Яркие тени: ПАЛЕТКА ТЕНЕЙ MakeUp Revolution FOREVER FLAWLESS Bird of Paradise — купить в Москве

Содержание

Яркие тени на лето | BURO.

К лету косметические бренды стараются порадовать нас сияющими текстурами и персиковой гаммой макияжа, либо предлагают насыщенные оттенки. Смотрим на броские тени из летних коллекций, а также читаем советы экспертов и вдохновляемся

С цветными тенями для глаз все просто: для того чтобы их «носить», используйте праймер, а также не ограничивайте себя правилами сочетания цветов. «Карие глаза смотрятся особенно выигрышно с тенями фиолетовых, зеленых и пастельных оттенков, зеленые становятся ярче на фоне розовых, лиловых, бронзовых, медных и красноватых теней, голубые подчеркиваются коричнево-бежевыми, персиковыми, розовыми и желтыми (в том числе золотыми) оттенками» — этот расхожий совет и правда работает, но вы совершенно не обязаны им ограничиваться. Используйте любой цвет, который вам нравится, и не бойтесь ярких теней. Ведущий визажист Dior в России Вячеслав Сасин рассказывает, что этим летом в моде бирюзовые оттенки: они прекрасно сочетаются с загорелой кожей, делают взгляд более глубоким и смотрятся еще выигрышнее с другой популярной летом палитрой — бронзово-золотой.

Самым смелым девушкам, которые не боятся привлекать к себе внимание окружающих, мы советуем обратиться к тенденциям в весенне-летнем макияже, а именно к основным правилам сочетания цветов. «На неделе моды в Нью-Йорке модели с показа Delpozo появились с нежно-травяным цветом теней и розовой подводкой на глазах. Показ Lulu & Co продемонстрировал настоящее буйство цвета: лавандовый и голубой!» — рассказывает ведущий визажист М.А.С в России и СНГ Катерина Пономарева.

Чего не терпят яркие тени, так это любых несовершенств кожи: покраснений, темных кругов, а также розацеа. «Для того чтобы тени ярких оттенков смотрелись наиболее выигрышно, заранее позаботьтесь о ровном тоне, используя праймер. Но вы можете взять и обычный тональный крем, который вам подходит, и нанести его тонким слоем похлопывающими движениями пальца», — комментирует Вячеслав Сасин. 

Кроме того, не забывайте, что не обязательно делать из своего века холст и разрисовывать его разными цветами, делая переходы. Любые тени насыщенных оттенков будут красиво смотреться и в виде стрелок. «Обычная мягкая кисть для теней даст легкую дымку на веках, а влажной кистью для подводки вы можете набрать немного теней и нарисовать яркую стрелку (или просто добиться более насыщенного цвета и плотного покрытия, слегка смочив любимую кисть). К тому же прозрачный блеск для губ, нанесенный на все подвижное веко, обеспечит модный влажный эффект», — советует визажист Dior.

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Купить билет

пошаговые схемы. Как правильно краситься? Как делать легкий красивый макияж для зеленых и других глаз с рисунками и без?

Яркие тени позволяют создавать большое количество интересных и привлекательных образов. Они идеальны для экспериментов, но следует придерживаться некоторых правил, чтобы не выглядеть с ярким макияжем слегка комично. Конечно, такой макияж больше нравится смелым особам, которым нравится интриговать.

Основные принципы

Яркие тени на веках сразу становятся центральным элементом макияжа. Именно поэтому не стоит сочетать их с розовой помадой или сиреневыми румянами. В макияже желательно иметь всего один яркий элемент. Иначе лицо будет выглядеть перегруженным и сложно восприниматься.

Если используются яркие тени, то всё остальное следует выбирать как можно проще, ближе к естественным оттенкам.

Макияж яркими тенями для век будет смотреться хорошо, если использовать нюдовую палитру помад и бледные румяна. Выразительные глаза отлично подчеркивают нейтральные губы и лицо, а взгляд будет более эффектным. Существует ряд правил, которых удобно придерживаться при нанесении ярких теней.

  • Цвет теней для век обязательно должен гармонировать с цветом глаз, чтобы последние не выглядели размыто или бесцветно. К примеру, голубоглазым девушкам подойдут фиолетовые и оранжевые оттенки, зеленоглазым – фиолетовые и розовые, кареглазым – голубые, розовые и оранжевые.

  • Не стоит опасаться смешивать несколько ярких теней в одном макияже. Так он получается более эффектным и сложным. Эксперименты могут помочь найти собственный неповторимый оттенок.

  • При смешивании цветов лучше пользоваться большой кистью с круглым наконечником. Ею получится выполнить ровный и гладкий тон. При этом важно тщательно перемешивать тени.

  • Яркие оттенки необходимо наносить равномерно на все веко до брови, чтобы макияж получался логически завершенным. Для этого можно использовать уже готовые цветовые схемы.

  • Макияж с яркими цветами должен обязательно быть безупречным. Ведь даже малейшие погрешности будут видны с первого взгляда. Лучше всего тени наносить при естественном освещении, используя при этом только профессиональные инструменты.

Идеи на каждый день

В недавнем прошлом девушки не решались использовать яркие тени для повседневного макияжа.

Сегодня краситься смело (и даже, возможно, дерзко) нравится многим представительницам прекрасного пола. Для зеленых глаз отличным вариантом станут салатовые цвета, особенно с блеском.

Пошагово такой макияж делается следующим образом.

  • На внешние уголки глаз необходимо нанести тени зеленого цвета. При этом лучше выбирать более темный оттенок.

  • После этого тени следует хорошо растушевать, двигаясь по направлению к бровям.

  • На подвижные веки наносятся салатовые тени с перламутровым блеском.

  • Для выделения внутренних уголков глаз стоит использовать светлые мерцающие оттенки, а для подводки – карандаш бледно-жёлтого цвета.

Если хочется создать себе летнее настроение, то можно смело выбирать жёлтые насыщенные цвета теней. Особенно такой вариант подойдет для серых глаз.

  • На все подвижное веко следует нанести жёлтый цвет с матовой текстурой.

  • Для выделения внутренних уголков глаз можно использовать нежный жёлтый с сатиновым оттенком. Такой взгляд будет казаться более выразительным.

  • Высветление белым кайалом придаст свежести, а образ станет выглядеть еще ярче.

Универсальный лёгкий вариант с оранжевыми цветами подойдёт как на каждый день, так и для вечеринки.

  • Оранжевые тени матовой текстуры необходимо наложить на подвижное веко по всей его длине. При этом можно использовать кремовую основу для более яркого варианта макияжа.

  • Внутренний уголок глаз лучше всего выделить при помощи теней или карандаша жёлтого цвета.

  • Для подводки стоит выбрать белый карандаш.

    Разнообразить образ можно небольшим количеством блеска в области переносицы.

Необычные праздничные варианты

Накрасить глаза на праздник так, чтобы взгляд получился притягательным и эффектным, очень просто, если воспользоваться яркими тенями.

В таком случае можно смело выбирать необычные варианты с рисунками.

Интересное сочетание создаётся из синих и салатовых цветов: может получиться оригинальный градиент. Делать такой макияж легко, если придерживаться следующих шагов.

  • Тени синего цвета с матовой текстурой наносятся от внешних уголков глаз до середины подвижного века. Аналогичное действие производится и на нижнем веке.

  • После этого необходимо провести тщательную растушёвку нанесенных теней.

  • Зелёные тени наносят так, чтобы они легли на внутренние углы глаз.

  • Затем их соединяют с синими тенями, делая между ними очень плавную границу.

  • Для выделения зон под бровями и рядом с переносицей стоит использовать мерцающий хайлайтер.

Довольно простой вариант с розовыми тенями подойдёт для использования в любой ситуации – и в будний день, и на праздничном мероприятии. Наиболее привлекательно данный вариант будет смотреться на кареглазых девушках со смуглой кожей.

  • На внутренние и внешние уголки глаз наносятся тени яркого розового цвета. При этом важно не затронуть середины век (ни подвижного, ни нижнего).

  • Нижнее веко и середину верхнего следует покрыть бледно-розовыми тенями.

  • Для подводки глаз стоит остановить выбор на белом карандаше. Так глаза будут казаться более крупными и выразительными.

  • Последний штрих – растушёвка бледных розовых теней под бровями. Начинать её следует от переносицы.

Красивые примеры

Уже довольно длительное время популярной техникой макияжа для глаз и у визажистов, и у самих девушек является смоки айс. Такой вариант делает взгляд очень выразительным. Считается, что лучше всего для этого использовать тени синих, зелёных и коричневых цветов. Чтобы макияж получился более красочным, стоит добавить черных и фиолетовых оттенков. А для повышения эффектности не будут лишними черная подводка и накладные ресницы.

Розовые и синие тени отлично сочетаются между собой, позволяя создать легкий и слегка озорной образ. Такой вариант отлично подходит для летнего времени.

Особенно эффектно он будет смотреться с дополнением в виде больших черных стрелок.

Выполнение яркого макияжа тенями смотрите далее.

Выбор теней в зависмости от их вида

Текстура определяет то, насколько легко тени будут наноситься на веко и распределяться по коже.

Тени могут быть сухими, рассыпчатыми, жидкими или кремовыми

Тем, кто еще не опытен в нанесении макияжа, лучше выбрать сухие прессованные или рассыпчатые тени. Нанесение средств с жидкой консистенцией требует определенной сноровки.

Также тени классифицируют в зависимости от того, как они смотрятся на коже:

  1. Матовые. Они не имеют блеска и не отражают свет, поэтому их часто используют для создания базы и контура, а также при макияже для профессиональной фотосъемки. Матовые тени чаще всего выпускают в сухой и кремовой форме.
  2. Перламутровые – обладают выраженным перламутровым мерцанием. Помогают создать яркий праздничный образ. Следует быть осторожным с темными перламутровыми тенями, их переизбыток сделает макияж вульгарным.
  3. Сатиновые. По цвету и текстуре они напоминают ткань из натурального шелка. Их используют для придания эффекта глубины взгляду. Сатиновые тени редко смотрятся вызывающе, можно смело использовать не только спокойные, но и яркие оттенки.
  4. Глянцевые. Используются для высветления определенных областей века. Макияж, выполненный глянцевыми тенями, всегда выглядит современно и актуально.
  5. Металлические. Тени с имитацией металлического покрытия: золота, серебра, меди, бронзы помогают создать загадочный и уникальный образ.
Тени для век

Важные мелочи при выборе теней

Чтобы макияж выглядел безупречным долгое время, любые тени нужно наносить под базу. Базовое покрытие позволяет теням долгое время не скатываться, оттенки выглядят более чистыми и яркими.

Даже в самом простом макияже рекомендуется использовать как минимум 3 оттенка теней. Средний наносится на подвижное веко, внутренний уголок глаза выделяется самым светлым оттенком, а внешний – самым темным. Это стандартная техника, освоить которую легко сможет каждый.

Дополнительную информацию о том, как правильно подобрать тени, вы узнаете, посмотрев видео:

Не троцкистам судить о русской трагедии — отец Андрей Ткачёв

«Люди, события, факты» — вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.

События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их «серые кардиналы», заговоры против России и разоблачения отечественной «пятой колонны» – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.

Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не «изобретаем велосипеды» и не «открываем Америку». Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.

Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и «авторитетам». Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.

Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.

Stream Bright Shadows от TOKiMONSTA

нот для этого рифа?

у меня отвисает челюсть, я слышал это так давно

так красиво

хорошо, любя это!

так освежает

Экстра допинг

Комментарий от kcris

Обожаю этот трек !!

Агент 47

Люблю тебя <3

навсегда любить это

фабрика

супер !!

Комментарий от smeef

мой FAve от ВАС

один из моих любимых 🙂

Мечтательный. ….. Любящая жизнь прямо сейчас

Комментарий Элиота

Guapisimoooo, increibleee

Удивительный мужчина.

<3

крутая мелодия

Вот как этот звук

Нет ничего лучше, чем сладкая электроника. Люблю эту вещь.

Комментарий Нины ‘

Превосходно

Вот дерьмо :).Bz

одна из лучших трасс

это убийца

оооочень приятно!

Я купил этот альбом, и это один из моих любимых

хороший

Больной здесь,

ммММММммМмМммммм

Яркие тени: шотландское искусство 1920-х годов

Яркие тени: шотландское искусство 1920-х годов приурочено к 100-летию начала «бурных двадцатых». На выставке представлено более 35 произведений искусства, отобранных из собственной коллекции изобразительного искусства City Art Centre, в том числе картины маслом, акварели, рисунки, гравюры и скульптуры. Среди известных художников — Д.Ю. Кэмерон, Стэнли Керситер, Дороти Джонстон, Уильям Маккэнс, Эрик Робертсон и Уильям Уилсон, а также шотландские колористы С.Дж. Пепло и Дж.Д. Фергюссон.

Для многих 1920-е годы — это эпоха, которая вызывает в воображении образы дизайна ар-деко, джазовой музыки и платьев-флапперов. Но это только одна сторона дела.Это было десятилетие контрастов: приподнятое настроение, переплетенное с мрачными размышлениями, и грандиозные чаяния, сдерживаемые суровой реальностью. Некоторые люди размышляли о недавних потерях в Первой мировой войне, в то время как другие с нетерпением ожидали эпохи новых возможностей и возможностей. Шотландские художники на собственном опыте испытали эти контрасты и по-разному отреагировали на них.

Одним из ярких моментов выставки является картина Эрика Робертсона «Сесиль Уолтон в Крианларихе» (1920). Этот поразительный портрет художницы Сесиль Уолтон — новое пополнение в коллекции City Art Centre.Он прибыл в конце 2019 года в виде долгосрочной ссуды от частного коллекционера и впервые будет выставлен на всеобщее обозрение в рамках Ярких теней. На выставке также будет представлена ​​картина Д.Й. Камерона «Военная одежда» (около 1926 г.), которая демонстрируется впервые после недавних реставрационных работ, направленных на восстановление первоначального великолепия картины.

Bright Shadows проливает свет на этот увлекательный период, исследуя стили, идеи и события, которые сформировали художественную практику в Шотландии. Выставка объединяет работы самых разных художников, от таких зрелых людей, как Джордж Генри и С.Дж. Пепло, которые уже были хорошо известны и прославлены, молодым талантам, таким как Уильям Джонстон и Джеймс Макинтош Патрик, которые только начинали прокладывать свой собственный творческий путь.

Посетителям галереи также доступна бесплатная мини-выставка Джоан Эрдли (1921 — 1963). В экспозиции представлены четыре произведения из постоянной коллекции Городского центра искусств: «Девушка в полосатом кардигане», «Многоквартирный дом», «Старушка за шитьем» и «Июльские поля», . Экспозиция доступна для просмотра на первом этаже до 10 октября 2021 года — это часть общенациональной программы мероприятий, приуроченных к столетию со дня рождения Джоан Эрдли.

Иона, Малл и Бен Мор вдалеке

С. Дж. Пепло, Иона, Малл и Бен Мор вдалеке, 1929 год. (В долгосрочную аренду из частной коллекции. Фото: Антония Рив)

Айона, Малл и Бен Мор на расстоянии

холст, масло, 1929 г.

Сэмюэл Джон Пепло, RSA (1871-1935)

Шотландский колорист С.Дж. Пепло был впервые представлен Ионе в 1920 году его другом и коллегой художником Ф. Каделл. Он продолжал возвращаться на остров почти каждый год, вплоть до своей смерти в 1935 году. Мирная атмосфера дала ему ощущение свободы и умственного омоложения, в то время как блестящие белые пляжи стали непреходящим источником вдохновения. Картины Пепло, изображающие Ионы, укрепили его репутацию в 1920-х годах и до сих пор остаются одними из его самых знаковых работ.

Художник предпочитал рисовать не южную часть острова, а травянистую окраину острова, а предпочитал рисовать на севере, используя виды на Малл.Он часто работал на открытом воздухе, иногда за один присест.

В долгосрочную ссуду из частного собрания

Одежда войны

Д.Ю. Кэмерон, Одежда войны, 1926 год. Городской центр искусств, музеи и галереи Эдинбурга.

Военная одежда

холст, масло, 1926 г.

Сэр Дэвид Янг Кэмерон RA, ЮАР, доктор юридических наук, ARSW, RWS (1865-1945)

Первая мировая война оказала глубокое влияние на многих шотландских художников. Хотя Д.Ю. Кэмерон был слишком стар, чтобы поступать на службу, он сопровождал канадский экспедиционный корпус в качестве официального военного художника.

Осенью 1917 года он провел в войсках Пассендале и фронт Вими-Ленс, делая зарисовки под постоянной угрозой обстрелов и снайперского огня. В январе 1919 года он вернулся к работе недалеко от Ипра, собирая материалы для правительственных комиссий Канады и Великобритании.

В течение нескольких лет Кэмерон был занят почти исключительно пейзажами полей сражений. «Одеяние войны» было последним большим полотном в этой серии, созданным в середине 1920-х годов.Сцена разрушенных зданий на фоне пылающего неба — мощное напоминание о разрушениях войны.

Представлено Шотландской ассоциацией современного искусства, 1964 г.

Весеннее утро

Дэвид Голд, Весеннее утро, 1927 год. Городской центр искусств, музеи и галереи Эдинбурга.

Весеннее утро

холст, масло, 1927 г.

Дэвид Голд, RSA (1865-1936)

Дэвид Голд — один из менее известных художников, связанных с Glasgow Boys.В течение 1880-х и 1890-х годов он был одним из новаторов группы, создавая иллюстрации, картины и витражи с сильной символистской эстетикой.

«Весеннее утро» — характерная черта его более поздних работ. Голда привлекали полузаброшенные здания в сельской местности, и он рисовал много таких сцен с фермерскими домами, сараями и мельницами, мелькающими сквозь деревья. Настройка этого изображения еще не определена; это могло быть где-нибудь в Шотландии или Франции.

Голд был избран полноправным членом Королевской шотландской академии в 1924 году.Это полотно экспонировалось на ежегодной выставке Академии в 1927 году.

Представлено Шотландской ассоциацией современного искусства, 1964 г.

Мечты

Дэвид Фогги, Мечты, 1928 год. Городской центр искусств, музеи и галереи Эдинбурга.

Мечты

холст, масло (легло), 1928 год

Дэвид Фогги, RSA, RSW (1878-1948)

Первая мировая война создала для художников нестабильный экономический климат. До конфликта коллекционеры и дилеры сделали много карьеры за счет продажи произведений.Однако в последующие годы покровительство и коммерческая поддержка пошли на убыль, что вынудило художников искать дополнительные формы дохода. Обучение, по крайней мере, на неполный рабочий день, становилось все более распространенным.

Художник из Данди Дэвид Фогги начал преподавать в Эдинбургском художественном колледже в 1919 году. Он провел 1920-е годы в выдающемся коллективе, в который входили Генри Линтотт, Адам Брюс Томсон, доктор медицинских наук. Сазерленд и Дороти Джонстон.

Как наставник, Фогги уделял большое внимание композиции, тональным отношениям и навыкам точного рисования.Dreams демонстрирует свои достижения в этих областях.

Представлено Шотландской ассоциацией современного искусства, 1964 г.

Время отдыха в классе жизни

Дороти Джонстон, «Время отдыха в жизненном классе», 1923 г. © поместье художника

Время отдыха в жизненном классе

холст, масло, 1923 год

Дороти Джонстон ARSA (1892-1980)

Дороти Джонстон было всего 16 лет, когда она поступила в Эдинбургский колледж искусств. Отличившись студентами, она присоединилась к преподавательскому составу колледжа в 1914 году.

Эта картина дает представление об одном из уроков Джонстона. Показана жизненная модель, отдыхающая от позирования, в то время как ученики обсуждают и уточняют свои композиции. Сама Джонстон появляется в правом верхнем углу, работая за мольбертом.

Rest Time in the Life Class был показан в 1924 году, в том же году, когда Джонстон женился на художнице Д. Сазерленд. Впоследствии она была вынуждена уйти с должности преподавателя, поскольку замужним женщинам было запрещено занимать должности на полную ставку. Хотя в течение 1920-х годов возможности для женщин-художников постепенно улучшались, дискриминация оставалась обычным явлением.

Приобретено у художника (фонды завещания Джин Ф. Уотсон и государственная субсидия), 1980 г.

Портрет художника, Уильям Скеоч Камминг (1864-1929)

Джеймс Питтендрай МакГилливрей, Портрет художника, Уильям Скеоч Камминг (1864-1929), 1920 год. Городской центр искусств, музеи и галереи Эдинбург.

Портрет художника, Уильям Скеоч Камминг (1864-1929)

бронза, 1920

Джеймс Питтендрай Макгилливрей RSA, LL.Д. (1856-1938)

Джеймс Питтендрай Макгилливрей был художником, поэтом и музыкантом, хотя в основном он известен как скульптор. Родом из Абердиншира, он переехал в Глазго в 1876 году, где стал ассоциироваться с Glasgow Boys.

Этот бронзовый бюст датируется 1920 годом, когда карьера и репутация МакГилливрея были прочно закреплены. Сюжет — художник и дизайнер Уильям Скеоч Камминг, друг, разделявший интерес Макгилливрея к истории и культуре Шотландии.

Макгилливрей был шотландским националистом и сторонником самоуправления. Его стихи, ранние сторонники «шотландского Возрождения», часто писались на шотландском диалекте. В 1922 году он опубликовал сборник стихов «Болотный мирт и торфяной запах».

Представлено Шотландской ассоциацией современного искусства, 1964 г.

Национальная галерея и замок, Эдинбург

Никол Лэйдлоу, Национальная галерея и замок, Эдинбург, 1925. Городской центр искусств, музеи и галереи Эдинбург.

Национальная галерея и замок, Эдинбург

, бумага, офорт, 1925 г.

Никол Лейдлоу, RSA (1886-1929)

Шотландский национальный военный мемориал был самым значительным публичным арт-проектом в Шотландии 1920-х годов. Мемориал, спроектированный архитектором Робертом Лоримером и расположенный на территории Эдинбургского замка, был призван почтить память жертв Первой мировой войны в национальном масштабе. Строительные работы начались в 1923 году и продолжались до 1927 года.

На этом офорте Николая Лэйдлоу запечатлен ход реализации проекта в 1925 году. На горизонте можно увидеть серию кранов и временных сооружений, постепенно преображающих архитектурный облик Эдинбурга.

Возрождение гравюры было главной тенденцией в шотландском искусстве 1920-х годов. Все больше художников зарабатывают себе на жизнь, создавая офорты для оживленного коммерческого рынка.

Подарено анонимным жертвователем, 2016 г.

Чтобы ознакомиться с другими работами, представленными в рамках выставки Bright Shadows , посетите цифровую выставку Art UK «Curations» здесь.

Project MUSE — «Яркие тени»: искусство, аборигенность и аура

The South Atlantic Quarterly 101.3 (2002) 501-518



[Доступ к статье в PDF]

«Яркие тени»:


Искусство, аборигены и аура

Рекс Батлер

[Цифры]

Мы никогда не должны забывать, что с самого начала произведения искусства аборигенов — это репродукция, репродукции. Под этим мы подразумеваем не только то, что они не являются «оригинальными» в западном смысле, будучи копиями Dreamings, которые давно предшествовали отдельным художникам, но что они производятся по коммерческим причинам, чтобы их можно было покупать и продавать.И важно понимать — при всей его провокационности — что это не та судьба, которая внезапно постигла искусство аборигенов, и поэтому ее можно исправить. Скорее, с самого начала произведения искусства аборигенов являются «ложными», «недостоверными»: ни один образ Сновидения не является истинным или окончательным; весь феномен аборигенного «искусства» является европейским изобретением и не мог бы существовать, если бы не желание его со стороны белой аудитории.

В этом отношении мы неизбежно вспоминаем знаменитое эссе Вальтера Бенджамина «Произведение искусства в эпоху механического воспроизведения», в котором он рассматривает необычайную инверсию, которая настигает изображение во время, в котором он живет.Дело не только в том, что произведения искусства воспроизводятся — так было всегда, — а в том, что они предназначены для воспроизведения. Они воспроизводятся, можно сказать, [End Page 501] до того, как будет произведен . Бенджамин пишет: «В еще большей степени воспроизводимое произведение искусства становится произведением искусства, предназначенным для воспроизводимости». 1 Соответственно, как продолжает утверждать Бенджамин (и это особенно актуально для любого правильного понимания роли искусства аборигенов в сегодняшнем австралийском обществе), «Но как только критерий подлинности перестает быть применимым к художественному производству, общая функция искусства перевернута.Вместо того, чтобы быть основанным на ритуале, он начинает основываться на другой практике — политике ». 2

Именно это возрастающее влияние« механического воспроизводства »Бенджамин связывает с тем, что он называет потерей ауры в произведении искусства. (и замена его культовой или ритуальной ценности выставочной ценностью). Что Беньямин имеет в виду под этой «аурой»? В самом очевидном смысле она относится к уникальности конкретного произведения искусства: в конце концов, это и есть , которое было отменено или отменено его воспроизведением. Вместо одного произведения искусства у нас теперь есть «множество копий». Произведение искусства оторвано от своей «традиции» и, как следствие, страдает от потери «авторитета» — авторитета, который варьируется от его «существенной продолжительности до свидетельства истории, которую оно пережило». 3 Но в другом, менее известном смысле, аура относится к наделению объекта человеческими качествами и эмоциями. Мы представляем себе не то, что смотрим на неодушевленный предмет, а то, что он может оглянуться на нас.Мы попадаем во взаимные отношения с ним, как и с другим человеком. Как пишет Бенджамин в другом эссе, цитируя Пруста: «Некоторые люди, любящие секреты, льстят себе, говоря, что объекты сохраняют что-то от взгляда, который на них упирался». (Способность, казалось бы, вернуть взгляд.) « 4

Итак, как мы предполагаем, обычное чтение эссе Бенджамина» Произведение искусства «таково, что он описывает неумолимое увядание ауры в эпоху механического воспроизводства. Чрезвычайно проницательно он предвидит удаление произведения из его первоначального времени и места с помощью появляющихся тогда технологий массового воспроизведения: телеграфии, фотографии, кино и — хотя сам он не мог знать о них — телевидения, факс и Интернет. Культурные традиции рушатся; становится все труднее отличить оригинал от копии или говорить о «подлинном» в отличие от «подделки». Произведение теряет свое неуловимое качество «присутствия» по мере приближения вещей посредством их воспроизведения. 5

Искусство аборигенов кажется ярким тому примером. На что еще указывает его растущий экономический и политический успех [End Page 502] , как не на десакрализацию и коммодификацию …

Новый спрей для коррекции корней BRIGHT SHADOWS от

R + Co поможет вам отложить следующую встречу с волосами

В море быстрых поправок оттенка волос на рынке довольно много вариантов; от спреев до палочек и порошков, вы можете пройтись по проходу любой аптеки и взять что-нибудь, что прикрывает нежелательные корни и быстро действует. Тем не менее, новый спрей BRIGHT SHADOWS Root Touch-Up Spray от R + Co привносит в таблицу ретуши некоторые новшества, в основном в составе ингредиентов. Итак, если идея нанесения цвета на волосы спреем заставляет вас немного съежиться, но вы серьезно не выглядите из-за корней или седых прядей, этот продукт может буквально покрыть вас за секунды.

Помимо преданности делу создания инновационных продуктов по уходу за волосами, любимый фанатами бренд R + Co серьезно относится к своим веганским и безопасным для животных ингредиентам. И новые спреи Bright Shadows Root Touch-Up Sprays, по 26 долларов каждый, не отклоняются от этой миссии.Все семь цветовых вариантов — черный, темно-коричневый, средне-коричневый, светло-коричневый, темно-русый, светло-русый и красный — созданы без парабенов, сульфатов, минерального масла или вазелина, что означает, что вы не будете распылять ни один из нежелательных веществ. ингредиенты прямо на кожу головы.

Скорее, ключевыми ингредиентами этих спреев являются биотин, слюда, экстракт жемчуга и крахмал тапиоки. В то время как экстракт слюды и жемчуга помогает придать блеск и увлажнить волосы, биотин является обычным средством для общего роста волос.И если ваш день ретуши приходится на третий день ухода за волосами, крахмал тапиоки помогает впитывать масла и обеспечивать естественную текстуру.

Предоставлено R + Co

Когда дело доходит до применения, баллончики на 1,5 унции имеют «целевой привод» для более контролируемого распыления, которое покрывает корни и серые тона, не оставляя липких следов, пыльных частиц или не допускающих размазывания. . Просто проведите легкими движениями по сухим волосам, и в течение 30 секунд ваши пряди вернутся к одному сплошному цвету до следующего шампуня.

И, как будто вам нужно что-то более убедительное, спреи имеют фирменный аромат бренда — Rosy Eyed, в котором есть ноты бергамота, дикого инжира, кедра и бобов тонка. Готовы попробовать эту новую версию? Вы можете найти его прямо сейчас на веб-сайте R + Co или купить его, когда он появится на Space NK и NeimanMarcus. com, или продолжайте прокручивать, чтобы найти все семь цветовых вариантов ниже.

«Яркие тени»: искусство, аборигены и аура

The South Atlantic Quarterly 101.3 (2002) 501-518 Мы никогда не должны забывать, что с самого начала произведения искусства аборигенов являются репродукциями.Под этим мы подразумеваем не только то, что они не являются «оригинальными» в западном смысле, будучи копиями Dreamings, которые давно предшествовали отдельным художникам, но что они производятся по коммерческим причинам, чтобы их можно было покупать и продавать. И важно понимать — при всей его провокационности — что это не та судьба, которая внезапно постигла искусство аборигенов, и поэтому ее можно исправить. Скорее, с самого начала произведения искусства аборигенов являются «ложными», «недостоверными»: ни один образ Сновидения не является истинным или окончательным; весь феномен аборигенного «искусства» является европейским изобретением и не мог бы существовать, если бы не желание его со стороны белой аудитории. В этом отношении мы неизбежно вспоминаем знаменитое эссе Уолтера Бенджамина «Произведение искусства в эпоху механического воспроизводства», в котором он рассматривает необычайную инверсию, которая настигает изображение во время, в котором он живет. Произведения искусства не просто воспроизводятся — так было всегда, — но они предназначены для воспроизведения. Можно сказать, что они воспроизводятся до того, как будут произведены. Бенджамин пишет: «В еще большей степени воспроизводимое произведение искусства становится произведением искусства, предназначенным для воспроизводимости.Соответственно, как продолжает утверждать Бенджамин (и это особенно актуально для любого правильного понимания роли искусства аборигенов в сегодняшнем австралийском обществе), «но как только критерий подлинности перестает быть применимым к художественному производству, общая функция искусства перевернуто. Вместо того, чтобы основываться на ритуале, он начинает основываться на другой практике — политике ». Именно это возрастающее влияние «механического воспроизведения» Бенджамин связывает с тем, что он называет потерей ауры в произведении искусства (и заменой его культовой или ритуальной ценности выставочной ценностью). Что Бенджамин подразумевает под этой «аурой»? В наиболее очевидном смысле это относится к уникальности конкретного произведения искусства: в конце концов, именно это исключается или устраняется путем его воспроизведения. Вместо одного произведения искусства у нас теперь есть «множество копий». Произведение искусства оторвано от своей «традиции» и, как следствие, страдает от потери «авторитета» — авторитета, который варьируется от его «существенной продолжительности до свидетельства истории, которую оно пережило». Но в другом, менее известном смысле, аура означает наделение объекта человеческими качествами и эмоциями.Мы представляем себе не то, что смотрим на неодушевленный предмет, а то, что он может оглянуться на нас. Мы попадаем во взаимные отношения с ним, как и с другим человеком. Как пишет Бенджамин в другом эссе, цитируя Пруста: «Некоторые люди, любящие секреты, льстят себе, говоря, что объекты сохраняют что-то от взгляда, который на них упирался». (Способность, казалось бы, взглянуть в ответ. ) » Теперь, как мы предполагаем, обычное прочтение эссе Бенджамина «Произведение искусства» состоит в том, что он описывает неумолимое увядание ауры в эпоху механического воспроизводства.Чрезвычайно проницательно он предвидит удаление произведения из его первоначального времени и места с помощью появляющихся тогда технологий массового воспроизведения: телеграфии, фотографии, кино и — хотя сам он не мог знать о них — телевидения, факс и Интернет. Культурные традиции рушатся; становится все труднее отличить оригинал от копии или говорить о «подлинном» в отличие от «подделки». Произведение теряет свое неуловимое качество «присутствия» по мере приближения вещей посредством их воспроизведения.Искусство аборигенов кажется наглядным тому примером. Ибо на что еще указывает его растущий экономический и политический успех, кроме как на десакрализацию и коммодификацию культуры аборигенов, попытку приблизить ее к непонимающей и легко отвлекаемой белой аудитории? Произведение теряет ощущение своей уникальности и специфики в том, что Бенджамин называет «всеобщим равенством вещей».

Яркая тень | Пути к душе

Когда о тени говорят, ее обычно рассматривают как темную сторону того, кем мы являемся.Он состоит из наших аспектов, которые мы считаем неприятными и неприемлемыми. Мы отвергаем эти аспекты, подавляем их и часто проецируем их на других. Карл Юнг сказал, что тень — это «человек, которым вы не хотели бы быть». Он состоит из элементов, которые не ценятся ни самим собой, ни семьей, ни обществом. Он скрыт и невостребован. Целостность — это процесс восстановления темной тени и интеграции ее в Атман, поэтому ее не нужно проецировать.

Но это еще не все.

В дополнение к темной тени все большее внимание уделяется яркой тени или тому, что иногда называют золотой тенью.Это включает в себя положительные черты и ценные качества, которые мы видим в других, но не претендуем на себя. Многим людям так же или даже труднее заявить о своих самых положительных качествах, как о своих собственных. Красота видна в Голливуде, сострадание в Матери Терессе, храбрость в солдатах, мудрость в Дали-ламе. Мы часто боимся своего света так же сильно, как и своей тьмы.

Я считаю, что этому есть две причины. Во-первых, мы очень преданы историям о своей неполноценности, недостатке любви и травмах, которые мы несем с собой.Эти истории укоренились внутри. Парадоксально, но как бы они ни заставляли нас страдать, от них трудно отказаться. Пока мы считаем себя некомпетентными, мы не будем заниматься сложной деятельностью. Пока мы считаем, что мы — самозванцы в одежде успешного человека, работа с одеждой будет вызывать беспокойство. Пока мы считаем, что нас не любят, мы будем чувствовать себя нелюбимыми. Люди верят в эти вещи, потому что думают, что они то же самое, что они думают о самих себе. Люди находят несчастье в этих верованиях, но они также находят безопасность.Это своего рода пуританство, которое проникает в наше сознание и гласит, что мы не можем доверять себе и должны постоянно следить за каждым своим движением, чтобы оно не выдало гордость, эгоизм или тщеславие.

Но есть еще одна причина, по которой мы проецируем добро. Наша яркая тень призывает нас быть больше. Это сложно, а временами даже страшно. Темная тень держит нас маленькими и слабыми. Золотая тень просит нас раскрыть больше нашего потенциала. Темная тень удерживает нас. Золотая Тень в объятиях дает нам свободу развивать полноту того, кем мы рождены быть.Когда мы перестаем проецировать нашу внутреннюю доброту, мы видим, кто мы есть на самом деле. Неадекватность подавляет уверенность, страх подавляет лидерство, внутренняя критика подавляет творчество. И все же все эти качества находятся внутри нас все время, в любой ситуации и ждут, чтобы их высвободили. Суть нашего существа все время отражает Дух. Как существа, созданные по образу Бога, мы рождаемся с огромным потенциалом.

Как существа, созданные по образу Бога на наших глубинных уровнях, мы Божественны прямо сейчас, в этот самый момент.Мы Бог, которого ищем. Мы не все, что есть Бог; но мы такие, какие он есть. Бог един, не как номер один или только один, но как единое целое со всем, включая нас.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *