл». 

На самом деле, в мире есть множество мусульманских девочек, привлекающих людей своим впечатляющим стилем, который ни на йоту не заставляет их отойти от традиционного хиджаба. Конечно, кто-то позволяет себе чуть больше, кто-то — чуть меньше, а мы может просто взглянуть на своих ровесниц и понять, что можно взять себе на заметку, а что — не стоит.

Вот 10 таких девушек:

1. Amur V Ruma  


 Amur V Ruma — фэшн-блоггер и очень активный видеоблоггер. Эта девушка любит цвета и не колеблется перед даже очень яркими, хотя, в соответствии с правилами, мусульманские женщины должны стараться избегать чересчур ярких красок.

2. Summer Albarcha 


 Дизайнер Summer Albarcha предпочитает использовать броские аксессуары, особенно она любит хорошие сумки.  

3. Melanie Elturk


 

Мелани Эльтурк является дизайнером и исполнительным директором бренда Haute Hijab.

4. Heba Jay


 

Модный блоггер Джей Хеба чаще всего сочетает шарф со стильной повседневной одеждой.

5. Dina Toki-O


 

Токи-О Дина — владелица аккаунта Youtube, на который подписано более 193 000 человек, а просмотров этот блог собрал больше 23 миллионов. Её сочетания головного платка с обычной одеждой часто выглядят неожиданно, и, вместе с тем, мило.

6. Basma K

 


 Дизайнер Basma K — основатель бренда Basma K Collection. Она любит элегантность в современном исполнении.

7. Zinah Nur Sharif

 

Zinah Nur Sharif привлекает людей своим элегантным и, вместе с тем, небрежным стилем.

8. Ascia AKF


 

 Блоггер ASCIA AKF имеет больше 1,3 миллиона подписчиков в Instagram.

9. Ruba Zai


 Руба Зай — видеоблоггер, её темы — это мода и красота. У неё свыше 182 тысяч подписчиков и около 16 миллионов просмотров. Эта девушка привлекает своей смешливостью и особенно любовью к красоте и кулинарии.

10. Hana Tajima


 

 Самая, наверное, известная для российской мусульманской аудитории зарубежная девушка-блоггер по имени Хана. Она одна из пионеров, вдохновивших многих людей на эксперименты с головным платком. Конечно, стиль Ханы у многих вызывает недоумение, кто-то его считает странным, но, тем не менее, элегантным и заслуживающим внимания. В настоящее время девушка владеет брендом Maysaa и, не так давно, она сотрудничала с японским брендом Uniqlo.

Переведено специально для maidenly.ru 

Топ-10 отговорок, почему девушки не носят хиджаб

1. Я думаю, что носить хиджаб не обязательно.

Когда человек уверовал в Аллаха и признал своей религией ислам, он принимает его как систему и образ жизни. Верующий человек не может принимать одну часть религии и отказываться от другой. Хиджаб – предписание ислама, и верить в Аллаха – значит стремиться к исполнению Его предписаний. В Коране сказано: «Когда верующих зовут к Аллаху и Его посланнику, чтобы он рассудил их, они говорят: «Слушаем и повинуемся!» Именно они являются преуспевшими» (24:51).

2. Мои родители против того, чтобы я носила хиджаб, я не могу их не слушаться.

Девушка не может ослушаться родителей, но может ослушаться Аллаха? Кто создал вас и ваших родителей? Посланник Аллаха (мир ему) сказал: «Нет послушания творениям в ослушании Творца».

Послушание должно быть, но только тогда, когда оно не идет вразрез с предписаниями Всевышнего:

«А если они будут сражаться с тобой, чтобы ты приобщил ко Мне сотоварищей, о которых у тебя нет знаний, то не повинуйся им» (31:15).

3. Моя работа не позволяет мне ходить в хиджабе.

Мусульманке не предписано выходить из дома в неподобающей одежде, каждая мусульманка должна знать, что представляет собой мусульманское одеяние и стараться придерживаться его, стремясь к довольству Аллаха. Если работа не позволяет этого, то следует найти другую работу, так как работодатель должен ценить вас за ваши знаки и навыки и не ущемлять ваши религиозные права. Обретя искреннее намерение, Аллах не оставит вас и ниспошлет решение.

«Тому, кто боится Аллаха, Он создает выход из положения и наделяет его уделом оттуда, откуда он даже не предполагает» (65:2-3).

4. В хиджабе очень жарко.

Шайтан стремится отвести женщину от пути истины всяческими способами, нашептывая свои наущения, и она начинает искать оправдания во всем. Хиджабы бывают разных материалов и тканей, в которых не только не жарко, но они спасают от жары. Внешние трудности – это лишь испытания нашей веры, в каком направлении мы сделаем свой выбор.

5. Я боюсь, что если надену хиджаб, то потом сниму его.

Если бы люди руководствовались подобной логикой, они бы никогда не совершали поклонение. Люди не совершали бы намаз, боясь оставить его в будущем. Надеть хиджаб – это не действие, связанное с внешним завязыванием платка, это внутреннее состояние, мировоззрение и позиция, обретя которые не так то и просто от них отказаться. Возможно, по–началу существует определенный страх, тем не менее. Если вы будете придерживаться руководства и предписаний, то несомненно познаете сладость веры и не захотите пренебрегать предписанием Всевышнего.

6. В хиджабе я никогда не найду мужа.

Разве вы хотите в мужья того, кто не хотел бы следовать пути, предписанным Всевышним? Любой верующий мужчина хочет в жены праведную жену, с которой он бы смог построить семью, которой был бы доволен Аллах. Если вы мечтаете о счастье в браке, о семье, которой бы был доволен Аллах, вы должны следовать Его предписаниям и обрести праведного человека, который укреплял бы и поддерживал бы вас в вере. Каждый находит то, к чему стремится, и в хиджабе вы найдете именно того, для кого вера играет первостепенную роль.

7. Я не могу прятать красоту, которой Аллах благословил меня.

Пусть они не выставляют напоказ своих прикрас, за исключением тех, которые видны (24:31).

Хиджаб не способен скрыть красоту женщины, он лишь показывает ее в той мере, которая предписана мудростью Всевышнего.

8. Я надену хиджаб, когда того захочет Аллах.

Разве Аллах не захотел этого, когда сделал вас мусульманином и ниспослал Свое руководство?

9. Я еще молода, я надену хиджаб, когда буду старше.

Вы можете гарантировать свою жизнь наперед и быть уверенным, что доживете до определенного возраста? Нет, никто не может, никто, кроме Аллаха, не знает, сколько человеку отведено, поэтому, думая, что вы наденете хиджаб в определенный день, вы не знаете наступит ли этот день вовсе.

10. А что подумают люди?

И наверно, одна из самых значимых причин, почему девушки бояться хиджаба – это мнение окружающих, кто и что подумает. Хиджаб – это поклонение, которое не подчиняется мнению людей и их собственному выбору, так как они установлены самим Всевышним Аллахом. На пути к довольству Всевышнего и в надежде на Его милосердие и успех в джаннате, человеку приходится делать выбор в ту или иную сторону. Определите прерогативы и придерживайте того, что действительно важно для вас.

Сайда Хайат

Если вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Сняла решительно хиджаб наброшенный

1 февраля во многих странах отмечается Всемирный день хиджаба, установленный четыре года назад по предложению живущей в Нью-Йорке американки Назмы Хан, рожденной в Бангладеш. Накануне этой даты в России вновь развернулась острая дискуссия о приемлемости этого атрибута мусульманства в светских учреждениях страны, в частности в школах. Причем на заявления высокопоставленных российских чиновников, также принявших участие в споре, уже был вынужден отреагировать Кремль.

Разрешить ли хиджаб в школах России – вопрос, который обсуждают уже несколько лет. Обсуждают, но к какому-то согласию на эту тему прийти так и не могут. Министерство образования и науки и его глава Ольга Васильева настаивают на светском характере образования – недавно она заявила, что хиджабу в школе не место. Ей в своем инстаграме ответил глава Чечни Рамзан Кадыров, напомнив, что платок – важная часть одежды мусульманки. Еще дальше пошел депутат Государственной думы от Чечни Шамсаил Саралиев.

"Находятся определенные деятели, чиновники, которые всячески препятствуют гражданам исповедовать свою религию. Они говорят, что Россия – светское государство, при этом делают провокационные заявления, которые ущемляют многих российских граждан. Да, светскость отделяет религии от государства, но в российском обществе почти подавляющее количество людей – это верующие. И светскость должна учитывать в первую очередь их интересы. Считаю, что чиновников любого уровня, которые поднимают подобные вопросы, общественность должна учитывать и воспринимать как людей, потенциально склонных к нацизму, фашизму, экстремизму и терроризму", – сказал он.

О роли хиджаба в российской жизни и политике – адвокат Абусупьян Гайтаев, правозащитник Игорь Каляпин, журналист Надежда Кеворкова, политолог Руслан Мартагов.

Ведущий –​ Владимир Кара-Мурза-старший.

Полная видеоверсия программы

Владимир Кара-Мурза-старший: 1 февраля во многих странах отмечается Всемирный день хиджаба, установленный четыре года назад по предложению Назмы Хан, рожденной в Бангладеш. Накануне этой даты в России развернулась острая дискуссия о приемлемости этого атрибута мусульманства в школах и в других светских учреждениях.

У нас в гостях адвокат Абусупьян Гайтаев и правозащитник Игорь Каляпин, член Совета по правам человека при президенте России.

Абусупьян, как вы считаете, стоило ли министру образования, говоря о Татарстане, обобщать, что во всех субъектах Российской Федерации нельзя носить хиджаб в школе?

Абусупьян Гайтаев: На мой взгляд, не стоило бы. Этот вопрос в нашем обществе обоюдоострый, это сложный вопрос. И сейчас крайне неуместна постановка этого вопроса, учитывая состояние нашего общества. Зачем сейчас министр образования подняла этот вопрос – не очень понятно. А реакция чеченских властей мне понятна.

Да, этот вопрос актуален, действительно, с этим надо что-то делать. То есть общество должно выработать какую-то позицию в отношении возможности ношения хиджаба. Долго оставаться открытым этот вопрос не может и не должен. Потому что нерешенные вопросы, как правило, создают определенные проблемы. Все-таки обществу лучше каким-то образом определиться с этим и другими вопросами. Но если мы сегодня говорим о ношении хиджаба, то нужно понять, что это не какая-то прихоть. По исламу это обязанность мусульманки, а не рекомендация – носить хиджаб в любом возрасте. Есть же рекомендованные, желательные, обязательные нормы и так далее. В данном случае это обязанность. А если божественное предписание входит в противоречие со светским законом, то какой здесь выбор? Зачем человека ставить перед такой дилеммой? Мне кажется, не надо его ставить перед выбором.

Более того, здесь нет никакой коллизии. И божественное предписание, и Основной закон нашего государства друг другу в этом плане не противоречат. В Конституции есть статья 28, где четко указано: свобода вероисповедования, в том числе свобода исповедовать религию индивидуально и коллективно. Плюс возможность распространять свои убеждения – это тоже в статье указано. Поэтому проблема во многом искусственная. Мне кажется, этот вопрос можно решить при определенном желании.

Владимир Кара-Мурза-старший: А сейчас с нами на связь вышла журналист Надежда Кеворкова.

Надежда, как вы считаете, надо ли в школах Кавказа разрешить девочкам носить традиционную одежду, в частности хиджаб?

Надежда Кеворкова: Здесь давно все его носят, никогда не прекращали это делать. Это было даже в сталинское время. Даже выселенные народы всегда носили платки.

Почему-то все время переводятся стрелки на министра Васильеву. Но Васильеву спросили на пресс-конференции, и она не могла уйти от этого вопроса. А высказывался о платках президент Путин, поэтому все вопросы к нему. Чиновники только отражают какое-то общее направление чиновной мысли, не более того. А вопрос к президенту, конечно, есть. Почему он полагает, что хиджаб, как он выражается, – на самом деле это просто женский платок, – не является традиционной атрибутикой наших женщин? Конечно, является. Все женщины всех конфессий в России носили платки.

Владимир Кара-Мурза-старший: Надежда, наверное, вы знаете, что в Западной Европе – в Швейцарии, во Франции – категорически это запрещено, и уже даже были конфликты. Никто там не носит в школах платков.

Надежда Кеворкова: А в Америке и во всем англосаксонском мире никому даже в голову не приходит это запрещать. Более того, там не только дети, не только преподаватели, не только профессора в университетах, но даже полицейские и государственные служащие имеют право ходить в платках. Везде разные правила. И я не знаю, почему мы должны ориентироваться, например, на Францию, а не на Великобританию.

Владимир Кара-Мурза-старший: По-моему, сейчас форму одежды учеников школы определяют самостоятельно, согласно законодательству.

Абусупьян Гайтаев: Правильнее говорить, наверное, не о законодательстве. Законодательство эти нормы не регулирует. Есть какие-то подзаконные акты, распоряжения...

Владимир Кара-Мурза-старший: Устав школы.

Абусупьян Гайтаев: Все эти нормы есть. Но если мы говорим о правовой стороне данного вопроса, то, конечно, всем нам надо ориентироваться на статью 28 Конституции.

Владимир Кара-Мурза-старший: Надежда, вы слышали, как сегодня выступил депутат нижней палаты от Чечни? Он чуть ли не фашисткой назвал министра образования. Так что тут все не так бесконфликтно, как вы хотели бы представить.

Надежда Кеворкова: Дело в том, что чеченцы в лице Кадырова и его депутатов, только ответили на агрессию в отношении того, что в Чеченской Республике является нормой. Ну, ничего не поделаешь. Журналисты и чиновники возбуждают агрессию, а люди просто отвечают на нее. Это их право – носить платок, которое гарантировано Конституцией и свободой вероисповедания.

Владимир Кара-Мурза-старший: С нами на связь вышел политолог Руслан Мартагов, бывший консультант Фонда "Антитеррор".

Руслан, Надежда говорит, что и в депортации женщины носили хиджаб, и когда вернулись – носят. Действительно ли с 57-го года никто в школе не запрещает ношение платков?

Руслан Мартагов: И во время депортации носили. Между прочим, в то время и большинство русских женщин платки носили.

На мой взгляд, коль скоро мы сегодня живем в каком-то едином государстве, отдавать каким-то региональным чиновникам на откуп вопрос – то ли носить платки, то ли не носить платки – это какой-то нонсенс. Это первый признак того, что это государство развалится. Это наряду с созданием каких-то национальных воинских формирований по этническому признаку.

У нас рушится старый мир, а контуры нового мира пока непонятны, не обрисованы. И каждый начальник на местах в регионах ищет подпорки в какой-то старой идеологии. Но они забывают, что эти подпорки – идеологические, религиозные – работали в другом обществе и в другое время. Сейчас надо искать что-то совершенно другое. А цепляться за платки – в нынешнем мире это какой-то нонсенс.

Владимир Кара-Мурза-старший: Когда смотришь репортажи из Чечни, то корреспонденты стараются подчеркнуть как раз светский характер происходящего. Например, на конкурсах красоты. А когда сталкиваешься с тем, что реально происходит в республике, оказывается, что там довольно жесткие религиозные традиции. Чего все-таки больше?

Абусупьян Гайтаев: На мой взгляд, сейчас чеченские власти стараются как-то соединить и религиозные нормы, и светские. Насколько хорошо у них это получается – трудно сказать. Но всем известно, что жены, дочери, сестры представителей чеченской элиты носят хиджабы. Насколько я понимаю, это поддерживается и населением республики.

С другой стороны, проводятся конкурсы красоты, но с соблюдением религиозных правил, норм. Идет поиск пути, как это совместить. Когда я смотрю передачи по чеченскому телевидению, то там все ведущие в платках. И в госучреждениях сотрудницы ходят в платках. То есть в республике повсеместно поощряются и рекомендуются хотя бы внешние проявления религиозной атрибутики. Лично я в этом ничего плохого не вижу.

Более того, мусульманин по определению не может быть против ношения хиджаба. Каждый мусульманин, естественно, за ношение хиджаба, за соблюдение этих норм. Конечно, было бы хорошо, чтобы соблюдались и другие нормы. Но если мы говорим о хиджабе, то, да, в республике это есть, это рекомендуется. И чеченская власть в этом плане подает пример населению, что надо носить хиджабы.

Владимир Кара-Мурза-старший: Надежда, я знаю, что вы тоже окончили истфак. Вот на моем курсе училась Патимат Гамзатова, дочь Расула Гамзатова. Когда мы учились, она одевалась по-светски. А когда у нас бывают встречи курса ежегодно, она приходит в хиджабе, потому что это традиция ее страны.

А когда была революция в Иране, свергли шаха Мохаммеда Реза Пехлеви. И у него была шахиня, она ходила в мини-юбке и без головного убора. Вроде Иран – строгая мусульманская страна, и такая там была свобода, что супруга главы государства не носила головного убора. Надежда, как вы это можете объяснить?

Надежда Кеворкова: В 70-е годы Иран не был религиозной страной. А после Исламской революции 79-го года женщины потребовали проведения референдума именно по вопросу одеяния. Они пришли к такому заключению, что любая женщина, которая приезжает на территорию Ирана, должна покрывать голову, независимо от того, какого вероисповедания она придерживается. Это правило действует там до сих пор, это решение женской половины иранского общества.

Что касается Патимат Гамзатовой, то я с ней знакома с детства. Каждый человек, в том числе и Патимат Гамзатова, имеет право на религиозное движение своей души. Когда она стала мусульманкой, она стала соблюдающей правила ислама во всем объеме – и надела хиджаб. При этом она профессор, доктор исторических наук, прекрасный специалист, работает в светском институте. Я видела, как она делает в этом светском институте намаз. Никто ей не мешает. Ее там обожают. То есть у нее никаких проблем с этим никогда не было.

Владимир Кара-Мурза-старший: А может быть, будет какой-то конфликт? Ведь до двух чеченских войн много русских жило в республике. И вряд ли бы они стали носить мусульманские одеяния, если бы было такое правило. Если они сейчас вернутся, как хочет президент Путин и как обещает президент Кадыров, то они не будут ходить так же, как эти девушки.

Руслан Мартагов: Мы еще раз сталкиваемся с проблемой – регион и страна. Надо определиться, что у нас превалирует – страна или регион. Есть какие-то вещи, которые нельзя позволять региону, как национальные вооруженные формирования, какие-то свои дресс-коды в светских учреждениях, то есть единые для всего государства, в котором находится этот регион. Нельзя позволять эти вещи, потому что это первый признак того, что государство распадается.

Конечно, у нас жило очень много русских. И дай Бог, чтобы они, конечно, вернулись. Но как им сейчас навязывать ношение платков? Причем были такие прецеденты, когда даже работницу прокуратуры не пустили в светское учреждение – в университет – из-за того, что у нее не было головного платка. Это дикость какая-то! И если мы отдадим это на откуп каждому региону: "У вас свои традиции, свои законы, делайте что хотите", – господа, о какой стране мы можем говорить?! Уже нет этой страны в таком случае.

Владимир Кара-Мурза-старший: Например, завтра Кадыров скажет: "Мы все привыкли писать арабской вязью, мы не любим русских букв". И дальше может пойти: "У нас свои деньги будут – золотые. Никогда мусульмане не брали бумажных денег, всегда золотыми пользовались". Так может дойти и до абсурда.

Абусупьян Гайтаев: Нет, до такого абсурда, конечно, не дойдет.

Владимир Кара-Мурза-старший: И чтобы мальчики носили оружие в школу.

Абусупьян Гайтаев: Конечно, регионам, в том числе Чеченской Республике, выйти за какие-то рамки... Есть определенные рамки, выйти за которые не разрешат. Естественно, вопрос ношения хиджаба находится в рамках дозволенного. Тут не может быть особых дискуссий. Даже если исходить из правовой точки зрения, это абсолютно не противоречит Конституции.

Надо понимать, что ношение хиджаба – это выбор человека, и этот выбор должен быть ему предоставлен. Никто не должен требовать носить хиджаб, насильно никто никого не заставит. Я думаю, что в этом плане не будет каких-то сложностей. Но речь идет о том, чтобы девушка, которая хочет носить хиджаб, имела бы право его носить. Здесь превалирует право человека носить такую одежду, которую он хочет, которая соответствует его пониманию, его религиозным убеждениям. Это достаточно простой вопрос, на мой взгляд.

А если рассуждать гипотетически, конечно, все может быть, можно думать о чем угодно. Но я уверен, что есть люди в Российском государстве, которые имеют влияние на все субъекты Российской Федерации. И если кто-то захочет выйти за пределы разумного и разрешенного, конечно, будут приняты соответствующие меры – и не дадут никому выходить за эти рамки. Я не думаю, что тут дойдет до абсурда.

Владимир Кара-Мурза-старший: Надежда, может быть, вы знаете, что еще может быть объявлено мусульманской традицией, которую необходимо неукоснительно соблюдать, помимо хиджаба?

Надежда Кеворкова: А зачем вы ставите так вопрос? И почему вас так пугает хиджаб? "Хиджаб собирается разваливать нашу страну". В Америке люди ходят в хиджабах, в кипах, в чем угодно – страна не разваливается. В Канаде ходят в чем угодно, в том числе индейцы ходят в перьях, – страна не разваливается. Почему-то только в отношении нашей страны такие опасения.

Если вы побываете в мусульманской стране, вы увидите, как там под ручку идут девочки, допустим, арабка и христианка, арабка и мусульманка. Арабка идет в строжайшем хиджабе, ее подружка идет с ней рядом с распущенными волосами. И это никого не пугает ни в Палестине, ни в Египте, ни в Сирии, ни в Ливане – нигде. Только в Москве почему-то очень опасаются, что платок на женщине развалит нашу страну. Это ложные сущности, и не надо их плодить.

Владимир Кара-Мурза-старший: Надежда, наверное, вы учились в советской школе, и помните, что военруки посылали ваших одноклассников стричься. Запрещали носить битловские прически, которые могли развалить нашу страну. И запрещали ансамбль The Beatles. Он в списке ЦК комсомола стоял на первом месте в числе запрещенных ансамблей.

Надежда Кеворкова: А зачем мы продолжаем логику военруков?

Владимир Кара-Мурза-старший: А потому что это развалило страну. Вот они не давали людям свободу одеваться – и Союз распался... Может быть, и поэтому, в частности.

Надежда Кеворкова: Точно!

Владимир Кара-Мурза-старший: Поэтому никакого абсурда здесь нет. Но мы не будем плодить ложные сущности.

Скоро будет трагическая дата – 23 февраля. В республике, по-моему, на май перенесен день траура. Может быть, этим Рамзан хочет подчеркнуть, что это напоминание о традициях, которые попрали сталинские палачи? Руслан, может быть, есть политический подтекст в желании президента Кадырова, чтобы люди вспоминали свои традиции, чтобы не стерлось из народной памяти унижение, когда чеченцев погрузили в товарные вагоны и вывезли в Казахстан?

Руслан Мартагов: Я думаю, на этот вопрос он сам гораздо лучше ответит, либо его пресс-секретарь, если обратиться к нему с этим вопросом.

Я еще раз подчеркиваю, старый, индустриальный мир рушится, он уже подошел к своей последней черте. И самый главный признак его обрушения – это то, что он не воспроизводит сам себя в людском потенциале. А мы – все-таки европеизированная страна, и мы столкнулись с развалом Европы, о котором Освальд Шпенглер писал в свое время, и Гумилев писал об этногенезе. Но лучше всех по этому поводу, на мой взгляд, выразился известный советский писатель-фантаст Иван Ефремов. В "Лезвии бритвы" он написал, что спустится с гор чабан (это мой вольный пересказ) – и на развалинах этой цивилизации будет пасти баранов.

На сегодняшний день попытки как-то сохранить себя... То "православные скрепы" какие-то выдумывают, то храмы в шаговой доступности, то цепляются к хиджабам, одни осуждают, другие поддерживают. Это все признаки того, что мы не можем найти в современном рушащемся мире ориентиры. Надо исходить из этого. А хиджаб – это просто прилагательное к той катастрофе, которая сегодня происходит в мире.

Владимир Кара-Мурза-старший: Игорь, Надежда просит нас не плодить ложные сущности, не обсуждать каждый предмет дамского туалета. Имеет ли политический оттенок конфликт вокруг хиджабов именно в чеченских школах?

Игорь Каляпин: Для меня это совершенно неожиданная история. Из хиджаба сейчас делают знамя борьбы то ли за равноправие мусульман, то ли за свободу совести. И то, и другое – дело, безусловно, нужное и святое. Но вот хиджаб, по-моему, не очень хорошо подходит на роль знамени.

Мне вообще непонятно, почему это пытаются решать на каком-то государственном уровне. Мне этот подход кажется совершенно парадоксальным. Васильева с Кадыровым...

Владимир Кара-Мурза-старший: Слава Богу, что они спорят заочно.

Игорь Каляпин: Да. Но эти фигуры очень заметные на нашем политическом небосклоне. И они всерьез обсуждают – носить хиджаб или не носить хиджаб, можно надевать хиджаб в школе или нельзя. Ну, давайте обсудим, нужно ли мальчикам носить галстуки. Кто-то носит, кто-то не носит. Почему этому придается такое огромное значение – мне совершенно непонятно. Кто-то носит крестик, кто-то не носит... На мой взгляд, это все инициировано какими-то не очень умными людьми, которые увидели в хиджабе признак экстремизма.

Как ни странно, получается, что я готов подписаться под каждым словом, которое озвучил Рамзан Ахматович Кадыров. А уж небезызвестный Даудов просто правозащитный спич у себя изложил: каждое слово отлито в граните. Если бы я не знал Рамзана Ахматовича как человека, который когда-то, как минимум, рукоплескал тем людям, которые женщин без хиджабов расстреливали из пейнтбольных ружей в Грозном шесть лет назад... Он мне лично когда-то говорил, хитро прищурившись: "Я не знаю, кто эти люди. Но если бы я знал, кто они такие, я бы им премию дал". То есть Кадыров, на мой взгляд, очень удачно в данной ситуации встроился и выступает сейчас защитником конституционных прав граждан, как ни парадоксально. А Даудов, который говорит: "Мы с удовольствием в Чеченской Республике предоставим право каждому гражданину, если он того пожелает, носить хоть кипу, хоть хиджаб, хоть крест, хоть что угодно", – ну, просто правозащитник. Если бы я не был сторонником принципа "по делам их узнаете их", я бы сейчас, наверное, рукоплескал стоя.

Мне кажется, что совершенно неуместная, очень странная позиция, которую высказала Васильева, привела вот к такому парадоксальному эффекту, что у нас сейчас главные попиратели общечеловеческих ценностей – прав человека и свободы совести – получили возможность позиционировать себя как главные правозащитники страны. Браво, Рамзан Ахматович Кадыров! Он замечательно воспользовался ситуацией.

Владимир Кара-Мурза-старший: Во Франции были санкюлоты – по одежде был понятен их политический уровень. А если женщины будут в хиджабах, то сразу будет заметно, что эти женщины поддерживают президента Кадырова?

Абусупьян Гайтаев: Нет, на мой взгляд, тут нет никакой политики. Есть обыкновенное желание мусульманки соблюдать свою веру, нормы своей религии – и все. Никакого отношения к власти в Чечне, естественно, ношение хиджаба не имеет.

Действительно, сегодня чеченские власти как бы демонстрируют свою религиозность, они являются примером ношения атрибутики – в их семьях носят хиджабы. Но желание носить хиджаб все-таки исходит из убеждения человека. Есть люди, которые видят, что это носит руководство, и думают: "Мы как-то пристроимся – и будем в тренде, а возможно, получим какие-то преференции". Конечно, такие люди тоже есть. Но нельзя говорить о том, что это мнение доминирует. А это желание мусульманок сейчас совпадает и с позицией руководства Чеченской Республики. Все сложилось так, что сегодня позиция чеченского руководства является конституционной, и они сейчас в этом вопросе выступают защитниками свободы вероисповедания, то есть конституционных принципов и так далее.

Владимир Кара-Мурза-старший: Надежда, лет пять назад, когда вы ездили в командировку, там были еще Марианна Максимовская, Елена Масюк, вы довольно жестко рассказали о том, что вам местные власти велели не появляться вечером без платка на улице, а вы сказали: "Как мы хотим, так и будем делать". По-моему, сейчас вы уже не исповедуете тех принципов, что исповедовали тогда.

Надежда Кеворкова: Я никогда не была в командировке с Марианной и с Еленой. Как раз я придерживаюсь совершенно другой линии поведения. Я считаю, что если в данной местности люди носят, допустим, платки, то я тоже буду ходить в платке. Мне это проще, чем пятьсот раз объяснять, почему я не в платке. У меня нет задачи доказать, что я могу ходить без платка. Тут я плохой советчик, мне кажется, что это неправильно.

Владимир Кара-Мурза-старший: Я знаю, что на днях в Чечне была перестрелка, убили двоих полицейских, а те убили, по-моему, троих боевиков. Там создалась конфликтная ситуация. По-моему, Рамзан вызвал их родственников. И собирается отвечать сын за отца, а родственники – за брата.

Игорь Каляпин: К сожалению, в последнее время сложилась такая практика: что бы ни случилось в Чеченской Республике, непосредственных виновных уничтожают. Ну, может быть, невозможно было взять их живыми. Но при этом почему-то ответственность возлагается на родственников. Кого-то из молодежи, насколько мне известно, задерживают, содержат в подразделениях полиции. Кому-то угрожают выселением, и выселяют. И люди вынуждены покидать свои дома. И хорошо еще, если при этом имеют возможность вещи собрать и нормально выехать, а не бежать оттуда. Все это так. Именно поэтому, может быть, мне очень странно видеть картинку, когда люди, которые вот таким образом поступают со своими земляками (я уж не говорю о том, что эти люди – граждане Российской Федерации), вдруг выступают самыми ярыми защитниками конституционных свобод.

И я хотел бы вернуться к теме запретов или разрешений. Мне она кажется, с одной стороны, абсурдной. Мне непонятно, почему эту "мелочь" мы сейчас серьезно обсуждаем. С другой стороны, видимо, задеты какие-то принципиальные вещи. Я родом из Нижегородской области. На юге области – одна, русская культура, там можно ходить в шортах, никого это не удивит и не оскорбит. А на севере Нижегородской области, где староверы еще остались, там это неприлично. Это не значит, что местная администрация каким-то образом должна какие-то декреты на столбах вывешивать о том, где можно шорты носить, а где нельзя. Я сам среди дедушек, которых это шокирует, в шортах ходить не буду. И приехав в Чеченскую Республику, мне никогда в голову не придет шорты надеть. Я понимаю, что это все равно что голым на улицу выйти. Но это совершенно не значит, что государство, черт возьми, должно во все вопросы, в том числе и в эти, залезть со своей отверткой и что-то начать закручивать, регулировать. Не все у нас в стране должно регулироваться какими-то нормами, которые создает власть.

Я не понимаю, зачем кому-то потребовалось в какой-то мордовской деревне татарским девушкам, которые носили платки, запрещать это делать и устраивать всероссийский скандал. Что, платок – признак экстремизма? Может быть. Я не знаю, я не эксперт. Я вполне допускаю, что какие-то ЦПЭшники в этом лучше разбираются. Но если хиджаб – это признак экстремизма, – ну, радуйтесь. То есть они таким образом себя демаскировали. Но сам по себе платок опасностью не является. Он является признаком. А зачем вы с признаком-то боретесь? Если у человека, простите, сифилис, то лечить надо не сыпь, которая появляется, а болезнь. А нам в данном случае на полном серьезе предлагают ровно обратное.

Я уж не говорю о том, что хиджаб – это символ религиозный, это еще и элемент определенной исламской культуры. Какие-то девушки, женщины, которые воспитаны в этой культуре, они себя некомфортно чувствуют без него. Ситуация создана совершенно искусственно.

Владимир Кара-Мурза-старший: Руслан, напомните нам, какие были в последние дни инциденты. В частности, о том, когда полицейских убили и убили троих нападавших. В каком городе это произошло?

Руслан Мартагов: Это было в Шали. Я не знаю, с чем это связано, но в последнее время эти инциденты участились. И я знаю, что эта тенденция будет продолжаться.

Владимир Кара-Мурза-старший: А почему вы так думаете?

Руслан Мартагов: К сожалению, это исторический факт: чем больше насилия со стороны власти, пусть даже оно будет продиктовано какими-то, на взгляд власти, благими намерениями, тем больше будет ответное противодействие, оно ужесточается. Нового здесь ничего нет, все это в истории уже было, есть и будет повторяться, пока будет такое отношение к противоборствующей стороне, когда вместо диалога или понимания друг друга будет голое насилие.

Владимир Кара-Мурза-старший: Абусупьян, сохраняется ли обвинительный уклон в тех процессах, где вы защищаете чеченцев, которых безосновательно обвиняют только за то, что они помолились в какой-то мечети, которая вызывает подозрения эфэсбэшников?

Абусупьян Гайтаев: Обвинительный уклон в делах, связанных с мусульманами, которых обвиняют по террористическим и экстремистским статьям, безусловно, остается. Это бесспорный факт. У меня в производстве было много дел религиозной и экстремистской направленности, и некоторые мои подзащитные действительно нарушали закон, но были и такие, которые не нарушали закон, которые были абсолютно невиновны. Я в этом убежден, потому что я знаю материалы дела, поэтому я говорю об этом уверенно.

И у меня были дела, где люди, которые соблюдали религию, ходили в мечети, но которые выделялись из числа мусульман своими знаниями, строгим исламским поведением, они каким-то образом попадали в поле зрения спецслужб. И даже если они не совершали ничего незаконного, спецслужбы фабриковали дела против них. Людям, которые никогда не пили и не курили, подбрасывали наркотики, оружие, их сажали на длительные сроки. Это было, и это продолжается. И если спецслужбы человека привлекли – тут никто не может помочь. Обязательно это дело пойдет в суд, и суд назначит большой срок. То есть обязательно будет обвинительный приговор, потому что ни один судья не пойдет против этих служб. К сожалению, это данность, это наше правосудие.

Владимир Кара-Мурза-старший: Надежда, наверное, вы тоже знаете такие примеры, когда и московские, и северокавказские суды, может быть, незаконно осудили просто верующих людей.

Надежда Кеворкова: Таких случаев множество. Мусульманская атрибутика, например, бритые усы при наличии бороды, короткие брюки, платок на голове у женщины – это все является поводом для того, чтобы этих людей осудить.

Но платок – это тема, которая охватывает миллионы людей. Миллионы женщин были встревожены словами Путина, когда он сказал, что "хиджаб – это не наша традиция". Миллионы мусульманок сейчас встревожены ситуацией в мордовском селе. Очень сложно понять не мусульманам, насколько это животрепещущая тема. Эта тема уходит, к сожалению, корнями в политику, а вовсе не в какие-то культурные нормы.

У меня ощущение (может быть, это какая-то страстная конспирология), что федеральный центр не знает, как еще им надавить на Шаймиева, а Татарстану нужно переоформлять свой федеральный договор, и вот теперь они нашли заложников – это преуспевающее, богатое село, и они сейчас будут давить на женщин. Для этого выпускаются программы на Первом канале. Совершенно безобразный был эфир у Фадеева, где их обвинили в том, что они собираются разбирать автомат Калашникова, якобы молятся в школе – что является враньем, потому что намазы не приходятся на время уроков, что из этого селения то ли 20, то ли 80 человек воюют в Сирии, что тоже вранье.

Эта кампания имеет политическую коннотацию. Сейчас можно как угодно виноватить Кадырова (и есть в чем), но, к сожалению, во всем исламском сообществе нашей страны нашелся только он. Все муфтии промолчали. Нашелся единственный человек, сказал: "Не надо трогать женский платок". Ну, как-то разумнее надо к этому подходить, мне кажется.

Конечно, мусульмане находятся под ударом. Их сажают, пытают, мучают. Тюрьмы наполнены мусульманами. И кому, как не Игорю, об этом знать.

Владимир Кара-Мурза-старший: Мы всегда занимаемся тем, что напоминаем о судьбах политзаключенных, и не только по "Болотному делу", но и по религиозным делам.

Игорь, права ли Надежда, усматривая здесь какие-то, может быть, экономические, рейдерские корни или даже политические в этом вопросе?

Игорь Каляпин: Я считаю, что корни у всего этого не политические. То, что это имеет целью давление на руководство Татарстана, – на мой взгляд, это слишком тонкая шутка для нашего цирка. Я не очень верю в "теории заговоров". Я вижу, что на самом деле причиной всех глупостей и ляпов, которые происходят в нашей жизни, является не чья-то злонамеренность, а извините за выражение, раздолбайство и некомпетентность.

На мой взгляд, вся история с платками, с мордовской деревней – это не какая-то политическая многоходовка, а это обычная некомпетентность людей, которые обязаны по долгу службы в этом вопросе разбираться. Они сделали глупость в свое время – они начали бороться не с экстремизмом, который они увидели за этими платками, а с платками, с проявлением, с сыпью. И в результате мы имеем то, что имеем: обоснованную тревогу, скажем так, огромного количества верующих, мусульман, которые совершенно обоснованно считают, что их лишают привычного, комфортного для них, в том числе необходимого, с точки зрения их веры, предмета одежды, что с ними совершают какое-то насильственное действие. При этом федеральная власть взяла паузу. А Рамзан Ахматович на этом фоне действительно выступает с позиции главного российского правозащитника. И дай Бог ему здоровья! Всегда бы так!

Я полагаю, что те люди, которые затеяли эту войну с хиджабами... Я сейчас не собираюсь ни в кого тыкать пальцем и никого обвинять, но объективно эти люди занимаются разжиганием вражды по принципу вероисповедания. Вот так это называется. И вот этак это объективно выглядит. Я уж не знаю, умышленно или не умышленно, скорее, как раз по недомыслию, но объективно это так.

Владимир Кара-Мурза-старший: Руслан, вы согласны, что по недомыслию? Чтобы не было обидно одному вице-спикеру Толстому, которого обвиняют в том, что он по недомыслию сказал...

Руслан Мартагов: Начиная с 91-го года, отслеживая всю эту политику, я пришел к единственному для меня верному выводу, что это целенаправленная политика. Чеченское общество было вполне светским обществом, как и весь мусульманский мир, который находился в России. Нам одно время навязали эти платки, несмотря на противодействие общества. Ну, ладно, навязали и навязали. Потом начинается "подъем православия": президент светского государства стоит со свечкой, но клянется не на Библии, а на Конституции. Потом начинаются гонения на книги различных мусульманских богословов, они объявляются запретными. Потом в каком-то издании Корана находят экстремизм. Потом начинают строить храмы в шаговой доступности. Потом начинают православных привлекать в вооруженные силы, где служат и мусульмане, и буддисты, и иудеи, и так далее. В большей степени привлекают именно православных.

То есть сегодня, я в этом убежден, идет открытое противопоставление православия, христианства и ислама. И это идет не от недомыслия, а это делается осознанно, и мы должны это знать, когда говорим о платках. В принципе, это пустой вопрос. Но когда он поднимается на такой уровень, мы должны понимать, что за этим стоят заинтересованные силы.

Владимир Кара-Мурза-старший: Руслан, я думаю, что мы еще увидим подтверждение или опровержение правоты ваших слов.

Хиджаб танцору не помеха | Статьи

14-летняя мусульманка из Сиднея мечтает стать первой профессиональной балериной в хиджабе. Стефани Курлоу (Stephanie Kurlow) хочет показать всем, что девушки независимо от их веры или одежды могут заниматься занятием по душе.

Отец Стефани Курлоу австралиец, мать родилась в России. В 2010 году Стефани и два ее брата приняли ислам.

Девушка занималась балетом с двухлетнего возраста. Из-за ношения мусульманской одежды, которая закрывает все части тела, кроме лица, девочке пришлось отказаться от балета. Она хотела носить хиджаб на занятиях танцами в юго-западном пригороде Сиднея, но не могла найти школу, которая смогла бы принять ее.


— Хиджаб — это важно для меня. Это часть того, кем я являюсь. Это прекрасная религия, которую я люблю. Если люди имеют право носить что попало, то я имею право одеваться в мой хиджаб. Это мое выражение любви к моему создателю, и я верю, что он скрывает мое тело, но не мой разум, сердце и талант, — заявила Стефани Курлоу в интервью Mashable Australia.


Стефани вдохновила Нур Тагури, которая стала первой ведущей США, работающей в эфире в хиджабе. Стефани Курлоу также решила сломить стереотипы и исполнить свою детскую мечту — танцевать в хиджабе на большой сцене.

— Я хочу поделиться красотой балетного искусства и вдохновить других людей, которые не чувствуют себя так уверенно. Я хочу, чтобы эти молодые люди имели возможность сделать свои мечты реальностью. Но из-за давления со стороны, многих страхов и расизма в нашем обществе они этого не могут, — сказала Курлоу.


На краудфандинговой платформе она открыла сбор средств, которые нужны ей на обучение в специализированной балетной школе (около 10 тыс. австралийских долларов за первый год занятий, 1 AUD = $0,7 ). У семьи юной балерины таких денег нет. Сейчас собрано уже более 2 тыс. австралийских долларов.

Она считает, что если получит возможность учиться, то сможет передать свои знания и навыки другим девушкам, у которых те же стремления.

Стефани надеется открыть собственную балетную школу.

— Я хочу стать профессиональной балериной и получить квалификацию, благодаря которой я смогу открыть художественную школу, которая будет учить детей и молодых людей разных вероисповеданий, рас и происхождения, — сказала Стефани.

Хиджаб аль-Амира, Размер девушки - Исламское место

РекомендуемыеЛучшие продажиАлфавитный: A-ZАлфавитный: Z-APЦена: от низкой к высокой Цена: от высокой к низкой Дата: от новой к старой Дата: от старой к новой

  • Однокомпонентные стили обычно хорошо подходят для девочек 5 лет и младше. Маленьким девочкам легче носить их самостоятельно.
  • Стиль
  • из двух частей обычно подходит большинству девочек ростом до 4 футов.
Загрузить больше продуктов

Netflix приветствует Надю, мусульманку в хиджабе

Я не ожидал так многого, когда увидел Надю.Я чувствую себя глупо. В конце концов, за шоу стоит немусульманская, в основном не женская команда. Съемочная группа считает, что отправить актера в гримерку, надеть ему на голову хиджаб и поставить его перед камерой, сюжетная линия которого не требует наличия женщины в хиджабе, работает. Это чистый символизм. Откуда кто-нибудь, кроме настоящей мусульманки, носящей хиджаб, знает, что значит иметь религиозный предмет как часть вашей идентичности, как часть вашего наряда?

Надя носит хиджаб, поэтому в большом списке персонажей Netflix (но относительно небольшом списке изображений) хиджаб может быть включен.К сожалению, это не работает.

Мы живем в прекрасную эпоху, когда реальные люди могут делиться своей реальностью, своими историями без редактирования.

Если я хочу знать правду о том, почему кто-то предпочитает носить хиджаб, он впервые носит хиджаб или какие трудности они испытывают, я могу зайти на YouTube. Что касается шоу «Элита», то действительно есть мусульманки из консервативных семей; они угнетены и хотят быть свободными. Угадай, что? Если я хочу узнать об этих женщинах, я также могу зайти на YouTube.Они будут сидеть перед камерой и объяснять чистую правду точно так же, как это .

Я не говорю, что в телешоу не следует изображать хиджаби, потому что для этого есть YouTube. Я говорю о том, что персонаж не должен носить хиджаб ради привлечения внимания к себе и сюжетной линии, в которой она не что иное, как угнетенная, покорная патриархальному обществу или яростно вырывающаяся из состояния диктата. . Происходит то, что у пассивных зрителей хиджаб ассоциируется с патриархатом, угнетением и женщиной, у которой нет голоса.

Поскольку Надя совершает религиозные грехи, «вырвавшись из хиджаба», необразованные зрители также будут думать, что послушная мусульманка носит хиджаб. Если вы мусульманин и не носите хиджаб, то, как и Надя, вы должны быть радикальными?

Как прекрасно объяснила Муна Джума, мусульманка и бывшая участница конкурса «Мисс Вселенная»

«Истинная красота определяется нашим поведением по отношению друг к другу и не должна измеряться тем, что мы носим. Хиджаб - прекрасный способ исповедовать исламскую веру, но не единственный.”

Мода на хиджабы | Просто модные девушки

Марокканский кафтан - это модная одежда высокой моды во всем мире, которую носят исключительно женщины. Его главным образом определяет капюшон. Длинная туника с длинными рукавами (может быть немного короче), богатым дизайном и считается самой традиционной одеждой в Марокко. Независимо от того, марокканец вы или нет, хорошо спланируйте отпуск, добавив эту универсальную одежду в свою летнюю коллекцию. В этом году вы сможете побороться с жарой и проявить творческий подход с марокканским куфтаном.Вот наши ценные советы по укладке вашего марокканского куфтана с помощью наших избранных фотографий для вас: 1. Марокканский кафтан в чистом стиле Марокканский кафтан предназначен не только для девушек в хиджабе…

Подробнее… »

Хиджаб Мода Пляжное платье макси-кафтан, удобные кафтаны, дизайнерский кафтан для праздников, украшенные кафтаны, платья-кафтаны, традиционное марокканское платье-кафтан, марокканские кафтаны, чистые пашмины, марокканские кафтаны в Рамадан

Выбор модного бренда или одежды может быть довольно сложной задачей для многих людей.Это может стать довольно сложным очень быстро, особенно с людьми, имеющими большие размеры в одежде. Мы понимаем, что сейчас все без ума от онлайн-продаж, таких как онлайн-предложения итальянской моды, и поэтому мы придумали решение. Здесь мы делимся некоторыми из лучших советов, которые помогут вам подобрать модную одежду. Несмотря на то, что вы можете использовать эти советы в любой модной ситуации, наибольшая польза от одежды больших размеров. Итак, без дальнейшего изучения этого списка, мы составили его для вас.В этот сборник включены советы, которые…

Подробнее… »

Хиджаб Мода Красивый модный стиль хиджаба больших размеров, модные кардиганы больших размеров в хиджабе, модные туники больших размеров для женщин, смешивание и подбор хиджаба больших размеров, мусульманские стили хиджаба больших размеров, хиджаб больших размеров 2021, вдохновение уличного стиля больших размеров для хиджаба

Рамадан - особенный месяц в году! Со своими ритуалами и традициями и даже со своим чувством моды и стиля.Для хиджаба и женщин, не носящих хиджаб; Вы можете ощутить вкус этого особенного месяца, сохраняя самые фантастические настроения в кругу семьи и друзей. Немного отличается от остальной части года, только меняя внешний вид с помощью дополнительных штрихов. Говоря о Рамадане Абая, это выделенный фрагмент. Абая подходит для любого события дня в Рамадан, так как его можно найти повсюду по доступным ценам. Вот наиболее информативное и полное руководство, которое поможет вам выбрать свой Abaya…

Подробнее… »

Хиджаб Мода Abaya Designs 2021, Abaya Designs Latest Dubai Bahrain, абая мусульманские женщины, абая с джинсами, турецкое длинное платье абая, шифон абая, мода в Дубае, стиль египетской абайи, египетский стиль абая, элегантная и стильная абая для мусульманской женщины, элегантные египетские абайи, хиджабы и скромная одежда, исламская одежда на все случаи жизни, джилбабы, женская мода на Ближнем Востоке, стиль путешествий по Ближнему Востоку, скромная одежда, мусульманская одежда абая, исламская одежда, саудовский стиль абая, стиль подростковой абайи, что надеть при посещении Ближнего Востока

Когда дело доходит до шоппинга, бюджетная одежда сейчас в тренде больше, чем когда-либо.Теперь у вас есть множество вариантов сделать покупки доступной одежды. На основе исследований и данных более чем 3 млн рецензентов команда Sitejabber составила окончательный список самых популярных модных сайтов, которые на самом деле довольно дешевы. А в сегодняшнем посте мы еще глубже погрузимся в 8 лучших сайтов, чтобы найти доступные модные аксессуары к этой недорогой, готовой к подиуму одежде. ASOS Готовы стать классной уличной одеждой! ASOS может стать вашим следующим местом для покупок. В то время как ASOS известна своим огромным разнообразием уважаемых брендов и доступной внешностью для подиумов, вы…

Подробнее… »

Хиджаб Мода джинсы-бойфренды и джинсы-пиджаки, расклешенные джинсы, брюки с высокой талией, хиджаб весна 2021, платья макси, джинсы mom, брюки-палаццо с крупными принтами, юбки со складками, блузка с пышными рукавами, джинсы и брюки с напуском, платья макси из тюля, белые блузки и рубашки

К наступлению лета, с наступлением весны и повышением температуры; для меня это всегда было лучшее время года.Моя цель - носить меньше джинсов и брюк (или не носить брюки). Но зачем носить брюки, если у нас есть платья на все случаи жизни в жаркую и прохладную погоду, чтобы проводить время? Платья макси подарят вам ощущение отпуска, даже если вы собираетесь в офис. Знаете ли вы, что можно выглядеть сексуально, но при этом прикрыто? Платье макси предоставит такую ​​возможность. Этот сезон идеален! Макси-платье - это предмет одежды, который необходимо обязательно включить в свой гардероб.…

Подробнее… »

Хиджаб Мода красивые тенденции стиля моды хиджаба 2021 года, платье макси из цитрина, красочное струящееся платье, изумрудно-зеленое платье макси, модные кардиганы в хиджабе, модная одежда хиджаба, мода на хиджаб летом 2021 года, внешний вид хиджаба 2021 года, смешивание и соответствие хиджаба, мусульманские стили хиджаба, одежда мусульманских женщин тренд, сапфировое платье макси, весенние тенденции в хиджабе 2021 г.

Вскоре вы почувствуете, что тепло природы обнимает вас согревающим солнечным светом, ведь лето сопровождается множеством красок и цветочных принтов.Лето 2021 года кажется свежим и свободным; придайте своему лету немного французского чутья. Если вы любитель красок, этот сезон для вас; Подберите себе громкую вещь и сравните ее с основными предметами гардероба. Для всех девушек в хиджабе вам нужно показать выдающуюся вещь, не теряя времени. Этим летом не пропустите летний пиджак, в 2021 году летние пиджаки станут еще более универсальными, чем когда-либо, - это ваш путь; Это служит вашему консервативному настроению. The…

Подробнее… »

Хиджаб Мода джинсы-бойфренды и джинсы-пиджаки, расклешенные джинсы, брюки с высокой талией, хиджаб весна 2021, платья макси, джинсы mom, брюки-палаццо с крупными принтами, юбки со складками, блузка с пышными рукавами, джинсы и брюки с напуском, платья макси из тюля, белые блузки и рубашки

Мусульманская спортсменка была дисквалифицирована из школьного волейбольного матча из-за ношения хиджаба.

Наджа Акил, первокурсник Valor Collegiate Prep в Нэшвилле, готовился к матчу 15 сентября, когда ее тренер сказал, что рефери отказал ей в разрешении. играть из-за ее платка.

Рефери процитировал правило журнала случаев, требующее, чтобы спортсмены, которые носят хиджаб, получали разрешение от Спортивной ассоциации средней школы Теннесси (TSSAA). 14-летняя Наджа сказала, что у нее нет разрешения, но это не проблема для предыдущих матчей.

Столкнувшись с выбором: снять хиджаб или пропустить матч, Наджа решил не играть. Большинство мусульманок, которые носят хиджаб, снимают его только в присутствии других женщин или ближайших членов семьи.

«Я был зол, грустен и шокирован только потому, что никогда не слышал об этом правиле до этого», - сказал Наджа CNN.«Правило не имеет никакого отношения к регистрации. Оно выделяет хиджаб. Я не понимаю, почему мне нужно разрешение на ношение хиджаба, если это часть моей религии».

Карисса Нихофф, исполнительный директор Национальной федерации ассоциаций средних школ штатов (NFSH), которая устанавливает правила соревнований для большинства видов спорта в средней школе США, сказала CNN, что единые руководящие принципы не являются жесткими правилами, и что штаты могут делать исключения.

«Мы убиты горем и глубоко сожалеем о том, что юная леди была дисквалифицирована из-за ношения хиджаба», - сказал Нихофф.

«Взрослые должны были продемонстрировать больше здравого смысла. Правильный подход, который должен был принять судья, - позволить юной девушке сыграть и указать после игры, что в следующий раз ей нужно будет отправить письмо».

«Устаревшее» правило

NFSH содержит конкретные рекомендации по униформе.

«Игрок должен иметь разрешение от государственной ассоциации на ношение хиджаба или других предметов по религиозным причинам, поскольку в остальном это незаконно», - говорится в журнале NFSH Volleyball Casebook.

Нихофф сказал, что NFSH готовится ввести новую формулировку в свою книгу случаев, касающихся религиозных головных уборов, чтобы это больше не было проблемой в будущем, если только это не представляет опасности для игрока или других спортсменов.

Кэмерон Хилл, спортивный директор университетских академий доблести, сказал CNN, что школа не знала о правиле, запрещающем Надже играть, и охарактеризовала его как «устаревшее и деспотичное».

«Мы хотим, чтобы наше государство дало понять, что мусульманкам не нужно получать разрешение на ношение религиозных головных уборов», - сказал Хилл.«Это правило является дискриминационным и несправедливым. Мы солидарны со всеми нашими учеными и семьями и их свободы свободно и открыто выражать свою религию».

Хилл сказал, что Академия Доблести с тех пор разработала формулировку, которую они будут предлагать TSSAA в надежде сделать исключение из правила.

Проблема конституционных прав

Сабина Мохьюддин, исполнительный директор Американского мусульманского консультативного совета, сказала CNN, что помогает семье Акил разрешить этот вопрос.Она говорит, что это вопрос конституционных прав.

«Почему мусульманские девушки, которые хотят следовать своим конституционным правам, должны иметь дополнительный барьер для полноценного участия в спорте в Теннесси?» Об этом говорится в заявлении Мохюддина.

«Это правило использовалось, чтобы унизить 14-летнюю ученицу перед ее сверстниками. Это было, мягко говоря, травмирующе. У нас есть мусульманские девушки по всему штату, которые занимаются спортом. В наши дни не должно существовать религиозных барьеров для занятий спортом. возраст.Это правило сродни тому, что говорят мусульманским девочкам, что им нужно разрешение быть мусульманками ».

В письме Мохьюддину юрист TSSAA сказал, что его правила« не написаны с намерением дискриминировать кого-либо ». написано в целом так, чтобы не обременять игровых официальных лиц «множеством специальных решений о том, что разрешено, а что нет, совершенно неработающая ситуация, которая приведет к произвольным различиям».

Ричард Колберт, юрист, сказал, что Наджа мог быть разрешено играть, если судья не соблюдал правила или если ее тренер сначала запросил разрешение TSSAA.

Когда к нам обратились за комментарием, TSSAA направило CNN то же письмо.

Бернард Чайлдресс, исполнительный директор TSSAA, позже отправил CNN заявление, в котором говорилось, что ассоциация попросит свой Законодательный совет сделать исключение из правила для хиджаба.

Чего нельзя говорить женщине в хиджабе

Хорошо, во-первых, очень краткое примечание о хиджабах: этот термин обычно описывает головной платок, который носят некоторые мусульманские женщины, но он также может относиться к покрытию женских рук, груди и ног.Также у мужчин есть свои варианты хиджаба. Ношение хиджаба является обязательным в исламе, но решит ли мусульманин его придерживаться или нет, это не твое дело. Некоторые мусульманки носят хиджаб, некоторые мусульманки делают еженедельные обдумывания и повсюду взъерошивают волосы.

С хорошим хиджабом приходит большая ответственность - и масса неудобных ситуаций и заблуждений. И да, есть разница между искренним любопытством и отвратительным невежеством. Я поддерживаю первое.

1. "Ты в нем принимаешь душ?"

А, классика. Я не понимаю, почему люди считают, что хиджаб приклеен к нам на голову или что-то в этом роде. Обещаю, это сработает. И не только когда мы принимаем душ.

2. «Тебе так повезло, что у тебя не бывает плохих дней с волосами».

Это правда. По крайней мере, для публики. Но я просто хотел бы отметить, что плохие дни хиджаба тоже бывают. И даже когда у вас якобы «хороший» день в хиджабе, ветер всегда успевает испортить вам дерьмо.

3. «Могу я увидеть ваши волосы?»

Я бы надела это, если бы вы могли видеть мои волосы? Садись, дитя. (Женщины, дети и члены семьи мужского пола - единственное исключение.)

4. «О, ваша подруга мусульманка? Так почему она тоже не носит платок?»

Может быть, потому что это личное решение, которое она приняла, и оно должно оставаться между ней и Богом? Кроме того, как этот ответ каким-либо образом влияет на вашу жизнь? Продолжайте прокручивать.

5."Ваш отец заставляет вас носить платок?"

Забавная история: Я помню, как впервые сказал родителям, что хочу надеть хиджаб. Они оба подумали, что я шучу, и ушли (но, конечно, они всегда очень гордились мной). Итак, чтобы ответить на ваш вопрос, вернитесь и прочтите «Нет». 4.

6. «Тебе жарко летом?»

Нет. Никогда. В ту минуту, когда вы надеваете хиджаб, вы перестаете быть млекопитающим.

КОНЕЧНО НАГРЕВАЕТСЯ. Хиджаб - это все о борьбе.Это не должно быть легко.

7. «По крайней мере, зимой тебе не нужно беспокоиться о шляпе».

Вообще-то да, это довольно мило.

8. * видит, что кто-то еще носит хиджаб * «Это твоя сестра / друг / двоюродный брат?»

Да. Каждая девушка, которую вы видите в платке, - это мой ребенок. Шутки в сторону, это больше похоже на песню Cheetah Girls:

Потому что мы сестры Мы стоим вместе Мы составляем одну большую семью, хотя мы не выглядим одинаково Наши пятна разные Разные цвета

Ты меня чувствуешь?

9.«У вас красивый шарф, но не стоит его надевать в следующий раз, когда вы летите».

Да, я включаю в BLAST определенного агента TSA. Далее она сказала, что это произошло потому, что материал сигнализировал о металлоискателе (больше похоже на вашу исламофобию).

10. «У тебя там волосы?»

У тебя там мозг? Он покрыт, но это не значит, что я его не режу, не крашу, не укладываю - давай, люди. То, что вы этого не видите, не означает, что его не существует.

11. «Вы родились с этим?»

А может, это Maybelline.

Да, меня действительно об этом спрашивали. Пожалуйста, сделайте шаг назад и серьезно подумайте над своим вопросом на одну секунду.

12. "Откуда ты на самом деле ?"

Я не понимаю.

Я мог бы продолжить, но не буду, потому что обычно хиджаби хотят, чтобы вы задавали (приятные, разумные) вопросы и любили говорить о нашем выборе ношения хиджаба.Но нет - нельзя "примерить".

Эта статья предоставлена ​​автором интернет-журнала мусульманских женщин, MissMuslim . Чтобы узнать больше о MissMuslim, посетите MissMuslim.nyc или подпишитесь на них в Facebook, Twitter и Instagram.

Следите за сообщениями Нихала на Twitter.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Мусульманка, арестованная во время акции протеста в Майами, была вынуждена снять хиджаб для бронирования фотографии

Мусульманка, арестованная во время протеста Black Lives Matter в Майами, была вынуждена снять свой хиджаб для фотографии для бронирования, что мусульманский защитник гражданских прав назвал «серьезным нарушением. религиозных свобод ».

Это также побудило сторонников начать онлайн-петицию с требованием справедливости для 18-летнего Алаа Массри, одного из семи человек, арестованных 10 июня во время мирной акции протеста против расовой несправедливости.Аресты произошли после того, как демонстранты раскрасили из баллончика статуи Христофора Колумба и Хуана Понсе де Леона в парке Бэйфронт, говорится в заявлении полицейского управления Майами.

Протестующие покрыли лицо и руки Колумба красной краской, а у основания раскрасили аэрозольной краской «BLM» и «Джордж Флойд». Демонстрации превратились в хаос, когда офицеры арестовали подозреваемых в вандализме. Управление полиции сообщило в пресс-релизе, что некоторые демонстранты напали на полицейских и повредили полицейский автомобиль.

«Город Майами, мы поддерживаем мирные протесты, но будет нулевая терпимость к тем, кто прячется за мирными демонстрантами, чтобы подстрекать к беспорядкам, наносить ущерб собственности и причинять вред представителям общественности или нашим офицерам», - говорится в заявлении представителей департамента.

Массри не сразу ответила на запрос о комментарии в пятницу, но в петиции Change.org говорится, что студентка колледжа помогала раненым протестующим до ее ареста. По состоянию на полдень пятницы под петицией было подписано более 45 000 человек.

Массри была арестована по подозрению в нанесении побоев сотруднику полиции, сопротивлении полицейскому с применением насилия и хулиганству, согласно ее протоколу задержания. Согласно петиции, в исправительном центре Тернера Гилфорда Найта в Майами ее фото бронирования было сделано без хиджаба, который ей не возвращали в течение семи часов, которые она там находилась.

Но представитель Департамента исправительных учреждений и реабилитации Майами-Дейд заявил в пятницу, что действуют правила размещения людей, которые носят головные уборы по религиозным причинам.

«Арестованным, которые заявляют или кажутся исповедующими определенную веру, разрешается не снимать головной убор после того, как их обыскали на предмет контрабанды и была сделана фотография для бронирования», - сказал Хуан Диасгранадос, менеджер по связям с общественностью тюрьмы. .

Омар Салех, поверенный Совета по американо-исламским отношениям, мусульманской группы по защите гражданских свобод и защиты, сказал, что снятие религиозных головных уборов во время процедуры бронирования - будь то хиджаб, юмалке или тюрбан - является «серьезным нарушением религиозных норм. свободы.«

Учреждения по-разному обеспечивают соблюдение религиозных прав во Флориде, - сказал Салех, добавив:« В Майами нет особых процедур бронирования, касающихся мусульманских женщин, носящих хиджаб ».

Он сказал, что снятие религиозных головных уборов во время процедуры бронирования нарушает Закон о религиозном землепользовании и институционализированных лицах, федеральном законе, который защищает религиозные права заключенных, если только официальные лица не смогут продемонстрировать, что их снятие необходимо для достижения убедительных государственных интересов.

«Мы стремимся обеспечить уважение религиозных убеждений и обычаев человека, и рассмотрим этот инцидент, чтобы обеспечить соблюдение нашей политики и этого обязательства», - сказал Диасгранадос.

Петиция требует, чтобы департамент не выдвигал обвинения против Массри и удалил ее фото бронирования из онлайн-баз данных.

«Это не изолированно. Мы слышали это раньше, и по всей стране были поданы судебные иски, чтобы признать эту практику неконституционной », - сказал Салех, сославшись на несколько юрисдикций в Калифорнии и Портленде, штат Мэн.

В апреле женщина-мусульманка подала федеральный гражданский иск в Йонкерсе, штат Нью-Йорк, утверждая, что ее заставили снять головной убор перед тем, как сделать фото для бронирования в августе прошлого года. Ихсан Малкаваи была арестована по «ложным обвинениям в жестоком обращении», которые позже были признаны необоснованными, и находилась без хиджаба в течение 36 часов, пока муж не освободил ее из тюрьмы, говорится в иске.

«Это обращение не является уникальным для мусульман, но именно оно, безусловно, несет на себе основную тяжесть мусульманских женщин, которые носят хиджабы», - сказал Салех.«Здесь должны быть изменения».

Уилсон Вонг

Уилсон Вонг - репортер новостей NBC News.

Полиция признала, что заставлять женщину снимать хиджаб в аэропорту было неправильным | Schedule 7

Полиция признала, что принуждение мусульманских женщин к снятию головных платков в аэропортах Великобритании может быть незаконным. Одна жертва сравнила эту практику с тем, что ее заставляли «снять верх».

Во внесудебном урегулировании спора столичная полиция признала, что когда она заставляла женщину снять хиджаб, чтобы полицейские могли ее сфотографировать, это было нарушением ее прав человека и нарушило право женщины на соблюдение религиозных обрядов.

Стенограмма записанного интервью с 25-летней женщиной, известной как Асия, и мужчинами-офицерами в аэропорту Хитроу в октябре 2018 года показывает, что полиция сказала ей, что «мы можем делать нужные нам фотографии силой».

Офицеры использовали противоречивую контртеррористическую силу, известную как список 7, которая позволяет задерживать и обыскивать людей в аэропортах и ​​портах Великобритании, не имея оснований подозревать человека в причастности к терроризму. Если человек не отвечает на вопросы или не выполняет требования, например снимает головной платок, считается правонарушением.

В стенограмме офицеры говорят Асии: «Вас могут арестовать, потому что вы не позволили нам сфотографировать ваши волосы».

Асия, которая ехала со своей семьей, чтобы навестить сестру в Бахрейне, объяснила, что ей «неудобно» попросить снять хиджаб, но сказал, что офицер утверждал, что ее нельзя опознать, пока она носила его.

На стенограмме офицер говорит: «Я понятия не имею, как расположены ваши уши на вашем лице.Мол, у тебя может даже не быть ушей. Мы не знаем, как ты выглядишь ".

Правозащитная группа Cage заявляет, что видела ряд подобных случаев, которые могут указывать на нераскрытую стратегию полиции по нацеливанию на мусульманских женщин в аэропортах Великобритании.

«Совершенно очевидно, что полиция знала, что они дискриминируют мусульманских женщин, и поэтому решила уладить дело, чтобы не допустить, чтобы случай Асии создал прецедент для других женщин, у которых были насильственно сняты хиджабы», - сказал Мухаммад Раббани, управляющий директор Cage .«Пора было отменить график 7».

Дело было выиграно после того, как Асия подала в суд на встречу с Метрополитеном после инцидента в Хитроу. В ее свидетельских показаниях описывается, как угроза применения силы со стороны офицеров пугала ее.

«Мне в голову пришла картина, на которой я лежал на полу, меня окружали женщины-офицеры, пытались надеть на меня наручники, стягивали хиджаб с моей головы и много кричали»

Мне кажется, что полиция сфотографировала меня обнаженной.Я чувствовал, что у меня отняли достоинство.
«Асия»

Асия, родившаяся в Лондоне, сказала, что два полицейских-мужчины приказали ей снять хиджаб - это все равно что ей раздеться.

«Для любой женщины, которая не носит хиджаб, это было бы равносильно тому, что два мужчины приказывают женщине снять верхнюю одежду, чтобы они могли ее сфотографировать. Тот факт, что они были мужчинами, настаивавшими на том, чтобы я это сделал, еще больше усугубил ситуацию. Часть цели хиджаба - уберечь себя от взглядов мужчин.

После этого случая, когда Метрополитен согласился выплатить 15 000 фунтов стерлингов в качестве возмещения ущерба, Министерство внутренних дел еще не выпустило новых указаний по этому вопросу и не решило проблемы таких женщин, как Асия.

Среди других случаев, полученных Кейдж, - случай Суммая, которая ехала в инвалидном кресле и чувствовала себя плохо, когда ее остановили в аэропорту Гатвик после отпуска в Турции и отправили на допрос.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *